Читать онлайн Пророчество Черной Исабель, автора - Кинг Сьюзен, Раздел - 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пророчество Черной Исабель - Кинг Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.24 (Голосов: 34)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пророчество Черной Исабель - Кинг Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пророчество Черной Исабель - Кинг Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кинг Сьюзен

Пророчество Черной Исабель

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

18

Ветер на вершине утеса дул с такой неистовой силой, что волосы Исабель разлетелись в стороны длинными густыми прядями. Она собрала их здоровой рукой и закрутила, пожалев, что из-за раны не может заплести косу.
Справившись с непослушными прядями, девушка огляделась и застыла в восхищении: такого великолепного зрелища ей еще видеть не доводилось. После дождя небо просветлело, хотя ветер продолжал гнать по нему густые сизые облака. Далеко внизу раскинулся лес, над которым, чуть приглушая краски, поднимался легкий туман.
Кругом, сколько хватало глаз, простиралась гладь лесного моря с островами-холмами и затаившимися в глубине сокровищами: серебряными слитками озер и жемчужными нитями рек.
Исабель обернулась. Джеймс стоял рядом.
– Как чудесно отсюда выглядит лес! – воскликнула она. – Я никогда его таким не видела, никогда еще не поднималась так высоко.
– В ясную погоду обзор еще лучше, – ответил довольный Линдсей и махнул рукой на юг. – Вот круглые зеленые холмы Пограничных земель, а вон Ярроу, приток реки Эттрик, – он показал рукой на извилистую серебристую полоску. – И вокруг всего этого – знаменитый Эттрикский лес. Взгляни – узнаешь? Сразу за тем длинным каменистым холмом прячется дом моей тети Элис. В ясную погоду отсюда видны даже тройные вершины Илдонских холмов.
Исабель посмотрела на запад.
– А где Уайлдшоу? – спросила она.
Он не ответил. Гэвин заволновался, поднял крылья, собираясь вновь впасть в буйство, но Джеймс успокоил его несколькими ласковыми словами и тихо ответил:
– Замок Уайлдшоу отсюда не видно. Он находится за тем длинным холмом, на краю речной долины.
– Должно быть, там очень красиво.
– Да, очень, – кивнул Линдсей, и девушка заметила, как у него дернулась от нервного тика щека.
– Отсюда можно следить за всем, что происходит в лесу, – решила сменить тему Исабель. – Наверное, тебе и твоим товарищам это на руку?
– Разумеется, – согласился он. – Мы видим все передвижения англичан в лесу и на окрестных холмах, например, патрульные отряды, направляющиеся в Уайлдшоу и в другие замки. Благодаря Эйрд-Крэгу мы узнаем об их появлении в нашем лесу, стоит им только сунуть сюда свой нос, а уж если враг пробирается в глубь Эттрика по берегу реки, то его видно за много миль.
– Значит, ты знаешь о каждом шаге своих врагов и можешь, когда захочешь, уклониться от встречи? Наверное, англичане просто вне себя оттого, что не могут до тебя добраться.
– Да, они бы многое отдали, чтобы выманить меня из этого логова, – ответил Линдсей и посмотрел на Исабель. – Пожалуй, наблюдение за тем, что происходит внизу, чем-то сродни твоему предвидению. Мы словно заглядываем в будущее: узнаем, с кем, где и когда предстоит нам встретиться, и можем подготовиться к схватке. Правда, с одной оговоркой: мы не можем предвидеть ее последствия.
– И все же твой дар приносит куда более ощутимые плоды, чем мой, – тихо сказала девушка. – Ведь он много лет защищает тебя от врагов.
– Мне очень повезло, – кивнул, соглашаясь, Линдсей. – Я попал в руки англичан только раз, несколько месяцев назад, да и то вдалеке от этого места. Останься я в своем убежище, такого бы не случилось.
Исабель взглянула на его мужественный профиль, потом на прекрасный силуэт хищной птицы у него на руке и спросила:
– А где тебя взяли в плен?
– К западу отсюда, за Уайлдшоу. Мы отправились на встречу с другим отрядом повстанцев и попали в английскую засаду. Несколько моих людей погибли в бою, среди них мой двоюродный брат Том Кроуфорд, младший сын Элис. Тогда же попала в плен и Маргарет.
– Она была с вами?
– Да, она частенько к нам присоединялась. Девушка она сильная, выносливая, бесстрашная, к тому же прекрасно стреляет из лука, а я не из тех, кто отказывается от лишнего бойца только потому, что этот боец – женщина. Увы, в тот злополучный день военное счастье было на стороне англичан. Они захватили нас, уцелевших в бою, и доставили в Карлайл. Я пробыл там до самого лета, потом бежал, а Маргарет забрал Лесли. Он терся среди англичан, всячески выказывая им свое расположение.
– Тогда-то они и отняли у тебя Уайлдшоу?
– Нет, – покачал он головой, – это случилось семь лет назад. Мой старший брат, хозяин Уайлдшоу, погиб в битве при Фолкирке, и замок по праву должен был перейти ко мне. Но английский король включил меня в список баронов, лишенных поместий за отказ принести ему присягу, и объявил меня вне закона.
– Как будто у Эдуарда Длинноногого
type="note" l:href="#n_2">[2]
было право требовать верности у вольных горцев или отнимать у них их землю! – возмущенно фыркнула Исабель.
– Странно слышать такое от невесты человека, недавно переметнувшегося к англичанам, – заметил удивленный Линдсей.
– Я знаю, что справедливо, а что – нет, и брак с Лесли этого не изменит.
Линдсей снова кивнул, на сей раз в знак одобрения, и продолжал:
– Англичане оставили в Уайлдшоу больше сотни солдат. Они превратили мой замок в опорный пункт своей армии, снабжающий провиантом и боевыми машинами ее отряды для набегов на Пограничные земли.
– А ты можешь вернуть его себе и стать новым хозяином Уайлдшоу?
– Я пытался, но ничего хорошего не вышло.
Исабель вспомнила, как несколько дней назад, когда она пыталась спасти розы своей матери в пылавшем саду Аберлейди, Джеймс рассказал, что тоже потерял родное гнездо, сгоревшее в разожженном англичанами огне вместе с теми, кого он любил. Да и Элис потом говорила, что потеря Уайлдшоу тяжким бременем легла ему на сердце.
– Что произошло, Джейми? – тихо спросила она.
Он устремил невидящий взор на мглистый лес, вздохнул и принялся что-то нежно нашептывать своей птице, почесывая ей грудку.
Исабель ждала. Он наверняка слышал ее вопрос и обдумывал, как на него ответить. Однако молчание затянулось, и девушка начала сомневаться, что он решится на ответ.
– Я любил приходить сюда с Астолат, – вдруг признался Линдсей. – Каждый из нас высматривал свою добычу: я – англичан, она – жаворонков, тетеревов и куропаток. Если мне нужна была дичь, я пускал Астолат, и она никогда не возвращалась без добычи. Если же я ее не отпускал, она спокойно сидела у меня на руке, не обращая внимания на пролетавшую мимо дичь.
– Ты говорил, это была поистине замечательная птица.
– Да, таких больше нет, – согласился Линдсей, оглядывая лес прищуренными глазами. – Мой брат владел Уайлдшоу, а я все больше времени проводил с Уоллесом и его друзьями. Отсюда, из леса, я наблюдал за теми, кто направлялся в наш замок. Вскоре после битвы при Фолкирке, в которой погибли мой брат и двое кузенов, старших сыновей Элис, я отправился домой, а потом провел день-два у Элис. От нее я вернулся сюда, на Эйрд-Крэг, чтобы… закончить кое-какие дела, связанные с подготовкой к восстанию. Я оставил Уайлдшоу всего на несколько дней… В то утро, заметив внизу большой отряд английских солдат в доспехах, при полном вооружении – они явно направлялись куда-то воевать, – мы с ребятами спустились вниз разведать куда. Оказалось, в Уайлдшоу. Если бы не Астолат, я бы с тобой сейчас не разговаривал…
Гэвин заерзал, захлопал крыльями, и Линдсей прервался, чтобы успокоить нервную птицу. Слушая его ласковый шепот, Гэвин притих, угроза нового припадка миновала. Исабель терпеливо ждала, когда Джеймс возобновит свой рассказ.
– Умница Астолат первой заметила опасность, – наконец продолжил горец. – Сидя у меня на руке, она подняла крылья, закрыв меня от лучника, и стрела, предназначенная мне, вонзилась в ее грудь. – Он помолчал и со вздохом добавил: – В тот же миг ее не стало.
У Исабель перехватило дух от волнения и сострадания.
– Думаешь, она поступила так намеренно?
– Вряд ли. По-моему, ловчие птицы на такое не способны. Правда, Астолат была особенной, непохожей на других. Мои товарищи видели, что случилось, и потом утверждали, что она пожертвовала собой ради меня.
– Какая страшная потеря, ведь ты к ней очень привязался…
– Да, привязался, насколько можно привязаться к ловчей птице. Астолат была сама решительность и преданность: не сравнить с большинством людей из тех, что я знал… за исключением, пожалуй, двух – одного мужчины и одной девушки.
Исабель догадалась, что мужчина, о котором говорил Джеймс, это наверняка Уоллес. А вот кто эта девушка? Когда Линдсей упомянул о ней, его голос потеплел, и у Исабель кольнуло сердце. «Господи, неужели я его ревную?» – испуганно подумала она. Да, она ревновала его: к птице, которую он так любил, и к неизвестной девушке, к которой он, по всей видимости, тоже испытывал очень сильное чувство.
– Похоже, слова «преданность» и «верность» для тебя не пустой звук, – заметила прорицательница.
– Да, я придаю им огромное значение, – с вызовом ответил Линдсей.
– Ты любил девушку, о которой упомянул?
– Любил… по-своему, – проговорил Линдсей. – Ее звали Элизабет, Лиззи… Мы с ней были очень молоды, мало что знали о любви, о человеческой природе, но я очень увлекся: Лиззи покорила меня своей безграничной добротой, и смеялась она, будто колокольчик звенел… – На мгновение его лицо осветилось грустной улыбкой и снова стало серьезным. – Когда я ушел из семинарии, по желанию моего отца нас обручили: он решил, что после свадьбы я остепенюсь. Но то и дело вспыхивали войны, я ушел к Уоллесу, поэтому бракосочетание несколько раз откладывалось.
Он замолчал, и в течение нескольких минут тишину нарушали только шум ветра да клекот вновь забеспокоившейся птицы.
– Элизабет была таким же преданным существом, как Астолат, – кашлянув, вновь заговорил Джеймс, и в его голосе звучала неизбывная печаль. Казалось, самый воздух вокруг сгустился, наполнившись его тоской. – Бедная, славная девочка, она погибла ужасной смертью вскоре после убийства Астолат.
– Она находилась в Уайлдшоу, когда его захватили англичане? – упавшим голосом предположила Исабель.
– Да. После смерти моих родителей ей пришлось присматривать за хозяйством, ведь мы с братом часто отлучались. Астолат погибла рано утром, а в полдень в пожаре, вспыхнувшем от огненных стрел англичан, заживо сгорела Лиззи. Мерзавцы ворвались в горящие ворота и перебили всех уцелевших, кого сочли недостаточно ценными заложниками. Спастись удалось только одному человеку. Он и рассказал мне потом, как умерла моя Лиззи. – Джеймс закрыл глаза и уронил голову на грудь.
– Милостивый боже! – прошептала потрясенная Исабель, глядя на него с ужасом и состраданием. – И ты видел пожар?
– Да, я видел, как пылает мой замок, слышал крики погибавших… Увы, мы не могли их спасти, ведь нас было всего семьдесят пеших против почти двух сотен вооруженных до зубов всадников. Мы вступили в бой и заставили англичан дорого заплатить за эту подлость, но победа осталась за ними – после тяжелого поражения в битве при Фолкирке наш боевой дух был подорван.
– Ты знаешь, кто напал на Уайлдшоу?
– Лишь отчасти. Но я видел рядом с командиром англичан Ральфа Лесли.
– Не думаю, что он тогда был на их стороне.
– Почему же? Он уже тогда прославился частой сменой союзников. Я уверен, что видел Ральфа Лесли среди англичан, напавших на Уайлдшоу, потому что помню события того страшного дня так ясно, словно они произошли вчера. А прошлой весной Лесли был в отряде англичан, который захватил меня и Маргарет.
– Да, у тебя есть причина ненавидеть англичан… и Ральфа, – заметила Исабель.
– Есть… – хрипло отозвался Линдсей. – Я кинулся в пламя, чтобы спасти Лиззи и всех, кто остался в замке. Клянусь, я бы это сделал! – выкрикнул он и посмотрел на девушку затуманенным невыплаканными слезами взглядом. – Но я был ранен, и товарищи меня оттащили.
– Господи, – ахнула Исабель. – Помнишь, Ральф рассказывал Элис, как якобы пытался спасти меня в Аберлейди? Джейми, он точно был в Уайлдшоу! Он видел, как ты пытался вытащить из огня Лиззи, и решил приписать твой поступок себе.
– Похоже на то, – вздохнул Линдсей.
– Ральф лгал, – повторила девушка, – а вот ты и вправду пытался спасти возлюбленную ценой собственной жизни.
Он отвернулся и стал смотреть вдаль, заливаясь пунцовым румянцем. Исабель охватила жалость к этому много страдавшему человеку. Она подошла ближе и, положив руку на его твердое мускулистое плечо, проговорила с участием:
– Джеймс, не кори себя за гибель Лиззи, ты не мог ее спасти, только сам сгорел бы в огне. Мне очень жаль, что ты потерял невесту… но я рада, что ты остался жив.
Его сумрачное лицо на мгновение просветлело, он быстро взглянул на нее и тотчас снова отвел глаза.
– Я с лихвой отплатил англичанам за ее смерть, – проговорил он тихо. – Неделями, месяцами я подстерегал их в лесу и убивал, как бешеных собак. Но кровь не могла утолить мою боль… – Он тяжело, всей грудью, вздохнул. – Внутри меня словно появилась пустота, которая росла после каждого нового убийства.
Рука Исабель скользнула вниз, коснулась его пальцев, и Линдсей ухватился за нее, как утопающий хватается за соломинку.
– Джейми, ты слишком много страдал, – сказала девушка. – Месть не может утолить боль и гнев.
– Молитва тоже, – с горечью заметил он и сжал ее пальцы. – Теперь я знаю: от моей душевной раны нет лекарства, и мне, наверное, никогда не обрести покоя. Но я не жалуюсь. Боль закалила мое сердце, сделала меня сильнее; душа словно заледенела. Я преследовал англичан с беспримерной жестокостью, и вскоре одно имя Сокола Пограничья стало наводить на них страх. Англичане дали слово расправиться со мной во что бы то ни стало, но уже долгие годы не могут его сдержать.
– И продолжают за тобой охотиться, – прошептала девушка.
– Я был в плену всего один раз, в Карлайле, и англичане чуть не вынули из меня душу. Но ничего, они еще об этом пожалеют.
– Что ты хочешь сказать?
Он покачал головой и выпустил ее руку, потом наклонился к птице и стал почесывать ей грудку.
– Удивительно, что мне приходится вновь натаскивать сокола, – со вздохом проговорил он. – После гибели Астолат я поклялся больше никогда не держать ловчих птиц, чтобы они не напоминали мне о ней.
– Но этот молодой бестолковый сокол нуждается в твоей помощи, – напомнила Исабель.
Линдсей лишь печально улыбнулся в ответ. Исабель порадовалась, что он немного приоткрыл ей свою душу. Правда, он не хотел рассказывать о самой темной поре своей жизни: о том, что случилось в английском плену и после него.
Исабель понимала: такой упрямец ни за что не станет отвечать на ее вопросы о событиях, из-за которых он прослыл предателем. Но чем ближе она его узнавала, тем сильнее сочувствовала ему. Теперь Джеймсу было бы очень трудно убедить ее, что он действительно предатель.
– Значит, после падения родового замка ты остался на Эйрд-Крэге и продолжал выступления против англичан вместе с Уоллесом? – спросила она.
– Да, – кивнул он. – Ко мне присоединились арендаторы из Уайлдшоу, крестьяне, которых англичане лишили еды и крова. Мы не только воевали плечом к плечу с Уоллесом, но и действовали на свой страх и риск. Я часто встречался с Уиллом, и мы обсуждали план действий. Мой из рук вон плохо экипированный отряд состоял в основном из обездоленных бедняков. У них не было ничего, кроме незамысловатого крестьянского оружия да худой одежонки. Разумеется, наши силы не шли ни в какое сравнение с боевой мощью англичан. Поэтому мы решили действовать хитростью: нападали в лесу из засады. Но сколько мы ни убивали врагов, на их место всегда приходили новые, их становилось даже больше, чем раньше.
Исабель слушала его, разглядывая широкую панораму леса. Вдруг она краем глаза уловила какое-то движение. Она пригляделась. Над деревьями кружил, легко лавируя в воздушном потоке, сокол. Вот он высмотрел добычу, камнем рухнул вниз и исчез из виду.
– Я уверена, в один прекрасный день ты вернешь себе и дом, и все, что тебе по праву принадлежало, Джеймс, – сказала Исабель, поворачиваясь к собеседнику.
– Надеюсь, это не предсказание?
– Не понимаю, – нахмурилась девушка. – Разве ты не хочешь вернуть Уайлдшоу?
– Вернув его, я буду вынужден сразу же его разрушить.
– Горе так ожесточило тебя?
– Да, я ожесточен, – признал он, – но не это станет причиной разрушения моего замка. Пойми, наша родина – бедная страна, у нас нет ни провианта, ни оружия, чтобы держать во всех замках вооруженные отряды, способные противостоять завоевателям. Мы в состоянии защищать только основные цитадели, составляющие мощь страны, а небольшие, не имеющие существенного значения замки следует отдать врагу. К сожалению, ни Уайлдшоу, ни Аберлейди не назовешь цитаделями, от них не зависит судьба страны.
– Но в маленьких замках тоже живут дворяне и их семьи… Уайлдшоу может снова стать твоим домом.
– Господи, да какой я дворянин! – махнул рукой Линдсей. – Чем я владею? Замком, в котором уже много лет не был? Эттрикскими оленями, которых английский король объявил своей собственностью? Землей, с которой вышвырнули моих арендаторов? Нет, я не дворянин, я разбойник, объявленный вне закона изгой, обобранный и никому не нужный.
– Как это никому не нужный? А твоя тетя, твои товарищи по оружию? Они тебя любят и уважают. Да ты давно уже стал легендой здешних мест!
Линдсей покачал головой:
– Я утратил право на их уважение так же, как потерял имущество, честное имя и дело всей жизни. Теперь у меня есть только то, чего нельзя ни измерить, ни отнять, – он обвел рукой вокруг себя, – небо, лес, холмы и беспрестанно дующие над ними ветры.
– Ты властелин ветров! – воскликнула Исабель.
– Кто? – не понял Линдсей.
– Властелин ветров, – повторила девушка и тоже обвела вокруг здоровой рукой. – Теперь твои владения здесь, на этой обдуваемой всеми ветрами вершине. На Эйрд-Крэге ты обрел нечто большее, чем замок и имущество, – свободу. Где-где, а здесь англичанам до тебя не добраться, не заставить присягнуть королю Эдуарду. Ты – свободный человек, сам себе хозяин, а они – рабы, придавленные к земле своими железными доспехами, награбленным имуществом, алчностью и злобой своего короля. Борясь за избавление Шотландии от английского засилья, ты многим пожертвовал, но многое и приобрел: безграничную свободу для себя и надежду на освобождение для других.
– Теперь я понял, – потрясенно пробормотал Линдсей, – ты считаешь, что я – тот самый властелин ветров из твоего пророчества…
– Да, я только сейчас сообразила, что выражения «лесной сокол» и «властелин ветров» означают одно и то же: свободный человек, которого невозможно покорить. Он поднимается над остальными людьми, как сокол над лесом, совсем как тот, что летает сейчас внизу.
Линдсей прищурил глаза, о чем-то напряженно размышляя; у него на щеке по-прежнему билась нервная жилка.
– Значит, в предсказании действительно упомянут я, – хмуро сказал он.
– Я назвала тебя предателем по ошибке, – поспешно добавила Исабель. – Теперь, познакомившись с тобой поближе, я уверена, что ты не мог предать Уоллеса. Ты человек чести.
– Ты ошибаешься. Я отнюдь не человек чести и не безупречный рыцарь, на досуге выводящий девушек из осажденных замков и попутно излечивающий их поцелуем от слепоты…
– Те, кто чернит твое имя, просто тебя не знают. У тебя честное, благородное сердце.
– Опять ошибаешься, – еще больше помрачнел Линдсей. – Я – подлый предатель. Я пробрался в твой замок, похитил тебя, сделал заложницей, а потом уговорил обманом выманить у жениха выкуп.
«Если ты и похититель, то похитил ты только мое сердце», – чуть не сорвалось с ее губ, но она вовремя спохватилась и сказала:
– Да, все так, и тем не менее ты честный человек.
– Ты так в этом уверена, Черная Исабель? – переспросил он тихо, но явственно, несмотря на шум ветра.
– Уверена. Я потому и осталась с тобой, что знаю: ты не мог совершить предательство. Я тебе верю.
Он пристально посмотрел на нее блестящими, как сапфиры, глазами и медленно повторил за ней, как будто вдумываясь в смысл ее слов:
– Ты мне веришь…
Сильный порыв ветра ударил ему в лицо, но Джеймс, не дрогнув, продолжал смотреть в глаза девушке. Сокол у него на руке забеспокоился, заклекотал, тревожно поглядывая то на хозяина, то на девушку.
– Верю, – горячо сказала она. – И Элис верит, и твои люди. Почему ты так упорно не хочешь этого замечать? Никто из нас не считает тебя предателем, сколько бы ты ни твердил нам об этом.
– Просто ты не знаешь обо мне всей правды.
– Так расскажи!
Он молчал, продолжая сверлить ее своими пронзительно-синими глазами. Ветер ерошил и раздувал его густые длинные волосы, реявшие в воздухе, как темно-золотой штандарт.
– Нет, – покачал он головой.
– Но почему? Ты уже поделился со мной своими горестями, откройся же до конца, облегчи душу!
Он печально улыбнулся и погладил Исабель по щеке, потом по губам. Задрожав от сладостного волнения, она закрыла глаза. Он придвинулся к ней и склонился к ее лицу, почти касаясь его; теплая ладонь Линдсея скользнула ей на шею и обхватила затылок. Теперь его губы были так близко, что она чуть отодвинулась, откинув назад голову.
– Я тоже проникся к тебе доверием, милая, – пробормотал шотландец, – хотя доверчивым меня не назовешь. Твоя вера прибавляет мне сил, возвращает желание жить и бороться, но правда ее убьет, вот почему я не хочу посвящать тебя в свою тайну. Господи, если бы ты знала, как мне нужно, чтобы ты и дальше в меня верила…
Он притянул Исабель к себе и прильнул к ее рту, как изнывающий от жажды путник приникает к живительному источнику. Она обняла Джеймса здоровой рукой и отдалась неге поцелуя. Властные губы шотландца ласкали ее так горячо и нежно, что вскоре у нее исчезло ощущение каменной тверди под ногами – девушке показалось, что ветер подхватил ее, закружил и унес в небесную даль.
Внезапно Гэвин сорвался с хозяйской перчатки и повис на кожаных ремешках, тщетно молотя крыльями воздух. Испуганно ахнув, Исабель отскочила от Линдсея.
С досадой посмотрев на птицу, он одним ловким движением руки помог ей вновь принять вертикальное положение – вцепившись когтями в ремешки, сокол с недовольным клекотом тяжело плюхнулся на свое место. Хозяин скривился от отвращения, но, пересилив себя, вновь начал успокаивать птицу ласковым бормотанием и даже несколько раз спел строчку из ектеньи; наконец его питомец притих, крепко вонзив когти в перчатку.
Шотландец поднял глаза на Исабель.
– Похоже, у этой бестолковой птицы больше здравого смысла, чем у меня, – невесело усмехнулся он. – Я должен еще раз попросить у тебя прощения за свою несдержанность.
– В этом есть и моя вина, – ответила Исабель, вся еще во власти той могучей силы, которая толкнула их в объятия друг друга.
– Я повел себя недостойно, ведь ты находишься под моей защитой, к тому же не сегодня-завтра ты вернешься к жениху… Но не беспокойся, я не дам Ральфу Лесли еще одного повода желать мне смерти, а тебе – сожалеть о том, что ты согласилась на мою просьбу.
– Вот видишь, это слова человека чести, – сказала Исабель, заглядывая ему в глаза.
Линдсей крепко сжал ее руку, словно опасаясь, что она уйдет, и стал смотреть на лес.
– Видишь, над деревьями кружит сокол? – спросил он.
– Да, к западу отсюда.
– Судя по размеру, это самка краснохвостого сокола и, похоже, не дикая. Наверняка хозяин где-то рядом – поджидает ее с добычей.
– Как она прекрасна! – прошептала девушка, восхищенно следя за величавым парением птицы. Та, сделав несколько кругов, высмотрела добычу и камнем бросилась вниз. – Скоро сэр Гэвин будет летать не хуже, – добавила Исабель.
– Вряд ли, – вздохнул Линдсей, с сомнением взглянув на своего питомца, который, словно чувствуя, что речь зашла о нем, взмахнул крыльями и распушил на груди перья. – Скорее всего, упрямца придется оставить в покое и отпустить, как только у него заживет крыло. Кстати, ты видишь всадников вон за теми деревьями? – спросил он, вновь переведя взгляд на лес.
– Где? – приставив ладонь ко лбу, Исабель посмотрела туда, куда он показывал. – Ой, там что-то блестит!
– Доспехи, – пояснил Линдсей. – Это солдаты идут куда-то из Уайлдшоу. Нам лучше уйти, – он потянул ее за руку, – они могут нас заметить. Не стоит рисковать; к тому же я хочу кое-что тебе показать.
Исабель покорно последовала за ним, но на душе у нее было неспокойно: она чувствовала, что, когда придет время, ей может недостать сил покинуть это дикое место и его несгибаемого обитателя, такого сильного и такого ранимого…
А при одной мысли об объятиях жениха ее охватило отвращение.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Пророчество Черной Исабель - Кинг Сьюзен

Разделы:
Пролог3 августа 1305 года123456789101112131415161718192021222324252627282930ЭпилогРеквием

Ваши комментарии
к роману Пророчество Черной Исабель - Кинг Сьюзен



Суперский роман, ,,, здесь есть все история, горцы, любовь, предательство и еще много чего настоятельно рекомендую.
Пророчество Черной Исабель - Кинг Сьюзеннека я
26.04.2013, 19.28





HOROSHII ROMAN!
Пророчество Черной Исабель - Кинг СьюзенKATRINA
30.04.2013, 19.41





Милый роман. Нежный. Очень много диалогов. И... голос у героя просто завораживающий). Такое ощущение, что я на самом деле его слышала).
Пророчество Черной Исабель - Кинг СьюзенАйрин
23.05.2013, 20.13





Зря читала .. Может кому и понравилось , но на мой взгляд пустой сюжет , долгии уроки орнитологии , ничего яркого, скучно 4/10
Пророчество Черной Исабель - Кинг СьюзенVita
13.05.2014, 18.24





Роман действительно хороший. Главный герой немножко зациклен на самокопании, но не могу сказать, что это что то портит))) Прочитала с удовольствием.
Пророчество Черной Исабель - Кинг Сьюзенdeasiderea
5.12.2014, 2.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100