Читать онлайн Пророчество Черной Исабель, автора - Кинг Сьюзен, Раздел - 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пророчество Черной Исабель - Кинг Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.24 (Голосов: 34)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пророчество Черной Исабель - Кинг Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пророчество Черной Исабель - Кинг Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кинг Сьюзен

Пророчество Черной Исабель

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

9

– Главное в обращении с ловчими птицами – умение их удержать, – пояснил Линдсей.
Он напряг мускулы, преодолевая сопротивление рвущегося на свободу сокола, и как тот ни бился, как ни тянул руку горца, улететь ему не удалось: мешали путы.
– У меня в мешке есть немного вареного мяса, принесите его, Исабель, – попросил Джеймс, увернувшись от очередного удара сильных крыльев. – И, если сможете, разорвите на небольшие кусочки.
Она выполнила его просьбу и, опасливо глядя на отчаянно сражающуюся за свободу птицу, отдала мясо. Линдсей взял его свободной рукой, а девушка поспешила отойти, продолжая наблюдать за их борьбой со стороны.
Не сводя глаз со своего пернатого противника и держа на виду еду, горец терпеливо сносил его буйство. К чему применять силу? Птица голодна и измотана, она все равно уступит: рано или поздно зов плоти и навыки, заложенные неизвестным сокольничим, возьмут верх.
Ожидания Линдсея оправдались: вскоре сокол стал затихать и наконец, в последний раз взмахнув крыльями, уселся на импровизированную перчатку нового хозяина, сердито косясь на него золотистым глазом.
– Хорошая птичка, – похвалил довольный Джеймс и положил на «перчатку» мясо. Сокол тотчас начал хватать кусочки пищи и жадно проглатывать. – Извини, друг, оно вареное, но другого нет. Вы только посмотрите, Исабель, какой молодец, – с восхищением добавил горец, поворачиваясь к девушке, – уже садится на руку! Я думал, это займет больше времени.
– Да, он присмирел, – согласилась она. – Все, теперь он ручной?
– Нет, конечно. Он подчинился только потому, что устал и ему больно.
– Совсем как я, – пробормотала Исабель.
Линдсей бросил на нее внимательный взгляд и ухмыльнулся – верно подмечено. Тут доевший мясо сокол снова рванулся вверх, пытаясь взлететь, но, удерживаемый путами, упал и повис вниз головой, беспомощно махая крыльями.
– Что это с ним? – испугалась девушка.
– Ничего страшного, – успокоил ее Джеймс. – Он просто выражает нам свое недовольство. Обычное дело для ловчих птиц, особенно соколов. Некоторые ведут себя как капризные дети, и охотнику требуется немалое терпение, чтобы заставить их делать то, что нужно. Наш, похоже, из таких упрямцев.
Побившись, сокол затих. Линдсей осторожно посадил его на руку, и он тотчас впился острыми, как бритва, когтями в кожаный щиток, пронзив его насквозь и оцарапав не защищенную подкладкой руку. Горец поморщился. Устроившись на «перчатке», птица распушила перья и злобно зашипела.
– Но-но, потише, – буркнул Линдсей. – Все равно тебе никуда от меня не деться.
Он подошел к воткнутому в землю луку, поднес к нему руку с соколом, и тот сам уселся на новый насест. Джеймс быстро привязал путы к луку.
– Нрав у него буйный, – заметила Исабель.
– Ничего удивительного, – покачал головой горец, – некоторые птицы от природы нетерпеливы, их труднее дрессировать. А наш бедняга вдобавок много пережил. Сначала его приручили, потом он потерялся и одичал, и вот снова попал в человеческие руки – как тут не стать буйным! Сдается мне, теперь он таким и останется.
– Может быть, лучше его выпустить? – спросила Исабель, пристально и многозначительно глядя ему в глаза. – Нельзя держать в неволе существо, жаждущее свободы.
Было ясно, что она имеет в виду не только плененного сокола, и Джеймс промолчал, хотя сердце у него мучительно сжалось.
Помрачнев, он взъерошил свою спутанную гриву и вдруг ощутил холодок на груди и спине – он забыл одеться. Нижнюю рубаху испачкала пометом птица, поэтому Джеймс натянул на себя только верхнюю, шерстяную, поверх которой надел кожаные латы, поясной ремень и портупею.
Неожиданная добыча – ловчая птица – окончательно спутала его планы. «Господи, ну почему все с самого начала идет не так?» – в который уже раз с досадой подумал он. Когда они с Исабель смогут покинуть приютившую их прогалину, солнце будет уже высоко, а в дневное время каждый лишний час, проведенный в лесу, увеличивает риск неприятной встречи. Но теперь с ними нет ни его людей, ни защитников Аберлейди… Линдсей вздохнул и нетерпеливо взглянул на девушку.
– Хотите есть? – отрывисто спросил он. Она кивнула. – Увы, мясо, которое я приготовил нам на завтрак, съел сокол. Придется поискать чего-нибудь еще.
– Под вязом я заметила заросли ежевики, – подсказала Исабель.
– Хорошо, – кивнул Джеймс, – пойду, соберу немного и отведу лошадей на водопой к ручью, а вы постерегите сокола. Если он опять начнет биться и упадет, посадите его на насест, только очень осторожно, берегитесь когтей и клюва.
– Неужели он снова попытается улететь?
– Возможно, – кивнул горец, – но я его крепко привязал, так что с ним все будет в порядке. Кстати, – он вопросительно поднял брови, – а как насчет вас, миледи?
– Что, сомневаетесь, достаточно ли крепко я привязана? – съехидничала она, гордо поднимая голову.
– Да нет, – сказал Линдсей, едва удержавшись от смешка, так мило выглядела эта демонстрация неповиновения. – Просто боюсь оставлять вас в лесу одну, без охраны.
– Я не убегу, – покачала головой девушка, – по крайней мере, сейчас. Ведь я не знаю дороги, и ваш английский жеребец меня совершенно не слушается; к тому же я просто умираю с голоду. Ничего не поделаешь, придется мне пока побыть второй вашей пленницей, – добавила она, сжав кулачки.
– Так будет и впредь, не сомневайтесь, – сурово ответил Линдсей и пошел прочь.


В одно мгновение проглотив горсть принесенной Джеймсом ежевики, Исабель жадно облизала испачканные темным соком пальцы: после долгого недоедания вкусовые ощущения обострились, и еда доставляла ей неизъяснимое удовольствие. Покончив с ягодами, девушка с сожалением вздохнула и взглянула на своего похитителя, сидевшего рядом на стволе поваленного дерева.
– Принести еще? – с готовностью откликнулся он, наблюдая за ней с улыбкой. Исабель впервые заметила, что кончики его густых темных ресниц выгорели. Глаза Линдсея, похожие теперь, после восхода солнца, на темно-синие кусочки лазурита, казалось, излучали свет.
– Нет, спасибо, я уже сыта, – смущенно пробормотала девушка, и на ее бледных щеках проступил еле заметный румянец.
– Позвольте, я осмотрю вашу раненую руку, – попросил Джеймс.
– С ней все в порядке, – поспешно ответила Исабель. Хотя рука болела адски, девушка скорее бы умерла, чем призналась в этом: она и так слишком часто представала перед Линдсеем в неприглядном виде: вчера чуть не разрыдалась от усталости и свалилась с лошади, а ночью, наверное, по обыкновению, храпела, как наевшийся до отвала солдат; да и на ежевику набросилась так, словно у нее неделю не было во рту маковой росинки. Неудивительно, что Линдсей наблюдал за ней с таким снисходительным видом.
Нет, Исабель не хотела, чтобы он видел ее страдающей и слабой; пусть не думает, будто она снова начала ему доверять. В Аберлейди она поверила, что он пришел ее спасти, и что же? Он вывел ее из осажденного замка, но только для того, чтобы сделать своей пленницей. При мысли об этом у нее перехватило дыхание от гнева, как бывало всякий раз, когда она думала о его вероломстве.
– С моей рукой все в порядке, – упрямо повторила она.
– Вот как? – поднял брови горец. – Вы бледны, как смерть, морщитесь и кусаете губы при каждом движении – и это называется «в порядке»? Не делайте глупостей, дайте мне осмотреть ваши раны!
Он был, конечно, совершенно прав, и Исабель со вздохом подчинилась. Когда она развязала лоскутки, крепившие раненую руку к телу, Линдсей наклонился вперед – волосы у него на затылке блеснули золотом в лучах утреннего солнца – и стал ей помогать. Сняв с девушки темно-серую накидку, он осторожно закатал порванный рукав тоже серого, но более светлого платья и стал развязывать самодельные бинты. Исабель поморщилась от боли.
Бросив на нее озабоченный взгляд, горец снял последний бинт. Девушка взглянула на рану и охнула.
Картина была поистине устрашающей: зияющие раны, оставленные стрелой, запеклись, кожа вокруг них покраснела и распухла, повсюду багровели синяки. Джеймс повернул раненую руку, чтобы осмотреть внутреннюю сторону предплечья, и девушку пронзила острая боль.
– Дела обстоят лучше, чем я думал, – заметил горец.
– Вы уверены? – не веря своим ушам, воскликнула Исабель.
– Вам повезло, нет никаких признаков воспаления. Опухоль скоро спадет, боль утихнет. Правда, останутся глубокие шрамы, но и это поправимо – их можно сделать незаметными с помощью специальных притираний. А теперь посмотрим вашу лодыжку…
Линдсей приподнял раненую ногу девушки и стал снимать бинты. Лодыжка болела ужасно, и Исабель решила на нее не смотреть.
– Так, здесь тоже все хорошо, – определил Линдсей. – К тому же, как я заметил, вам стало легче ходить, хотя хромота еще не прошла. Сейчас я промою раны и перевяжу, а потом моя тетя будет лечить вас травами.
– Ваша тетя знахарка? А где она живет?
– Она не знахарка, но толк в травах знает. Правда, лечит она в основном не людей, а животных. Ее дом в нескольких часах пути к югу отсюда.
– А вы расскажете своей тете, что я заложница, за которую вы хотите получить выкуп? – медленно, четко выговаривая слова, спросила Исабель.
Не отвечая, Линдсей взял кусок чистой ткани, предварительно смоченный в холодной воде ручья, аккуратно сложил его и поднял глаза на девушку.
– Я никогда не говорил, что хочу получить выкуп, миледи, – спокойно возразил он, но в его синих глазах блеснул вызов. – Речь идет о простом обмене одной женщины на другую.
Исабель хотела продолжить пикировку, но только ахнула – горец прижал к ее предплечью холодную мокрую тряпку.
– Это уменьшит опухоль и снимет боль, – пояснил он. – Подержите примочку на ране, а мне надо ненадолго отлучиться.
Вернувшись к соколу, который при его появлении настороженно подобрался, Линдсей выставил перед ним защищенную кожаным щитком и ремнем руку и легонько подтолкнул локтем. Сокол взмахнул крыльями и нехотя перешел с насеста на самодельную «перчатку». Джеймс негромко похвалил пернатого пленника и положил у его лап кусочек мяса.
– А я думала, кроличье мясо кончилось, – заметила Исабель.
– Правильно. Я дал ястребу кусочек мыши, которую поймал для него, когда ходил за ежевикой.
Девушка брезгливо поморщилась. В глазах горца зажглась веселая искорка.
– Бедная птица тоже хочет есть, – ответил он. – Но в отличие от нас ее ягодами да орехами не накормишь, ей подавай только мясо, пусть и не такое аппетитное, к какому привыкли мы.
– Но ведь вы ее кормили совсем недавно!
– Ну и что? Пусть ест сколько влезет, это пригасит на время охотничий инстинкт, и птица не будет рваться в бой при виде жаворонков и другой лесной живности. Закончив трапезу, сокол спокойно уселся на руке нового хозяина. Похоже, он начал доверять человеку, который сначала спас его, а потом пленил.
«Вот если бы и я смогла вновь поверить Линдсею!» – мысленно позавидовала птице наблюдавшая за ней Исабель, а вслух сказала:
– Будь я на месте вашего сокола, то била бы крыльями, кусалась и царапалась до тех пор, пока вы не выпустили бы меня на волю.
– В таком случае мне очень повезло, что вы женщина, – поглядев на нее, проговорил Джеймс.
Девушка вспыхнула.
Сокол почистил перья и издал громкий крик. Линдсей поднял свободную руку и принялся медленно, плавно водить ею перед птицей, бормоча ласковые слова. Пернатый пленник, окончательно успокоившись, наблюдал за ним, как зачарованный.
– Что вы делаете? – удивилась девушка.
– Пытаюсь его слегка усыпить, – ответил горец. – Тихо, тихо, птичка, расслабься и отдохни, – и добавил: – Он забудет, что я его враг, и будет мирно сидеть у меня на руке, слушая мой голос. И в конце концов, поняв, что я не причиню ему вреда, научится мне доверять.
– Это нелегко… – заметила девушка не без иронии.
– Так обо мне говорят, – сухо заметил Линдсей, бросив на нее быстрый взгляд.
– Вы собираетесь его натаскивать? – сменила скользкую тему Исабель.
– Да, надо с ним позаниматься. Ну-ну, успокойся, славная птичка.
Горец продолжал описывать рукой круги в воздухе, и наблюдавшая за ним девушка почувствовала, что от этих плавных, навевающих покой движений ее охватывает странная истома. Тряхнув головой, чтобы прогнать это ощущение, Исабель напомнила:
– Но этот сокол – чья-то собственность.
– Он был чьей-то собственностью, – ответил Линдсей, сделав ударение на втором слове.
– Я слыхала, что соколов обычно держат для охоты крестьяне, но и рыцари, и бароны, графы и даже короли тоже с удовольствием охотятся с ними. Ваш пленник мог принадлежать кому угодно, так что, если его бывший хозяин – человек с титулом и влиянием, вы можете жестоко поплатиться за это решение. Мой совет: верните птицу.
– Разве вы забыли, миледи? Меня объявили вне закона, я – изгой, преступник, стало быть, могу делать все, что хочу. – Линдсей смотрел на птицу, продолжая водить перед ней своей большой, сильной рукой с длинными гибкими пальцами. Сокол не сводил глаз с руки нового хозяина. Девушка тоже невольно залюбовалась ею.
– Пожалуй, птица могла прилететь и из Аберлейди, – осенило Исабель. – Юстас, вот кто скажет точно. – Она подошла вплотную к странной паре и сухо добавила: – Если вы, конечно, позволите мне когда-нибудь с ним свидеться…
Линдсей посмотрел на нее, давая понять, что принял к сведению ее замечание, и позвал:
– Подойдите и станьте рядом со мной, чтобы сокол вас видел. И не смотрите на него, это его настораживает, потому что так делают перед нападением дикие кошки, его естественные враги.
– Вот как? – удивилась Исабель, становясь справа от Линдсея. Здоровой рукой она все еще прижимала мокрую тряпку к ране на предплечье. – Знаете, у моего отца когда-то был прекрасно обученный сокол, самка, приходившаяся сестрой любимому соколу короля Александра.
– Неужели? – поднял брови Джеймс. – Какое совпадение – мой дядя был сокольничим у короля Александра, и не исключено, что именно он натаскал сокола вашего отца.
Он говорил с ней с той же ласковой, певучей интонацией, что и раньше с птицей, и у Исабель побежали по спине мурашки.
– Вы научились обращаться с птицами у своего дяди? – спросила она.
– Да. Дядя с тетей усыновили меня, и я жил у них в Данфермлайне, пока не уехал учиться в семинарию в Данди. Дядя обучил меня своему делу.
– Значит, вы тоже сокольничий?
– Нет, я лесной разбойник по прозвищу Сокол Пограничья, который разбирается в ловчих птицах. – Линдсей посадил своего пернатого пленника на насест, повернулся к девушке, взял у нее мокрую тряпку и вытер ею руки. Потом, засунув тряпку за пояс, наклонился вперед и взял бинты, чтобы перевязать ей раненое предплечье.
Едва его пальцы снова коснулись ее, боль начала стихать, по телу Исабель побежали сладостные токи, неся с собой неведомое прежде томление… Ей захотелось, чтобы это ощущение длилось вечно, она почувствовала себя птицей, завороженной охотником, и, может быть, у нее на лице появилось то же глупое, блаженное выражение, которое она только что видела у сокола…
– Позвольте, теперь я сама, – судорожно сглотнув, попросила она, когда Линдсей встал на колени, собираясь приподнять подол, чтобы перевязать рану на лодыжке.
– Не волнуйтесь, это недолго, – не уступил горец, и его пальцы, скользнув под юбку, коснулись лодыжки.
Тая от сладостной истомы, девушка приподняла раненую ногу, для равновесия положила руку ему на голову и тут же вспыхнула, ощутив тепло нагретых солнцем волос.
– Почему вас называют Соколом Пограничья? – спросила она, пытаясь скрыть смущение.
– Не знаю… – покачал головой Линдсей и сухо добавил: – Может быть, потому, что, нападая в лесу на англичан, я бью без промаха, или потому, что у меня острый, как у сокола, глаз, или… – он взглянул девушке прямо в глаза, – из-за того, что у меня бывают приступы ярости, как у этих хищных птиц.
– Ни за что не поверю, что вы не знаете, – усмехнулась Исабель. – Пожалуйста, расскажите!
Линдсей пожал плечами, как бы говоря: «Будь по-вашему», – и начал свой рассказ:
– Когда-то у меня была ловчая птица, тоже сокол, но самка, большая, очень красивая, изумительная охотница. Она преследовала тетеревов так же упорно, как я и мои товарищи преследовали англичан, – мы с ней никогда не оставались без добычи.
Он закончил перевязку и поставил ногу девушки на землю; Исабель тотчас убрала руку с его головы.
– Да, славной охотницей была моя Астолат, – задумчиво повторил горец.
– Она жила с вами в лесу?
– Я сделал ей насест в одном тайном месте, – ответил он, присев на корточки возле своего крылатого пленника. – Мы ходили на охоту почти каждый день: попадалась дичь – ее ловила Астолат, появлялись англичане – за дело брался я, а моя птица в это время сидела на дереве или кружила над нами. Иногда она исчезала на несколько часов, но всегда возвращалась…
Он улыбнулся – девушке показалось, что его синие глаза погрустнели, – и снова начал плавно водить рукой перед глазами сокола.
Исабель наблюдала за ними со стесненным сердцем: маленькая лесная полянка и человек с ловчей птицей выглядели очень мирно, другая жизнь, жестокая, полная борьбы и столкновений, текла где-то далеко-далеко…
– Похоже, Астолат была действительно замечательной птицей, – осторожно проговорила девушка, боясь спугнуть это ощущение.
– У соколов разные характеры, как и у людей, – откликнулся Линдсей. – Астолат была настоящим совершенством: сообразительная, ловкая, по-собачьи преданная. Ни до, ни после нее я не встречал больше таких чудесных ловчих птиц.
Он плавно повел рукой вверх: сокол не сводил с нее глаз, как зачарованный.
– Что с ней случилось? – спросила девушка, тоже поддаваясь магии этих движений.
– Ее убила английская стрела, которая предназначалась мне, – тихо ответил Джеймс.
– Какая жалость, – прошептала Исабель.
Линдсей кивнул, не прекращая своих колдовских пассов – его рука то взмывала вверх, то парила в воздухе, как хищная птица, высматривающая добычу.
Продолжая следить за этим бесконечным полетом, Исабель вдруг почувствовала, как поляна и деревья вокруг нее стали бледнеть, уходить куда-то за пределы сознания. Звонкая трель какой-то лесной пичуги и шорох ветра доносились словно издалека.
Сдержанная сила и грация движений Линдсея покоряли, затягивали в бесконечный круг, который снова и снова описывала его рука. Он принялся бормотать что-то ласковое, Исабель прислушалась и вдруг поняла, что ощущает сейчас сокол: с каждой минутой в нем росло доверие к говорившему с ним человеку, уверенность, что тот не обидит и защитит…
Девушка пожалела, что не испытывает к Линдсею тех же чувств, но тотчас об этом забыла. Мысли у нее в голове без остановки сменяли одна другую, кружась бесконечной чередой.
И вдруг среди этого потока проступил чем-то неуловимо знакомый образ, похожий на обрывок давнего сна: возле куста боярышника стоял широкоплечий мужчина с ручным соколом. Присмотревшись, Исабель вздрогнула: это был Линдсей.
Неужели он уже приходил в ее сны наяву? Она набрала в грудь воздуха, чтобы рассказать ему об этом, но не смогла произнести ни слова. Она хотела отвести взгляд от его описывавшей круги руки, но это было выше ее сил.
Залитая солнцем лесная поляна вокруг окончательно померкла, теперь Исабель видела только руку Джеймса. Края раскинувшегося перед глазами пространства вспыхнули и заискрились, прятавшаяся где-то в потаенной глубине сознания тьма начала расти, заполняя его, и в этой тьме перед Исабель открылся мир, невидимый простым смертным.
Она хотела крикнуть Джеймсу, чтобы он ее удержал, не дал уйти за черту, но язык будто прирос к нёбу. Тьма и свет смешались и закружились в водовороте, который стал с неимоверной силой затягивать Исабель. Она рухнула на колени.
Ее вдруг ослепил свет, яркий и прекрасный, какого не бывает в материальном мире. Волшебный, чарующий, теплый, он пульсировал и переливался, постепенно складываясь в картину…
* * *
Поднимавшийся от земли туман рассеялся, открыв мокрые от дождя церковные стены, куст боярышника и небольшой зеленый холмик под ним.
Возле куста стоял Джеймс Линдсей в плаще с капюшоном, с соколом на кожаной перчатке. Исабель не увидела себя, но почувствовала, что она тоже там: не касаясь ногами мокрой травы, она скользнула к Линдсею и встала рядом. Он посмотрел на нее, и она увидела в его глазах темное облако безграничной печали.
Он отвернулся и шагнул в сторону. Она рванулась за ним, как прежде, скользя над землей, но он исчез в наплывавшем тумане.
Исабель хотела последовать за ним, но что-то мешало ей это сделать, как будто ее приковали к месту цепью. Пытаясь понять, в чем дело, она обернулась и заметила возле боярышника еще одного человека.
Это был незнакомый рыцарь в зеленом плаще поверх доспехов, с красивым открытым лицом, плечистый, кряжистый и очень высокий: Исабель никогда прежде не видела таких высоких людей. Опираясь на рукоятку длинного меча, рыцарь наблюдал за Исабель серыми лучистыми глазами.
– Джейми жаждет покоя, – проговорил он низким звучным голосом, – и прощения. Но никто, кроме него самого, не в силах дать их ему, хоть он и не хочет себе в этом признаться.
– Кто вы? – спросила девушка.
– Друг, – ответил рыцарь. – Будь с ним терпеливой, Исабель, и он обретет то, в чем так нуждается.
Она кивнула головой и посмотрела туда, куда ушел Линдсей. Там никого не было, только клубился, поднимаясь к небу, туман. Исабель оглянулась на рыцаря. Он тоже исчез.
Тьма заволокла церковный двор и вновь отступила, открывая новую картину.
На Исабель повеяло холодом и затхлостью, она увидела сумрачные каменные стены и человека, скорчившегося в темном углу.
У девушки сжалось сердце – она узнала отца, хотя это было не так просто: грязный, косматый, худой, как щепка, и с бородой в пол-лица, он ничем не напоминал прежнего Джона Сетона. Прежними остались только голубые глаза.
Отец пошевелился и закрыл лицо дрожащими руками.
Исабель закричала. Он посмотрел вверх, и ей показалось, что в его глазах зажглась надежда.
– Отец! – воскликнула она, протягивая к нему руки.
Но видение исчезло, и все опять заволоклось тьмой, сверкавшей мириадами разноцветных звезд, а потом наступил полный мрак. Исабель потеряла сознание и упала ничком на землю.


Земля под щекой была твердая и прохладная. Она почувствовала мокрую траву между пальцами, острый запах дикого лука, росшего где-то поблизости. Ветер и солнце нежно касались ее лица и рук. Слышались трель жаворонка и негромкий клекот сокола. Исабель приподнялась и встала на четвереньки.
– Что с вами? – спросил полный тревоги и заботы голос Линдсея. И она повернулась на голос. – Исабель, что случилось? Вы больны? – Джеймс присел возле нее на корточки, она почувствовала исходившее от него тепло, а потом его руку у себя на плече.
– Со мной все в порядке, – пробормотала она, чуть задыхаясь, – в порядке…
Она начала медленно, неловко вставать, и его сильные руки поддерживали ее. Порыв ветра облепил подолом платья ее ноги, щекам стало тепло от нежарких солнечных лучей.
– Вы можете идти? – спросил Линдсей. Она кивнула. – Тогда давайте сядем, там вам будет удобнее.
Она снова почувствовала его теплые сильные руки: одна сжала ее пальцы и повлекла вперед, а вторая, поддерживая, легла на талию.
Исабель шагнула и покачнулась, споткнувшись обо что-то – камешек или корень. Руки Линдсея удержали ее от падения.
– В чем дело, Исабель? – снова спросил он с тревогой.
Чуть поколебавшись, – стоит ли говорить ему правду? – она все же призналась:
– Я ослепла….






Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Пророчество Черной Исабель - Кинг Сьюзен

Разделы:
Пролог3 августа 1305 года123456789101112131415161718192021222324252627282930ЭпилогРеквием

Ваши комментарии
к роману Пророчество Черной Исабель - Кинг Сьюзен



Суперский роман, ,,, здесь есть все история, горцы, любовь, предательство и еще много чего настоятельно рекомендую.
Пророчество Черной Исабель - Кинг Сьюзеннека я
26.04.2013, 19.28





HOROSHII ROMAN!
Пророчество Черной Исабель - Кинг СьюзенKATRINA
30.04.2013, 19.41





Милый роман. Нежный. Очень много диалогов. И... голос у героя просто завораживающий). Такое ощущение, что я на самом деле его слышала).
Пророчество Черной Исабель - Кинг СьюзенАйрин
23.05.2013, 20.13





Зря читала .. Может кому и понравилось , но на мой взгляд пустой сюжет , долгии уроки орнитологии , ничего яркого, скучно 4/10
Пророчество Черной Исабель - Кинг СьюзенVita
13.05.2014, 18.24





Роман действительно хороший. Главный герой немножко зациклен на самокопании, но не могу сказать, что это что то портит))) Прочитала с удовольствием.
Пророчество Черной Исабель - Кинг Сьюзенdeasiderea
5.12.2014, 2.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100