Читать онлайн Пророчество Черной Исабель, автора - Кинг Сьюзен, Раздел - 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пророчество Черной Исабель - Кинг Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.24 (Голосов: 34)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пророчество Черной Исабель - Кинг Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пророчество Черной Исабель - Кинг Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кинг Сьюзен

Пророчество Черной Исабель

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

15

Повторное приглашение возымело действие: Исабель очнулась от оцепенения и села рядом с Джеймсом. Он дотронулся до ее руки, и от легкого прикосновения его пальцев по ее телу разлилось ласковое тепло. Она встретилась с ним взглядом и затрепетала.
– Значит, по-вашему, может случиться так, что мне уже не понадобится мое оружие для защиты? – спросила она. – Приступы слепоты и провалы памяти могут пройти?
– Если вы примиритесь со своим даром, – ответил он. – Знаете, в семинарии нас учили во всем – в предметах, событиях, мыслях – видеть сложные символы, отражающие связь двух царств, земного и небесного. Вот и ваша перемежающаяся слепота тоже имеет символическое значение: это отражение вашей внутренней борьбы.
– Пастор Хью тоже говорил нечто подобное, правда, по его мнению, господь насылает на меня слепоту в знак того, что женщина недостойна знать его божественный промысел.
– Сомневаюсь, – поморщился Линдсей. – Вполне возможно, что эти приступы не имеют к божьей воле никакого отношения, а происходят из-за ваших собственных страхов. Я слышал, бывает, что слепота проходит сама собой, даже когда случай считается совершенно безнадежным. За примером далеко ходить не надо: мой дядя Найджел, потерявший один глаз, однажды ослеп и на второй, и тогда одна мудрая знахарка, к которой он обратился за помощью, сказала, что он ослеп… из-за страха ослепнуть, и прозреет, когда перестанет бояться слепоты. Вот какой парадокс! Дядя глубоко задумался над ее словами, и что бы вы думали? Через неделю зрение чудесным образом вернулось.
– Но я-то не боюсь своего дара, – серьезно возразила Исабель.
– Возможно, вы боитесь ожиданий, которые с ним связывают окружающие, требующие от вас все новых и новых предсказаний.
Она задумалась, потирая пальцами лоб:
– Наверное, вы правы…
– Иногда в себе трудно разобраться без посторонней помощи, – тихо заметил Линдсей, снова прислоняясь к стене.
– И вправду трудно. К тому же у слепоты может быть множество других причин.
– Расскажите, почему вы так настойчиво расспрашивали близких о предсказании, которое касалось Уоллеса?
Птица на руке у горца пискнула и шевельнулась.
– Понимаете, – со вздохом ответила Исабель, подумав: «Господи, как трудно объяснить все постороннему человеку!», – когда начинаются видения, передо мной словно разворачивается красочная картина, я не только вижу все, что там происходит, но и понимаю ее смысл. Но когда видению приходит конец, оно выпадает из памяти. Хотя отец и пастор считают, что значение символов выше моего понимания, я прекрасно осознаю все, что вижу. Вот и в тот злополучный день я поняла, что меня посетило исключительно важное видение, которое нужно обязательно запомнить.
– Но почему?
– Я очень встревожилась, ведь оно предрекало Уоллесу предательскую ловушку и мучительный конец! Вот я и хотела предупредить вождя повстанцев об опасности, потому что уже убедилась в точности своих предсказаний. Правда, их реальный смысл иногда понять труднее, чем символический.
– И что же, предупредили? – спросил Линдсей, не сводя с нее напряженного взгляда.
– Я написала Уоллесу записку и попросила отца ее отправить, – сказала девушка, стискивая руки. – Он пообещал, хотя, как и пастор Хью, и сэр Ральф, повел себя странно. Увы… – ее голос дрогнул, – моя попытка спасти Уоллеса провалилась, он погиб, и, как я и боялась, смерть его была ужасной.
Она замолчала, борясь с подступившими слезами.
– Если Уилл получил вашу записку, то наверняка был вам очень благодарен за заботу, – поспешил утешить ее Линдсей. – Он очень почитал людей, обладающих провидческим даром, и как-то с уважением отозвался о ваших предсказаниях. Да Уилл и сам был не чужд этому дару: ему иногда снились пророческие сны. Поэтому я сомневаюсь, что его нужно было предупреждать об опасности.
– Но разве я могла промолчать, когда над ним нависла смертельная угроза? – воскликнула Исабель и, больше не в силах сдерживаться, заплакала.
Джеймс ласково отер большим пальцем мокрую щеку девушки и положил руку ей на плечо. Полная раскаяния и сердечной боли, Исабель была рада этому проявлению сочувствия.
– Как и вы, я тоже пытался ему помочь… – тихо проговорил он.
– Правда? – прошептала она, прислоняясь виском к холодной стене пещеры. Теперь его глаза были совсем рядом.
– Да. Что бы обо мне ни говорили, я сделал попытку освободить Уоллеса, когда его схватили. Но не преуспел, как и вы.
– Что вы сделали?
– Спрятался за деревьями и стал стрелять по негодяям, которые его избивали. Меня терзало раскаяние, я был вне себя от ярости и посылал одну стрелу за другой. Мне наверняка удалось убить нескольких мерзавцев. Казалось, когда их станет не так много, я смогу освободить Уилла или хоть дать ему шанс бежать. Ничего не вышло…
– Вы сказали, что испытывали раскаяние?
– Что было, то быльем поросло, – уклончиво ответил он. – Мы оба потерпели неудачу.
Теперь уже Исабель положила руку ему на плечо.
– Не мучайте себя, – сказала она, – несмотря ни на что, вы помогли Уоллесу.
– Но он мертв…
– Он видел, как вы вступили за него в бой?
– Наверное…
– Он понимал, что вы готовы отдать за него жизнь?
– Пожалуй… – подумав, согласился Линдсей.
– Значит, вы ему помогли, – твердо произнесла девушка. – Ведь Уоллес знал, что в этот страшный час он не один, что его друг рядом и бьется за него не на жизнь, а на смерть. Поверьте, благодаря вашему отчаянному поступку ему стало намного легче.
– Спасибо… Мне это никогда не приходило в голову, – благодарно пробормотал Джеймс и вдруг, подавшись вперед, приник к ее губам.
Исабель запрокинула голову, впитывая тепло и нежность поцелуя, которые, постепенно растекаясь, заполнили все ее существо.
Наконец Линдсей оторвался от ее губ и отодвинулся. Сидевший на его руке сокол встрепенулся и негромко заклекотал.
– Что это было? – спросила девушка, заглядывая Джеймсу в глаза.
– Благодарность за то, что на сей раз вы помогли мне прозреть.
– Неужели?
– Вы раскрыли мне глаза на то, чего я раньше не замечал, – проговорил он и горько усмехнулся: – Наверное, я действительно в чем-то помог Уиллу Уоллесу, хотя и не смог спасти ему жизнь. Вы даже не представляете, как много это для меня значит.
– А вы объяснили причину моей временной слепоты, – заметила девушка, стараясь скрыть волнение, – и с моей стороны было бы невежливо вас не поблагодарить…
Линдсей взглянул на нее, и на его губах заиграла озорная улыбка: он понял, куда клонит Исабель.
С бурно бьющимся сердцем девушка наклонилась к нему и закрыла глаза в предвкушении божественной сладости нового поцелуя.
Джеймс был так близко, что его дыхание согревало ей щеку…
– Нет, милая… – вдруг прошептал он и провел пальцем по ее жаждущим поцелуя губам.
Девушка удивленно открыла глаза.
– Не надо… – повторил он. – Я недостоин твоего доверия.
– Но я верю тебе, Джейми, что бы ты ни говорил, – ответила она тоже шепотом, с нежностью оглядывая его красивое мужественное лицо с чувственным ртом, все в золотистых бликах от неяркого света жаровни.
– Если я прикоснусь к тебе еще хотя бы раз, – ответил он своим завораживающим голосом, – то у моих гонителей появится повод обвинить меня в преступлении более тяжком, нежели просто похищение…
Сердце Исабель забилось так, словно хотело выскочить из груди.
– А если я прикоснусь к тебе? – тихо спросила она и положила ладонь на теплую, колючую от двухдневной щетины щеку Джеймса.
– Не делай этого… – прошептал он и закрыл глаза.
Она ощутила, как под ладонью пульсирует жилка, передавая ровное, сильное биение его сердца, и, завороженная этим ритмом, как раньше – движением руки и пением Линдсея, прильнула к нему.
Закрыв глаза, она стала гладить его лицо – лоб, скулы, рот… Его дыхание согревало ей пальцы.
– Исабель… – пробормотал Линдсей. Она почувствовала, что его губы целуют ее ладонь.
Вдруг он застонал, обхватил одной рукой ее голову и впился ей в рот, как тогда, в лесу, когда они прятались в папоротнике. Стены пещеры закачались и исчезли, горячая волна подхватила Исабель и понесла, словно сорвавшуюся с якоря шхуну; единственным, что теперь связывало ее с внешним миром, было прикосновение Джеймса, его дыхание.
Не отпуская ее губ, его рот стал медленно, плавно двигаться вверх и вниз; сладостная дрожь охватила девушку, заставляя подчиниться, ответить…
Сокол беспокойно пошевелился и вскрикнул. Линдсей оторвался от нее, буркнул что-то сквозь зубы – ругательство, как показалось девушке, – и отодвинулся, потом опустил руку с птицей на колено и поправил волосы. Вид у него был очень недовольный.
С пылающими щеками, тяжело дыша, Исабель склонила голову. Ей стало стыдно за свое неподобающее поведение.
– Простите меня, – пробормотала она. – Я вела себя глупо.
– Что вы, миледи, – с досадой покачал головой Линдсей, – это я вел себя глупо. Господи, ну почему все идет не так? Сначала осада, потом этот сокол, теперь вот вы…
– Я?
– Ну конечно! Вы – самое большое из моих затруднений. Я-то думал, что легко справлюсь с прорицательницей из Аберлейди! Что мне до нее и что ей до меня? Только и заботы, что вывести ее из замка, спрятать в пещере, известить Лесли, что его невеста в моих руках, и обменять ее на Маргарет.
– Значит, я для вас по-прежнему всего лишь заложница? – спросила Исабель, закрывая ладонью глаза, чтобы он не увидел навернувшихся на них слез.
– Если бы… – не глядя на нее, со вздохом отозвался Линдсей. – Мне хотелось бы от вас много большего… И прости меня боже за такие помыслы…
Она подняла голову. Он сидел, отвернувшись. Буря возмущения поднялась у нее в душе. Только что он целовал ее так жарко, так страстно, а теперь так жестоко оттолкнул, даже взглянуть в ее сторону не хочет!
– Появись здесь Ральф и предложи он обменять меня на Маргарет, вы бы, конечно, согласились… – с горечью продолжала девушка.
– Не знаю… Вряд ли… Скорее я бы предоставил своей кузине самой позаботиться о себе, тем более что ей это вполне по плечу, а вас бы предпочел оставить.
– Вот как, «оставить»! – оскорбилась она. – Как будто я ловчая птица, которую вы выиграли на спор.
– Поверьте, у меня и в мыслях не было вас обидеть.
– Но вам это блестяще удалось. И как вы смеете пренебрегать безопасностью Маргарет? – воскликнула она.
Сокол испуганно вскрикнул и замахал крыльями. Джеймс с усталой покорностью принялся почесывать ему грудку и шейку под клювом, шепча ласковые слова.
Исабель хмуро молчала, полная негодования и в то же время смущенная: ее неодолимо тянуло к этому человеку.
– Ну что, успокоился, Гэвин? – тихо спросил у птицы Линдсей. – Вот и хорошо. Бедный мальчик, мы совсем забыли, что ты все еще в колпачке, но это легко исправить… – Он снял колпачок, и в тусклом отблеске тлеющих углей блеснули золотистые глаза. – Ты снова прозрел, славная птичка, и тебе даже не придется никого за это целовать.
Исабель прыснула от смеха, а Линдсей сказал с улыбкой:
– Я должен извиниться перед вами.
– Да, причем не один раз.
– Ну, по крайней мере один раз точно, – усмехнулся он. – Я ведь не верил рассказам о ваших видениях, Исабель, сомневался в вашей искренности, считая вас участницей заговора против Шотландии. Но теперь я знаю, что вы не виноваты в гибели Уоллеса и не имели намерения очернить мое доброе имя.
– Вы меня подозревали? – изумленно переспросила она.
Линдсей пожал плечами:
– Да. Я же вас тогда не знал.
– Я тоже вас не знала, когда считала предателем.
– Но я действительно предатель, – с горечью подтвердил горец.
– Не верю, – убежденно проговорила Исабель, коснувшись его руки.
– Что, уже попали под влияние Элис? – невесело усмехнулся он.
– Не без того, хотя я и без Элис знаю, что вы не способны на такую подлость. Расскажите, почему вы считаете себя предателем?
– Нет, – покачал он головой и прислонился затылком к стене. – Это слишком грязная история, чтобы рассказывать ее кому бы то ни было.
– Пожалуйста, Джейми, – прошептала она.
– Нет, она не для твоих ушей.
– Расскажи, я очень прошу!
– Нет, и не настаивай.
Он замолчал и с отрешенным видом закрыл глаза.
– Тогда расскажи, что я предсказала тебе, – предложила Исабель.
Линдсей открыл глаза и нахмурился.
– Зачем? – спросил он. – Ты же и так знаешь.
– Не совсем, – покачала она головой. – Пастор Хью рассказал мне, что я предрекла Уоллесу, но его слова несколько отличались от тех обрывочных воспоминаний, что сохранились в моей памяти. Вероятно, он ошибся при записи. О тебе же пастор так ничего и не сказал, только потом, много позже, до меня дошли слухи, будто я предсказала, что Уоллеса предаст Сокол Пограничья. Скажи, как звучало пророчество на самом деле?
– Хорошо, слушай. – Он закрыл глаза и начал негромко, нараспев: «Сокол из башни и лесной сокол объединятся, чтобы предать орла. Лесной сокол – это властелин ветров. Он выдаст врагам своего брата орла ночью, когда тот, ничего не подозревая, уснет у себя в гнезде. Лесной сокол потеряет белое перо и спасется – сбежит через вересковую пустошь и лес. А орел потеряет сердце…»
– Да, теперь припоминаю, я видела нечто подобное, – кивнула помрачневшая девушка. – Орел – это, конечно, Уоллес.
– Да, он и впрямь напоминал орла.
– В тебе тоже есть что-то от благородной хищной птицы, недаром же тебя прозвали Сокол Приграничья. Но почему предательство стали приписывать тебе? Я же не упоминала ни имени, ни прозвища?
– Но ты упомянула лесного сокола, а я уже многие годы живу в лесу. К тому же я давний соратник Уоллеса и пользуюсь стрелами с белым оперением.
– А кто такой сокол из башни?
– «Соколом в башне» сокольничие называют птицу, взмывающую вверх перед тем, как броситься на добычу. Как видишь, я подхожу и под это определение.
– А кто такой властелин ветров?
– Непонятно, – покачал он головой. – Но, как бы то ни было, люди стали говорить, что Уоллеса предал именно я.
– Прости меня, Джейми, – прошептала охваченная сожалением девушка, – я не хотела причинять тебе зла, я даже не слышала тогда о твоем существовании…
– Верю. Но ты должна знать, что я все же приложил руку к тому, что случилось с Уиллом.
– Каким образом? Ты же пытался его спасти!
Линдсей накрыл ее руку своей, давая понять, что не желает об этом говорить.
– Что сделано, то сделано, – пробормотал он, – хватит об этом. Моего друга уже не вернешь, и о его гибели я горюю куда больше, чем о потере своего честного имени.
– Но, Джейми…
Сокол снова встрепенулся, и Линдсей стал осторожно покачивать рукой, на которой сидела птица, успокаивая ее.
– Тихо, тихо, птичка, – проговорил он вполголоса и посмотрел на девушку. – Наверное, ты сердишься на меня, Исабель, но все же я прошу тебя о помощи: не давай мне заснуть. Ждать осталось недолго: еще одна бессонная ночь и день, и сокол станет совсем ручным.
– Я вовсе не сержусь, – ответила Исабель и, заглянув ему в лицо, освещенное тусклым светом жаровни, осунувшееся, бесконечно усталое, добавила: – Может быть, ты все-таки немного поспишь, а я подержу сокола?
– Наверное, можно попробовать, – согласился он. – Хотя хищные птицы по натуре одиночки, они обычно спокойно переносят присутствие двух человек – сокольничего и своего хозяина.
– Гэвин вроде бы ничего не имеет против моего общества, – заметила Исабель, глядя на птицу. – Правда, Гэвин? Что ты об этом думаешь, добрая птичка?
Сокол склонил голову набок, как будто прислушиваясь к ее словам.
– Что ж, рискнем, – кивнул Джеймс. – Поищи в сундуке перчатку по руке.
Исабель порылась в сундуке и, найдя поношенную, но еще прочную левую перчатку подходящего размера, надела ее. Сшитая из прочной кожи, щедро подбитая шерстью изнутри, перчатка надежно закрывала руку от птичьих когтей до самого локтя.
– Садись поближе, – сказал Линдсей, когда девушка вернулась на скамью. Исабель повиновалась, и он прижал ее к себе свободной рукой так, чтобы ее плечо уперлось ему в грудь, потом попросил вытянуть левую руку, приподняв запястье, а сам поднес сокола к ее руке и тихо пригласил:
– Не соблаговолите ли перейти к своей новой хозяйке, сэр Гэвин?
Его голос, низкий, певучий, казалось, проникал в самую душу. По спине Исабель пробежал холодок.
Птица посмотрела на людей с недоумением и страхом. Девушка затаила дыхание. Внезапно сокол издал гортанный крик и зашелся в неистовом припадке.


Утихомирить его удалось только после долгих уговоров. Джеймс битый час разговаривал с ним, ласково убеждая смириться и перейти к Исабель. Упрямая птица еще несколько раз принималась хлопать крыльями и голосить, но наконец сдалась и уселась на перчатку новой хозяйки с таким видом, будто провела на ней всю жизнь. Правда, с непривычки рука у девушки быстро устала, и ей пришлось опереться на плечо Линдсея, который, освободившись от птицы, сразу заснул как убитый.
Исабель не сводила глаз с сокола, тот тоже долго смотрел на нее, но наконец золотистые огоньки его глаз потухли, головка начала сонно клониться вниз.
– Эй, птичка, не спи, – тихонько запротестовала девушка, качнув рукой. – Джейми не велел. Сам, правда, не выдержал, задремал, ну да ничего, пусть немного отдохнет. Ты же не станешь его будить, да, птичка? Кстати, сэр Гэвин, вы знатный лицедей: таких сцен, какие вы нам закатывали, я еще не видела. Браво! А как ваше плечо, не болит?
Она оглядела птицу, любуясь прекрасным бело-серым оперением в легкую крапинку. Хотя сокол казался гораздо спокойнее, чем раньше, по тому, как глубоко вонзились его когти в перчатку, Исабель догадалась, что он все больше волнуется. Надо было что-то делать. Молясь про себя, чтобы птица не поранила ее когтями и не устроила истерики, девушка достала из кожаного мешочка, висевшего у Джеймса на поясе, кусочек мяса и положила его на большой палец одетой в перчатку руки. Сокол тут же жадно набросился на еду.
Неожиданно для самой себя Исабель, подчиняясь неосознанному порыву, запела строчку из ектеньи, к которой приучал птицу Линдсей. Хотя у девушки не было его музыкального слуха, получилось неплохо: мелодия звучала плавно, напевно, навевая покой и тихую радость.
Сокол, в мгновение ока расправившийся с мясом, поднял голову и прислушался, потом несколько раз моргнул и замер.
Исабель торжествующе посмотрела на Линдсея, но тот спал и ничего не видел.
– О Джейми, – прошептала она, – какая досада, что ты не видишь сейчас нашу славную птицу! Она теперь доверяет нам обоим…
Словно поняв ее слова и желая показать, как ему хорошо с новой хозяйкой, Гэвин распушил перья и сделался похожим на большой гриб-дождевик.
Голова Джеймса упала набок. Исабель прислонилась лбом к его макушке, утонув в густых мягких волосах, и стала ждать рассвета.
Мало-помалу в расщелину стал просачиваться свет нарождавшегося дня. «Господи, я же могу убежать!» – обожгла девушку неожиданная мысль. За стенами пещеры ждет вожделенная свобода….
Она прислушалась к глубокому, ровному дыханию Джеймса: он спит крепко и не проснется, если она тихонько встанет, посадит сокола на насест и выскользнет наружу. Да к тому времени, как он проснется, она могла бы уже быть на пути к Уайлдшоу!
Тусклый утренний свет становился все ярче, наливаясь жемчужной голубизной. «Сейчас или никогда!» – мелькнуло в голове Исабель.
Она приподнялась и осторожно сняла с плеча горца руку с соколом. Распушивший перья Гэвин с любопытством уставился на новую хозяйку, но продолжал сидеть спокойно. В его позе и взгляде было столько доверия, что девушка заколебалась.
Она перевела взгляд на Линдсея. Поручив ее заботам свою птицу, нервную, капризную и хрупкую, как прекрасный цветок, Джеймс мирно спал; его красивое волевое лицо, обычно суровое, даже жесткое, разгладилось, стало по-детски беззащитным. Решимость Исабель начала таять. Бежать сейчас, когда Джеймс верит ей и даже делится самыми сокровенными мыслями? Нет, это было бы низко…
Ей вспомнились слова юного Джорди Шоу о том, что Джеймс нуждается в преданном друге, который бы верил ему больше, чем самому себе. «Наверное, таким человеком суждено стать мне», – с душевным трепетом подумала Исабель. Удивительно: она, заложница Линдсея, неожиданно для самой себя поверила в него безгранично, беззаветно, как его пернатый пленник. «Бегство было бы равносильно предательству», – решила она и чуть не застонала от досады. Ее сердце требовало: «Останься!» – а разум твердил: «Не медли, беги!»
За стенами пещеры разгорался рассвет нового дня. Исабель вздохнула и опять оперлась рукой с птицей на плечо Линдсея: сердце победило разум…




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Пророчество Черной Исабель - Кинг Сьюзен

Разделы:
Пролог3 августа 1305 года123456789101112131415161718192021222324252627282930ЭпилогРеквием

Ваши комментарии
к роману Пророчество Черной Исабель - Кинг Сьюзен



Суперский роман, ,,, здесь есть все история, горцы, любовь, предательство и еще много чего настоятельно рекомендую.
Пророчество Черной Исабель - Кинг Сьюзеннека я
26.04.2013, 19.28





HOROSHII ROMAN!
Пророчество Черной Исабель - Кинг СьюзенKATRINA
30.04.2013, 19.41





Милый роман. Нежный. Очень много диалогов. И... голос у героя просто завораживающий). Такое ощущение, что я на самом деле его слышала).
Пророчество Черной Исабель - Кинг СьюзенАйрин
23.05.2013, 20.13





Зря читала .. Может кому и понравилось , но на мой взгляд пустой сюжет , долгии уроки орнитологии , ничего яркого, скучно 4/10
Пророчество Черной Исабель - Кинг СьюзенVita
13.05.2014, 18.24





Роман действительно хороший. Главный герой немножко зациклен на самокопании, но не могу сказать, что это что то портит))) Прочитала с удовольствием.
Пророчество Черной Исабель - Кинг Сьюзенdeasiderea
5.12.2014, 2.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100