Читать онлайн Король чародеев, автора - Кинг Сьюзен, Раздел - 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Король чародеев - Кинг Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.2 (Голосов: 54)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Король чародеев - Кинг Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Король чародеев - Кинг Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кинг Сьюзен

Король чародеев

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

2

«Господи, опять пасмурно», – разочарованно подумала Микаэла, подойдя к дверям монастырской больницы со стопкой чистых простыней в руках. Проведя девять лет в Италии, она успела привыкнуть к ласковому южному солнцу, а суровый климат родины не часто баловал ее хорошей погодой. Вот и сейчас порыв холодного ветра, раздувшего полы ее черной вдовьей накидки и края белого, похожего на монашеский, платка, заставил молодую женщину зябко поежиться.
– Вы принесли простыни, леди Микаэлмас? Давайте их сюда! – прервал ее раздумья властный женский голос. – Сестрам нужно перестелить четыре постели! – Несу, несу, мать Агнесса, – поспешно ответила Микаэла. Она уже собиралась войти, но, бросив взгляд за невысокую ограду монастыря, остановилась, привлеченная открывшимся зрелищем.
Довольно далеко, у подножия голубоватых холмов, возвышавшихся над прихотливыми изгибами речной долины, скакали на крепких приземистых лошадях два всадника. Прищурившись, Микаэла разглядела пледы на их торсах и поняла, что это горцы. Они направлялись прямо к стоявшему на холме монастырю Святого Леонарда.
«Наверное, они тоже из войска короля Роберта», – подумала Микаэла. За последние недели в больнице уже побывало несколько шотландцев, раненных в военных походах против англичан.
Всадник повыше, на вороной лошади, сидел в седле удивительно ловко, сразу было видно, что это опытный наездник. Микаэла решила, что если из этих двоих кто-то и ранен, то не он, а его низкорослый компаньон, неловко скорчившийся в седле. Но может быть, они всего лишь едут навестить раненых товарищей?
Микаэла, прекрасно владевшая гэльским языком, с удовольствием помогала шотландцам с переводом – у нее было много свободного времени, ведь, несмотря на ее медицинское образование и немалый опыт, до лечения больных ее старались не допускать. Настоятельница, священник и доктор дружно считали, что это не женское дело, и Микаэле удавалось применять свои знания на практике только тайком.
– Леди Микаэлмас, мы вас ждем! – теряя терпение, позвала настоятельница.
– Иду, иду, мать Агнесса! – крикнула Микаэла, переступая через порог.
– И не забудьте закрыть за собой дверь! – снова послышался сварливый голос настоятельницы. – Доктор Джеймс считает, что холодный воздух вредит нашим пациентам.
Войдя в душную больничную палату с белеными стенами, Микаэла старательно захлопнула за собой дверь и заторопилась по широкому проходу между кроватями – по двенадцать с каждой стороны. Мать Агнесса, с кислым выражением лица наблюдавшая за Микаэлой из полутемного угла, бросила несколько фраз двум молоденьким послушницам, почтительно стоявшим рядом, и гордо удалилась. Микаэла вздохнула с облегчением – слава богу, на этот раз нотаций не будет.
– Прошу прощения, сестра Марджори и сестра Алиса, – извинилась она перед девушками, кладя тяжелую стопу простыней на стол. – Надеюсь, мать Агнесса не очень рассердилась на меня за опоздание?
Покачав покрытой апостольником головой, Марджори взяла из стопы простыню и принялась застилать одну из кроватей.
– Ах, мать-настоятельницу больше огорчило то, что ей рассказал про вас отец Ансельм! – вздохнула она.
Микаэла нахмурилась и стала помогать второй послушнице, сестре Алисе, перестилать следующую постель.
– Что же он такого сказал? – спросила она как бы между прочим.
– По его словам, вчера вы осматривали миссис Джин и одного шотландца так, как это подобает делать только врачу, – вступила в разговор Алиса. – И еще он сказал, что больные опять называли вас «Чудотворная леди». Мать Агнесса была очень, очень недовольна!
– Могу себе представить, – сухо заметила Микаэла.
– Она сказала, что так можно обращаться только к Матери Божьей, а не к простой смертной женщине. – Алиса с постным видом поджала губы, сложила на животе руки и произнесла, забавно подражая голосу матери Агнессы: – «Это богохульство – называть именем Пресвятой Девы какую-то лекарку, вдову сарацина, которая сгорит в аду в наказание за свой грешный союз с язычником!»
Вышло очень похоже, и Марджори прыснула, Микаэле же было не до шуток. Она с горечью подумала о том, как несправедлива к ней мать Агнесса, и с силой встряхнула очередную простыню, вложив в это движение всю свою досаду.
Видя, что она расстроилась, Марджори негодующе воскликнула:
– Но мы прекрасно знаем, леди Микаэла, что вы не просто лекарка, а настоящий врач! И «Чудотворная леди» – вполне подходящее для вас имя. Ведь недаром все больные говорят, что у вас руки ангела!
– Мать Агнесса вам просто завидует, леди Микаэла, – добавила Алиса. – Она-то никогда не была замужем, да и до вашего образования ей далеко.
– Правда, правда! – поддержала товарку Марджори. – Вы ведь учились в университете. Стелить постели, купать больных, давать им прописанные доктором Джеймсом лекарства – занятие не для вас. Вы сами должны лечить!
– Если бы наши пастыри позволили, вы могли бы сделать для больных гораздо больше, чем сейчас, – заметила Алиса, взбивая подушку, и добавила, бросив любопытный взгляд на Микаэлу: – А ваш муж правда был некрещеным грешником? Неужели из-за своего замужества вы никогда не попадете в царствие небесное?
– Ибрагим был прекрасным врачом и очень добрым человеком, – мягко сказала Микаэла, переходя к следующей постели. – Его отец действительно происходил из сарацинского рода, однако мать принадлежала к знатной христианской семье.
– Но вы овдовели, – с сочувствием проговорила Марджори, – и теперь вам самой надо заботиться о своем будущем. Почему вы не хотите вступить в гильдию хирургов, как советовал доктор Джеймс?
Микаэла пожала плечами:
– Что даст мне вступление в эту гильдию? Разрешение рвать зубы, отворять кровь, лечить небольшие раны – и только! Для того чтобы мне позволили хотя бы принимать роды, я должна буду четыре года проходить в ученицах у какого-нибудь врача-мужчины.
– Не может быть! – воскликнула потрясенная Марджори. – И это после того, что вы сделали в нашей больнице для несчастных женщин, которые без вашей помощи никак не могли разродиться? Клянусь всеми святыми, вы отличная акушерка!
– Увы, теперь это уже не важно, – вздохнула Алиса, расправляя очередную простыню. – Ведь отец Ансельм потребовал, чтобы настоятельница запретила леди Микаэле лечить кого бы то ни было.
– Я уже много месяцев добиваюсь разрешения лечить больных, – с грустью сказала Микаэла, – и уже потеряла надежду. Здешние врачи никогда не допустят меня к работе.
– Что ж, на них свет клином не сошелся, – попыталась утешить ее Алиса. – Вам, слава богу, не надо зарабатывать себе на хлеб, обойдетесь и без лицензии. Кроме того, такая красивая леди, как вы, без труда найдет себе хорошего мужа. Вы собираетесь вернуться к брату в Кинглэсси?
– Мне бы не хотелось туда возвращаться, – нахмурилась Микаэла. – Брат прочит меня в жены какому-нибудь шотландскому лэрду, но я не собираюсь замуж. Я врач и хочу помогать людям!
– Наверняка найдется больница, где врача-женщину примут с распростертыми объятиями, – ободряюще улыбнулась ей Марджори.
– Только, боюсь, не в Шотландии, – грустно заметила вторая послушница и вдруг спохватилась: – Ой, мы, кажется, совсем заболтались, а больные ждут!
Девушки засуетились, стали помогать тем пациентам, для которых постели уже были готовы, перелечь в них.
– Алиса, сходи, пожалуйста, за лекарствами, – попросила Микаэла, – я помогу с раздачей. А ты, Марджори, начинай умывать больных – большой чайник на кухне, должно быть, уже вскипел, горячей воды будет вдоволь. И не забудь дать им мятного отвара для полоскания рта!
Девушки отправились выполнять распоряжения, а Микаэла подошла к одной из кроватей, на которой под грудой одеял лежала с закрытыми глазами сухонькая старушка в вязаном чепце. Голова ее на тощей морщинистой шее тряслась от старости.
– Миссис Джин! – негромко позвала Микаэла. – Как вы сегодня себя чувствуете? Старушка открыла выцветшие карие глаза.
– О, это вы, Чудотворная леди! – проговорила она слабым голосом. – Слава богу, что вы по-прежнему с нами! Я так боялась, что из-за происков матери-настоятельницы вы нас покинете…
– Как вы могли подумать, милая миссис Джин, что я могу уйти, не попрощавшись? – Микаэла озабоченно взяла старушку за запястье, чтобы посчитать пульс.
Джин улыбнулась ей дрожащими губами.
– Боюсь, я уйду первой, дорогая. Я ведь очень, очень стара, – сказала она и устало закрыла глаза.
Несколько мгновений Микаэла молчала, считая уда-ры сердца. Оно билось совсем слабо, словно пойманный мотылек, тщетно пытавшийся вновь обрести свободу. Покойный Ибрагим научил Микаэлу различать ритм вконец изношенного, слабеющего сердца. «Бедная Джин, ей и впрямь осталось совсем недолго!» – с грустью подумала Микаэла, бережно опуская руку старой женщины на кровать.
Она уже хотела отойти к другому больному, как вдруг глаза старушки открылись и сразу же округлились от изумления.
– Ой, кто это?! – ахнула Джин, глядя куда-то за спину Микаэле, и, присмотревшись, добавила: – Кажется, к нам пожаловали двое молодых дикарей!
Удивленная Микаэла обернулась – на пороге, молча оглядывая просторную палату, стояли двое горцев. Старая Джин выразилась очень верно: в облике обоих мужчин, закутанных в черно-зеленые пледы, с неприбранными гривами волос, свободно падавшими на плечи, и голыми мускулистыми ногами, действительно было что-то дикое. Микаэла их сразу узнала: именно этих двоих она видела недавно на равнине.
Встретившись глазами с тем, что повыше, она тотчас потупилась, пораженная властной силой его взгляда. Однако любопытство победило, через мгновение Микаэла вновь подняла глаза и стала рассматривать пришельца. Статный, широкоплечий, он был закутан в плед, скрепленный у шеи серебряной брошью. На нем был также кожаный жилет, полотняная сорочка, шотландская юбка с широким кожаным поясом, за который был заткнут кинжал, и высокие сапоги на шнуровке. Худое, обрамленное буйными каштановыми волосами лицо с правильными чертами выдавало в нем человека твердого, даже сурового.
Отведя взгляд от Микаэлы, он обернулся и что-то сказал стоявшему чуть позади товарищу, по виду тоже настоящему дикарю, но немного постарше и пониже ростом. На грубоватом, с резкими чертами лице второго дикаря появилась усмешка, показавшаяся Микаэле неприятной.
– Должно быть, это горцы из королевских отрядов, что нападают на англичан на юге, – предположила сестра Алиса, подошедшая с деревянным подносом, который был весь уставлен деревянными чашками с лекарствами. – Наверное, им нужны только ночлег и еда. Какие же они все-таки страшные, эти вояки! Ой, кажется, один из них не сводит с вас глаз, миледи. Вы его знаете?
– В первый раз вижу, – ответила удивленная Микаэла. Смиренно сложив руки под грудью, она направилась к мужчинам и спросила по-гэльски: – Что вам угодно? Если вы пришли навестить своих товарищей, то они лежат на другом конце палаты.
– Мы пришли совсем с другой целью, – ответил высокий горец тоже по-гэльски. Микаэлу поразил его голос – глубокий, звучный, но негромкий. – Вы Микейла, сводная сестра Гэвина Фолкенера? Если да, то нам нужны вы! – И незнакомец вежливо поклонился.
Микаэла на мгновение растерялась. Странно, что горец назвал ее Микейлой… Впрочем, в гэльском языке нет точного эквивалента ее имени. Но почему ей кажется, что она уже слышала свое гэльское имя, произнесенное этим мягким, рокочущим басом? Где, когда? Не зная, что и думать, Микаэла почувствовала смутное волнение.
– Откуда вам известно мое имя? – спросила она. – Вас прислал Гэвин?
– Ваш брат рассказал мне, где вас можно найти, – уклонился от прямого ответа незнакомец.
– Он здоров? Вы привезли от него письмо?
– Он здоров, но письма нет. Я приехал, чтобы попросить вас оказать медицинскую помощь одному очень нуждающемуся в ней человеку.
Микаэла с досадой прикусила губу. Брат, должно быть, рассказал ему о ее познаниях в медицине, но Гэвин не знает, с какими трудностями она здесь столкнулась…
– Мне запрещено заниматься медицинской практикой, – ответила она. – Вам следует обратиться к главному врачу этой больницы, доктору Джеймсу. Он скоро придет, вы можете его подождать.
Давая понять, что разговор окончен, Микаэла направилась к кровати, на которой лежал раненый шотландец, и пощупала ему лоб. Несчастному явно требовалась помощь хирурга: у него был сильный жар.
– Мать Агнесса прислала раненым лекарство, – сказала подошедшая сестра Алиса и поднесла к губам мужчины деревянную чашку. – Этот настой трав на вине с сахаром снимет боль. И еще настоятельница просила передать, чтобы вы ни в коем случае не меняли раненым повязки – она хочет сделать это сама.
– Тем лучше! – ответила Микаэла. – Но подскажи ей, что одному из раненых нужно дать снадобье от жара, потому что его рана воспалилась. Ее надо обязательно очистить от гноя, для этого, возможно, потребуется помощь хирурга.
– Что нужно раненому, решать не вам, а доктору Джеймсу! – раздался за спиной Микаэлы раздраженный голос настоятельницы. – А он, к вашему сведению, считает нагноение полезным!
Обернувшись, Микаэла увидела мать Агнессу, которая незаметно вошла в палату через другую дверь и с оскорбленным видом застыла в проходе, сверля Микаэлу злобным взглядом. Из-за ее плеча выглядывал маленький темноволосый и смуглолицый отец Ансельм, его карие глазки источали холод.
– Итальянские медики настоятельно советуют очищать гнойные раны, – заметила Микаэла. – Мне кажется, эта процедура значительно облегчит состояние нашего пациента и снимет жар.
Мать Агнесса гневно сверкнула глазами.
– Леди Микаэла, позвольте напомнить вам, что здесь никому не нужны ваши медицинские советы! Доктор Джеймс – достаточно знающий и опытный врач, чтобы обходиться без ваших рекомендаций. И если вы сейчас же не прекратите вмешиваться в ход лечения, то будете с позором изгнаны из нашей больницы или еще того хуже!
– Что вы имеете в виду? – нахмурилась Микаэла.
– Вас отлучат от церкви! – вмешался в разговор отец Ансельм. – Обдумайте свое поведение – и помните, что доктор Джеймс постоянно о вас справляется. Нам стало известно, что вы тайком меряете больным пульс, осматриваете их, как женщин, так и мужчин, и даже исследуете мочу. Это может делать только дипломированный врач, допущенный к работе гильдией, а посему ваше поведение совершенно недопустимо! Занимаясь не своим делом, вы, миледи, ставите под угрозу жизнь других людей, а также рискуете спасением собственной души.
Это было уже слишком! Микаэла почувствовала, что кровь бросилась ей в голову.
– Нет, я занимаюсь своим делом, потому что я врач! – воскликнула она, глядя своему обличителю прямо в глаза. – Вы же видели мой диплом, который подписали светила медицины из Болонского университета!
– Полагаю, вы действительно приобрели в Италии некоторые познания в лечении детских и женских болезней, – поджав тонкие губы, высокомерно заявила настоятельница. – Но вы ничего не понимаете в лечении мужчин, поэтому не имеете права их осматривать и вмешиваться в их лечение.
– Я в течение нескольких лет помогала вести медицинскую практику своему мужу, известному болонскому врачу и ученому Ибрагиму ибн-Катебу, – возразила Микаэла, из последних сил стараясь сохранить спокойствие. – Он относился ко мне как равной, уважая мое профессиональное мнение. Я надеялась, что и на родине мои знания будут оценены по достоинству!
– А вы, оказывается, тщеславны, милочка, – прошипела мать Агнесса. – И очень упрямы.
– Но я приехала в Шотландию для того, чтобы лечить! Не лишайте меня этой возможности! – взмолилась Микаэла.
– Господь насылает на нас недуги, чтобы наказать за грехи, – наставительным тоном заметил отец Ансельм. – Врач – лишь инструмент в его руках. Если он отпускает больному грехи, то врачу удается исцелить телесный недуг. Но это право господь даровал только самым искусным в деле врачевания мужам. Женщины же, существа слабые, подверженные многочисленным порокам, часто совершают ошибки, поэтому не могут быть допущены к врачеванию.
– Да-да, – одобрительно кивнула мать Агнесса. – Ухаживайте за больными, согревайте их сердца своим участием, как это делаю я, а лечение предоставьте ученым мужам.
– До меня дошли слухи, – криво усмехнувшись, продолжал отец Ансельм, – что в Италии вы предприняли дерзкую попытку вылечить больную женщину наложением рук. Кроме того, вы взывали к господу, прося его даровать вам целительную силу, за что вас обвинили в ереси и колдовстве…
– Это ложное обвинение сняли! – решительно оборвала его Микаэла.
– А я слышала, что больные, явно по вашему собственному наущению, называют вас «Чудотворной леди», – вновь вмешалась настоятельница. – Разве это не свидетельствует о ваших греховных помыслах? Творить чудеса могут только Всевышний да Святая Дева, все остальное – ужасный грех!
– Разве может быть греховным желание спасти больного, облегчить его страдания? – возразила Микаэла, содрогаясь в душе от страшных воспоминаний об итальянском суде.
Тогда, в Болонье, обвинение в ереси и колдовстве могло стать для нее роковым, но, к счастью, все обошлось. Однако с тех пор она совсем перестала пользоваться своим даром. Покойный Ибрагим не раз советовал ей полагаться только на врачебное искусство – таким образом муж надеялся оградить ее от опасности. К тому же природа чудесных способностей Микаэлы была ему непонятна, и это его пугало. Послушавшись мужа, она постаралась навсегда забыть и о своем даре, и о связанной с ним самой мрачной странице своей жизни, поэтому слова отца Ансельма подействовали на нее как удар хлыста. Оказывается, старые душевные раны так легко разбередить…
– Может, вы святая? – ехидно заметила мать Агнесса.
– Не более, чем вы! – сердито бросила Микаэла.
Она развернулась и быстро пошла к выходу. От гнева и обиды у нее дрожали руки. В дверях Микаэла едва не налетела на высокого горца. Их взгляды встретились – его серые глаза, напоминавшие грозовое небо или воды Северного моря перед штормом, смотрели проницательно и сурово. В следующее мгновение он дал ей дорогу, пророкотав:
– Прошу прощения, миледи!
Микаэла стремительно пролетела мимо, выскочила из больницы и почти бегом устремилась через двор к веревкам, на которых сушилось больничное белье. Холодный ветер бил ей в лицо, раздувая подол черного платья, она задыхалась, но упрямо продолжала идти вперед – прочь, прочь от враждебности и непонимания завистливых ханжей!


– Слишком уж она дерзка для монахини, – заметил Мунго, обращаясь к Дайрмиду, когда Микаэла промчалась мимо них с видом разгневанной королевы.
– Ты забыл? Она вовсе не монахиня, – возразил Дайрмид. – А черное носит потому, что вдова – так мне сказал Гэвин Фолкенер.
– Ну и что? Разве вдова не может уйти в монастырь? Но раз она вольная птица, тогда поскорее поговори с ней, и дело с концом: путь нам предстоит неблизкий. А впрочем, не представляю, как тебе удастся уговорить ее. Сразу видно, миледи – женщина с характером, настоящая фурия! Сказать по правде, от таких, как она, меня прямо в дрожь бросает.
– Мне ли бояться фурий? – задумчиво произнес Дайрмид, наблюдая, как Микаэла в развевающемся вдовьем одеянии на другом конце двора принялась лихорадочно сдергивать простыни с веревок. Судя по всему, она была вне себя от гнева. Дайрмиду вспомнилась хрупкая девушка, почти девочка – воплощенное совершенство плоти и духа, – которая одиннадцать лет назад опустилась на колени перед раненым среди крови и хаоса только что закончившегося боя. В разгневанной женщине, сердито срывавшей с веревок больничное белье, трудно было узнать кроткую юную Микаэлу, наделенную божественным даром исцеления.
Но ее глаза… Они были все те же – цвета июльского неба, обрамленные золотистыми ресницами. А белый платок на голове наверняка скрывал светлые пушистые волосы, похожие на струящийся лунный свет… Отогнав непрошеные воспоминания, Дайрмид нахмурился и решительно направился туда, где колыхались на ветру белые полотнища простыней.


Вне себя от обиды и возмущения, Микаэла сдергивала белье с веревок и складывала его в корзину, размышляя о своей несчастной судьбе. Какой же она была дурой, непроходимой дурой, когда решила поехать сюда, в больницу при монастыре Святого Леонарда! Как можно было надеяться, что монастырский врач-англичанин и прочие члены местной гильдии хирургов с должным уважением отнесутся к медицинским познаниям женщины, да еще шотландки, позволив ей заняться врачеванием?!
Вспомнив пережитые на родине унижения, Микаэла в сердцах пнула ногой корзину с бельем. Интересно, откуда отец Ансельм узнал про то давнее судилище в Италии? Наверное, получил письмо от святых отцов из Болоньи…
Никому, даже Гэвину, Микаэла не рассказывала о том, что произошло на суде, но с тех пор страх навеки поселился в ее сердце. Где бы она была сейчас, если бы не авторитет Ибрагима? Теперь его нет рядом с ней, и она совершенно беззащитна перед злобными невеждами…
Микаэла сняла с веревки очередную простыню, еле сдерживая слезы. Наверное, лучше отсюда уехать. Но куда? У нее один путь – домой, в Кинглэсси. Неужели придется послушаться брата, выйти замуж и навсегда расстаться с мечтой о врачебной практике в Шотландии? Ах, если бы Ибрагим был жив! Он бы наверняка помог ей в неравной борьбе, укрепил бы ее дух. Но увы – теперь имя и репутация мужа ей больше не защита.
В сотый раз молодая женщина пожалела о прошлом счастье. Как светло и покойно текла ее жизнь в болонском доме Ибрагима среди множества книг, немалую часть которых написал он сам! С Ибрагимом Микаэлу связывали не только супружеские отношения. Поначалу он был ее учителем, а потом глубоко почитаемым старшим коллегой. Многому, очень многому научил Микаэлу мудрый сарацин, но он утаил от своей молоденькой жены, что за стенами их уютного дома идет совсем другая жизнь – грубая, беспокойная, полная опасностей и лишений.
И еще он скрыл от нее, что тяжко болен и скоро умрет…
Сморгнув слезу, Микаэла с тяжелым вздохом потянулась за новой простыней. Будь неладна эта больница, где дипломированного врача заставляют выполнять работу служанки! Внезапно молодая женщина испуганно вскрикнула и выронила простыню – прямо перед ней стоял тот самый широкоплечий горец, которого она только что видела в больничной палате.
– Что вам нужно? – резко спросила Микаэла, не ощущая никакого желания быть вежливой.
Удивленный нелюбезным приемом, горец молча наклонился, чтобы поднять простыню, однако Микаэла его опередила. Стряхнув с простыни прилипший сор, она быстро сложила ее в корзину и окинула незнакомца сердитым взглядом:
– Что вам здесь надо? Уходите, вы мне мешаете!
Его лицо осветила легкая, чуть скошенная вбок улыбка, в которой было что-то удивительно искреннее и располагающее.
– Я хочу с вами поговорить, – ответил он глубоким грудным голосом, в котором звучали властные нотки. – Вы ведь целительница, не так ли?
– С чего вы взяли? – удивилась она. – Нет, я не целительница, не травница и не знахарка. Я – дипломированный врач с университетским образованием. Но у меня нет разрешения на врачебную практику в Шотландии, так что вам следует обратиться к кому-нибудь другому.
– Я уже кое-что слышал об этом в палате, – снова улыбнулся горец.
– У меня диплом очень известного итальянского университета! – с вызовом заявила Микаэла.
Он оглядел ее ясными серыми глазами с серебристым отливом, которые напоминали облачка, легкой вереницей бежавшие по небу у него над головой. Ветер разметал его длинную, давно не стриженную каштановую гриву, и несколько прядей прилипли к небритым щекам. От всей его могучей фигуры исходило ощущение силы и решимости.
– Вы, должно быть, действительно прекрасный врач, – негромко сказал он, твердо глядя на Микаэлу. – Я прошу вас поехать со мной в мой замок.
– Да скажите же наконец, кто вы такой! – не выдержала она. – Вас послал за мной Гэвин?
– Нет, Гэвин тут ни при чем. А зовут меня Дайрмид Кемпбелл из Даншена.
Микаэла прищурилась, что-то припоминая, и чуть не ахнула: ну конечно же, они уже встречались – на поле боя неподалеку от Кинглэсси! Ей было тринадцать, когда она увидела молодого горца Дайрмида Кемпбелла, который пытался зашить ужасную рану на ноге своего соратника. Микаэлу тогда поразило и восхитило искусство молодого врача, безграничное участие, с которым он относился к раненым. А ее имя – Микейла – он произносил на гэльский лад так нежно, как до тех пор не удавалось никому.
Внезапно Микаэла вспомнила еще одно: этот человек видел, как она наложила на рану руки и остановила кровь, стало быть, он знает о ее даре! При этой мысли сердце молодой женщиы тревожно сжалось. А вдруг Кемпбелл из Даншена проговорился кому-нибудь о ее тайне?
Микаэла окинула его пристальным взглядом и поняла, что он очень изменился. Молодой хирург, которого она помнила, превратился в зрелого мужчину – весь облик выражал какую-то дикую, необузданную силу. Ей даже показалось, что в тяжелом взгляде его холодных как сталь глаз, во властных интонациях нарочито негромкого, но звучного и глубокого голоса есть что-то пугающее. Изменилось и лицо горца за годы, прошедшие с их первой встречи, вокруг его глаз и рта проступили резкие складки, он стал жестче, суровей. Микаэла сознавала, что и сама очень изменилась. Что они знали друг о друге? По сути, ничего. Их жизни пересеклись только один раз, а потом судьба их развела, чтобы свести опять через одиннадцать лет. Сколько событий произошло за это время! И все же, Микаэла это ясно чувствовала, незримая нить, протянувшаяся от той давней встречи, все еще их связывала друг с другом…
– Здравствуйте, Даншен, – сказала она и, поняв по его глазам, что он тоже помнит о первой встрече, вновь занялась бельем.
– Мы с вами встречались когда-то, очень-очень давно, – напомнил он. – Вы тогда спасли от смерти одного моего родственника.
Молодую женщину вдруг охватила паника. Она столько лет хранила тайну своего дара, и вот появился человек, который может обо всем разболтать! От страха у нее задрожали руки.
– Гм… кажется, я что-то припоминаю, – проговорила она сухо, пытаясь спрятать свой страх под личиной высокомерия. – Так какую же медицинскую помощь вы хотите получить? У вас беременна жена? Больны дети? Или нужно вылечить престарелых родителей? Здесь в монастыре есть врач, сестры милосердия, в городе практикуют множество хирургов – обратитесь к ним!
«Господи, зачем я это говорю? – подумала она с досадой. – Кемпбелл сам прекрасный хирург, ему не нужны услуги гильдии!»
– У меня болен ребенок, маленькая девочка, и только вы можете ей помочь, – сказал горец так, словно и не слышал ее тирады.
– Вот как? Я действительно много занималась детскими болезнями, но почему вы думаете…
– Мою Бригит лечили три знахарки и дипломированный врач, – резко перебил ее горец. – Но никто из них не помог. Они даже толком не смогли объяснить природу болезни. Вы должны ее осмотреть.
Микаэла пожала плечами:
– Что у нее – жар, травма? Девочка здесь, с вами?
Скрестив на груди руки, горец снисходительно смотрел на нее сверху вниз.
– Больная девочка находится в Даншене – недалеко от Аргайлля, в Западных горах. Она не может ходить.
– Сколько ей лет?
– Пять.
Микаэла нахмурилась:
– Увечье врожденное или приобретенное?
– Я не знаю даже этого. Так или иначе, вы должны поехать со мной в Даншен.
– Должна? С какой стати? Я не могу ехать с вами так далеко.
– Можете, более того, это ваш врачебный долг! Я хочу, чтобы вы вылечили этого ребенка! – настаивал Кемпбелл, и в его словах звучала непоколебимая уверенность.
– Но ни один врач не может гарантировать успеха лечения, – возразила Микаэла.
– Мне этого и не нужно, – ответил Дайрмид. – Я хочу, чтобы вы совершили чудо.
– Что-что?!
– Чудо, – просто сказал он, и в его голосе звучала надежда.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Король чародеев - Кинг Сьюзен

Разделы:
Пролог1234567891011121314151617181920212223242526Эпилог

Ваши комментарии
к роману Король чародеев - Кинг Сьюзен



Хороший романчик интересно почему нет коментов неужели никто не читал , а зря
Король чародеев - Кинг Сьюзеннека я
26.04.2013, 19.33





интересный очень мне понравилась
Король чародеев - Кинг Сьюзенкристина
12.05.2013, 17.04





Очень-очень понравился.Не могла оторваться, пока не прочитала.Обожаю читать о людях с необычными способностями.10/10 Посоветуйте пж что-то наподобие этого
Король чародеев - Кинг СьюзенЛеля
12.05.2013, 23.14





CHUDESNII-ZAHVATIVAJUSCHII ROMAN!10/10
Король чародеев - Кинг СьюзенKATRINA
14.05.2013, 16.02





Очень люблю исторические романы, а этот оказался замечательным,читала с большим удовольствием.
Король чародеев - Кинг Сьюзенсветлана
26.01.2014, 20.52





Очень люблю исторические романы, а этот оказался замечательным,читала с большим удовольствием.
Король чародеев - Кинг Сьюзенсветлана
26.01.2014, 20.52





Роман, наверное неплох. Но лично я НЕ люблю чудеса и мистику. Вот люди - их чувства, их усилия, их переживания - это совсем другое дело. В этом же - либо черное, либо белое. Тема с монастырем не дописана. Впечатление осталось ассоциативное - так у маленьких девочек бывает - главное, будет свадьба и красивое платье - а годы и годы жизни, реальной жизни - это что-то абстрактное. Или запрет врачевать женщинам действителен только в одном монастыре? Или тамошние руководители просто так в Болонью писали? И еще. Слишком много соплежуйства в первых 15ти главах. Как будто автор не уверена, что читатель правильно поймет и ему все надо по три раза прожевать... Ну, или думает, будто автор умнее всех. Семерочка, не больше.
Король чародеев - Кинг СьюзенKotyana
16.03.2014, 5.46





Роман, наверное неплох. Но лично я НЕ люблю чудеса и мистику. Вот люди - их чувства, их усилия, их переживания - это совсем другое дело. В этом же - либо черное, либо белое. Тема с монастырем не дописана. Впечатление осталось ассоциативное - так у маленьких девочек бывает - главное, будет свадьба и красивое платье - а годы и годы жизни, реальной жизни - это что-то абстрактное. Или запрет врачевать женщинам действителен только в одном монастыре? Или тамошние руководители просто так в Болонью писали? И еще. Слишком много соплежуйства в первых 15ти главах. Как будто автор не уверена, что читатель правильно поймет и ему все надо по три раза прожевать... Ну, или думает, будто автор умнее всех. Семерочка, не больше.
Король чародеев - Кинг СьюзенKotyana
16.03.2014, 5.46





Чудесный роман! Немножко волшебства ему совсем не вредит)
Король чародеев - Кинг Сьюзенdeasiderea
2.12.2014, 14.28





Мне понравился. Немного земной, немного магический, но добрый. И хорошо, что где-то такие люди есть.
Король чародеев - Кинг СьюзенТальяна
17.12.2014, 22.53





прекрасный роман.
Король чародеев - Кинг СьюзенВАЛЕНТИНА
21.03.2015, 19.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100