Читать онлайн Око ворона, автора - Кинг Сьюзен, Раздел - 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Око ворона - Кинг Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.31 (Голосов: 35)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Око ворона - Кинг Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Око ворона - Кинг Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кинг Сьюзен

Око ворона

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

11

Роуэн спешился во дворе крепости Линкрейг и стреножил гнедого. Лишь скрип мелких камешков под ботинками нарушал тишину, пока он шагал к угловой башне и спускался по лестнице.
Быстрый осмотр знакомой каморки, где он провел несколько дней, подтвердил опасения Роуэна. Кошелька с деньгами здесь не было. Не оказалось пропажи ни в коридоре, ни в соседней каморке, как две капли воды похожей на первую. Если Майри не лжет, утверждая, что выронила кошелек, – значит, это случилось где-то в другом месте.
Роуэн поднялся по ступеням, вновь пересек залитый солнцем двор. Его взгляд обшаривал каждую трещину, каждый камень или кустик травы.
Хорошо бы кошелек нашелся… Только тогда Роуэн поверил бы словам девушки, что она не собиралась его обворовывать. Ему хотелось, чтобы это было правдой.
Роуэн дюйм за дюймом обыскивал двор – нагромождения камней, когда-то бывших стенами, растрескавшиеся плиты. Изящество форм замка давно исчезло под неумолимым напором времени и стихий, и теперь полноправными хозяевами руин стали ветер, плющ, плесень… да еще разве что знаменитые призраки Линкрейга. Окинув взглядом двор, Роуэн направился к часовенке.
Домашняя часовня, как и весь замок, была разрушена почти полвека назад английскими солдатами. По приказу короля Генри войска прошлись по низинной Шотландии, безжалостно сметая все на своем пути. Попытка силой доказать шотландцам, что их юная королева Мария Стюарт должна выйти замуж за Эдварда, сына Генри, успехом не увенчалась. Шотландцы выстояли. Брак не состоялся.
Но горя и разрушений этот поход англичан принес немало. Линкрейг и еще несколько шотландских замков так и не были восстановлены. Слухи о поселившихся среди руин привидениях напугали фермеров, и Джок Скотт, не сумев набрать рабочих из местных, вынужден был покинуть отчий дом. На земле, принадлежащей Скоттам, он выстроил башню-крепость, назвал ее Ньюхаус и вместе с Анной вырастил там сыновей.
В ту ночь, когда от рук Керров погибли отец и дядя Роуэна, сгорел дотла и Ньюхаус. Джок и Анна едва успели спастись, скрывшись за стенами Блэкдраммонда.
Роуэн вздохнул, глядя на изысканный, летящий, словно выточенный мастерским резцом силуэт. Стены – вот и все, что осталось от часовенки. Крыши давно уж не было, витые колонны рассыпались. Как часто он мечтал добыть достаточно денег и восстановить Линкрейг и Ньюхаус! Джок Скотт вправе называться лэрдом настоящей крепости, а не древних развалин да черного остова сгоревшей башни.
Повернув голову, Роуэн заметил что-то темное рядом с грудой камней. Его кожаный кошель выглядывал из-под ярко-зеленого листа папоротника. Роуэн поднял его и заглянул внутрь. Все было на месте. Двадцать новеньких шотландских монет – часть его жалованья – подмигивали блестящими боками. И зеркальце из черного полированного камня в деревянной рамочке, то самое, что он подобрал на месте крушения корабля, тоже было здесь. Роуэн вспомнил, что хотел подарить необычную вещь бабушке.
Роуэн подбросил зеркальце на раскрытой ладони, любуясь гладким черным камнем. Нахмурился. Память внезапно вернула его в придорожную таверну, где в ожидании приятеля-англичанина он вот так же разглядывал странную вещицу, а зеркальная поверхность вдруг явила ему женское лицо, безмятежное, божественно прелестное, в обрамлении шелковых темных волос… с громадными прозрачными серыми глазами…
Пальцы Роуэна судорожно стиснули прохладный овал.
Лицо Майри Макрэй! Он был в этом уверен. Вот почему в тот миг, когда Майри занесла над ним руку с пистолетом, лицо девушки показалось ему смутно знакомым, точно виденный в детстве и забытый сон.
Роуэн уставился в зеркало, где сейчас отразилось лишь его собственное лицо. Нахмуренный лоб, недоверчиво суженные глаза, небритые щеки и подбородок.
Повернув зеркальце, так, что его поверхность поймала солнце и заиграла радужными бликами, Роуэн припомнил двух бродяг, напавших на него во дворе таверны.
Чего они от него хотели? Кажется… Да, точно! «Око ворона»… Не об этом ли камне они так странно отзывались? Он вновь заглянул в зеркальце. Гладкое. Черное, как… как вороний глаз!
Роуэн крутил вещицу в руке, поворачивал так и эдак – зеркало послушно отражало то его лицо, то стены часовенки, то поросший травой и заваленный камнями двор Линкрейга.
Ему пришлось признать – как ни отталкивала эта мысль, что в тот вечер в таверне он столкнулся с чем-то необъяснимым, сверхъестественным. Роуэн слышал о людях, обладающих вещим даром… в народе их называли ясновидящими. Но он не был знаком ни с одним из таких удивительных людей лично и был уверен, что сам не способен на пророчества.
Наверное, камень заколдован… Ребенком Роуэн любил слушать сказки о злых и добрых колдуньях, которые пользовались вот такими же волшебными камнями.
Только вот как этот колдовской амулет попал на испанский корабль? Зачем? И откуда у шпионов – если то были шпионы – такое отчаянное желание достать именно эту на первый взгляд не представляющую никакой ценности вещь?
Но главное – каким образом в этом зеркале появилось лицо Майри Макрэй?
Сколько вопросов, и ни на один не нашлось приемлемого ответа. Нахмурившись, Роуэн завернул зеркальце и опустил обратно в кошель.
Затем вынул кинжал из ножен на поясе, вспорол шелковую подкладку кошелька – фальшивую, потому что под ней оказался еще один слой кожи, за которым и был спрятан самый важный документ – письмо Тайного совета к начальнику Мидл-Марча.
Красная восковая печать была цела. Отлично. Роуэн удовлетворенно кивнул. Майри Макрэй сказала правду. Она не тронула деньги, не нашла приказа совета, касающегося Айана Макрэя.
Спрятанный за фальшивой подкладкой кошелька документ позволял Саймону Керру передать узника смотрителю границы с английской стороны, который и должен решить судьбу Айана. Но Роуэн понимал, что к шотландцу, обвиненному в шпионаже, англичане будут суровы. По сути, на этом пергаменте был начертан смертный приговор Айану Макрэю.
Непреклонная уверенность Майри в невиновности брата породила сомнения в душе Роуэна. Он решил докопаться до истины, лично проверить, насколько серьезны и достоверны обвинения против Айана.
«Придержать бумагу», как просила Майри, Роуэн никак не мог. Указ должен быть передан прямо в руки Саймону Керру, и Тайный совет должен получить письменное подтверждение. В противном случае через две недели лэрд Блэкдраммонда сам будет арестован за неповиновение. А поддержка короля и совета ему еще может понадобиться… если англичане, как предупреждал Джорди Белл, выдвинут против него обвинение в шпионаже.
Роуэн подошел к своему гнедому, который ощипывал кустики травы, пробившейся у самых стен часовни. Оглянулся напоследок – и вдруг заметил на первой ступеньке отчетливый отпечаток маленькой ноги. Удивленный, он шагнул ко входу, неслышно скользнул под арку и очутился в приюте тишины и покоя, смешении солнечного света и теней.
Следы привели его к каменным останкам того, что когда-то было алтарем. Еще один отпечаток – на этот раз узкой ладони – остался в толстом слое многолетней пыли. Роуэн шагнул к чернеющему проходу в родовой склеп. На почерневшем от времени деревянном косяке он заметил новое свидетельство того, что здесь недавно кто-то побывал. Четыре круглых отпечатка пальцев.
По коридору, что заканчивался на площадке лестницы, Роуэн шагал, уже зная наверняка имя таинственного гостя замка Линкрейг.
Каменная лестница спиралью уходила вниз, в черноту столь непроглядную, как безлунные ночи Шотландии. Роуэн ступал осторожно, нащупывая каждую ступеньку. Усыпальницу Линкрейга он знал не хуже закоулков родного Блэкдраммонд-Тауэр. И ту грозовую ночь, когда впервые оказался здесь, помнил так отчетливо, словно это было вчера.
А с тех пор прошло много лет… Роуэн улыбался воспоминаниям. Два мальчугана, набравшись храбрости, рискнули-таки нырнуть в пугающую темноту и пробраться по ступенькам в склеп. Когда небеса у них над головой раскололись надвое и страшный гром потряс стены часовни, у пятилетнего Алека подкосились колени, он вцепился ручонками в брата, завопил от ужаса…
Сердечко Роуэна колотилось пойманной в силки птичкой, но он был старше, и он нашел в себе силы успокоить малыша. Сцепив зубы, едва сдерживая дрожь, он даже заставил себя обойти склепы с бронзовыми изваяниями. Алек с пронзительным визгом вылетел из часовни, а следом за ним и Роуэн, решивший, что проявил достаточно мужества перед братишкой.
Но не перед собой. Роуэн вернулся сюда на следующий день. И еще через день. Эти тайные визиты вошли в привычку; он и не заметил, как полюбил эти руины, которые сначала учили его стойкости, а потом странным образом усмиряли бушующие юные страсти, наполняли душу покоем; где можно было предаваться размышлениям и мечтам.
Он приводил сюда и любимую, но Мэгги не понравилась старая крепость. Ей было страшно, она все жалась к Роуэну и умоляла поскорее уйти. Он прикасался здесь к вечности, а Мэгги лишь чудились привидения…
Усыпальница встретила Роуэна знакомыми запахами сырости и пыли. Солнечный свет, проникая сквозь щели в каменной кладке, рассеивал мрак и ложился узкими полосками на три массивных гроба со скульптурами на крышках.
В центральном покоился Джеймс Скотт, лэрд Линкрейга, живший три сотни лет назад. Роуэн мельком глянул на изваяние своего древнего предка – рыцаря в доспехах, с молитвенно сложенными руками.
Вторая скульптура изображала супругу рыцаря, леди Исобель. Изящные руки были прижаты к груди, бронзовые складки платья целомудренно прикрывали ноги до кончиков босых пальцев, касавшихся бронзовой фигурки собаки – символа верности и преданности супругу.
Роуэн, как всегда, поклонился могиле леди Исобель, смахнул пыль с прекрасного лица, прикоснулся к прохладным бронзовым пальцам.
На каменной крышке третьего гроба высеченная под трогательной крошечной фигуркой надпись на латыни гласила: «Беатрис, радость дома, покинувшая нас в возрасте трех лет». Роуэн с мягкой улыбкой погладил склоненную набок головку изваяния.
Глаза его постепенно привыкли к полумраку. Окинув взглядом фигурку Беатрис, у самых ее ножек он увидел в пыли отпечаток узкой ладони.
Майри Макрэй спускалась в семейный склеп Скоттов, где никто, кроме Роуэна, не появлялся вот уже несколько десятилетий! Теперь он видел и следы ее ног на полу.
Так что же делала здесь эта загадочная Майри с гор?
Роуэн повернулся, шагнул к выходу, задев ногой склеп Исобель. Вместо того, чтобы наткнуться коленом на камень, он вдруг почувствовал что-то мягкое. В углублении за миниатюрными резными колоннами, украшавшими гробницу леди Исобель, темнел пакет.
Развернув холст, Роуэн обнаружил внутри несколько сложенных плотных листов. Верхний, с печатью Тайного совета и с датой полуторамесячной давности, приказывал Саймону Керру допросить узника, которого подозревали в шпионаже, и сообщить совету о результатах допроса.
Из-под второго пергамента к его ногам выпал какой-то красный обломок. Роуэн поднял странный предмет, рассмотрел в луче света. Это была небольшая часть жезла – отличительного знака королевских гонцов из личного отряда лорда Лайона, главы геральдической палаты. Эти офицеры сами ломали свои жезлы, если опасности подвергались их жизни или тайна донесения.
Мрачный как туча, Роуэн быстро просмотрел еще одно письмо Тайного совета, посланное две недели назад, отложил его и взял два оставшихся листа.
Оба документа были написаны на иностранном языке – то ли латинском, то ли французском, как поначалу решил Роуэн. Но, приглядевшись поближе к витиеватым буквам, узнал испанский.
– Дьявол! – гулким эхом прокатилось по часовне.
Продолжая сквозь зубы сыпать проклятиями, Роуэн сложил документы и обломок жезла, завернул в холст, сунул пакет в камзол и решительно зашагал к выходу.
Как же он ошибся!
Майри Макрэй виновна. И не просто в воровстве, а еще и в шпионаже!
Роуэн не сомневался, что это Майри побывала в усыпальнице Линкрейга и спрятала обличающие ее документы.
Девице многое придется объяснить.
* * *
Ярдов через сто от древних стен Линкрейга дорога разделялась надвое, обоими зубцами вилки уходя в глубь топких долин, окаймленных лесистыми холмами. Роуэн направил Валентайна по правой дороге, в сторону Абермур-Тауэр. Левая привела бы его назад, в Блэкдраммонд-Тауэр.
Майри и Дьявол Кристи выбрали наилучшее место для слежки за гонцами Тайного совета, мрачно отметил Роуэн, глянув на тот холм, где впервые заметил фигуры линкрейгских разбойников. Дорога обычно пустынна… И если уж на ней кто-то появился, то направляться этот всадник мог лишь в Блэкдраммонд или в Абермур-Тауэр.
Хитрая девчонка эта Майри… Додумалась же спрятать опасные документы в старой крепости, которую местный народ обходит стороной из страха перед призраками!
Надо же! Роуэн в гневном изумлении покачал головой. Каких-нибудь два часа назад он был готов уступить просьбам этой девицы. Майри Макрэй казалась ему пусть упрямой, но очаровательной и милой; он восхищался ее преданностью брату и сочувствовал ее искреннему горю. Решил даже, что найденный кошель – доказательство ее честности!
А потом обнаружил спрятанные в усыпальнице документы…
Теперь же, когда Валентайн уносил его все дальше и дальше от Линкрейга с его секретами, Роуэн думал о причастности Майри к преступлениям Айана и Алека. Наверняка девица – их сообщница! Не припрятала ли она где-нибудь среди развалин Линкрейга и мешки с испанским золотом?
Сияющий шар солнца уже касался нижним краем вершин дальних холмов, и в воздухе явственно ощущалась прохлада осени. В преддверии зимы, когда ночи темны и морозны, границу сотрясают бесконечные набеги. Роуэн окинул взглядом окрестности. Ночь затопит эти холмы серебристым лунным светом, в котором мелькнет не одна стремительная тень с копьем или пистолетом в руке.
А пока на самого Роуэна надвигались отнюдь не тени, а внушительный отряд всадников в блестящих латах и шлемах. Охрана Мидл-Марча.
Роуэн натянул поводья. Первый из всадников, могучий бородач, опустил руку в длинной кожаной перчатке к притороченному у седла пистолету.
– Да ниспошлет вам господь хороший день, сэр! – громко и учтиво произнес Роуэн.
– Кто такой? – рявкнул в ответ всадник.
– Роуэн Скотт, лэрд Блэкдраммонда. А вы?..
– Джон Хэпберн, сержант из охраны Саймона Керра, смотрителя границы. Можете подтвердить свою личность?
– Могу. Доказательства я предоставлю Саймону Керру.
– В таком случае приготовьте их, – угрожающе прорычал сержант. – Смотритель границы рядом! – Он ткнул рукой за спину.
К отряду приближался еще один всадник. Роуэн издали узнал грузную фигуру, бычью, налитую кровью шею и топорные черты Керра из Сэссфолда.
– Назвался Блэкдраммондом, сэр! – сообщил начальнику сержант Хэпберн.
Натянув поводья, Саймон Керр уставился на Роуэна из-под насупленных кустистых бровей. Близко посаженные маленькие глазки смотрителя границы злобно сверкнули.
– Вы явились на неделю позже, мистер Скотт!
– Мне об этом известно, сэр, – ровным тоном ответил Роуэн. – Я привез письмо королевского совета и должен вручить его лично в руки начальнику Мидл-Марча. Кроме того, я должен получить вашу подпись на ответном письме.
Саймон Керр приблизился и надменно вытянул руку:
– Ну так давай сюда письмо, Блэкдраммонд! Я уже заждался! Как тебе удалось прорваться мимо этих негодяев с линкрейгской дороги?
– Удалось… как-то, – пожал плечами Роуэн, протягивая Керру пострадавший от дождя пергамент, который Майри вернула ему на чердаке. – Совету известно, что все гонцы были ограблены и что ни один указ не дошел до Мидл-Марча.
– Будь они прокляты, эти ловкачи. Как вышлю патруль – так их нет. А как мы где в другом месте – они тут как тут. Народ болтает, будто это призраки Линкрейга вышли на охоту, – бурчал Керр, неуклюжими толстыми пальцами разворачивая бумагу. – Я б и сам поверил в призраков, если б не знал про шпионов, укравших золото короны. Только сейчас у моих солдат есть дела поважнее, чем посиживать в засаде, дожидаясь линкрейгских разбойников. Иисусе! На что похоже письмо?! Ты им вместо шлема голову укрывал, что ли? – Керр водил по строчкам пальцем, усиленно шевеля губами. Чтение явно давалось ему с трудом. – Во имя всех святых! – хрипло выпалил он, вонзив в Роуэна колючий взгляд. – С какой это стати совет прислал мне в помощники Скотта из Блэкдраммонда?
– Полагаю, у Тайного совета были на то причины, – все так же учтиво и ровно отозвался Роуэн, хотя наглость смотрителя границы уже начинала действовать ему на нервы.
– Ну-ну. Надеюсь, ты оправдаешь доверие совета, Блэкдраммонд! – рявкнул Саймон, ткнув бумагу в свисающую с седла кожаную сумку. – Время покажет. Что там еще совет передал? Давай сюда. – Начальник Мидл-Марча вновь протянул руку. – Два месяца дожидаюсь приказа.
Роуэн заколебался. Умоляющий голос Майри Макрэй звучал у него в ушах. Но он должен быть глух даже к самым страстным просьбам! Девица, припрятавшая в тайнике какие-то испанские письма, скорее всего такая же шпионка, как и ее брат. А Роуэн в прошлом уже настрадался от совета и вновь навлекать на себя его гнев не собирался.
Керр нетерпеливо затряс ладонью.
– Давай сюда, Блэкдраммонд! – прорычал он. – Надеюсь, ты достаточно ценишь собственную шею, чтобы не потерять приказ?
Бросив на грубияна настороженный взгляд, Роуэн выудил бумагу из-под фальшивой подкладки своего кошелька.
Саймон выхватил приказ, сорвал печать и опять надолго застыл, проговаривая про себя каждое написанное слово.
– Отлично, – наконец кивнул он. – Отдадим мерзавца англичанам, и к закату следующего «мирного дня» он будет болтаться на виселице. – И этот документ вслед за первым исчез в сумке смотрителя границы.
– Когда «мирный день»? – поинтересовался Роуэн.
– Пока не знаю. Будь готов выехать с нами сегодня ночью, Блэкдраммонд. Нужно схватить парочку мерзавцев.
– Линкрейгских разбойников?
– Банду Хэкки Эллиота. Они что-то разошлись в последнее время. Чуть ли не каждую ночь нападают на фермы, уводят скот, сжигают дома и собирают незаконную дань.
– Слышал. А что, вам стало известно, куда банда Эллиота собралась сегодня ночью?
– Нет. Зато договорились с людьми, чтобы они дали знать кострами, если увидят Хэкки с его ублюдками. Песенка Хэкки спета. Кстати, некоторые из тех, кто пострадал от его банды, живут на земле Блэкдраммонда. Так что поедешь с нами. Обшаришь с солдатами Линкрейг и окрестности. А я двину в другую сторону. Отыщем негодяев!
Роуэн кивнул.
– Места знакомые. Шестерых человек мне хватит.
– Ха! Уж кому эти места и знакомы как не тебе, Блэкдраммонд, твоему братцу и остальным Скоттам. Учти – мои ребята, да и я сам будем за тобой приглядывать. – В ухмылке Керра промелькнуло коварство. – Вообще-то у меня уже есть отличный помощник в Абермур-Тауэр, но парень захромал. Так что тебе, Блэкдраммонд, хоть ты из разбойников Скоттов, придется исполнять его обязанности.
Роуэн устремил на него холодно-бесстрастный взгляд.
– Сегодня ночью я с тобой выеду. Но не рассчитывай, что я стану гоняться за шайками местных бандитов. Меня сюда не для того прислали. Тайный совет приказал допросить шпиона, который сидит в Абермур-Тауэр, и как можно быстрее сообщить о результатах.
– Гонца можешь посылать на свой страх и риск. Ни пеший, ни конный не проскользнет мимо линкрейгских разбойников. – Маленькие злобные глазки Керра превратились в щелочки. – Будь ты хоть Блэкдраммонд, хоть сам черт, тебе придется кое-что усвоить, парень. Урок первый – начальник здесь Саймон Керр. А ты – мой помощник. Плевать мне, Черный ты лэрд, Кровавый или еще какой. Приказы здесь отдаю я. Сейчас отправимся в Абермур, обсудим планы ночного дозора. Ночами нам тут спать не приходится, так что привыкай работать ночью, а спать днем.
– Я привык выезжать из дому ночью, а днем отсыпаться еще с тех пор, как был мальчишкой, – заметил Роуэн.
– Н-да? Ну так теперь придется тебе делать то же самое для того, чтобы защищать законы границы, а не нарушать их! – гаркнул Саймон.
Развернув коня, начальник Мидл-Марч хлестнул поводьями и двинулся в сторону Абермур-Тауэр.
* * *
– Послать Скотта на поиски Скотта?! За кого меня принимает совет, за деревенского дурачка? – Саймон стащил с головы шлем, швырнул на стул и взялся за ремень. – Арчи! Куда ты пропал, черт тебя подери? – Эхо его рева прокатилось по громадному мрачному помещению в крепости Абермур.
– Совет послал меня разобраться со слухами об измене короне среди жителей Мидл-Марча, – спокойно объяснил Роуэн. – И в том письме, что ты получил, настоятельно советует, если не ошибаюсь, послать именно меня на поиски Алека Скотта.
– Не знаю! – снова рявкнул Саймон. – В том письме, кроме первых строчек, ни черта не разобрать. Нет, каково? Разыскать и схватить собственного брата! Не ты ли сам это и придумал, Блэкдраммонд? Арчи! – повернувшись к двери, взревел начальник. – Пришли девчонку с элем!
Роуэн тоже снял шлем и положил на стол.
– Я лично не хочу ни спасать брата, ни гоняться за ним. Так решил совет.
– Негодяй умеет скрываться. Клянусь – если ты приведешь к нему моих солдат, я его в тот же день повешу. Ну? Годится Блэкдраммонду мой план?
Роуэн отвернулся, не в силах смотреть на самодовольную физиономию Керра.
– Кроме того, совет ожидает отчета о допросе Айана Макрэя.
– Увидишь узника, только когда я позволю. – В маленьких глазках Саймона сверкнуло торжество.
Взгляды давнишних врагов встретились.
– Не очень-то это умно, Керр, игнорировать приказы Тайного совета. Я должен увидеть Айана Макрэя и допросить его. Сейчас или чуть позже – неважно. Главное, чтобы это было сделано.
– Здесь я начальник! – громко, но уже далеко не так уверенно отозвался Керр. – Арчи! Чтоб тебе провалиться! Где эль?
– Покажи мне вещи Айана Макрэя. Что вы обнаружили? Почему решили, что он связан с испанцами? – сказал Роуэн.
– Список вещей я переслал в совет. Если ты теперь в фаворе, Блэкдраммонд, как говоришь, то должен был видеть этот список.
– Я его и видел. Пятьдесят золотых монет, тридцать пять серебряных, несколько золотых цепей и множество всяких безделушек, – не моргнув и глазом, перечислил Роуэн. – Тем не менее я хочу увидеть все это собственными глазами. Я был на берегу в Беруике, где разбился испанский корабль, и если увижу трофеи твоего узника, то смогу сравнить их с испанским добром.
– Гм-м-м… – Саймон расстегнул пряжки на плечах, скреплявшие половинки кирасы. – Тут ты, пожалуй, прав. Худа не будет, если ты увидишь шпионскую добычу. Арчи! Какого черта! Где ты шлялся?
Обернувшись, Роуэн увидел молодого светловолосого парня, который с трудом протиснулся в дверь на самодельных костылях из грубо отесанного дерева. Высокий, широкоплечий Арчи двинулся к начальнику, придерживая на весу ногу в грязных обмотках. Следом за ним на пороге появилась девчонка в платке и с подносом в руках.
– Люси, налей элю мистеру Керру. Гостю тоже предложи. – Блондин улыбнулся Роуэну, и тот заметил, что у парня пострадала не только нога. На крупном, слегка искривленном носу были заметны уже побледневшие следы ушиба. – Арчибальд Прингл к вашим услугам, сэр. Помощник смотрителя границы. – Он протянул руку.
Роуэн встряхнул ладонь, отметив силу ответного пожатия.
– Роуэн Скотт, лэрд Блэкдраммонда.
Арчи понимающе кивнул, словно ничего другого и не ожидал услышать.
– Помоги снять эту распроклятую штуковину, Арчи! – сказал Саймон. Мощная, с выпуклыми мускулами рука Прингла легко сняла железную спинку кирасы. С той частью, что прикрывала грудь, Саймон справился сам. Бросив ее на скамью, он поманил пальцем служанку. – Ну-ка, плесни элю. Да не разливай по столу!
Приняв из рук служанки громадную кружку, Саймон в один присест отхлебнул половину эля и ткнул пальцем на дверь. Девушка кивнула и засеменила к выходу.
Саймон прошагал к шкафу, встроенному в угол залы. Вернулся он уже с железным ящиком в руках, водрузил его на стол, маленьким ключиком открыл серебряный замок и отбросил крышку.
Внутри сверкало золото. Роуэн вынул из ящика золотую цепь, прикинул на ладони весьма ощутимый вес.
– Это сделано в Испании, – сказал он. – Я такие уже видел. Испанские моряки носят их на талии, под одеждой. Целое состояние – и все на себе. В прошлом августе мы несколько таких нашли на берегу.
– Несколько? После крушения большого корабля? – удивился Арчибальд Прингл.
Роуэн кивнул.
– Большинство моряков скорее всего так и не добрались до берега. Утонули от тяжести этих самых цепей.
– Паписты-недоумки, – буркнул Саймон, уткнувшись в кружку.
Роуэн перебирал содержимое ящика. Прохладные блестящие золотые и серебряные кружочки проскальзывали между его пальцев и со звоном падали обратно. Многие из монет, как он заметил, были той же чеканки, что и монеты, найденные на злосчастном для испанцев берегу.
На самом дне ларца обнаружился небольшой ярко-красный сверток. Развернув ткань, Роуэн увидел плоский золотой овал с выгравированной миниатюрной фигуркой и вздрогнул, узнав этот медальон с изображением святого.
Тот самый медальон, который валялся, присыпанный песком, на берегу в Беруике.
Тот самый, который во дворе таверны вытащили из его кошелька грабители, требовавшие «око ворона». Каким образом эта испанская безделушка оказалась среди трофеев Айана Макрэя и Алека Скотта? Интересно, а Майри видела медальон?
Задумчиво покрутив в пальцах вещицу, Роуэн, по-прежнему в недоумении, положил ее на место.
– Ну? Доволен? – с ухмылкой поинтересовался начальник Мидл-Марча.
Еще раз кивнув, его новый помощник захлопнул крышку ларца.
– Здесь все испанское. Кое-что – с того самого корабля, который разбился в Беруике, – ответил Роуэн, тщательно подбирая слова. Загадка медальона его тревожила, но делиться своими сомнениями с Саймоном он не собирался.
– Ага. И один из шпионов сидит у меня в темнице! – хвастливо добавил Саймон.
– Может быть, может быть, – нахмурился Роуэн. – Но прежде чем согласиться с этим заявлением, я должен увидеть узника и поговорить с ним.
– О чем, собственно, речь? – Арчи давно уже переводил удивленный взгляд с лэрда Блэкдраммонда на своего начальника.
Саймон скосил на парня глаза.
– Тайный совет, – мрачно объяснил он, – прислал Роуэна Скотта расследовать это шпионское дело. И сменить тебя на посту помощника, – как бы между прочим добавил он.
– Мне не сказали, что я должен кого-то сменить, – возразил Роуэн.
– Не волнуйся, Блэкдраммонд, ты будешь моим единственным помощником, пока Прингл не станет на ноги! – прорычал Керр. – Арчи нынче только в писари и годен. А писарь из него, между прочим, не ахти какой. Почерк похуже моего будет. Верно, Арчи? – Саймон вновь припал к кружке.
– Мне нужно будет написать письмо королевскому совету – сообщить, что приказ доставлен в целости и сохранности, – напомнил Роуэн смотрителю границы.
– Обратись к Арчи, он даст все что нужно, – небрежно бросил Саймон. – Подпишем, и я пошлю парочку гонцов в Эдинбург. – Он утер мокрый рот рукавом. – Ты как, Арчи, с нами едешь в ночь? Или Скотта вместо тебя посылать?
Арчибальд стукнул об пол одним из костылей.
– С ногой еще плохо, сэр. Сломал лодыжку, когда играл в мяч в прошлый «мирный день», – объяснил он Роуэну. – И носом приложился.
– Зато игра была отменная! – заявил Саймон. – Скотты и Армстронги умоляли моих ребят о пощаде. Костей в тот день немало хрустнуло! – самодовольно ухмыльнулся он.
– На чьей стороне была победа? – спросил Роуэн.
– На нашей, на чьей же еще! – рявкнул Саймон. – Дорого мы заплатили за эту победу. Следующей ночью увели моих овец. Негодяи подбросили расплющенный мяч под стены крепости, чтоб я знал, кого винить. Чертовы Скотты! – пробурчал он, искоса глянув на своего нового помощника.
– Моя родня терпеть не может проигрывать, – дружелюбно согласился тот.
Издав нечленораздельный рык, Саймон Керр ткнул мясистым пальцем в спинку кирасы на скамье.
– Арчи, прикажи надраить, опять все грязное. И не забудь натереть сажей. В прошлый раз ты перестарался с чисткой. Я сверкал под луной, как чертов эльф!
– Есть, сэр, – отозвался Арчи. Роуэн уловил искру насмешки в карих глазах помощника. – Не годится смотрителю границы пылать сигнальным костром и разгонять грабителей.
– Кстати, о грабителях, – буркнул Саймон, качнув кружкой с пивом в сторону Арчи. – Как стемнеет, мы двинемся в дозор. Ты расставил людей на крыше следить, не разожжет ли кто сигнальный костер?
Арчи кивнул.
– Конечно, сэр. Все сделано в точности, как вы приказали.
– А тем негодяям, которые обращались ко мне на прошлой неделе, ответил?
– Разослал гонцов по всем крепостям и фермам, чтобы они передали ваше обещание еще до конца недели схватить линкрейгских разбойников, – отрапортовал Арчи.
Роуэн повернулся к Саймону.
– О чем это вы?
– Местные фермеры и лэрды обратились ко мне с прошением. Жалуются, что воры с линкрейгской дороги позорят границу. Мол, здесь в чести грабеж скота и все такое, а эти мерзавцы таскают кошельки. Ха! Провались они все к дьяволу! И те и другие!
– Так что же, Керр, ты обещал поймать разбойников с линкрейгской дороги к концу недели? – уточнил Роуэн.
– Точно. Народ требует справедливости. Эти… которые с прошением, обещали сами заняться линкрейгскими разбойниками, выследить их и повесить на ближайшем дереве. – Саймон передернул грузными плечами. – В Марче страсть сколько негодяев. Поди со всеми справься, – пробурчал он.
– Но сэр, у вас же и без линкрейгских разбойников дел хватает, – вставил Арчи. – Пусть ими займется мистер Скотт. Я бы и сам… да вот нога…
Хрюкнув как дикий кабан, Керр глубокомысленно кивнул.
– А что? Скотт с этим делом справится не хуже меня. – Он уставился на Роуэна. – Ты мой помощник, Блэкдраммонд. Вот и исполняй свои обязанности. Пусть линкрейгские разбойники на собственной шкуре узнают законы Мидл-Марча.
– Узнают, не сомневайтесь, – пробормотал Черный лэрд.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Око ворона - Кинг Сьюзен

Разделы:
12345678910111213141516171819202122232425262728Эпилог

Ваши комментарии
к роману Око ворона - Кинг Сьюзен



Чудесный роман! ГГ оба очень милые и их отношения развиваются на почве влюбленности, а не на почве страстей. Надо конечно еще отдать должное главному герою, у которого прям таки железное терпение))) Есть небольшие нестыковки, но на мой взгляд это мелочи.
Око ворона - Кинг Сьюзенdeasiderea
1.12.2014, 13.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100