Читать онлайн Цыганское гадание, автора - Кинг Сьюзен, Раздел - Пролог в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Цыганское гадание - Кинг Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.76 (Голосов: 21)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Цыганское гадание - Кинг Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Цыганское гадание - Кинг Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кинг Сьюзен

Цыганское гадание

Читать онлайн

Аннотация

Случай, а может быть, судьба связала жизни молодого шотландского лэрда Уильяма Скотта и его пленницы цыганки Тамсин Армстронг. Случайно оказавшись женатыми по цыганскому обряду, они решают заключить фиктивный брак, чтобы решить свои проблемы. Но при этом их одинокие сердца тянутся друг к другу, протестуя против формальных отношений. И когда в их руках оказываются судьба Шотландии и жизнь королевы, именно любовь помогает им разрушить козни заговорщиков и подарить друг другу то, в чем каждый из них нуждался больше всего.


Следующая страница

Пролог

Шотландия, приграничные земли, февраль, 1526 год
– Твой отец – вор, – сказала бабушка, прижимая к себе маленькую Тамсин. – Шотландский мошенник и бродяга, гаджо, не цыган. Он хочет, чтобы ты жила с ним в его большом каменном доме, и сегодня он приедет за тобой.
Тамсин никогда не доводилось бывать в каменных домах. Интересно, какие они, эти дома? Девочка предположила, что они наверняка холодные и темные, лишенные солнечного тепла и свежего запаха зеленого леса, к которым она привыкла и которые очень любила. Она не была уверена, что вор годится ей в отцы, неважно, шотландец он или цыган, но улыбнулась бабушке, так как знала, что та никогда не позволила бы ей уехать с отцом-шотландцем, если бы он был плохим гаджо.
Нона Фо улыбнулась девочке в ответ, и по ее смуглому скуластому лицу разбежались морщинки. Глаза у бабушки были черные, как уголь, в отличие от зеленых глаз внучки, которые та унаследовала от отца.
– У Арчи Армстронга доброе сердце, – продолжила Нона. – Кто мы, ромалы, такие, чтобы судить человека за воровство? Каждый заботится о своей семье как умеет. А для него воровство – это еще и способ отомстить своим врагам. Но к нашим людям он всегда был добр, хотя в Шотландии мы всего-навсего странствующие чужеземцы. Кроме того, Арчи хорошо заплатил нам, чтобы мы растили тебя, моя маленькая Чалаи… после того, как шесть лет назад та, что родила тебя, покинула нас.
Тамсин знала, что бабушка до сих пор оплакивает свою дочь, которая умерла, едва успев произвести ребенка на свет. Но она никогда не упоминала имени своей дочери и никогда не надевала одежду красного цвета, потому что этот цвет любила мать Тамсин. Таков цыганский обычай выражать скорбь. Нона и внучке не позволяла носить красное, хотя девочка совсем не помнила своей матери.
Отец и мать вместе решили назвать дочь Тамсин, но ни бабка, ни дед никогда не называли девочку именем гаджо – оно напоминало им об их утрате. Только отец во время своих редких визитов в табор называл ее так, и девочка привыкла думать о себе, как о Тамсин. Это имя для нее словно подарок от матери, которой она никогда не знала.
– Хорошо, бабушка, – кивнула Тамсин. – Я поеду с этим человеком, моим отцом, если ты этого хочешь.
По правде говоря, мысль о том, что ей придется покинуть бабушку и деда, пугала и печалила Тамсин, однако она была послушной девочкой и готова была на все, лишь бы доставить старикам радость.
– Твой отец захотел сам заботиться о тебе, своей доченьке, – сказала Нона. – Я думаю, сейчас, когда оба его взрослых сына погибли, он нуждается хотя бы в толике счастья, которое может поселиться в его каменном доме, который называется Мертон Ригг. Ты поедешь туда, чтобы доставить ему радость.
– Я должна буду остаться там навсегда? – настороженно поинтересовалась Тамсин.
– Мы обещали твоему отцу отдать тебя ему, хотя ты еще слишком мала. К тому же ты – самая яркая звездочка на небосклоне наших жизней. Мы назвали тебя Чалаи из-за этих светло-зеленых звезд в твоих ясных глазах, детка, – добавила она. – Но мы будем видеться так часто, как только сможем. Наши пути обязательно пересекутся, моя дорогая, и не один раз. А теперь я хочу, чтобы ты хорошенько запомнила одну вещь.
– Какую? – Тамсин с любопытством смотрела в бабушкины глаза.
Нона наклонилась еще ниже к внучке и проговорила:
– Твоя ручка может кое-кого напугать, Чалаи. Ты должна всегда прятать ее. В мире слишком много людей, которые не в состоянии правильно понять то, что видят.
Тамсин кивнула и убрала левую руку за спину, сжав ее при этом в неуклюжий кулачок.
– Хорошо, бабушка.
– Некоторые цыгане верят, что у тебя дурной глаз, что ты проклята при рождении. – Нона откинула темные кудри с лица девочки. – Я думаю, гаджо еще более суеверны, чем мы, цыгане. Как мог младенец, рожденный в любви, принести в этот мир проклятие? Как может это личико, эти прекрасные зеленые глазки навлечь несчастья?
– Я знаю, некоторые люди говорят, что я – вафри бак, злой рок, – мрачно подтвердила Тамсин. – Дедушка сердится на них…
– Не обращай внимания, – прервала Нона. – По какой-то причине судьба отметила тебя, и нам нужно верить, что она не оставит тебя своей милостью. Но ты должна иметь внутреннюю силу, чтобы вынести все, что тебя ожидает. Я надеюсь, однажды ты поймешь, что твоя рука – это дар судьбы, а не тяжкое испытание.
Тамсин кивнула еще раз, соглашаясь, хотя не поняла ни слова из того, что сказала ей бабушка. Она не видела никакого дара, только маленькую безобразную руку, отличавшуюся от любой другой и почти бесполезную. А ей так хотелось иметь обычную, красивую руку. Но Тамсин знала, что даже самое пылкое желание не в состоянии избавить ее от изъяна.
Вечером того же дня, увидев отца, прискакавшего в табор, Тамсин пришла к выводу, что он – самый огромный мужчина из всех, кого она видела за свою недолгую жизнь. Арчи Армстронг был высок, строен и очень крепок. Даже его зубы были крупными и крепкими. Она успела заметить это, когда отец улыбнулся ей.
Тамсин застенчиво улыбнулась в ответ, а отец рассмеялся, и его смех, громкий и приятный, оказался очень заразительным. Девочка тоже рассмеялась. Он был светловолосым, зеленоглазым, розовощеким и напоминал ей мохнатого золотистого медведя.
Она тихо ждала, пока он разговаривал с дедом на шотландском языке, которого Тамсин не понимала. Отец передал дедушке тяжелый мешочек, наполненный серебряными монетами. Тамсин знала, что Джон Фо – граф в своих землях, которые находятся далеко за пределами Шотландии. Она была уверена, что дедушка очень рад этому мешочку с монетами, который он непременно спрячет под полом своей кибитки. Она надеялась, что дед даст ей немного серебряных монеток, чтобы она могла носить их на шее, нанизав на шнурок, как бабушка. Нона носила много монет, и они позвякивали и сверкали на ее груди, стоило Ноне шевельнуться.
Наконец отец вскочил на лошадь и нагнулся, протягивая руки к Тамсин, но бабушка не выпускала ее из своих объятий, а целовала снова и снова до тех пор, пока обе не разразились слезами.
Дед, пропахший дымом, конским потом и металлом, с которым он постоянно работал, нежно коснулся кудрей внучки и сказал, что они будут навещать ее, когда дорога странствий приведет их в окрестности каменной крепости Арчи. Потом он надел девочке на шею тонкий кожаный шнурок, на который были нанизаны три серебряные монеты, поднял Тамсин и передал ее в руки отца.
– Все будет хорошо, – повторила бабушка. – Ты поедешь туда и сама увидишь. Все будет хорошо.
Тамсин кивнула, пряча левую руку под плащом, а правой сжимая маленький узелок со своими вещами. Не успели они с отцом отъехать, как щеки снова стали влажными от слез. Девочка изо всех сил старалась сдержать их, но они все текли и текли. Через какое-то время Тамсин неуклюже вытерла глаза левой рукой, стараясь держать ее сжатой в кулак, чтобы отец не заметил изъяна. Она боялась, что, увидев увечную руку, отец передумает и решит не брать ее в свой большой дом из камня и бабушка с дедушкой огорчатся. Однако в глубине души Тамсин знала, что хотела бы остаться под открытым небом, усыпанным звездами, путешествовать вместе с ветром, солнечным светом и дождем, вместе с бабушкой и дедушкой. Она вовсе не желала оказаться запертой в доме гаджо, темном и сыром, как пещера. Тем не менее улыбка отца и его веселый смех помогли ей успокоиться, почувствовать себя в безопасности. К тому же бабка с дедом пообещали навещать внучку при каждом удобном случае, и если ей не понравится жить с отцом, Тамсин всегда сможет попросить Нону и Джона Фо забрать ее в табор.
И потом, любопытно все же узнать, каковы они, эти шотландские воры и каменные дома!
* * *
– Христос спаситель! Посмотри-ка туда! – вскричал Арчи. Он повернулся к мужчине, ехавшему рядом с ним, и указал на узкую горную долину у подножия холма, на котором они остановились.
Далеко внизу, вдоль ручейка, двигалась группа всадников.
Арчи так резко махнул рукой, что задел дочь, сидевшую на его коленях, но тут же поддержал ее, не давая упасть. Девочка безмолвно подняла на него глаза. Она молчала с тех пор, как несколько часов назад они покинули табор цыган, которых некоторые привыкли называть странствующими египтянами.
Мужчина едва заметно улыбнулся. Дочь внимательно смотрела на него своими удивительными светло-зелеными глазами, окаймленными густыми черными ресницами. Эти глаза казались ему драгоценными камнями на ее маленьком смуглом личике. «Она слишком серьезная, слишком тихая», – подумал Арчи. Ее доверчивость и готовность уехать с ним, ее странная, непривычная красота наполнили его сердце нежностью. Крохотный огонек любви разгорался все сильнее с каждым взглядом, который он бросал на свою малютку-дочь. Она многое взяла от своей матери-цыганки, но эти светло-зеленые глаза были его глазами, и смуглая кожа была бледнее, чем кожа ее матери.
Его юная жена была красивой и доброй, и Арчи никогда не интересовало ее происхождение. Цыганка – так цыганка. Он любил ее, а она любила его. Если бы она не умерла во время родов, у них было бы множество сладких ночей, после которых могли появиться прекрасные сыновья.
Арчи бросил взгляд на своего дядю, Катберта Эллиота, выехавшего им навстречу, чтобы сообщить горькие вести.
– Там, внизу, группа мужчин и с ними юноша, – сказал Арчи. – Вероятно, это они.
Катберт кивнул. Его тонкое лицо, спрятанное под стальным шлемом, было мрачным.
– Едут из замка Рукхоуп, как я и говорил, а впереди – граф Энгус, который недавно взял нашего молодого короля Джеймса под свое покровительство. Теперь король полностью в его власти. А вон тот мальчик – юный Уильям Скотт. Бедный паренек, теперь он – хозяин Рукхоупа. Эти дьяволы повесили его отца нынче утром.
– Что? За кражу двух коров у англичан? Светлые небеса! – Арчи печально покачал головой. – Повесить такого уважаемого человека, как Аллан Скотт, без суда. В это трудно поверить.
– Что и говорить, отличный способ вершить правосудие: повесить человека рядом с собственным замком, чтобы жена и дети могли наблюдать казнь из окон, – язвительно заметил Катберт.
Подул холодный зимний ветер, предвещавший в скором времени появление сырого снега. Арчи почувствовал, как его пробирает дрожь. Но не только холод был тому причиной. В прошлом году он потерял на виселице двух своих любимых сыновей. Они были повешены за набеги и кражу скота. И сейчас Арчи подумал, что горе никогда не оставит его. Ужасная весть о смерти Аллана Скотта, печально известного разбойника из Рукхоупа и его ближайшего друга, снова полоснула болью по его израненному сердцу.
Арчи осторожно обнял малышку-дочь и крепко прижал к себе. Он знал, что она пока не понимает его языка, и хотел дать ей понять, что с ним она в безопасности. Девочка взглянула на отца и робко улыбнулась. «Такая невинная, – подумал Арчи, – такая чистая и доверчивая, не успевшая столкнуться с болью и несправедливостью этого мира». Ему хотелось, чтобы она такой и оставалась, но в то же время он прекрасно понимал, что, как бы хорошо он о ней ни заботился, жизнь принесет ей не только радость, но и страдания. «Она была отмечена печатью горя еще до того, как покинула утробу матери», – с грустью думал Арчи, вспоминая об уродливой руке девочки.
Он улыбнулся дочери, и маленькое милое личико просветлело. Боль, которую он ощущал в сердце, немного поутихла. А девочка уже смотрела в сторону ручья, на юношу и его конвой.
Арчи вздохнул. Пусть Тамсин бездомная цыганка, но она его единственный ребенок, и он должен о ней позаботиться. Ее братья, которых она никогда не знала, были мертвы. Их мать, его первая жена, умерла много лет назад. Прошло уже шесть лет с тех пор, как скончалась мать Тамсин, прожив со своим мужем всего год. Пока были живы сыновья, которые должны были унаследовать Мертон Ригг, и пока цыгане заботились о его малолетней дочери, Арчи не испытывал потребности искать себе новую жену. Но в прошлом году его жизнь резко изменилась. Все, что у него сейчас осталось, – это дочь-полукровка, маленькая и увечная, которая даже не говорила по-шотландски.
– Разбойник из Рукхоупа был лучшим из всех, – снова заговорил Катберт. Арчи резко повернулся к нему, будто внезапно вспомнил о своем спутнике. – В ночных набегах ему не было равных на всем Шотландском приграничье.
– Да. И я буду оплакивать его, как собственного брата, – произнес Арчи. – Так же, как оплакивал своих сыновей.
– Граф Энгус вместе со своими людьми совершил черное дело. И этот плут Малис Гамильтон не лучше. Погляди-ка на этого стервятника. Вон он там, внизу, едет рядом с парнем, – Катберт метнул вниз сердитый взгляд. – Этот ублюдок приходится единокровным братом графу Аррану, самому регенту. Так он думает, что уже король! – пренебрежительно добавил он.
Арчи с неодобрением взглянул на всадника, который вел в поводу лошадь, на спине которой сидел Уильям Скотт. Небо потемнело, посыпалась снежная крупа, и всадники стали едва различимы за белой пеленой. Однако Арчи удалось разглядеть Уильяма и его гордую осанку. Юноша поднял голову, подставив лицо холодному ветру, бросающему в него пригоршни мелкой колючей крупы. Его темные длинные волосы развевались за плечами, словно крылья ворона.
– Уиллу Скотту нет еще и тринадцати, но посмотри-ка на него, – сказал Арчи. – Он держится на лошади прямо, как любой из наших приграничных молодцов. Складывается такое впечатление, будто он не боится этих ублюдков, будто он с ними на равных. Этот парень напоминает мне своего отца. Ты не знаешь, зачем он им понадобился?
– Энгус решил сделать его заложником короны, чтобы добиться послушания его клана.
Арчи вздохнул.
– Бедный парень. Интересно, что с ним теперь будет? Благослови его господь и его мать тоже. Леди Эмма потеряла сегодня сразу двоих мужчин – мужа и старшего сына.
– И все же, несмотря на постигшее ее горе и шок, в котором она сейчас находится, эта женщина помнит о друзьях. Она отправила в Мертон Ригг человека с печальными вестями. Да, а я говорил, что Малис Гамильтон дал ей четыре золотые монеты в качестве компенсации? Одну – за смерть мужа, одну – для нее лично и по одной на каждого из детей?
– И они имеют наглость называть подлецами нас, – покачал головой Арчи. – Но ты видишь, Уильяму Скотту уже сейчас не занимать отваги и дерзости. А однажды он станет настоящим храбрецом, как и его отец.
– Я слышал, граф Энгус рассчитывает таким образом держать приграничных лэрдов под контролем, раз у него в заложниках окажется один из их любимчиков. Уильям Скотт научится причудливым речам, научится писать и танцевать, носить шелка и всякие безделушки. Он забудет, что был когда-то сыном самого Разбойника из Рукхоупа.
– Этот не забудет! – свирепо возразил Арчи. – Когда парень подрастет и станет мужчиной, Гамильтону и Энгусу лучше поостеречься! Они пожалеют о том, что совершили сегодня.
– Надеюсь. – Катберт подобрал поводья. – А сейчас давай-ка мы лучше доставим твою Тамсин домой. Там нас ждет горячий огонь в камине, а моя мать приготовила превосходное тушеное мясо, хотя и беспокоится, придется ли оно по вкусу твоей маленькой дочке. Ведь египтяне, наверное, не привыкли есть нашу пищу.
В этот момент Арчи заметил, как Уильям Скотт повернул голову и посмотрел вверх. Арчи молча поднял руку в приветственном жесте. Его горло сжалось от горечи. Даже на таком расстоянии, несмотря на снежную пелену, паренек, казалось, узнал друга своего отца и тоже поднял руку, отвечая на приветствие.
– Храбрый малыш, – пробормотал Арчи. – Что же нам теперь с Тамсин-то делать?
– Ты о чем? – не понял Катберт.
– В начале этого года мы с Алланом обсуждали свадьбу его Уилла с моей девочкой. Я обещал, что заберу Тамсин у ее цыганской родни. Я и Аллан, мы оба считали, что женитьба наших детей – доброе дело. Я сказал ему… – Арчи умолк, не закончив фразу. Он вспомнил своего друга, высокого и темноволосого, гибкого, как кнут, удивительно удачливого угонщика скота и преданного товарища, человека, который был настоящим джентльменом в кругу семьи, в обращении со своей женой и детьми. – Я сказал ему, что Тамсин прехорошенькая, – продолжил Арчи. – Со временем она превратится в красавицу-леди для его парня, несмотря на ее руку и смешанную кровь.
– Ну да это не главное, – согласился Катберт, взглянув на девочку.
– Конечно. Аллан не придавал значения ее цыганской крови и странной руке. Он сказал, что она из рода Армстронгов из Мертона и этого достаточно. Она могла быть хоть троллем, Аллану это было неважно.
Катберт едва заметно улыбнулся.
– Вы закрепили свое соглашение на бумаге?
– Нет, – без тени сожаления ответил Арчи. – Нашего слова нам вполне хватало.
– Так и должно быть. Но сейчас ты не можешь сдержать свое обещание, Арчи, тебе не хватает жениха. Лучше забудь об этом. Возможно, мы никогда больше не увидим этого парнишку.
Арчи ощутил, как его охватывает глубокое разочарование.
Он посмотрел на Уильяма, гордо и бесстрашно восседающего на лошади, а потом перевел взгляд на ребенка, сидящего у него на коленях и наблюдающего за тем, что происходило внизу. Арчи было интересно, как много понимала девочка из того, что видела. Казалось, все ее внимание было сосредоточено на пареньке. «Эти двое детей похожи друг на друга, – подумал вдруг Арчи. – Оба темноволосые, красивые, гордые и сильные, будто они брат и сестра. Родственные души». Он тяжело вздохнул. Эти мысли только увеличивали его печаль.
– Это был бы сильный союз: мое дитя и дитя Рукхоупа, – произнес он вслух.
– Верно. Но молодого Рукхоупа ждет служение короне, и не простое, а при дворе. Он станет книжным червем, научится всем этим глупым манерам. – Катберт покачал головой. – Найди своей крохе хорошего разбойника, который будет вместе с тобой угонять скот из Англии и позаботится о Мертон Ригг, когда тебя не станет. Или обзаведись женой, которая родит тебе еще сыновей. У меня есть кузина, которая тебя, возможно, заинтересует.
– У меня было две жены и трое детей. Я устал от смертей, – ответил на это Арчи. – У меня осталась только эта девочка, и я буду держать ее при себе. Скорее всего, я никогда не рискну жениться снова. Терять детей слишком тяжело, Кадди, слишком. – Он поднял поводья. – Давай-ка отвезем мою крошку домой.
– Погляди, твоя малышка смотрит так, будто хорошо знает Уилла Скотта, – заметил Катберт. – Похоже, она сильно расстроена…
Арчи перевел взгляд на дочь. Тамсин сидела, подавшись вперед. Ее брови были нахмурены, в глазах блестели слезы. Она подняла правую руку. Ее жест в точности повторял тот, что сделал Арчи несколько секунд назад.
Мальчик в долине посмотрел вверх, помахал Тамсин в ответ и отвернулся. Арчи почувствовал, как острая игла боли впилась в его сердце.
– Ох-хо-хо, – протяжно выдохнул Катберт, будто и он почувствовал ту же боль. – Думаешь, она понимает, кто этот парень? Что он был предназначен ей в мужья, а теперь потерян для нее, как и для всех нас?
– Откуда она может это знать? Я не стану рассказывать ей об этом. И ты тоже не говори. Нет никакой нужды расстраивать ее понапрасну, пересказывая эту печальную историю.
– Конечно, она никогда больше не встретится с этим пареньком. – Катберт снова испустил тяжелый вздох. – Этот день наполнил мое сердце горечью. Я сложу балладу о Уильяме Скотте и его маленькой цыганской невесте.
– Твои баллады – самое худшее из того, что я когда-либо слышал, – фыркнул Арчи.
– У-иль-ям Скотт, – проговорила вдруг по складам Тамсин.
– Ты вроде сказал, она не говорит по нашему, по-шотландски, – повернулся Катберт к Арчи.
Девочка посмотрела на Катберта.
– По-шотландски, – повторила она.
– А моя малышка молодец! Схватывает на лету, – Арчи погладил шелковистую головку дочери. – Джон Фо сказал, что она немного знает французский, которому он пытался учить ее.
– И как же мы будем учить ее шотландскому? – поинтересовался Катберт. – На пальцах? Или бесконечно повторяя одно и то же слово, чтобы она поняла и запомнила?
– Я подыщу ей наставника, который владеет обоими языками – и французским, и шотландским. – Арчи смотрел туда, где группа мужчин вместе с пареньком исчезала в распадке между двумя холмами. Он тяжело вздохнул и развернул лошадь, уводя ее от края холма, на котором они стояли. – Все во власти господа, Катберт, – подытожил он. – Аллан Скотт из Рукхоупа был лучшим из разбойников Приграничья. Я никогда не забуду несправедливость, которая свершилась сегодня.
– Я тоже. Если этот парень соберется отомстить за смерть отца, Армстронги и Эллиоты присоединятся к нему.
– Да, – вздохнул Арчи, – Уилл Скотт мог стать мне сыном, женившись на моей малышке.
– Арчи, дружище, чему быть – того не миновать, – философски заметил Катберт. – Ты найдешь мужа для своей девочки. Время есть, у тебя в запасе годы…
Мужчины продолжили свой путь, и девочка, уютно устроившись на отцовской груди, вскоре задремала. Ее левая рука выскользнула из-под плаща. Это была довольно странная двухпалая рука, напоминающая птичью лапку. Нормально развит был только большой палец, а ладошка была меньше обычной и заканчивалась похожим на палец отростком с ноготком на конце. «Какая необычная рука, – думал Арчи, – пугающая и в то же время мягкая и пухленькая, как рука любого ребенка».
Он осторожно убрал руку дочери под плащ. Девочка спала, и Арчи некоторое время нежно сжимал в своей большой ладони увечную ручку ребенка. Весь оставшийся путь до дома он провел в раздумьях. Удастся ли ему вообще найти малышке мужа, когда настанет время? И будет ли он так же хорош для нее, как сын Разбойника из Рукхоупа?


Часть I

Июль, 1543 год
Ее глаза даже при свете факелов казались прозрачными, холодного, бледно-зеленого цвета. А вот взгляд этих глаз обжигал пылающей в них яростью. Если бы ее руки, затянутые в перчатки, и лодыжки не были связаны, подумал Уильям, в порыве гнева она вполне могла бы броситься на него.
Англичанин, у которого гостил Уильям и который захватил эту девушку, остановился у входа в подземелье рядом со стражником. На их лицах явно читалась тревога.
Уильям Скотт решил подойти к узнице ближе.
Она настороженно наблюдала за ним. Ноздри ее раздулись, глаза сузились, грудь тяжело и бурно вздымалась под старым кожаным дублетом. Несмотря на мужскую одежду и силу, которую она продемонстрировала во время короткой схватки, ни один из мужчин, присутствовавших сейчас в темнице, никогда не принял бы ее за парня. Это была красивая женщина с округлыми, весьма аппетитными формами, которые никоим образом не могли быть скрыты ни грубым кожаным дублетом, ни бриджами, ни высокими сапогами. «Кроме того, – отметил с иронией Уильям, – только женщина одним своим яростным взглядом могла заставить нескольких вооруженных мужчин топтаться в нерешительности». Она напоминала ему свирепую дикую кошку, загнанную в угол. На ее смуглом лице зеленым пламенем горели глаза, однако в глубине этих сверкающих глаз читался затаенный страх, и Уильям понимал, чем этот страх вызван. Он слишком хорошо помнил, что значит быть беспомощным пленником, лишенным возможности защищаться, когда ты становишься похож на связанное животное, которое вот-вот принесут на заклание. И хотя он был еще подростком в тот день, когда его захватили, а отца повесили, память Уильяма хранила мельчайшие детали того унижения, он помнил все ощущения, которые тогда испытал.
Он подошел еще ближе. Ее взгляд пронзил его насквозь, а потом метнулся к другим мужчинам, стоящим чуть дальше и явно не решающимся подойти.
– Спокойнее, девушка, – пробормотал Уильям.
Она посмотрела вниз, на человека, лежащего без сознания у ее ног. Большой, светловолосый, бородатый, он был явно гораздо старше девушки. Из раны на лбу сочилась кровь. «Она готова защищать его, – понял Уильям, – как дикая кошка своего котенка».
Он осторожно шагнул к ней, вытянув вперед руки с раскрытыми ладонями.
– Успокойся, девушка, – повторил он. – Нам нужно всего лишь поговорить с тобой.
Она попятилась, сохраняя равновесие даже со связанными лодыжками. Длинные пряди темных кудрявых волос упали ей на лицо. Она тряхнула головой, откидывая назад копну блестящих шелковистых кудрей.
– Эй, осторожней! Если подойдешь ближе – она набросится на тебя, – раздался за спиной Уильяма голос Джаспера Масгрейва. – Я ее знаю. Эта дикарка с границы – наполовину шотландка, наполовину – цыганка. Свирепая, как людоед! Говорят, ни один мужчина не захотел взять ее в жены, несмотря на все уговоры ее шотландского папаши и на крупные взятки, которые он предлагал каждому потенциальному жениху.
Уильям заметил всплеск боли в глазах девушки.
– Она не дикарка, – тихо пробормотал он через плечо. – Она защищает себя и своего товарища. Она думает, мы собираемся причинить им вред.
Масгрейв громко расхохотался, его грузное тело заколыхалось, когда он подошел на пару шагов ближе к пленнице.
– Именно это мы и сделаем! Она и ее отец вместе со своими людьми забрали четырех моих лошадей.
– Этот мужчина – ее отец? – удивленно выдохнул Уильям.
Он впервые увидел пленников всего несколько минут назад. Они с Джаспером засиделись допоздна у огня, попивая испанский херес и обсуждая, каким образом следует давать и принимать взятки. К сожалению, даже изысканный вкус хорошего вина не мог улучшить отвратительный привкус беседы.
Неожиданно в большую залу, где они сидели, вошли люди Масгрейва и доложили своему лорду, что они захватили двух шотландских воров, укравших нескольких лошадей. Грабителей было больше, но остальным удалось скрыться, а те двое, что задержаны, только что брошены в темницу.
Масгрейв обратился к Уильяму с просьбой присутствовать на допросе в качестве представителя шотландской стороны, а также потому, что он сам когда-то был сыном известного приграничного разбойника.
– Да, это отец и дочь, – подтвердил Масгрейв. – Отребье из Шотландского приграничья. Этот мужлан и его дети уже не первый год докучают мне. Мои земли находятся к югу от его владений, между нашими замками – всего шесть миль. Сейчас, когда он находится в подземелье моего замка, я наконец-то могу повесить его за воровство. – Масгрейв ткнул пальцем в мужчину, лежащего на полу. – Нам крупно повезло, что он оказался ранен. Говоря по правде, этой ночью нам пришлось бы выдержать настоящую битву, будь Арчи Армстронг сегодня в силе.
– Армстронг! – Уильям взглянул на мужчину. – Откуда?
– Из Мертон Ригг, – ответил Масгрейв. – Или Полумертона, как некоторые называют его замок. Он стоит как раз на…
– Как раз на линии границы, на Спорных землях, – закончил Уильям, припоминая. – Половина замка находится на шотландской территории, половина – на английской. Его построили еще до того, как была проведена пограничная линия.
– Так и есть, – подтвердил Масгрейв. – И английская часть этих земель теперь принадлежит мне. Это дело рассматривалось в суде еще при наших отцах. Ни один судья не захотел вынести окончательного решения, потому что при удовлетворении интересов одной из сторон нарушались национальные интересы целой страны. – Он пристально посмотрел на Уильяма. – Ты знаешь Армстронга из Мертон Ригг?
– Много лет назад мой отец знал его очень хорошо. Они совершали набеги вместе.
– Твой отец был настоящим разбойником из Приграничья. Когда-то ты пользовался благосклонностью своего шотландского короля Джеймса, но сейчас король мертв, и вряд ли маленькая инфанта унаследует его королевство. Теперь у тебя нет покровителя, Уильям Скотт. Сейчас ты – никто. Такой же мошенник и грабитель, как другие шотландцы. – Он улыбнулся и сложил руки на своем толстом животе. – Но как раз такой мошенник нам и нужен – ловкий шотландец, который все еще связан с короной и имеет достаточно здравого смысла, чтобы присоединиться к нашему делу.
– Да. У меня достаточно здравого смысла, – с горечью пробормотал Уильям.
Он видел, что девушка прислушивается к их диалогу, ее взгляд был устремлен на мужчин. Заметив, что Уильям смотрит на нее, она опустила глаза вниз, на отца, все также неподвижно лежащего у ее ног. На лице мужчины и его светлых волосах запеклась кровь.
Несмотря на рану и на поседевшие бакенбарды, когда-то рыжие, а сейчас серые, Уильям узнал эти красивые мужественные черты. В его памяти Арчи, близкий друг отца, остался огромным, светловолосым, громко, заразительно смеющимся мужчиной. Уильям был совсем маленьким, когда Армстронг потерял двух своих сыновей, но он помнил, как переживал это несчастье его собственный отец. «Дочь Арчи намного моложе своих братьев, – подумал Уильям, – она даже намного моложе меня, хотя мне всего тридцать».
Пока Масгрейв отдавал стражникам какие-то распоряжения, Уильям стоял, глядя на девушку и ее отца, и вспоминал, что еще ему известно об Арчи Армстронге. Картинка, вдруг всплывшая в его памяти, повергла его в шок.
Уилл ясно вспомнил день гибели своего отца, словно это было вчера. Он ехал верхом по узкой долине под конвоем захвативших его людей. Какая-то сила заставила его поднять голову, и он увидел Арчи, друга своего отца, сидевшего на лошади на вершине холма. Арчи смотрел на него. Уилл не видел хорошо его лица, но знал, что на нем написано горе и сочувствие. В знак преданности Арчи Армстронг поднял руку в приветственном жесте. В тот день у него на коленях сидел темноволосый ребенок, девочка, и она тоже помахала Уильяму рукой, а он ответил ей. Он вспомнил, как страстно он хотел тогда избавиться от своего эскорта и умчаться в надежное убежище, искать защиты у верного друга.
Уильяма захлестнули эмоции. Он снова, но уже другими глазами посмотрел на дочь Арчи. Ей тогда было не больше пяти-шести лет. Конечно, эта цыганка-полукровка, находящаяся сейчас перед ним, и есть та самая маленькая девочка. В тот день ее молчаливое приветствие и дружеский жест ее отца значили очень много для Уильяма. Среди горя, страха и ярости, которые он переживал в тот день, их спокойное и уважительное прощание осталось в его памяти как светлое, бесценное мгновение.
– Арчи Армстронг всего лишь еще один вор, попавший к нам в руки, – говорил в это время Масгрейв. – Я собираюсь убедить его, что ему лучше оказать нам поддержку в нашей маленькой затее. А иначе его ждет смерть с петлей на шее. Что ты на это скажешь?
Уильям перевел дыхание, стряхивая с себя остатки воспоминаний и мысленно возвращаясь в темное подземелье.
– Арчи? Он же ничего собой не представляет. Это всего лишь неудачник, полуночный грабитель, – отозвался Уильям с намеренным пренебрежением. – Я сомневаюсь, что он может быть нам чем-нибудь полезен. Будь я на твоем месте, я бы отпустил его на все четыре стороны.
Он произнес эти слова, повинуясь инстинкту, и только потом осознал, что поступил правильно. Он должен убедить Масгрейва, что вовлекать Арчи в их планы не стоит. Уильям не хотел подвергать риску этого человека, прекрасно понимая, что при неблагоприятном исходе они все, и Арчи в том числе, могут оказаться на эшафоте. Эти люди были ему далеко не безразличны, и Уильям решил, что должен сделать все возможное, чтобы пленники оказались на свободе.
– Он, конечно, всего лишь негодяй, но именно такой, который нам нужен, – возразил Масгрейв. – Кроме того, Армстронг и его дочь связаны с египтянами, которые бродят у границы. Это может нам пригодиться.
– Египтяне? – удивленно переспросил Уильям.
Он успел заметить, как при этом нахмурилась девушка, а в ее сверкающих зеленых глазах мелькнул интерес. Уильям отвернулся и понизил голос:
– Цыгане? Чем они могут быть полезны? Джаспер, если тебе нужна моя помощь в этом деле, потрудись объяснить мне все как следует.
– Я уже говорил тебе, – также тихо ответил Масгрейв, – королю Генриху нужны шотландцы. Такие, как ты, имеющие влияние как при дворе, так и среди людей, живущих на границе. Но мы можем найти достойное применение и таким дикарям, как Арчи.
– Я бы все-таки хотел узнать весь план целиком, – настаивал Уильям.
Даже не глядя на пленницу, он знал, чувствовал, что девушка наблюдает за ними и прислушивается.
– Ты все узнаешь в свое время. Уверяю тебя, это серьезное дело и ты будешь посвящен во все детали.
Уильям устал от уклончивых ответов Масгрейва. Он понимал, что речь идет о заговоре против шотландской королевы, и в течение двух дней пытался выведать детали, а слышал только неопределенные упоминания об английском короле Генрихе Восьмом и какие-то бормотания насчет блага Шотландии и королевы-инфанты Марии Стюарт. Тем не менее он услышал достаточно, чтобы у него зародились определенные подозрения.
– Или я в ближайшее время узнаю все об этом деле, или я уезжаю, – заявил он Масгрейву. – Вам придется попрощаться с моими связями как при дворе, так и среди кланов Приграничья.
Масгрейв мрачно, исподлобья посмотрел на Уильяма.
– Сначала я выясню, что делал Арчи Армстронг ночью в моих владениях, – сказал он и двинулся вперед, тяжело дыша. Его толстые щеки и двойной подбородок сотрясались при каждом шаге, грузное, оплывшее тело с трудом перемещалось в пространстве, однако такой вес не мог не внушать некоторые опасения. «В рукопашной Масгрейв один с легкостью мог бы одолеть двоих», – думал Уильям, глядя на него.
– Видишь ли, – заметил Джаспер, – судя по ране на голове, Армстронг сейчас вряд ли в состоянии признать свою вину. Девчонка – наша единственная ниточка. Только она может рассказать нам, что стало с моими лошадьми. Развяжи-ка ей рот, чтобы она могла отвечать на мои вопросы. Эта лисица вполне способна наброситься на меня, а тебя она не тронет. Ты шотландец, к тому же друг ее отца.
Уильям искоса посмотрел на Масгрейва долгим испытующим взглядом, стараясь не выдать своего настроения. Он достаточно потрудился над тем, чтобы втереться в доверие к этому негодяю, и не мог сейчас позволить себе разрушить его.
Его собственная репутация сыграла с ним злую шутку, сделав его соучастником Масгрейва. Большинство приграничных лэрдов знали, что Уильям Скотт был заложником короны, а также другом Джеймса, короля Шотландии. Однако сейчас он был в немилости у королевского двора, возглавляемого вдовствующей королевой Марией. Масгрейв верил, что Уильям Скотт так сильно огорчен этим обстоятельством, что готов пойти против шотландского королевского двора. Уильям не опровергал эту точку зрения, напротив, он, как мог, укреплял уверенность Масгрейва в своей лояльности к английскому королю Генриху.
Когда Джаспер Масгрейв подошел к нему несколько дней назад с завуалированным предложением подкупа и намекнул на его участие в тайном заговоре англичан в обмен на золото, Уильям продемонстрировал свою крайнюю заинтересованность в этом деле. Он уже раньше знал, что англичане что-то затевают, и объезжал замки, расположенные на английской стороне границы, чтобы выяснить реальных участников заговора и их возможности. Добровольно взяв на себя роль шпиона, он выдавал себя за сторонника англичан и, соответственно, предателя шотландцев.
Замок Масгрейва находился в Англии, у самой границы. Уильям плохо был знаком с Джаспером лично, хотя от своего кузена Джока Скотта, очарованного англичанкой, обрученной с сыном Джаспера, не раз слышал его имя. Жители приграничного Лидсдейла на шотландской стороне, где стоял Рукхоуп, и жители Спорных земель, где находился Мертон Ригг, знали Масгрейва гораздо лучше. Англичанин имел репутацию самого отъявленного подлеца, вероломного и лживого.
Ранее этим вечером Уильям ужинал с обоими Масгрейвами, отцом и сыном, с трудом выслушивая их бахвальство. Они с откровенным самодовольством рассказывали о том, как собираются подкупать лэрдов приграничных кланов, какую выгоду те извлекут, если согласятся на участие в заговоре. Все это в равной степени относилось и к Уильяму, и он в конце концов дал себя уговорить поддержать короля Генриха и найти помощников в Шотландии.
Когда Масгрейв обратился к нему и предложил довольно большую сумму, Уильям понял, что просто обязан ради своей королевы и ради себя лично выяснить детали заговора, который явно служил интересам короля Генриха. Уильям знал, что английский король мечтает о своем полном господстве над Шотландией, возможно, даже готов развязать войну. И сейчас Уиллу было просто необходимо узнать, что затевает Масгрейв.
Уильям повернулся к девушке и ее отцу. Пусть Масгрейв считает его союзником в политических интригах, но, оставаясь человеком чести в собственных глазах, он не станет мириться с тем, чтобы дочь Арчи удерживали в темнице, как опасную преступницу. Конокрадство, как и угон скота, – обычное преступление на границе, и едва ли стоило прибегать к таким суровым мерам.
Нахмурившись, он решительно направился к девушке. Та инстинктивно отступила.
– Не бойся, – тихо проговорил Уильям и взял ее за плечи.
Она вздрогнула, однако позволила ему развернуть себя. Даже через кожаный дублет он почувствовал тепло ее тела, упругие, но по-женски гладкие руки. Веревка, обвязанная вокруг ее головы, прижимала ко рту тряпку, служившую кляпом. Напряжение, казалось, парализовало ее, девушка была натянута как струна.
Уильям ослабил узел веревки у нее на затылке; освобожденные волосы шелковистой волной скользнули по его пальцам. Их роскошная пышность, запах дикого вереска вызвали у Уилла мысль о прекрасной лесной нимфе, запертой в затхлом сыром подземелье. Девушка повернула голову, чтобы взглянуть на Уильяма, и он заметил, как в ее ушах блеснули маленькие золотые кольца.
Она привлекла его своей неистовостью, и в то же время он видел ее растерянность. Острое сочувствие пронзило его. Она напомнила Уильяму самого себя много лет назад, юного, пытающегося протестовать против несправедливой судьбы, огрызающегося, как дикий кот, и в то же время ощущающего свою беспомощность.
– Развяжите мне руки! – попросила она чуть охрипшим, низким голосом. – Я должна помочь отцу! Он ранен!
Уильям внезапно понял, что основная причина ее яростного сопротивления кроется в беспокойстве за жизнь отца.
– Освободите мне хотя бы правую руку, – взмолилась она. – Левая мне не понадобится. Пожалуйста, сэр…
Уильям посмотрел на мужчину, лежащего у ее ног. Когда-то огненно-рыжие, а теперь седые волосы потемнели от крови и слиплись, лицо казалось бледным, застывшим. Не говоря ни слова, Уильям начал распутывать узлы на ее запястье. Пеньковая веревка перекрутилась, узел никак не поддавался.
– Рукхоуп, оставь ее, – приказал Масгрейв.
– Мужчина тяжело ранен, – резко ответил Уильям. – Тебе так или иначе понадобится кто-нибудь, чтобы ухаживать за ним. Кто сможет сделать это лучше дочери?
Масгрейв, удивленный резким тоном, приподнял бровь, однако возражать не стал.
Уильям никак не мог справиться с запутанным узлом. Вытащив из ножен, висевших на поясе, кинжал, он осторожно просунул лезвие между веревкой и руками девушки, пытаясь ослабить узел. В этот момент она повернулась, чтобы взглянуть на отца, и ее руки слегка дернулись. Этого оказалось достаточно, чтобы острие кинжала соскочило и скользнуло по ее запястью, а затем уткнулось в сгиб кисти Уильяма, которой он придерживал веревку. Оба вздрогнули от неожиданности, у обоих перехватило дыхание.
– Простите меня, – пробормотал Уильям.
Он покрепче перехватил рукоятку и, продев лезвие в ослабленный узел, перерезал веревку и освободил руки девушки. При этом он заметил на ее запястье кровь и потянулся, чтобы осмотреть ранку. Она попыталась отдернуть руку, однако Уильям успел схватить ее.
– Дай мне взглянуть, – попросил он и отвернул край перчатки на левой руке. На запястье набухал кровью небольшой порез. Тонкая царапина на запястье его собственной руки тоже кровоточила, и капельки его крови упали на ее руку. Уильям большим пальцем стер их, смешивая кровь.
Она испуганно посмотрела на него, и в ее широко раскрытых глазах отразился настоящий ужас. Потом она резко выдернула свою руку из его руки и, быстро опустившись на колени, начала стягивать перчатку с правой руки. Трясущимися пальцами она очень осторожно отодвинула волосы на голове отца, чтобы осмотреть рану.
– Мне нужно перевязать рану, – сказала она. – Та тряпка, что служила мне кляпом, вполне подойдет.
Уильям передал ей узкую полоску материи, и девушка обмотала ею рану на голове отца.
Уильям молча наблюдал за ней, затем обернулся и приказал одному из стражников:
– Воды.
Масгрейв нахмурился, однако и теперь вмешиваться не стал. Через минуту-другую вернулся стражник. Он принес деревянную бадью, сквозь щели которой сочилась вода. Уильям взял бадью из рук стражника и поставил ее на пол рядом с девушкой. Она смочила ткань и отерла ею голову и лицо Арчи. Мужчина очнулся и застонал, и тогда девушка дала ему напиться, зачерпнув воду правой рукой, сложенной ковшиком.
– Пей, папа. Вот, осторожно.
Она смочила губы Арчи водой и принялась менять повязку на его голове. Уильям заметил, что она не сняла перчатку с левой руки. Она вообще ею почти не пользовалась, держа пальцы сжатыми в кулак. Он подумал, что она, возможно, повредила левую руку во время рейда, однако боли девушка, похоже, не испытывала.
Спустя несколько минут Армстронг приподнялся и сел, привалившись спиной к стене.
– Чертова башка, – проворчал он. – Болит, как дьявол! Где мы, дочка?
– В темнице Масгрейва, – ответила девушка.
Она сидела рядом с Арчи на полу, поджав под себя ноги. Одна ее рука лежала на отцовском плече.
– И вот-вот заплатишь за кражу моих лошадей, – добавил Масгрейв, делая шаг к узникам. – Скажи мне, Арчи, сколько вас было человек? Мои люди доложили, что из конюшни пропали четыре лошади, замок был сорван. А еще мои люди нашли всего двух лошадей и захватили только вас двоих. Но ты не мог отправиться в набег вдвоем с девчонкой. Где остальные?
– Кто именно? – поморщился Арчи, потирая лоб.
– Остальные лошади, – уточнил Масгрейв. – Ведь это ты увел их?
– Лошади? Все, что я помню, – это несколько кожаных уздечек. А ты пытаешься обвинить меня в краже лошадей? Зачем ты притащил меня сюда?! – с негодованием воскликнул Армстронг.
– Я задержал тебя за конокрадство! – проскрипел Масгрейв.
– Мы взяли только уздечки, – возразила девушка. – Отец прав!
Она немного поостыла и смотрела сейчас на Масгрейва без страха и гнева, однако по-прежнему держала руку на плече отца, словно стараясь защитить его.
Уильям внимательно посмотрел на пленницу. Масгрейв говорил, что эта девушка – наполовину цыганка. Уильям заметил, что от цыган она унаследовала нежную смуглую кожу и пышные черные волосы. На этом фоне особенно ярко выделялись ее светло-зеленые глаза. Такого же цвета были глаза у ее отца. Уильям смотрел на отца и дочь со смешанным чувством восхищения и жалости. Он знал, что его отец любил этого разбойника как брата, и поклялся себе, что в память об отце он непременно сделает все, что в его силах, чтобы помочь Арчи Армстронгу и его дочери.
Он понимал, что Масгрейв мог либо подкупить Армстронга, рассчитывая привлечь его на свою сторону, либо повесить обоих, и отца и дочь. Но Армстронгам не было нужды втягиваться в трясину лжи, в которую Уильям уже успел шагнуть сам. Он нахмурился, раздумывая, как бы уговорить Масгрейва, чтобы тот отпустил узников.
– Уздечки! – шумел в это время Масгрейв. – Уздечки!
– Ну да, всего лишь кожаная упряжь, – подтвердил Арчи. – Все это не стоит того, чтобы запирать благородного человека и его дочь в таком месте, как это, и так невежливо обращаться с ними. Но если ты нас отпустишь, мы вернем тебе твое имущество. Если, конечно, оно действительно принадлежит тебе. Куда ты дела упряжь, дочка?
– Выронила по дороге, – насмешливо ответила девушка.
– Дьявол!.. – Масгрейв поднял в ярости кулак. – Говори правду!!!
Арчи почесал макушку.
– Что-то я плохо помню, что мы делали в тот вечер. Кажется, мы прекрасно поужинали вдвоем. Так, Тамсин? А что потом? Мирная игра в карты, как обычно? Немного музыки? Но как же мы попали сюда, дочка?
– Мы всего лишь поехали прокатиться при лунном свете. Вдвоем, только ты и я.
– Ага. Ночка была как раз подходящая для прогулки.
– Лжете! Вы оба лжете! – закричал Масгрейв. – Ты украл моих лошадей, Арчи Армстронг! Ты и раньше это делал!
– Раньше? – невозмутимо спросил Арчи. – Кто ты такой, чтобы утверждать подобное?
Масгрейв подался вперед.
– Ублюдок! Ты знаешь меня так же хорошо, как я тебя. Ты вредишь мне на протяжении уже многих лет!
Девушка неожиданно резко выпрямила связанные ноги, целясь в толстую лодыжку Масгрейва. Ее вспышка ярости напоминала вспышку пламени, вырвавшуюся из костра.
– Тише! – Уильям обхватил Тамсин руками, рывком поднял на ноги и прижал к себе, надеясь удержать, несмотря на все ее попытки вырваться из его крепких объятий. – Джаспер, ты тоже успокойся, – бросил Уильям хозяину замка.
– Ну, смотрите, Армстронги! – прошипел Масгрейв. – Я недавно получил должность заместителя лорда Вартона, смотрителя Средней английской границы. А этот человек – сэр Уильям Скотт из Рукхоупа, чье имя вам, конечно же, хорошо известно. Лучше вам сказать правду, не то я повешу обоих. Сколько лошадей вы украли, кто был с вами заодно, куда они скрылись? Где люди и где лошади?
– Э… послушай, я взял только уздечки, Джаспер, хотя твои люди пару ночей назад увели с моих земель восемь овец, – проворчал Арчи, пытаясь сесть прямо. – Отпусти мою дочь! Я знаю тебя, Уильям Скотт. Малыш Рукхоуп – так тебя называли, когда ты был подростком. Твой отец был ловким мошенником. Разбойник из Рукхоупа! С ним никто не мог сравниться.
– Зато его сын заодно с англичанами, – пробормотала девушка.
Уильям молчал, изо всех сил пытаясь удержать дерзкую узницу, извивающуюся в его руках. Голова девушки едва доставала ему до плеча, однако силы и сноровки ей было не занимать.
– Держи ее крепче, Скотт. Не то я поручу это моим стражникам, – крикнул Масгрейв. – А ты, девочка, подумай хорошенько! Вы с твоим папашей были пойманы с поличным. К тому же ты – наполовину цыганка, а они, как я слышал, воры почище шотландцев. На твоем месте, Арчи, я бы побеспокоился о своем будущем! – Масгрейв посмотрел вниз, на Армстронга. – Подумай о своей дочери! Неужели ты хочешь увидеть ее с веревкой на шее, как своих сыновей?
В воздухе повисла напряженная тишина. Армстронг бросил взгляд на Масгрейва, и если бы взглядом можно было бы убить, то тот уже валялся бы бездыханный. Мгновение спустя узник закрыл глаза, его лицо стало белее мела. Прошло несколько минут, прежде чем он смог снова заговорить.
– Что ж, – сказал Арчи, – видно, в моей башке образовалась порядочная трещина. Тамсин, ты видела лошадь или, может, пару лошадей с привязанными к ним поводьями?
Девушка непонимающе уставилась на отца.
– Я… возможно…
– Тамсин и я отправились прогуляться при луне и обнаружили несколько превосходных привязей для пасущихся животных, – принялся объяснять Арчи. – Что же мы могли поделать, если к другому их концу были привязаны одна-две лошади? В темноте ведь ни черта не разберешь… Тебе следовало бы лучше присматривать за своей собственностью. Негоже ей бродить по ночам…
– Довольно, – прервал его Масгрейв. – Ты уже достаточно нашутился, Арчи Армстронг! Вы оба проведете ночь в этой темнице, и посмотрим, как ты заговоришь утром.
– Я хорошенько запомню это, обещаю, – ответил Арчи. – Раненого мужчину и честную молоденькую девушку держат в вонючей, грязной яме. Я направлю жалобу королеве Шотландии!
– Твоя королева – всего лишь беспомощный младенец, – едко заметил Масгрейв.
– Ладно, тогда я подам жалобу ее матери, – пророкотал Арчи.
– Что-то я не помню, чтобы отец нынешней королевы, король Джеймс, когда-нибудь благоволил Армстронгам, – продолжал Масгрейв. – Он повесил целую шайку твоих соплеменников лет десять тому назад. Какая жалость, что тебя не было среди них! Но сейчас король мертв, и вдовствующая королева будет симпатизировать тебе еще меньше, чем сам король Джеймс. Жалуйся, парень! Пиши свои письма, если ты вообще умеешь держать перо в руках.
– Моя дочь прекрасно владеет грамотой, уж я позаботился о том, чтобы обучить ее, можешь не сомневаться, – ответил Арчи. – Ты прав, король Джеймс не любил Армстронгов. Еще будучи несмышленым мальцом, он отправил на виселицу тридцать моих людей и вместе с ними моего дядю Джонни Армстронга, лучшего из всех, кто когда-либо совершал набеги на английские стада, – Арчи замолчал и печально покачал головой, а потом продолжил: – Зато король Джеймс любил цыган. Он выдал охранную грамоту и одарил своей королевской милостью деда Тамсин, Джона Фо. – Арчи взглянул на дочь, и она кивнула, подтверждая его слова.
– Проклятые воры! – взревел Масгрейв. – Однако и они иногда могут пригодиться. Завтра я предложу тебе кое-что, Армстронг, и лучше тебе принять мое предложение, а не то и ты, и твоя девчонка еще до завтрашних сумерек отслужите панихиды по своим шеям. – Он повернулся, направляясь к выходу из подземелья. – Пойдем, Рукхоуп! – крикнул Масгрейв уже из коридора.
– Я должен, кое о чем спросить их и скоро тоже поднимусь, – отозвался Уильям. Он все еще стоял рядом с девушкой, держа ее за плечи. Повернувшись к Арчи, он сказал с нажимом: – Послушайся Масгрейва, Армстронг, он не шутит.
– Ба-а-а, – протянул Арчи. – Ему нечего сказать мне, кроме как «приношу свои искренние извинения». Я мог бы напомнить ему, сколько овец и лошадей его люди увели с моих земель за прошедшие месяцы. – Мужчина прислонился головой к стене и прижал руку ко лбу. Сквозь повязку проступила кровь. – Я скажу ему это и еще многое другое, как только смогу связно мыслить. – Армстронг поморщился от боли и закрыл глаза.
Уильям перевел взгляд на девушку, которая все это время простояла в напряжении, внимательно слушая разговор между мужчинами. Уильям поймал себя на том, что ему не хочется отпускать ее, не хочется прерывать этот контакт. Он нехотя разжал руки, почти ожидая, что она, почувствовав свободу, набросится на него с неистовой силой.
Однако девушка вновь удивила его. Она просто подняла голову и посмотрела ему в глаза. В ее взгляде не было страха или злости.
– Передайте Масгрейву, что мы взяли только упряжь, как сказал мой отец. А это не то преступление, за которое вешают. Передайте ему это, и тогда он отпустит нас.
Уильям с минуту пристально смотрел на девушку, а потом сказал:
– Я бы так и сделал, если бы поверил тебе.


Часть II

– Вы мне не верите? – спросила Тамсин, глядя на Уильяма Скотта.
Свет факелов, проникая из-за полуоткрытой двери, создавал мерцающий ореол вокруг его темных волос и широких квадратных плеч. Он приблизился к девушке с суровой решимостью во взоре.
Тамсин чуть подалась назад.
– Что бы там ни думал Масгрейв, – пробормотал Уильям, – ни ты, ни твой отец вовсе не дураки. Да и я тоже не глупец, и вам меня не провести.
Она широко раскрыла глаза, пытаясь изобразить непонимание и невинное удивление, но его непреклонный взгляд говорил о том, что он ни на секунду не поверил в ее невиновность. «Похоже, от взгляда этих ясных голубых глаз никогда ничего не ускользает», – подумала Тамсин, разглядывая Уилла. Он казался ей полной противоположностью Джасперу Масгрейву.
Уилл Скотт был строен и крепок, потрясающе красив и умен, в отличие от старого врага ее отца. Но Тамсин никогда не считала красоту или ум надежными признаками доброго нрава. Она привыкла искать истинные достоинства в душе каждого человека. Постоянно помня о своих собственных изъянах, она не придавала большого значения внешности.
– Мой отец получает удовольствие, дразня Масгрейва, – вынуждена была она признать. – Они с Джаспером враждуют еще с тех пор, когда были зелеными юнцами. Обычно отцу удавалось избежать неприятностей, но на этот раз он попался.
Она посмотрела на Арчи, который, казалось, забылся сном, и подумала, что выпутываться ей придется самой.
– Но ты была с ним, – заметил Уильям. – Что все-таки произошло? И как получилось, что Арчи взял с собой дочь в набег?
– Обычно я не езжу с ним, – нехотя ответила девушка. – Он попросил меня принять участие в этом рейде, потому что испытывал недостаток в дееспособных мужчинах. – Она передернула плечами, вспоминая неприятные моменты прошлой ночи, когда она и отец были захвачены в плен. – Два дня назад люди Масгрейва увели восемь овец с наших пастбищ. Мой двоюродный дед Катберт это видел, и он узнал людей, но не смог поймать их. Отец решил отплатить Масгрейву тем же. Но большая часть наших людей уехали в Келсо на ярмарку, и, кроме меня и Катберта, некому было помочь отцу в этом набеге.
Уильям кивнул.
– Я сам отправил на эту ярмарку кое-кого из своих людей с товарами, – сказал он. – Продолжай. Почему Арчи готов был подвергнуть опасности собственную дочь? Ночные набеги – не игра. Это серьезное и рискованное дело, и уж явно не для женщины.
– Я ловкая наездница. Кто знает лошадей лучше, чем цыгане? – ответила девушка. – Отец был уверен, что моя помощь пригодится, когда нужно будет отвести на наши земли животных, украденных в счет оплаты за наших овец. Вот так я и отправилась на эту вылазку в Англию вместе с Катбертом и отцом. И мы попались.
– С лошадьми Масгрейва, – заметил Уильям.
Она пожала плечами и кивнула.
– Ну, мы нашли нескольких лошадей, которые паслись на землях Масгрейва. Отец подумал, что было бы неплохо отправить их на ярмарку, что проходит на этой неделе, так как Джаспер сейчас продает на ней наших овец. Вот мы и взяли лошадей. А когда переходили через границу, наткнулись на засаду.
– Вас ждали люди Масгрейва?
– Да. Нам почти удалось сбежать, но тут отца ранили, и он упал с лошади. Я вернулась, чтобы помочь ему, но и меня вышибли из седла. Потом нас привезли сюда. – Она отвернулась. – Мой дядя сбежал. По крайней мере, я надеюсь, что ему удалось сбежать, – пробормотала она.
– Удалось, – подтвердил Уильям. – Вместе с остальными лошадьми.
Девушка вздохнула с облегчением.
– Они нас ждали, теперь я понимаю. Это была ловушка. Они знали, что мы придем, чтобы отомстить за кражу овец. Должно быть, Масгрейв специально оставил своих лошадей на пастбище. Обычно он загоняет их в стойло на ночь.
Уильям кивнул, давая понять, что теперь и ему кое-что становится понятным.
– Как я погляжу, между твоим отцом и Джаспером застарелая вражда.
– Да, еще с того времени, когда оба были подростками, – подтвердила она. – Их отцы тоже враждовали. Причиной их споров были границы земель. Но это не смертельная вражда, так, желание создавать друг другу неприятности. Моему отцу доставляет удовольствие выдумывать все новые и новые способы досадить Масгрейву, но на самом деле он не желает ему зла. И Джаспер тоже. Через день-другой он нас отпустит. А когда оба, и он и отец, отдохнут, снова примутся гоняться друг за другом.
– Я бы не был так уверен. Джаспер не обладает таким же чувством юмора, как твой отец. Кроме того, сейчас он находится под пристальным наблюдением короля Генриха. И поэтому может отреагировать совсем не так, как ты думаешь. Будь с ним поосторожней, ладно?
Тамсин нахмурилась:
– Какое тебе дело до нас?
– Я просто не хочу стать свидетелем казни через повешение, – тихо ответил Уильям.
– Ну, едва ли в этом будет для тебя что-то новое.
– Ты не права, – поспешил он уверить девушку.
– … И потом, Джаспер не осмелится…
– Осмелится. Думаю, на этот раз он осмелится.
Девушка нахмурилась:
– А тебе-то не все равно?
Уильям бросил взгляд на дверь, затем снова повернулся к ней.
Свет факелов высветил его точеный профиль, волевой подбородок и крепкую, сильную шею.
– Я помню твоего отца, хотя в последний раз видел его, когда мне было всего тринадцать, – ответил он тихо.
Тамсин смотрела на него и ощущала странное тепло. От тембра его голоса, от одного его присутствия это мрачное, сырое подземелье показалось ей вдруг не таким ужасным.
– Мой отец хорошо относился к Арчи Армстронгу, – продолжил Уильям. – И ради этой старой дружбы я предлагаю вам с отцом последовать моему совету. Как поступить, решать вам.
– Почему я должна доверять тебе? – спросила девушка. – Ты – товарищ Масгрейва, англичанина и врага моего отца.
– У тебя нет оснований доверять мне, – просто ответил он, взглянув на нее. – Но можешь поверить, что я от всей души желаю тебе и твоему отцу поскорее выпутаться из истории, в которую вас пока, к счастью, не успели втянуть. Скажи Арчи, чтобы он ответил «да» на любое предложение, которое сделает ему Масгрейв. Скажите «да», и он отпустит вас на все четыре стороны. Иначе вас обоих могут повесить.
Сердце Тамсин замерло, но она ничем не выдала своего страха. Девушка подняла голову и прямо посмотрела на Уильяма.
– Я слышала ваш с Масгрейвом разговор и поняла, что вы обсуждали какой-то общий план. Мой отец никогда не согласится принимать участие в английском заговоре. И Джаспер нас не повесит. Утром он нас отпустит.
Он скользнул по ней взглядом.
– Кража лошадей – серьезное преступление, девушка. Он может повесить вас обоих, так как имеет на это право. Или он может держать вас здесь на протяжении месяцев, даже лет… Не будь дурочкой.
Она поморщилась. Мысль о длительном тюремном заключении в холодной темной камере показалась ей невыносимой. Она просто не выживет здесь без воздуха, солнечного света, без своей драгоценной свободы. Как растение, выдернутое из земли, она завянет и в конце концов умрет.
– Я хочу быть свободной. – Тамсин небрежно пожала плечами, старательно пряча свой страх за бравадой. – А кто бы не захотел?
– Так получи свободу и не думай о цене за нее, когда услышишь предложение Масгрейва.
– Какая цена? Что он собирается предложить?
– В обмен на вашу свободу он попросит вас участвовать на стороне Англии в одном деле. Соглашайтесь.
– В каком деле?
– Я не знаю.
– Но ты же согласился помочь ему, я сама слышала! А тебе он что предложил в обмен на твою честь шотландца? Ты, оказывается, еще больший подлец, чем я думала!
– Что я сделал – не твоя забота, девушка, – ответил Уильям. Он придвинулся к Тамсин и заговорил так тихо, что она едва могла расслышать. Казалось, его мягкий и глубокий голос проникал ей прямо в душу, заставляя быстрее бежать кровь по жилам. – Я всего лишь предлагаю, чтобы ты передала отцу мой совет: примите предложение Масгрейва и воспользуйтесь передышкой, которую оно даст.
Она не уклонилась ни от его пристального взгляда, ни от близости его тела. Он излучал тепло, и его дыхание, чуть отдающее вином, касалось ее лица. Она хотела сказать, что не нуждается в его советах, но внезапно почувствовала сильнейшее желание принять помощь, которую он предлагал.
Его присутствие завораживало ее, хотя она и пыталась убедить себя, что ему нельзя доверять, что его на самом деле совсем не заботит, что случится с ночным вором и цыганкой. Но едва она вспоминала, что произошло между ними чуть раньше, как ее сердце пускалось вскачь. Когда он развязывал ей руки, лезвие ножа царапнуло ее кожу и поранило руку ему. Это была случайность, но при мысли об этом у нее начинала кружиться голова.
Острие ножа, сплетенные руки и момент смешения крови – все это было частью цыганского свадебного обряда.
Едва осознав, что произошло, девушка уже не могла не думать об этом, особенно сейчас, когда он неотрывно смотрел на нее, ожидая ответа. А Тамсин не могла ничего сказать. От волнения губы пересохли и что-то сдавило ей горло. Она в смятении отвернулась, понимая, что не должна ничего ему говорить об этой случайной женитьбе.
– Ты слышала, что я сказал, девушка? – поинтересовался он. – Я хочу, чтобы вы согласились на предложение Масгрейва.
Набрав побольше воздуха в легкие, Тамсин подняла на него взгляд:
– Ни я, ни мой отец никогда не согласимся помогать англичанам.
– Я знаю, что твой отец постоянно занимался кражей скота у англичан. И Масгрейв это знает, – заметил он. – Пока он был свободен, ему удавалось избегать власти и влияния Масгрейва. Но только до тех пор, пока он не попался. Его счастье, что он нужен англичанину. Скажи Арчи, чтобы он согласился на предложение, но пусть не берет ни единой монеты, чтобы не давать Масгрейву повода управлять вами.
– Почему я должна передавать все это отцу?
– Потому, детка, что ты больше беспокоишься о благополучии отца, чем о своем собственном, – проговорил он почти шепотом. У нее снова перехватило дыхание: его голос обладал какой-то поистине магической, загадочной властью над ней. Ей казалось, что ее тело растворяется в звуках этого голоса. Чтобы прервать наваждение, она отпрянула, а Уильям, ничего не замечая, продолжал ее уговаривать. – Прислушайся к моим словам. Скажи отцу, чтобы он послушался Джаспера. Это намного важнее, чем ты даже можешь предположить.
Она вздохнула и взглянула на отца:
– Пап, ты слышишь, что говорит этот человек?
Арчи не пошевельнулся. Она нахмурилась и склонилась над ним.
– Папа, ответь мне. С тобой все в порядке?
Ее отец пробормотал что-то, покачав головой. Встревожившись, она опустилась на колени рядом с ним.
– Па, что с тобой?
Арчи едва слышно простонал. Девушка протянула левую руку в кожаной перчатке к его голове. Уильям заметил, что это была не совсем перчатка, скорее рукавица. Сложив правую руку ковшиком, Тамсин набрала холодной воды и поднесла к отцовским губам. Он неловко сделал маленький глоток и отвернулся. Повязка, намокшая от крови, съехала со лба. Тамсин попыталась удержать ее, но в этот момент Арчи начал соскальзывать по стене, заваливаясь на бок.
– Папа! – закричала она, стараясь поддержать его.
– Эх… – только и смог пробормотать он в ответ.
Уильям опустился на колено рядом с девушкой, чтобы помочь ей. Он поддержал ее отца за плечи.
– Армстронг, – обеспокоенно позвал он. – Арчи Армстронг!
Лицо мужчины исказилось от боли.
– Я… дайте мне поспать…
Уильям превратил несколько пучков соломы в самодельную подушку и помог Арчи опуститься на нее.
– Ему просто нужен отдых, – сказал Уильям, успокаивая девушку. – С ним все будет в порядке.
Правой рукой Тамсин снова попыталась поправить съехавшую повязку.
– Мне нужно еще раз перевязать его, – сказала она. – В первый раз у меня не очень получилось… – И девушка потянула все той же обнаженной рукой за край ткани.
– А что с другой рукой? – поинтересовался Уильям. – Повреждена? Ранена? А ну-ка, давай лучше я.
Он подхватил конец повязки и принялся ее разматывать. При этом он случайно дотронулся до пальцев Тамсин.
Его прикосновение было теплым и нежным. Тамсин отдернула пальцы, будто их обожгло пламя. И в тот же момент она спрятала другую руку за спину.
– С рукой все в порядке, – уверенно заявила она.
Уильям скептически взглянул на нее и продолжил разматывать бинты, открывая вздувшуюся, рассеченную бровь Арчи. Он приложил к ране свернутые в комок бинты и посмотрел на Тамсин:
– Нам нужна еще ткань.
– Я оторву полосу от рубашки, – кивнула она и начала расстегивать крючки на дублете пальцами правой руки.
– Позволь мне помочь тебе, – сказал Уильям, дотрагиваясь до ее запястья.
Она оттолкнула его руку.
– Я не имел в виду ничего оскорбительного, девушка, – усмехнулся он. – Совершенно очевидно, что твоя левая рука сейчас травмирована…
– Рука в порядке, – резко повторила Тамсин и снова принялась за крючки.
Уильям удивленно приподнял бровь и повернулся к Арчи, чтобы приложить к его ране смоченную водой ткань.
Наконец Тамсин справилась с застежкой. Дублет распахнулся, и она вытащила полу рубашки из брюк.
– Вот, отрежь полоску своим кинжалом, – обратилась она к Уильяму.
Он послушно отрезал полосу льняной ткани. Не прошло и нескольких минут, как он ловким движением обернул эту полосу вокруг головы Арчи и закрепил концы повязки.
Тамсин сняла свой кожаный дублет и, аккуратно свернув его, передала Уильяму. Тот подсунул дублет под голову Арчи. Конечно, это была более удобная подушка, чем клок грязной соломы.
– К утру он будет в порядке, – пообещал Уильям, услышав, как Арчи начал похрапывать. – Просто убедись ночью еще раз, что он спит, а не впал в беспамятство. Толкни его сейчас и еще раз утром, чтобы разбудить.
Она кивнула. Мысль о том, что от такой не очень глубокой раны на голове отец может потерять сознание, пугала ее. А потом вдруг она подумала, что ей придется лечь и как-то провести ночь в этой темнице, похожей на пещеру. Она вздрогнула и, поежившись, обхватила себя руками.
– Я не буду спать этой ночью.
Уильям вздохнул. Он придвинулся еще ближе к девушке, стоя на одном колене. Глядя ей прямо в глаза, он сказал:
– Послушай. Я не сторонник того, чтобы держать женщин в тюрьме. Но это дом Масгрейва, и пока вы будете находиться здесь, я не стану вмешиваться. Я раздобуду одеяла и пищу для вас обоих и пришлю сюда, в темницу. Только прежде позволь мне осмотреть твою раненую руку.
– Я не ранена. – Она торопливо прикрыла здоровой рукой запястье в перчатке.
– Ты ею почти не пользуешься. Рука сломана? Ты повредила ее во время рейда?
– Она в порядке, – процедила сквозь зубы Тамсин. Она не собиралась демонстрировать ему свою маленькую несчастливую руку.
– Если ты не хочешь признаваться в своей слабости, красавица, так тому и быть. Я сам виноват. Но я думал, таких гордых женщин не существует…
Она не ответила, только потерла руками плечи, потому что ее бил озноб.
– Ты замерзла, – тихо заметил Уильям.
Тамсин опустила глаза. В вырезе своей льняной рубашки она видела – и он тоже – полушария ее грудей и отвердевшие соски. Она прикрыла их ладонями и бросила на мужчину, сидящего рядом с ней, укоризненный взгляд.
Уильям расстегнул оловянные пуговицы своего коричневого, шерстяного дублета, скинул его с плеч и протянул девушке.
– Возьми.
Она колебалась одно мгновение, а потом ее руки как-то сами собой скользнули в рукава.
Одежда хранила тепло его тела. Это было восхитительное ощущение, как будто он обнял ее. Уильям подтянул повыше дублет, повисший у нее на плечах, приподнял рукой подбородок девушки и застегнул самую верхнюю пуговицу у основания шеи, а затем, не торопясь, перешел к следующей.
Она не пыталась остановить его. Пуговицы представляли для ее единственной дееспособной руки большую трудность, чем крючки и петли. Тамсин молчала, наблюдая за ним.
А смотреть на него было приятно. Широкоплечий, тонкий в талии, с сильными красивыми руками. Свет факела подчеркивал чеканный профиль его лица и блестящие густые черные волосы. Он стоял так близко, что она чувствовала жар его тела, ощущала его запах – смесь дыма, пота, вина и еще какой-то тонкий аромат, кажется, корицы.
Пока он трудился над пуговицами, она с растущим смятением ощущала, как ее все сильнее тянет к нему неведомой силой. Он был добр по отношению к ней и ее отцу, но ведь он – гость в доме Джаспера Масгрейва и к тому же участник какого-то заговора англичан.
– Скажи мне, – решилась она спросить, – почему ты участвуешь в делах Масгрейва?
– А почему бы и нет? – ответил, он вопросом на вопрос. Потом подтянул края дублета, чтобы застегнуть пуговицы у нее на груди. Горячая волна окатила ее тело, но девушка поспешила себя успокоить, сказав себе, что просто начала согреваться в его толстой шерстяной одежде.
– Я… Я много слышала о твоем отце, – произнесла Тамсин, задерживая дыхание каждый раз, когда он касался ее тела. – Я слышала баллады, прославляющие его подвиги. Разбойник из Рукхоупа – так его называли в этих балладах.
– Да, – хрипло обронил он, подозрительно долго возясь с одной из пуговиц.
– В них говорилось, что Аллан Скотт был приграничным грабителем. И неважно, какие неприятности он доставлял жителям приграничных земель, но он никогда не брал имущество шотландцев. Грабил только англичан.
– Я знаю историю жизни моего отца. Чего ты добиваешься?
– Просто интересно, как сын такого человека может принимать участие в черных делах англичан?
– Поскольку мы не знаем точно их планов, мы не можем судить, черные эти дела или нет.
– Все знают: Джаспер Масгрейв не способен на добрые поступки. Что именно ты согласился сделать для него?
– А это, – произнес он, застегнув пуговицу на талии и опуская руки еще ниже, – не твое дело, моя дорогая. – Он подтянул края дублета, пытаясь застегнуть его на бедрах девушки. Ощущение, пронзившее ее тело, было настолько неожиданным и острым, что она едва не отскочила в сторону.
– Это мое дело, – ответила она, стараясь, чтобы он по голосу не догадался, насколько она растеряна. – Раз это касается отца и меня лично.
– Это никак не коснется ни одного из вас, если вы послушаетесь меня и согласитесь на предложение Масгрейва. В этом случае вы сразу же покинете его замок. – Он справился с последней пуговицей и поднялся на ноги. Сейчас он стоял и смотрел на нее сверху вниз, напомнив ей мифического бога войны. Его руки покоились на бедрах, рубаха на груди распахнулась, обнажив часть груди, его широко расставленные ноги, обтянутые черными бриджами и затянутые ниже колен в длинные, блестящие кожаные сапоги, крепко упирались в земляной пол. – Масгрейв имеет полное право арестовать тебя и Арчи, – продолжил он. – Шотландский советник не будет возражать, если Масгрейв казнит вас обоих. Жизни мелкого грабителя и цыганки – ничто по сравнению с миром в приграничных землях.
– Быть повешенным – достойнее, чем быть в сговоре с теми, кого ты поддерживаешь, Рукхоуп.
– Возможно, – пробормотал, Уильям. – Но ты убедишься, что в данном случае у вас нет выбора.
– Держу пари, у тебя выбор был.
– Был, – подтвердил он. – Действительно был. – Он протянул ей руку, предлагая помощь.
Она посмотрела на его широкую ладонь и дотронулась кончиками пальцев до длинной линии, пересекавшей ее посередине.
– Вот тут я вижу, что у тебя острый ум, – проговорила она и наклонилась ниже, чтобы лучше разглядеть линии на руке мужчины при тусклом свете. – А эти линии говорят мне, что ты силен не только умом. Твоя сила заключается в воле, в сердце и в теле. И я не понимаю, почему ты заодно с таким низким и подлым человеком, как Джаспер Масгрейв.
Он закрыл ладонь.
– Что за чушь ты болтаешь, цыганка? – мягко спросил он. – Я не просил тебя гадать мне, и я не дам тебе за твои слова ни монеты.
Тамсин опустилась на пол.
– Будем считать, что это плата за твой добрый совет.
Уильям долго не сводил с нее пристального взгляда, а потом произнес:
– Посмотрим, воспользуешься ли ты моим добрым советом завтра утром… – и, развернувшись, вышел из темницы.
Отец девушки храпел, стражники за дверью мерили шагами коридор и что-то бормотали. Окруженная этими звуками, как коконом, Тамсин вздохнула и устало прислонилась головой к стене. Она закрыла глаза, но не могла унять бушевавшие в ней чувства и эмоции.
В ее мыслях и чувствах безраздельно властвовал сейчас Уильям Скотт. Она вспоминала его лицо, его голос, его прикосновения и его доброту, вспоминала тот момент, когда он, перерезая веревку, случайно оцарапал ей запястье. Порез был совсем небольшим и почти не кровоточил. Но его значение было поистине огромным.
Она провела пальцем по уже начавшей заживать царапине и вздохнула. Уильям Скотт перевернул ее руку, нечаянно коснувшись своей кожей ее кожи и смешивая при этом свою кровь с ее кровью. Девушка едва не задохнулась от изумления, не представляя себе, как реагировать. Скотт, она была в этом уверена, не имел понятия, что он совершил. А вот она все поняла почти мгновенно.
По цыганскому обычаю, жених и невеста одновременно делают разрезы на руках, а затем прикладывают руки ранками, чтобы кровь смешалась. При этом произносятся слова обета. Она наблюдала этот свадебный обряд много раз в то время, когда жила в таборе. Тамсин знала, что и Арчи женился на ее матери по такому же обычаю.
То, что это произошло случайно, ошеломило девушку. Она не знала, что думать. Ее отец и дед с бабкой, присутствуй они при этом инциденте, восприняли бы эту случайность как событие огромной важности. Они бы считали, что такой брак заключен по воле рока.
Тамсин печально усмехнулась над горькой иронией судьбы. На протяжении не одного года и отец, и дед искали ей мужа. Они искали и среди шотландцев, и среди цыган, но претендентов так и не нашлось. Никто не хотел жениться на девушке, имеющей два серьезных недостатка: увечную руку и смешанную кровь.
Тамсин по-человечески их понимала и не обижалась. Но время шло, отказ следовал за отказом, и тогда она решила, что никогда не выйдет замуж, да уже и не хотела этого. Мужчина, который мог бы полюбить ее такой, какая она есть, никак не находился, а она не хотела быть женой человека, которого уговорили или даже посулили большие деньги за то, чтобы он женился на ней.
Уильям Скотт наверняка ничем не отличался от остальных. Обратись ее отец к нему с предложением жениться на Тамсин, и Уильям отреагировал бы точно так же, как и другие. Возможно, он ужаснулся бы, зная, что часть брачной церемонии на самом деле уже состоялась.
Она плотно сомкнула веки, чтобы сдержать навернувшиеся на глаза слезы, и сказала себе, что эта глупая случайность не имеет никакого значения и что она никому ничего не скажет. Конечно, отец с радостью благословил бы союз между своей дочерью и сыном своего лучшего друга. Но она была уверена, что их случайная женитьба никогда не станет реальной. Эта мысль отчего-то наполнила ее душу горьким сожалением.


Часть III

От веревок, стягивающих запястья, затекли руки. Морщась от боли, Тамсин попыталась удобнее устроиться, прислонившись спиной к стене. Этим утром двое стражников принесли в темницу еще хлеба и эля в добавление к той пище и одеялам, которые, как обещал Скотт, принесли прошлым вечером. Перед тем, как уйти, стражники связали им обоим руки.
Девушка посмотрела на отца. Он сидел рядом с ней, привалившись к стене, его глаза были закрыты, но она знала, что он не спит, а просто отдыхает. Темница тонула в полутьме, хотя сквозь узкий оконный проем под самым потолком пробивался дневной свет. На стене рядом с тяжелой металлической дверью, потрескивая, горели факелы. Девушка слышала, как за стеной тихо переговариваются между собой стражники.
Незадолго перед этим Арчи в достаточной, степени пришел в себя, чтобы съесть немного хлеба и пригубить эля. Его лицо распухло, к утру с той стороны, на которую пришелся удар, образовался синяк. Арчи двигался медленно, но говорил вполне членораздельно. Он держался в основном благодаря своему сильному характеру, хотя Тамсин была уверена, что удар по голове рукояткой меча оказался более серьезным, чем он сам думал.
На этот раз фортуна изменила им, и Тамсин была полна самых мрачных предчувствий. Интуиция говорила ей, что она стоит на пороге крутых перемен в жизни. Будто подул штормовой ветер, предупреждая об опасности, но и суля что-то новое, неизведанное. И Тамсин оставалось только надеяться, что грядущие перемены не приведут их на виселицу. Уильям Скотт был прав, когда говорил, что Джаспер Масгрейв мог воспользоваться своей властью наместника. Тамсин была не готова к смерти. И Арчи, без сомнения, тоже.
– Пап, – окликнула она отца. – Ты устал. Приляг, положи мне голову на плечо.
– Перестань, ты сама еле держишься, – с нежностью проворчал он. – Ты беспокоишься обо мне, словно добрая нянька. Все нормально.
– У тебя лоб фиолетового цвета. Ты выглядишь так, словно сражался с самим дядюшкой Ником и проиграл.
– Хм… Скажешь тоже! Чтобы я проиграл поединок с дьяволом? А выгляжу я вполне сносно. Мужчина в полном расцвете сил. Конечно, – сказал он, и слабая усмешка тронула его губы, – я не так хорош, как этот парень Рукхоуп, а?
– Ну, не так уж он и хорош, – ответила дочь, отворачиваясь, чтобы скрыть предательский румянец.
– Он очень похож на своего отца – такой же высокий, с волосами цвета воронова крыла, но с голубыми глазами матери. Этот парень достаточно красив для того, чтобы заставить сердечко моей крошки биться быстрее. – Он улыбнулся. – Эй, что ты об этом думаешь?
Она скорчила в ответ рожицу и произнесла:
– Думаю, что ты слушаешь слишком много баллад.
– Ну, хоть чуточку он должен был тебе понравиться?
В голосе отца Тамсин уловила нотку надежды и поняла, что должна убедить его в обратном.
– Скотт из Рукхоупа мне не подходит, – немного легкомысленно заявила она. – Кроме того, он друг Масгрейва. И, похоже, женат. Ты когда-нибудь думал об этом? Твои постоянные поиски мужа для меня, а заодно и товарища по набегам для себя самого, уже утомили всех. Ты спрашиваешь об этом едва ли не каждого встречного. Надеюсь, ты не будешь интересоваться у Масгрейва, не нужна ли ему жена…
– Эй, я знаю границы, детка, – проворчал он. – Я говорил об этом с его сыном Артуром, но они сказали, что он только-только обручился. – Арчи улыбнулся, и в его глазах промелькнули озорные искорки.
Тамсин знала, что отец просто ее дразнит. Он никогда бы не выбрал своим зятем кого-либо из Масгрейвов.
– Я не хочу замуж, – горячо прошептала она, одновременно прислушиваясь к звукам, которые слышались из коридора, где стояла стража. – Никто не хочет жениться на мне, так почему я должна хотеть кого-то из них в мужья?! Ты предлагал меня в жены уже половине мужского населения Шотландии.
– Всего-то человекам двенадцати, – уточнил он. – И я только начал.
– Только начал! – возмущенно фыркнула Тамсин. – Ты потратил на поиски мужа для меня не один год, и все зря! О конечно, некоторые из них с радостью провели бы ночь с цыганкой, но ни один не женился бы на ней, особенно если учесть, что на ней от рождения лежит печать дьявола!
– Тамсин, – сказал он со вздохом, – я женился на цыганской девушке и был счастлив с ней, хоть и недолго. Однако это печальная история. Пусть некоторые думают о тебе не очень хорошо, это ерунда. Ты красивая молодая девушка, и мы найдем тебе мужа.
– Нет! И хватит об этом! Я не выйду замуж за человека, который согласится на этот брак только из-за денег или уговоров. Кроме того, – добавила она, – еще неизвестно, будет ли жива невеста. Нас обоих могут повесить в ближайшее время.
– Пожалуй, будет обидно, если тебя повесят накануне свадьбы.
– Ох, пап, – с тревогой проговорила она, – что ты имеешь в виду?
– Но ради того, чтобы снова увидеть молодого Рукхоупа, – продолжил он, будто бы не слыша вопроса дочери, – стоило оказаться в плену у этой жабы Масгрейва. – Отец подмигнул дочери.
Девушка ответила ему сердитым взглядом.
– И как ты думаешь, что Рукхоуп здесь делает? – невинно поинтересовалась она. – Едва ли он приехал сюда с визитом вежливости. И не вздумай спрашивать его, не нужна ли ему жена, – поспешно добавила она. – Мы попали в мерзкую переделку, па. Думай об этом, и ни о чем другом.
– Я об этом и думаю. Если моя жизнь кончена, я хочу найти кого-то, кто мог бы присматривать за тобой, а также за Мертон Ригг, когда меня не будет.
– Если мы выживем, я сама позабочусь о Мертон Ригг. А также присмотрю за тобой и дядей Катбертом. Выкинь из головы мысль, что какой-нибудь мужчина захочет взять меня в жены.
– Когда-то для тебя был намечен один парень, – заметил Арчи.
– Что ты сказал? – уставилась на него Тамсин.
– Посмотрим, что я смогу тут сделать. Просто посмотрим, и все, – загадочно произнес он.
– Ах да, конечно! Палач накинет веревку на твою шею, а ты спросишь его, женат ли он, и если нет, не хочет ли взять в жены однорукую цыганку.
– Я мог бы поступить и так, – усмехнулся отец и повернулся к девушке, чуть морщась от боли. – Тамсин, послушай меня. Я хочу найти для тебя мужчину, которого не будет беспокоить мысль о твоей увечной руке или о матери-цыганке, который согреет твое сердце и для которого ты сможешь стать величайшим счастьем. Кроме того, он должен быть так же удачлив в набегах, как твой отец.
– Пап, – сказала девушка, нежно касаясь его щеки. – Я тебе очень благодарна за твою заботу. Но второго такого удачливого вора тебе не сыскать. – Она ласково улыбнулась ему. – Я полагаю… возможно, мы могли бы выпутаться из этого дела, если бы согласились на предложение Масгрейва. Рукхоуп говорит, что мы так и должны поступить.
– Лучше пусть меня повесят, – проворчал Арчи. – Надеюсь, ты простишь своего отца.
– Тебя не повесят. – Тамсин коснулась его запястья, крепко связанного, как и у нее. Он раскрыл ладонь. – Линия твоей жизни длинная и глубокая. – Она изо всех сил пыталась уверить в этом не только его, но и себя.
– Опять твои цыганские фокусы? – проворчал Арчи. – Ты провела слишком много времени со своей бабкой. Я позволил тебе путешествовать с цыганами, и ты научилась всяким языческим хитрым штучкам. – Он явно поддразнивал ее.
– Вряд ли можно назвать фокусом чтение линии жизни по руке, если сам господь помещает их нам на ладонь. Все цыгане знают, как понять то, о чем говорят эти линии, – возразила она.
– Многие дорого заплатили бы, причем серебром, чтобы кто-то прочитал их линии. Я лично никогда не видел в этом никакого проку, а если говорить правду, то, наоборот, считаю, что это только во вред – знать свою судьбу… Впрочем, твоя цыганская родня научила тебя уловкам в карточной игре, и теперь тебе нет в этом равных. А это полезный навык. – Он улыбнулся.
Тамсин постучала кончиками пальцев по его ладони.
– Ты переживешь всех нас. Ты слишком упрямый и слишком удачливый, чтобы оставить нас так скоро.
– Ну, моя удача едва ли останется со мной надолго, – вздохнул он. – Тамсин, если мой конец и в самом деле близок, ты должна знать одну вещь, – тихо сказал он. – Мое заветное желание и самая горячая мечта – видеть тебя женой молодого Рукхоупа. Я хотел этого с тех пор, как ты родилась, а он был еще совсем ребенком. Его отец тоже хотел этого.
Она никогда раньше не слышала, чтобы отец говорил об этом, и сейчас испугалась, не удар ли по голове стал причиной его странных фантазий.
– Па, – мягко произнесла она, – мечтать хорошо по ночам, а при свете дня мечты тают, как туман. Пусть все идет своим чередом.
– Мечты могут осуществиться, если ты не перестаешь мечтать, – настаивал отец. – А эта мечта – моя самая заветная, я думаю об этом на протяжении многих лет. Я никогда не думал, что это когда-нибудь может случиться, но парень все-таки оставил двор и вернулся. И если меня сегодня повесят, ты должна помнить о том, что я сказал. Ты должна пойти к Рукхоупу и сказать ему о моем желании.
Девушка отвернулась, испытывая чувство вины. Она знала, что никогда не сможет рассказать отцу о случайном брачном ритуале. Арчи мог бы придать этому слишком большое значение.
– Сдается мне, – сказал Арчи, – что Уилл Скотт очень тебе подходит, девушка. Отважный и ловкий парень с добрым сердцем. Он помог нам прошлой ночью.
– Но я совсем не знаю его, – заметила девушка. – Как, впрочем, и ты.
– Он – сын Аллана Скотта, – многозначительно произнес Арчи. – Еще один разбойник из Рукхоупа.
– Но бывает так, что сын не похож на своего отца. Ты говорил, что Уильям Скотт был взят в заложники еще в юности и рос при королевском дворе.
– Я знаю, что с ним обращались очень вежливо, он получил такое же образование, как король Джеймс. У них были общие наставники, они вместе изучали иностранные языки, обучались грамоте, письму, читали книги… ну, и тому подобное. Еще я знаю, что он был другом и советчиком короля Джеймса. Отличный парень этот Уилл Скотт. Я слышал, он не возвращался в Рукхоуп до самого последнего года.
– Он не тот разбойник с приграничных земель, каким ты хочешь его видеть. Он придворный, и он друг англичан. Я знаю, ты был добрым другом Аллану Скотту, а он был верным другом тебе, и поэтому ты не в состоянии увидеть правду. Ты не хочешь понять, что представляет собой его сын. Мы его не знаем. На самом деле он может оказаться вероломным предателем, па.
Арчи какое-то время молчал. Потом проворчал, вздохнув:
– Ты права, он может оказаться законченным подлецом. Но опять же, он может оказаться и благородным разбойником, как Аллан. Мы пока не знаем. Ты посмотришь его ладонь и скажешь, хороший он или плохой.
– Гадание по руке не годится для того, чтобы определить характер человека, – возразила девушка. Она едва не призналась отцу, что уже видела ладонь Уильяма Скотта, характер линий, которые она смогла разглядеть, только подтверждали слова отца. Уильям Скотт полностью соответствовал тому образу, который нарисовал себе Арчи Армстронг.
– Мне не нужно смотреть на его ладонь, – заявил вдруг Арчи. – Я знаю, что он отважный и благородный человек и ему можно верить. Когда-то мы звали его Храбрец Уилл, а он был еще совсем малышом. В то время он был копией своего отца. – Арчи улыбнулся своим воспоминаниям.
Тамсин раздраженно вздохнула.
– Он находится в сговоре с Масгрейвом, они вместе замышляют какое-то худое дело! – Она посмотрела в сторону двери, за которой как раз в этот момент проходил стражник, и понизила голос. – Я говорила тебе, что он посоветовал принять любое предложение Масгрейва, любое, а иначе мы оба будем повешены.
– Вот видишь? Рукхоуп пытался помочь нам. Он хороший парень.
– Он хочет, чтобы мы встали на сторону англичан! – настаивала она.
– Эй, стража! – позвал Арчи.
Стражник вошел в темницу и уставился на пленников.
– Скажи-ка, Рукхоуп женат?
Тамсин вздохнула и обреченно покачала головой.
– Что? Женат? – удивленно поднял брови стражник. – Нет, вряд ли.
– Ага! – Арчи с триумфом посмотрел на дочь.
– Обещай, что не будешь заводить с ним разговоров о женитьбе! – попросила девушка. – Пап, ты должен пообещать мне!
Арчи пробормотал в ответ что-то невнятное, что можно было принять как за согласие, так и за отказ, и закрыл глаза.
* * *
В тот же день, но несколько позже, стражники вывели Тамсин и ее отца из подземелья. Арчи споткнулся на узкой винтовой лестнице, на мгновение испугав Тамсин, однако смог сохранить равновесие. Поднявшись наверх, они оказались в темном коридоре, по которому их провели до дубовой двери.
– Сюда. – Один из стражников постучался и открыл дверь.
Тамсин шагнула первой и оказалась в комнате, очевидно спальне, так как ей сразу бросилась в глаза большая кровать с балдахином. Окно с тяжелыми ставнями было открыто, впуская в помещение золотистые лучи солнца. Подталкиваемые стражниками пленники прошли внутрь и остановились посередине комнаты.
В комнате находились трое мужчин. Уильям Скотт стоял у окна, прислонившись плечом к стене и скрестив руки. Джаспер Масгрейв и еще один мужчина, помоложе, сидели в креслах за столом.
При свете дня Джаспер Масгрейв с бледной болезненной кожей и редкими седыми волосами показался Тамсин еще более уродливым, чем вчера в темнице. Стеганый бордовый дублет плотно обтягивал его безобразный живот. В отличие от него, Уильям Скотт выглядел сегодня гораздо привлекательнее. Высокий, стройный, черноволосый, с темной щетиной, покрывающей его волевой подбородок, он был по-настоящему, по-мужски красив. Он носил одежду хорошего качества, но простого строгого покроя, и в ней выглядел более элегантно, чем хозяин в своем изысканном шелковом дублете. Благодаря своей спокойной силе и ясному взгляду Уильям Скотт казался олицетворением истинных мужских доблестей рядом с образчиком обжорства, который являл собой Масгрейв. Третий мужчина казался более молодой и бледной копией Джаспера Масгрейва. Очевидно, не обладая ни умом, ни характером, молодой человек попросту терялся на фоне таких ярких колоритных личностей, как Скотт и Масгрейв.
Стражники тихо переговорили о чем-то с Масгрейвом и удалились, закрыв за собой дверь. Уильям Скотт пристально смотрел на Тамсин, его голубые глаза сияли в лучах солнечного света, лившегося из окна. Девушка отвернулась и незаметно вздохнула.
Толстый аркан лежал на столе рядом с бумагами. Тут же стояли несколько кубков и кувшин с вином. Масгрейв теребил в руках конец конопляной веревки, свисающий до пола, и, прищурившись, наблюдал за Тамсин и ее отцом.
Девушка набрала в легкие побольше воздуха и подняла подбородок.
– В чем дело, Джаспер Масгрейв? Ты думаешь повесить нас прямо тут?
– Помолчи, цыганка. Будешь говорить, когда я прикажу.
Масгрейв отпустил веревку и, взяв со стола кубок, шумно отхлебнул.
Молодой человек, сидящий рядом с ним, просматривал пергаменты. Скотт просто молча наблюдал за происходящим. Он казался совершенно спокойным, однако Тамсин заметила, как на его щеках ходят желваки, а на светлой коже появились красные пятна.
«Темноволосый, почти черный, настоящий ворон, – подумала девушка, – а кожа совсем светлая, особенно по сравнению с ее кожей цыганки. Но что могло вызвать его гнев, проявившийся так явно этими красными пятнами на его щеках?»
– Эй, Артур, – обратился Арчи к молодому мужчине. – Явился защищать от меня своего папашу?
– Мой сын здесь в качестве моего помощника, – пояснил Джаспер.
Артур кивком подтвердил слова отца.
– Твой парень – ловкий вор и отпетый мошенник, – продолжил Арчи. – Он уводил моих овец и лошадей, я это точно знаю. А теперь он еще и помощник? Ну что за бравый парень! – наигранное добросердечие Арчи перешло в сарказм.
Тамсин послала отцу предупреждающий взгляд, но он сделал вид, что не заметил.
– У меня есть к тебе предложение, Арчи, – сказал Джаспер.
– Я тебе не подчиняюсь, так что оставь свои предложения для своих людей, – жестко заявил Арчи.
– Как лэрд, глава клана, который может собрать сотню всадников… – начал Артур.
– Две сотни, – поправил его Арчи, – и все отменные воины.
– Это именно то, что нам нужно, – заметил Джаспер. – Ты можешь быть негодяем, но твое имя пользуется уважением среди шотландцев здесь, на границе. Многие с радостью последуют за тобой, стоит только бросить клич.
Тамсин бросила взгляд на Уильяма Скотта, который сохранял на лице выражение полного безразличия, хотя лихорадочные пятна на его щеках говорили об обратном. Что-то в этом разговоре его очень злило. Она пыталась угадать, чем он так недоволен – поведением Масгрейвов или Армстронгов, или его беспокоило его собственное положение?
Джаспер Масгрейв постучал пальцами по листу пергамента, который лежал перед ним на столе.
– Я мог бы повесить тебя за кражу лошадей, но мы можем договориться. Давай заключим сделку, ты и я.
– Я не буду заключать с тобой никаких сделок, Джаспер. Можешь меня повесить, – решительно заявил Арчи и выпрямился во весь рост, расправив широкие плечи.
Тамсин почувствовала, как ее сердце замерло при словах отца. Она боялась, что Джаспер Масгрейв потеряет терпение и отправит Арчи на виселицу без дальнейших разговоров. Веревка лежала на столе, как змея, свернувшаяся кольцом. Тамсин вдруг почувствовала неодолимое желание сбежать отсюда, чего бы ей это ни стоило.
Она заметила, как Уильям Скотт в очередной раз скользнул по ней взглядом. Его голубые глаза, казалось, просили о чем-то, и она вспомнила его слова, сказанные прошлой ночью: «Скажи Арчи, чтобы он ответил «да» на любое предложение, которое сделает ему Масгрейв. Скажите «да», и он отпустит вас на все четыре стороны. Иначе вас повесят».
Сейчас он молчал, но она была уверена, что он все еще хочет вызволить их из беды, в которую они попали, вытащить из этого замка. Придвинувшись еще ближе к отцу, она прошептала:
– Па, послушайся Масгрейва. Мы должны выпутаться из этой истории любой ценой.
Но Арчи уже вошел в раж. Он не собирался сдаваться.
Девушка в отчаянии посмотрела на Уильяма Скотта, но тот отвернулся, прервав тем самым контакт между ними и лишая последней надежды на свою помощь.
– Ты – преступник, Арчи, – сказал Масгрейв.
– А ты перехитрил нас прошлой ночью, Джаспер, – ответил Арчи. – Эти лошади… То есть уздечки, которые мы взяли, были оставлены специально, чтобы заманить нас в ловушку. Ты бесчестный негодяй, Джаспер. Я не буду заключать с тобой никаких сделок!
Масгрейв постучал пальцами по столу.
– У меня есть для тебя еще одна ловушка, с петлей на твоей шее, если ты не заткнешься сейчас же! В честь новой королевы Шотландии король Генрих проявит великодушие по отношению ко всем шотландским заключенным. Он сделает это из милосердия и благодаря своему великому сердцу. Ты будешь прощен, если согласишься присоединиться к нам.
– В немилосердном сердце не может быть милосердия! Ты думаешь, я полный дурак? Генрих хочет покорить Шотландию. Наша королева – несмышленое дитя. Знать борется за власть, и этим людям неважно, ребенок какого возраста сидит на троне. Генрих ищет способы купить поддержку лэрдов Приграничья, чтобы прибрать к рукам всю Шотландию. Ты не сделаешь из меня предателя!
– Король Генрих ожидал, что найдет в Шотландии понимание и поддержку своим планам в обмен на прощение. Он готов простить и тебя, и твою дочь!
– Отлично! – вскричал Арчи. – Пойди и скажи своему королю, что мы желаем ему удачи! Это вся поддержка, которую он может получить от Арчи Армстронга! А теперь или оставь меня в покое, или вешай, да повыше!
Уильям Скотт вышел наконец из своей задумчивости и шагнул вперед, опередив начинающего наливаться гневом Масгрейва.
– Горячность тут не поможет, – тихо произнес он. – Джаспер, объясни подробнее, в чем заключается твое предложение. Что конкретно ты предлагаешь владельцу Мертона?
– Я действую по инструкциям лорда Вартона, который получает распоряжения непосредственно от короля Генриха Восьмого Английского. Я должен заручиться поддержкой шотландских лэрдов в осуществлении планов короля, – проворчал Масгрейв.
Не будучи вполне уверена в том, что отцу удалось умерить свой пыл, Тамсин шагнула вперед еще до того, как Арчи успел по-настоящему разозлиться.
– Джаспер Масгрейв, скажи прямо, чего ты хочешь от нас? – спросила девушка.
– В твоем доме проживает цыганка, Армстронг, – произнес Масгрейв, игнорируя слова Тамсин.
– Ты прекрасно знаешь, что Тамсин – моя дочь, – ответил Арчи.
– Но ее мать была цыганкой. Имеет ли она какие-либо связи с кочевым цыганским табором?
– В одном из таборов у нее есть родственники. Только тебе-то какое до этого дело?
– Цыгане были изгнаны из Англии и Шотландии, – ухмыльнулся Масгрейв. – Предоставление им убежища – это нарушение закона, причем по обе стороны границы.
– Моя дочь, – взревел Арчи, – живет в моем доме с тех пор, как ей исполнилось шесть лет! Раньше тебя это не беспокоило, так почему бы тебе и сейчас не оставить все как есть!
– Где она родилась? – гнул свое Масгрейв.
– Я родилась в Шотландии и была крещена в шотландской церкви, – ответила за отца девушка.
– Она настоящая шотландка, – подтвердил Арчи. Он возвышался над Тамсин, как защитная башня. Даже со связанными руками он излучал силу и энергию. – Ты не сможешь обвинить ее за примесь цыганской крови. Оставь девочку в покое и скажи, чего тебе, в конце концов, нужно?
– Король Генрих и лорд Вартон, а также остальные, разработали план дальнейшего укрепления позиций английской короны в Шотландии. Нам нужны люди, способные оказать нам помощь в этом деле.
– Тебе нужны лэрды, которые лояльно относятся к Англии. Не такие, как я, – сказал Арчи.
– Кроме того, нам нужно объединить всех приграничных жителей, – продолжил Масгрейв. – Успех нашего плана зависит от помощи таких людей, как ты, Арчи.
– Людей, которые никогда не имели ничего общего с Англией, трудно будет убедить помогать английскому королю, – заметила Тамсин.
– Звон монет вылечивает любые политические хвори, – ответил Масгрейв, даже не взглянув на девушку. – Мы также можем извлечь кое-какую пользу из цыган. Те-то уж никогда не отказывались от денег. К тому же я слышал, что если они однажды дают слово, то держат его во что бы то ни стало.
– Конечно, они держат свое слово! – горячо подтвердила Тамсин. – Но только ромалы едва ли клюнут на твою наживку.
Брови Масгрейва сошлись у переносицы.
– И что это значит?
– Она имеет в виду, что цыганам можно доверять, – поспешил с объяснением Уильям, бросив на девушку предостерегающий взгляд.
– Но ты не получишь с них обещания помогать в этом деле, – закончила Тамсин, отвернувшись от Уилла.


– Цыгане и грабители, – проворчал Артур Масгрейв, который до сих пор терпеливо слушал все, что говорилось в этой комнате. – Мы слишком рискуем, полагаясь на подобных людей.
– Но именно эти люди и нужны нам для осуществления наших планов, – возразил ему Джаспер. – Все они мошенники, жадные до денег, не привязанные к Шотландии, но имеющие в Шотландии связи. С Рукхоупом и Армстронгом из Мертона, а также несколькими лэрдами из Приграничья, да еще с помощью цыган наш план обречен на успех.
– И что это за план? – спросила Тамсин.
– План, который удовлетворит всех, и на севере и на юге, – ответил Масгрейв.
– Война?! – ужаснулась Тамсин.
– Нет. Но пока я не могу об этом говорить, – Масгрейв отвернулся.
– Король Генрих желает Шотландии только добра, – вставил Артур. Джаспер кивнул, соглашаясь. – Наш король сильно озабочен положением своих северных соседей, которые нуждаются в сильном правителе. Маленькая королева Шотландии нуждается в мудром покровителе.
– Да, для него это прекрасный шанс захватить власть в Шотландии! – заявил Арчи. – Я не буду помогать вам. – Он упрямо выдвинул вперед подбородок и сжал челюсти.
– Подумай лучше о своей дочери. Ее можно хоть сейчас повесить за воровство и за то, что она полукровка-цыганка. – Масгрейв посмотрел на Тамсин. – Хочешь станцевать на конце веревки? А? – Он взял со стола свернутый в кольцо аркан и пропустил петлю на его конце между своих толстых пальцев. – А может, ты хочешь посмотреть, как твой отец спляшет там?
Он кинул веревку Артуру и что-то прошептал ему на ухо. Артур поднялся, подошел к Тамсин и внезапно накинул петлю ей на шею, подтянув вверх узел и задрав подбородок девушки.
Тамсин вскрикнула, почувствовав, как веревка сдавила ей горло. Она подняла связанные руки к узлу на шее и изо всех сил вцепилась в веревку пальцами правой руки.
Артур поднял конец веревки над головой, затянув петлю еще туже. Девушка почувствовала, что у нее кружится голова. Сердце бешено застучало, колени подогнулись.
Потрясенная всем происходящим; она словно сквозь туман слышала, как Арчи зарычал на Артура, и увидела Уильяма Скотта, направлявшегося к ней.
– Ни с места! – приказал ему Джаспер Масгрейв, а потом, повернувшись к сыну, добавил: – Артур, если кто-нибудь из них подойдет ближе, затягивай петлю до конца. – Он повернулся и посмотрел на Арчи. – А теперь скажи мне еще раз, что ты отказываешься помогать нам.
– Она тут ни при чем! – прорычал Арчи в ответ.
– Оставь ее, – приказал Уильям. Его тихий голос прозвучал, словно раскат грома, столько силы было в нем.
Словно в тумане Тамсин видела, как он сделал шаг вперед, как Масгрейв вскинул руку, чтобы остановить его.
– Мне нужно всего лишь убедить Арчи. Ей не причинят вреда, – улыбнулся Масгрейв. – Мы могли бы использовать цыган… эту или любую другую. Арчи знает, кто может оказаться нам полезным.
Уильям, казалось, его не слышал. Его пылающий взор был устремлен на Артура.
– Отпусти ее, – угрожающе произнес он.
Артур медлил, и Тамсин беспомощно повисла на веревке. Масгрейв с трудом поднял свое грузное тело с кресла и подошел к девушке. Он пальцем провел по ее горлу. Волна головокружения и ярости затопила ее.
– Какая нежная шейка, – промурлыкал Масгрейв. – Такая быстро сломается.
В то же мгновение Уильям Скотт оттолкнул Масгрейва. С быстротой сокола он перехватил руку Артура. Другой рукой он обхватил его за шею, крепко зажал ее и рванул на себя. Артур только крепче затянул веревку. Тамсин почувствовала, что еще немного и она задохнется.
– Отпусти ее, Артур! – прорычал Уильям. – Не то сломается твоя шея!


Часть IV

Казалось, время остановилось. Уильям ждал. Сердце его колотилось, рука сжимала шею Артура.
– Джаспер, – он повернулся к Масгрейву, – скажи своему сыну, что я не шучу.
– Отпусти ее, парень, – буркнул Масгрейв сыну.
Артур выпустил из рук веревку.
Уильям отпихнул Артура в сторону, даже не заметив, как тот споткнулся, упал на пол, а затем с трудом поднялся на ноги.
Девушка схватилась обеими руками за веревку, судорожно пытаясь вдохнуть. Уильям резким движением ослабил петлю и снял ее с шеи Тамсин. Он отбросил веревку подальше, она ударилась о стену и упала на пол бесформенным комом.
Тамсин кашляла и глотала воздух. Уильям, стараясь ее успокоить, положил руку ей на плечо. Она почувствовала, как дрожат его пальцы.
Девушка подняла на него взгляд. Ее зеленые прозрачные глаза светились на ее испуганном смуглом лице, и ему на миг показалось, что это ее беззащитная душа мерцает в их глубине, неуловимая и сверкающая, как тень рыбы, скользящей под водой.
Это длилось всего мгновение. Потом ее глаза затуманились, и девушка отвернулась. А Уилл так и не понял, что же он видел. Невинность и чистоту, пронзившую ему сердце? Драгоценную искру доверия?
– Спасибо тебе, – пробормотала она хрипло.
– Тамсин, – прошептал он, – тебе больно?
Сейчас его интересовала только она, и он едва ли замечал троих мужчин, которые уставились сейчас на него. Один смотрел с благодарностью, два других – с гневом. По сравнению с девушкой, с ее ярким пламенем, они были для него сейчас лишь чадящими свечками. Он почувствовал, как ее сердце бьется под его руками, как отзывается его сердце.
– Ничего с ней не случилось, – сердито буркнул Джаспер Масгрейв и махнул рукой, показывая, что инцидент исчерпан.
– Тамсин? – снова позвал Уильям.
Она кивнула и взялась рукой за горло.
– Я в порядке, – с трудом ответила она.
Уильям едва заметно кивнул. Он чувствовал непреодолимое желание вышвырнуть обоих Масгрейвов из окна. Молча, очень медленно он снял руку с ее плеча.
– Девочка моя, ты уверена, что с тобой все в порядке? – спросил Арчи, стоящий рядом с Уильямом. Тамсин снова кивнула, и ее отец повернулся к Скотту. – Я благодарен вам, сэр. Очень благодарен, – тихо проговорил он.
Уильям заметил, что его глаза были такими же светло-зелеными и в них горел тот же огонь, что и в глазах его дочери. Он видел в них благодарность и… радость. Уильям решил, что ошибся.
– Я сделал то, что было необходимо сделать, – сказал Уильям и, с отвращением взглянув на Масгрейва, отошел к окну и повернулся ко всем спиной.
– Ну вот, я же говорил, что с ней все в порядке, – заметил Масгрейв. – Мне не нужна ее смерть. Я только хочу заключить сделку с Арчи.
– Скорее уж с самим дьяволом, Джаспер, – бросил ему через плечо Уильям. – Плохо задумано и еще хуже проделано.
– Что-то ты сильно разнервничался из-за цыганки, – подозрительно прищурился Масгрейв.
– Из-за женщины, – поправил его Уильям.
– Да! И весьма прелестной женщины. С ней нельзя обращаться подобным образом! Рукхоуп это знает! – заявил Арчи.
Между тем Джаспер начал выговаривать Артуру, обвиняя его в жестокости, которую сам же и спровоцировал. Рассерженный Артур вышел из комнаты, хлопнув дверью.
Уильям невидящим взглядом уставился в окно. Гнев и ярость душили его, и не только на Масгрейвов, но и на себя.
Сжав кулаки, он старался овладеть собой. Вид петли, наброшенной на тонкую девичью шею, потряс его до глубины души. Такая жестокость была в порядке вещей для Масгрейвов. Повешение было самым обычным наказанием, с которым были согласны и грабители, и судьи, и даже короли. Однако Уильям не мог относиться к этому спокойно. При одном только виде петли его прошибал холодный пот, сердце начинало бешено колотиться, кровь бросалась в голову.
Семнадцать лет прошло с того дня, когда повесили его отца на глазах всей семьи. Он научился умерять свою боль, прятать ее глубоко внутри. Но, когда он встречался с неоправданной жестокостью, как сегодня, выдержка изменяла ему и вся его боль и гнев готовы были выплеснуться наружу.
Вот и сейчас он едва сдерживался, чтобы не прикончить обоих негодяев, и отца и сына, на месте.
– Она хорошая девушка, – продолжал Арчи, обращаясь в основном к Уильяму. – Настоящий мужчина будет счастлив взять ее в жены. Только Масгрейвам не стоит даже упоминать ее имени! Вы оба дьяволы, Джаспер! И ты, и твой сынок! Я вам этого никогда не забуду.
– Ты со своей проклятой полукровкой увел моих лошадей, вы воры! – закричал в ответ Масгрейв.
Уильям повернулся. И хотя он не смотрел на девушку, он чувствовал ее взгляд, направленный на него. Светлый взгляд, полный благодарности. С того момента, как она вошла в эту комнату, между ними установилась невидимая связь, словно тонкая нить протянулась от нее к Уильяму. Сейчас он чувствовал, как благодаря его заступничеству эта нить становится крепче.
– Джаспер, – сказал он наконец, – если ты хочешь, чтобы мы продолжили наше сотрудничество, обращайся с этими людьми достойно.
Масгрейв сердито хмыкнул:
– Армстронг, я сохраню жизнь твоей дочери… а возможно, и нет. Все зависит от того, какое решение ты сейчас примешь.
– Нет необходимости шантажировать меня моей дочерью! Так поступают только трусы. Хотя, вполне возможно, это твой способ. Ты ведь – пес с черным сердцем!
– Я не буду колебаться ни секунды! Я повешу ее! Существует закон, запрещающий полукровкам свободно бродить по Англии. Я имею полное право казнить ее, и ты это знаешь! Решай скорее. Или соглашаешься помочь мне, или смотришь, как она болтается на виселице, а потом и сам отправишься туда же!
Уильям видел, как Арчи вздохнул и опустил плечи, признавая поражение. Девушка смотрела на отца широко раскрытыми глазами.
– Что я должен буду делать? – спросил Арчи безжизненным голосом.
– Тебе надо уговорить своих людей, а также других лэрдов поддержать Генриха, – объяснил Масгрейв. – Я буду снабжать тебя деньгами, чтобы ты мог платить им, но я хочу иметь список всех желающих присоединиться к нашему делу с их подписями. Кроме того, в списке должна быть проставлена сумма, которую получит каждый из них. Этот список нужен мне через две недели. По истечении этого срока ты узнаешь больше.
– Мне нужно знать больше сейчас, – возразил Арчи. – Жители Приграничья и цыгане в большинстве своем подозрительные люди. Они будут задавать вопросы.
– Воспользуйся монетами. Или пытками. На твой выбор. Учти, через две недели все должно быть сделано.
– То, что вы окружаете свои планы такими тайнами и недомолвками, говорит лишь о том, что они грязные и недостойные, – заметила Тамсин.
– Если в замыслы Генриха Тюдора входит начало новых войн в приграничных землях, – сказал Арчи, – я не собираюсь помогать вам. Я поверну дело так, что все кланы Приграничья выступят против тебя, Джаспер Масгрейв. И это не будет стоить тебе ни единой монеты!
Масгрейв указал на Уильяма:
– Рукхоуп знает о наших планах. А он человек, имеющий определенную репутацию как среди лэрдов Приграничья, так и при дворе. И он сразу понял, что, примкнув к нам, он только выиграет.
– Понятное дело, ведь он знает о плане больше, чем я, – отозвался Арчи. – Ты хорошо хранишь свои секреты, Джаспер.
– Поверь, что наш замысел прост и очень разумен. Его исполнение сможет предотвратить на долгие годы войны между Англией и Шотландией, – пояснил Масгрейв. – Увидимся через две недели, Арчи.
– Если приграничные кланы откажутся… – Арчи не закончил фразу и пожал плечами.
– На этот случай у меня запасено немало веревки, – ответил Масгрейв. – Увидишь, если какой-нибудь шотландец, не обязательно носящий фамилию Армстронг, ступит на мою землю или сделает что-либо мне во вред, он будет тотчас же повешен. Через две недели я буду в Мертоне вместе с твоей дочерью. Там я ее и освобожу.
– Ты не можешь удерживать ее здесь! – возмутился Арчи.
Тамсин едва не задохнулась от захлестнувшего ее отчаяния.
– Я уеду вместе с отцом!
– Цыганка будет служить залогом тому, Армстронг, что ты принесешь мне список лэрдов с их обещаниями, заверенными их же подписями, а также добьешься согласия цыган. Надежных цыган, если таковые найдутся.
– Заложников обычно берут шотландцы, – холодно заметил Уильям, – англичане так не поступают.
– Ты не можешь задерживать здесь мою дочь и не можешь требовать от меня никаких обещаний, – заявил Арчи.
– Могу. Я уполномоченный представитель короля на этой границе. Девчонка – преступница, заключенная в моей темнице. Прошлой ночью она совершила преступление, и, кроме того, у меня есть другие основания держать ее здесь. С тобой то же самое, Арчи. Но тебя я освобожу. На две недели. Сделай то, о чем я тебя прошу, иначе твоя дочь пострадает.
– Она нужна мне. Я не обойдусь без ее помощи в переговорах с цыганами, – сказал Арчи. – Одного меня даже слушать не станут.
Тамсин знала, что отец лжет ради ее спасения.
– Да, я нужна ему, чтобы убедить цыган, – подтвердила она. – Без меня он даже не сумеет найти их. Придется ждать, когда они появятся на его землях.
– Она знает их язык. Они по собственному желанию обучили ее, – вторил дочери Арчи. – Если тебе нужна помощь цыган, ты должен позволить ей отправиться вместе со мной. Через две недели я вернусь. Даю слово.
Масгрейв небрежно махнул рукой.
– Я не могу отпустить вас обоих. Она останется.
– Чего ты хочешь? Выкуп? Я заплачу, сколько скажешь. Золотом. У меня много золота.
– Много золота для тебя, шотландца, – жалкие гроши для меня.
– Ах ты, ублюдок! Я сомневаюсь, что моя дочь будет в безопасности, если останется у тебя!
– Она будет в такой безопасности, в какой я захочу, старый буйвол!
– Ах ты, мерзавец! Да я…
– Довольно! – оборвал начинающуюся перепалку Уильям. – Я возьму девушку под свою защиту.
Все присутствующие повернулись и уставились на него. Эти слова вырвались у него случайно, ему надоела словесная дуэль, затеянная двумя заклятыми врагами, которые решали между собой судьбу девушки.
К тому же он знал, что его предложение разумно.
– Я заберу ее на две недели в Рукхоуп. Она будет находиться там в качестве заложницы, – добавил он. – У шотландцев это распространенная практика.
– Да! – сразу согласился Арчи. – Пусть Рукхоуп заберет ее к себе!
«Взгляд, которым одарила его при этом дочь, более робкого человека мог бы запросто обратить в бегство», – усмехаясь про себя, подумал Уильям. Арчи выглядел совершенно невозмутимо.
Джаспер Масгрейв нахмурился.
– Я мог бы согласиться на это. Но цыганка должна оставаться под моим присмотром.
– У тебя нет никаких прав на шотландских землях, – остудил его пыл Уильям. – Я буду держать ее у себя только для того хотя бы, чтобы прекратить вашу ссору. По крайней мере, на какое-то время, – добавил он.
– Я не желаю ехать с Рукхоупом так же, как и оставаться здесь, – повернулась Тамсин к отцу. – Пап, я хочу домой.
– Тамсин, выбирай Рукхоуп, – посоветовал Арчи. – Там ты будешь в безопасности.
– Но он… Он будет держать меня в темнице как пленницу!
– Мы не предлагаем тебе никакого выбора, цыганка, – вступил в спор Джаспер. – Одна тюрьма ничем не отличается от другой. Ты – залог моей уверенности, что твой отец все сделает как надо. И ты должна где-то содержаться в течение двух недель. Не стоит забывать также о краже лошадей. – Джаспер махнул рукой. – Уведите ее отсюда. Я больше не могу терять время. Арчи, я жду список имен через две недели.
– Ты его получишь, – проворчал Арчи.
– Пойдем, – сказал Уильям.
Девушка перевела на него взгляд своих удивительных глаз, которые так и полыхали зеленым огнем. По примеру ее отца Уильям одарил Тамсин легкой, невозмутимой улыбкой и отвернулся.
– Уилл Скотт, – услышал он за спиной голос Джаспера Масгрейва. – Проследи, чтобы Арчи сдержал обещание. Езжай с ними, когда они отправятся к цыганам, и сам проверь тот чертов список, который составит Арчи. Я не доверяю этим двоим.
– Отлично, – согласился Уильям, словно не замечая возмущенный взгляд девушки.
Уильям открыл дверь и наткнулся на двух охранников, стоявших в коридоре у самого входа.
– Ждите здесь, в холле. И присматривайте за этими двумя пленниками, пока я не выйду, – приказал он.
Потом вывел Армстронгов из комнаты, поддержав девушку под руку, когда она метнула в него непокорный взгляд. Арчи угрюмо шел за ней следом, на его лице застыла гримаса боли. Уильям мрачно кивнул ему и закрыл за Арчи дверь.
Они с Масгрейвом остались в комнате одни. Уильям повернулся к хозяину замка.
– Расскажи мне, в чем суть плана, – потребовал он. – Либо избавь меня от участия в своем тайном деле.
– Тайном, – повторил за ним Масгрейв. – Вот правильное слово. В противном случае мы все проиграем, наш план провалится.
Уильям скрестил руки на груди.
– Рассказывай!
– На данный момент я могу только немного приоткрыть тебе основную схему, – проговорил Масгрейв. – Пока я не заручусь поддержкой лэрдов приграничных земель и цыган, связанных подписью и оплаченных золотом, я не могу обсуждать детали ни с кем, кроме лорда Вартона и короля Генриха.
– Я еще мог бы понять, зачем вам нужно согласие жителей Приграничья, но цыгане?..
Масгрейв откинулся на спинку кресла и сложил руки на животе, сцепив пальцы. Ткань дублета натянулась, пуговицы, казалось, вот-вот разлетятся, как камни из пращи.
– Что ты вообще знаешь о цыганах? – поинтересовался он у Уильяма.
Уильям нахмурил брови, задумавшись. Потом начал перечислять:
– Они бродят табором по Англии, Шотландии и Европе… хорошо знают лошадей. Женщины гадают по руке, чтобы заработать одну-две серебряные монеты. Но что из всего этого может быть полезно тебе и королю Генри?
– Ловкость рук. Хитроумные уловки, заставляющие других раскошеливаться. Лживость, воровство, конокрадство, – перечислял Масгрейв. – Гадание, танцы, пение, плутовство… причем даже при королевском дворе, заметь! Они носят странные наряды, и их заявления о том, что они – потомки восточных царей, уже надоели. Самые ловкие из них говорят, что они бароны и графы, хотя на самом деле они не кто иные, как невежественные бродяги. – Масгрейв улыбнулся. – А теперь вспомни самое плохое из того, что ты слышал о цыганах, о том как английские матери пугают своих детей, чтобы заставить их слушаться? Ага, вспомнил? – он удовлетворенно вздохнул и расслабленно откинулся на спинку кресла.
– Я слышал, что цыгане… – Уильям говорил намеренно безразличным тоном, – … они известны тем, что воруют детей.
Масгрейв кивнул.
Внезапная догадка пронзила Уильяма, заставив похолодеть. «Негодяй», – подумал он, глядя на Масгрейва. Существовал только один ребенок, которого король Генрих хотел бы взять под свое покровительство. Король Англии уже получил обещание от вдовствующей королевы Шотландии, что Марию Стюарт восьми месяцев от роду отдадут в жены Эдварду, маленькому сыну Генриха Тюдора. Однако Уильям слышал, что Генрих не удовлетворился этим обещанием. Его не устраивала женитьба сына в далеком будущем. Он потребовал, чтобы королева воспитывалась в Англии, при дворе, но получил твердый отказ. Король Генрих не примет отказа так легко, Уильям знал это.
– И какого же ребенка, – равнодушным тоном поинтересовался он, – цыгане должны украсть для вас?
– Полагаю, ты в состоянии сам догадаться. И я думаю, ты понимаешь, какую выгоду извлекут и Шотландия, и Англия, если это бедное дитя будет воспитываться под присмотром ее доброго английского дядюшки, который сидит на английском троне, – ответил Масгрейв и улыбнулся.
Уильям смотрел на него, широко раскрыв глаза. Он не осмелился заговорить в этот момент, потому что еле сдерживал ярость, готовую вырваться наружу.
– Но, разумеется, это сделают не цыгане, – продолжал Масгрейв. – Это сделают мои самые верные люди, а обвинение падет на цыган. Хорошо придумано, да? – он усмехнулся. – Ты один из немногих людей, которым я доверяю. Потому, что ты умеешь держать слово. И еще потому, что ты больше не друг шотландцев. Ты получишь земли и привилегии, а также золото, больше, чем когда-либо смел мечтать.
Уильям сделал глубокий вдох, стараясь не обнаружить свои истинные чувства и не потерять уникальную возможность расстроить заговор против маленькой королевы Шотландии.
Он сделает это не только из-за своих политических убеждений, но еще и потому, что он сам отец. Его маленькая дочь была почти ровесницей малышке-королеве. И эта политическая возня вокруг инфанты была глубоко противна ему, как мужчине и защитнику. Поэтому он поклялся, что сделает для нее все, что сделал бы для своего ребенка.
Судьба распорядилась так, что он оказался в центре событий. Он принадлежал к узкому кругу заговорщиков. «Всего лишь пешка, но пешка – наиболее близкая к ладье фигура, – лихорадочно думал он, – для того, кто способен увидеть игру изнутри».
– Я дал тебе слово, что я участвую в этом плане, – сказал наконец Уильям, тщательно подбирая слова.
Масгрейв кивнул.
– Хорошо. Я знал тебя по набегам, Рукхоуп, так же, как и твоего отца. А сейчас забирай с собой этих беспокойных Армстронгов и смотри, чтобы они как следует выполнили обещания, которые дали мне.
– Насколько смогу.
Уильям взялся за дверную ручку.
– Уилл Скотт, – пробормотал Масгрейв. Он развернул лист пергамента и опустил гусиное перо в чернильницу. – У тебя ведь есть дочь, не так ли?
Его мягкий тон заставил Уильяма еще раз ощутить ледяную дрожь, а Масгрейв тем временем продолжал:
– Ей нет еще и года, она родилась примерно в одно время с твоей хныкающей, слабенькой шотландской королевой, я думаю. Твоя несчастная дочурка нуждается в матери, разве нет? Я слышал, родная мать умерла родами. Незамужняя шотландка, принадлежащая к знатной семье. Жаль. – Он медленно покачал головой. – Будь я на твоем месте, я бы интриговал очень аккуратно. Дети, они такие слабенькие.
– Ты не осмелишься, – нахмурил брови Уильям.
– Конечно, нет. – Масгрейв поднял взгляд и растянул губы в улыбке. Однако его глаза напоминали кусочки льда. – Старайся, и все будет хорошо, Уилл Скотт, – сказал Джаспер. – Следи за каждым своим шагом. Ты дал мне слово.
Уильям молча смотрел на него.
– Нарушишь обещание – и… кто знает, что может случиться с твоей дочерью.
Ему хотелось убить этого человека на месте. Но он не мог. Тогда он потеряет следы этого дьявольского плана. А он еще не знает деталей. С сильно бьющимся сердцем Уильям рывком открыл дверь и с грохотом захлопнул ее за собой.
– Скажите слуге, чтобы готовил мою лошадь, – ровным тоном велел Уильям двум стражникам, которые ожидали его вместе с Армстронгами. – И скажите ему, чтобы оседлал лошадей для этих двоих.
– Эй, добавь-ка еще лошадку-другую, пока ты тут распоряжаешься, – подал голос Арчи, и легкая улыбка расцвела на его хмуром лице.
Уильям, отвлеченный от своих мыслей громким возгласом Арчи, задумчиво посмотрел на светловолосого мужчину. У них с Арчи было гораздо больше общего, чем можно было ожидать. Сейчас жизни их дочерей и судьба их королевы зависели от Масгрейва.
Уильям судорожно вздохнул. Ему снова вспомнилось, как сильно нравился отцу этот человек, как отец ценил его дружбу. Уильям и сам испытывал глубокую симпатию к этому дерзкому, отчаянному мужчине. И ему вовсе не хотелось, чтобы Арчи или Тамсин Армстронг оказались втянуты еще и в его проблемы. Уильям посмотрел на хмурого Арчи и улыбнулся как мог беззаботнее. Арчи усмехнулся в ответ.
А девушка окинула сердитым взглядом их обоих, прежде чем повернуться и последовать за стражниками вдоль по коридору.


Часть V

Два дня, проведенные в темнице, заставили ее осознать, насколько важны для ее существования небо и земля. Тамсин жадно вдохнула свежий, напоенный дыханием ветерка воздух, любуясь зелеными холмами, по которым белыми точками разбрелись пасущиеся овцы. Потом она перевела взгляд на светлое летнее небо, по которому плыли низкие кучевые облака.
Девушка потрепала по крепкой шее своего серого в яблоках жеребца и улыбнулась. Она была рада вновь оказаться на свободе, вдали от стен и темных залов; она радовалась ветру, треплющему ее волосы, и энергия лошади передавалась ей, вливала в нее новые силы.
Вопреки своим тайным стремлениям и желаниям она не могла отрицать, что Уильям Скотт был все же лучше, чем Масгрейв. И тем не менее вскоре он заключит ее в темницу своего замка. Но сейчас она хоть ненадолго имела возможность напитаться вволю чистым воздухом и солнечным светом. Ее цыганская кровь и годы, проведенные в таборе, сделали свободу такой же необходимой для нее, как и сам воздух, которым она дышала.
Она бросила быстрый взгляд на Уильяма Скотта, который ехал рядом с ней. Он легко и умело управлял своим гнедым жеребцом, его глаза блестели из-под стального шлема. Он был хорошо вооружен, как любой другой всадник из Приграничья. Уильям всегда имел при себе пару пистолетов с деревянными рукоятками, украшенными медью, и арбалет. Кроме того, справа к седлу было приторочено копье.
Он носил высокие кожаные сапоги и стальную кирасу, защищающую грудь и спину. Такие защитные кирасы пользовались огромной популярностью у жителей Приграничья. Но они стоили дорого, и не каждый мог позволить себе иметь стальную защиту. Большинство шотландских жителей Приграничья, таких, как Арчи, носили более дешевые доспехи: подбитые войлоком кожаные нагрудники, на которые были нашиты железные пластины.
Все снаряжение Уильяма было отличного качества, что говорило о его богатстве. В то же время он почти не носил украшений. Любой другой мужчина с таким достатком обязательно демонстрировал бы окружающим свое богатство и благополучие, но только не Уильям Скотт. И говорил он, как настоящий шотландский лэрд из Приграничья. Даже не подумаешь, что он столько лет прожил под влиянием английского двора.
Заинтригованная и очарованная, Тамсин время от времени бросала на него осторожные взгляды, ловя себя на мысли, что ей хотелось бы знать о нем как можно больше. Но он все еще оставался для нее настоящей загадкой.
– Смотрите, – произнес вдруг Арчи. Уильям и Тамсин повернулись к нему. Арчи натянул поводья и указал на восток. – Вон там Мертон Ригг.
Тамсин и Уильям остановили своих лошадей и принялись всматриваться в спокойные очертания холмов и долин. Вдалеке виднелся каменный замок, окруженный стенами. Возведенный на неровном холме, лишенном растительности, он возвышался над скалистым обрывом. С того места, где остановились всадники, он являл собой внушительное и красивое зрелище.
Тамсин подъехала к отцу и, поравнявшись с ним, гордо вздернула подбородок.
– Мы называем его Полумертон, – продолжил Арчи. – Граница между Англией и Шотландией проходит как раз под фундаментом и делит замок на две почти равные части. Кухня и малый зал, а также две спальни находятся на территории Англии с того момента, как был подписан последний договор. С тех пор выросло целое поколение.
– Я слышал о Полумертоне, когда был еще подростком, – заметил Уильям. – Насколько я помню, отец говорил, что сам ты родился в Англии…
– Да, точно, – пробормотал Арчи. – У моей матери случились быстрые роды, и ее не успели перевести в шотландскую спальню. Я надеюсь, ты будешь держать рот на замке насчет этого факта.
Уильям улыбнулся. Едва уловимое движение резко очерченного рта, который Тамсин считала таким привлекательным. Его голубые глаза сияли, как небо, вызывая в ней желание улыбнуться в ответ. Однако она сдержалась.
– Можешь мне доверять, – сказал он Арчи. – А дочь? Она кто, шотландка или англичанка? В какой половине Мертона родилась она?
– Я родилась в цыганской кибитке. В Шотландии, – ответила Тамсин за отца.
– Настоящая шотландка, – заметил Уильям, одарив ее еще одной из своих едва уловимых улыбок, и отвернулся, разглядывая холмы.
Тамсин смотрела на земляную дорогу, тянувшуюся на сотню ярдов от того места, где они остановились. Дальше была развилка. Одна дорога вела в Полумертон, в знакомые края. Другая – в Рукхоуп, к неизвестности, причем в компании с мужчиной, которому она не вполне доверяла.
Зато отец, казалось, доверился Уильяму Скотту полностью и даже желал, чтобы его дочь отправилась с ним. Тамсин тяжело вздохнула. Она-то хорошо понимала, почему Арчи устраивало предложение Уильяма.
Арчи знал, что Уильям Скотт не женат, и скорее всего планировал предложить ему руку дочери в ближайшее время.
Девушка сжала в кулак свою левую руку и нахмурилась, почувствовав легкую тянущую боль от пореза на запястье. Она никому не откроет эту тайну, но как же горько делается на сердце при мысли об этом.
Даже если бы Уильям Скотт был не придворным, а обычным лэрдом из Приграничья, он все равно никогда не выбрал себе в жены полукровку-цыганку. А тем более теперь, когда он знаком со многими благородными дамами при дворе, такими красивыми и изысканными. Тамсин горячо желала, чтобы отец попридержал свой язык, но была уверена, что он уже вбил себе в голову мысль о ее свадьбе с Уильямом и ни за что не откажется от нее, даже если это причинит страдания всем троим.
Внезапно она приняла решение и посмотрела на Уильяма.
– Я собираюсь отправиться дальше вместе с отцом, – твердо произнесла Тамсин. – Прощай, Уильям Скотт. Благодарю за то, что проводил нас.
Она уже повернула лошадь в направлении Мертон Ригг, но Уильям быстро ухватился за поводья ее лошади.
– Ты отправишься домой через две недели, – спокойно возразил он.
– Я отправлюсь домой, когда захочу! – ответила Тамсин.
Взгляд его голубых глаз стал твердым, в них сверкнула сталь.
– Сейчас ты отправишься со мной.
– Эй, позволь девушке хотя бы заскочить на минутку в Мертон Ригг, если уж ей так хочется, – сказал Арчи. – Ведь мы не обязаны рассказывать об этом Джасперу, не так ли? Мы как следует поужинаем, а потом ты можешь отправиться вместе с ней в Рукхоуп.
– Нет, пап, – возразила Тамсин, – я хочу остаться в Мертоне.
– Он дал слово присматривать за тобой, и он его сдержит.
– Пап, как ты можешь?..
– Молчи! – бесцеремонно оборвал ее Арчи.
Тамсин в недоумении уставилась на отца. Она не помнила, когда он последний раз был так резок с ней.
– Ей понадобятся ее вещи, – сказал Арчи Уильяму. – Девушки любят наряды и украшения. Пусть она возьмет то, что посчитает нужным, а ты поужинай с нами перед тем, как отвезти ее в Рукхоуп.
– Да, мне необходимы некоторые вещи, – быстро согласилась Тамсин.
Она надеялась, что, попав в Мертон, ей удастся остаться там. Даже если ее отец будет настаивать, чтобы она ехала в Рукхоуп, она могла попросить поддержки у Катберта, дяди ее отца, и его матери, своей прапрабабки, которые жили в Мертоне вместе с ними. Она очень надеялась, что даже нескольких часов, проведенных в обществе Катберта и Мэйси Эллиот, будет достаточно, чтобы Уильям Скотт сбежал без оглядки в свой Рукхоуп. Причем в одиночку.
«А если этот номер не пройдет, попробую ускользнуть по дороге и найти своих цыганских родственников», – думала Тамсин. Она не собиралась отправляться в темницу Рукхоупа и готова была добиваться свободы любой ценой.
– Вещи? Я думал, цыгане путешествуют налегке и обходятся только той одеждой, что носят на плечах, а в остальном полагаются на свою ловкость, – насмешливо заметил Уильям, приподняв бровь.
– Есть и другая причина для того, чтобы ты сначала заехал в Мертон, – сказал Арчи. – Если ты собираешься держать у себя в замке мою красивую незамужнюю дочь… – Арчи намеренно выделил предпоследнее слово, стараясь не замечать гневный взгляд Тамсин… – то ей необходима компаньонка. Видишь, как оно получается. Я пошлю вместе с вами кого-нибудь из Мертона.
– Да? И кто бы это мог быть? – поинтересовался Уильям.
– Моя бабка, Мама Мэйси, как я ее называю, – ответил Арчи.
– Мама Мэйси слишком стара, чтобы сидеть две недели в тюрьме, – заметила Тамсин. – Ей ведь почти девяносто лет.
Уильям удивленно приподнял брови.
– Не думаю, что в этом есть необходимость. Твоя дочь будет в полной безопасности в моем замке. Я не собираюсь ее обесчестить, – сказал Уильям. Его тон при этих словах стал более жестким. Тамсин заметила, как сжались его челюсти, как вспыхнули синим пламенем его голубые глаза. – В Рукхоупе находятся мои мать и сестра. Они вполне могут выполнять роль компаньонок Тамсин, если вы считаете, что она нуждается в защите от такого человека, как я.
– Не в защите, нет! – пылко воскликнул Арчи. – Но надо подумать о ее репутации.
– Неужели вы заставите своих мать и сестру просидеть в темнице две недели, чтобы составить мне компанию? – спросила Тамсин. Она знала, что в ее словах слишком явно слышен сарказм, но ей было все равно. – Или ради них вы позволите мне покидать темницу ненадолго каждый день, чтобы я могла глотнуть свежего воздуха и солнечного света?
Он с грустью посмотрел на нее и сказал:
– Пожалуй, несколько дней в заточении и в самом деле пойдут тебе на пользу! Хотя бы укротят этот острый язычок.
– Скорее, сделают его еще острее, – парировала она.
Арчи улыбался, наблюдая за ними.
– Скажи мне, – проговорил он, воспользовавшись паузой, – твоя мать, леди Эмма, снова живет в Рукхоупе? Я знаю, она оставила его много лет назад… после того, как тебя увезли в качестве заложника. Твоя мать – хорошая, милая женщина. Я не знал, что она вернулась. Слышал, она вышла замуж за Максвелла из Брентшау…
– Да, пятнадцать лет назад. В прошлом году он умер, и она снова поселилась в Рукхоупе.
– А ты, парень? Ты долго жил вдалеке от Рукхоупа, гораздо дольше, чем полагалось. Срок твоего заключения давно истек, а ты все не возвращался.
– У меня были обязанности при дворе, – пояснил Уильям. – Я находился рядом с королем и навещал Рукхоуп от случая к случаю. Так продолжалось до прошлого года. А сейчас… – Он пожал плечами. – Некоторые мои родные живут в замке вместе со мной. – Он бросил на Тамсин быстрый взгляд и добавил: – И мы редко пользовались темницами.
– Тогда тебе придется сначала прибраться там, – съязвила Тамсин.
– Так я и сделаю, – усмехнулся Уильям.
– Двух недель может оказаться недостаточно для вас двоих, – заметил Арчи. – Возможно, тебе придется подержать ее в своем замке чуть дольше, Рукхоуп… до тех пор, пока мы с Масгрейвом не утрясем все наши разногласия.
– Не думаю, – ответил Уильям.
Тамсин наклонилась к отцу.
– Я знаю, какой дьявольский план зреет в твоей голове, – прошипела она ему в ухо. – Прекрати немедленно меня сватать!
Арчи посмотрел на дочь с самым невинным видом.
Уильям оглядывал холмы, продолжая сжимать поводья лошади Тамсин.
Девушка потянула их, и, к ее немалому удивлению, он с легкостью разжал руку, но при этом послал ей предупреждающий взгляд.
Неожиданно, повинуясь какому-то внутреннему импульсу, девушка пришпорила лошадь и поскакала по дороге в направлении Мертона.
Уильям выругался и окликнул Тамсин. Девушка услышала тяжелый топот копыт за спиной, но она не беспокоилась, что ее догонят. Она была опытной наездницей, умела управлять любой лошадью и к тому же была намного легче, чем ее преследователи.
Тамсин дернула поводья, направляя своего серого в яблоках жеребца в сторону от дороги и переводя его в размашистый, легкий галоп. Так они пересекли широкий луг. Впереди были заросли живой изгороди, и, повинуясь Тамсин, конь легко взял барьер. Девушка хорошо знала эти места, знала каждую впадину и бугорок на поверхности земли, так как не раз скакала здесь верхом. Быстро оглянувшись, она успела заметить, как ее отец и Скотт подъехали к зарослям кустарника.
Снова переведя жеребца в легкий галоп, она скакала в объезд замка, когда ее внимание привлекло что-то на земле посреди пересечения тропинок. Она так резко натянула поводья, что конь с громким ржанием развернулся на месте. Тамсин наклонилась, рассматривая лежащие на земле предметы. Несколько камней были выложены в форме сердца, которое пересекали прочерченные по земле длинные линии. Одна из линий оканчивалась стрелкой и походила на стрелу с наконечником.
Это был патрин, знак, который оставляли ромалы. Так они указывали, в каком направлении двигается табор, и люди их крови всегда могли найти своих соплеменников. Для нетренированного глаза этот знак был почти незаметен, а если кто-то и замечал, вряд ли бы придал какое-нибудь значение. Но Тамсин так же легко читала цыганские символы, как книги на английском, французском и латыни.
Сердце говорило о совершенно определенном месте, находящемся более чем в дюжине миль от перекрестка, на территории Лидсдейла. Прямые линии, одна из которых имела наконечник – стрелку, показывали, по какой дороге движется табор.
Тамсин развернула лошадь и взглянула на зубчатые башни Мертона, поднимающиеся в небо из-за небольшой рощи, отделяющей ее от замка.
Потом девушка обернулась и посмотрела на мужчин, скачущих за ней в отдалении. Она видела, как Арчи указал на нее Уильяму Скотту, и тот пригнулся к самой шее лошади, пришпорил ее.
Тамсин больше не колебалась. Она направила своего жеребца в сторону, куда указывала стрела на земле.
* * *
К тому времени, как мужчины достигли развилки, Тамсин уже скрылась из виду. Уильям едва сдерживал проклятия, готовые сорваться с его губ. Он остановил лошадь и посмотрел на Арчи.
– Она направилась в Мертон, – сказал тот, указывая на правую тропинку.
– Я видел, как она повернула налево, – раздраженно поправил его Уильям.
– У нее нет никаких причин скакать в ту сторону. Но если даже она и выбрала левую тропу, то только затем, чтобы обогнуть Мертон и подъехать к нему с другой стороны.
Уильям посмотрел вниз, на дорогу. Он успел заметить, что так делала Тамсин перед тем, как развернуть коня. Его внимание привлек рисунок, составленный из камней и линий.
– Что это? – спросил он у Арчи.
Арчи уставился на дорожную пыль, потом произнес:
– Камни, Уилл Скотт.
– Это не просто камни. Цыгане оставляют знаки для других цыган, чтобы один табор всегда мог найти другой табор. Я уже видел похожие отметки на дорогах, хотя, надо сказать, все они различаются между собой. Несомненно, Тамсин знает, что означает именно эта метка. У нее была причина повернуть налево. – Он поднял голову, взглянул на Арчи и продолжил: – Думаю, если я последую в направлении этой стрелки, то найду цыганский табор. А в нем – твою дочь.
– Может, и так. Хотя я понятия не имею, что означает эта метка. Но моя дочь хорошо знакома с разными хитрыми цыганскими фокусами. – Арчи бросил быстрый взгляд на Уильяма и добавил: – Как ты уже наверняка заметил.
– Лучше не говорите мне сейчас о разных цыганских хитростях, – мрачно ответил Уильям. – Но я должен найти девушку.
– Тогда ищи. А я два дня пользовался «гостеприимством» Масгрейва, и теперь мне нужно домой. Мой желудок пуст, рана на голове болит. Я еду в Мертон. Тамсин, скорее всего, отправилась в табор к Джонни Фо, но она вернется домой, в Мертон, когда будет готова. Она своевольная и упрямая, эта девушка, но всегда возвращается к своему отцу. – Он улыбнулся. – Прояви терпение, парень.
Уильям вздохнул и посмотрел на пустынную дорогу.
– У меня нет времени ждать, когда пройдет ее каприз, – ответил он Арчи.
– Но ты дал слово Масгрейву, что будешь две недели держать ее в своем замке. Так оно и будет, ведь верно?
Уильям поймал себя на мысли, что Арчи, судя по его тону, очень рассчитывает на это.
– Мне показалось, ты очень хочешь, чтобы это желание Масгрейва исполнилось, – произнес Уильям, пристально глядя на светловолосого мужчину.
– Джаспер знает, что я не слишком послушен. Именно поэтому он и издевался над моей дочерью. Мне бы не хотелось, чтобы она оставалась в его руках. Но ты совсем другое дело.
– Почему?
– Ты сказал, что с тобой она будет в безопасности.
– Сказал, – медленно подтвердил Уильям. – Но почему все же ты хочешь, чтобы именно я присматривал за ней? Она от меня сбежала. И я думаю, у тебя руки чешутся наградить ее за это аплодисментами.
– Я бы поаплодировал ее духу. Но у меня есть личные причины желать, чтобы она была под твоей опекой. – Арчи ненадолго замолчал. – Я не знаю, почему ты поддерживаешь такого человека, как Масгрейв, но могу держать пари, что причиной тому – тайные политические игры, которые меня лично мало интересуют.
Взгляд Уильяма застыл.
– У меня тоже есть личные причины, – коротко ответил он.
– Я не буду задавать тебе никаких вопросов. Я доверяю тебе, потому что ты – человек слова. И я надеюсь, ты его сдержишь. Ты сказал, что будешь хорошо обращаться с моей девочкой.
Уильям склонил голову набок, изучая Арчи. Настойчивое стремление этого человека отдать свою дочь под крыло Уильяма вызывало у последнего смутное беспокойство.
– Мне кажется, ты преследуешь какие-то свои цели, Арчи Армстронг. У тебя есть свой план.
– У меня? О, мой план прост. Если Тамсин будет в твоем замке, Масгрейв подумает, что я выполняю то, о чем он просил, – беспечно заявил Арчи.
– Ну да, – кивнул Уильям. – А на самом деле?
Арчи помолчал немного, прежде чем ответить. Потом сказал:
– Я не сделаю того, что приказал мне этот кролик. Но мне нужно, чтобы моя девочка была жива и здорова, поэтому я хочу, чтобы она оставалась какое-то время под твоей защитой.
– Ты хочешь сказать, что нарушишь слово, данное Масгрейву?
– Слово, данное под давлением, с применением силы, ничего не значит. Когда я даю слово чести, я всегда держу его. То, что хочет от меня Масгрейв, я делать не буду. Я не стану выполнять ни его желания, ни желания этого труса и подлеца, короля Генриха.
– Ты сильно рискуешь.
– Да. Но я верю, что ты ничего не расскажешь Масгрейву. – Арчи внимательно посмотрел на Уильяма. – Твой отец продолжает жить в тебе, парень. Ты слишком похож на него. И я имею в виду не только твою приятную внешность. В тебе есть его сила и его благородство. Ты помог мне и моей девочке. И я думаю, сердце у тебя такое же преданное и доброе, как у Аллана. Может, я ошибаюсь? – мягко спросил Арчи напоследок.
Уильям отвернулся, чтобы скрыть волнение. Его переполняло чувство признательности. Арчи, старый друг отца, знал Аллана Скотта лучше, чем кто-либо. И то, что он увидел в нем, Уильяме, лучшие черты отца, глубоко потрясло его. Арчи перевернул ему душу, произнеся всего несколько простых, душевных слов. Молодому человеку пришлось приложить немало усилий, чтобы заставить свой голос звучать ровно.
– Если ты хочешь пойти против Масгрейва, – сказал он наконец, – это твое дело. Я никому ничего не скажу. И твоя дочь будет находиться в Рукхоупе столько времени, сколько понадобится. Там она будет в безопасности.
– Хорошо, – кивнул Арчи. – Я заберу ее, когда Масгрейв потеряет ко мне интерес и перестанет угрожать.
– Возможно, этого никогда не случится, – с горечью заметил Уильям.
– Верно, – согласился Арчи. Его лицо помрачнело. – Тогда тем более ты должен обеспечить безопасность моей Тамсин. Масгрейв может явиться за мной, когда обнаружит, что я не оказываю поддержку королю Генриху в его темных делишках.
– Да. Он очень хочет заполучить тот список, о котором вы говорили.
– Конечно. Только я не сказал, что он его получит.
Уильям нахмурился.
– Арчи, что ты задумал?
– Если Масгрейв не должен раскрывать свои планы, тогда и я оставлю свои при себе, – ответил Арчи, усмехнувшись.
– Ты – старый мошенник, – Уильям с облегчением улыбнулся. – А твоя дочь – очень строптивая девушка. От нее можно ждать больших неприятностей. По-моему, будет лучше, если я разыщу ее и привезу в Рукхоуп.
– О, я думаю, это мудрая мысль, – заметил Арчи.
Уильям вздохнул. У него в руках было несколько нитей, которые позволяли выстроить план заговора почти целиком. Почти. Армстронги, отец и дочь, были сейчас его лучшей зацепкой для того, чтобы картина сложилась полностью. Однако в настоящий момент Арчи и Тамсин двигались в неизвестных направлениях, причем девушка делала это в буквальном смысле.
– Отправляйся в Мертон, – сказал он Арчи. – А я должен сначала заехать домой, в Рукхоуп. После этого я собираюсь отправиться на поиски твоей дочери.
– Хорошо. Я сообщу, если она все-таки в Мертоне. А если нет, ты можешь спросить любого крестьянина или землевладельца в этом краю, не проезжали ли цыгане. Так ты быстрее найдешь табор. Но предупреждаю: цыгане могут быть сильно недовольны, если какой-то мужчина попытается увезти одну из их женщин.
– Тогда мне придется уговорить ее отправиться со мной по доброй воле.
Арчи некоторое время изучал Уильяма, потом кивнул:
– Я дам тебе один совет, Уилл Скотт. Совет отца. Обращайся с моей девочкой со всем уважением. Не то ты найдешь во мне столь же непримиримого врага, сколь преданного друга имеешь в моем лице сейчас.
– Даю слово. – После паузы Уильям добавил: – Я ведь тоже отец. У меня тоже есть дочь, только ей пока всего восемь месяцев.
– Я думал, ты не женат!
Молодой человек отвернулся и тихо произнес:
– Мать Кэтрин умерла при ее рождении.
– Могу поклясться, – мягко заметил Арчи, – что ты готов отдать жизнь за свою малышку.
– Готов, – просто ответил Уильям.
Арчи удовлетворенно кивнул. Было видно, что последняя часть разговора особенно пришлась ему по душе. Мужчина подобрал поводья и тронул бока лошади, направляя ее в сторону Мертон Ригг.
– Пусть удача сопутствует тебе! – крикнул он через плечо Уильяму. – Тебе не позавидуешь, парень. Вернуть Тамсин, если она этого не хочет, – задачка не из простых. Но если существует мужчина, который сможет уговорить ее поехать с ним, Уилл Скотт, то, думаю, этот мужчина – ты.
Пока Уильям смотрел вслед Арчи, ему в голову вдруг пришла тревожная мысль. Ему вдруг показалось, что Арчи имел в виду нечто большее, чем просто поиски цыганки и ее двухнедельное заточение в Рукхоупе.


Часть VI

Несколько миль Уильям ехал по тропе, проложенной гуртовщиками. Она проходила по гребням холмов и напоминала хребет какого-нибудь гигантского дракона. Это была самая короткая дорога, соединяющая поместье Мертон Ригг и территорию Лидсдейла, на которой раскинулись владения Рукхоупов. Это место Приграничья называлось Спорная земля, так как на эту территорию вдоль западной границы претендовали как Англия, так и Шотландия. В этом месте не действовали никакие законы, преступники и грабители скрывались здесь от властей. Свободные и честные люди редко осмеливались пускать своих животных пастись на этих землях. Мертон Ригг стоял в самой восточной части Спорной земли, прямо на границе Англии и Шотландии.
Лидсдейл, территория которого начиналась в нескольких милях к северу, едва ли можно было считать более законопослушным местом. Его населяли шотландцы, которые привыкли постоянно совершать набеги и воровать домашний скот у своих соседей под покровом темноты. Тридцать лет грабежей и других беззаконий привели часть шотландских земель в упадок. Здесь царили дикие нравы. Постоянные жалобы со стороны как английской, так и шотландской короны приводили к бесконечным попыткам навести здесь порядок, которые обычно оканчивались ничем, либо проливалось слишком много крови как с той, так и с другой стороны.
Разбойники и воры часто выбирали эту дорогу, и Уильям держался настороже. Он знал, что особенно опасно передвигаться по этой дороге в лунную ночь, когда грабители тайно переправляли награбленное через холмы из Англии в Шотландию либо наоборот. Но сейчас, казалось, все было тихо, и гнедой бежал быстрым, легким шагом.
Вот уже около часа Уильям двигался по поросшим вереском холмам. Это были его владения. Дневной свет тускнел, и небо постепенно приобретало густой свинцовый оттенок, переходящий на горизонте в индиго. Ветер усиливался, тучи сгущались, казалось, все говорило о приближении грозы.
Вскоре перед ним возник величественный силуэт замка Рукхоуп, стоящего на гребне холма. Позади замка на многие акры тянулся густой лес, а спереди – крутой склон, переходящий у подножия холма в узкую долину. Этот замок по праву мог называться крепостью. Его толстые каменные стены и местоположение делали его почти неприступным для врагов. С зубчатых башен замка открывался широкий обзор на прилегающие территории, и приблизиться к замку незамеченным было практически невозможно.
Подъехав ближе, Уильям заметил, что решетка наружных крепостных ворот поднята. Он видел, как двое всадников выехали из замка и повернули коней, собираясь спуститься по западному склону. Многие века обитатели замка ездили по этой тропе, так как это был единственный пологий склон из всех, окружающих замок.
Один из всадников заметил Уильяма, скачущего по дороге, и помахал ему в знак приветствия рукой.
Уильям прищурился, стараясь разглядеть всадников. Он узнал обоих. Тот, что помоложе, был его другом, которого он всегда был рад видеть. Другой мужчина, пожилой, был скорее его личным врагом. Правда, вряд ли кто-то мог предположить такое, присутствуя при их встречах. Оба, и пожилой мужчина, и Уильям, тщательно скрывали свою вражду от окружающих, общаясь друг с другом при свидетелях с исключительной вежливостью.
Уильям нахмурился и натянул поводья, останавливая коня. Он решил подождать, когда всадники подъедут к нему.
– Уилл!
Мужчина в свинцовых доспехах вскинул в приветствии руку, облаченную в перчатку. Привлекательные черты его лица обрамляла аккуратно подстриженная рыжая борода и волосы цвета спелой пшеницы. Приближаясь, он непрерывно улыбался. Наконец он остановил своего коня в нескольких футах от Уильяма.
– Приветствую тебя, Перрис, – кивнул Уильям другу. Его приветствие было более прохладным, чем обычно, только из-за присутствия второго мужчины, который как раз в этот момент осаживал свою лошадь рядом с молодыми людьми.
– Мы как раз собирались покинуть Рукхоуп, – сказал Перрис. – Какая удача, что встретили тебя. А то мы уж было думали, что придется наведаться в твой замок еще раз на этой неделе.
Уильям улыбнулся широко и добродушно. Помимо того, что Перрис Максвелл был его другом, он еще приходился ему дальним родственником. Не так давно мать Уильяма была замужем за дядей Перриса, Максвеллом из Брентшау. Связанные родственными узами, молодые люди также встречались при королевском дворе, где Перрис, обучавшийся законам, выступал королевским защитником вдовы короля Джеймса и ее дочери Марии.
Уильям перевел взгляд на мужчину рядом с Перрисом и, чуть склонив голову, сдержанно произнес:
– Малис. Мое почтение.
– Уильям, – склонил в ответ свою седую голову Малис Гамильтон. Его темно-голубые глаза и коротко стриженные седые волосы отливали серебром в неясном сумеречном свете. – Нам повезло, что мы тебя застали. Перрис прав.
Каждый раз, встречаясь с Малисом Гамильтоном, Уильям ощущал некоторую напряженность. Он и Малис испытывали взаимную неприязнь, можно сказать, даже ненависть, хотя их связывала одна общая трагедия. Чувство обиды не оставляло Уильяма. И не только потому, что Малис Гамильтон был членом того отряда, который увозил Уильяма из Рукхоупа в день, когда был казнен его отец. Малис был, кроме того, отцом женщины, которую любил и потерял Уильям. Той женщины, что была матерью его ребенка.
Из-за горькой, нерасторжимой связи между ними Уильям решил, что самое разумное – это по возможности избегать общества этого человека. Сейчас, встретившись с Малисом лицом к лицу всего в сотне ярдов от того места, где был повешен его отец и где Малис захватил в плен юного Уилла, ему с трудом удавалось сдерживать себя, не показывать свой гнев. Но мысль о благополучии дочери, как всегда, помогла Уильяму обуздать свою острую неприязнь к деду малышки.
– Мы прибыли в Рукхоуп этим утром по официальным делам короны, но ты отсутствовал, – глухо произнес Малис. – Твоя сестра Хелен выступила в роли доброй хозяйки, бедняжка.
Уильям едва не задохнулся от возмущения. Намек Малиса на несчастье его сестры, чье лицо было сплошь покрыто рубцами от недавно перенесенной оспы, показалось ему оскорбительным. Он уже готовился дать достойный ответ, но тут вмешался Перрис. Он подъехал к другу вплотную и положил руку ему на плечо, успокаивая его.
– Леди Хелен вряд ли можно назвать бедняжкой, – сказал Перрис. – Господь благословил ее, щедро наделив изяществом и очарованием. Я нахожу, что она восхитительна. Должен признаться, ваше замечание удивило меня, Малис. Вы действительно находите, что она достойна жалости?
Видимая мягкость вопроса на самом деле скрывала вызов. Малис откашлялся в явном смущении и пожал плечами.
– Разумеется, нет. Я вовсе не хотел ее обидеть. Твоя мать сказалась больной и вынуждена была оставаться в постели, – повернулся он к Уильяму. – Она ни разу не спустилась, чтобы оказать нам гостеприимство.
– Возможно, у нее приступ лихорадки, – пробормотал Уильям.
Он прекрасно знал, почему его мать не выходила из своей спальни, и предполагал, что причина ее «нездоровья» не являлась тайной и для Малиса. Леди Эмма не выносила присутствия этого человека даже в тех редких случаях, когда Гамильтон наносил краткие, случайные визиты в Рукхоуп.
– Кэтрин – просто красавица, – перевел разговор Малис. – Она напоминает мне ее мать в таком же возрасте.
– Да, – кивнул Уильям и резко сменил и эту тему. – Вы сказали, что прибыли по официальным делам короны. Могли бы послать гонца.
– Мадам вдовствующая королева посылает тебе свои личные приветствия, – сказал Перрис.
Уильям изумленно посмотрел на друга. В течение нескольких месяцев при дворе он избегал встречаться с ней. И Мария, вдова короля Джеймса, избегала его наравне с остальными, он был в этом уверен.
– Она хотела быть уверена, что это частное послание, написанное ею собственноручно, будет передано тебе в руки, – пояснил Перрис.
Он достал из-за пазухи свернутый лист пергамента, края которого были скреплены печатью красного воска.
Уильям принял пергамент из рук друга, гадая, хорошие или плохие новости скрывает этот кусочек телячьей кожи.
– Я обещал королеве, что найду тебя и передам вызов, поскольку у нас осталось неулажено одно общее дело, – сказал Малис. – И я, конечно, не хотел упустить возможность повидать свою внучку.
– Мадам желает видеть тебя немедленно. Ты должен явиться во дворец Линлитгоу, – произнес Перрис.
Уильям убрал пергамент, решив прочитать его позже.
– Хорошо, – только и ответил он. – Я и сам собирался встретиться с ней. Мы должны кое-что обсудить.
– Да? И что же? – заинтересованно спросил Малис. – Как ты знаешь, мы должны быть посвящены в любые тайны, достигающие ушей вдовствующей королевы.
Уильям немного отпустил поводья, положив руки в перчатках на переднюю луку седла, и тут же почувствовал, как заволновался его горячий конь.
– Я не могу посвятить вас в подробности моего дела, не побеседовав предварительно с королевой, – ответил он Малису. – Но поскольку вы сейчас возвращаетесь в Линлитгоу, я надеюсь, вы передадите ей, что я буду в ее замке завтра, сразу после того, как проведаю свою семью. И посоветуйте Их Величеству как можно скорее перевезти инфанту в более безопасное место.
– К чему? Неужели ей грозит какая-то опасность? – резко возразил Малис.
– До меня дошли весьма неприятные слухи, – осторожно сказал Уильям.
– Слухи о том, что король Генрих хочет похитить маленькую королеву? – фыркнул Малис. – Да эти слухи никогда и не прекращались. Король закипает, как вода в котелке, и говорит то, что ему нравится и что хотят услышать другие, однако это не значит, что он всегда следует своим словам. Несколько лет назад он предложил своим советникам, чтобы они захватили ее отца, короля Джеймса. Да только советники оказались слишком трусливы, ни один даже не попытался.
– Или слишком мудры, – пробормотал Уильям. – Как бы то ни было, пока у нас не будет достоверных сведений, безопасность королевы Марии должна стать задачей первостепенной важности. Дворец Линлитгоу не может сравниться по своей оборонительной мощи с дворцами в Эдинбурге или Стирлинге.
– Вдовствующая королева так или иначе планировала перевезти малышку в Стирлинг, – заметил Перрис. – В следующем месяце там пройдет ее коронация.
– За месяц многое может произойти, – заметил Уильям. – Я полагаю, что ее нужно перевезти туда немедленно и, думаю, лучше тайно или под охраной хорошо вооруженного отряда. Обязательно передайте мое сообщение королеве. В детали я посвящу ее позже сам, как только встречусь с ней.
– Что ж, хорошо, – сказал Малис. – Если ты думаешь, что она тебя послушает… Не могу понять, почему она изъявляет такое горячее желание говорить с тобой. Причиной может быть выговор, который ты, по правде говоря, заслуживаешь…
– Все возможно, – тихо проговорил Уильям. – А теперь прощаюсь с вами обоими.
– Есть еще одно дело, – остановил его Малис. Уильям поднял глаза на своего недруга. – Две недели назад я послал тебе многословное письмо и был разочарован твоим ответом.
– Если ты до сих пор не понял, Малис, я повторю: у меня нет желания жениться ни на одной леди из семьи Гамильтон, которых ты предложил мне на выбор в своем письме.
– Ты должен жениться, причем в ближайшее же время, – с гневом в голосе возразил Малис. – Я не позволю, чтобы моя внучка воспитывалась без матери. У тебя нет причины отказывать моим племянницам, ни одной из них. Первая – вдова с хорошим приданым, другая – ее незамужняя сестра, девица. Мои родственницы вполне подходящая партия для тебя. К тому же все мы знаем подробности твоих… отношений с моей дочерью.
Уильям прищурил глаза и некоторое время ничего не отвечал, выжидая, когда уляжется волна гнева, охватившая его с новой силой. Он снова, уже в который раз, подумал, как беззаботная, ветреная Дженни могла быть дочерью такого отца? Но, глядя на Малиса, он находил знакомые тонкие черты Дженни, видел ее небесно-голубые глаза. Воспоминания о ней были столь же яркими, сколь и мучительными.
Перед самой ее смертью, держа ее за руку и вознося молитву, чтобы у нее достало сил не уходить из этого мира, он пообещал, что помирится с ее отцом. Глубоко в сердце таилось сомнение, сможет ли он сдержать свою клятву. Но в память о Дженни и ради их дочери он должен попытаться это сделать.
– Я ценю твое участие в моей судьбе, – ледяным тоном поблагодарил он Малиса, – но когда я захочу жениться, я сам выберу себе жену.
– Ты мог обзавестись женой еще в прошлом году, – буркнул Малис. – Моя дочь так и умерла незамужней.
– Если бы тогда ты позволил ей быть со мной, сейчас у тебя не было бы повода меня обвинять, – сквозь стиснутые зубы процедил Уильям.
Малис отвернулся, лицо его вмиг осунулось и побледнело.
– Я не думал, что она умрет, – тихо сказал он.
Уильям тяжело вздохнул:
– Роды были слишком тяжелыми…
– А сейчас ты продолжаешь бесчестить мою внучку? По линии Гамильтонов в жилах Кэтрин течет королевская кровь. Ее дядя – регент Шотландии, он стоит вторым в очереди на трон. Девочке нужен дом и мать, подобающая ей по происхождению.
– У нее есть дом. Прекрасный дом. И у нее прекрасная мать.
Губы Малиса крепко сжались, ноздри раздулись.
– Я хочу, чтобы Кэтрин росла и воспитывалась в Гамильтоне. Замок Рукхоуп – ни что иное, как воровское гнездо.
– Я вырос в этом гнезде воров, – процедил Уильям сквозь зубы. – И прекрасно себя чувствовал до тех пор, пока ты и люди графа Энгуса не забрали меня у моих родных.
– Не я приказал повесить твоего отца, – проговорил Малис. – Только Энгус мог отдавать приказы. Я приехал уже после того, как все было кончено.
– Ты не сильно опоздал, – заметил Уильям.
– Это случилось так давно… – тихо произнес Перрис, стараясь примирить разошедшихся мужчин. – Нет смысла говорить об этом сейчас. И вообще не стоит вспоминать об этом. В тот день произошла трагедия. И никто уже не в силах ничего изменить.
– То был печальный день для многих людей, – грустно произнес Малис, удивив Уильяма несвойственным ему проявлением чувств. – Но нас разделяет еще одна смерть, более трагичная, чем гибель Разбойника из Рукхоупа.
Уильям неотрывно смотрел на холмы. Его челюсти были плотно сжаты, руки вцепились в поводья. Он молчал. Он не мог смотреть в ту сторону, где высился дуб, на котором окончил свои дни его отец.
– Дай свое согласие жениться на одной из моих племянниц. И позволь моей внучке иметь дом, который я хочу ей дать, – проговорил Малис. – Возможно, тогда я смогу забыть о том, что произошло. И даже попытаюсь простить.
– Никто из нас не забудет. И не простит, – ответил Уильям, не глядя на него.
– Когда Джен пошла за тобой, она сделала свой выбор. Она умоляла меня полюбить тебя, как сына, – сказал Малис. – Я дал обет в память о ней и ради моей внучки, что выполню ее просьбу, хотя я предпочел бы видеть тебя повешенным за твое распутство. – Его глаза сузились. – Пойми, то, что я собираюсь сделать, я делаю ради ребенка. Женись на моей родственнице, и моя внучка будет расти с матерью, равной ей по крови. Ты и сам много выиграешь, породнившись с Гамильтонами.
– О, я женюсь. Женюсь непременно. Вот только пока не знаю на ком. Так же, как не могу пообещать, что ты останешься доволен моим выбором.
– Что ж, – произнес с угрозой Малис. – Если будешь упорствовать, я подам прошение в суд. Недавно я нанял в Эдинбурге адвоката для рассмотрения этого дела.
Уильям посмотрел на Перриса, который угрюмо кивнул.
– Я знаю этого человека, – сказал он. – Способный малый.
– Жалоба Гамильтона не обоснована, – попытался возразить Уильям.
– Мой поверенный думает иначе, – сказал Малис.
Уильям снова посмотрел на Перриса, искушенного в судебных делах. Тот снова кивнул.
– Ребенок матери, находящейся под опекой и охраной ее родителей, может рассматриваться как принадлежащий ее родителям более, чем собственно отцу ребенка, – пояснил он. – Гражданский суд может вынести решение в пользу Малиса, если он все же подаст жалобу. Да, судьи могут решить дело в пользу Малиса. Но могут решить его и в твою пользу, – добавил он в конце.
– Ребенок Джен незаконнорожденный, – продолжал Малис. – Поэтому по закону Кэтрин принадлежит мне. Я хочу, чтобы она воспитывалась в моем доме.
По спине Уильяма пробежал холодок.
– Кэтрин моя! – прорычал он.
– Кэтрин принадлежит мне, – повторил Малис, – вместе с имущественными правами ее матери.
– Ах вот оно что, земля, – с презрением воскликнул Уильям. – Вот что тебе нужно. Ты полагаешь, что сможешь контролировать ее земли, если получишь опекунство над Кэтрин. Как отец я имею право защищать собственность своего ребенка, пока он не достигнет совершеннолетия.
– Эта земля слишком ценна, чтобы оставить ее на попечение сына разбойника, повешенного за кражу скота, – проскрипел Малис.
– Не пытайся обжаловать права на мою дочь, Малис, – прорычал в ответ Уильям, решив закончить этот бесполезный разговор. – Иначе ты пожалеешь, что вообще узнал меня. Я припомню все, начиная с того дня, когда ты и твои приспешники повесили моего отца. – И, кивнув на прощание Перрису, он резко развернул своего гнедого и направил его вперед по тропе, что вела к центральной башне. Он услышал, как за его спиной Перрис и Гамильтон поскакали своей дорогой. Стук копыт их лошадей быстро смолк вдали.
Уильям гнал своего коня вперед. Сердце тяжело и гулко стучало в груди, будто его преследовали все гончие ада. Здравый смысл подсказывал ему, что в Рукхоупе все в порядке, однако угрозы Малиса сделали свое дело, поселив в его душе страх. Ему необходимо было увидеть Кэтрин, убедиться, что с ней все в порядке.
Потом Уильям подумал о маленькой королеве Шотландии, которой тоже угрожала опасность. Он представлял, как будет обеспокоена ее мать, когда узнает об английском заговоре. Как отец, он очень хорошо ее понимал и сочувствовал. Возможно, будь он только шотландским подданным, лояльным к королеве, он не принял бы известие об этом заговоре так близко к сердцу, не сделал бы его своим личным делом.
Раньше, днем, он колебался, отправиться ли ему сначала на поиск цыганки или заехать сначала домой. Сейчас он был рад тому, что вернулся в Рукхоуп. После того как он повидает Кэтрин, мать и сестру, он явится ко двору. Уильям надеялся, что Мария хочет явить ему свою милость и, может быть, принести соболезнования в связи с трагической смертью Джен, которая потрясла их обоих. И тогда он воспользуется аудиенцией, чтобы рассказать ей о заговоре.
Ему нужны были два-три дня, чтобы съездить в Линлитгоу, встретиться там с вдовствующей королевой и вернуться назад, размышлял Уильям. А тогда он уже отправится на поиски цыганки. Можно будет даже попросить своих кузенов Джока и Сэнди Скотт составить ему компанию в поисках табора.
Так, размышляя, он ехал по широкой, поросшей травой полосе земли между каменной крепостной стеной и крутым склоном, что на протяжении веков остановил не одну сотню врагов своим неприступным видом.
Напротив замка, отделенный от него узким глубоким ущельем, поднимался холм. Одинокий дуб, широко раскинув свои ветви, венчал его вершину, лишенную растительности.
Приближаясь к подъемной решетке, Уильям бросил невольный взгляд на этот унылый холм и на дуб, одиноко торчащий на самой вершине. Отсюда ему было не видно, но он знал, что у его корней нашла приют одинокая могила.
Там не было ни камня, ни надписи, просто холмик, поросший пучками травы да кустиками вереска. Многие верили, что на этом холме у дуба появляются привидения, и никто, Уильям точно знал, туда не ходил. Никто, кроме его матери, сестры и его самого.
Уильям поклонился в знак уважения к памяти Разбойника из Рукхоупа, похороненного под дубом, и осенил себя крестным знамением.
Едва он въехал через ворота во внутренний двор, как его сестра Хелен поспешила ему навстречу, неся на руках туго спеленатого младенца.
Охваченный волнением, Уильям заглянул внутрь свертка. Малышка спокойно лежала на руках тетки и смотрела на отца широко раскрытыми голубыми глазами. И только тогда с него спало огромное напряжение, не отпускающее его последние несколько дней. С чувством тихой умиротворенности, которое всегда нисходило на него рядом с дочерью, он принял девочку из рук сестры и неловко, но бережно прижал ее к груди.


Часть VII

Копыта гулко стучали по мощенной булыжником улице, когда Уильям подъезжал к южным воротам дворца Линлитгоу. Он приветствовал королевскую стражу коротким кивком и натянул поводья, сдерживая своего гнедого.
– Прибыл владелец Рукхоупа! – крикнул один из стражников.
Не прошло и минуты, как заскрипел подъемный механизм и решетка поползла вверх. Стражник махнул рукой, давая Уильяму понять, что можно проезжать.
Уильям спешился, передал поводья мальчику-слуге и направился через квадратный внутренний двор во внутренние покои дворца.
Летнее солнце освещало розовые камни внутреннего фасада, сверкая в застекленных окнах. Через открытые ставни в северо-западном крыле, где находились королевские апартаменты, до Уильяма донесся громкий плач инфанты.
– Ага, королева Шотландии собственной персоной требует свой ужин, – улыбаясь, заметил вполголоса Уильям.
Сзади раздались шаги. Он повернулся и увидел Перриса Максвелла. При дворе его друг слыл франтом. В черном бархатном дублете, коротких бриджах и черных рейтузах, плотно обтягивающих мускулистые ноги, он был неотразим.
– Привет, Перрис! – Уильям с радостью стиснул протянутую руку, а потом кивнул в сторону западной части дворца. – Сама королева Мария Стюарт, не так ли? Голосок у нее довольно громкий.
– Да уж. Но тебе не привыкать. У тебя самого есть чудная голосистая дочка.
– И она вопила во всю мощь своих здоровьях легких, когда я покидал сегодня утром Рукхоуп. Я даже был рад тому, что у меня есть уважительная причина покинуть на некоторое время свой замок.
– Ха! Будто я не знаю, как тает от ее беззубой улыбки твое отцовское сердце.
Уильям улыбнулся в ответ и указал на рукав Перриса.
– Что это? Бархат? И рукава с прорезями? Ты похож на испанца!
Перрис скорчил гримасу.
– Леди Маргарет Битон уговорила меня воспользоваться услугами портного ее отца и заказать этот траурный костюм по случаю кончины короля. Я возражал, говоря, что Уилл Скотт всегда носит при дворе простые одеяния, не обращая внимания на моду, и все равно леди любят его. – Перрис почесал свою бороду. – Но леди Маргарет упорно стояла на своем, уверяя, что придворные дамы любят самого Уилла Скотта и прощают ему его одеяния. Должно быть, твое очарование слаще меда для этих пчелок.
Уильям улыбнулся, но тут же снова стал серьезен.
– Перрис, ты знаешь, что я прибыл ко двору только ради королевы. Я не собирался возвращаться в Линлитгоу. И у меня нет ни малейшего желания встретиться здесь с Малисом.
– Знаю. Но его сейчас нет. Некоторые будут неприятно удивлены, увидев тебя снова при дворе, Уилл, а кое-кто, возможно, примется выказывать жалость. Тут до сих пор не утихают разговоры о прекрасном владельце Рукхоупа, его ошибках, злодеяниях и несчастьях.
– Я уверен, что мой визит к вдовствующей королеве даст новую пищу для злых языков, – произнес задумчиво Уильям.
– Она сама вызвала тебя и не допустит скандала вокруг твоего имени, Уилл. Хотя я знаю, что тебя беспокоит… Конечно, она могла бы, но не станет ворошить прошлое.
– Я понимаю, что причинил ей немало страданий, и сожалею об этом. Но я не собираюсь приносить извинения за то, что касалось только двоих – меня и Дженни Гамильтон. Я ни у кого не стану просить прощения.
Перрис кивнул. Уильям подумал, что из всех его друзей Перрис был, пожалуй, единственным, кто не верил пустым слухам и основывал свое мнение не на глупых предубеждениях.
– Думаю, после всего, что ты сделал для вдовствующей королевы, ты можешь быть уверен в ее дружбе, – сказал Перрис. – Она все еще считает тебя одним из немногих, кому действительно может доверять.
Друзья подошли к искусно сложенному из камня фонтану в центре дворцовой площади и задержались у него.
– И все же я хотел бы знать, почему Их Величество послала за мной? В ее письме упоминается только, что дело срочное, – размышлял вслух Уильям. – Едва ли она нуждается в лэрде из Приграничья для решения государственных вопросов. Для этого у нее есть советники, судьи, священники и законники, как ты, например…
– Я действительно не знаю ответа на этот вопрос, – сказал Перрис. Он крепко сжал руку Уильяма. – Мне пора идти. Королева дала мне поручение. Оно, правда, не имеет отношения к моей основной работе, однако не менее важное. Я должен найти местного мельника, чтобы он перемолол овес, превратив его в превосходную муку. Ее Королевское Величество выплевывает овсяную кашу.
– Тогда иди, – хмыкнул Уильям, отпуская друга. Перрис усмехнулся в ответ и поспешно зашагал к южным воротам.
Уильям обернулся, чтобы еще раз взглянуть на фонтан, сложенный из резного камня, и в его памяти всплыл день, когда желоба, трубы и чаши этого сооружения были переполнены красным вином, в котором плавали лепестки роз. Это было пять лет назад. Тогда король Джеймс устроил незабываемый праздник в честь своей новой французской невесты Марии. Сейчас каменные желоба фонтана были пусты, чаши позеленели от лишайника, уровень воды заметно упал, и она потемнела. «Никогда больше не будет здесь литься вино», – с сожалением подумал Уильям. Его рука потянулась за сложенным листом пергамента, спрятанным под кожаным дублетом. Это послание было написано изящным почерком лично рукой вдовствующей королевы Марии.
Стоя у фонтана, Уильям вспоминал, как два года назад тихими поздними вечерами он и Дженни Гамильтон встречались здесь, у этого фонтана. Эти тайные и страстные встречи привели их обоих к запутанной, трагической развязке.
Она была милой, взбалмошной девушкой, единственным ребенком человека, которого Уильям ненавидел всем сердцем. Уильям знал, что молва обвиняла его в том, будто он нарочно скомпрометировал ее, чтобы отомстить Гамильтону. «Лишь несколько человек знали правду», – горько подумалось ему. Но он не станет удовлетворять чужое любопытство.
Уильям развернулся и пошел к северо-западному крылу.
* * *
Острые и четкие звуки его шагов эхом раздавались под сводами дворца, когда он, направляясь к королевской приемной, проходил по широким, гулким коридорам. Наконец он остановился у двери приемной, и стражник у наружной двери поднял свою алебарду, позволяя пройти.
– Рукхоуп, сэр, с возвращением, – проговорил он и открыл толстую дубовую дверь.
Уильям поблагодарил стражника и отдал ему свой длинный меч. Его предупредили, что Мария запретила иметь при себе оружие во время аудиенции.
Уильям вошел в залу. Солнечный свет лился сквозь высокие стрельчатые окна и, стекая со штор из красной парчи, с диванных подушек, с настенных гобеленов, дробился светлыми полосками на каменных плитах пола. В зале звучала музыка, источник которой находился в дальнем углу. Там было возвышение для двух тронов, сейчас пустовавших. Рядом с возвышением несколько мужчин и женщин в роскошных, дорогих нарядах, сверкающих от обилия жемчуга и драгоценных камней, обступили мужчину, играющего на лютне. Уильям почувствовал острый, пряный запах духов, который был так силен, что достигал противоположного конца приемной.
Уильям окинул критическим взглядом свою одежду, запылившуюся от долгой дороги. Костюм его, как всегда, был прост, как того требовал здравый смысл и стремление к удобству. Дублет без рукавов из мягкой испанской кожи, с прорезями для прохлады и комфорта, был надет поверх тонкотканой льняной рубахи. На ногах были черные саржевые бриджи и высокие кожаные сапоги, какие носили солдаты и путешественники, но никак не придворные. Его черные волосы были длиннее, чем того требовала мода, подбородок был тщательно выбрит. Кроме всего прочего, он не полировал ногти и не носил драгоценностей.
Он знал, что многие придворные дамы были в восторге от его внешности. Остальные, как мужчины, так и женщины, считали, что его небрежность в одежде больше подходит приграничному вору, чем утонченному, изысканному придворному. Уильям был и тем, и другим, но веяния моды заботили его так же мало, как и мнение окружающих.
Когда он вошел в просторную залу, ни один человек не повернулся в его сторону. Все были увлечены балладой, которую пел мужчина, сидящий в центре окруживших его придворных. Его голос вибрировал, вторя мягким звукам лютни.
Уильям остановился послушать, небрежно прислонившись плечом к дубовой панели на стене.
Красавец-лэрд у двери стоитИ крутит булавку в замке.– О, ты спишь, проснись, моя Джен,Пробудись и дай войти мне.Честная Джен впустила его,Потому что любовь горяча.Он в объятия свои ее заключил,Она скинула платье с плеча.
По спине Уильяма пробежали мурашки, сердце забилось быстрее, челюсти сжались. Он продолжал беззвучно стоять у стены, призывая на помощь всю силу воли, чтобы унять гнев и не наделать глупостей.
Уильям узнал в молодом певце помощника секретаря вдовствующей королевы. Он решил не прерывать пение, дослушать балладу до конца.
– О, Дженни, – ее отец спросил,– Что за боль терзает тебя?– Не боль. То подарок любви.Но лэрд не хочет жениться на мне.
Уильям услышал достаточно. Он оторвался от стены и пересек длинную залу, впечатывая каждый шаг в пол с такой силой, что его подбитые деревянными набойками каблуки разносили эхо его шагов по всему замку.
Кучка придворных обернулась. Почти одновременно у всех вырвался вздох изумления, женщины, как одна, охнули и прижали руки к груди. Помощник секретаря извлек из лютни последний нестройный аккорд и вскочил на ноги.
– Сэр Уильям! – вскричал он.
– Приветствую тебя, Фрэнсис. И остальным мое почтение.
Уильям слегка склонил голову, здороваясь с присутствующими, и продолжил свой путь. Придворные расступались, пропуская его и образовывая живой коридор. Платья дам шуршали, ноги кавалеров шаркали по полу.
– Леди Маргарет, леди Элизабет, Флеминг, Рэндольф, леди Элис, – Уильям называл собравшихся по именам, проходя мимо каждого из них. – Сетон, леди Мэри. Сэр Ральф, – кивнул он высокому сухопарому мужчине.
Они шептали в ответ свои приветствия и отступали назад. Некоторым достало такта смутиться, когда он смотрел на них. Уильям был рад видеть, как на лицах некоторых проступало выражение, говорящее о том, что у хозяина еще осталась совесть.
Уилл остановился и, сжав руку в кулак, подбоченился.
– Интересная баллада, Фрэнсис.
– Я… Это не я написал ее, сэр Уильям, – от волнения Фрэнсис начал заикаться. – Я… я взял ее… я слышал, как ее пели в Эдинбурге. И слышал, что в Англии ее тоже поют…
– Понятно. И как же она называется?
– Она… Она называется «Красавец-лэрд…». – Фрэнсис осекся. Он посмотрел вниз, на свои башмаки, будто хотел, чтобы о нем как можно скорее забыли, но все же нашел в себе силы закончить: – «Красавец-лэрд из Рукхоупа».
– Вот оно что… – протянул Уильям.
В зале повисла тишина.
Фрэнсис громко сглотнул, его щеки пылали. Он в растерянности смотрел на остальных участников этого инцидента, поспешивших разойтись и теперь как ни в чем не бывало прогуливающихся по зале.
– Что… Что привело вас сюда после такого долгого отсутствия, сэр Уильям? – спросил наконец Фрэнсис.
– За мной послала королева. Будь так добр, скажи ей, что я прибыл и ожидаю здесь ее аудиенции.
Уильям достал свернутый лист пергамента, показал королевскую печать и спрятал письмо.
– Она послала за вами? – удивленно заморгал Фрэнсис.
– Да. – Уильям невозмутимо смотрел на юношу.
– Сэр Уильям… Я… Я очень сожалею. Я не стал бы петь эту балладу, если бы знал, что Мадам послала за вами. Я ваш друг, сэр…
– Тогда скажи мне, как часто ты поешь эту балладу?
– Меня часто просят спеть во время музыкальных ужинов. Многим нравится. Эту песню любят за мелодию… И за историю, о которой в ней говорится. Она уже хорошо знакома многим…
Уильям с ненавистью посмотрел на присутствующих, а потом сказал:
– Меня не волнует, что говорят и даже поют обо мне, Фрэнсис. Но Джен Гамильтон мертва и не может защитить себя от болтовни и слухов. Если ты хочешь считаться моим другом, уважай ее память.
Фрэнсис кивнул, краснея еще больше.
– Ко… конечно… – Он отступил на шаг. – Я доложу о вас. Только имейте в виду, у Мадам на сегодня назначено много аудиенций.
– Я подожду, – сказал Уильям.
Фрэнсис быстро скользнул за возвышение, на котором стояли под балдахином два пустых трона. По стене были развешаны вышитые гобелены. За ними находилась дверь, ведущая в маленькую комнатку, которая была предназначена для аудиенций, а дальше был короткий коридор, за которым начинались личные покои королевы. Фрэнсис поспешил в этот коридор.
Уильям обвел взглядом всех, собравшихся в приемной зале. Казалось, он не узнает ни одного человека из тех, что поглядывали сейчас на него и перешептывались между собой. Он подошел к высокому окну и оперся рукой на край ниши, повернувшись спиной к присутствующим. Ему было нечего сказать этим людям. Так же, как и они, думал он, вряд ли горят желанием общаться с ним.
Он смотрел на спокойную поверхность озера, раскинувшегося позади дворца. Наблюдая за парой лебедей на воде, он почти физически ощущал на своей спине любопытные и обвиняющие взгляды.
* * *
– Сэр Уильям! – Ее голос был таким, каким он его помнил, низким и мягким. Она говорила с небольшим французским акцентом. – Прошу вас, входите.
– Мадам… – Уильям склонил перед ней голову и сделал несколько шагов по направлению к королевской спальне.
Он быстро окинул взглядом резную кровать, покрытую фиолетовым дамастом, прекрасную мебель и перевел взгляд на королеву. Силуэт высокой женщины неясно вырисовывался на фоне залитого светом окна. Она держала руки перед собой, сцепив пальцы.
Уильям сразу заметил, что она похудела. Но, когда он видел Марию в последний раз, она носила ребенка. С того времени она пережила роды, овдовела и теперь часть ответственности за страну своего умершего мужа и короля взяла на свои худые плечи, не готовые к столь нелегкой ноше.
– Благодарю, что так быстро откликнулись на мой зов, сэр Уильям.
Вдовствующая королева была высокой, почти шести футов ростом. Ее стан отличался изяществом линий, особенно когда она плавно передвигалась по комнате. Свет играл в жемчужинах, которыми были обшиты края ее черного головного y6opа и черного платья из камки. Под глазами королевы залегли глубокие тени.
Уильям склонился перед ней, едва коснулся губами протянутой для поцелуя руки и выпрямился. Она была с ним почти одного роста, и он смотрел на нее прямо, как он делал всегда, хотя она была королевой, а он – всего лишь приграничным лэрдом.
– Ты хорошо выглядишь, – заметила Мария. – Я скучала по тебе, Уильям.
– Я тоже, Мадам, – произнес он, снова поклонившись.
Она улыбнулась.
– Как твоя семья? Как малышка-дочь?
– Все хорошо, Мадам. А как Ее Величество инфанта?
– По-моему, неплохо. Пойдем, сам увидишь.
Она повернулась и направилась в глубь покоев, приглашая Уильяма следовать за ней.
В затемненном углу в кресле сидела молодая женщина и что-то тихо напевала. На ее руках в светлых, собранных пышными складками шелках тихо посапывала инфанта. Маленькая ручка лежала на груди женщины. Няня поправила съехавший край шелковой ткани, и Уильям увидел королеву Шотландии.
Милое личико, как и у любого ребенка ее возраста, мирное и спокойное. Пухлая нижняя губа малютки во время сна немного оттопырилась. Бледные золотисто-рыжие кудряшки покрывали ее головку, оттеняя нежную, почти прозрачную кожу.
– Я совсем мало знаю об инфантах, так же как и о той, что держит сейчас в своей власти всех моих домашних, – прошептал Уильям. – И все же я знаю достаточно, чтобы признать в этом милом существе маленькую королеву.
– Merci, – прошептала Мария и продолжила на французском: – Она плакала совсем недавно. Режется первый зуб.
Не прилагая особых усилий, перешел на французский и Уильям.
– У Кэтрин те же проблемы. Моя мать дает ей лекарство от боли.
– Oui? И какие же средства она использует?
– Я не знаю, Мадам. Она пришлет рецепт, если хотите. Благодаря этому средству в нашем доме на некоторое время воцаряется покой.
Мария улыбнулась.
Вдовствующая королева отпустила няню, приказав отнести ребенка в колыбель, стоящую в комнате, которая примыкала к спальне Марии. Девушка вышла, плотно прикрыв за собой дверь.
Мария повернулась, шурша подолом платья, и опустилась в кресло.
– Перед тем, как вы покинете дворец, вы должны сыграть со мной несколько партий в карты. Играть с вами всегда так увлекательно, месье…
– Мадам, я бы с радостью сыграл с вами… Но, боюсь, вы выиграете все мое золото и отпустите меня с пустым кошельком.
Она, улыбаясь, покачала головой. Но через мгновение ее красивые карие глаза вновь стали серьезными.
– Вы и я, мы оба пережили потерю близких, – помолчав немного, произнесла Мария. – Но мы продолжаем жить. А что нам еще остается?
– Вы правы, Мадам, – тихо согласился Уильям. У него был печальный опыт потери близких, любимых людей, но и Марии довелось пережить не одну тяжелую утрату. Всего месяц назад она овдовела, а меньше двух лет назад два ее маленьких сына умерли от болезни один за другим. Уильям мог только восхищаться силой ее характера и ее спокойствием.
– Я пригласила вас сюда по двум причинам, – сказала она снова по-французски. – За последнее время я имела не одну беседу с Малисом Гамильтоном.
При этом имени Уильям, как обычно, почувствовал напряжение, но тут же заставил себя успокоиться и тихо произнес:
– Я говорил с ним вчера.
– Он сказал, что уговаривает вас жениться. И поскорее.
Уильям нахмурился.
– Он мотивирует это тем, что его внучке необходима мать. Подходящая мать. Он хочет, чтобы я женился на женщине, которую он сам для меня выберет. Я отказался.
– Малис всегда относился к вам, как к сыну, несмотря на несчастье, виновником которого вы его считаете. Он ищет прощения и хочет, чтобы у его внучки жизнь сложилась более удачно. Он печется о ее благополучии.
– А он сказал вам, что собирается подать жалобу в суд, чтобы отстоять опекунство над Кэтрин?
– Я пыталась отговорить его от этого шага. Но он делает это в интересах ребенка. Если вы в ближайшее время не женитесь, он сделает все возможное, чтобы забрать малышку. Я заметила, он сильно озабочен судьбой своей внучки.
– Он сильно озабочен землей, которую моя дочь унаследовала от своей матери. Ему нужен контроль над этой территорией. Его адвокат, несомненно, упомянет эти земли при оформлении жалобы на меня.
– Вы полагаете, Малис настолько бессердечен?
– Я уверен в этом.
Мария нахмурилась.
– Он тяжело переживает из-за вашего враждебного отношения к нему.
– Враждебность! – Уильям едва не рассмеялся. – Мадам, у этого человека руки запятнаны кровью моего отца, он контролировал мою жизнь, заставляя жить по его указке до тех пор, пока я не стал совершеннолетним!
– Он испытывает те же чувства из-за своей дочери. Он считает вас виновником ее гибели. Главным образом из-за безответственного поведения и отсутствия морали. По слухам, таким образом, через Джен вы пытались отомстить Малису за своего отца.
Уильям посмотрел в сторону.
– Я очень сожалел о том, что она умерла, Мадам, – прошептал он.
– Я знаю. Уильям, Малис просил меня поговорить с вами о выборе жены. Несмотря на ваши натянутые отношения, вы должны понять, что он любит свою внучку.
– И я люблю свою дочь. И по-своему вижу ее будущее. – Он сложил руки в молитвенном жесте. – Мадам, вы великий дипломат. Я приношу свои извинения, если Малис оказывал на вас давление, заставляя вмешаться в наши с ним дела.
– Но ведь вам все равно нужна жена. Девочка нуждается в матери.
– Мои мать и сестра любят девочку до безумия. Кэтрин не страдает от недостатка женской ласки и внимания. О ней заботятся самым лучшим образом.
Вдовствующая королева вздохнула.
– А как же вы? Такому привлекательному мужчине нужна женщина, которая всегда будет рядом.
– Я глубоко признателен вам за ваше участие, Мадам, в судьбе моей дочери.
– Ее мать была мне добрым другом.
– Я знаю. Прошу вас, поймите, я не тороплюсь жениться. – Он перевел дыхание и продолжил: – Когда-нибудь, но… не так скоро, Мадам.
– Я велю Малису не беспокоиться о благополучии его внучки. Но вы должны пообещать мне, что найдете себе жену. – Она печально посмотрела на него. – Я говорю, как друг, Уильям. Я никогда не видела вас веселым. Мне, кажется, вы всю жизнь носите в своем сердце затаенную печаль.
Он улыбнулся и пожал плечами:
– Рождение дочери способно облегчить все мои печали. Как и ваша дружба, Мадам.
– Не нужно очаровывать меня, месье. Лучше будьте честны. Пообещайте, что подыщете себе подходящую партию.
– Я сделаю всё возможное, – ответил Уильям. – А теперь, Мадам, скажите: неужели это и есть та причина, по которой вы вызвали меня?
– Не только. Есть еще одно дело. Мой муж очень ценил ваши советы, касающиеся границы.
– Но он не всегда следовал им.
– А я приму их. Вы знаете нравы шотландской границы и знаете ее жителей. Мне сейчас нужна ваша помощь.
– Я польщен, Мадам. И постараюсь помочь.
– До меня дошли сведения, что лэрды Приграничья собираются примкнуть к англичанам по просьбе короля Генриха. Конечно, эта «просьба» подкреплена золотом, – начала Мария.
– Мадам, – остановил ее Уильям, – не так давно мне лично поступило предложение помочь англичанам. И я спешил к вам, чтобы поговорить с вами об этом.
– Вы знаете тех, кто готов принять взятку и почему?
– Пока нет, – покачал головой Уильям. – Английские лорды держат все это в тайне.
– Регент и Малис Гамильтон думают, что король Генрих планирует снова напасть на Шотландию. Возможно, Генрих собирается подкупить шотландских лэрдов, чтобы они оказали ему поддержку во время решительных действий. Взятки, похищения, интриги – все это Генрих считает самыми надежными методами укрепления государства.
– Я принял взятку, которую мне предложили, Мадам, – тихо сказал Уильям. – Думаю, вы поймете почему.
Она помолчала какое-то время, будто раздумывая над его словами, потом произнесла:
– О, вы сами решили действовать, стать моим шпионом… в то время как я собиралась просить вас об этом.
Уильям склонил голову, признавая ее правоту и подтверждая свое согласие.
– Англичане думают, что все шотландцы нуждаются в деньгах. Я бы не назвал скромной сумму, которую мне предложили. Но я предан вам, и я раскрою их планы.
Мария облегченно вздохнула.
– Король Генрих заявил, что поддержит мою дочь, поскольку она законная королева Шотландии, однако я все-таки очень боюсь за нее. Регент и мои советники не верят, что король Генрих решится отобрать инфанту у ее матери. – Она сжала руки, лежащие на коленях. – Я не сплю по ночам. Опасения за жизнь и здоровье дочери не дают мне расслабиться и отдохнуть… – От волнения у женщины прервался голос.
Уильям понял, что королева крайне нуждается в поддержке, в том, чтобы кто-то дал ей гарантии безопасности ее дочери.
– Сейчас я знаю о планах англичан совсем немного, Мадам, но я могу поделиться своими подозрениями. Как только я узнаю больше, сообщу вам.
Она благодарно кивнула.
– Это все, о чем я прошу. Регент решит, что делать с теми, кто вовлечен в заговор.
Уильям наклонился к Марии и, понизив голос, медленно, обстоятельно рассказал ей все, что знал и думал о сложившейся ситуации. Наконец он склонил голову и произнес уже громче:
– Обещаю, пока я жив, маленькая королева будет в безопасности.


Часть VIII

Тамсин стояла, прислонившись к стволу дуба. Свет костра не проникал под ветви дерева, и девушка, оставаясь в полутени, наблюдала за танцующими.
Ее родственники-цыгане кружились в дикой пляске и смеялись под жизнерадостные звуки виолы, на которой играл ее кузен. Мелодия поднималась к верхушкам деревьев, окружавших поляну, и уносилась в небо.
Девушка покачивала бедрами в такт мелодии и выстукивала на бедре ритм пальцами правой руки. Левую руку она по привычке прятала. В цыганском таборе она никогда не носила перчаток. Ее бабка считала, что в этом нет необходимости. Глупо стыдиться того, что произошло не по твоей вине.
Нона Фо не признавала также и одежду, которую Тамсин носила в замке. Нона считала, что дублет и бриджи – это бесстыдство, поэтому, едва приехав на место стоянки табора, Тамсин быстро искупалась в ручье и по указанию бабки переоделась в шерстяную юбку, а поверх льняной сорочки накинула тонкую шаль из шотландки. Ноги остались босыми. Находясь в таборе, Тамсин выглядела как большинство цыганских женщин, однако непокрытая голова совершенно ясно свидетельствовала о том, что она еще не замужем, что для цыганки ее возраста было просто невозможно.
Она окинула взглядом поляну и заметила, как ее дед разговаривает с несколькими мужчинами, отойдя в сторонку, туда, где паслись стреноженные лошади. Дальше простирались холмы границы. Сейчас, залитые лунным светом, они были тихи и пустынны. Тамсин подумала про себя, что ни ее отец, ни Уильям Скотт не смогут найти ее здесь. Табор расположился в распадке между высокими, изрезанными холмами. Это место было невозможно обнаружить, если не знать точно, где оно находится, как это знала Тамсин.
Днем она рассказала деду, как они с Арчи отправились в рейд, чтобы увести коней Масгрейва и отомстить тем самым за кражу овец, которую совершили его люди. Она ничего не утаила. Девушка рассказала, как Масгрейв держал их в своем замке, как она слышала разговор Масгрейва о заговоре против шотландцев, в котором он хочет как-то использовать ромал, и как Масгрейв заставил Арчи помогать заговорщикам.
Она убеждала деда не соглашаться помогать ни англичанам, ни шотландцам, включая и ее отца, пока дело не разрешится само собой. Джон Фо внимательно ее выслушал и пообещал обдумать все, что она ему рассказала, а также обсудить это со своими соплеменниками.
Потом бабушка позвала Тамсин, попросив ее помочь в приготовлении праздничного пира. Этой ночью должна была состояться свадьба. Празднества, которые устраивали в таборе Джона Фо совместно с цыганами из других таборов, по традиции начались несколько дней назад.
Невеста, младшая кузина Тамсин, и жених еще не обменялись клятвами. Дед Тамсин, который считался цыганским бароном всей Шотландии и Северной Англии, назначил исполнение главного обряда на сегодняшнюю ночь.
Девушка, которой едва исполнилось четырнадцать, сверкая своими черными глазами, танцевала у костра, кокетливо обхаживая кругами своего шестнадцатилетнего жениха. Ее красная юбка переливалась в отблесках пламени. Жених усмехнулся и взял невесту за руку.
Тамсин, видя радость и страсть на их молодых лицах, ощутила вдруг, как в ее сердце закрадывается сожаление и тоска по мужу и семье, которой у нее никогда не будет. Тоска по свадебному пиршеству, по танцам и клятвам, которые для нее никогда не прозвучат. Попытки ее отца найти ей мужа окончились неудачей. Ее дед пытал счастья среди цыган, но и тут все усилия оказались напрасными. Ее никто не хотел брать в жены, она была не предназначена для замужества, и другие доказательства тому не требовались.
А может, ей это только казалось? Она-то ведь знала, что цыганский свадебный обряд, пусть и тайный, уже состоялся между ней и привлекательным, желанным мужчиной, мысли о котором заставляли ее сердце то замирать, то нестись вскачь. Были и надрезы на запястье, и смешение крови… Тамсин застонала от собственной глупости и, скрестив руки на груди, снова стала наблюдать, как ее цыганские родичи веселятся у огня.
Музыка зазвучала громче, и круг танцующих расширился. Тамсин теперь отстукивала такт ногой по траве. Она привыкла наблюдать за цыганскими праздниками со стороны.
– Присоединяйся, девочка, – услышала она за спиной знакомый голос. Задумавшись, она не услышала, как к ней подошел дед. Он смотрел на внучку печальными темными глазами. – Ну же, иди к ним…
– Нет, дедушка, – отказалась она. – Они не приглашали меня танцевать с ними. Они думают, что я приношу несчастья, особенно на свадебных пирах. Ты же знаешь, многие считают, что я проклята при рождении.
Она изобразила улыбку, чтобы показать деду, будто мнение его соплеменников ее нисколько не обижает. Однако правда была не так проста.
– Если танец доставит тебе радость, я скажу им, что они должны пригласить тебя, – грубовато предложил дед.
Джон Фо был почти одного роста с Тамсин, но широкоплеч и мускулист. Это был крепкий мужчина, вобравший в себя энергию земли. Казалось, он излучает могучую первобытную силу.
Тамсин покачала головой.
– Никто не хочет брать меня за руку в хороводе, – пояснила она. – Большинство, особенно те, что из других таборов, думают, будто я навлекаю на людей несчастья и болезни. Некоторые думают даже, что у меня дурной глаз, потому что мои глаза не темного цвета, как у других, а светло-зеленые.
– Они дураки, – резко оборвал ее дед. – Я сам назвал тебя Чалаи за цвет твоих глаз. Они напоминают звезды. Хотя твой отец дал тебе другое, шотландское имя, как принято среди его родни… – Джон пожал плечами. – Ты знаешь, Фо никогда не верили, что на тебе лежит проклятие, Чалаи.
– Я знаю, дедушка, – тихо ответила Тамсин. – И я благодарна вам за это.
Джон поморщился.
– Чалаи, я тут подумал над теми новостями, что ты принесла. Мы не хотим никаких проблем с гаджо, и мы не станем помогать тем людям, которые плохо обращаются с моей внучкой и ее отцом. Завтра после свадебной церемонии мы свернем лагерь и уедем подальше от этих мест, туда, где нас никто не найдет.
– Я рада, – сказала Тамсин. – Мой отец не хочет заставлять страдать твой народ. Он согласился помочь Масгрейву для видимости, только для того, чтобы я могла покинуть тот ужасный английский замок.
Джон Фо кивнул.
– Твой отец – хороший человек. Хоть он и гаджо, но хороший. Однако он так и не нашел тебе мужа. – Дед скользнул по внучке взглядом.
– Он пытался, дедушка, – вздохнула Тамсин.
– Я знаю человека, который хочет взять тебя в жены.
Сердце девушки екнуло. Лицо, которое мгновенно всплыло у нее перед глазами, принадлежало Уильяму Скотту. Она нахмурилась. Ее дед не мог знать лэрда из Рукхоупа. Тамсин порадовалась, что ничего не сказала деду о том, что произошло между ней и этим лэрдом.
– Кто же это? – поинтересовалась она.
Джон ткнул пальцем в сторону костра. На противоположной стороне поляны стоял мужчина, немного полноватый, но высокий, с большими черными усами.
– Баптист Лалло. Он просит трех коней в обмен на тех двух красавцев, которых привел с собой. Еще он говорит, что отдаст их за тебя, если ты станешь его женой.
Тамсин с шумом втянула в себя воздух.
– Ты обменяешь меня на лошадей?!
– Я пока не принял его предложение. Я думаю над этим.
– Но дедушка, отец Баптиста Лалло повздорил с тобой и увел свой табор из табора Фо. Все ромалы знают, что цыгане Лалло промышляют грабежами и воровством в Англии, где они скитаются. Как ты можешь ждать от меня, что я поеду с ним? Как можешь ты продать меня ему, будто я лошадь?
Старик нахмурился.
– Отец Баптиста был отщепенцем, это правда, но сам Баптист искренен в своем желании заключить мир с табором Фо. И он желает взять тебя в жены, девочка. Он хочет тебя.
Тамсин подняла глаза и наткнулась на жаркий взгляд Баптиста, стоящего на другом конце поляны. Он улыбался, его глаза походили на черные угли, что тлели сейчас в костре.
– Но я его не хочу! – твердо заявила Тамсин.
– Тебе нужен сильный муж – ромал, чтобы усмирить тебя, выбить из твоей хорошенькой головки упрямство, которому ты научилась у своего отца, – заметил Джон Фо. – Я думаю, это была не слишком хорошая идея позволить тебе уехать тогда с Арчи Армстронгом. Ты выросла вдали от нас, и теперь ты не та послушная цыганская девушка, какой мы хотели бы тебя видеть. Но муж-цыган научит тебя скромности и уважению. Мне не хочется, чтобы ты осталась без мужа. Ни одна наша женщина не должна быть одна, тем более внучка вожака.
– Я решила никогда не выходить замуж, – заявила Тамсин, упрямо скрещивая руки на груди.
– Если ты не станешь замужней женщиной, так и состаришься, отскребая остатки пищи от горшков и присматривая за чужими детьми. Своих-то у тебя не будет… Твой отец не смог найти тебе мужа, хотя обязан был сделать это. Теперь я стараюсь сделать для тебя все возможное.
– Пожалуйста, только не этот человек, – взмолилась она.
– Этот праздник, этот пир мог быть устроен для тебя, Чалаи. Я дам тебе золота и серебра и много других прекрасных вещей, когда ты будешь выходить замуж. На твоей свадьбе мы будем танцевать целую неделю.
– Я не хочу замуж за этого мужчину! – крикнула она.
– Сейчас настало время примирить два цыганских табора. Но я пока не пришел к окончательному решению, – добавил дед.
Тамсин в волнении кусала губы, глядя на цыганские пляски у костра. Шаги танцующих, их ритмичные удары, казалось, подстегивали ее сердце, но она чувствовала тяжесть в груди. Она была чужой на этом празднике. Внезапно девушка поняла, что она вообще была чужой здесь, в таборе, где ее могли продать мужчине за несколько лошадей.
Она потерла левое запястье и нащупала тонкий шрам от пореза. Острие металла, нанесшее эту рану, поразило ее в самое сердце. «Я уже замужем!» – хотела она крикнуть деду. Само провидение нашло ей мужа, связало их судьбы. Он был добрее, стройнее, привлекательнее и опытнее, чем любой другой мужчина, которого Джон Фо или Арчи могли найти для нее.
По правде говоря, это была всего лишь жалкая насмешка над священным свадебным обрядом. Он не имел значения, был совершен без любви. Ни один мужчина не мог бы полюбить ее, не мог желать ее, если ему хорошо за это не заплатят.
Несмотря на гордые заявления о том, что она не собирается выходить замуж, Тамсин временами чувствовала себя очень одинокой. Осознание этого лежало тяжестью на ее сердце. Ей так хотелось близкого человека, с кем она могла бы делить маленькие радости и трудности каждый день, каждый год. Она не перестала быть женщиной оттого, что у нее уродливая рука и смешанная кровь. Как и всякая женщина, она жаждала человеческого тепла и ласки.
Тамсин сдержала рыдания, которые рвались наружу, вскочила на ноги и побежала в ночь. Дед окликнул ее, но она даже не оглянулась. За ее спиной смех танцоров и звуки музыки по-прежнему рвались к звездам.
Она бежала по густой траве, в которой утопали ноги. Ветер развивал волосы и трепал юбку. Все, чего она хотела, это привести в порядок мысли, избавиться от душевных мук. Все, что ей было нужно, – это немного мира и любви.
Полная луна цвета опала, висящая высоко в темном небе, привела ее на длинный склон. Этот склон порос вереском, и девушке пришлось замедлить шаг. Тонкие сухие веточки цеплялись за юбку, мешая идти. Соцветия из крошечных цветков казались облачками сиреневого тумана, лежащего у ее ног. Тамсин сломала короткую веточку, покрытую хрупкими колокольчиками, и, вздохнув их сладкий, легкий, успокаивающий аромат, продолжила свой путь.
Музыка звучала ей вслед, постепенно стихая вдали. Ее сменили шепот ветра, журчание ручья, который проложил себе русло у подножия холма. Заросли вереска, холодный лунный свет и непрерывный плеск воды помогли ей успокоиться к тому времени, как она достигла вершины холма.
Если она ослушается деда и не выйдет замуж за Лалло, ромалы перестанут предоставлять ей убежище, на которое она так рассчитывала, да и ей самой будет не так-то просто оставаться среди них. И домой она не могла вернуться из страха, что туда может явиться английский лорд со своими людьми и выполнить свою угрозу.
Кроме того, подумала она, новая затея Арчи, касающаяся Уильяма Скотта, впервые в жизни заставила ее почувствовать, что она не может полностью рассчитывать и на поддержку отца. Он хотел, чтобы она вышла замуж за Рукхоупа. Горький смех, похожий на рыдания, вырвался из ее груди. Ее ноги по колено утопали в вереске, в небе светила луна. Тамсин стояла на холме и смеялась, вытирая слезы. Последним местом, где она могла бы найти пристанище, был замок Рукхоуп, где для нее уже была приготовлена темница.
Легкий ветерок перебирал ее волосы, пока она шла, сама не зная куда. Цыгане никогда не бродят вот так бесцельно, они всегда знают место, куда идут. Тамсин не знала. Но тут она напомнила себе, что она цыганка только наполовину, так же как и шотландка. Сейчас она впервые в жизни задумалась, кто же она на самом деле. Она задавала себе этот вопрос снова и снова, но не находила ответа.
На вершине холма ветер дул резкими порывами, оборачивал юбку вокруг ног, пряди волос хлестали ее по лицу. Она повернулась, посмотрела на темную вересковую пустошь внизу. Палатки и кибитки были едва различимы, и только пламя костра, хорошо заметное в темноте, походило на горячую желтую звезду, упавшую на землю.
Она вспомнила слова дедушки о том, как он критиковал Арчи. Отец любил ее, она это точно знала, но он воспитывал ее по своему образу и подобию. Он не стремился научить ее тому, что необходимо знать леди. Она занималась по книгам под руководством угрюмого, но доброго наставника. Она научилась читать и писать, выучила французский и латынь. Но она не умела вести хозяйство так же хорошо, как умела играть в карты и сманивать овец с залитого лунным светом пастбища.
Цыгане научили ее любить свободу, и теперь она не представляла себе жизнь в замке, огороженном каменными стенами. Природа была ее учителем, ее прибежищем, она кормила ее и была источником постоянного восхищения и любопытства.
Цыгане научили ее трюкам и уловкам, ловкости рук, рассказали о том, как можно, чуть изменив интонацию, выдать ложь за правду. Она умела тушить мясо ежа, воровать цыплят, плести корзины. Она знала, как расшифровать карту жизни, начертанную на раскрытой ладони, она понимала, о чем говорят карты, и знала, как уговорить людей расстаться с серебряными монетами в обмен на эти две последние услуги. Но она не принадлежала полностью ни одной культуре. Существует ли такой мужчина, который сможет полюбить ее такой, какая она есть? Который будет восхищаться ее знаниями, полученными от двух культур? Есть ли где-нибудь такой мужчина, который сможет полюбить ее, несмотря на ее физический изъян?
Уильям Скотт постоянно присутствовал в ее мыслях. Она закрыла глаза и потрясла головой, чтобы отогнать от себя его облик.
Тамсин брела по гребню холма, погруженная в свои мысли. Справа от нее все так же звонко журчал ручей. Вдруг ей показалось, что звуки ручья стали похожи на отдаленные раскаты грома. И этот гром приближался, становился громче. Она повернулась и едва не задохнулась от неожиданности.
В нескольких футах от нее из распадка между холмами возник всадник, как темное видение. Он направлялся в ее сторону, этот ночной демон, черный и сильный. Всадник прижался к шее лошади, доспехи мерцали в холодном свете луны.
Тамсин закричала и сделала шаг назад. Животное продолжало нестись на девушку, и Тамсин оступилась, пытаясь уйти с его дороги. Тут из-за вершины холма показался второй всадник, потом третий. Они неслись в ночи, как привидения. Странный звук, в котором трудно было распознать стук копыт, сливался с завыванием ветра.
– С дороги! – выкрикнул кто-то. – Живо!
Ее нога зацепилась за камень, и Тамсин тяжело рухнула на землю. Она попыталась отползти в сторону с тропы, подальше от приближающейся лошади, инстинктивно поднимая руку и закрывая ею лицо.
Первый всадник снова что-то прокричал, и его лошадь перескочила через девушку. Тамсин успела заметить, как железная подкова сверкнула в воздухе, а потом почувствовала болезненный удар в бедро. Она дернулась от боли, а потом сжалась в комок от ужаса, увидев, как другие лошади проносятся в нескольких дюймах от нее.
Первый всадник вдруг осадил животное и вернулся. Горячая норовистая лошадь остановилась подле девушки, перебирая копытами.
Когда Тамсин попыталась подняться с колен, животное фыркнуло и попятилось. Всадник что-то тихонько сказал лошади, успокаивая ее, похлопал, наклонившись, по шее и только потом посмотрел вниз, на девушку.
– Ты ранена? – спросил он.
Она подняла глаза. На фоне белой луны виден был только силуэт, и первое, что смогла разглядеть Тамсин, это массивная грудь лошади и широкие плечи всадника. На его стальном шлеме играли отблески бледного лунного света. Вслед за первым подъехали остальные всадники и застыли в ожидании.
Девушка попыталась встать, но поврежденная нога подвернулась, и Тамсин, приглушенно вскрикнув, опустилась на землю.
Мужчина свесился с седла, протянул руку в перчатке и… крепко выругался.
– Тамсин Армстронг, – услышала девушка голос Уильяма Скотта, – какого черта ты здесь делаешь?!


Часть IX

Уильям не отрываясь смотрел на Тамсин, окутанную лунным светом. Она откровенно игнорировала его. Потом развернулась, поднялась на ноги и сделала шаг. Ее нога подогнулась, и Тамсин снова едва не упала.
– Так ты далеко не уйдешь. Подойди-ка сюда. – Уильям наклонился к ней и протянул руку, собираясь поднять ее и посадить в седло позади себя.
Гнедой, и так уже напуганный внезапным появлением девушки на тропе прямо перед собой, нервно переступил ногами. Уильям сжал коленями бока животного и попытался дотянуться до руки Тамсин.
– Ну, давай же, торопись! Они скоро догонят нас!
– Кто? – Тамсин упиралась, не желая подчиняться ему. Он обернулся. Гром лошадиных копыт сзади становился все ближе, все отчетливее.
– В седло! Быстро! Не то тебя наверняка затопчут! «Господи, благослови ее, чтобы соображала быстрее», – подумал Уильям.
У Тамсин перехватило дыхание. Земля дрожала от топота приближающихся в темноте всадников. Ухватив ее за предплечье, Уильям приподнял ее. Ноги девушки оторвались от земли, она быстро, не обращая внимания на боль, перекинула босую ногу через заднюю луку седла и ловко устроилась за спиной мужчины. Ее руки плотно обвились вокруг его талии.
– Отлично, – заметил он и пришпорил своего гнедого. Уильям пригнулся к самой гриве лошади и почувствовал, как девушка тоже наклонилась вперед, крепко держась за него. Впереди скакали его товарищи, его кузены Джок и Сэнди Скотты. Они тоже пустили своих лошадей в галоп.
Бросив быстрый взгляд через плечо, всадники заметили своих преследователей, появившихся из-за края холма. Оружие и доспехи всадников бледно мерцали в лунном свете. Уильям направил своего коня вперед по пологому склону, к вересковой пустоши. Как только поверхность земли стала более или менее ровной, он ослабил поводья, гнедой рванулся в галопе, и через несколько секунд Уильям нагнал своих кузенов.
Когда гнедой обогнал одного из всадников, Уильям издал громкий клич, и оба кузена пришпорили своих лошадей, заставляя их скакать еще быстрее. Они не собирались отставать от своего лэрда.
За спиной Уильям слышал топот копыт других лошадей, принимавших участие в этой дикой гонке.
Он почувствовал прилив бодрости, его душа испытывала небывалый подъем. Скорость и опасность будоражили кровь, заставляли по-новому взглянуть на себя, кто он и что он. Разбойник и вор, каким был его отец и отец его отца? Длинная, непрерывная череда шотландцев, которые сражались, как умели, за свободу своей земли, сердца и духа, хотя за их деяния их чаще называли ворами, а не воинами.
Джок поравнялся с ним. Из-под стального шлема выбивались длинные светлые волосы, обрамлявшие его доброе лицо, на котором сейчас сияла улыбка. Джок был во власти тех же чувств, что и Уильям. Причины этой бешеной скачки – кража нескольких английских коров и поцелуй, украденный у английской девушки, – были забыты на время в этой пьянящей, захватывающей погоне.
Уильям повернулся и посмотрел на лицо Сэнди. На нем сияла усмешка. Уильям знал, что его коренастый, рыжебородый кузен тоже радуется и гордится тем, что некий англичанин был взбешен нынешней ночью, потерпев убытки.
Уильям улыбнулся своим мыслям. Он ощущал спиной тяжесть девичьего тела, чувствовал, как ее бедра крепко прижимаются к его бедрам. Его приятно поразили ее отвага и самообладание. Он уже не удивлялся тому, что дочь Арчи Армстронга принимала участие в набегах. Ей, конечно, не раз приходилось удирать от погони по темным вересковым пустошам, поэтому она и была так спокойна сейчас.
За спинами всадников четверо Форстеров и Артур Масгрейв изо всех сил старались настичь их. Джок и Сэнди предложили совершить ночную прогулку в Англию, чтобы проведать свою возлюбленную. Анна Форстер была помолвлена с Артуром Масгрейвом по обоюдному желанию их отцов, но несколько месяцев назад девушка встретилась с Джоком, и они полюбили друг друга. Уильям знал, что Джок не один раз назначал Анне тайные свидания.
Он присоединился к своим кузенам, решив, что в этой поездке не будет терять времени даром и попытается отыскать место стоянки цыганского табора. Мало того, Джок и Сэнди сказали, что знают, где остановились цыгане, и покажут ему это место. Пока Джок был на свидании, Сэнди увел нескольких коров, принадлежащих Масгрейву, и ради шутки перегнал их на земли Форстеров. Эта выходка, а также тайное свидание Джока с Анной и привели к тому, что весь остаток ночи по их следам гнались Форстеры вместе с Артуром Масгрейвом.
По краю пустоши тянулся ряд деревьев, и Уильям решил искать укрытие среди них. Он чуть подтянул поводья, и гнедой постепенно сбавил ход до легкого галопа. Кузены сделали то же самое, и вскоре все три всадника не торопясь пробирались между толстых стволов берез.
Уильям снова посмотрел через плечо. Должно быть, Форстеры и Масгрейв потеряли их в темноте. Но они в любой момент могли снова обнаружить их. Поэтому Уильям дернул поводья, осторожно направляя свою лошадь к противоположному краю рощи. Он повернулся, чтобы проверить, как там девушка. Тамсин, крепко вцепившись в его талию, подняла голову.
– Кто нас преследует? – спросила она.
– Англичане, – ответил Уильям. – Форстеры. И Артур Масгрейв.
– Масгрейв! Почему ты убегаешь от него и вообще от англичан? – насмешливо спросила она. – Я думала, вы с ними лучшие друзья…
– Мои кузены совершили небольшой рейд на юг, чтобы навестить одну англичанку, в которую влюблен Джок. Случилось так, что Артур оказался ее женихом. Теперь он и ее братья скачут за нами.
– При чем здесь ты? – спросила Тамсин. – Когда я последний раз видела тебя, ты собирался в Рукхоуп.
От ее притворного участия у Уильяма свело челюсти.
– Меня бы здесь не было, если бы ты не сбежала, – прорычал он.
– Но тебе совершенно незачем было отправляться за мной.
– Значит, было зачем, – твердо произнес он, как отрезал. – Эй! Джок! Сэнди! Сюда! – Он махнул рукой, показывая, в какую сторону нужно двигаться.
Сэнди подъехал к Уильяму.
– Уилл, спроси свою цыганку, не из того ли она табора, что расположился за вересковой пустошью.
– Цыганка? – Уильям насмешливо посмотрел на Тамсин. – Я думал, мы подобрали на холме дикую кошку…
Девушка в ответ скорчила гримасу. Уильям широко улыбнулся.
– Это та девушка, о которой ты нам рассказывал? – Джок посмотрел на Тамсин. – Та самая, за которой ты должен присматривать?
– За мной никто не должен присматривать, – резко поправила она молодого человека.
– Эй, так это дочка Арчи Армстронга?! – уставился на нее Сэнди. – Я немало слышал о ней. Говорят, она совсем дикая…
– Да уж, дикости в ней хватает, – насмешливо согласился Уильям.
Он еще раз посмотрел назад и вдруг заметил между деревьев темные фигуры английских всадников.
– Скорее! – тихо проговорил он и направил коня к открытому пространству за рощицей, но в эту секунду преследователи увидели их и закричали. И снова началась сумасшедшая скачка по поросшей вереском долине.
Девушка вытянула руку, показывая куда-то в сторону.
– Скачи туда, к тем деревьям, – сказала она. – Там болото, но ты сможешь обогнуть его, если будешь держаться дальнего ряда деревьев. Скажи кузенам, чтобы выстроились в линию, скакали след в след. Если англичане не отстанут, они вряд ли заметят это болото в темноте.
Уильям кивнул и осторожно повел коня по мягкой почве. Поверхность, по которой ступали копыта лошадей, представляла собой широкий заболоченный ручей, поросший густыми пучками травы.
Наконец болото кончилось, они достигли твердой почвы на противоположном его краю. Сэнди и Джок выбрались на безопасное место следом за Уильямом, и тут сзади раздались громкие всплески и ругань. Обернувшись, они увидели Форстеров и Масгрейва, попавших в болотную жижу. Четыре лошади переступали на месте и нервно ржали, отказываясь повиноваться хозяевам и двигаться дальше. Пятый всадник остался на твердой земле. Он успел вовремя сдержать своего коня.
Уильям повернулся, чтобы направить гнедого к табору, но Джок и Сэнди опередили его. Они резко рванулись вперед.
Тамсин еще крепче обхватила талию мужчины и крикнула:
– Пистолет! Я видела горящий фитиль.
Уильям отреагировал мгновенно. Он сразу понял, что спина Тамсин представляет собой слишком хорошую мишень, и быстро развернул лошадь. Вытащив из чехла, притороченного к седлу, арбалет, он направил его на преследователя, который был ближе остальных. Теперь и он заметил вспышку. В то же мгновение Уильям выпустил стрелу.
Хлопок фитильного замка пистолета эхом пронесся над болотом. Уильям услышал жужжание, будто пчела пролетела над ухом, и почувствовал сильный толчок в руку. Он понял, что в него попали, хотя боли не чувствовал. И он также знал, что стрела, которую он выпустил, нашла свою цель. Один из противников вскрикнул в темноте и завалился на спину.
Прижав раненую руку покрепче к туловищу, Уильям вложил арбалет обратно в чехол и подобрал поводья. Оставался последний рывок. Нужно было успеть достичь лагеря, пока боль не затопила его, не затуманила сознание. Гнедой, казалось, не скакал – летел над землей. Огни костров, горящих в цыганском таборе, увеличивались по мере того, как сокращалось расстояние.
Уильям повернулся к Тамсин.
– Там есть твои родственники?
– Бабушка и дедушка, – ответила она. Девушка легко дотронулась левой рукой до рукава, который на ее глазах начал темнеть. – Ой! Ты ранен! – При свете луны она хорошо видела темное пятно на своей ладони. Как только Уильям обернулся, она поспешно отдернула руку. – В тебя стреляли!
– Да. – Он немного приподнял руку и поморщился от жгучей боли. – Ничего, все будет в порядке. Мы должны двигаться дальше.
– Мы должны остановиться здесь и осмотреть рану, – возразила Тамсин.
– Нам нельзя рисковать. Англичане могут найти переправу через болото и снова начнут догонять нас.
– Болото задержит их, к тому же одного ты ранил. Остановись прямо сейчас и дай мне взглянуть на твою руку, – потребовала девушка. Тамсин снова дотронулась до его рукава. – В твоей руке огромная дыра, и кровоточит сильно. Необходимо немедленно перевязать рану, или ты истечешь кровью.
Уильям отрицательно покачал головой.
– Позже. Сейчас мы поедем в Рукхоуп.
– Мы?
Он пристально посмотрел на нее сверху вниз.
– Ты отправишься со мной в Рукхоуп, как мы и договаривались.
– Ну уж нет, никуда я с тобой не отправлюсь, – решительно заявила Тамсин и уже начала было слезать с лошади.
Уильям схватил ее за руку.
– Ты останешься со мной, – твердо сказал он. – Я обещал, что буду присматривать за тобой в течение двух недель. И твой отец хочет этого.
– Ха! Уж он-то, конечно, хочет, – буркнула себе под нос Тамсин.
Уильям озадаченно посмотрел на нее. В этот момент его окликнули, и Уильям повернулся к кузенам, которые, уехав далеко вперед, теперь возвращались.
– Мы слышали пистолетный выстрел, – сказал Джок. – Что случилось?
– Пуля попала в Уильяма, – быстро проговорила Тамсин.
– Бог мой! – Джок подъехал ближе.
– Нужно остановить кровотечение, – продолжала девушка. – Моя бабушка и я могли бы позаботиться о его ране, если бы он доехал до табора.
Джок посмотрел на Уильяма.
– Пусть она взглянет на твою руку… До Рукхоупа путь неблизкий. И потом, говорят, цыгане хорошо лечат.
– Этой цыганке нет до меня никакого дела. Единственное, что ей надо, – это сбежать от меня подальше, – проговорил Уильям, не сводя с Тамсин глаз.
– Если понадобится, я могу извлечь пулю из руки, – сказала девушка. – Я уже много раз вытаскивала пули из ран.
Сэнди изумленно ахнул.
Уильям сжал губы, стараясь сдержать улыбку.
– Ну, в этом я не сомневался, – медленно протянул он.
– Сэнди и я уведем отсюда англичан, – предложил Джок. – Ты можешь спокойно отправляться в цыганский лагерь и просить его обитателей о помощи.
Уильям вздохнул, соглашаясь.
– Я пробуду в таборе ровно столько времени, сколько понадобится для того, чтобы подлечить руку, – уточнил он. – Скачите в Рукхоуп и передайте моим родным, чтобы не беспокоились и скоро ожидали меня дома.
– Да, конечно, – пообещал Джок, подбирая поводья. – Присматривай за ним, цыганка. В Рукхоупе есть крошечная девочка, которая не выживет, если он не вернется в замок, – попросил он Тамсин и усмехнулся, глядя на кузена.
– А ты присмотри за моей крошкой, – попросил его Уильям.
– Обязательно, – серьезно кивнул Джок.
Он развернул лошадь, и они с Сэнди галопом ускакали прочь.
Тамсин подняла правую руку, указывая вдаль:
– Видишь вон тот большой костер в центре лагеря? Его разложили возле кибитки моего деда. Он цыганский барон, предводитель этих людей. Мы с бабушкой осмотрим твою рану, а потом ты можешь отправляться на все четыре стороны.
– Только вместе с тобой, – проворчал он. Подъехав ближе к лагерю, они услышали музыку и смех.
Уильям увидел большую группу людей, собравшихся у костра, многие из них танцевали, большинство улыбались, переговариваясь о чем-то. Некоторые ели, некоторые смотрели на танцоров. Быстрая, зажигательная мелодия разносилась по всему лагерю. В воздухе был разлит аппетитный запах жареного мяса.
Не успели Уильям и Тамсин въехать в лагерь, как залаяли собаки. Несколько цыган отозвали собак и выступили вперед. Танцы прекратились, музыка сменилась тишиной, и около пятидесяти человек настороженно уставились на непрошеных гостей.
Уильям остановил гнедого рядом с дубом, что рос на краю поляны. Кое-кто из мужчин подошел ближе. Вмиг наступившая тишина, нарушаемая только потрескиванием огня да шумом ветра, показалась ему почти мистической. Уильям подумал, что он слишком сильно отличается от этих людей. Возможно, ему не следовало приезжать в табор.
– Похоже, они не очень-то нам рады, – прошептал он.
– Поскольку это я привезла тебя сюда, твоё появление может быть расценено как плохое предзнаменование.
Уильям с удивлением посмотрел на Тамсин, пытаясь понять, что она имеет в виду.
– У цыган сегодня праздник? – поинтересовался он.
Смуглые представители цыганского племени неподвижно стояли под кронами деревьев, золотые языки пламени бросали отсветы на их суровые лица с крепко сжатыми губами. Глаза смотрели с недоверием.
– Сегодня свадьба моей кузины, – пояснила Тамсин.
Уильям спиной почувствовал ее напряжение и выпрямился в седле. Девушка сняла руки с его талии, и его внезапно пронзило ощущение потери.
Наконец к ним подошел невысокий пожилой мужчина. На его скуластом лице, как ониксы, сверкали глаза. Длинная седая борода опускалась на бочкообразную, могучую грудь. Он остановился и оглядел обоих с ног до головы, а потом резким тоном обратился к девушке по-цыгански.
– Риа, – ответила Тамсин, наклоняя голову. И начала тоже что-то быстро говорить на том же языке.
Уильям знал слово риа. Другие цыгане, с которыми ему доводилось встречаться, использовали его для уважительного обращения к другим людям.
Старик выглядел сердитым, и Уильям непроизвольно напрягся. Кроме того, ему не нравились подозрительные взгляды людей, столпившихся за спиной их вожака. «Должно быть, этот старик – дед Тамсин», – догадался Уильям. Остальные терпеливо ждали, когда барон и его внучка закончат разговор.
Гнедой заволновался под ним, и Уильям успокоил его, похлопав по крепкой, лоснящейся шее. Однако стоило ему пошевелить рукой, и боль снова дала о себе знать. Взглянув вниз, он увидел, что кровь, уже пропитавшая рукав насквозь, каплями падает на землю. Уильям зажал рану здоровой рукой. Теплая кровь тут же начала просачиваться сквозь пальцы.
Старик сделал еще несколько шагов вперед и протянул руки к девушке, совершенно ясно давая ей понять, чтобы она слезала с лошади. Она соскользнула на землю, ловко и быстро, несмотря на поврежденную ногу, однако Уильям слышал, как она, стоя рядом с его гнедым, старалась восстановить дыхание, сбившееся, как он предположил, от боли. Дед снова заговорил с Тамсин, теперь уже чуть тише, но она только качала головой.
Не желая, чтобы девушка в одиночку испытывала на себе гнев старика, Уильям спешился и встал рядом с Тамсин. В кирасе и стальном шлеме он выглядел очень внушительно, возвышаясь и над дедом, и над внучкой не меньше чем на голову.
Тамсин была среднего роста, как он помнил, но сейчас, в женском платье и босиком она казалась ему даже ниже и гораздо изящнее. Пока она разговаривала со стариком, Уильям воспользовался ситуацией, чтобы рассмотреть ее получше.
У нее были четкие, немного экзотичные черты лица. Прямой нос, полные губы, высокие скулы, красиво очерченный подбородок и большие глаза под темными бровями. Темные, почти черные волнистые волосы шелковым покрывалом окутывали ее плечи. Тонкие золотые кольца, продетые в мочки ушей, посверкивали из-под этого черного покрывала. Монисты из серебряных монеток, словно ожерелье, охватывали длинную красивую шею.
«А она хорошенькая, – подумал Уильям. – Наверное, потому, что рождена от людей, славящихся своей природной красотой». Когда она подняла на него глаза, он снова изумился их цвету. На ее смуглом живом лице они были как два холодных бледных изумруда.
Чем больше он рассматривал Тамсин, тем больше восхищался ею. Одежда девушки была проста, но удобна. Ноги оставались босыми. Она носила темную юбку и широкий пояс, надетый поверх льняной сорочки. Вместо шали на плечи был накинут тартан. Уильям заметил, что Тамсин ходила с непокрытой головой, хотя другие цыганские женщины, за исключением совсем молоденьких, носили обернутые вокруг головы платки. И еще он заметил, что во время разговора Тамсин держала одну руку спрятанной под пледом.
Устав ждать, когда барон наговорится со своей внучкой, некоторые цыгане подошли к Уильяму и принялись разглядывать его. Собаки лаяли не переставая. Кое-кто из детей заплакал. Как успел заметить Уильям, за малышами здесь ухаживали и воспитывали их не только женщины, но и мужчины.
Старик бросил быстрый, настороженный взгляд на Уильяма, потом кивнул и, скрестив обе руки на груди, еще раз склонил голову в знак приветствия.
Уильям уже видел раньше эту форму цыганского приветствия. Сейчас раненая рука мешала ему ответить так же, и он поклонился, просто приложив правую руку к сердцу.
– Добро пожаловать, риа, – сказал старик.
– Благодарю, риа, – ответил Уильям. – Мне очень жаль, что я прервал ваш праздник. Не могли бы вы оказать мне гостеприимство и помощь?
– Моя внучка, Чалаи, говорит, что ты спас ей жизнь, когда она попала под копыта лошадей, – продолжил старик. Он говорил по-английски, но с сильным акцентом. – А потом тебя ранили в руку. Так как Чалаи обязана тебе жизнью, ее бабка и я сам тоже обязаны тебе. Можешь присоединиться к нашей трапезе.
– Благодарю еще раз. Но твоя внучка ничем мне не обязана, как и ты сам. Это я обязан ей жизнью. – Он бросил быстрый взгляд на девушку. – Меня могли убить, если бы она не предупредила вовремя, что у наших преследователей пистолеты, – Пояснил Уильям, не сводя глаз с Тамсин. Она потупилась. – Я вынужден просить помощи лекаря. Я заплачу монетами.
Старик покачал головой.
– Никаких монет! Мы твои должники, добрый риа. Я – Джон Фо, граф Малого Египта, а это – моя свита. – Он обвел рукой остальных цыган. – Мы странники, путешествующие по твоей прекрасной Шотландии. Как тебя называть, житель границы? Откуда ты?
– Мое имя – Уильям Скотт. Я владелец замка Рукхоуп, что в Лидсдейле.
– Рукхоуп! Мы знаем этот каменный замок, – нахмурился Джон. – Я помню человека по имени Аллан Скотт из Рукхоупа.
– Это мой отец, – прошептал Уильям.
Джон Фо приложил руку к сердцу и низко склонил голову.
– Риа, твой отец был великодушен и добр к ромалам. Он давал нам кров и пищу, хотя все считали его разбойником.
– Я помню, когда я был еще ребенком, отец позволял цыганам… ромалам, – поправился Уильям, – разбивать лагерь на своих землях и пасти там своих лошадей. Если ты снова придешь на земли Рукхоупа, не сомневайся, я поступлю, как мой отец.
Джон Фо улыбнулся.
– Прими нашу благодарность! Мы рады видеть у себя сына Аллана Скотта. Он был добрым другом отцу нашей Чалаи.
– Да, был, – тихо согласился Уильям.
Старик расправил ладонь с короткими лопатообразными пальцами и обвел рукой поляну.
– Ты можешь остаться здесь, разделить с нами нашу пищу и позволить моей графине исцелить тебя. – Он повернулся к одной из кибиток. – Нона! Нона!
Уильям с интересом посмотрел в ту сторону, где стояла кибитка.
Занавеска, закрывающая дверной проем в задней части кибитки, приподнялась, и наружу хлынул свет. Через секунду в потоках этого света появилась фигура пожилой цыганки. Нона Фо замахала на мужа руками, потом ткнула пальцем в сторону Уильяма Скотта, и оба заговорили между собой приглушенными голосами.
– Она не хочет, чтобы я входил в ее кибитку, – прошептал Уильям девушке. – Вероятно, мне лучше уехать прямо сейчас.
– Когда они закончат спорить, она позволит тебе войти. Но им требуется на это определенное время. Они наслаждаются своими спорами.
– Наслаждаются? – переспросил Уильям, вопросительно глядя на Тамсин.
– Да. Дедушка говорит, что гнев Ноны распаляет его страсть, он становится неистощим, как молодой бык. – Девушка улыбнулась, блеснув белыми зубами, и Уильям не смог отвести от нее глаз. – Наберись терпения, Уильям Скотт. Цыгане никогда ни в чем не спешат.
– Я могу быть терпеливым, как камень, – прошептал он в ответ, убирая окровавленную руку с рукава, – но не тогда, когда истекаю кровью.
– Ах, эти мужчины… – промурлыкала Тамсин. – Они слабы, как котята, – добавила она, подражая тону своей бабки. Уильям заметил дразнящие искорки в ее глазах. Девушка легонько ткнула его в спину. – Смотри, они машут тебе. Входи, – она снова слегка подтолкнула его. – Дедушка сказал, что присмотрит за твоей лошадью. Иди же.
Уильям бросил на Тамсин скептический взгляд, а потом перевел его на старую женщину, которая, нахмурившись, стояла на ступеньках кибитки.
В глазах Уильяма совершенно ясно читались сомнения, которые обуревали его, и Тамсин пришлось еще раз подтолкнуть его в сторону кибитки.


Часть X

Уильям вошел в кибитку, низко пригнувшись, чтобы не задеть головой занавеску, прикрывающую вход. Он слышал, как сзади снова заиграла музыка и как Джон Фо крикнул что-то своим людям, возможно, что праздник продолжается. Он слышал и шаги Тамсин, которая вошла в кибитку за ним следом.
Нона Фо жестом пригласила его пройти. Бабушка Тамсин показалась Уильяму очень старой, высохшей от старости, маленького роста. Ее кожа была темного, почти коричневого цвета и вся покрыта морщинами, как высушенное яблоко. На плечи Ноны была накинута полосатая шаль, на голове – блеклый платок. Монисты из золотых и серебряных монет поблескивали на ее груди. Но глаза ее блестели, как черный янтарь, и в глубине этих глаз светилась мудрость.
Старушка подтолкнула Уильяма к скамье, стоящей у противоположной стены узкого фургона.
Кибитка, как успел заметить Уильям, представляла собой длинную телегу, поверх которой был натянут тент. Она чем-то напоминала карету, в каких отправляются путешествовать знатные женщины. Дубовые балки поддерживали парусиновое покрывало над головой. Места внутри было совсем мало, кругом стояли, лежали или висели предметы быта – подушки, скамьи, корзины. В жаровне, что находилась на полу, тлели угли. Воздух внутри был тяжелым, наполненным дымом. Предполагалось, наверное, что дым будет уходить через отверстие в парусиновом тенте, но он стелился по полу. С низкого потолка свисала всевозможная одежда, и именно она наполняла внутреннее пространство кибитки уютом.
Уильям остановился у жаровни, и Нона что-то быстро начала говорить ему на своем языке. Мужчина озадаченно посмотрел на Тамсин.
– Она говорит, чтобы ты садился, – пояснила девушка.
– Она сказала гораздо больше, – прошептал он. – Переведи, что именно она сказала, если не трудно.
Он с опаской наблюдал за старой женщиной, пока она говорила, время от времени помахивая рукой в его сторону.
– Хорошо. Она говорит: «Садись, садись, садись, раненый, истекающий кровью шотландец, спасший мою внучку от воров и убийц, которые промышляют при свете луны», – перевела Тамсин. – Она говорит, что не боится вида крови, покажи ей свою окровавленную руку, она не испугается. Еще говорит, что она женщина, а не хилое существо, какими бывают только мужчины.
– Спасибо, – протянул Уильям.
Глаза Тамсин искрились смехом. Она повторила:
– Садись.
Уильям опустился на скамью. Проходя мимо, девушка споткнулась о его сапог. Она вздрогнула, ее щеки побледнели. В этот момент бабушка обратилась к ней с каким-то вопросом, и Тамсин ответила, покачивая головой.
– Ты повредила ногу, когда упала в вереск, – заметил Уильям.
– Простой ушиб. Заживет. А вот ты можешь истечь кровью до смерти.
– Разве только по вине вашего слишком цветистого языка. Я уже разрезал рукав, чтобы дело шло побыстрее. – Он осторожно вытащил руку из разрезанного рукава. По руке текла кровь, ладонь была вся красная.
– Айа, – произнесла Нона и проворно повернулась, чтобы достать ткань для перевязки.
Тамсин посмотрела на руку Уильяма и покачала головой.
– Теперь вижу, что рана действительно серьезная, – прошептала она. – Я не должна была подшучивать над тобой.
Тамсин повернулась, чтобы поговорить с бабушкой, но Нона уже подошла к Уильяму и осторожно прижала свернутый кусок материи к ране. Руку пронзила острая боль. Он задержал дыхание. Ткань тут же стала красной от крови. Потом Нона с силой схватилась пальцами за руку и сдавила рану. Из глаз Уильяма посыпались искры. Он протяжно вздохнул, чтобы не потерять сознание. Нона снова заговорила с Тамсин.
– Пули в руке нет, – перевела девушка. – Она прошла навылет. Похоже, кровь очистила рану.
– Хорошо, – заметил он. – Думаю, если бы пуля застряла в руке, твоя бабушка вытащила бы ее голыми руками. Ее прикосновения незабываемы.
Нона стукнула костяшками пальцев по его нагрудным доспехам и что-то сердито пробормотала. Уильям вопросительно посмотрел на Тамсин.
– Она говорит, чтобы ты снял свою стальную рубашку и дублет.
Мужчина кивнул и для начала стащил с головы шлем, пригладив рукой темные пряди волос. Нона возилась с его раненой рукой, другой он принялся неловко расстегивать крючок на плече. Тамсин протянула правую руку, чтобы помочь ему. Левую она, как обычно, прятала, держа ее на талии.
– Тут пригодились бы обе руки, – заметил Уильям. – Твоя левая рука все еще болит?
– Я уже говорила, она не повреждена. Просто… она не годится для тонкой работы, – нашлась девушка.
Уильям кивнул и сосредоточился на крючках, удерживающих металлические детали доспехов. С помощью Тамсин он наконец справился с наплечными крючками и снял сначала нагрудник, а потом ту часть доспехов, что закрывала спину.
Нона отошла за чем-то, и Уильяму пришлось самому зажимать рану тампоном. Тамсин опустилась рядом с ним на колени. Тонкими пальцами все той же правой руки она принялась расстегивать длинный ряд крючков и петель, стягивающих края кожаного дублета, который Уильям носил под доспехами. Он вспомнил, как совсем недавно делал то же самое для девушки. Предоставив ей возможность самой справляться с застежками, Уилл откинулся назад, чувствуя, как по его телу разливается восхитительное ощущение, которое могут подарить только женские руки.
Тамсин наклонилась ниже, и Уильям ощутил едва уловимый аромат. Так пахнет вереск, когда колышется на ветру.
Девушка продолжала сражаться с крючками, тихо вздыхая время от времени. Он видел ее густые черные ресницы, опущенные веки наполовину скрывали чистые зеленые озера ее глаз. В вырезе сорочки он мог видеть изящные изгибы ее шеи и плеч, мягкие округлости ее грудей. Внезапное острое желание пронзило его, захватив врасплох. Уильям тяжело сглотнул и задержал дыхание.
– Кстати, – проговорил он, стараясь отвлечься, – как это дед с бабкой называют тебя? Чалли?
– Чалаи, – прошептала она. – Это означает «звезда». Бабушка и дедушка никогда не называют меня моим шотландским именем Томасин, которое отец дал мне в честь своего отца, Томаса Армстронга из Мертон Ригг.
– Звезда, – тихо повторил Уильям. Он сразу понял, почему Тамсин получила такое имя. – Оно подходит тебе. Твои глаза…
В этот момент он почувствовал слабость, перед глазами поплыли черные круги. Все вокруг подернулось мутной дымкой. Он слегка тряхнул головой и привалился спиной и плечами к низкой деревянной стенке фургона. Тамсин нахмурилась.
– Уильям Скотт? Уилл?
Он видел ее как будто во сне. Ее зеленые, прозрачные глаза напоминали ему озерную траву, колышущуюся под слоем воды. Он никогда раньше не видел таких удивительных глаз. Вдруг все поплыло у него перед глазами.
– Уильям, – встревоженно окликнула его Тамсин.
Мужчина пошевелился, попытался ответить, но во всем теле ощущалась такая тяжесть, словно он тонул в этом озере, окруженный водяными растениями.
– Ты побледнел. Стал белым, как луна, – проговорила Тамсин.
Нона передала ей чашку, и девушка поднесла ее к губам Уильяма.
– Пей.
Он отхлебнул немного вина, подслащенного медом. Тамсин наблюдала за ним, держа руку на его плече. Спустя несколько секунд сознание его прояснилось. Девушка помогла ему снять дублет.
– Крепко зажми рану, – приказала она.
Тамсин стянула с него льняную рубашку, ухватившись за нее обеими руками. Уильям обратил внимание, что, если Тамсин и делала что-то левой рукой, она всегда держала ее сжатой в кулак. Сейчас на руках девушки не было перчаток, и мужчина заметил, что тыльная сторона ее левой руки была совсем узкой.
Тамсин отложила рубашку в сторону и опустилась на скамью рядом с Уильямом. Спиной он ощущал прохладу ночного воздуха, а груди и рукам было горячо от жаровни.
– Ты потерял много крови, – заметила Тамсин. – Приляг. – Она мягко, почти без усилия коснулась его груди, заставляя лечь. Прикосновение ее ладони обожгло его кожу; он послушно откинулся на груду подушек.
В нескольких футах от скамьи Нона пальцем помешивала содержимое маленького глиняного горшочка. Усмехнувшись, она что-то сказала внучке, потом подошла к скамье и села по другую сторону от Уильяма.
– Что она сказала? – поинтересовался он.
– Она считает тебя красивым мужчиной. Почти как цыганские мужчины, которые хорошо известны своей привлекательностью.
Нона снова что-то сказала. Тамсин ответила, а потом повернулась к Уильяму:
– Бабушка говорит, что наложит на твою рану целебную мазь, рана заживет, но останется шрам. Она говорит, твоей жене это понравится. Мужчины выглядят лучше, если их тело украшают шрамы. Значит, мужчина храбрый. Так говорит бабушка.
– У меня нет жены. Зато шрамов уже больше, чем достаточно.
– Я говорила ей. Эти, похоже, остались от страшных ран, – мягко проговорила Тамсин.
Она дотронулась до шрама на его подбородке и длинного блестящего рубца, пересекающего плечо спереди. Ее нежные прикосновения были ему удивительно приятны.
– Игры с мечом в детском возрасте, – пояснил Уильям.
– Надеюсь, с тех пор ты стал опытнее, – заметила девушка.
– Да уж, – подтвердил он, засмеявшись.
Нона щелкнула языком, прикладывая к ране смоченную водой ткань, и что-то сказала.
– Она говорит, что я не должна дотрагиваться до тебя, – объяснила Тамсин. – И еще она говорит, что твои рубцы – это маленький недостаток. – Широко раскрытые глаза девушки смотрели серьезно. – Некоторые мужчины имеют гораздо более крупные недостатки, поверь мне. Гордись своей красотой и совершенством своего тела.
Каким-то непостижимым образом он догадался, что последние слова она добавила от себя, ее бабушка этого не говорила.
Нона наложила на рану мазь, заполнив ею дыру, и сжала ее края. У Уильяма вырвался глухой стон, когда женщина принялась туго бинтовать его руку тонкими полосками материи. Она быстро соорудила перевязь, уложила в нее раненую руку, а потом обтерла кровь с его руки.
– Спасибо, мадам, – отчетливо, чтобы Нона сумела его понять, поблагодарил он, приподнявшись на скамье.
Она бесцеремонно пихнула его в грудь, укладывая на подушки.
– Не стоит благодарить меня, приграничный manus, – ответила Нона и одарила его беззубой, но очаровательной улыбкой.
Брови Уильяма удивленно полезли вверх.
– Она немного знает английский и, когда хочет, пользуется им, – пояснила Тамсин и взяла в руки его кожаный дублет. – Мой дедушка может заштопать дыру на рукаве. Это отличная вещь. Испанская, я думаю, судя по крою и этим валикам на плечах.
– Да. Я купил его в Эдинбурге у портного, которому испанский купец привозит ткани и кожи.
Нона наклонилась вперед и пальцем постучала по коже дублета, издав при этом какие-то восклицания на своем языке. Было совершенно очевидно, что она восхищена качеством дуб лета.
– Она любит хорошие вещи, – сказала Тамсин.
– Я пришлю ей что-нибудь в подарок, в знак благодарности, – отозвался Уильям. – Что ей больше нравится: шелка или драгоценности? Испанская кожа? Я в долгу у твоей бабушки за то, что она занималась моей рукой.
– Ей мог бы понравиться любой подарок, Уильям Скотт. Но ты угодишь ей больше, если пришлешь что-нибудь блестящее.
– Тогда я пришлю несколько драгоценных безделушек и кусок шелка.
– Только не красного цвета, – быстро проговорила Тамсин. – Она никогда не носит красное.
– Но красный цвет был бы ей очень к лицу. – Уильям посмотрел на девушку и шепотом добавил: – Как и тебе.
Про себя же он подумал: «Более чем к лицу! Она была бы фантастически красива в красном. Даже красноватый свет жаровни добавлял пламя на ее щеки и заставлял сиять ее глаза».
– Я тоже никогда не надеваю одежду красного цвета, – сказала Тамсин, – потому что этот цвет любила моя мать. В знак скорби мы не носим одежду ее любимого цвета.
– Соболезную. Она скончалась недавно?
– В тот день, когда я родилась.
Уильям, ошеломленный, взглянул на девушку.
– Что, это случилось двадцать лет назад?
Тамсин смутилась. По щекам разлился жаркий румянец.
– Даже больше, – наконец ответила она. – Такой у ромал обычай. Мы всегда помним о тех, кого любили и потеряли, – объяснила девушка. – Имя моей матери никогда не должно произноситься вслух. Даже если другой человек носит такое же имя, мы никогда не называем его этим именем. Семья умершего никогда не ест его любимую пищу, любимые песни умершего никогда не поются. Моя бабушка не носит красную одежду, я тоже. А мой дедушка больше не ест мед, потому что мед очень любила его дочь. Ты можешь подумать, что это странный обычай, но цыгане так выражают свою скорбь.
– Я понимаю, – приглушенным тоном произнес Уильям. И еще тише проговорил: – Я понимаю.
Он отвернулся, думая о своем отце и о собственном отвращении к арканам и петлям, о том, как при виде дуба на него накатывают воспоминания, хорошие и печальные. Он думал о том, как улыбка его собственной дочери могла временами до такой степени напоминать Джен, что он не выдерживал и отворачивался.
– Цыгане любят со всей страстью, – добавила Тамсин, будто стремилась защитить традиции народа, к которому принадлежала ее мать. – Они не так легко отпускают своих мертвых. Если они любят кого-то, то всю жизнь.
– Это самый лучший способ любить, – согласился он. Ее слова глубоко тронули его сердце, вновь всколыхнув боль от потери отца, а потом и Дженни Гамильтон. – Никто не забывает своих любимых, красавица, – сказал он наконец.
– Мне повезло, – произнесла Тамсин. – Я потеряла только одного человека, свою мать, но я не успела даже узнать ее.
– Действительно повезло, – прошептал он. – Скажи мне, а что бы ты хотела для себя, Тамсин-цыганка? Нона получит безделушки и шелк. А что может порадовать тебя? Тебе я тоже многим обязан.
– Мне ты ничего не должен. Ты спас мою жизнь в замке Масгрейва. – Она машинально коснулась едва заметных следов от веревки, которые остались на горле у основания шеи. При виде этих отметин Уильям вновь испытал гнев.
– Как бы то ни было, я всегда оплачивал свои долги. Что ты хочешь?
– Единственное, что мне нужно от тебя, – это свобода.
– Но именно этого я и не могу тебе дать.
– Можешь, – прошептала она. – Никто не будет знать об этом, кроме нас с тобой. Ты можешь поехать в Рукхоуп и сказать Масгрейву, что потерял меня.
– Но я не хочу терять тебя, – тихо сказал он. – Я дал слово, что буду присматривать за тобой, и я сдержу его.
Тамсин молча смотрела на него своими кристально чистыми зелеными глазами. Под ее взглядом Уильям испытал странное чувство тревоги, по спине пробежал холодок.
Нона села рядом с ним, пока он говорил. Она взяла его правую руку в свою, повернула ладонью вверх и, касаясь кончиками пальцев его кожи, стала водить желтоватым ногтем по линиям на его раскрытой ладони. Потом она тихо заговорила:
– Она говорит, тебя ждет удача, – перевела Тамсин.
– Конечно. Удача, длинная жизнь и богатство, – пожал он плечами.
Брови девушки сошлись на переносице. Было очевидно, что ей не понравился его ответ.
– Моя бабушка никогда не лжет за серебро, как некоторые, возможно, думают. Она видит твою жизнь, записанную у тебя на руке. Она видит твое прошлое и будущее, она видит все, что творится у тебя в голове и в сердце.
– А ты сама видела все это, когда смотрела на мою руку? – спросил он.
Тамсин смутилась.
– Там было темно, – отрывисто произнесла она. – Но если бы я взглянула снова, тогда я прочитала бы твою жизнь.
– Мне нравится иметь секреты, – приглушенно сказал Уильям.
– То, что ты действительно желаешь скрыть, нам не откроется.
– Я однажды читал о хиромантии, – сказал мужчина. – Итальянский трактат. Он был в библиотеке короля Джеймса. В Европе хиромантия считается скорее наукой, чем гаданием. Многие европейские врачи пользуются ею, а также френологией. Это помогает им лучше понять пациентов.
– Мудрые люди, – отметила Тамсин, а потом кивнула Ноне, когда та что-то сказала. – Бабушка говорит, в юношестве ты пережил трагедию и после этого был окружен роскошью и имел власть; ты и сейчас богат. Она говорит, ты до сих пор ощущаешь сожаление и одиночество, чувствуешь себя покинутым.
Нона говорила, а Тамсин, когда бабушка делала паузы, переводила.
– Она говорит, ты потерял двоих, которых любил. Родителя. И любимую. Она говорит… сейчас ты сам отец.
Девушка вопросительно посмотрела на Уильяма.
– Это правда, – хрипло подтвердил он.
Тамсин вскинула голову, с любопытством глядя на мужчину, но ничего не спросила, а он не захотел объяснять.
Снова заговорила Нона. Тамсин внимательно слушала. Вдруг ее брови слегка шевельнулись.
– Бабушка говорит, – начала она, – что видит большую любовь. Любовь, которая захватит тебя целиком, станет частью твоей жизни. Она говорит, ты знаешь эту женщину. – Девушка опустила ресницы и отвернулась. – Ты должен добиться ее, иначе никогда не будешь по-настоящему счастлив.
Уильям быстро выдернул свою ладонь из рук Ноны. Хотя он сильно сомневался, что пылкая, настоящая любовь еще когда-нибудь посетит его в этой жизни, он не знал, как пожилая женщина узнала другие подробности его жизни. Дальше он слушать не желал. Ему нравились его секреты, и он хотел иметь личную жизнь, скрытую от посторонних глаз.
– Скажи ей, что подарю ей монету за ее фокусы.
– Бабушка не показывает фокусы, – огрызнулась Тамсин. – Она не обезьянка и не медведь. Ты сам сказал, что хиромантия – это наука. Человеку не обязательно получать образование в университете, чтобы владеть ею, – сказала Тамсин и, держа в руках его дублет, направилась к выходу из кибитки.
Нона, очевидно, чтобы компенсировать резкость внучки, улыбнулась Уильяму, пошла вслед за девушкой и встала рядом с ней. Они тихо переговаривались между собой, и Тамсин временами отрицательно покачивала головой.
Уильям встал и пошатнулся, почувствовав легкое головокружение. Голова его упиралась в низкий парусиновый потолок кибитки.
– Красавица, – позвал он, – верни мой дублет, пожалуйста, и подготовься. Мы должны ехать в Рукхоуп.
Она даже не обернулась.
– Ты останешься, – ответила Тамсин. – Тебе нужен отдых. А утром, когда сможешь отправиться в путь, поедешь. Без меня.
Тамсин снова заговорила о чем-то с Ноной, которая повернулась и направилась широкими шагами к Уильяму, бормоча что-то по-цыгански. Приблизившись, она ткнула его в грудь. Мужчина сел. Нона удовлетворенно кивнула. Она указывала на подушки до тех пор, пока он не сдался и не откинулся на них, позволив себе немного расслабиться.
– Бабушка говорит, ты будешь спать здесь, потому что ты наш гость, – пояснила девушка. – Сама Нона и ее муж лягут под звездами, чтобы добрый джентльмен мог как следует отдохнуть в их постели.
– Я не могу занять их постель, – проговорил он, снова принимая сидячее положение. При этом он покачнулся, почувствовав слабость. Уильям отметил про себя, что ему, видимо, действительно следует немного отдохнуть. – Скажи бабушке, что я могу поспать на земле, под фургоном.
– Я не могу сказать ей это! Там сплю я!
Нона снова что-то сказала.
– Она говорит, ты должен закрыть глаза. Бабушка хочет осмотреть мою ногу.
Уильям подчинился. Он откинулся на подушки и закрыл глаза. Мужчина слышал бормотание, слышал, как Тамсин охнула и как Нона отругала ее, а потом наступила тишина. Подумав, что женщины закончили, он открыл глаза.
Тамсин стояла спиной к нему. Ее юбка была высоко задрана с одного бока, обнажая левую ногу, чуть согнутую в колене. Огромный багровый синяк растекался по ее бедру. Нона мазала его той же мазью, что и рану Уильяма, только делала это с гораздо большей осторожностью.
Уильям быстро опустил веки. Эта длинная точеная ножка с ярким пятном синяка, расползшегося по мягким, плавным изгибам, так и стояла перед его глазами. Кровь забурлила у него в жилах, заставив плоть ощутить прилив страсти. Вдруг до его ушей донеслось тревожное жужжание множества голосов. Уильям открыл глаза. Тамсин уже опустила юбку и стояла, повернувшись к дверному проему. Он сел, заслышав дробный стук лошадиных копыт. Нона и внучка выглянули наружу, приглушенно переговариваясь друг с другом.
– Айа! – воскликнула вдруг Нона и, всплеснув руками, начала что-то быстро-быстро говорить Тамсин. В следующее мгновение она наклонилась и достала из большой корзины сверток одежды.
– Что это? – спросил Уильям.
Тамсин повернулась к нему.
– Артур Масгрейв! – прошипела она. – Он и трое других мужчин только что прискакали в лагерь.
Он схватил свою рубашку и поспешно направился к девушке.
– Дай мой дублет!
«К черту отдых!» – подумал Уильям. Ему нужно добраться до своей лошади и своего оружия, которое было приторочено к седлу. Если Артур Масгрейв увидит его здесь, могут начаться неприятности. Но Уильям мог увести всадников из лагеря. Цыгане помогли ему, когда он нуждался в помощи, и теперь он не хотел, чтобы из-за него начались проблемы. Сейчас он отвлечет внимание Масгрейва от цыган, а позже вернется за Тамсин.
Нона вручила сверток Уильяму, что-то настойчиво говоря при этом. Он взял его, озадаченный, и посмотрел на Тамсин.
– Она говорит, ты должен надеть это и остаться здесь!
– Нет. Я должен ехать. – Он натянул рубашку, стараясь подавить стон, когда просовывал руку в рукав, потом взял из ее рук дублет и попытался сделать с ним тоже самое, но тут вмешалась Нона. Она с силой отпихнула его.
– Какого черта ей нужно? – возмутился Уильям.
Он надел дублет, задержав дыхание, чтобы не застонать, и взялся за шлем. Потом он одной рукой поднял стальной нагрудник, но тут Нона звонко шлепнула по доспехам, разразившись бурной речью. Звуки лошадиных подков и крики мужчин приближались, становились громче.
– Пожалуйста, Уильям Скотт, послушайся ее, – взмолилась Тамсин. Она подошла к мужчине и потянула за нагрудник, который он пытался пристегнуть. – Бабушка говорит, ты должен спрятаться здесь, пока эти люди не уедут. Мы не скажем им, что ты у нас.
– Спрятаться? Где? Не говори глупости.
– Сделай, как она говорит. Иначе ты доставишь массу неприятностей нашему табору. Эти люди ищут тебя! Они пытались тебя убить!
– Я не буду прятаться от этих негодяев!
– Если кто-нибудь окажется убитым в этом лагере или где-то неподалеку, обвинят в этом нас, ромал. И мы будем наказаны! Положи это!
Уильям замер. Тамсин тянула нагрудник вниз, мешая застегнуть доспехи. Кроме того, он ощущал некоторую растерянность. Мужчина просто не мог ничего поделать с двумя разъяренными женщинами, которые делали все, чтобы остановить его.
– Что тебя так беспокоит? – спросил он наконец у Тамсин.
– Цыган вешают просто так, ни за что, только потому, что они цыгане. Ты отлично это знаешь!
– Я не позволю вешать, – обронил он, продолжив возиться с застежкой.
– А если случится что-либо нехорошее во время свадьбы моей кузины, на ее женитьбе будет лежать проклятие! Невесте и жениху всю жизнь будет сопутствовать неудача.
– Чепуха, – твердо сказал Уильям. – Я отвлеку этих всадников, уведу их подальше от табора, и они никому, кроме меня, не причинят вреда. Но я сумею обхитрить их. – Он повернулся, чтобы приподнять дверную занавеску и добавил: – А потом я вернусь за тобой.
Нона схватила его за руку. Он едва не взвыл от боли. Женщина что-то быстро пробормотала на своем языке, размахивая перед его носом стопкой одежды, которую до сих пор не выпускала из рук.
– Пожалуйста, – снова попросила Тамсин. – Пожалуйста, Уильям Скотт. Ты не понимаешь… это очень плохо.
– Почему? – спросил он почти беззвучно, пытаясь одновременно унять и боль, и отцепить от себя старуху, которая цепко держала его за руку, не давая выйти из кибитки.
– Не выходи. Если все-таки что-нибудь случится, обвинят меня. Я этого не вынесу. Я… злой рок. Цыгане этого табора считают, что я приношу несчастье, – тихо сказала девушка. – Некоторые верят, что неудачи постигают их, когда я рядом.
– Почему? – снова поинтересовался он. – Потому что ты наполовину шотландка?
Девушка отрицательно покачала головой, сжимая левую руку в кулак и пряча ее за спину.
– Пожалуйста, – еще раз попросила она, – просто пережди здесь. Позволь моему деду и другим цыганам отправить непрошеных гостей восвояси. – Тамсин взглянула на него, ее зеленые глаза были похожи на два лесных озера.
Уильям увидел в них такую неожиданную мольбу, что его сердце дрогнуло.
– Что с тобой, красавица? – ласково спросил он. – Почему ты так взволнована?
Она снова качнула головой и быстро, умоляюще проговорила:
– Прошу тебя, Уильям Скотт… ты сказал, что обязан мне жизнью и готов отблагодарить за это. Ты избавишься от долга, если останешься здесь.
Уильям вздохнул и взял узелок с одеждой из рук Ноны.


Часть XI

– Твой дед ведет их сюда, – прошептал Уильям чуть позже. Стоя рядом с Тамсин, он смотрел сквозь щель, оставленную в дверном проеме. Джон Фо направлялся к кибитке в сопровождении двух мужчин в шлемах и кожаных куртках. Не дойдя немного до фургона, он остановился и заговорил с ними.
– Они все равно могут узнать меня, несмотря на цыганскую одежду, – сказал Уильям девушке, дергая за рукав цыганской рубахи, надетой на его крепкий торс. – Если они меня увидят, я не могу гарантировать мирного исхода. Они знают, что я был с Джоком и Сэнди.
– Дедушка сказал им, что за весь вечер мы не видели ни одного шотландца. Перед тем как уехать, они захотели, чтобы цыганка предсказала им судьбу.
– Я слышал. Твой дед мог бы отказать.
– Они предложили деньги, – пожала плечами Тамсин. – Кроме того, моя бабушка пользуется популярностью у гаджо. Они считают, что она самая лучшая предсказательница.
Девушка повернулась и заговорила с Ноной, сидящей в дальнем конце кибитки. Пожилая цыганка махнула рукой и что-то быстро прошептала.
– Чего она хочет? – поинтересовался Уильям.
– Она хочет, чтобы я вышла к этим людям и погадала им за серебряную монету. – Не переставая говорить, Тамсин вытащила из корзины блеклый шелковый шарф и обмотала им левую руку. – Поскольку я знаю их язык, я сделаю это гораздо быстрее, чем Нона. И тогда они раньше уедут.
– Артур Масгрейв узнает тебя, – тихо проговорил Уильям.
– Да, – просто согласилась девушка. – Он может узнать меня, но здесь я нахожусь под защитой табора. К тому времени, как он расскажет обо мне отцу, меня здесь уже не будет. Я уеду.
– Да. В Рукхоуп.
Тамсин ничего не ответила, только пожала плечами. Уильям посмотрел поверх ее головы на мужчин, разговаривающих с Джоном Фо при свете костров.
– Очень хорошо. Тогда сейчас мы выйдем вместе.
– Вместе? Они не должны тебя видеть!
– В этой одежде я вполне сойду за цыгана. К тому же я буду держаться на расстоянии. – Уильям оглядел себя с ног до головы: коричневый шерстяной жакет с поясом, светлый шелковый шарф, повязанный на шее, широкополая шляпа из плетеной соломы и полосатая накидка, прикрывающая перевязь, на которой покоилась левая рука. Нона настояла на том, чтобы он снял сапоги, и теперь он стоял босой, в подвернутых до колен широких штанах. – Они не заметят меня среди остальных, – уверенно заключил он.
– У тебя темные, как у цыган, волосы, но ты выше, чем большинство ромал, и у тебя светлая кожа. Бабушка собиралась выжать сок грецкого ореха и покрыть им твое лицо, чтобы сделать его темнее, но у нас не хватило времени.
– Возможно, тебе я бы позволил прикоснуться к моему лицу, милая, – растягивая слова, проговорил мужчина, – но у твоей бабушки руки палача. Я выхожу.
Тамсин приподнялась на цыпочках и нахлобучила шляпу ему на лоб.
– Если тебе так необходимо показаться снаружи, прячь получше свои голубые глаза.
– У тебя глаза светло-зеленые, хоть ты и цыганка, – проворчал он.
Нона велела им прекратить разговор, и девушка смиренно кивнула в ответ, будто извиняясь. Уильям удивленно приподнял бровь.
– Она не хочет, чтобы ты говорила со мной, – заметил он.
– Бабушка говорит, я не должна стоять так близко и так интимно беседовать с тобой. И я не должна касаться тебя. Это неправильно. Я могла бы поступать так только в том случае, если бы ты был моим женихом.
Нона снова заговорила, при этом она погрозила внучке своим крючковатым пальцем.
Уильям вопросительно посмотрел на Тамсин.
– Я не должна больше разговаривать с тобой. Я должна только переводить до тех пор, пока ты не подойдешь к моему деду и не попросишь у него позволения ухаживать за мной. Она говорит… – Тамсин глубоко вздохнула и отвернулась, в то время как Нона продолжала что-то настойчиво бормотать.
– Должен признаться, те негодяи снаружи беспокоят меня гораздо меньше, чем твоя бабушка, – шутливо заметил Уильям. – Что она говорит?
Тамсин пристально смотрела сквозь щель в занавеске. Не поворачивая головы, она перевела:
– Бабушка говорит, ни один цыган не захочет взять меня в жены, если я буду вести себя так легкомысленно. Она говорит, что ни один шотландец также не захочет жениться на мне. Не только потому, что я приношу неудачу, но и потому, что я плохо воспитана.
Нона сказала еще что-то, и Уильям выжидательно уставился на девушку.
– Я слышал свое имя, красавица. Думаю, я должен знать, что было сказано обо мне.
– Она говорит, что даже ты, Уильям Скотт, не захочешь жениться на мне, несмотря на то, что тебе очень нужна жена. Она видела это на твоей ладони. – Тамсин вздернула подбородок. – Вот, ты услышал то, что было сказано.
– Прости меня, милая, – прошептал он. – Я доставил тебе массу неприятностей. Скажи своей бабушке, что это моя вина.
– Это я должна извиняться. Бабушка и дедушка чтят традиции ромал, и для цыганских женщин существуют определенные правила. Очень строгие. Я не всегда соблюдаю их, вот как сейчас, и Нона начинает терять терпение. Похоже, ты ей все-таки нравишься, потому что она разрешает нам разговаривать. Тем не менее я не должна говорить с тобой, пока она не позволит.
– А, – кивнул мужчина, – теперь я понимаю. Ты просто непослушная внучка.
Стоя в темноте рядом с девушкой, он заметил снаружи какое-то движение.
Подошла Нона и встала между Уильямом и девушкой. Она накинула на голову внучки мягкий темный платок и завязала его концы сзади на ее шее. Потом она взяла внучку за руку, прошептала ей несколько слов и велела спускаться по ступенькам наружу.
Уильям выглянул, наблюдая, как Тамсин и Нона подходят к Джону Фо. Джон еще что-то сказал Артуру Масгрейву и его спутнику и отошел. Артур обвел рукой лагерь, очевидно, спрашивая у Тамсин об участниках набега, которые могли находиться в таборе. Она быстро покачала головой, отрицая такую возможность.
Уильям решительно вышел из фургона и пошел через поляну. Его шляпа была надвинута на глаза. Он еще плотнее запахнул накидку, чтобы надежнее скрыть перевязь, и шел, время от времени кивая встречающимся на его пути цыганам. Некоторые смотрели на него с удивлением, но Джон Фо что-то сказал им, давая понять, что ради спокойствия в таборе всем стоит включиться в эту игру.
Уильям пересек поляну и встал под деревьями, неподалеку от двух англичан, к которым подошли Тамсин и Нона. Мужчина прислонился спиной к шершавому стволу березы и принялся наблюдать за танцами, которые к тому моменту возобновились с новой силой. Однако все его внимание было сосредоточено на разговоре, что происходил невдалеке.
* * *
– Они могут отрицать это до наступления Судного дня, но хоть один из этих цыган должен был видеть их, – сказал Нед Форстер. Это был коренастый широкоплечий мужчина, однако ростом он был не выше Тамсин. – Могу поклясться, я видел, что один из них вез в своем седле цыганку. Может быть, тебя, девушка?
– Нет, не меня, риа, – тихо ответила Тамсин. Она специально понизила голос, чтобы у Артура Масгрейва было меньше шансов узнать ее. – Я была здесь, на свадьбе моей кузины. Если бы шотландцы появились в лагере, мы непременно их заметили бы.
– Я тебя знаю! – уставился вдруг на нее Артур. – Цыганка, дочь Армстронга! Что ты здесь делаешь? Что происходит? Какие дьявольские штучки ты еще задумала?
– Никаких штучек, – быстро ответила девушка. Она не могла заставить себя поднять глаза на Артура, слишком свежи были воспоминания о веревке, которую он затягивал на ее шее. Но Тамсин справилась с собой и, глубоко вздохнув, гордо подняла голову и посмотрела прямо в глаза Масгрейву. – Я пришла сюда поговорить с ромалами. Ведь твой отец хотел именно этого?
– Он велел Арчи сделать это, но Арчи сказал, что ему нужна твоя помощь. Я говорил отцу, что мы должны все сделать сами, а не полагаться на помощь приграничных воров и полукровок. А теперь скажи: где же тогда находятся Армстронг и Рукхоуп? Уильям Скотт должен был отвезти тебя в свой замок и держать там. Где он, черт возьми?!
– Те, кого мы сегодня преследовали, были шотландцами, – вставил Нед. – Может, один из них и был Скоттом из Рукхоупа?
– Если это так, мой отец будет взбешен его предательством, – ответил Артур.
Уголком глаза Тамсин видела, как Уильям Скотт пересек поляну и подошел к ним, старательно маскируясь дедушкиной накидкой и шляпой. У нее перехватило дыхание, когда она заметила его обнаженные белые щиколотки. Они выдавали его с головой. Конечно, эти ноги не могли принадлежать цыгану, но те двое мужчин, что стояли рядом с ней, казалось, вообще не заметили Уильяма. Тамсин вздохнула с облегчением, когда Скотт прислонился к дереву, укрывшись под его тенью, и плотнее запахнул накидку.
Она обменялась беглым взглядом с бабушкой, которая стояла рядом, держа в руках сальную свечу, чтобы при ее свете Тамсин могла посмотреть ладони англичан. Девушка взглянула на Артура. Именно он просил, чтобы цыганка предсказала ему судьбу.
– Если ты хочешь, чтобы я рассказала о твоем будущем, дай мне серебряную монету. Но сначала подержи ее в руке. Так я лучше смогу прочитать, что написано на твоей ладони.
– Не думай, что сможешь одурачить меня. Я тоже вижу твое будущее, – с угрозой в голосе проговорил Артур. – На виселице.
Тамсин стояла, не поднимая глаз, хотя ее переполняла злость.
– Ты хотел узнать свою судьбу. Моя бабушка попросила, чтобы я рассказала тебе о твоем будущем. Хочешь, чтобы я продолжала?
– Да, – буркнул он, доставая из пояса монету.
Девушка взяла монету правой рукой. Левую руку, имеющую необычную форму, надежно скрывал намотанный на нее шарф, который оставлял на виду только большой палец.
Нона внимательно, как ястреб, наблюдала за происходящим. Тамсин знала, что бабушка находится рядом не только для того, чтобы держать подсвечник. Она выступает еще и в роли стражника на тот случай, если мужчины попытаются обидеть внучку, поведут себя грубо. За исключением хиромантии и лечения, цыганским женщинам запрещаются близкие контакты с мужчинами, которые не являются близкими родственниками или женихами. Молодые женщины всегда находятся под присмотром старших.
Тамсин переступила границы дозволенного, тесно общаясь с Уильямом Скоттом, однако в данном случае Нона, приглядывая за внучкой, не проявила свойственную ей строгость. Тамсин подозревала, что бабушка так снисходительна из-за того, что нашла молодого шотландца красивым и очаровательным. А вот Артур и Нед, судя по всему, не заслужили одобрения Ноны, и теперь она не отрывала от них подозрительного взгляда.
Мужчины отступили немного в сторону, увлекая Тамсин за собой, но Нона неотступно следовала за ними.
Тамсин сильно волновалась из-за того, что Уильям сидел сейчас под деревом и мог слышать большую часть того, о чем они говорили. Девушке приходилось постоянно контролировать себя, чтобы не бросать на него слишком частые взгляды и не привлечь к нему внимание двух англичан.
Она взяла руку Артура и положила ее на свою левую руку, обмотанную шарфом. Держа монету пальцами правой руки, она принялась водить ее ребром по линиям на его ладони, тщательно изучая их то при желтом свете костров, то поворачивая руку мужчины к пламени свечи.
– Кто этот человек? – спросил вдруг Нед Форстер, указывая на Уильяма. – Почему он сидит под деревом рядом с нами, вместо того, чтобы танцевать и петь вместе с остальными?
– Он… Это мой муж, – вырвалось у Тамсин. Она едва не вздрогнула, произнеся эти слова. Заведомая ложь и в то же время правда, которую она никогда и никому не собиралась открывать. Тамсин видела, как Уильям приподнял голову, прислушиваясь, и специально для него добавила: – Он не побеспокоит нас.
– Я думал, ты не замужем, – нахмурился Артур.
– Если у меня и есть муж-цыган, тебе вовсе не обязательно знать об этом, – ответила она.
– Должно быть, ее мужу нравится, когда жена зарабатывает немного серебра, – засмеялся Форстер. – Он сидит там, чтобы проследить, как она будет получать монету. Эти египтяне ленивы и неповоротливы. Посмотри на них. Мужчины танцуют и поют, они никогда не работают, только играют на музыкальных инструментах и плетут корзины. А женщины занимаются домашней работой, зарабатывают деньги и даже крадут еду, пока мужья бездельничают.
– Если бы у тебя была возможность сидеть и ничего не делать, ты бы так и поступал, – заметил Артур. – А теперь помолчи, пусть цыганка расскажет, что меня ждет в будущем.
– Глупости это все, – ухмыльнулся Нед. – Они же язычники эти цыгане.
– Я крещена, я христианка. Как и многие другие ромалы, – возразила Тамсин.
– Наш король Генрих выдворил всех цыган из Англии, – сказал Нед, – и тогда они перебрались в Шотландию. Так они и продолжают кочевать туда-сюда через границу, из одной страны в другую, как паразиты, которых выгоняешь из кухни через одну щель, а они снова лезут через другую.
Тамсин едва не отшвырнула руку Артура. Метнув в Неда Форстера гневный взгляд, она горячо произнесла:
– Шотландские короли оказывали цыганам свое покровительство! Сам король Джеймс наносил визиты моему дедушке, когда объезжал страну, стремясь объединить земли и улучшить жизнь своих подданных. Сам король вручил моему деду грамоту, в которой говорится, что цыгане могут свободно путешествовать по землям Шотландии. У них есть охранная грамота короля!
– Думаешь, я в это поверю? – спросил Нед. – Цыгане лгут, не задумываясь.
– Я покажу тебе эту грамоту, если ты не веришь словам! Король Джеймс велел цыганам бывать при дворе, чтобы устраивать представления, и сам иногда посылал за цыганами, чтобы те лечили его заболевших и покалеченных лошадей. Мы пользовались уважением у короля Шотландии, и он дал нам свободу. Мы можем бродить по этой стране, сколько захотим, потому что мы никому не причиняем вреда.
– Уже не можете. С тех пор, как не стало короля Джеймса, – заметил Артур.
– Пока цыгане находятся на этой стороне границы, они – головная боль Шотландии, – сказал Нед. – У шотландцев есть и другие заботы помимо цыган. Им достаточно хлопот с инфантой, которая еще неизвестно когда станет их королевой. Сейчас у них нет настоящего правителя. Так что пока никто из цыган не будет выслан, как он того заслуживает.
– Риа, – прервала его Тамсин, заставляя себя успокоиться, несмотря на то, что ярость кипела в ней, – не стоит указывать мне, где я должна быть. Случилось так, что сегодня после полуночи ты, англичанин, оказался в Шотландии. Ты нарушаешь Пограничное соглашение и совершаешь государственную измену, просто находясь сейчас на территории Шотландии!
– Эй, что может знать цыганская девушка о Пограничном соглашении! – Нед ткнул Артура локтем в бок и грубо рассмеялся.
– Мой отец – Арчи Армстронг, – сказала Тамсин.
– Да, действительно. Но она наполовину цыганка, – пояснил Артур.
– Ха! Разбойники Армстронги! Если она цыганка только наполовину, тогда ты получишь за свою монету только половину того, что должен был бы получить, – проворчал Нед.
– Тихо, – прошипел Артур. – Я хочу наконец услышать, что меня ждет в будущем.
Нед усмехнулся и прислонился спиной к дереву. Тамсин поднесла руку Артура к свету и снова принялась рассматривать испещренную линиями широкую ладонь мужчины. Она водила по ним серебряной монетой, стараясь не касаться руки Артура пальцами. Через некоторое время она произнесла:
– Я вижу здесь длинную жизнь. И хорошее здоровье. Но тебе стоит быть внимательнее к своему желудку. – Она дотронулась ребром монеты до черты на ладони. – Эта линия говорит о том, что у тебя слабый желудок. Избегай вина и обильной пищи.
Нед хмыкнул:
– Да, Артур, не стоит тебе пить эти французские вина. Они такие дорогие! Пей лучше добрый английский эль.
Артур погладил свой немного выступающий живот.
– Вообще-то я ощущаю боли, когда переем, – заметил он.
– В детстве у тебя была серьезная травма головы, – продолжила Тамсин. Она была уверена в том, что говорила, бабушка хорошо научила ее разбираться в линиях. – Этот крошечный остров на этой линии и черта над ним говорят о травме головы, – пояснила она Артуру. – Тебе было около пятнадцати лет, я думаю. Ты долгое время лежал, не вставая.
– Удивительно, – поразился Артур. – Нед, помнишь, когда я был подростком, меня сбросила лошадь и я несколько недель не выходил из спальни? – Он с напряженным вниманием подался вперед. – Ты почти заработала свою монету. А теперь расскажи мне о будущем.
Тамсин указала на мелкие канавки, идущие от одной из главных линий.
– Я вижу… твою женитьбу и много сыновей.
– Ага, – удовлетворенно подтвердил Артур. – Я женюсь на Анне, мы уже помолвлены.
Девушка колебалась. Она знала, что должна все честно рассказать, когда смотрит ладонь или раскладывает карты, за исключением тех случаев, когда увидит признаки короткой жизни или какое-либо несчастье. Линия сердца на руке Артура была неглубокой, плохо прочерченной, и это говорило о том, что владелец руки нечасто прислушивался к своему сердцу или к своей совести. Она уже знала, что он способен на подлость и почти не думает о других. Линия судьбы на ладони Артура проходила через ее середину, но местами была слишком тонка, а местами и вовсе обрывалась.
Тамсин нахмурилась. Зигзаг на линии судьбы в той точке, которая определяла нынешний возраст мужчины, говорила, что его сердце скоро будет разбито. Дальше линия выпрямлялась, становилась толще, и это свидетельствовало о том, что не пройдет и пяти лет, как у него появится новая любовь, которая приведет к счастливой женитьбе и многочисленному потомству.
Нона наклонилась и тоже посмотрела на ладонь.
– Он потеряет любовь, – прошептала она по-цыгански. – Но посмотри-ка на этот квадрат. Та, которую он любит, не отвечает ему взаимностью. Придет другая, позже, которая полюбит этого буйвола и, я думаю, превратит его в овечку. Это пойдет ему на пользу. Скажи ему.
Тамсин кивнула.
– Если даже сейчас ты помолвлен, – начала она, – я вижу здесь другую любовь. Лучшую, чем нынешняя. – Она посмотрела на ладонь. – Ты удачно женишься и проживешь долгую супружескую жизнь, но не с той леди, которую выбрал сейчас, – закончила Тамсин.
– Что? Я женюсь на Анне Форстер! Ее отец уже пообещал мне ее руку.
Тамсин покачала головой.
– Отпусти эту девушку, риа, – мягко произнесла она. – Я вижу более подходящую партию для тебя в будущем. – Тамсин закрыла глаза и почувствовала уверенность в том, что все говорит правильно. – Это то, что я вижу на твоей ладони.
– Анна, – настаивал Артур. – Ты видишь там для меня Анну.
– Ха! – вмешался вдруг Нед. – Эта смуглая плутовка права!
– Я нравлюсь Анне! – продолжал гнуть свое Артур.
– Анне нравится Джок Скотт. Именно из-за этого сегодня ночью мы преследовали его, тупица.
– Если я найду Джока Скотта в Линкрэйге или его родственничков, что были с ним этой ночью, у Анны не останется никого по фамилии Скотт, кому она могла бы дарить свои милости, – проворчал Артур. – Цыганка, ты ошибаешься.
– Анна сказала отцу, что не выйдет за тебя замуж, – обронил Нед. – Он запирает Анну в ее комнате, а мать выпускает. И Анна снова тайно встречалась с Джоком Скоттом, ты сам видел это сегодня ночью! Ты уже потерял свою девушку и свою любовь!
– Я убью Джока Скотта за то, что он наставляет мне рога! Цыганка, скажи, что сделать, чтобы Анна стала моей, – приказал он. – Ты должна знать какие-нибудь заклинания. Приготовь мне снадобье или попроси старуху сделать это. Я заплачу золотом столько, сколько ты запросишь.
– Я ничего не знаю о колдовстве, – ответила Тамсин. – Как и моя бабушка, – добавила она.
Нона время от времени использовала заклинания, даже не заклинания, а скорее заговоры. Это были обычные для цыган вещи. Однако Тамсин не собиралась посвящать в это англичан.
– Цыганская крошка не умеет видеть будущее в нескольких складках кожи, – заметил Нед. – Я говорил тебе, это напрасная трата серебра. Хиромантия предназначена для дураков и женщин.
– В каждой руке содержится прошлое, настоящее и будущее, – уверенно возразила Тамсин. – Даже в твоей, Нед Форстер.
– Ты все лжешь! – Артур убрал свою руку с руки девушки. – А еще говорят, что египтяне знают секреты будущего. Это глупость! Ты не предсказала мне того, что я хотел услышать!
– Если тебе не понравилось то, что ты услышал, я прошу прощения, – проговорила Тамсин.
Нед взял девушку за правую руку.
– Эй, девица, а теперь посмотри мою ладонь, – сказал он. – Я дам тебе достаточно монет, даже больше, чем ты думаешь, только скажи то, что я хочу услышать. Ладно? – Он хохотнул. – А ты хорошенькая, крошка, хотя в тебе и течет смешанная кровь. – И с этими словами он притянул Тамсин к себе.
Девушка оттолкнула его, упершись руками ему в грудь.
– Мне не нужны твои монеты. Уходи!
Нона что-то крикнула на своем языке, но Нед даже не взглянул в ее сторону. Он крепко держал Тамсин за руку.
– У меня есть мешочек, полный монет, и еще кое-что, тоже заполненное до отказа, – криво усмехнулся он.
Его сальная ухмылка вызвала у Тамсин омерзение. Она содрогнулась и взглянула на Уильяма, который, готовясь встать, уже оперся рукой о землю. Стремясь удержать его от вмешательства, девушка попробовала самостоятельно освободиться от цепкой хватки Неда.
– Ты должен отойти от меня!
– Свинья гаджо\ – сказала Нона по-цыгански. Она подняла свечу повыше и поднесла ее ближе к мужчине. Сало, капающее со свечи, попало Неду на руку, и он завопил.
– Нед, остановись! – предупредил его Артур. – Здесь ее муж. Он защитит ее, а у нас возникнут проблемы с целым табором.
– Ее муж не станет беспокоиться о том, что она делает, если получит за это серебро, – ответил Нед. – Пойдем со мной, красавица. Мы найдем тихое местечко, и там ты сможешь взглянуть на мои ладони и еще кое на что. – Он тянул ее за руку, тяжело дыша, а Тамсин изо всех сил сопротивлялась.
– Плохой мужик! – сказала Нона на ужасном английском.
Она качнула свечу, и пламя заплясало, а потом погасло. Никто из мужчин не посмотрел на нее. Тамсин бросила на бабушку взгляд, полный отчаяния, но Нона, перед тем как позвать на помощь Джона Фо, растворившегося среди танцующих цыган, быстро протянула руку, чтобы успеть взять у Тамсин серебряную монету.
Проходя мимо Уильяма Скотта, который уже вышел из-под дерева и направлялся к англичанам, старушка что-то пробормотала ему на своем языке и махнула рукой, указывая на Тамсин. Уильям кивнул.
– Уходите, пока не начались неприятности! – кричала Тамсин Неду и Артуру.
Она оглянулась и увидела Уильяма.
– Неприятности, ты слышал? – хохотнул Нед, обращаясь к Артуру. – Мы уедем отсюда вместе с ней. И хорошенько позабавимся! Это будет неплохая игра. Цыгане будут преследовать нас и явятся в Англию. И у нас появится повод повесить одного-двух из них за бродяжничество и воровство.
Он сделал еще несколько шагов, таща девушку за собой. Артур что-то пробормотал, выражая слабый протест, а потом побежал к деревьям, у которых стояли их привязанные лошади. Тамсин, изо всех сил упираясь, в отчаянии оглядывалась через плечо. Уильям неслышно скользил между деревьями, как дикая кошка, готовый в любой момент вступить в схватку. Занятые девушкой, англичане не замечали его. «Если Артур узнает Уильяма, – лихорадочно думала Тамсин, – в лагере может произойти трагедия. Насилие и жестокость охватят весь табор. Она должна освободиться самостоятельно». Пытаясь вырваться из цепких рук Неда, она выкрикнула что-то и вдруг споткнулась. Ее поврежденная нога снова подвернулась, причиняя дикую боль. Нед замедлил шаг, и Тамсин ударила своей босой ногой по его голени, затянутой в голенище сапога. Мужчина выпустил ее правую руку и тут же вцепился в левую. Шелковый шарф соскользнул, открывая ее изъян. Свет костров ярко высветил маленькую, странной формы руку.
– Хэй! Что это? – внезапно остановился он. – Спаси меня бог, это же коготь дьявола!


Часть XII

В свете костра ее левая рука была видна совершенно отчетливо. Ладонь была обычной, как у всех, и большой палец был там, где ему и положено быть, но не было остальных четырех пальцев. Вместо них был всего один отросток, который сужался кверху и переходил в единственный аккуратный, овальный ноготь.
На лице Неда появилось выражение отвращения и страха, выражение, которое она видела слишком часто в своей жизни. Нед отступил.
– Это знак дьявола!
Страх мужчины вложил в руки Тамсин мощное оружие, единственное, которое она имела. Она подняла руку вверх, выставляя ее напоказ в желтом мерцании пламени. Ей было больно и стыдно, но у Тамсин не было времени подумать и не было другого выбора.
Нед попятился и наткнулся на Артура, подбежавшего в этот момент.
– Святые мощи! – закричал Нед. – Смотри! Она ведьма! Она хочет наслать на нас проклятие. Посмотри на ее руку, парень! – Он дернул Артура за рукав, указывая на девушку. – В нее вселился демон!
Тамсин угрожающим жестом еще выше подняла руку. Она широко раскрыла глаза и уставилась на Неда, надеясь, что цвет ее глаз еще больше испугает грубияна. Она шагнула вперед, и англичане тут же отступили на шаг.
– Убирайтесь отсюда! Уходите немедленно, не то я нашлю на вас проклятие! – громко произнесла она.
Артур онемел от изумления.
– Боже праведный, она может сделать это, ты только посмотри на нее! – истошно закричал Нед.
– Дьявол в образе женщины, – вторил ему Артур. – Когда я видел ее раньше, она носила перчатку. Оказывается, для того, чтобы скрыть лапу демона! Боже мой! Если бы отец знал, он повесил бы ее за то только, что она ведьма!
Тамсин ощутила присутствие Уильяма за своей спиной, в тени деревьев. Она осознавала, что он смотрит на нее, что теперь он знает правду о ее уродстве. Рыдания застыли внутри. Тамсин было все равно, что думают о ней эти негодяи, но в глубине своей ранимой, нежной души она отчаянно не хотела, чтобы ее бедную, уродливую руку увидел когда-нибудь Уильям Скотт.
Девушка шумно вздохнула. Теперь уж неважно, насколько глубока рана, нанесенная ее сердцу, она не станет показывать этого. Ведь она внучка графа Египта и дочь знаменитого шотландского лэрда-разбойника. Гордо подняв подбородок, она стояла неподвижно, вытянув левую руку перед собой и указывая ею на англичан.
– Арестуй ее, парень! – закричал Нед, умоляюще глядя на Артура. – У тебя есть на это право. Твой отец сделал тебя своим представителем на территориях Английского приграничья!
– Верно, – раздался из-за спины девушки глубокий, уверенный голос. – Но только сейчас мы в Шотландии, молодые люди! А здесь у Артура нет никаких прав.
У Тамсин перехватило дыхание, когда она внезапно ощутила на своих плечах руки Уильяма, теплые, надежные. Он мягко отодвинул девушку в сторону и выступил вперед, закрывая ее собой. Тамсин даже не думала протестовать, ее сердце бешено стучало.
– Ее муж! – сообразил Нед.
– Я тебя предупреждал! – прошипел Артур и тут же удивленно заморгал. – Бог мой! Что?! Уильям Скотт, переодетый цыганом?
Уильям молча кивнул.
– Верно. А теперь убирайтесь, – приказал он. – Вы мешаете нашему празднику. Сегодня свадьба.
– Твоя? – поинтересовался Нед. Его голос звучал несколько сконфуженно. – Ты сегодня женишься на цыганке? Так этот праздник устроен для тебя?
– Есть другие способы затащить полукровку в постель. Для этого не обязательно жениться на ней! – заметил Артур. – А эта цыганка вообще ведьма! Ты, должно быть, совсем рехнулся, если хочешь ее. Хотя, должен признать, она хороша, эта крошка. Могу побиться об заклад, ты тоже не знал об этой клешне, ведь так?
Уильям вытащил из ножен, что висели у него на поясе, острый кинжал.
– Побереги свой язык, – с угрозой в голосе проговорил он.
– Она взяла наше серебро и наложила на Артура проклятие! – сказал Нед.
Артур, казалось, и в самом деле был испуган.
– Да, – кивнул он, стуча зубами, – она посмотрела на меня своими дьявольскими глазами, на нас обоих, и взяла мою серебряную монету, налгав мне с три короба!
– Она не лгала, – сказал Уильям. – Хиромантия – это наука. Так считают ученые, хотя я сомневаюсь, что вы об этом когда-либо слышали. Кроме того, она имела возможность узнать твою настоящую сущность, Артур. Возможно, она узнала даже больше, чем ты хотел бы показать, – добавил он медленно.
– Ты что, правда женился на этой цыганке? – требовательно спросил Артур. – Мой отец захочет узнать, какой дьявол в тебя вселился!
– Если я женат на цыганке, это только мое дело, а никак не твое и не твоего отца, Артур, – решительно заявил Уильям. – К тому же, если бы я был женат на цыганке… – он подбросил кинжал и поймал его за рукоятку, лезвие блеснуло, как падающая звезда, – твой отец был бы приятно удивлен, потому что он хочет наладить контакты с этими людьми, преследуя свои цели. А теперь убирайтесь отсюда, не то проклятие и сглаз будут самой маленькой из всех ваших неприятностей.
– Я обязательно расскажу отцу обо всем, что ты видел здесь, – пообещал Артур.
– Конечно, обязательно скажи ему, что ты видел Тамсин Армстронг и меня. Мы встречались с цыганами. Скажи ему также, что Нед по-скотски обращался с девушкой, и вас обоих выпроводили из табора, как вы того и заслужили.
Нед сердито огрызнулся и, вытащив из ножен свой кинжал, направился к Тамсин. Уильям с легкой грацией отступил на шаг назад, одновременно отводя назад руку и прикрывая ею девушку, как щитом.
Внезапно Нед остановился, глядя куда-то за их спины. Тамсин повернулась и увидела, как ее дед и еще несколько цыган приближаются к ним. Джон Фо держал в руках хлыст. Он поигрывал им, время от времени ударяя о землю, и тогда раздавались сухие угрожающие щелчки.
Уильям быстро взглянул на Неда и Артура.
– Уезжайте! – приказал он. – Немедленно.
Не проронив ни единого слова, оба англичанина развернулись и бросились бежать к своим лошадям. Спустя несколько секунд они уже мчались прочь, пришпоривая лошадей. Еще через пару мгновений их силуэты растворились в темноте среди поросших вереском холмов.
Тамсин повернулась. Она видела, как Джон Фо кивком головы поблагодарил Уильяма и как Уильям также молча кивнул в ответ. Дедушка посмотрел на внучку.
– Ты ранена, девочка? – спросил он по-цыгански.
– Со мной все в порядке, – ответила Тамсин, потирая правой рукой запястье левой руки. Ее маленький изъян сейчас был открыт взглядам всех присутствующих, но ее это мало заботило. Ей уже нечего было терять.
Тамсин была уверена, что дед слышал, как Артур спрашивал Уильяма, действительно ли тот стал ее мужем. Она нервно сглотнула и теперь стояла, ожидая, когда Джон Фо попросит объяснений или даст волю гневу.
Однако дед только переводил пронзительный взгляд своих черных глаз с нее на Уильяма и обратно, будто пытаясь разгадать, что им известно такое, о чем он не знает. Девушка понимала, что ее дед не скажет ей, о чем он думает, и не будет обсуждать её поведение на людях. В следующую минуту он повернулся и направился к костру. Следом за ним направились остальные цыгане. В лагере стояла тишина. Если бы Тамсин спросили, когда перестала играть музыка и прекратилась разговоры, она не смогла бы ответить. Она просто не заметила этого.
Джон Фо дал знак, и музыка снова заиграла. Тамсин увидела бабушку, успокаивающую невесту, лицо которой было залито слезами. Она переживала, что свадебная церемония неоднократно прерывалась. Тамсин чувствовала, что она тоже виновата в испорченном празднике, но понимала также, что ее извинения не будут приняты. Невеста и ее ближайшие родственники частенько выказывали девушке свое недоверие и презрение.
Тамсин обернулась. Уильям стоял, наблюдая за ней. На его лице играли отблески огня. Тамсин нагнулась за упавшим шелковым шарфом и, подняв кусок мягкой материи, по привычке обернула им свою левую руку. Девушка понимала, что должна поблагодарить Уильяма за помощь, но единственное, чего она хотела сейчас, – это бежать от него куда глаза глядят. Она сгорала от стыда из-за того, что он видел ее безобразную руку, которую она так старательно прятала от него все это время.
Тамсин резко развернулась и поспешила к костру.
Вдруг она почувствовала, как чьи-то длинные сильные пальцы сжали ее левое запястье. Шелк сполз с руки и упал на землю, свернувшись мягкими складками.
– Сглаз, – пробормотал Уильям ей в ухо. Он потянул девушку за руку, увлекая за собой к деревьям. – Сглаз! Проклятие! Боже праведный, красавица, о чем ты только думала?!
Тамсин ощущала тепло и силу его пальцев на своей коже, пока он тащил ее через поляну. Слишком растерянная, чтобы отвечать, переполненная противоречивыми ощущениями от прикосновения его руки, девушка попыталась вырваться. Не замедляя шага, Уильям продолжал тянуть ее за собой. Кое-кто из цыган остановился и с недоумением смотрел им вслед.
– Я даже представить не мог, что ты способна на такой дурацкий поступок! – раздраженно продолжал Уильям. – Я считал тебя умнее. Это было самое глупое представление из всех, что я когда-либо видел. – Он остановился и посмотрел на девушку. – Ты хоть понимаешь, что ты наделала?!
– Нет! – горячо возразила она. – Я совсем не думала в тот момент!
– Что ж, скоро ты поймешь. Когда Джаспер Масгрейв обвинит тебя в колдовстве и пришлет приказ на твой арест.
– Он не сделает этого, – сказала Тамсин. – Любой может подтвердить, что Артур – глупец.
– Да, он глупец. Это любому ясно. Но Джаспер – другое дело. Он поверит Артуру, что бы этот парень ни сказал. А он расскажет о том, что произошло, я тебя уверяю.
Уильям покачал головой, уставился себе под ноги и принялся напряженно о чем-то думать. Его пальцы продолжали мягко сжимать запястье ее несчастливой руки. Тамсин попробовала освободить руку, но мужчина не только не обратил на ее попытки никакого внимания, он даже не ослабил хватку. Девушка растерянно подумала, неужели он был настолько охвачен гневом, что даже не понимал, какую руку он держит в своей.
– Ладно, – подвел он наконец итог своим размышлениям. – Лучшее, что мы можем сделать, это как можно скорее вернуться в Рукхоуп. – И широкими шагами он направился через весь лагерь к кибитке, по-прежнему таща Тамсин за собой. – Вероятно, на то, чтобы разобраться в этой путанице, понадобится больше двух недель. Я сообщу твоему отцу о том, что случилось. Лучше, если он заранее будет знать, что Масгрейв может выдвинуть против тебя еще одно обвинение, в колдовстве.
Тамсин, спотыкаясь, едва поспевала за ним.
– Но… но…
Уильям взглянул через плечо.
– Что еще? – нетерпеливо спросил он.
– Я… я не хочу ехать в Рукхоуп, – выдавила из себя девушка. Собственно, все ее прежние возражения куда-то делись, уступив место растерянному изумлению.
Казалось, Уильяма не ужаснула ее рука. Мало того, он до сих пор держал ее в своей. Его пальцы, теплые, сильные, плотно обхватывали клинообразную ладонь. Ни один мужчина, кроме Арчи и Катберта, никогда вот так, с осторожностью, не держал ее за левую руку, как будто эта рука ничем не отличалась от остальных, здоровых. Тамсин удивленно смотрела на мужчину, пока они шли.
– Что? – Он остановился и повернулся к девушке.
– Ты… – она подбирала слова, – тебя, кажется, не беспокоит… – она замолчала, не зная, как сказать.
– Что не беспокоит? Твоя рука? – Он поднял ее левую руку, взглянул на нее и опустил, не разжимая пальцев. – Я не такой суеверный болван, как те двое, которые только что умчались отсюда, словно за ними гонится сам дьявол.
– Ты… ты не думаешь, что это дурной знак? – слабо произнесла она.
– Дурной? Нет… – обронил Уильям, продолжая тащить ее за собой. – И я сильно сомневаюсь, что ты знаешь, как накладывать проклятия. А вот Джаспер Масгрейв подумает, что ты специалист в таких делах. И он снова обмотает веревку вокруг этой красивой безрассудной шейки, если мы не сделаем что-нибудь, чтобы предотвратить это.
– Что мы можем сделать? – растерянно спросила Тамсин. То, как спокойно воспринял Уильям ее увечную руку, затмило в ее душе все остальные неприятности.
– Мне нужно подумать. Я скажу позже. Идем.
– Куда мы направляемся? – спросила девушка срывающимся голосом.
– В Рукхоуп, – ответил Уильям, подходя к фургону. – Собирай свои вещи.
Он отпустил ее руку и подтолкнул 'Тамсин к деревянным ступеням. В этот момент распахнулся полог, и на пороге появилась Нона. Она уставилась на них обоих. Ее морщинистое лицо расплылось в довольной беззубой усмешке.
– В данный момент я думаю, как нам быть, и поэтому не смогу по достоинству оценить все таланты твоей бабушки, – настороженно глядя на старуху, сказал Уильям.
– Скажи этому красивому мужчине, – обратилась Нона к внучке, – что он не должен так своевольничать с тобой, пока не выразит желания жениться на тебе. Твой дед пересказал мне все, о чем говорили гаджо. Весь табор видел, как он касался тебя, будто вы уже помолвлены, и мы пришли к выводу, что он хочет взять тебя в жены.
– Нет, бабушка, это не то, что ты думаешь…
Нона ткнула пальцем в сторону Уильяма.
– Мне нравится этот красивый мужчина, и я вижу, что он пылает страстью к тебе. Его небесно-голубые глаза ясно говорят об этом. Но я также скажу тебе, что твой дед в ярости. Он нашел цыгана, который хочет жениться на тебе. Дед сказал тебе об этом, а ты убежала и отдала себя этому красивому гаджо.
– Пожалуйста, выслушай меня. То, что ты думаешь… это неправда…
Но бабушка уже начала строить свои планы и была настолько увлечена ими, что не стала прислушиваться к словам внучки.
– Но я говорю, это хорошо, что такой восхитительный гаджо хочет разделить с тобой постель! – Нона улыбнулась. – Я скажу твоему дедушке, что этот мужчина будет тебе хорошим мужем. Он сильный и богатый! Его кожаный дублет очень хорош, его стальное оружие стоит немало монет. И у него доброе сердце, хотя и разбитое, – его ладонь рассказала мне об этом. Но ты должна сказать этому симпатичному шотландцу, что он не может дотрагиваться до тебя, пока мы не справим свадьбу! – закончила Нона, погрозив внучке своим длинным пальцем.
– Что она говорит? – спросил Уильям.
Тамсин испуганно посмотрела на него. Она была смущена, не зная, как объяснить ему заблуждения бабушки и ее настойчивость.
– Она говорит, чтобы ты не дотрагивался до меня, – перевела наконец Тамсин. Она старалась и никак не могла побороть мучительную неловкость. Неожиданно ее охватила злость. – Она говорит… – девушка поднялась по ступенькам, – что, если ты еще хоть раз дотронешься до меня, ты на всю жизнь станешь неудачником! – выпалила Тамсин и едва не задохнулась от собственных глупых, дерзких слов. Страх, ярость, отчаяние и глубокая благодарность смешались в ее душе, приведя ее в полное смятение. Он был так добр с ней, что ей хотелось плакать. Она вырвала руку из его руки и юркнула мимо Ноны в темноту кибитки, сгорая от стыда, не зная, что думать.
Нона улыбнулась мужчине, изумленно смотревшему вслед девушке.
– Красивый риа, – сказала она ему, хотя Уильям ничего не понимал. – Она будет тебе хорошей женой.
Уильям улыбнулся Ноне и заглянул в фургон.
– Тамсин, – позвал он. – Выходи. Захвати мое оружие и вещи, если тебе не трудно, и выходи. Нам пора выезжать. – Он подождал. – Тамсин Армстронг! – позвал он громче.
Нона ликовала, наблюдая за ним. Было видно, что она получала истинное наслаждение.
– Авали, да, – подбадривала она Уильяма. – Так и надо! Кричи на нее! Говори ей, что ты от нее хочешь! Покажи ей свою страсть! Наконец-то нашелся решительный мужчина для моей строптивой девочки. Ты не испугался ее странной маленькой руки! – выкрикивала старуха все громче, чтобы слышали все. Кое-кто из цыган, проходивших неподалеку от кибитки, остановился, наблюдая за происходящим.
– Бабушка, – прошипела Тамсин, – прекрати! Я все объясню тебе, если хочешь.
Нона повернулась к Уильяму, который, не понимая ни слова из того, что кричала старая цыганка, стоял с растерянной недоуменной улыбкой на лице.
– Ты останешься здесь, с нами, риа, и мы отпразднуем сразу две свадьбы! Я скажу своему мужу, чтобы он перестал беспокоиться, потому что мы наконец нашли для нашей Чалаи подходящего мужчину! – Она радостно улыбалась, глядя на Уильяма.
– Этот человек не хочет меня! – крикнула девушка, не выходя из кибитки.
– Еще как хочет, – возразила Нона, играя бровями. – Посмотри на него!
– Тамсин, – позвал Уильям, увидев, как она мелькнула за спиной Ноны. Доведенный до белого каления, он говорил сквозь зубы. – Выходи сейчас же, красавица! И объясни мне, что здесь, черт возьми, происходит?!
Тамсин сгорала от стыда. Прячась в тени полога, она быстро проговорила:
– Ты нравишься моей бабушке. Но ты должен уехать. Один. Я не поеду с тобой в Рукхоуп.
Она слышала, как с его губ слетели проклятия, видела, как он сорвал с головы цыганскую шляпу и запустил пятерню в волосы. Тамсин слышала, как он еще раз выругался и заметила, как он поморщился от боли, задев раненую руку, о которой, очевидно, забыл.
Нона стояла, сложив руки на животе, и удовлетворенно улыбалась.
– Тогда отдай мне мои вещи, – сказал Уильям. – Я переночую где-нибудь в лагере. А утром мы поговорим, ты и я. И можешь быть уверена, без тебя я не уеду.
Вспыльчивость девушки, которая вообще редко поддавалась контролю, сейчас проявилась в полную силу. Тамсин сама не знала, что на нее нашло, но, повинуясь сиюминутному горячему порыву, схватила стальной шлем и вышвырнула его из кибитки. Шлем пролетел, едва не задев плечо Ноны. Уильям отскочил в сторону, однако сумел поймать его. Остальные его вещи последовали за шлемом. Последний сверток Тамсин спустила по ступеням.
– Да, да, – радостно потирала руки Нона. – Вы будете хорошей парой, это будет хороший брак!
Уильям одарил пожилую цыганку рассеянной улыбкой, значения которой Нона не смогла понять, и бросил сердитый взгляд мимо Ноны в кибитку, где за пологом, закрывающим дверь, пряталась Тамсин. Развернувшись, он быстрыми шагами направился к деревьям.
Нона повернулась к внучке. Бабушка выглядела вполне довольной. В ее глазах ясно читалось восхищение. Через минуту старуха поспешно спустилась по ступенькам, звеня монистами, и крикнула, подзывая мужа.
Тамсин села на пол фургона, закрыв лицо руками. Слезы стыда и бессилия горячими ручейками текли по ее щекам.


Часть XIII

Тамсин проснулась, когда рассвет только занимался. Она вылезла из-под кибитки и выпрямилась. Пропитанный сыростью воздух тут же пробрал ее до костей, заставив зябко поежиться. Девушка вытащила из-под кибитки, где она спала, одеяло и закуталась в теплую ткань. Ходя темнота только начала рассеиваться, в лагере слышны были голоса проснувшихся людей и лай собак. До Тамсин донесся запах бекона, который жарили где-то в леске.
Огни костров мерцали в утреннем тумане, как золотые звезды. Цыгане, немного отдохнув, направлялись по своим делам. Они мягкими тенями передвигались по поросшей мягкой травой поляне, тихо разговаривая с домочадцами и лошадьми, которых растили и тренировали.
Когда дедушка с бабушкой вернулись в кибитку прошлым вечером, Тамсин уже спала. Они не стали беспокоить ее.
Напротив, на другом конце поляны, спал под дубом Уильям Скотт. Тамсин то и дело поглядывала на него, но мужчина спал крепко.
Девушка наблюдала, как несколько женщин готовились к свадебной церемонии. Вскоре весь табор отправится к месту, где ее дед, как цыганский предводитель, совершит обряд женитьбы. Пиршества, музыка и танцы завершат этот день.
Тамсин знала, что завтра дедушка поведет своих людей по дорогам Шотландии в другую часть страны. Джон Фо обещал сделать это, получив предупреждение Тамсин. Ромалы смогут избежать участия в плане короля Генриха, если ни одного из них не найдут.
Девушка развернулась и направилась к ручью, по дороге продолжая поглядывать на Уильяма Скотта. Он проснулся и теперь сидел под дубом, натягивая высокие сапоги. Мужчина поднял голову и посмотрел на нее, в предрассветной дымке его глаза показались ей кусочками голубого льда. Уильям кивнул девушке. Несомненно, он ожидал, что она уже готова в ближайшее время отправиться с ним в Рукхоуп. Сердце Тамсин колотилось в груди, когда она проходила мимо. Она кивнула ему в ответ и ускорила шаги.
К ручью пришли за водой женщины, но ни одна из них не заговорила с Тамсин. Возможно, они считали, что, явившись в табор прошлой ночью, она принесла с собой несчастье. Тамсин отошла в сторону и наклонилась к ручью. Она вымыла руки в холодной воде, умылась, а потом попыталась расчесать пальцами спутанные кудри. На обратном пути в табор она увидела, что Уильям уже седлает лошадь, готовясь к отъезду.
Джон Фо вышел из своего фургона и помахал внучке рукой.
– Чалаи, – сказал он, – доброе утро. На вот… – Он протянул внучке овсяную лепешку и кусок еще горячего бекона.
Тамсин поблагодарила деда за заботу и принялась есть, стоя рядом. Цыган отвел взгляд, как и полагается в таких случаях, и не смотрел в ее сторону, пока она не закончила.
– Дедушка, – сказала Тамсин. – Спасибо за то, что пришел мне на помощь прошлой ночью.
– Мы всегда защищаем наших женщин, – грубовато ответил он.
– Мне очень жаль, что я доставила всем неприятности в день свадьбы моей кузины.
– В этом виноваты гаджо, а не ты. Ты не сделала ничего плохого… хотя иногда твое поведение совсем не похоже на то, как должна вести себя цыганская девушка, – добавил он. – Однако ты ведь знакома и с традициями гаджо…
– Шотландки обладают большей свободой, чем цыганские женщины, – заметила Тамсин. – Я знаю, ты думаешь, временами я веду себя плохо…
– Упрямство – одна из основных черт твоего характера. К сожалению, не цыганская. Наши женщины скромны и послушны. – В его взгляде ясно читался упрек.
– Дедушка, ты уверен, что это упрямство? Может быть, это независимость?
Старик хмыкнул:
– Шотландцы так стараются быть независимыми! Это подходит мужчине, но не подобает женщине.
Тамсин вздохнула. Хоть она любила и уважала деда так же сильно, как Арчи, Джон Фо придерживался строгих правил, касающихся поведения цыганских женщин, и частенько ругал ее и ограничивал свободу, чего Арчи никогда не делал. Да, кое в чем дедушка являл собой полную противоположность отцу. Арчи был большой и шумный, его удивительное чувство юмора, как и искренняя любовь к дочери и близким, обязательно должно было найти выход. А Джон Фо был невысоким, темноволосым, темноглазым мужчиной, временами даже суровым, и он никогда не позволял своему темпераменту взять над ним верх.
– Я всего лишь хочу тебе добра, Чалаи, – сказал дед. – Я всегда защищал тебя, отстаивал твое право жить в таборе, вместе с нами, хотя некоторые предлагали изгнать тебя, еще когда ты была младенцем. Однако Нона и я оставили тебя и растили после того, как… та, что подарила тебе жизнь, ушла от нас. – Он взглянул куда-то в сторону. – Ты очень на нее похожа.
Тамсин знала это. Арчи иногда говорил ей, что она похожа на мать, и говорил это с нежностью и грустью. А вот дедушка никогда не упоминал имени ее матери. Как и Нона, он не позволял своей скорби отпустить его.
– Я очень тебе признательна, дедушка, – произнесла Тамсин. – Ты и бабушка всегда были добры ко мне, всегда любили меня. Моя мама была бы рада знать, что я воспитывалась в обеих семьях.
Джон Фо отвернулся.
– Цыгане не расстаются так просто со своими дорогими детьми, – проговорил он, не глядя на внучку. – Когда твой отец забрал тебя, мы надеялись, что ты вернешься к нам. Не только на летнее время. Мы думали, что когда-нибудь ты выйдешь замуж за цыгана и останешься в таборе навсегда.
Тамсин медлила с ответом. Она тщательно подбирала слова.
– Я не уверена, что это – самое лучшее для меня. Я счастлива, что могу проводить время в обеих семьях, с цыганами и с отцом, как я всегда и делала. Женитьба – все равно, будет это шотландец или цыган – все изменит.
– Жизнь меняется, – проговорил дед. – Жизнь движется, как цыганский табор, перемещаясь с места на место. Сейчас пришло твое время. Ты должна выбрать свой путь. Тебе пора выходить замуж. – Он сделал паузу. – Я решил сказать Баптисту Лалло, что ты будешь его невестой.
Сердце Тамсин замерло.
– Я не соглашалась на это! Я не хочу выходить за него!
Старик протянул руку, чтобы успокоить внучку.
– Он будет тебе хорошим мужем. Баптист потерял свою жену. Ему нужна женщина, чтобы поддерживать огонь в жаровне, ухаживать за его детьми и дать ему то, что нужно мужчине от жены. Я хочу иметь гарантии, что между нашими таборами не будет больше никаких разногласий.
Тамсин покачала головой:
– Я не могу этого сделать. Не хочу.
– Ни одна цыганка не смеет ослушаться старших, только ты, – сурово заметил он. – Скоро ты будешь стоять в кругу сердца с Баптистом и произносить слова клятвы. Он будет твоим мужем. Баптист согласился объединить наши таборы. Чалаи, я стараюсь сделать как лучше для тебя, для всех нас.
– Для меня это не самое лучшее!
– Твой отец позволял тебе слишком много свободы. Ты – цыганка, ты родилась среди нас, в таборе. Я позволил тебе поехать в замок Армстронга, чтобы ты узнала свои корни со стороны гаджо. Я думал, если ты познакомишься с их обычаями, их языком, ты будешь защищена от преследований, которым подвергаются наши люди. Но я всегда держал в мыслях, что ты вернешься к ромалам. Насовсем.
– Я шотландка настолько же, насколько и цыганка. Я не хочу выходить замуж за этого ромала.
Джон Фо посмотрел на внучку.
– Ты хочешь выйти замуж за шотландца?
– Моя мать сделала это, – ответила Тамсин. – Ты позволил ей.
– Эта цыганка… она сбежала с Арчи, – сказал дед.
Девушка уже слышала от отца эту историю, потому ничуть не удивилась. А дед продолжал:
– Но она заслужила мое уважение. Она любила твоего отца. – Он прищурил глаза. – Твоя бабка говорит, ты хочешь замуж за шотландского риа. Это правда? Он предложил тебе выйти за него? Так говорили прошлой ночью эти гаджо, англичане. Из-за этого ты отказываешься исполнить мои пожелания?
Тамсин отвернулась.
– Он не захочет такую, как я.
– Нона говорит, он хочет тебя. Этот мужчина нравится твоей бабушке. Я не доверяю большинству мужчин гаджо, но, думаю, этот заслуживает доверия. Он хороший, как и его отец. И как Арчи. – Дед сдвинул брови, глядя на девушку. – Ты хочешь этого мужчину?
Тамсин долго стояла, не говоря ни слова. Она вряд ли смогла бы объяснить своему деду, что чувствовала последние несколько дней. Ее сердце попало в плен, быстро и навсегда. Это было веление рока, и она оказалась не властна над своими чувствами. Она лишь ощущала, как ее неудержимо влечет к Уильяму Скотту. Она начала желать его всем своим безрассудным сердцем.
– Если бы я могла выбирать, я бы предпочла его Баптисту, – осторожно сказала Тамсин.
Джон Фо раздумывал, сдвинув брови и подперев рукой подбородок.
– А что скажет твой отец об этом шотландце? Он его знает? Если Уильям Скотт станет твоим мужем, одобрит ли отец ваш брак?
– Он его знает. – Тамсин запнулась. – И он бы одобрил.
– Чалаи, – задумчиво проговорил дед, – я старше тебя, и я главный у своего народа. Я предоставлю тебе выбор. Ты можешь сама решить: Баптист или этот риа.
– Выбрать? – переспросила девушка, уставившись на деда.
– Ты опозоришь свою бабку и меня, если откажешь Баптисту, но останешься с цыганами. Ты должна выбрать себе мужа, и поскорее.
– Никакого выбора! Я не хочу замуж!
Джон Фо вскинул обе руки вверх.
– Я должен изгнать тебя из табора за дерзость и ослушание.
– Изгнать меня?! – эхом отозвалась Тамсин, широко раскрыв глаза.
По цыганским меркам это было очень серьезное наказание. И хотя девушка не верила, что дед действительно прогонит ее из табора, она почувствовала себя уязвленной.
Джон Фо вздохнул.
– Я сделаю это, если придется. Послушайся меня, – сказал он, – доставь радость своим старикам. Выходи замуж за одного из этих мужчин. Я предложил тебе выбор и думаю, это справедливо.
– Ты не понимаешь… – покачала девушка головой.
– Если ты любишь риа, я позволю тебе уехать с ним. – Дед опустил голову. – Я сделаю это в память о твоей матери. Она… она хотела бы, чтобы ты была счастлива.
Тамсин знала, чего стоили деду эти слова, и она всем сердцем была ему благодарна. Но она понимала также, что он снова вынуждает ее следовать своим правилам.
Он посмотрел на внучку.
– Тебе пора иметь свой дом и семью. Решай.
Сердце Тамсин снова гулко застучало, его удары отдавались в висках. Она не могла вот так просто позволить авторитету деда взять верх над ее желаниями. Слишком силен был в ней дух независимости. Точно так же она не могла выйти замуж ни за кого из предложенных ей дедом мужчин. Брака с первым не хотела она, а брак со вторым был просто невозможен.
– Я не знаю, как мне быть, – тихо призналась она.
– И что же ты будешь делать? Жить в каменном замке своего отца? Жизнь гаджо не принесет тебе счастья, потому что в душе ты – бродяга, как и все мы, цыгане. – Дед заглянул ей за спину и позвал: – Нона! Подойди сюда и скажи нашей девочке, чтобы она послушалась меня!
Бабушка спустилась по ступенькам фургона и поспешила к ним. Ее юбка развевалась, на груди позвякивали монеты и цепочки. Она остановилась между мужем и внучкой.
– Я слышала достаточно, пока находилась в кибитке, – сказала Нона. – Да что я, весь лагерь слушает! Но ромалы слишком хорошо воспитаны, чтобы мешать вашему разговору. Все слушают, но никто не смотрит в вашу сторону.
– Скажи ей, что она должна выбрать себе мужа! – попросил Джон Фо жену.
– Шотландец хочет ее, – сказала Нона. – Я видела это по его глазам. Муж, ты должен предложить ему лошадь. Две лошади. У него есть большой каменный дом, и земля, и много золота. А что есть у Баптиста, кроме жаровни и двух плачущих детишек, за которыми нужно постоянно следить?
– Если она выйдет замуж за цыгана, она может положить конец спорам между таборами Фо и Лалло, – ответил старик.
– Риа – хороший человек, – стояла на своем Нона. – Богатый и красивый. Ромалы только выиграют, если одна из нас будет замужем за таким мужчиной.
– Пожалуйста, – взмолилась Тамсин, – оставьте все, как есть.
– Покажи мне свою ладонь, Чалаи. – Нона схватила правую руку девушки и раскрыла ее. – Я смотрела твою руку много раз, но давай-ка сделаем это снова, сейчас. Смотри, девочка. Твоя линия сердца хорошо прорезана и наклонена. Это значит, что ты прячешь свою чувственную натуру за своим упрямством.
Тамсин кивнула. Она тоже не раз исследовала линии на своей руке и прекрасно знала, что там. Джон Фо подошел ближе и наклонился, с интересом глядя на ладонь внучки, пока Нона говорила.
– Ага, тебя ждут любовь и удача… ты способна на сильное, глубокое чувство. Видишь, линия сердца ровная, штрихи направлены вниз. Заботливое, любящее сердце. – Нона какое-то время изучала кончики пальцев Тамсин, потом сказала: – Но здесь… Видишь, как много сомнений ты должна преодолеть, чтобы найти наконец свое счастье. Много уроков. Если ты не готова выполнить задания, награда за которые – любовь, она никогда не придет к тебе.
– Моя участь – быть одинокой. Я видела это на своей ладони.
Нона покачала головой.
– Ты просто боишься увидеть радость, которая приготовлена для тебя. Посмотри на эту тонкую линию… – пожилая цыганка постучала пальцем по бугорку возле большого пальца. – Посмотри, как она идет вдоль всей линии жизни. Это особая отметка, Чалаи. Эта линия говорит о любви, которая по воле судьбы обязательно настигнет тебя. Для твоего сердца найдется близнец.
Тамсин подалась вперед.
– Эта линия едва различима, к тому же прерывается. Я думала, она ничего не значит.
– Она незаметна и разорвана, потому что ты отрекаешься от своего собственного сердца, – пояснила Нона. – Ты настаиваешь на том, что никто не хочет тебя. Но ты должна найти мужчину, который выбран для тебя судьбой, который станет твоей любовью. Твоему сердцу нужно, чтобы ты нашла его.
– Выбран судьбой?
Ошеломленная, Тамсин смотрела на бабушку. Она часто разглядывала свою ладонь, но никогда не замечала этой линии, линии родственной души. Может быть, она действительно сама отказывается от своего счастья, как сказала бабушка?
– Предназначен тебе судьбой еще до твоего рождения, – добавила Нона. – Это ясно видно вот тут, на твоей ладони.
Предназначен судьбой. Эти слова не выходили у нее из головы. Девушка сжала левую руку в кулак, подумав о крошечном порезе на запястье, и еще раз спросила себя, значит ли эта уже зажившая ранка что-нибудь в ее жизни?
– Удача может появляться и исчезать вместе с выбором, который мы делаем, – снова заговорила Нона. – У тебя любящее сердце. Я видела твое замужество и много счастья. Но только если ты сделаешь правильный выбор.
– Баптист, – подсказал Джон Фо.
– Красивый шотландец, – Нона сурово сдвинула брови, повернувшись к мужу.
– Прекратите! – затрясла головой Тамсин.
– Посмотри на другую руку, – предложила Нона. Она взяла руку девушки в свою. Тамсин молниеносным движением накрыла запястье левой руки другой рукой. Нона постучала пальцем по левой ладони внучки. – Вот, смотри…
Тамсин, Нона и Джон Фо одновременно склонились над ладонью девушки, едва не стукнувшись головами.
– Правая ладонь всегда отличается от левой, – объяснила Нона. – Левая показывает качества и возможности, данные тебе при рождении, а правая – перемены, которые произошли в результате твоих поступков. Смотри! – велела она, постукивая пальцем по коже. Тамсин послушно уставилась на свою ладонь. Параллельно линии жизни шла прямая глубокая линия. – Эта линия гораздо сильнее здесь, на левой ладони. Сама судьба приготовила для тебя глубокую долгую любовь. – Цыганка улыбнулась. – Но когда любовь появится в твоей жизни, ты должна будешь рискнуть, делая выбор. – Она пожала плечами. – Иначе у тебя не будет ничего.
Джон Фо взял ладонь Тамсин в свои руки и поднес поближе к себе. Это движение открыло порез на запястье.
– Что это? – спросил дед.
– Знак свадебного обета! – вскрикнула Нона.
– Я… я… – запинаясь, бормотала девушка. – Это был несчастный случай…
– Но у красивого шотландца есть такой же знак. Я видела отметку на его руке прошлой ночью, когда врачевала его рану! – всплеснула руками старая цыганка. – Муж, я говорила тебе! Они с красавцем риа обменялась клятвами!
– Почему ты не сказала нам? – потребовал ответа дед. – Это даже не помолвка, это женитьба! Ты обещала себя этому мужчине и не сказала нам ни слова!
Тамсин тяжело вздохнула. Пришлось объяснить старикам как можно проще, что произошло между ней и Уильямом Скоттом в темнице Масгрейва, а также и то, почему она держала это в тайне.
– Судьба решила все за тебя! – снова вскрикнула Нона. – Ты думала, он не захочет тебя? Думала, мы не дадим своего согласия? – Нона ухмыльнулась. – Мы даем его!
– Если ты хочешь, чтобы он стал твоим мужем, мы согласны, – подтвердил Джон Фо.
– Но наш союз был случайностью! Мы не думали, что так произойдет. Я не была уверена, что это может что-то значить.
– Может, – сказал цыган. – Если ты не признаешь эту случайность настоящей женитьбой, ты причинишь себе много горя. И ему тоже, и всей семье. Всех будут преследовать неудачи. Ты должна будешь разорвать брачные узы, причем так, как это принято у цыган, и развестись с ним, если тебе не нравится этот мужчина.
– Но мы не собирались жениться, – оправдывалась Тамсин.
– Вы оказались женаты по воле рока, – сказал Джон Фо. – Такой знак судьбы нельзя игнорировать, не то вся наша удача обратится бедами и несчастьями.
– Твой дед прав. Судьба выбрала тебе мужа, – поддержала его Нона. – И на ладони риа есть знак двойного сердца. Я видела его! Какой радостный день, сегодня у нас женятся две пары! – Нона огляделась кругом. – Где мой новоиспеченный внук? Дайте мне обнять его!
– Нет! – Тамсин вцепилась в Нону, которая уже готова была заключить шотландца в объятия. – Пожалуйста, не надо! Он не знает! Вы не можете сказать ему об этом сейчас!
– Он что, спал? Или был пьян? Как это он не знает?
– Нет, он не спал и был трезв, как младенец. Просто он не понимает, какое значение имеет этот порез, – объяснила Тамсин. – Он ведь не цыган, в конце концов!
– Тогда мы расскажем ему! – Нона повернулась. – Риа\ – позвала она.
– Нет! – закричала Тамсин. – Ты не должна! Обещай мне, что не скажешь ему!
Она была уверена, что Уильям Скотт не придаст значения порезу от случайно соскользнувшего лезвия кинжала. Он лишь посмеется над всем этим. А ее дед с бабкой так обрадовались этой случайной женитьбе! Они считают, что это чудо. Сама судьба распорядилась жизнью их внучки!
Девушка подняла голову и увидела того, о ком только что думала. Уильям приближался к их кибитке. Он шел своим обычным широким, уверенным шагом. На нем были надеты его шлем и доспехи, его лошадь стояла оседланная на краю лагеря. Сердце Тамсин заныло в груди, стоило ей только взглянуть на Уильяма. Она решительно отвернулась.
– Обещайте мне, что не будете пока ничего говорить ему, – попросила она своих бабку и деда. – Лучше я сама все ему объясню.
– Мне кажется, она слишком нерешительная, – проворчал Джон Фо. – Если думаешь, что это ошибка, разведись с этим мужчиной, как положено. А потом выходи за Баптиста, который хочет взять тебя в жены.
– Ее хочет риа, – настаивала Нона. – Нужно быть старым дураком, чтобы не замечать этого! Иди и объясни ему, – повернулась Нона к Тамсин.
Но девушке не пришлось никуда идти, потому что в этот момент Уильям сам подошел к ним и, глядя на Тамсин своими пронзительно-голубыми глазами, спросил:
– Ты готова выехать, Тамсин Армстронг?
Ей хотелось верить ему, когда он смотрел вот так, с нежностью и терпением.
– Выехать? – не понял Джон Фо. – Ты хочешь забрать ее в свой каменный дом?
– Да, – ответил Уильям. – Однажды она дала свое согласие. Тамсин, ты сказала им о нашем договоре? Об обещании?
– Об обещании? – Она растерянно уставилась на него, понимая, как двусмысленно это звучит для ее родных.
Она не рассказала старикам о том соглашении, по которому она должна была оставаться заложницей в его замке на протяжении двух недель, о единственном соглашении, которое действительно имело место. Она умолчала об этом договоре по той простой причине, что им было бы трудно понять, как может девушка оставаться в доме мужчины, не будучи за ним замужем. Теперь она начинала жалеть об этом.
– А, обещание… – произнес вдруг Джон Фо. – Она сказала нам, риа. – Он улыбнулся.
Тамсин едва сдержала стон отчаяния. Она знала, что дедушка говорит о другом обещании, о свадебном.
– Обещание… – выдавила она из себя. – Да, я говорила им.
Джон Фо шепотом перевел Ноне их разговор, и та радостно заулыбалась.
– Позвольте мне принести свои извинения за неприятности, которые я доставил вам прошлой ночью, – проговорил Уильям. – Пожалуйста, передайте мои сожаления невесте. Я прошу прощения за то, что прервал ее праздник. Надеюсь, неудачи обойдут стороной ваш табор.
– Нечасто гаджо приносят извинения цыганам, – заметил Джон Фо. – Однако ты не должен извиняться. Пусть удача сопровождает тебя во всем, риа. Очень скоро мы увидимся. Мы придем в Рукхоуп и разобьем лагерь на твоей земле.
Уильям крепко сжал руку старого цыгана.
– Конечно, добро пожаловать в мои владения. Если вам когда-нибудь понадобится моя помощь, дайте мне знать.
– Обязательно. Да не покинет тебя удача, – пожелал Джон Фо.
Уильям пробормотал слова благодарности и повернулся к Тамсин. Она смотрела в сторону. Судьба крепко держала ее жизнь в своих руках с того момента, как она встретила Уильяма Скотта. Вот и теперь у нее не было выбора, она вынуждена была ехать с ним. Этого ожидали от нее бабка с дедом. Увидев, как искренне они обрадовались известию о ее случайной свадьбе, девушка покорилась судьбе. Она не могла лишить их этой радости.
Из ее груди вырвался протяжный вздох. Она поедет со Скоттом, даже если ей придется оставаться две недели в заключении. Может быть, он просто запрет ее в комнате на это время. Такое заключение она еще смогла бы перенести. Если она будет находиться в замке Рукхоуп, она сможет выяснить, что задумал Масгрейв и чего он хочет от цыган и от ее отца. Тогда ей лучше поехать с Уильямом, в его замке она будет иметь больше возможностей для того, чтобы уберечь родных от участия в черных замыслах Масгрейва.
– Я еду с тобой, – сказала она Уильяму.
– Никаких возражений? – Его брови удивленно поползли вверх.
Тамсин отвернулась от деда с бабкой и так, чтобы слышал только он, мягко добавила:
– Только на две недели.
– Возможно, ты захочешь задержаться… – прошептал он. – Мы не знаем, что сделает Масгрейв после того, как Артур расскажет ему о событиях прошлой ночи.
Девушка кивнула. За последние сутки и особенно за последние несколько минут столько всего произошло, что она почти не могла ясно соображать. Однако ничего еще не закончилось. До заката нынешнего дня она должна все объяснить Уильяму Скотту, который вряд ли обрадуется тому, что услышит.
Тамсин с трудом сглотнула и повернулась, чтобы обнять стариков.
– Я… я оседлаю свою лошадь и соберу вещи, – сказала она. – Встретимся за лагерем.
Мужчина кивнул.
Тамсин резко развернулась и побежала. Слезы щипали ей глаза.


Часть XIV

Тамсин исчезла из виду, убежав за кибитки. Уильям быстро оглядел лагерь, но не заметил никаких признаков девушки. Он посмотрел на ее деда и бабку. Старики наблюдали за ним со странными улыбками на лицах. Он неуверенно улыбнулся в ответ, не совсем понимая, чему это они так радуются. Сам Уильям был рад тому, что Тамсин с готовностью согласилась поехать с ним. Он не испытывал горячего желания снова уговаривать ее.
Уильям откашлялся. Ни Джон, ни Нона ничего не говорили, хотя цыганский барон не сводил с мужчины пристального взгляда.
– Безопасного вам путешествия, – произнес наконец Джон Фо.
– Благодарю. Я признателен вам за гостеприимство.
Джон Фо скрестил руки на груди и молча отвесил Уильяму низкий поклон. Выпрямившись, он сказал:
– Это мы признательны тебе, риа. Очень признательны. Позаботься о нашей внучке как следует.
– Позабочусь, можешь быть уверен, риа, – пообещал Уильям, кивнув в ответ.
Джон Фо наклонился к Ноне и перевел. Она подняла глаза на Уильяма, и мужчина удивился, увидев слезы в ее ониксовых глазах. Женщина что-то быстро сказала, потом развернулась и поднялась по ступенькам в фургон, помахивая на ходу рукой, будто просила подождать.
– Что она сказала? – спросил Уильям Джона Фо.
– Она хочет вручить тебе подарок, – ответил цыган. – Он как раз подходит к такому случаю.
Уильям озадаченно молчал. Может быть, это еще один цыганский обычай – вручать подарки гостям перед расставанием? Мужчина ждал. Нона вернулась и передала ему сложенный кусок зеленого шелка.
– Это шейный платок, такие носят наши мужчины, – пояснил Джон Фо. – Она хочет, чтобы ты взял его. Мы получили его много лет назад от короля Франции. Мы были тогда совсем молодыми и путешествовали по его стране, играли на музыкальных инструментах и танцевали, развлекая его придворных. Наши выступления очень понравились им.
Уильям развернул платок. Это был прямоугольник густого зеленого цвета с золотой вышивкой. Он переливался, и блики играли на нем, как лучи рассветного солнца играют в осколках изумрудов.
– Спасибо, – сказал он Ноне, и тут вдруг ему в голову пришла идея. – Мерси, мадам, – повторил он по-французски. – Для меня большая честь получить такой подарок.
Женщина улыбнулась и принялась болтать с ним на французском.
– Ты красивый мужчина, – сказала цыганка. – Дай-ка я посмотрю, каков ты будешь в моем подарке. – Она сняла с мужчины шлем и повязала ему на шею платок, оставив у горла свободный узел. Взяв Уильяма за руку, она, казалось, готова была разразиться слезами. – Ну вот, теперь ты выглядишь как цыган, – сказала Нона и усмехнулась.
Уильям потрогал шелковый узел и свисающие от него концы.
– Мне тоже хотелось бы иметь что-нибудь, чтобы вручить вам в качестве подарка, – произнес он.
– Ты уже сделал нам большой подарок, – ответил Джон Фо тоже по-французски, чтобы и Нона, и Уильям могли понять его. – Мы навеки твои должники. Тебя послала нам сама судьба.
Молодой человек сначала колебался какое-то время, потом его губы растянулись в улыбке. Он решил, что Фо, должно быть, благодарны ему за помощь, которую он оказал им прошлой ночью. А может, они рады, что он вызвался присматривать за Тамсин. Арчи Армстронг тоже благодарил его за это. «Вероятно, – размышлял он, – она более дикая и неуправляемая, чем он думал вначале».
Со слезами на глазах Нона наклонилась и сложила руки на груди, прощаясь. В этот момент Уильям услышал нарастающий стук копыт. Он повернулся и увидел серого в яблоках жеребца, мчащегося через весь лагерь. Мужчина отступил назад, потому что конь несся прямо на него.
Тамсин держалась в седле с неподражаемой грацией. Изящная, гибкая, она прямо держала спину, юбка развевалась у ее колен, волосы окутывали ее черным облаком. Едва взглянув на Уильяма, она проскакала мимо и покинула лагерь. Достигнув края заросшей вереском пустоши, она пустила лошадь быстрым галопом.
Уильям рванулся было за ней, но в последний момент оглянулся и посмотрел на ее деда и бабку. Джон Фо молча махнул рукой в сторону вересковой пустоши.
– Скачи, – сказал он. – Следуй за ней. Теперь это твоя забота, Уильям Скотт.
Уильям бегом пересек лесок. Не прошло и минуты, как он уже сидел на своем гнедом, направляя жеребца вслед за Тамсин, прочь из табора.
* * *
Над вересковой пустошью низко стелился молочно-белый туман. Поднимающиеся из него холмы казались полупрозрачными в легкой дымке утренней зари.
Уильям вел гнедого через пустошь неспешным шагом. Тамсин скакала далеко впереди на своем сером, но мужчина не старался догнать ее. Ему достаточно было не выпускать девушку из вида. Он думал, что лучше будет позволить ей мчаться вперед, пусть даст выход обуревавшим ее эмоциям, которые заставили ее с такой скоростью покинуть цыганский табор. Здесь, на открытом пространстве, он ее не потеряет.
Тамсин пересекла пустошь и направилась к восточной дороге, которая шла вдоль широкого подножия холма. Уильям следовал за ней. Сейчас его жеребец двигался широким, размеренным шагом, однако в его движениях не было напряжения, он никуда не спешил. Уильям по-прежнему считал, что нет нужды преследовать девушку. Он был уверен, что в скором времени серый устанет от быстрого галопа. В любом случае, рано или поздно он ее нагонит.
Уильям издалека наблюдал за Тамсин. Ее волосы развевались, как черное знамя; юбка плотно облегала длинные, стройные ноги. Уильям был покорен ее изяществом и силой, которыми ее щедро одарила природа. Он терялся в догадках, что могло причинить ей такую боль. Ему казалось, она бежит от чего-то. Прошлой ночью Тамсин проявила незаурядное мужество, вступив в единоборство с двумя мужчинами, а сейчас вела себя так, будто боялась оказаться с ним один на один.
Уильям поднимался по склону холма следом за Тамсин, размышляя о прошлой ночи, о том, как он впервые увидел ее руку. Его реакцию нельзя было назвать ни шоком, ни отвращением, хотя девушка, похоже, ожидала от него и того, и другого. Нет, это было любопытство, возможно, удивление. Он знал, что она прячет эту руку из-за какого-то изъяна. Он предполагал, что увидит шрам или какие-то другие следы старой травмы. То, что он увидел, оказалось в итоге не более чем безобидным разнообразием природы. Но он хорошо понимал ее чувства и искренне сочувствовал ей. Эта девушка вообще действовала на него совершенно необычным образом. Казалось, ей ничего не стоит сокрушить надежные бастионы, которые он возвел вокруг своих чувств. Все его усилия казаться холодным и равнодушным оказывались совершенно бесполезными, стоило ей оказаться рядом. Никто, кроме его дочери, не действовал на него подобным образом.
Его глубоко взволновало то, что Тамсин, казалось, уверила себя в своем страшном уродстве. Похоже, она и в самом деле считала, что ее рука – клеймо самого дьявола. Уильям не разделял подобных предрассудков. Годы учебы, проведенные рядом с королем, его собственный интерес к наукам, в том числе и к медицине, научили его мыслить самостоятельно. Когда Артур и Нед издевались над девушкой, Уильяма охватила ярость. Он уже готов был вступиться за нее, как вдруг Тамсин вздумала использовать свою руку в качестве оружия. «Безрассудный, но отважный поступок», – думал Уильям, до глубины души тронутый ее страстной, импульсивной натурой.
Впрочем, возможно, настоящая храбрость всегда нуждается в толике безрассудства.
Он посмотрел вперед. Дорога пересекалась с тропой, образуя широкий перекресток, и уходила вдаль между двумя низкими холмами. Тамсин направлялась к развилке. Только здесь она замедлила ход и остановилась. Девушка развернула лошадь и сидела в седле, глядя на Уильяма.
Молодой человек вспомнил, как они с Арчи гнались за ней через луга по дорогам Спорных земель. В тот раз она тоже сначала остановилась на перекрестке. Ему стало интересно, неужели она снова смотрит на один из этих странных знаков, что оставляют на дорогах цыгане.
В этот раз она не выбрала никакую дорогу. Вместо этого Тамсин пришпорила лошадь и поскакала вверх по склону одного из холмов. Достигнув вершины, девушка натянула поводья.
Уильям надеялся, что она намеревается подождать его, чтобы вместе отправиться дальше, по тропе гуртовщиков, которая проходила по вершинам близлежащих холмов. Он направил своего гнедого туда, где остановилась Тамсин.
На пересечении тропинок увидел знак, который привлек внимание Тамсин. В центре просторной площадки красовалось выложенное из камней сердце. Однако это был совсем другой знак, не похожий на тот, который он видел раньше. На этом сердце не было никаких линий и стрелок. Оно было гораздо больше и выложено гладкими камнями размером с краюху хлеба. «Это не тайный знак, спрятанный в пыли и предназначенный только для ромал», – подумал Уильям. Этот знак появился здесь много лет назад; камни, из которых он был выложен, наполовину вошли в землю, а между ними росла трава.
Уильям поднял голову. На высоком гребне были видны силуэты лошади и всадницы. Тамсин сидела неподвижно, словно изваяние. В жемчужном свете раннего утра ему казалось, что девушка окружена нежной сиреневой дымкой.
Уильям направил гнедого вверх, гадая, умчится ли Тамсин при его приближении. Он уже достиг вершины, а девушка все так же неподвижно сидела в седле.
Гнедой поравнялся с серой лошадью, и мужчина натянул поводья. Тамсин не смотрела на него, хотя ее лошадь, почуяв другое животное, издала тихое приветливое ржание. В этом молчании и неподвижности девушки было что-то необычное, торжественное, и Уильям невольно поддался этому настроению. Не произнеся ни слова, он замер в ожидании.
Разглядывая точеный профиль Тамсин, плавные, изящные линии ее тела, темную густую массу вьющихся волос, он вдруг осознал, что она потрясающе красива и совсем не похожа на женщин, которыми он обычно восхищался, находясь при дворе. Никакие их наряды и драгоценности, никакие изысканные манеры не могли соперничать с ее природной красотой и грацией, не могли затмить ее – простую, искреннюю, пылкую и нежную. Но только сейчас он понял, что его восхищало в ней все: пламя, горящее внутри ее, пылкость ее натуры и быстрая смена настроений, грациозность ее движений и низкие звуки ее голоса. Но больше всего Уильяма восхищала ее сила духа, которая светилась в ее прекрасных зеленых глазах, и неуемная любовь к свободе.
Тамсин продолжала хранить молчание. В нем не было покоя или умиротворения, нет, что-то темное и невыразимо печальное окутало ее словно облаком. И чувствуя это, Уильям не решался беспокоить ее своими вопросами.
Он огляделся вокруг. Перед ним простирались бесконечные холмы, поросшие вереском, и долины, тонущие в утреннем тумане. В той стороне, откуда они приехали, мерцали цыганские костры, как утренние звезды.
Через несколько минут Уильям заметил внизу какое-то движение и, приглядевшись, увидел цыган, идущих через вересковую пустошь. В этой процессии, казалось, участвовал весь табор. Тут были и мужчины, и женщины, и дети. Вскоре они вышли на дорогу, по которой недавно проехали Тамсин и Уильям. Видимо, они направлялись к перекрестку.
– Они идут к Кругу Сердца, – сказала Тамсин, отвечая на вопрос, который Уильям только хотел задать. Она произнесла это таким безжизненным тоном, словно то внутреннее пламя, которым он так восхищался, совсем погасло.
– Круг Сердца? – не понял сначала мужчина. – Тот, что на перекрестке?
Тамсин кивнула в ответ, вытягивая правую руку в направлении площадки на распутье. Левую руку она по-прежнему прятала в черной перчатке. Сейчас она держала этой рукой поводья.
– Давным-давно цыгане выложили здесь этот знак из камней. На этом месте было совершено немало свадебных обрядов. Помолвки тоже проходят здесь. Цыганские таборы, путешествуя по многим странам, специально приходят на этот перекресток только для того, чтобы произнести слова клятвы во время свадебного обряда.
– Жениться на рассвете – это тоже традиция?
Небо на восходе все больше окрашивалось в розовый цвет, однако в тенях, отбрасываемых холмами, еще скрывалась ночная мгла.
– По традиции ромал танцы и пиры устраиваются до того, как будут произнесены слова клятвы, а не после. В последний день праздника, перед тем, как наступит ночь, даются обеты. – Тамсин быстро взглянула на Уильяма. – Невеста и жених должны были произнести свои обеты прошлой ночью, но празднество было прервано…
– Ты хочешь присоединиться к ним? Присутствовать на свадьбе? – спросил Уильям. – Я подожду, если ты хочешь побыть с ними.
Тамсин отрицательно покачала головой:
– Я посмотрю отсюда. Невеста и ее близкие родственники вряд ли хотели бы, чтобы я была сегодня среди них.
Ее голос был лишен каких бы то ни было эмоций. Она спокойно сидела на лошади, с прямой спиной и высоко поднятой головой на длинной гордой шее. Однако в глубине ее глаз Уильям видел затаившуюся там боль и грусть.
– Тогда мы будем смотреть отсюда, – мягко произнес он. – Если, конечно, ты не возражаешь против моей компании.
Девушка не ответила, ее взгляд был прикован к тому, что происходило внизу.
Цыгане подошли к перекрестку и встали вокруг каменного сердца. Уильям увидел, как Джон Фо вышел на середину и встал рядом с сердцем. Он что-то сказал цыганам, а потом подал рукой знак. Невеста и жених вышли вперед и встали в центр сердца. Фо связал их руки вместе куском красной ткани. Уильям вопросительно посмотрел на Тамсин.
– Мой дедушка, как предводитель ромал, попросил их произнести обеты, – объяснила она. – Он связал их запястья вместе, потому что это символизирует союз. Потом… – она замолчала.
Уильям, смотревший вниз, увидел, как блеснуло лезвие.
– Что потом?..
Он услышал, как она протяжно вздохнула.
– Он… делает маленькие надрезы на их запястьях. Эти ранки нужны для того, чтобы кровь мужчины смешалась с кровью женщины. А потом они дадут друг другу клятву. Вот и все, что нужно для того, чтобы свершился свадебный обряд.
Какая-то мысль мелькнула в голове Уильяма и исчезла так быстро, что он не успел ухватить ее. Мужчина смотрел на жениха и невесту. Земная простота этого древнего ритуала тронула его до глубины души.
Джон Фо развязал руки молодоженов, и они произнесли свои клятвы. А потом весь табор направился назад, в лагерь. Они шли и пели, и их голоса еще долго были слышны вдали.
– Вот и все, – тихо произнесла Тамсин.
– Я желаю им счастья от всего сердца, – сказал Уильям, ожидая, что она будет делать дальше.
Тамсин открыла рот, будто собиралась заговорить, но отвернулась. Ее губы и подбородок дрожали.
– Я должна тебе кое-что сказать, – с трудом выговорила она, наконец справившись с собой.
Уильям нахмурился. Он чувствовал: то, что она сейчас скажет, ляжет на ее плечи тяжким бременем. Он ждал.
– Я говорила с бабушкой и дедушкой довольно долго перед тем, как мы уехали из лагеря, – начала Тамсин. – Ты наверняка слышал кое-что из нашего разговора, иногда мы повышали голоса.
– Я заметил, что вы спорите, – ответил Уильям, – но я не понимаю ваш язык.
– Мой дед хочет, чтобы я вышла замуж за человека, которого он выбрал для меня, – сказала со вздохом девушка. – Он хочет, чтобы я встала в центр круга и в центр этого каменного сердца с цыганом из соседнего табора, который хотел жениться на мне. Я отказалась. Мой дед был очень сердит на меня.
– Мне показалось, что он был весьма доволен, когда мы уезжали, – отозвался Уильям. Он вдруг почувствовал, как предательское чувство ревности закрадывается в его душу, и удивился самому себе. Ему не понравилась мысль, что она может выйти за кого-то замуж. И хотя сам он не думал жениться на ней, мысль о другом мужчине возмутила его до глубины души. – Спор, по-видимому, был разрешен? – спросил он, стараясь говорить спокойно.
Тамсин склонила голову, ее темные волосы упали вперед, скрыв от него лицо.
– Это именно то, что я должна тебе сказать, – прошептала она. – Решение. Мой дед хочет видеть меня замужней женщиной. Если я не найду себе мужа, любого мужа, он изгонит меня из табора, я потеряю право называться цыганкой.
– Выгонит? – удивился Уильям.
Девушка кивнула.
– Цыгане, изгнанные из табора, не могут вернуться назад, пока не получат прощение. Не думаю, что дедушка в самом деле наказал бы меня подобным образом, – быстро проговорила она, – но он упомянул об этом. Значит, он был очень зол на меня. И это показывает, как сильно он хочет, чтобы я вышла замуж. Я не смогла бы… я бы не вынесла, если бы он прогнал меня. Я даже боюсь услышать это от него еще раз. Я не живу с ними большую часть года, и это правда, что многие ромалы плохо ко мне относятся. Но кибитка моих деда и бабушки – это мой дом, так же, как и Мертон Ригг. Мне необходимо иметь возможность приходить в табор и покидать его, когда я захочу. – Она остановилась, чтобы перевести дух.
– Я понимаю, – тихо сказал Уильям. Он снова ощутил прилив нежности и сочувствия к этой девушке. – Я знаю, что это такое – быть вдали от дома, не иметь возможности приезжать туда, не видеть своих родных…
Ему было всего тринадцать, когда его насильно увезли из Рукхоупа и оставили под опекой английского короля. Он снова увидел своих родных – мать, брата, кузенов и сестру, – когда уже стал мужчиной.
Уильям смотрел на туман, поднимающийся над вересковыми пустошами. Он вспомнил тот ужасный, холодный день, когда ехал под конвоем через долину, через несколько часов после гибели его отца. Боль этих воспоминаний жила в его сердце. Боль одиночества и безысходного отчаяния. А потом он увидел – и это воспоминание тоже навсегда осталось с ним – Арчи и Тамсин Армстронгов, сидящих вместе на одной лошади на гребне холма. На таком же гребне, на каком сейчас остановились он и девушка. Перед его глазами возник их прощальный жест. Он помнил, как они смотрели на него. Они были словно стража, стоящая в почетном карауле. Уильям почувствовал, как в нем, как и тогда, вновь расцветает чувство благодарности за их дружеский привет и любовь в то время, когда он больше всего в них нуждался.
Он глубоко вздохнул.
– Так ты решила выйти за того цыгана? Встать с ним вместе в центр каменного сердца? Это то, что ты хотела сказать мне? – спросил он, чувствуя, как его охватывает паника.
Девушка резко затрясла головой, в ее глазах стояли слезы. Она смахнула их тыльной стороной правой руки.
– Нет, – сказала она, – я не согласилась стать его женой. Я никогда бы не смогла сделать это. Но я дала согласие… – Тамсин всхлипнула и тут же закрыла рот рукой, пытаясь сдержать рыдания.
Уильям почувствовал непреодолимое желание дотронуться до нее, сжать ее в своих объятиях. Не для того, чтобы удовлетворить свою страсть, которая вспыхивала в нем, едва только Тамсин оказывалась поблизости, а чтобы утешить ее, уверить в своей защите. Он знал, что рука, протянутая в знак сочувствия, плечо, на которое она могла опереться, пара ласковых слов смогут хоть немного уменьшить ее боль и печаль. Но он также знал, что она слишком горда, слишком сильна, чтобы позволить себе принять его утешение.
Девушка отерла рукой слезы и, гордо вскинув голову, подобрала поводья и направила лошадь вниз по пологому склону.
Уильям последовал за ней. На пустом перекрестке Тамсин остановилась. Мужчина тоже остановился. Она вздохнула, спешилась и пошла к Кругу Сердца. Уильям тоже соскочил с лошади, подошел к девушке и встал рядом с ней. Он заметил, что ее глаза снова наполнились слезами.
– Тамсин… – Он подошел ближе, не в силах удержаться от того, чтобы коснуться ее, положить руки на ее плечи. – В чем дело? Что произошло между тобой и твоими родными?
Она отвернулась, но не отступила. Его руки остались лежать на ее плечах. Он чувствовал, как ее тепло проникает в него, как ее волосы легко касаются его кожи. Он чувствовал сожаление, он даже ощущал себя виноватым, сам не зная в чем. Стоя рядом с Тамсин, касаясь ладонями ее плеч, он хотел дать ей нечто большее в обмен на тот старый щедрый дар. Он хотел как-то помочь ей и ее отцу, но вдруг обнаружил, что не знает как.
– Мое ослушание, когда я отказалась выходить за Баптиста, позорит деда и бабушку, – сказала она. – Моя свадьба, моя покорность доставили бы им большую радость. Такие вещи имеют особое значение для цыган. Я хочу, чтобы ты понял это, – она перевела дыхание.
– Я понимаю, – сказал он. – А есть еще какой-нибудь мужчина, за которого ты могла бы выйти замуж и порадовать этим своих родных?
Его собственные слова снова вызвали в его сердце глухую боль и острую вспышку ревности. Он мысленно отругал себя за это чувство, но не мог ничего с собой поделать. Уильям был удивлен, когда услышал мягкий смех, сорвавшийся с губ девушки. Тамсин стояла, опустив голову и глядя на сердце из камней.
– Дедушка пытался найти мне мужа. Отец тоже пытался, и даже больше, чем дед. Ни один мужчина никогда не хотел взять меня в жены и не делал предложения сам, кроме того цыгана, о котором я говорила.
– Только не говори, что никто не хочет тебя, красавица, – сказал Уильям, откровенно любуясь ею. – Я уверен, на такой доброй, стройной; красивой девушке, как ты, с радостью захотел бы жениться любой мужчина.
«Я хочу тебя», – подумал он вдруг. Осознание этого желания было таким внезапным и отчетливым, что он чуть было не сказал это вслух.
– Хорошо известно, что никому из приграничных лэрдов и никому из цыган, за исключением Баптиста Лалло, не нужна дочь Арчи Армстронга, – грустно сказала Тамсин. – Ни один не хочет иметь в женах наполовину цыганку, да еще с половиной… с половиной руки. – Она пожала плечами, словно говоря, что ей наплевать на тех, кто так думает. Но когда он заглянул ей в глаза, то увидел в них боль.
– Значит, твой отец и твой дед пропустили нужного мужчину, – тихо сказал он.
Тамсин горестно рассмеялась.
– Мой отец предлагал жениться на мне едва ли не каждому мужчине, которого встречал!
– Мне он не предлагал.
Слова, вырвавшиеся внезапно и прозвучавшие очень тихо, удивили самого Уильяма. У Тамсин перехватило дыхание.
– Ты?! – спросила она. – Что… что бы ты ответил ему, если бы он предложил тебе брак с такой девушкой, как я? – Она подняла голову и прямо посмотрела на него.
В ее глазах, таких же ясных, как свет, проникающий сквозь зеленое стекло, он увидел надежду и страх, и затаившийся в их глубине огонь. Тот самый огонь, который уже почти погас из-за множества отказов. Так не свойственная ей неуверенность и ранимость, появившаяся вдруг в ее взгляде, поразила его в самое сердце.
Он не хотел, чтобы этот внутренний огонь в ней совсем угас, и уж точно не хотел быть тому причиной. И сколько бы беспокойства она не доставляла ему из-за своего неукротимого нрава, он не мог не восхищаться ее яркой темпераментной натурой, не мог не желать, чтобы это пламя разгорелось в ней с новой силой.
Странная, едва уловимая мысль, которая посетила его раньше и которую он не успел ухватить, наблюдая за цыганской свадебной церемонией, внезапно вернулась со всей ясностью. Осознание случившегося, пришедшее с этой мыслью, росло и крепло, раскрывая перед ним неожиданные возможности. Он был настолько потрясен своим открытием, что на мгновение его бросило в жар, затем в холод. Сердце бешено стучало.
Тамсин с замиранием сердца ждала ответа на свой вопрос, но он молчал.
Девушка отвела взгляд, протяжно вздохнула и пошла к своей лошади.
– Тамсин, – позвал он.
Она даже не обернулась.
«Должно быть, я сошел с ума», – сказал себе Уильям, глядя ей вслед. Видимо, одна ночь с цыганами полностью лишила его разума. Ему не следует ничего говорить ей о тех диких мыслях, что бродят в его голове. Он должен просто предложить ей свою помощь и поддержку, подсадить в седло и отвезти в Рукхоуп на две недели, как договаривались. Вот что ему следует сделать. Это будет правильный и самый безопасный путь.
Он не хотел безопасных путей в этот раз. Он знал это совершенно точно, но не понимал почему, да ему это было сейчас и неважно.
– Тамсин, – снова позвал он и пошел за ней. Девушка обернулась. Ее губы чуть дрогнули. Она ждала.
– Я бы сказал твоему отцу, – произнес Уильям, – что для меня было бы большой честью стать твоим мужем. – Тамсин уставилась на него, ее рот приоткрылся в изумлении. – И еще я сказал бы ему, – продолжил Уильям, – что мы с тобой уже женаты.


Часть XV

– Ведь это правда? – обратился он к Тамсин и сам себе ответил: – Правда. И ты знала об этом.
Краска залила ее щеки, она смущенно опустила ресницы. «Да, – подумала Тамсин, – знала. Знала с самого начала». И еще она подумала: неужели ее сердце стучит так же бешено, как его?
Уильям стоял, глядя на темную корону ее волос, и ждал ответа.
– Да, я знала об этом, – прошептала она наконец.
– Значит… то, что произошло между нами в замке Масгрейва, в темнице, было… – Он хотел, чтобы она закончила его мысль. Он боялся сделать это сам, потому что не был уверен, что все понял правильно.
– Мы не договаривались об этом. Это была случайность, – сказала Тамсин, не поднимая головы. Она избегала его взгляда, боялась посмотреть на него. – Ты никогда не захотел бы взять меня в жены.
– Очевидно, ты уже моя жена, – произнес он, и его лицо отразило всю гамму чувств, которые он сейчас испытывал.
– Но на самом деле мы не женаты. По шотландским обычаям.
– А как насчет цыганских обычаев?
С трудом проглотив комок в горле, девушка кивнула.
– Мой дед считает, что это настоящая женитьба, – сказала Тамсин. – Он… он знает об этом, и бабушка тоже. Они сказали, что это не случайность, а свадебный обряд, совершенный по велению рока. Эти порезы связали нас. Они уверены, что это судьба. – Девушка взглянула на мужчину с легкой гримасой на лице, будто ожидала, что он начнет сейчас громко и возмущенно протестовать.
Но Уильям только шумно вздохнул, удивленный.
– Женитьба по велению рока?
Тамсин кивнула с несчастным видом.
– Дедушка заметил ранку на моей руке, а Нона видела твою. Они придали слишком большое значение тому, что с нами случилось, потому что с огромным уважением относятся к знакам, которые посылает нам провидение. Цыгане говорят, что так проявляет свою волю тот… кого христиане называют богом. И такие знаки судьбы нельзя оставлять без внимания.
– Так они считают, что мы женаты? – нахмурился Уильям. – Теперь мне понятно, почему они так вели себя со мной. Это многое объясняет, в том числе и это… – он коснулся зеленого шелка, повязанного на шее. – Твоя бабушка вручила мне этот платок в качестве прощального подарка.
– Свадебного подарка, – поправила его Тамсин. – Ты ей очень понравился. – Она посмотрела куда-то в сторону. – Они думают, что мы женаты волею судьбы, но… по собственному выбору. Они уверены, что мы хотели, чтобы это случилось.
– Ты позволила им думать так, – сказал мужчина. – Ты не стала разубеждать их…
Уильям не обвинял девушку, он просто пытался разобраться в той головоломке, которую она помогала ему распутать.
– Дедушка сказал, что мы принесем много бед себе и всем цыганам, если воспротивимся воле судьбы, если будем расценивать это как ничего не значащий случай. Он думает, что у свершившегося гораздо более глубокое значение. И бабушка согласна с ним. Она посмотрела мою ладонь и нашла там подтверждение. Сказала, это обязательно должно было случиться. – Девушка повела плечами и обхватила левое запястье пальцами правой руки, бессознательным движением потирая порез.
– Ты сказала ему, что хочешь быть со мной, – заметил Уильям, нахмурившись.
– Да, – прошептала Тамсин. – Сказала. Мне очень жаль. Я не могла согласиться на свадьбу с цыганом. Тогда дедушка предложил мне выбор: Баптист Лалло или ты. – Она подняла на него свои почти прозрачные глаза. – Я выбрала тебя.
Уильям смотрел на девушку. Ее прямота и искренность тронули его до глубины души. Он был польщен ее признанием, но и немало удивлен. Каким-то непостижимым образом он понимал ее как самого себя, хотя они впервые встретились всего несколько дней назад. Конечно, она, как и все, играла в свою игру и могла ловко тасовать факты, словно карточную колоду. Он уже видел однажды, как она делала это, защищая себя и своего отца.
Но несмотря ни на что, он видел, что сердце у нее чистое и искреннее, хотя, как и у него самого, защищено колючей изгородью. Он знал, что может полностью доверять ей, и уверенность эта исходила из самых глубин его души, для которой верность и преданность значили так много. Вот только он не знал, что она сама думает о нем, доверяет ли ему. И он совершенно не знал, что ему делать дальше.
Уильям снял шлем, провел в растерянности всей пятерней по волосам, затем снова надел шлем и решительно повернулся к девушке, но вдруг понял, что просто не знает, что сказать. Тяжело вздохнув, он уставился в землю. Значение ее слов, его собственные чувства и мысли о том, что же для него важнее всего на свете, вихрем кружили в его голове, как осенние листья, сорванные ветром с деревьев. Ему необходимо было ухватить их, призвать к порядку. Некоторые его мысли, он чувствовал это, были исключительно красивы. И очень ценны.
– Ты сердишься на меня, – сказала девушка, наблюдая за меняющимся выражением его лица.
– Нет, – ответил он, – думаю.
Уильям стоял вполоборота к Тамсин и сосредоточенно хмурился, потирая пальцами виски.
– Дедушка говорит, если мы не хотим быть женатыми, то можем совершить ритуал развода, – заметила девушка.
– Развод? – Он посмотрел на нее долгим внимательным взглядом.
– Цыганский брак можно так же легко расторгнуть, как и заключить.
– Ты хочешь этого?
Она колебалась.
– Если хочешь ты, – прошептала наконец Тамсин.
– Я спрашиваю, чего ты хочешь? – настаивал Уильям.
Тамсин тяжело вздохнула и отвернулась, скрестив руки на груди.
– Если наш союз распадется, дедушка будет думать, что я свободна, и попытается снова выдать меня замуж за Баптиста Лалло. Я снова откажусь, но тогда уже дедушка не предложит мне никакого выбора. Он может выгнать меня из табора, потому что мой отказ ляжет на него позором, а ему необходимо сохранить гордость. У него дикий, горячий нрав и такая же дикая гордость, – объяснила девушка. – Так что это женитьба облегчила бы мне жизнь. Это единственная защита, которая у меня есть. Иначе мне придется выйти замуж за Баптиста… или навсегда покинуть табор.
Как Уильям и ожидал, Тамсин, по своему обыкновению, дала ему честный ответ.
– Значит, если мы расторгнем наш брак, – сказал он, – ты окажешься в еще более затруднительном положении, чем сейчас. Тебя ждут безрадостные перспективы, хуже, чем свадьба со мной или содержание в темнице моего замка.
Последние слова он проговорил медленно, надеясь вызвать прежний строптивый огонь в ее глазах. Но Тамсин только склонила голову на грудь, ее волосы скользнули вперед, закрывая ее лицо шелковым занавесом.
– Я знала, что ты не захочешь жениться на мне, – произнесла она. – Извини меня. Это глупо. Это мои проблемы, не твои. Пожалуйста, прости и забудь. Ты свободен. Это я попала в ловушку, расставленную судьбой. Ты можешь идти своей дорогой.
Она развернулась, намереваясь уйти. Уильям схватил ее за левую руку. Тамсин сопротивлялась, и мужчина потянул ее к себе, твердо, но осторожно, пока она не сделала один маленький шажок вперед, к нему. Ее рука в перчатке плотно охватила его пальцы, и в этот момент он снова почувствовал, как она уязвима.
– Мы оба попали в эту ловушку, – сказал Уильям. – Похоже, тебе необходима наша женитьба. Или, по крайней мере, ее имитация.
– Уильям, – задумчиво произнесла Тамсин, – а что будет, если мы… останемся женаты. Только на некоторое время, пока Баптист не уедет, – быстро добавила она и покраснела, чувствуя непривычное смущение.
Эта неуверенность, столь несвойственная Тамсин, заставила Уильяма ощутить почти физическую боль. Он знал, что внутри нее горит гордый, яркий огонь, и не желал стать тем, кто погасит в ней это пламя. Неожиданно он со всей отчетливостью понял, что хочет сделать, и понимание этого придало ему сил. Он притянул девушку ближе к себе, их взгляды встретились.
– В таком случае я признателен судьбе, что она соединила нас. Ты это хотела услышать? – прошептал он. – Мы будем мужем и женой столько, сколько ты этого захочешь.
Ветер поднял волосы Тамсин и метнул густую гриву ей в лицо. Она не отрываясь смотрела на Уильяма.
– Ты это сделаешь? – прошептала она.
Уильям протянул руку, чтобы убрать темные шелковые пряди. Он хотел видеть ее лицо, ее глаза.
– Красавица, я задолжал тебе много лет назад… – Тамсин вопросительно взглянула на него. – Позже я расскажу тебе, в чем дело. А сейчас тебе достаточно знать, что я всегда оплачиваю свои долги.
– Если и есть какой-нибудь долг, так это мой долг тебе, – проговорила девушка. – Ты помог моему отцу и мне, и ты спас меня от Артура Масгрейва. Дважды. Скажи, почему ты все-таки согласился помочь мне?
Уильям отвернулся и оглядел покрытые туманом холмы. В его голове теснилось множество весьма разумных причин этого совершенно неразумного решения. Ему хотелось что-то сделать для Арчи и Тамсин, чтобы оплатить старый долг. Ему самому нужна была жена, чтобы защитить дочь от Гамильтона. Тамсин смогла бы избежать ужасного наказания – изгнания из табора. И Масгрейв не осмелится уже выдвинуть обвинения в колдовстве, если Тамсин будет леди Рукхоуп. Он мысленно перебрал все разумные доводы, которые мог бы привести себе в оправдание, доказывая, что это вполне рациональное решение. Но едва ли он мог так же легко объяснить, что за мощная сила толкала его на это, заставляла его придумывать логическое объяснение тому, что вовсе не имело никакого объяснения.
Он мог бы просто посочувствовать девушке и отвезти ее в Рукхоуп, как планировалось. Он вполне мог защитить ее от Масгрейва, и для этого ему вовсе не нужно было объявлять Тамсин своей женой. Да и с Малисом он вполне мог справиться сам. И все же что-то толкало его на этот путь. Не только искреннее желание помочь девушке и не простое физическое влечение, которое он испытывал к ней. Это влечение он мог или думал, что мог, контролировать. Но Уильям привык прислушиваться к своему внутреннему голосу, а этот голос сейчас говорил ему, что он делает именно то, что должен делать!
– Почему ты соглашаешься помочь мне? – снова спросила она.
– Я такой же участник этой нелепой женитьбы, как и ты, – ответил Уильям. – Она уже доставила тебе немало хлопот и неприятностей, но если мы сохраним наш союз, пусть даже временно, ты решишь свои проблемы. И потом… – тихо добавил он, – я обнаружил, что у меня тоже есть проблема. И наш брак поможет мне разрешить ее. Тебе нужен муж, а мне нужна жена. На время.
* * *
Сердце Тамсин стучало, как барабан. Она во все глаза смотрела на Уильяма.
– Тебе нужна жена? Временно?
Улыбка чуть тронула уголки его губ. Тамсин уже успела полюбить эту скупую улыбку. Ей нравилось, как при этом светлели и зажигались искрами его голубые глаза.
– Да, – подтвердил он. – Мне срочно нужна жена, но у меня нет времени искать ее. Наш союз поможет мне обзавестись женой прямо сейчас.
– Но ты мог выбрать знатную леди при шотландском дворе и… и иметь настоящую жену.
– Мог бы. Но ты, красавица, – сказал он, – интересуешь меня больше, чем все леди, которых я до сих пор встречал. И потом, поверишь ты этому или нет, но большинство знатных леди в данный момент не захотят иметь в мужьях владельца Рукхоупа. Не у тебя одной плохая репутация. Только в отличие от тебя, – добавил он с горькой усмешкой, – я свою заслужил.
Он отпустил ее руку, затянутую в перчатку, и Тамсин по привычке спрятала ее в складках пледа. Казалось, она все еще чувствовала тепло его ладони. Она чувствовала сейчас некоторую растерянность. Ей стоило большого мужества попросить его не разрывать их брак, и то, что он так легко согласился на это, повергло ее в изумление.
– Должно быть, тебе и в самом деле срочно нужна жена, – заметила девушка.
– Не настолько срочно, чтобы я потащил к священнику первую же попавшуюся мне женщину, – возразил Уильям. – Наша женитьба случилась как раз тогда, когда мы оба в ней нуждались. Возможно, это и в самом деле перст судьбы.
Тамсин кивнула. Она никак не могла унять свое сердце, которое продолжало бешено колотиться.
– Для чего тебе сейчас нужна жена?
– Есть один человек, который требует, чтобы я женился, имея на то свои причины. Я полагал, у меня в запасе еще есть год-другой, чтобы подыскать себе подходящую жену. Но если я приведу в свой дом жену сейчас, это поможет оградить мою дочь от больших неприятностей, которые может доставить этот человек. Он ее дедушка.
Тамсин смущенно заморгала, глядя на Уильяма.
– Твою дочь?
– Да. Кэтрин, – ответил он. – Этот человек хочет забрать у меня свою внучку. И я вынужден делать все возможное, чтобы не позволить ему сделать это, – решительно закончил он.
– А что… что стало с ее матерью? – спросила Тамсин.
– Она умерла. Ее звали Дженни Гамильтон, – добавил Уильям более мягко.
«Должно быть, он очень любил эту Дженни», – подумала Тамсин.
– Ее отец хочет взять опеку над нашей дочерью, – продолжил Уильям. – Вот такая проблема. Возможно, теперь ты сама не захочешь сохранить наш союз даже ненадолго.
– Наш брак устраивает нас обоих. Я помогу тебе.
– Тогда договорились.
Девушка кивнула.
– Мой отец и дедушка с бабушкой настаивали, чтобы я поскорей нашла себе мужа. Мне надоели эти поиски. Для меня наша женитьба будет передышкой.
– Для нас обоих, – проговорил Уильям, глядя на нее.
– Да. Мы разорвем этот временный союз тогда, когда наши проблемы останутся позади. Но… – она посмотрела в сторону, колеблясь, продолжать или нет. Решившись, Тамсин закончила: – Но я не хочу лгать о том, что мы женаты. Ведь это правда только наполовину.
– Мы можем сейчас, здесь произнести слова клятвы, как это принято у цыган. И тогда свадебный обряд будет завершен по всем правилам, он станет полной правдой. Если ты, конечно, хочешь, – добавил Уильям.
Тамсин согласно кивнула. Сердце готово было выпрыгнуть из ее груди. Она чувствовала себя так, будто стояла на краю пропасти и готовилась сделать шаг, не зная, упадет она вниз или воспарит, как птица.
– Красавица, вон там лежит цыганское каменное сердце. Давай дадим друг другу обещания, встав в его центр.
Тамсин кивнула, соглашаясь. Ей понравилось, что на щеках этого сурового воина появилась легкая краска смущения. Она словно приоткрыла окошко в его душу. Тамсин поняла главное: то, что происходит между ними, не оставляет его равнодушным. И ей вдруг нестерпимо захотелось встать в Круг Сердца вместе с Уильямом. Словно это могло значить для нее и для него гораздо больше, чем краткосрочный договор, основанный на желании просто помочь друг другу. И тогда в ее сердце вспыхнула, как яркая звездочка, крошечная надежда, что, быть может, этот странный союз, навязанный им судьбой, окажется долгим и счастливым.
– Двенадцать шотландских лэрдов отвергли предложение отца жениться на мне, – выпалила вдруг она, словно хотела предоставить ему последнюю возможность пойти на попятный.
– Что ж, значит, я тринадцатый лэрд, которому предоставлен такой шанс, – ответил Уильям.
– Тринадцать – несчастливое число.
– Должен заметить, кое в чем мне определенно везет.
– Цыгане говорят, что я – вафри бак, злой рок.
– Красавица, – мягко сказал Уильям. – Я не цыган.
– Есть еще кое-что, что ты должен знать, – сказала девушка. – Мой отец так обрадуется нашей женитьбе, что будет на каждом углу кричать о своем новоиспеченном зяте. И он будет настаивать на том, чтобы нас обвенчал священник. И разрешить эту проблему будет гораздо труднее. По цыганским обычаям брак можно прекратить в один момент, по обоюдному согласию супругов. – Она вздохнула, покачав головой. – Возможно, мы делаем большую ошибку. Я не хочу, чтобы мой отец страдал из-за нее.
Уильям наклонился к девушке.
– Тамсин, – пробормотал он. Ей нравилось, как он произносит ее имя. Его голос был таким глубоким и певучим. – Подойди ко мне.
Он взял ее за левую руку и, шаг за шагом отступая назад, вел девушку за собой до тех пор, пока каблуки его сапог не ударились о камни, из которых было выложено каменное сердце. Он положил на землю свой шлем.
– Ну вот, половина дела сделана, – сказал он. – Что теперь? Расскажи, как сделать остальное?
Тамсин с опаской посмотрела на него.
– Развод? Или женитьба?
Он снова улыбнулся ей своей едва заметной, терпеливой улыбкой, и сердце девушки вновь затрепетало.
– Всему свое время. Давай сначала поженимся.
– Но по шотландским законам мы не будем женаты, – предупредила она.
Уильям повернул ее руку, которую держал в своей, и провел пальцем вдоль шрама на ее запястье, который остался от лезвия его кинжала.
– Согласно древнему шотландскому обычаю, красавица, наш брак считается законным, если он заключен по нашей доброй воле, по обоюдному согласию. Если он длится один год и еще день, его признают действительным и уже нерасторжимым. Союз может быть разорван в любой момент до истечения этого времени. Так что в любом случае у нас остается выбор, какой бы обычай мы не избрали для своего бракосочетания – цыганский или шотландский.
– Но священник не произнесет над нами свое благословение, – заметила Тамсин. – И мы не станем ничего говорить моему отцу.
– Если таково твое желание, то да.
– И мы не будем жить, как муж с женой, – добавила она тихо.
– Должно быть, я сумасшедший, что соглашаюсь на все это, – проворчал Уильям. – Как ты захочешь. Пусть это будет брак двух друзей.
– Будет недостойно с твоей стороны, если ты лишишь меня невинности, когда мы не предлагаем друг другу ничего, кроме дружбы, – Тамсин быстро взглянула на него.
– Если ты не захочешь, между нами ничего не произойдет. Можешь мне верить, – очень серьезно пообещал Уильям.
Тамсин даже подумала, что обидела его. Спустя мгновение она пожалела о своем предложении. Но еще больше ее огорчило то, что он так легко и охотно на это согласился. Горячее желание нарастало в ней, заставляя ее мечтать о его прикосновениях и поцелуях. Ей смертельно хотелось почувствовать жар его объятий, хотелось самой прикоснуться к нему. Но, сама установив правила их нелепой женитьбы, она уже не могла изменить их.
Уильям мягко потянул ее за руку, и Тамсин шагнула в центр каменного круга.
– Так каков ритуал? – спросил он.
– Их несколько, – объяснила девушка. – Возможно, нам подойдет соглашение о помолвке.
– Ну, да, – улыбнулся он. – Сначала брак, потом помолвка. Очень разумно.
Тамсин улыбнулась ему в ответ, а потом весело рассмеялась.
– Сними шейный платок, – скомандовала она.
Уильям удивленно приподнял бровь, однако развязал узел, стянул платок с шеи и протянул ей. Но девушка не стала брать у него зеленую шелковую ткань.
– Повяжи его мне на шею, а концы держи в своих руках, – велела она. – Потом произнеси слова клятвы. Говори о том, что собираешься делать. Таков цыганский обряд обручения.
Уильям сосредоточенно сдвинув брови, перекинул платок через ее голову. Потом он аккуратно расправил ткань на ее шее и плечах и потянул за концы.
Шелковая ткань была удивительно мягкой, она еще хранила тепло его тела, присущий только ему запах. Платок обнял ее шею, стирая из памяти воспоминания о веревке, которая так недавно занимала место этого платка.
– А теперь говори то, что приходит в голову, – сказала Тамсин. – Судьба соединила нас, хотя мы не просили ее об этом. Если ты прислушаешься, возможно, она же подскажет тебе сейчас нужные слова.
Уильям кивнул и задумался, не сводя с Тамсин своих кристально-голубых глаз. Потом он намотал на пальцы концы платка, укорачивая их и притягивая девушку ближе к себе.
Казалось, взгляд ее темно-зеленых, словно вобравших в себя цвет изумрудного платка, глаз никогда не изгладится из его памяти. Тамсин стояла перед ним, яркая и светлая, как пламя свечи, и терпеливо и доверчиво ждала его клятв.
Уильям медлил, подбирая слова. Солнце поднялось еще выше, рассеивая туман и заливая все вокруг своим ослепительным светом. Они стояли в центре Круга Сердца. Внезапно, словно лучи солнца рассеяли и туман его сомнений, Уильям понял, какие слова он должен произнести. Он притянул девушку так близко к себе, что их разделяло лишь дыхание. Тамсин запрокинула голову, чтобы видеть его. Он потянул за концы платка, и расстояние между ними сократилось еще больше. Теперь его руки почти касались ее шеи.
– Я обещаю быть верным тебе, Тамсин Армстронг, – тихо и торжественно произнес Уильям. – Я клянусь уважать союз, скрепленный нашей кровью и нашими обетами. – Тамсин слушала затаив дыхание. – Я отдаю тебе свое сердце, как друг, руку, как защитник, и имя, как муж. В чем бы ты ни нуждалась, я дам тебе это.
Губы девушки приоткрылись, веки дрогнули. Она закрыла и тут же открыла глаза. Сердце мужчины замерло на миг у него в груди, затем глухо забилось. Нежный взгляд зеленых глаз привязал к себе Уильяма так же крепко, как тонкий кусок зеленого шелка привязал сейчас Тамсин к его груди.
– И я обещаю быть верной тебе, Уильям Скотт. – Она говорила тихо, почти шептала. – Я клянусь уважать наш союз, рожденный по велению судьбы, скрепленный нашей кровью и нашими обетами. Я отдаю тебе свое сердце в знак дружбы и обещаю помогать во всем, будучи тебе женой, так долго, как мы того захотим. В чем бы ты ни нуждался, я дам тебе это.
Ощущение, пронзившее Уильяма в этот момент с силой молнии, добралось до самых глубин его естества. Он еще раз накрутил концы платка на пальцы, придвигая Тамсин ближе, так, что мягкие груди девушки оказались плотно прижаты к его стальной кирасе. Девушка откинула голову назад, утренний свет ласкал ее лицо.
Такой чистоты, искренности и преданности он не видел еще ни в ком за всю свою жизнь. В прозрачных озерах ее глаз светилась ее ранимая душа. Он осознал, как она невинна, как искренна, несмотря на необузданность и пылкость ее горячей натуры. Уильям понял, что он нашел правильные слова. Они были отражением той неведомой силы, которая связала их вместе. И это было больше, чем дружба, которую ему пришлось ей пообещать, чтобы не смутить и не напугать ее. Неожиданно он подумал о том, что же он сделал. Ведь для него их клятвы вовсе не были краткосрочным соглашением. Как человек чести, он сказал ей то, что ей хотелось услышать. Казалось, он не мог поступить иначе. Он чувствовал себя игрушкой судьбы, листом, сорванным ураганом. И хотя все, что происходило с ним сейчас, казалось, не зависело от его воли, он не чувствовал сожалений. Он знал, что сделал все так, как должен был сделать.
Так же, как в игре в карты, он просто использовал шанс, поставив на кон все, что имел, взамен на удачу. Женитьба, случившаяся по воле судьбы, упала ему в руки, когда он так сильно нуждался в жене. Так как же он мог отвергнуть этот дар?
Заключенное между ними соглашение нуждалось в последнем завершающем штрихе. Уильям медленно склонил голову и коснулся губами мягких губ девушки. Поцелуй, как росчерк пера, должен был просто скрепить их договор. Он никак не ожидал, что Тамсин вдруг прильнет к нему и тихо застонет. Этот искренний стон, исторгнутый из глубины души, был той искрой, которую ждали их тела. Горячее желание охватило их с неукротимой силой. И Уильям не смог противиться этой силе. Он накрыл ее губы своими со всем жаром, на который был способен, одновременно выпустив из рук углы платка, чтобы погрузить пальцы в шелк ее волос.
Одной рукой Уильям обхватил девушку за талию и привлек к себе. Он знал, что она хочет этих объятий, так же, как он сам. Его поцелуй стал более настойчив, и Тамсин в ответ раскрыла губы, неуверенно отзываясь на его ласку.
Внезапно все изменилось. Словно опомнившись, Тамсин отпрянула от него.
– Все, – сказала она, едва переводя дух. – Она свершилась, эта… женитьба, эта дружба, о которой мы договорились.
– Хорошо, если ты так хочешь, назовем это дружбой, – отозвался Уильям, пытаясь восстановить дыхание.
– Значит, именно так дружат при королевском дворе? – лукаво спросила девушка. Глаза ее сверкали, губы припухли и покраснели от его поцелуя.
Уильям весело рассмеялся, и она тут же присоединилась к нему. Как же ему нравился ее смех. Он снял платок с ее плеч и снова повязал вокруг своей шеи.
– Прими мои извинения, – произнес он. – Я всего лишь хотел скрепить наш договор целомудренным поцелуем.
– Он не был целомудренным, – улыбаясь, заметила Тамсин.
– Но начинался он именно так, – сказал Уильям. – Клянусь. – Он взял девушку за руку и вывел ее из каменного сердца. – Обещаю, этого больше не повторится.
– Что мы теперь должны делать? – спросила Тамсин. Она медленно провела рукой по волосам, пропустив пряди сквозь пальцы. Казалось, она была в растерянности.
– Мы продолжим наш путь в Рукхоуп, как и собирались, – ответил Уильям.
– А потом? Ты поместишь меня в темницу?
– Ах, да… Разве могу я просить мою жену спать в моей темнице?
Тамсин вскинула голову.
– А разве ты позволишь ей спать в твоей мягкой постели? – спросила она.
– Если она захочет, – ответил Уильям, пряча улыбку.
– Она захочет, – решительно заявила Тамсин. – А ты можешь устроиться где-нибудь еще, например, на соломенном тюфяке. – Ее лицо осветилось такой радостной, милой улыбкой, что она могла бы растопить сердце любого мужчины. Эта улыбка подействовала на Уильяма подобно легкому свежему ветерку в жаркий полдень.
Тамсин развернулась и направилась к своей лошади, а Уильям наблюдал, как она идет, чуть покачивая бедрами. Ее юбка колыхалась в такт шагам. Не дожидаясь помощи, она взялась за лошадиную гриву и поставила ногу на камень, намереваясь взобраться на покрытую попоной лошадиную спину. Уильям сам подошел к ней и наклонился, чтобы подставить руку под ее узкую ступню. Он с легкостью подсадил Тамсин и, поглаживая лошадь по носу, проговорил:
– Так вот оно как… Значит, бедному мужу придется спать в холодном углу, пока жена будет занимать его великолепную, мягкую постель. Похоже, я женился на принцессе.
– Если ты недоволен, – повернулась к нему Тамсин, – мы можем разорвать помолвку, когда пожелаешь, но только после того, как дедушка скажет Баптисту Лалло, чтобы тот нашел себе другую женщину. Пусть она скребет его горшки и вытирает носы его детям.
– И как же мы сможем расторгнуть наш брак? – поинтересовался Уильям.
Тамсин вскинула на него брови.
– Это зависит от того, по-доброму мы разойдемся или тая зло друг на друга.
– По-доброму, конечно. Раз уж мы заключили сегодня дружеский брак…
– Тогда мы разобьем между нами глиняный сосуд, – ответила девушка.
– Достаточно просто, – заметил Уильям. – Ну а если расстанемся с обидой?
– Мы встретимся лицом к лицу над телом убитого животного, выскажем друг другу все, что думаем, и разойдемся в разные гтороны. Каждый пойдет дальше своим путем.
Мужчина с тревогой посмотрел на нее.
– Какого животного? Что-то вроде зайца или птицы?
– О, нет – ответила Тамсин, – что-то вроде твоего лучшего коня.
Она взялась за поводья и, развернув лошадь, тронулась в путь. Уильям несколько секунд растерянно смотрел ей вслед, затем подошел к своему гнедому и, похлопывая его по лоснящейся шее, сказал с кривой улыбкой:
– Не отчаивайся, парень. Ради твоего спасения я буду очень осторожен и вежлив вон с той девушкой.


Часть XVI

– Мой дедушка хотел в качестве приданого дать Баптисту двух лошадей и золото, – заметила Тамсин позже, когда они ехали рядом по дороге, и настороженно взглянула на Уильяма. На его губах играла улыбка.
– Совершенно очевидно, что он предпочел бы Баптиста. Мне достался всего лишь шейный платок.
– Ага, превосходный восточный шелк, расшитый принцессой Франции и подаренный графу Малого Египта. Моя бабушка предпочла Баптисту тебя. Она бы никогда не отдала ему этот исключительно ценный шейный платок. – Тамсин окинула его оценивающим взглядом. – Знаешь, я тоже предпочитаю тебя.
– И все же я думал, ты не захочешь поехать со мной, потому что боишься моей темницы, – сказал Уильям.
Девушке нравилось выражение его лица, когда он, сдерживая улыбку, улыбался одними глазами. При этом в его ясных голубых глазах сверкали веселые искорки. Тамсин хотелось верить, что их болтовня и поддразнивания доставляют ему такое же удовольствие, как и ей.
– Ну хорошо, две недели заключения в сносных условиях я еще могу выдержать. Особенно если ты действительно отдашь мне свою постель. – Она надеялась снова увидеть улыбку на его лице, однако Уильям вдруг стал молчалив и задумчив.
– Что произойдет по истечении этих двух недель, красавица?
Тамсин пожала плечами, пытаясь сохранить легкий, беспечный тон беседы.
– Мы разобьем кувшин и освободим друг друга от нашего соглашения.
Уильям ничего не ответил. Утренний свет играл на его шлеме и прятал в тени его лицо. Тамсин смотрела на него сбоку, отмечая про себя четкие, пропорциональные линии его профиля, чувственный изгиб его губ. Его волевой подбородок и щеки покрылись темной щетиной. Девушка вспомнила, как эта щетина кололась, когда Уильям ее целовал. При этом воспоминании у нее снова тревожно забилось сердце, и она подумала с грустью, что больше никогда уже не испытает ничего подобного.
Дым от огня, который они разожгли в своих душах, стоя в центре каменного сердца, развеялся, оставив ее наедине с мыслями о том, что же она натворила. Тамсин подозревала, что и долгое молчание Уильяма вызвано той же причиной. Но ей не хотелось сейчас думать о будущем. Она хотела радоваться настоящему. Ей нравилось ехать с ним по этим холмам, поросшим вереском, она с удовольствием смотрела на него, и еще ей нравился легкий, беззаботный тон их беседы и то, как они по-доброму подшучивали друг над другом. Девушка была приятно удивлена, когда обнаружила, что Уильям такой же остроумный, как ее отец, хотя его чувство юмора было более тонким и сдержанным. Тамсин была приятна его компания, она чувствовала себя так легко и свободно, будто знала его уже много лет. Несмотря на первое неблагоприятное впечатление от их знакомства в замке Масгрейва, она все более уверялась в том, как прав был ее отец, превознося достоинства Уилла Скотта. Она видела, что он способен на добрые, благородные поступки, и была бесконечно благодарна ему за дружбу и желание помочь. У Тамсин никогда не было по-настоящему близкого друга, и обещание, данное ей Уильямом, запало глубоко в душу. И еще в ее сердце жила робкая надежда на то, что и после их «развода» дружеские узы останутся между ними навсегда.
Тамсин в который уже раз взглянула на Уильяма и получила в ответ одну из его ленивых, теплых улыбок. Сердце девушки застучало быстрее, и она вдруг подумала, что одной только дружбы для них никогда не будет достаточно.
* * *
К тому времени, как солнце поднялось совсем высоко, желудок Тамсин уже урчал от голода, а поврежденная нога ныла от долгого пути верхом. Поэтому она очень обрадовалась, когда Уильям, вытянув вперед руку, сказал:
– Вон там уже виден замок Рукхоуп.
Она поднесла к глазам руку в перчатке, прикрываясь от слепящих солнечных лучей. Вдалеке видна была серая каменная башня, возвышавшаяся над обнесенным стенами двором. Массивный, будто вырезанный из единого камня, замок состоял из двух основных, соединенных между собой корпусов. Главная башня имела парапет с навесными бойницами и суровый, почти лишенный окон фасад. Замок, стоящий в центре безлесного, открытого со всех сторон холма и окруженный рвом, с трех сторон был окружен лесами. Четвертая стена почти нависала над глубоким ущельем, казавшимся прорезью в земле.
– Неприступный замок, – заметила Тамсин.
– Да. Рукхоуп – одно из самых сильных укреплений границы.
Стая маленьких черных птиц вылетела из леса и пронеслась над башней, как темное облачко.
– Видишь, вон там?.. Это грачи. Несколько веков назад именно благодаря им это место получило свое название. Тогда был построен первый замок Рукхоуп – Надежда грача.
– А ты знаешь, что грачей называют цыганскими птицами? – спросила Тамсин.
– Да, я слышал. – Он тихо рассмеялся и, подтрунивая над самим собой и над Тамсин, сказал: – Значит, владелец Рукхоупа привез в свое гнездо цыганскую птичку.
Тамсин уловила игру слов. В шотландском языке слово «девушка» произносится так же, как слово «птица».
– Да, очень похоже на то, – согласилась она.
– А вон там, – показал Уильям, сворачивая на тропу, которая вела к замку, – растут цыганские цветы. – К востоку от замка по краю дороги раскачивались на ветру синие свечки на высоких тонких стеблях. Небольшие куртинки таких же цветов разбрелись группами по всему лугу, выделяясь на зеленой траве яркими пятнами. – Они растут здесь в изобилии. За то, что они так свободно разбредаются повсюду и растут, где им нравится, их и прозвали цыганскими цветами, – пояснил Уильям.
– Они яркие и красивые, эти цыганские цветы, – заметила Тамсин.
Уильям пристально посмотрел на девушку, окидывая ее взглядом.
– Да, очень красивые, – приглушенно сказал Уильям и отвернулся.
– Однажды я уже был в цыганском таборе вместе с королем Джеймсом, – заговорил он после небольшой паузы. – Но это был другой табор, не твоего деда. Я бы узнал Джона Фо. Либо он узнал бы меня.
– Король Джеймс приезжал как-то и в табор моего деда. Получилось так, что я как раз гостила тогда у дедушки с бабушкой. Я помню очень молодого долговязого мужчину с длинными рыжими волосами. На нем был костюм нищего. Я думаю, он был один. Он не раз посещал табор моего деда. Тебя с ним не было, я уверена. Я бы тебя запомнила, – добавила она тихо.
Уильям пожал плечами:
– Я ничем не отличаюсь от других мужчин. Высокий и темноволосый. На свете много таких, как я.
Тамсин отрицательно покачала головой:
– Твои глаза похожи на те цветы, что растут на лугу. Такие же ярко-синие. Их цвет заметен даже на расстоянии.
Уильям взглянул на девушку, а потом снял с шеи платок и сказал:
– В сравнении с твоими глазами этот блестящий шелк выглядит блеклым и тусклым.
Девушка почувствовала, что краснеет. Между тем Уильям обвязал платком свое предплечье, как это делают рыцари, носящие цвета своей дамы.
– Как получилось, что ты путешествовал с королем? – спросила Тамсин. – Я знаю, ты был его другом, но я… – она колебалась. – Я слышала, что ты был заложником короны в те годы.
Казалось, Уильяма совсем не удивило то, что она знала о его прошлом. По крайней мере о том периоде, когда его удерживали во дворце насильно.
– Моего отца повесили за воровство, – начал рассказывать Уильям. – А я был взят в заложники, чтобы мои родственники не начали мстить. Пока решали, что со мной делать дальше, держали меня в темной камере, в подземелье. В то время граф Энгус полностью контролировал короля, держал его у себя в повиновении. Скучающий и умный подросток отчаянно нуждался в товарище. Мне выделили помещение рядом с королем и позволили проводить с ним как часы занятий, так и свободное время.
– Ты учился вместе с королем? – воскликнула Тамсин. – Тебе действительно везет.
– Полагаю, что так, – ответил Уильям, – хотя я все это отдал бы за жизнь, которую у меня отняли.
Девушка подняла голову повыше, прислушиваясь в ожидании продолжения, но Уильям больше не сказал об этом ни слова. Он продолжил рассказ о короле.
– Даже когда Джеймс вернул себе свободу, – ему тогда было около шестнадцати, – я не смог добиться легальной свободы для себя. Джеймс даровал ее, только когда мне исполнилось двадцать. И после этого я жил при дворе и сопровождал короля в его поездках по стране. Я много путешествовал и без него, выполняя поручения короны.
– Ты оставался при дворе, хотя был свободен и мог уехать? Почему ты не отправился домой, в Рукхоуп?
– Так получилось, что моей семьи здесь тогда не было. За замком присматривали родственники, посланные Скоттом из Бакклеуха, самого старшего в нашем роду. А мои мать, сестра и брат находились в то время в Брентшау у моего отчима, Роберта Максвелла. Мне туда ехать не хотелось, и потому я жил там, где находился двор, – в Эдинбурге, Фолкленде, Линлитгоу или Стирлинге. Либо оставался в своем доме в Эдинбурге. В прошлом году моя мать снова овдовела и захотела перебраться в Рукхоуп вместе с моей сестрой, тоже вдовой. И тогда я решил, что тоже буду жить здесь, в замке, вместе с семьей. Здесь живет и моя дочь под неусыпной заботой моих родных, – добавил он.
– А ты путешествовал с королем Джеймсом после того, как твое заключение закончилось? – спросила она. – Вы, должно быть, восхитительно проводили время!
– Да. Иной раз мне кажется, что я был цыганом, – он взглянул на девушку и улыбнулся.
– Бродягой-путешественником?
– Да, по поручению короля. Я побывал в Англии и Дании, был во Франции, Италии и Германии. И куда бы я ни отправился, красавица, – добавил он задумчиво, – я видел караваны цыганских кибиток. Они встречались мне на дороге, в полях и на ярмарках.
Тамсин кивнула.
– Ромалы путешествуют по всем странам. Мои дед с бабкой пришли из Франции и добрались до Англии, когда были еще молодыми. Теперь они бродят по Шотландии и никуда больше не собираются. Шотландцы более терпимы к цыганам, чем другие народы. Здесь у ромал есть некоторая свобода, они могут сами распоряжаться своей жизнью.
– А ты ездила куда-нибудь? – спросил девушку Уильям.
– Только в Англию и только в лунную ночь. – Тамсин улыбнулась. – Когда я была маленькой, я жила у дедушки с бабушкой и говорила только по-цыгански и по-французски. Отец привез меня в Мертон, когда мне исполнилось шесть лет. Его бабка, Мама Мэйси, поселилась в замке, чтобы растить меня, но я не говорила по-шотландски, да и по-английски тоже. Это вообще особая история. Чтобы учить меня шотландскому, папа нанял воспитателя-мужчину, который владел французским. Я многому научилась у него. Он научил меня читать и писать на английском и на латыни и еще учил меня математике.
Уильям взглянул на Тамсин.
– Образованная цыганская девушка? Такую нечасто встретишь.
– А ты учился вместе с королем. Мы оба получили необычное образование. И у нас есть еще одна необычная черта, общая для нас обоих. Мы бродяги по натуре. Расскажи мне еще что-нибудь о путешествиях с королем.
Уильям пожал плечами.
– Самые занимательные истории случались тогда, когда я сопровождал его в тайных вылазках. Король любил ездить по стране, переодевшись нищим или фермером. Он называл себя тогда «Гудмен из Баллангейча». Время от времени мы напарывались на неприятности, особенно в кабачках, где часто возникали заварушки и драки из-за азартных игр или приграничных споров. Один или два раза я оттаскивал его в безопасное место, потому что никто не знал, что меряется силой или спорит с королем Шотландии.
Тамсин хихикнула:
– Ты бывал в цыганских таборах вместе с ним?
– Да, хотя в таборе твоего деда я не был. Джеймс упоминал египетского графа по имени Джон Фо, который однажды вылечил его лошадь. Король был очень ему благодарен. Должно быть, он имел в виду твоего деда.
Девушка утвердительно кивнула:
– Это был он. Они встречались с дедом несколько раз, король даже приглашал его вместе с труппой бродячих артистов в королевский дворец, чтобы они вместе дали представление. Три года назад, когда дедушка привел свой табор во дворец Фолкленд, король подписал указ о привилегиях и вручил деду охранный лист.
Уильям сдвинул брови:
– Это был табор твоего деда? Я слышал о том представлении. Многие были в восторге.
– Король очень уважал моего деда за его знание лошадей. А еще король просил бабушку погадать ему, предсказать будущее.
– Она предсказала ему длинную жизнь и счастливое будущее? У Джеймса не было ни того, ни другого.
Тамсин смотрела на голубые цветы, что росли в придорожной траве.
– Она узнала правду, о которой тогда еще никто и не догадывался. Она видела, что короля Джеймса ждет ранняя смерть. Но мы никогда прямо этого не говорим. Я знаю, она предупредила его о слабом здоровье. Но иногда осторожность ничего не стоит. Иногда провидение имеет гораздо большую власть над людьми.
– Судьба, – сказал Уильям, – играет многими.
– Да. – Тамсин смущенно взглянула на него. – А теперь король мёртв, и его крошечная дочь заняла трон отца. А ты видел маленькую королеву Мари? – с любопытством спросила девушка.
– Видел. Красивая малышка, но создает множество проблем Шотландии. Генрих Английский навис над ее колыбелькой, как стервятник.
– У нее много защитников.
– В целях безопасности ее перевезли в Линлитгоу, но я бы чувствовал себя спокойнее, если бы она находилась в замке Стирлинг. Нужно, чтобы вокруг нашей королевы-инфанты были каменные крепостные стены, – нахмурился Уильям.
– Я однажды была во дворце Фолкленд, – сказала Тамсин. Уильям с удивлением посмотрел на нее. – Как-то летом три года назад король пригласил людей моего деда, чтобы они танцевали и играли на музыкальных инструментах. Я поехала с ними. Знатные леди просили погадать им, и я помогала бабушке читать судьбы по ладоням и картам. Я видела королеву, такую высокую и такую милую, и короля рядом с ней. Они были одеты в сказочно прекрасные платья. Дворец был огромный и красивый, с гобеленами на стенах и стеклянными окнами. Стулья были обиты бархатом. Везде я видела красивые вещи, по дворцу ходили прекрасные леди и лорды. – Она взглянула на Уильяма. – Но тебя я там не видела. Я уверена.
– Я, как правило, избегал шумных торжеств. Мне больше нравятся маленькие компании. – Он скользнул по Тамсин взглядом и продолжил: – Такие, как в Рукхоупе. Вечером, после ужина, мы привыкли собираться в большой гостиной, чтобы сыграть в карты и помузицировать. Думаю, тебе тоже понравится.
Тамсин быстро отвернулась. Мысль о том, что она встретится с его матерью, сестрой и дочерью, повергла ее в панику.
– Я не привыкла к таким вещам, – настороженно произнесла она.
– Ты сказала, что умеешь играть в карты. Ты поладишь с моей семьей, вот увидишь.
– Что я должна увидеть? – спросила она. Напуганная перспективой встречи с его семьей, она тем не менее не желала показывать свой страх. Скрывая свои опасения, Тамсин дала волю гневу. – Что ты им скажешь?! «Это моя жена, я буду держать ее в темнице» или «Это моя узница, я буду держать ее в своей постели»?! Как ты объяснишь им, кто я такая?
– Это Тамсин Армстронг, наша гостья, – спокойно произнес он. – Вот и все.
– А, вот и все! Она ведь не затянется надолго, эта женитьба, не так ли? – Девушка отвернулась и перекинула за спину тяжелую массу своих волос.
Летний день был теплым, и в тартане ей становилось слишком жарко. Она развязала шнурок, который стягивал плед у шеи, и позволила тяжелой одежде упасть позади нее на спину лошади.
Тамсин провела рукой по простой белой сорочке и коричневой юбке, которые носила в таборе, и бросила взгляд на босые ступни. Было бы неплохо, если бы ее волосы были уложены в прическу, а на ней самой красовался изысканный наряд, да и пара красивых туфель бы не помешала. Домочадцы Уильяма будут поражены ее внешним видом. Девушка спрятала руку в перчатке под колено, прекрасно осознавая, что больше всего она боится увидеть отвращение на лицах родных Уильяма.
– Тамсин, – сказал наконец мужчина, теряя терпение. – Что тебя так расстроило? Ты о чем-нибудь сожалеешь?
– Нет, я нет. Но вот ты скоро пожалеешь обо всем, – пробурчала она.
– Ошибаешься. Но я, возможно, пожалею о том, что обещал не держать тебя в темнице, – проворчал он.
Остальной путь они проделали молча. Только у самого замка Уильям повернулся к девушке и, глядя на нее, сказал:
– Мои мать и сестра ждут тебя. Не стоит волноваться из-за встречи с ними.
Тамсин подняла на него удивленные глаза:
– Они ждут меня?
– Да. Я заезжал в Рукхоуп после того, как расстался с твоим отцом. Я поужинал с семьей и рассказал маме и сестре, как все было.
Девушка нахмурилась.
– И что ты им скажешь теперь?
– Посмотрим. – Он несколько минут молчал, потом произнес: – Моя мать леди Эмма и сестра Хелен – очень добрые и чуткие женщины. Ты легко найдешь с ними общий язык, я тебе обещаю.
– А что твоя дочь?
– Думаю, ты найдешь, что она восхитительна. Но Кэтрин пока еще совсем малышка, ей всего восемь месяцев.
– Такая маленькая? – Тамсин сконфузилась. – Я думала, она намного старше.
– Она родилась на две недели раньше королевы Шотландии. Вдовствующая королева – ее крестная мать. Мать Кэтрин умерла в день ее рождения, – тихо добавил Уильям.
– Мне очень жаль, – пробормотала Тамсин.
– Мы не были женаты, – пояснил мужчина. – Но ребенок мой, и я забочусь о нем. Теперь, когда у меня есть жена… – он искоса взглянул на девушку и улыбнулся, – дед этой малышки обнаружит, что ему будет гораздо труднее подать прошение об опеке над ней. – Уильям испытующе смотрел на Тамсин. – Если у тебя возникнут сожаления по поводу нашего соглашения, окажи мне услугу, делай вид, что я твой муж, до тех пор, пока суд не вынесет решение по иску, касающемуся моей дочери.
Тамсин уловила в его голосе неожиданно нежные нотки, когда Уильям заговорил о дочери.
– Я могу делать вид, что мы женаты, так же долго, как и ты, – заявила девушка.
– Вот и замечательно, – заключил мужчина и натянул поводья.
Над ними возвышалась массивная стена Рукхоупа. Уильям крикнул, и через секунду железная решетка поползла вверх. Он сделал девушке знак рукой, пропуская ее вперед, но Тамсин отрицательно помотала головой, предпочитая прятаться за Уильямом, как за щитом.
Тамсин ехала следом за ним, копыта ее лошади звонко цокали по булыжнику и отражались гулким эхом под сводами главных ворот. Всадники достигли маленького дворика с колодцем в углу и арочным проходом, ведущим в другие части замка. Девушка заметила в проходе лестницы и ниши.
– Хо! Уилли Скотт! – Тамсин подняла глаза и увидела мужчину, спускающегося к ним по лестнице. Сэнди, которого она знала по приключениям прошлой ночи, усмехнулся и пожал Уильяму руку. – Я смотрю, рука заживает.
– Цыгане хорошо позаботились о ней, – объяснил Уильям.
– И я вижу, ты хорошо заботишься о цыганке, поскольку привез ее с собой.
Сэнди подмигнул Тамсин. У него были теплые карие глаза, и ей сразу же понравился его дружелюбный взгляд и открытая улыбка. Привыкнув к бесхитростному поведению приграничных жителей, она не обиделась на его слова, уверенная, что он не имел в виду ничего плохого.
– Да, она со мной и останется здесь, так что следи за своими манерами.
– В Рукхоупе стало на одну девушку больше, – сказал Сэнди и вздохнул. – Замок переполнен женщинами. Нет, я не жалуюсь… Напротив, мне нравятся девушки, которые здесь собрались, хотя они настаивают на соблюдении правил и хороших манер. Может быть, цыганская девушка окажется не такой привередливой и не будет делать мне замечания за царапины на полу, которые оставляют мои шпоры, или за мои хулиганские выходки за столом, а?
– Обещаю, Сэнди Скотт, – улыбнулась Тамсин. – Я здесь не хозяйка и никогда ею не буду, так что я не вправе делать замечания кому бы то ни было. К тому же мои манеры могут оказаться гораздо хуже твоих, – добавила она, состроив озорную гримасу.
Уильям спешился и, взяв серого в яблоках коня под уздцы, повел его через темный коридор к конюшням. Сэнди отправился с ним, ведя гнедого.
– Две недели? Так вы договорились с Масгрейвом? – спросил Сэнди.
– Две недели, – подтвердил Уильям. – А там будет видно.
Он произнес это, глядя на Тамсин, и было в его голосе что-то, от чего сердце девушки замерло, а затем глухо забилось.
Уильям протянул ей руки, и Тамсин наклонилась вперед. Опершись о его плечи, она ощутила, как его ладони обхватили ее талию. Он приподнял ее и, сняв с лошади, опустил на землю, затем передал поводья Сэнди и направился через двор к массивной башне, сделав Тамсин знак следовать за ним.
Арочный проход первого этажа вел к углублению в стене, где были каменные ступени. Лестница заканчивалась просторной площадкой, на которую выходила прочная деревянная дверь. Уильям вместе с Тамсин поднялись по ступеням. Дверь открылась, и в тусклом свете проема возник силуэт женщины.
– Уильям! – Женщина устремилась вперед, протянув к нему руки. Она была одета в черное шелковое платье, пышная юбка шуршала и колыхалась при ходьбе. – Я так рада, что ты вернулся. Джок и Сэнди сказали мне, что ты ранен и вынужден остаться в цыганском таборе…
– Со мной все в порядке, мама, – ответил он. – Рука меня уже почти не беспокоит. Думаю, она заживет быстро. Цыгане используют прямо-таки волшебные снадобья.
Он шагнул на площадку и, наклонившись, поцеловал женщину в щеку. Она улыбнулась ему, а потом повернулась к Тамсин с вежливым выжидательным выражением на тонком миловидном лице. Ее опушенные темными ресницами глаза были такого же светящегося голубого цвета, как глаза ее красавца-сына.
Уильям повернулся к Тамсин и, протянув ей руку, пригласил девушку присоединиться к ним.
– Мама, это Тамсин Армстронг, – сказал он. – Наша гостья.


Часть XVII

– Леди Эмма, – робко произнесла Тамсин и слегка поклонилась, приветствуя мать Уильяма. Она чувствовала себя неуютно под пристальным взглядом женщины, пусть даже в этом взгляде светилась доброта. Девушка пригладила правой рукой юбку, пряча левую под тартан, который снова надела. Поднимаясь по лестнице, Тамсин в смятении думала о своих голых грязных ногах.
– Добро пожаловать в Рукхоуп, Тамсин.
Леди Эмма протянула девушке руку. Это была белая, тонкая и самая красивая рука из всех, которые Тамсин когда-либо видела. Пальцы украшали маленькие сверкающие кольца, овальные ногти были отполированы до блеска.
Тамсин, опустив голову, протянула женщине свою руку, запачканную и шершавую. Одна только мысль о том, что леди Эмма, эта элегантная, красивая леди, увидит ее левую руку, заставляла Тамсин еще сильнее ощущать свою неполноценность.
Прохладные мягкие пальцы скользнули по руке девушки.
– Надеюсь, у нас вы будете чувствовать себя как дома, – произнесла леди Эмма.
– С…спасибо, – запинаясь, проговорила Тамсин.
У нее возникло желание присесть в реверансе. Она видела, как это делали знатные дамы при дворе. Леди Эмма была такой же изысканной, как они, и девушка каждой клеточкой своего тела ощущала, что она, как всегда, была бродягой-полукровкой, так и останется ею. И никогда ей не сравниться с леди Эммой.
– Дочь Арчи, – леди Эмма улыбалась, глядя на девушку. – Я знала твоего отца, когда мы еще были совсем юными. Отец Уильяма очень ценил его и дорожил их дружбой. – Она всплеснула руками и склонила голову, всматриваясь в Тамсин. – Ты похожа на свою мать, милая. Я однажды встречалась с ней, сразу после того, как они с Арчи поженились. Она была очень добрая, и у нее была необычная внешность.
Тамсин зарделась и молча кивнула. Она взглянула на леди Эмму, стараясь запомнить все детали ее наряда. На матери Уильяма было простое, но очень милое платье из черного дамаска. На голове женщина носила черную шапочку с черной бархатной оторочкой, ниспадающей ей на плечи. Седеющие золотисто-каштановые волосы были разделены на прямой пробор. Леди Эмма казалась эталоном элегантности, н своим совершенством она была обязана скорее своим грациозным движениям, чем одежде, пусть даже превосходного качества.
– Мама, дочь Арчи может пробыть у нас дольше, чем две недели, – проговорил Уильям, перехватив предостерегающий взгляд Тамсин.
– Милости просим, – пригласила леди Эмма, проводя девушку за руку через дверной проем.
Уильям последовал за ними в небольшую нишу с винтовой лестницей, наверху которой была еще одна дверь, ведущая в большой холл. Тамсин вошла внутрь огромного помещения и огляделась. Это была плохо освещенная комната с деревянным полированным полом и деревянным потолком. В дальнем конце залы из камня был выложен большой камин, в котором сейчас весело потрескивали горящие поленья.
– Уилл! Ты вернулся!
Тамсин увидела еще одну женщину, спешащую через весь холл. Она обеими руками придерживала темно-коричневые юбки, каблучки мягко постукивали по деревянному полу. Она широко и приветливо улыбнулась сначала Уильяму, а потом всем присутствующим, включая Тамсин. Свет, проникающий через высокие стрельчатые окна, и огонь в камине играли тенями на ее лице.
– Моя сестра Хелен, – представил женщину Уильям. – А это Тамсин Армстронг.
– Добро пожаловать! – сказала Хелен. У нее был приятный, мелодичный голос. – Уильям говорил, что собирается привезти тебя сюда после того, как вернется. Мы очень рады, что наконец-то встретились и познакомились с тобой.
Тамсин застенчиво кивнула, приветствуя молодую женщину. Хелен сжала правую руку девушки в своих ладонях. Пальцы Хелен были теплые и сильные, ухоженные, украшенные изысканными кольцами. Тамсин покусывала губы и прятала свое смущение, глядя в пол.
Женщины в семье Уильяма были милы и дружелюбны, но они были слишком хорошо воспитаны и так хорошо одевались, что Тамсин чувствовала себя обыкновенной замарашкой рядом с ними. Она подумала, что ее запросто могут принять за грязную, нечистую на руку цыганку, о которых рассказывают всякие истории и баллады.
– Ты, наверное, устала с дороги, – сказала Хелен.
– Да, немного. Я очень благодарна за прием, который вы мне оказали.
– Где Кэтрин? – спросил Уильям у Хелен.
– Спит, – ответила она, взглянув на брата. – Но если ты хочешь повидать ее и представить госпоже Армстронг, она скоро встанет, – улыбнулась Хелен.
Когда женщина подняла голову, Тамсин заметила, что вся кожа на ее миловидном лице изрыта множеством маленьких оспинок.
Тамсин решила, что Хелен примерно одного с ней возраста и что она очень мила, несмотря на оспины. В профиль Хелен чем-то напоминала брата. Может быть, прямой линией носа, а может, волевым подбородком или пухлой нижней губой. У Хелен были светло-карие глаза и золотисто-каштановые волосы, на которые было накинуто покрывало из коричневого дамаска, увенчанное очаровательной коричневой бархатной шапочкой. Эта шапочка имела необычную форму. Казалось, будто изящные крылья устало опустились по бокам ее головы. Это странное одеяние частично прикрывало шрамы на щеках.
– Уилл, мама уже сказала тебе о письме, которое доставил этим утром гонец? – спросила Хелен.
Уильям отрицательно качнул головой и выжидающе уставился на мать.
– От адвоката Малиса, – быстро добавила Хелен. – Мама прочитала его, потому что тебя не было, а гонец сказал, что это срочно. Гамильтон направил свой иск в Суд присяжных. Он хочет забрать у нас Кэтрин! Не пройдет и нескольких недель, как он сделает это!
– Не сделает, – пробормотал Уильям. – Не стоит переживать.
Тамсин заметила, что его глаза как-то сразу потухли, в них появилось мрачное решительное выражение.
– Тамсин, ты наверняка устала, – сказала леди Эмма, отворачиваясь от родных. Она направилась к девушке с мягкой улыбкой на лице. Ей хотелось рассеять напряжение, возникшее после слов Хелен. – Мы подумали, что ты могла бы разделить спальню с Хелен и Кэтрин, дочерью Уильяма, пока будешь гостить у нас.
– Тамсин займет мою спальню, – сказал Уильям.
Хелен удивленно посмотрела на брата. По спокойному лицу леди Эммы пробежала тень недоумения. Она озадаченно нахмурилась.
– Эти апартаменты удобны и расположены отдельно от остальных, – пояснил мужчина.
– Как великодушно с твоей стороны, Уильям, – заметила леди Эмма. – А тебе мы можем приготовить спальню в другом месте.
– Да, – приглушенно сказал Уильям. Он вздохнул и погрузил длинные пальцы в волосы. – Мама… Хелен… – он замолчал и стоял сейчас, озадаченно почесывая голову.
В воздухе повисло напряжение. Уильям посмотрел на Тамсин, и его прямой твердый взгляд сказал ей о том, что он принял решение. Она хотела попросить его промолчать, не делать того, что он задумал, но не смогла произнести ни слова. Уильям повернулся к матери.
– Дело в том, что мы с Тамсин поженились, – произнес он на одном дыхании.
Это простое и вместе с тем невероятное признание повисло в тишине. Ни леди Эмма, ни Хелен не проронили ни звука. Обе в изумлении смотрели на Уильяма.
– По…поженились? – первой пришла в себя Хелен.
– Этим утром, – подтвердил Уильям.
– Вы поженились сегодня? – переспросила Эмма. – Ты женился на дочери Арчи Армстронга? – Ее глаза округлились, в них появились те же сверкающие искорки, какие Тамсин видела в глазах ее сына, она повернулась к Тамсин. – Где? Когда? Арчи Армстронг знает об этом? – закидала она вопросами обоих.
– Нет, – ответил Уильям. – Знают только дед и бабка Тамсин.
– Цыгане?
– Мы поженились по цыганскому обряду. Это скромная церемония, были только мы двое.
Эмма только изумленно охнула. Хелен с любопытством переводила взгляд с брата на девушку и обратно.
– Вы поженились без священника? – решилась все же уточнить Эмма.
– Пока у нас была только цыганская свадьба, – пояснил Уильям. – Она похожа на обручение.
Тамсин ничего не говорила, она даже не двигалась. Девушка ощущала, как ее щеки загораются жарким румянцем. Она никак не могла понять, почему Уильям сразу рассказал семье об их женитьбе. Она не была готова к этому. Тамсин показалось, что леди Эмму и Хелен эта новость неприятно поразила. «Однако, – подумала Тамсин, – они слишком хорошо воспитаны, чтобы открыто показать свое недовольство».
Девушка ощутила сумасшедшее желание развернуться и выбежать из комнаты. Она бросила быстрый взгляд на дверь. Должно быть, этим она выдала свои мысли, потому что Уильям тут же подошел к ней и взял за руку, одетую в перчатку. Его пожатие было мягким, успокаивающим.
– Наше решение было довольно… спонтанным, – туманно объяснил он матери.
– Что ж… это счастливые новости… а… – Хелен от удивления спотыкалась на каждом слове. – Что скажешь, мама?
Леди Эмма, похоже, находилась в состоянии шока. Ее прозрачная кожа приобрела матовый, беловатый оттенок.
– Как… замечательно, – наконец смогла произнести она.
– Спасибо, – улыбнулся Уильям.
Тамсин попыталась освободиться от его пальцев, которые сжимали ее руку. Она попробовала вытянуть ее, но почувствовала, как Уильям еще крепче стиснул пальцы, явно не желая ее никуда отпускать от себя.
– Значит… значит ли это, что Тамсин больше не заложница Масгрейва? Ты говорил об этом в прошлый раз… – поинтересовалась Хелен в полной тишине, которая снова заполнила комнату.
– Думаю, да, – ответил Уильям, – хотя я не собираюсь посвящать его в семейные дела. Но я обязательно сообщу о своей женитьбе Малису Гамильтону, – добавил он решительно. – Теперь у меня есть жена, которая значительно понизит его шансы на удовлетворение иска.
Эмма и Хелен посмотрели друг на друга и кивнули. Тамсин была уверена, что они обе до сих пор находились под впечатлением от известия, которое сообщил им Уильям. Обе были потрясены до глубины души и едва ли могли думать о чем-то другом.
Уильям тронул мать за плечо:
– Я знаю, для вас это слишком неожиданно. Я все объясню позже.
Тамсин показалось, что она заметила слезы, заблестевшие в глазах леди Эммы, которые она постаралась незаметно сморгнуть.
– Я уверена, что вы будете счастливы, – сказала женщина. На последнем слове ее голос сорвался. – Хелен, покажи Тамсин комнаты, в которых она разместится. Возможно, ей захочется отдохнуть перед обедом. Я попрошу, чтобы ей приготовили ванну.
– Конечно. Кроме того, я уверена, что у меня найдется пара платьев, которые я смогу ей одолжить, – проворковала Хелен. – Похоже, у нас один размер.
– Я очень вам благодарна, – произнесла Тамсин, смущенная тем, что Хелен и Эмма подумали, будто она отчаянно нуждается в горячей ванне и приличной одежде. Она провела рукой по густой массе своих кудрей и сделала еще одну попытку вытащить руку из сильных пальцев Уильяма. К ее удивлению, он отпустил запястье, однако положил руку ей на плечо. Его простое, теплое прикосновение было сродни жесту благословения.
– Иди, – прошептал он девушке. – Завтра я отправлю Сэнди в Мертон Ригг за твоими вещами.
Тамсин благодарно кивнула. Ей было приятно, что он заботится о ней. Однако она знала, что ее одежда, даже самая лучшая, никогда не сможет сравниться с нарядами, которые привыкли носить женщины семейства Скотт и сам Уильям.
– Пойдем со мной, Тамсин, – позвала Хелен. – Я покажу тебе спальню Уильяма, там ты сможешь отдохнуть. Вы с Уиллом, должно быть, проголодались с дороги и… и после свадьбы. Обед пока не готов, но мы можем сделать несколько гренков с сахаром. Кроме того, наверняка найдется немного греческой мальвазии. Мы накроем стол в большом холле, где сможем вдвоем отпраздновать радостное событие. Ведь мы с тобой теперь как сестры. И ты сможешь рассказать мне о себе, – щебетала Хелен. – Может быть, мама и Уильям смогут присоединиться к нам.
Хелен улыбнулась, а Эмма молча кивнула в ответ.
– Это было бы замечательно, – пробормотала Тамсин.
– Сегодня у нас на обед будет свежий лосось, – Хелен взяла Тамсин за руку и потащила ее через залу, не переставая говорить. – Джок и Сэнди поймали несколько лососей в реке. Мама присматривает за поваром, чтобы он все сделал правильно. Мы надеялись, что вы с Уиллом приедете сегодня ближе к полудню, чтобы разделить с нами обед. Но мы и подумать не могли, что вы привезете такие удивительные новости!
Тамсин кивнула. С нее было достаточно. Она уже с трудом могла переносить энтузиазм Хелен. Девушка оглянулась, бросив на Уильяма беспомощный взгляд, и вместо сочувствия обнаружила на его лице усмешку.
* * *
Перед Тамсин лежала деревянная дощечка, а на ней – почти нетронутые розовые, посыпанные нарезанной петрушкой кусочки лосося и колечки золотого лука, приготовленные в масле с перцем. Она передвигала их по доске серебряной ложкой. На той же доске лежали толстые ломтики моркови, лук-порей и краюха свежеиспеченного пшеничного хлеба. В серебряном кубке, наполненном вином, отражалась льняная скатерть и лица людей, собравшихся за столом в большом холле.
Тамсин подняла кубок, чтобы сделать глоток бледного рейнвейна – терпкого, прохладного и… неразбавленного. В Мертоне и в цыганском таборе вина и эль в целях экономии всегда чуть ли не до половины разбавляли водой. «Видимо, – подумала девушка, – Рукхоуп в самом деле такой богатый дом, что в нем могут позволить себе подавать дорогие вина, охлажденные в погребах, и при этом разливать их в серебряные кубки во время полуденного обеда, да еще в середине недели. Этот день даже не был праздничным!»
До обеда Тамсин успела попробовать сладкую мальвазию. Они сидели с Хелен и Эммой в большой гостиной, болтали и время от времени отхлебывали из кубков приятный напиток. А незадолго перед тем, как был подан обед, Эмма вручила Тамсин кубок с темным бордо, и девушка посчитала, что она просто обязана выпить его вместе с ними.
Разговор окружал ее тихим, мерным жужжанием. Сама Тамсин говорила мало, но старалась внимательно прислушиваться к тому, о чем говорилось за столом, но почему-то то и дело теряла нить обсуждения. Она знала, что должна заставить себя побольше есть, потому что в ее желудке было пусто с самого восхода. Однако именно желудок сейчас и подводил ее. Он, казалось, завязался узлом, и она не могла впихнуть в себя ни кусочка.
За столом раздался смех. Тамсин не слышала, что стало его причиной, и потому поднесла к губам кубок, чтобы скрыть свою оплошность. Приятное, влекущее тепло вина с легкостью миновало узел внутри нее, через который не могла пройти пища, и Тамсин немного успокоилась.
– Как бы то ни было, твой брат должен быть более осторожным, – сказала леди Эмма. – Он проявляет слишком большой интерес к тому, что пишут протестантские лидеры на континенте. Я умоляла его не покупать больше их сочинения, подобные вещи запрещены к ввозу и продаже в пределах Шотландии. И читать их запрещено. Его нужно предупредить еще раз.
– Джорди – разумный человек, мама, – ответил Уильям. – У него пытливый ум. Он просто хочет разобраться в изменении структуры церкви, чтобы принять решение, остаться ему церковным служителем или вернуться домой.
– В такие времена безопаснее и умнее быть просто верующим человеком, чем служителем бога, – заметила Хелен. – Люди, проповедующие новые идеи, сжигаются на костре. Их обвиняют в ереси. Джорди следует быть очень осторожным, мама права.
Уильям сидел рядом с Тамсин за длинным столом. Справа от него сидела леди Эмма. Напротив разместилась Хелен, а с ней рядом – Сэнди Скотт. Все, кроме Тамсин, ели с отменным аппетитом и принимали живейшее участие в разговоре, а она только смотрела и слушала, то и дело отхлебывая из кубка.
– Лосось просто великолепен, – заметил Уильям, отправляя очередной розовый кусочек себе в рот.
– Я слышала, шотландские лососи высоко ценятся на английских рынках. Их продают там по кроне за штуку, – сказала Эмма. – А этот был вытащен из реки. – Она улыбнулась, глядя на Сэнди.
– Ну да, баранина, свинина, все, что пожелаете, леди Эмма, причем совершенно бесплатно, – усмехнулся он в ответ. – Добытое в Англии и поданное к вашему столу благодаря талантам семейства Скотт.
Эмма легко рассмеялась.
– Лучше мне не знать, откуда все это берется, – проговорила женщина, и в ее голосе прозвучал мягкий укор. – Приберегите для себя ваши истории о полуночных набегах.
– Тамсин, тебе нравится обед? – спросила Хелен. – Ты съела совсем немного.
– Он великолепен, – ответила девушка. – Спасибо. Просто я вдруг обнаружила, что не так голодна, как предполагала.
Уильям искоса взглянул на Тамсин.
– Это вино довольно крепкое, – тихо пробормотал он. – Если ты не голодна, съешь хотя бы хлеб, иначе тебе будет нехорошо.
Девушка ничего не ответила, только упрямо повертела головой. Она не могла есть даже хлеб. Ей не удалось бы ни разрезать, ни разломить его, пользуясь только одной рукой, а выставлять на всеобщее обозрение свою левую руку она не собиралась. Тамсин прятала ее под столом, зажав между колен. Она сжала левую руку в кулак и снова отхлебнула из кубка. В начале обеда вино было прохладным и свежим, но с каждым глотком становилось все слаще и мягче. Хелен наклонилась вперед.
– Тамсин, после того, как отец забрал тебя, ты много времени проводила с цыганами?
– Все летние месяцы я жила с людьми, среди которых выросла моя мать. И я до сих пор вижусь с ними, когда они приходят в наши места.
– Для меня это просто удивительно, – заметила Хелен. – Так ты говоришь, что знаешь их язык? А ты умеешь предсказывать судьбу, как другие цыганские женщины?
– Я говорю на том цыганском, которым несколько веков назад пользовались короли и принцы. От них пошел род ромал, – ответила девушка. – Моя бабушка научила меня хиромантии и еще гаданию по картам. Я умею читать истории, которые рассказывают картинки.
– О! Ты умеешь читать Таро! – воскликнула Хелен. Привстав, она потянулась, взяла кувшин с вином и наполнила оба кубка – свой и Тамсин.
– Да, могу, – девушка снова сделала глоток. Уголком глаза она заметила, что Уильям смотрит на нее, слегка нахмурившись. Она послала ему сердитый взгляд и выпила еще глоток. Мужчина вздохнул и отвернулся, чтобы ответить на вопрос матери.
– Нам обязательно нужно будет показать свои ладони Тамсин, мама, – сказала Хелен и улыбнулась. – Я бы еще попросила ее погадать на картах Таро. Я знаю такую игру, в которую играют картами с картинками, но я никогда не встречала человека, который может узнать по ним будущее.
– Не только цыгане умеют гадать, – вставил Сэнди, – шотландцы тоже. У меня была старая тетушка, которая предсказывала будущее по овечьим костям. И люди шли к ней год за годом, потому что она была мастерицей этого дела. К тому же она заработала на гадании хорошенькую сумму. Серебром.
– Мне кажется, читать будущее по картам гораздо приятнее, – высказалась Хелен. – Тамсин, ты сможешь погадать нам? У Уилла есть колода Таро, несколько лет назад королева Мари подарила ему превосходный набор на Новый год.
– Да, где-то есть, – подтвердил Уильям.
– Может быть, как-нибудь вечером ты взглянешь на наши ладони? – попросила Хелен. Сверкающие от возбуждения и любопытства глаза делали ее необычайно хорошенькой.
Тамсин улыбалась, глядя на женщину.
– Буду рада сделать это для вас, – ответила она и вдруг почувствовала, как сгусток воздуха поднялся по пищеводу вверх. Она приложила пальцы к губам, чтобы не выпустить его наружу.
– Эх, а я бы сейчас сыграл в карты, чтобы лишить тебя нескольких монет, Хелен, – сказал Сэнди. – Вот ломбер или трамп – хорошие игры, не то, что эти смешные Таро.
– Сэнди, а где Джок? – спросила леди Эмма.
– Он вернулся в Линкрэйг, а потом заедет навестить своего брата в Блэкдраммонде, – ответил Сэнди. – Мы с ним собирались сегодня ночью проехаться верхом… если тебе это интересно, Уильям… – добавил он.
– Сегодня их первая свадебная ночь! – оборвала его Хелен, едва не задохнувшись от бестактности кузена.
– Тогда как-нибудь в другой раз, – пробормотал Уильям. – Наше имущество в сохранности? Ничего не пропало с полей за это время?
– Все в порядке. Мы с Джоком едем сегодня не для того, чтобы отплатить грабителям. У Джока свидание с девушкой, на которой он хочет жениться. Правда, она живет на английской стороне границы.
– Девушка Форстеров, – вздохнула Эмма. – Потерять голову из-за той, что помолвлена с Артуром Масгрейвом, – не самое мудрое решение в его жизни. Хотя должна признать, что обычно Джок носит на плечах вполне разумную голову.
При словах Сэнди Тамсин резко выпрямилась.
– Артур Масгрейв? – переспросила она.
– Да, – ответил ей Уильям. – Он помолвлен с Анной Форстер, кузиной Неда. Но они с Джоком повстречались несколько месяцев назад и увлеклись друг другом. А семья Форстер обещала ее руку сыну Джаспера Масгрейва.
– Она не выйдет за Артура, – сказала Тамсин, заметно оживившись. – Я видела это по его руке. Он потеряет ее, Анна выйдет, замуж за другого, а Артур позже найдет себе жену, с которой будет очень счастлив. Да, думаю, так. – Она кивнула, а потом вдруг нахмурилась и добавила: – Хотя он негодяй и бандит, этот Артур. Настоящий негодяй, – пробормотала она.
Хелен широко раскрыла глаза:
– Ты предсказала Артуру, что он потеряет Анну из-за другого мужчины? Мама, ты слышала? Мы должны сказать Джоку!
– Не говорите Джоку! – быстро проговорила Тамсин. – Ему суждено быть с Анной, и это случится, даже если сейчас она помолвлена с другим. Судьба сведет их, если они захотят быть вместе. – Девушка посмотрела на Уильяма и, игнорируя его предупреждающий взгляд, широко улыбнулась.
Уильям рассмеялся, коротко и отрывисто, и отвернулся, потирая подбородок длинными пальцами и покачивая головой.
– Уильям, – сказала Эмма, – ты говорил с Джоком по поводу этой английской девушки? Он может навлечь на свою голову массу неприятностей.
– Он любит эту девушку, поэтому я не стал ничего говорить ему. Он разумный человек, мама, и знает, что делает и чем рискует.
– Он рискует сердцем. Так же, как и жизнью. – Говоря это, Эмма разрезала на мелкие кусочки свою порцию лосося, пользуясь ножом и ложкой.
– Пока он счастлив, мы не должны вмешиваться, – заключил Уильям.
Тамсин, внимательно наблюдая за действиями Эммы, взяла свою ложку и попыталась держать ее так же, как мать Уильяма. Девушка сосредоточенно нахмурилась, сжав губы. Вдруг ручка ложки выскользнула из ее пальцев и упала, жалобно звякнув, на пол. Тамсин наклонилась посмотреть, куда упала ложка. Уильям перегнулся через девушку, поднял упавшую ложку и вручил ее Тамсин, сопроводив свой жест угрюмым взглядом. Произнося слова благодарности, Тамсин улыбалась.
– Прибереги свои ухаживания на потом, Уилли, – сказала девушка и хихикнула.
Уильям сдвинул брови, будто ее насмешка его не касалась. Кто-то из сидящих за столом хмыкнул. Тамсин подняла голову, но все, казалось, были заняты содержимым своих тарелок и не обращали на них с Уильямом никакого внимания.
– Да, это правда. Последнее время Джок заметно повеселел, – проговорила через секунду леди Эмма.
Она вздохнула и приложила к губам вышитую салфетку, аккуратно удаляя остатки пищи. Тамсин, считая Эмму примером для подражания, тоже поднесла свою салфетку к губам, собираясь сделать такой же утонченный жест.
– Тем не менее, боюсь, Анна Форстер может разбить ему сердце, – продолжила леди Эмма.
– Она не разобьет ему сердце, – сказал Уильям, отодвигая кубок Тамсин подальше от девушки.
Она удивленно заморгала и повернулась к Уильяму. Он даже не посмотрел в ее сторону.
– Мы попросим Тамсин погадать ему на картах! – предложила Хелен.
– Я не могу этого сделать, пока сам Джок не попросит, – отказалась Тамсин, важно покачивая головой. От этого движения голова у нее закружилась.
– Я попрошу его, – пообещала Хелен.
– Джок будет смеяться, – предупредил Сэнди. – Он не признает этих цыганских трюков. Этот парень сам распоряжается своей судьбой и удачей.
– Видеть то, что по велению рока происходит в наших жизнях, – это не цыганский трюк, – возразила Тамсин. – Рука судьбы помогает каждому из нас. Она привела Уильяма…
– Тамсин, – оборвал ее тот, о ком она начала говорить. – Может быть, ты хочешь отдохнуть немного?..
Уже готовая отказаться, она посмотрела на Уильяма, и вдруг комната начала вращаться вокруг нее. Тамсин положила салфетку на край стола, откуда та секунду спустя благополучно спланировала на пол. Тамсин непонимающе уставилась на лежащую на полу салфетку.
– Думаю, я все-таки пойду немного отдохну, – произнесла она и встала. – Леди Эмма, ваше гостепри…имство было… очень вкусно.
– Ей понравилась еда, – пояснил Уильям матери.
– Тамсин, я приказала приготовить в спальне Уильяма горячую ванну, – сказала леди Эмма.
– А я выбрала несколько нарядов и еще несколько вещиц, которые ты могла бы носить, если захочешь, – добавила Хелен. – Я отнесла их в твою спальню.
– Очень мило с твоей стороны, – запинаясь, проговорила Тамсин. Она попыталась сделать шаг, но комната качнулась, и девушка уцепилась за стул, чтобы не упасть.
– Хочешь, я тебя провожу? – предложил Уильям.
Тамсин вздернула подбородок вверх.
– Думаешь, я подвыпившая шиганка?.. – Она привалилась к нему и поправилась: – Цыганка?
– Тамсин! – прорычал он.
– Я в состоянии найти еще раз твою спальню. Хелен водила меня туда раньше помыть руки. И ноги… – четко выговаривая каждое слово, ответила она и направилась к выходу, высоко держа голову.
Проходя сквозь дверной проем, она слегка задела плечом косяк. Тамсин начала подниматься по лестнице и обнаружила, что необходимо замедлить шаг, иначе ноги промахиваются мимо клинообразных ступенек. Она поднималась, не отрывая руку от шершавой, закругляющейся стены, стараясь изо всех сил сохранять вертикальное положение. Так она добралась до следующего этажа. Дверь с лестничной площадки вела в личные покои Уильяма, состоящие из нескольких комнат. Тамсин миновала первую маленькую библиотеку, в которой стояли книжные шкафы, стол и стулья. Она на ходу касалась пальцами гладкой поверхности деревянной мебели. Открыв следующую дверь и шагнув через порог, девушка попала в спальню. За этой большой комнатой были еще две: прихожая, в которой стояли маленькая походная кровать и шкаф, и крошечная гардеробная.
«Мертон Ригг – замечательный замок, – подумала Тамсин, – но его простая планировка и практичные спальни не могли сравниться со спальнями Рукхоупа». Здесь во всех комнатах были полированные деревянные полы, расписные потолки, побеленные стены, увешанные гобеленами, и добротная, хорошо подобранная мебель. Комнаты были темными, потому что окон было мало, да и те небольшие. Зато было много свечей в настенных светильниках, которые уже горели, когда она вошла. В спальне был выложен камин, и в его чреве играли языки пламени.
Тамсин закрыла переднюю дверь и прошла в спальню. Ей пришлось ухватиться за резную опору кровати, чтобы не упасть. Девушке показалось, что пол уходит из-под ног. Полог кровати и занавеси опускались мягкими волнами с потолка, окутывая кровать в темно-зеленый дамаск. Украшенные вышивкой подушки были сложены горкой у резного изголовья.
Босые ноги девушки ступали по свежим тростниковым половикам, которые покрывали большую часть пола. Маленький, блестящий турецкий ковер был накинут на широкую крышку деревянного сундука, стоящего у изножья. Тамсин увидела разложенные на кровати вещи. Тут было черное парчовое платье, расшитое золотом, и еще одно, из темно-голубого шелка; рядом лежали: плащ, несколько сорочек, чулки и кое-какие аксессуары. Она потрогала блестящие украшения и вздохнула.
Запустив пятерню в разлохматившиеся волосы, она издала еще один вздох. Тамсин проклинала себя за глупость. Она вдруг осознала, что вино, выпитое за обедом, развязало ей язык и она выставила себя на посмешище. Домочадцы Уильяма могли подумать, будто ей недостает хороших манер. Если женщины Рукхоупа и заботились о ней сразу после ее появления в замке, то уж теперь-то они наверняка будут проявлять к ней гораздо меньше внимания.
Деревянный чан стоял на каменной плите у камина. Он был доверху наполнен водой. Тамсин подошла к нему и немного помедлила, прежде чем снять плащ и юбку. Подняв повыше сорочку, она ступила в пахнущую лавром и лавандой воду, от которой шел пар. Горячая влага сняла напряжение с ее ступней и лодыжек. Тамсин стянула через голову сорочку и разжала пальцы, позволив ткани свободно упасть на пол. Она постепенно погрузилась в воду целиком, но для этого ей пришлось подтянуть колени к груди. Тамсин вздохнула и, не спеша зачерпывая ладонями воду, стала поливать ею плечи. Она дышала ароматным паром, надеясь, что он ослабит головную боль, от которой у нее уже начинали ныть виски. Возможно даже, думала девушка, этот чудодейственный пар прогонит туман, который скопился в голове от выпитого вина. Однако ничто не могло избавить ее от убеждения, что она ужасно вела себя за обедом и теперь все будут считать ее дурочкой.
Блюдце с мылом стояло на каменной плите рядом с чаном, и тут же были сложены стопкой несколько льняных простыней, чтобы ей было чем обтереться. Тамсин взяла небольшой кусок ткани, погрузила его в воду и провела по лицу. Из ее груди вырвался громкий, полный сожаления стон.


Часть XVIII

Уильям еще раз постучался в наружную дверь.
– Тамсин? Ты не спишь?
Никакого ответа.
Уильям снова постучался, мягко, но настойчиво. Тишина. Он открыл дверь, пересек темную, тихую библиотеку и постучал в дверь, которая вела в спальню. Девушка не отозвалась. Он открыл незапертую дверь, осторожно заглянул внутрь и увидел только полумрак и горящий в камине огонь.
– Тамсин? – снова позвал он и шагнул в комнату.
Его резанул по ушам пронзительный визг. Следом раздался громкий всплеск воды. Мужчина повернулся к камину. Тамсин сидела в деревянном чане, прикрывая простыней грудь. Она смотрела на него широко раскрытыми глазами, мокрые волосы обрамляли ее изумленное, раскрасневшееся от пара лицо.
– Прошу прощения, – пробормотал Уильям и быстро отвернулся, однако он успел разглядеть освещенные камином полушария ее грудей, точеные плечи и изящные изгибы рук. – Я не подумал, что ты можешь быть в ванне, – попытался оправдаться он. – Ты ведь пошла отдыхать…
– Надо же, а я моюсь! Знаешь, даже цыгане иногда моются! – огрызнулась Тамсин. – Я изгоняла духов, поселившихся в моей голове, с помощью горячего пара и строгой лекции, которую я себе читала. Ты пришел тоже прочесть мне лекцию? Раз уж ты мой муж, полагаю, ты имеешь право находиться здесь.
– Насчет прав мужа мы, кажется, договорились еще на холме. Ты забыла наше соглашение? – напомнил он, отворачиваясь.
– Но это ведь и твои комнаты. Поскольку ты сказал матери, что мы женаты, ты должен теперь делить со мной спальню. Не то могут возникнуть всякие вопросы…
Уильям слышал, как плещется вода в чане.
– Я ухожу, – проговорил он и направился к двери.
– Останься, – попросила Тамсин. – Ты мне нужен здесь…
– Остаться? – Он повернулся к ней, удивленно глядя на девушку.
Тамсин сидела, повернувшись к нему спиной, и намыливала волосы.
– Да. Я должна вымыться, а потом одеться для еще одного обеда… и еще одного бочонка вина. Мне нужна помощь, чтобы подготовиться ко всему этому.
– Я пришлю Хелен помочь тебе. Или служанку, – предложил Уильям.
Девушка замерла на секунду, перестав яростно мылить свою голову, а потом обернулась и посмотрела на Уильяма.
– Я не могу принять их помощь. Только ты должен помочь мне, если хочешь, чтобы я была одета по всем правилам.
Уильям вопросительно посмотрел на девушку, затем в растерянности взъерошил себе волосы.
– Ты хочешь, чтобы именно я причесал тебя и помог одеться?
– Ты лучше справишься с этим, чем я, – пояснила Тамсин и наклонила голову вперед, чтобы смыть с волос и шеи мыльную пену. – Мыться я могу сама, но у меня не получится быстро и легко одеться во все эти наряды, которые твоя сестра оставила для меня. Я потрачу на это всю ночь, а когда закончу, надо мной все будут смеяться. Я не знаю, как это все правильно носят. – Она набрала побольше воды в пригоршню и плеснула ее на голову. – Кроме того, сейчас у меня не хватит на это терпения.
Уильям наблюдал, как она моет голову, и его внезапно осенило. Ее левая рука, вся сейчас в мыльной пене, могла выполнять самые простые операции. Ее можно было сложить ковшиком, чтобы лить воду, ею легко было мыть волосы, но она не справится с более сложными задачами. С помощью этой руки практически невозможно завязать шнурки, затянуть корсет или застегнуть пуговицы. А таких деталей предостаточно в нарядах, которые приготовила для Тамсин Хелен. Естественно, для того, чтобы одеться во все это, одного желания маловато. И уж, конечно, на все эти действия у Тамсин просто не хватит терпения. Уильям знал: чем-чем, а терпением и прилежностью девушка похвастать не может.
«Неудивительно, что она носит такую простую одежду», – подумал он. Сорочки и юбки, плащи… Никаких туфель… Бриджи, рубашки и дублеты были для нее намного удобнее, чем женские туалеты, если учесть и сложить вместе ее увечную руку и независимый характер. Пышные наряды подразумевают наличие ловких пальцев, а иногда даже требуется вторая пара рук, и тогда зовут на помощь служанок. Уильям начал подозревать, что Тамсин Армстронг никогда в жизни никого не просила помочь ей одеться. До сегодняшнего дня.
Он стоял и молча смотрел, как отблески огня играют в ее мокрых волосах, скользят по хрупким контурам ее обнаженной спины и тонким рукам. Пышные выпуклости ее грудей были плотно прижаты к согнутым в коленях ногам. Уильям заметил ее обнаженную левую руку, наполовину погруженную в темные густые волосы. И он вдруг осознал, что во время обеда Тамсин не вытаскивала эту руку из-под стола. Она прятала ее с самого их приезда.
Эта мысль подействовала на Уильяма так, словно его ударили кулаком под дых. Теперь он понял, почему она так мало ела. И почему вино так быстро ударило ей в голову. Она не хотела показывать свою руку. Какой же он был дурак! Как мог не заметить ее мучений? Он мог бы разломить для нее хлеб, мог бы предложить ей несколько нарезанных кусочков со своей тарелки, это позволено даже жениху, а он-то назвался ее мужем! И тогда она не была бы вынуждена сидеть с ними и молча страдать от голода, сохраняя свою сумасшедшую гордость.
– Хорошо, – сказал он наконец. – Я тебе помогу.
Тамсин снова замерла, прислушиваясь к его ответу, а потом продолжила натираться намыленной тряпкой и смывать пену.
Уильям подошел, встал за ее спиной, а потом опустился на одно колено рядом с чаном. Девушка смутилась немного, увидев его так близко. Он взял ведро, наполненное чистой водой, и поднял его над головой девушки одной рукой, а другую положил на ее мокрые, намыленные волосы. Аромат роз, теплый и таинственный, окутывал его, смешиваясь с паром, поднимавшимся от чана.
– Тебе нужна чистая вода, – сказал он. – Ты потратишь целую ночь на то, чтобы смыть с головы это фламандское мыло.
Сгустки мыльной пены задержались на ее груди у самой шеи, образовав воздушное ожерелье. Тамсин скрестила на груди руки, прикрываясь от его нескромных взглядов, и наклонила голову, чтобы Уильям мог смыть пену с ее волос. Он наклонил ведро, и на ее голову обрушился сверкающий водопад чистой воды. Остатки пены он смахнул рукой, и вскоре ее волосы заблестели, как умытое дождем эбеновое дерево.
Тамсин подняла голову и правой рукой откинула с лица волосы, продолжая левой закрывать грудь. Ее пальцы скользнули по его руке, задержавшись всего на мгновение. Этого короткого мгновения было достаточно, чтобы сердце Уильяма принялось стучать с удвоенной скоростью.
– Спасибо, – сказала ему девушка и вдруг, закрыв глаза, принялась потирать лоб.
– Что с тобой? – поинтересовался Уильям. – Болит голова?
– Немного, – ответила Тамсин.
Она откинула голову на край чана и закрыла глаза. Черные ресницы отбрасывали длинные тени на ее смуглых щеках. С откинутыми назад волосами ее лицо с высокими скулами и тонкими чертами показалось ему еще прекраснее.
Уильям не мог оторвать от нее восхищенного взгляда, думая о том, как проста, естественна и в то же время притягательна ее красота. Естество мужчины налилось тяжестью. Дыхание Уильяма участилось. Обнаженная и мокрая, в отсветах пламени камина, Тамсин казалась ему сейчас обворожительной сиреной, а не земной женщиной. Он был уверен, что она даже не догадывается о силе своего очарования.
Зато Уильям ощутил эту силу на себе. Вспомнив, что он дал обещание уважать чистоту их отношений, он убрал с ее головы руку и отошел, словно расстояние между ними могло хоть немного уменьшить силу его желания. Впрочем, он тут же убедился, что это ровным счетом ничего не изменило.
– Я поела совсем немного, зато хорошо подружилась с вином, – произнесла Тамсин. – Я не привыкла к таким крепким напиткам.
– Знаю, – приглушенно сказал он. – Я объяснил маме, что ты привыкла пить разбавленное вино или эль.
Девушка кивнула, между ее бровей залегла тонкая морщинка.
– О, Уильям, – пробормотала она, закрывая глаза правой рукой с тонкими, изящными пальцами. – Мне так стыдно…
– Ну что ты, красавица, не стоит стыдиться. Моя мама и сестра думают, что ты красива и очаровательна.
– Красива и очаровательна? – переспросила Тамсин. – Если они и сказали это, то только из вежливости. Наверняка они думают, что я – неуклюжая деревенщина! Грязная, невоспитанная, скандальная, одетая в тряпье и напивающаяся в стельку за двадцать минут… Ну и жена у владельца Рукхоупа! Должно быть, именно так они и думают. – Тамсин снова покачала головой и тут же поморщилась, как от сильной боли. – Хорошо, что по правде я тебе не жена, – заключила она.
Уильям провел рукой по ее волосам, стряхнув с них остатки мыльной пены. Он гладил ее по голове, время от времени надавливая на виски, чтобы успокоить боль.
– Не думай об этом, – мягко сказал он. – Хелен весело смеялась над тем, как ты уронила ложку и салфетку. Она сказала, что это было похоже на забавную, шутливую игру. И Сэнди тоже остался под впечатлением. Он просто поражен. Он сказал, что ты выпила достаточно для того, чтобы превратиться в поросенка, а из комнаты вышла, как королева. Ты заслужила его уважение своей силой воли.
Тамсин поморщилась и застонала.
– Я не посмею встретиться с ним лицом к лицу.
Уильям старательно спрятал улыбку.
– Моя мама думает, что ты сокровище.
Тамсин придержала его пальцы и, резко повернув голову, посмотрела на Уильяма.
– Она так сказала?
– Почти. Она смеялась, Тамсин. Я забыл, когда в последний раз видел ее смеющейся так весело… не над тобой, – поспешно добавил он, заметив, как она ужаснулась, – а потому, что она действительно наслаждалась обедом. Она сказала, что если ты дружишь с винными духами, то, возможно, за следующей трапезой тебе следует подкормить их.
– Скажи им, что я не смогу спуститься на ужин, – простонала Тамсин. – Скажи им, что я не смогу спуститься никогда. Скажи им, что ты решил запереть меня в этих комнатах на две недели, как договаривался с Масгрейвом. Ох, Уильям, Уильям, что я наделала?
Ему понравилось, как она произносит его имя, ее голос проникал ему прямо в душу.
– Что же ты сделала, красавица Тамсин? – ласково спросил он. – Рассмешила мою печальную сестру. Заставила маму улыбаться, хотя она носит траур, потому что не так давно снова овдовела. Скажи мне, что же в этом плохого?
– Выставила себя на посмешище. Показала всем, что я не более чем грубая, невоспитанная девица, не заслуживающая того, чтобы называться женой лэрда, – резко сказала она. – Они непременно попросят тебя указать мне на дверь и велят найти себе в жены более подходящую тебе, благородную девушку. И ты не станешь спорить с ними, – добавила она.
– Мне решать, кто будет хозяйкой в моем доме.
Тамсин уставилась на него.
– Я разочаровала тебя. Я видела, какие сердитые взгляды ты бросал на меня. Ты готов был вышвырнуть меня за дверь.
– Я думаю, – покачал он головой, – что ты на все сто процентов дочь Арчи Армстронга.
– Что это значит?
– У тебя острый язык, как у Арчи. Вы оба за словом в карман не лезете, – объяснил он. – Я бы и сам рассмеялся во весь голос, глупая девушка, если бы был уверен, что родные поймут меня правильно. Я думаю, что такая, как ты есть, ты понравилась им гораздо больше, чем если бы носила парчу и кружева и золотой ложкой ела бы суп, как деликатес.
Пока Тамсин молча смотрела на него, он вытащил из стопки кусок льняного полотна и начал вытирать густую копну ее волос.
– А теперь давай-ка оденем тебя. Хелен страстно желала посмотреть, подойдет ли тебе ее платье.
– Должно, – сказала Тамсин, выглядывая из-под полотенца. – Похоже, размер у нас одинаковый.
– Мама предложила Хелен отдать тебе некоторые из ее лучших платьев и других вещей, а себе заказать новые.
– Отдать мне хорошие платья? Такие красивые наряды просто отдать мне? Я… это… это очень мило с ее стороны.
– Я сказал ей, что это хорошая мысль. Насколько я помню, – сказал Уильям, – тебе очень нравятся дорогие, красивые вещи и всякие безделушки.
– Не очень, – пожала плечами девушка.
Уильям улыбнулся про себя.
– Пусть так. Зато Хелен понравилась эта идея. Она проявляла всегда так мало интереса к своей внешности… Думаю, мама была рада видеть, как она сияла сегодня.
– Но она красавица и одевается как принцесса.
– Сейчас она одевается скромно по сравнению с тем, что привыкла носить, – заметил Уильям. – Хелен думает, что она уродлива.
– Из-за оспинок на лице?
Он утвердительно кивнул.
– Она не выходит из дома без крайней нужды, а когда выходит, обязательно надевает траурное платье с вдовьим покрывалом и вуалью. Она редко выходит к посетителям. Я был рад видеть, что ты ей сразу понравилась. – Он взял из стопки еще одну большую льняную простыню и поднялся на ноги. – Готова?
– Да. Отвернись, – сказала она, но в этом не было необходимости, потому что Уильям уже развернул полотно и, держа его в вытянутых руках, стоял, отвернувшись от нее и закрыв для надежности глаза.
Послышались всплески, бульканье, и мужчина почувствовал, как она взяла ткань из его рук. Секунду спустя он открыл глаза и увидел, что она стоит возле него, плотно обернувшись льняным полотном и оставив обнаженными только плечи и руки.
Он не мог отвести от нее глаз. Она была прекрасна, как языческая богиня. От порозовевшей кожи исходил аромат роз, щеки раскраснелись, глаза сияли, как зеленое стекло в витрине, сквозь которое просвечивает солнце.
Сердце Уильяма замерло, его естество снова упрямо дало о себе знать. Казалось, он вновь превратился в зеленого юнца, не способного владеть собой.
– Нам нужна расческа, – проговорил он нетвердым голосом.
Тяжелая масса великолепных черных локонов опускалась ниже пояса. Развернувшись на каблуках, Уильям направился к кровати. Он растерянно смотрел на вещи, которые разложила Хелен, и пытался найти среди них расческу. Уильям не знал толком предназначение некоторых предметов, но расческу из гладкой слоновой кости он обнаружил без труда. Обернувшись, он увидел, что Тамсин стоит рядом с ним, у кровати, придерживая спадающую с тела ткань и с любопытством разглядывая черное платье.
Фактически он уже видел многие части этого великолепного тела. Он вспомнил крепкую стройную ногу в полумраке кибитки, изумительно красивые плечи и лицо, окутанные паром холмики грудей в вырезе блузки. Эти видения всегда заставляли его кровь быстрее бежать по жилам, однако осознание того, что сейчас рядом с ним стоит обнаженная, теплая и желанная женщина, которую отделяет от него лишь тонкое льняное полотно, вызвало в нем непреодолимое желание отбросить эту последнюю преграду и заключить ее в свои объятия.
Господи боже, думал он. Она, его жена, стоит у его постели. Каким же дураком он был, что женился только по цыганскому обычаю да еще пообещал быть целомудренным. Честь боролась в нем с вожделением. Он перевел дыхание и вручил ей расческу.
Тамсин села на край кровати и погрузила зубья из слоновой кости в волосы, но они вскоре застряли, зацепившись за маленькие узелки. Она пыталась распутать их, закусив от усердия нижнюю губу. Время от времени она что-то сердито бормотала. Судя по тону, а также по тому, что Уильям не разобрал ни слова, она ругалась по-цыгански.
– Дай мне, – вздохнув, сказал Уильям и опустился рядом с ней на кровать. Он разделил ее волосы на пряди, а потом начал расчесывать по очереди каждую прядь, терпеливо распутывая узелки руками.
Тамсин откинула голову назад и издала слабый стон. Уильям предпочел бы, чтобы она этого не делала, потому что его мужское естество и так было напряжено до предела. Тем не менее он продолжал расчесывать, распутывать, освобождать густые пряди с поистине ангельским терпением.
– Когда Хелен была ребенком, я часто расчесывал ей волосы, они почти такие же кудрявые, как твои, но сейчас спрятаны под маленькими шапочками, которые она носит, – заговорил он. – Только у мамы хватало терпения расчесывать кудри Хелен, но когда мама занималась с малышом Джорди, это делал я. Мы сидели рядышком, как сейчас с тобой, и я рассказывал ей разные истории. – Он рассмеялся своим воспоминаниям.
– Уилл, а когда это произошло с Хелен? – спросила Тамсин.
– Шесть лет назад она и ее муж одновременно заразились. Хелен выжила. Ее муж умер от горячки. Они были женаты всего шесть месяцев.
Тамсин судорожно вздохнула.
– О, Уильям! – воскликнула она. – Как печально! У нее добрая и благородная душа, она с таким мужеством несет свое тяжкое бремя. – Девушка опустила глаза. – Она не вышла еще раз замуж из-за этого? Из-за шрамов?
Уильям опустил руку с расческой.
– Да, – тихо произнес он. – И еще потому, я думаю, что до сих пор тоскует по своему мужу.
Тамсин кивнула. Она сидела, разглядывая руки, лежащие на коленях.
– Я могу понять, почему она прячется от людей. Только жаль, что она так делает, потому что она красивая, даже если она думает иначе. Оспинки на ее лице не очень заметны. А если поговорить с Хелен минутку-другую, их вообще перестаешь замечать.
Уильям смотрел на девушку, чуть нахмурясь.
– Может быть, когда-нибудь ты сможешь сказать ей это, – предложил он. – Ей будет полезно услышать это от тебя.
Тамсин пожала плечами.
– Почему ты считаешь, что мои мысли важны для нее?
– А почему ты не показывала сегодня свою руку?
– Ты знаешь почему, – сказала девушка и отвернулась. Она привычным жестом сжала в кулак левую руку, спрятанную между колен, и накрыла сверху правой.
– Я давно уже не замечаю шрамов Хелен, когда смотрю на нее, – сказал Уильям. – И точно так же я не замечаю разницы между твоей левой рукой и правой. – Он коснулся ее недоразвитой руки. – Но ты всегда видишь эту разницу, красавица. Ты, но не я.
Тамсин, задрожав от его легкого прикосновения, тряхнула головой.
– Нет, – не согласилась она. – Я и Хелен… это совсем не то же самое…
– Почему же? – спросил Уильям. Он взял расческу и вновь принялся расчесывать ей волосы.
– Никто не думает, что Хелен приносит несчастье из-за того, что ее лицо испещрено оспинками.
Уильям вздохнул, глядя на нее. Рука с расческой застыла над ее головой.
– А ты как думаешь? Считаешь ли ты сама, что приносишь несчастье?
– Я… я так не думаю, – неуверенно проговорила Тамсин. – Так думают другие.
– Невежды могут думать, что хотят. Почему тебя это беспокоит? Главное, ты сама знаешь, какая ты.
Вместо ответа мужчина услышал ее тихий, неуверенный смех.
– Какая же? – спросила Тамсин.
– Красивая, – прошептал он. – Это правда.
Девушка наклонила голову, и густое покрывало ее волос скользнуло вперед. Уильям видел, как обнаженные плечи Тамсин согнулись под тяжестью ее мыслей, ее неуверенности в себе. Она молчала.
– Иди сюда, – Уильям встал и протянул ей руку. Девушка посмотрела на него с удивлением. Он настоятельно поманил ее за собой. – Иди, дай мне руку. Я хочу тебе кое-что показать.
Тамсин плотнее прижала к телу простыню, встала и протянула Уильяму правую руку. Он ждал, молча и терпеливо, показывая ей, что он хочет левую. Девушка колебалась, потом быстрым движением сменила руки. Теперь правая прижимала к груди льняное полотно, а левую, все еще сжатую в кулак, она протягивала мужчине. Ее глаза были широко раскрыты, в них читался испуг.
– Ох, моя красавица, – выдохнул Уильям. – Что они с тобой сделали своей суеверной чепухой?! – Он аккуратно обхватил пальцами ее левую ладонь и потянул девушку за собой. – Пойдем.
Они прошли в библиотеку. В тусклом свете от единственной свечи на столе Уильям и Тамсин подошли к книжному шкафу. Мужчина открыл дверцу. Он крепко держал девушку за руку, пока водил пальцем по корешкам книг. В его библиотеке было около двухсот томов, которые он собирал не один год. Уильям искал нужную ему книгу, а Тамсин потянулась, чтобы дотронуться до маленького деревянного глобуса на медной подставке, который стоял на столе. Девушка провела пальцами по резной, раскрашенной поверхности, и глобус начал медленно вращаться под ее рукой. Она едва не вскрикнула от удивления.
– Земная сфера, – объяснил Уильям. – Ее сделали в Германии. Я купил глобус во время одного из моих путешествий.
Тамсин кивнула и снова крутанула шар, наблюдая, как он вращается под рукой от ее прикосновения.
Уильям нашел том, который искал, достал его с полки и, продолжая держать девушку за руку, подошел к столу. Он положил книгу и принялся перелистывать страницы, пока не нашел, что хотел.
– Это учебник, написанный фламандским ученым около десяти лет назад, – пояснил он. – Вот, я хочу, чтобы ты посмотрела на эту страницу. – Он ткнул пальцем в книжный листок.
Тамсин склонилась над столом. Сейчас ее рука была расслаблена, кулак раскрылся, как цветок, от тепла его руки. Уильям обхватил пальцами клинообразную кисть девушки и почувствовал, как большой палец скользнул по его руке.
Тамсин задыхалась, глядя на две страницы, которые были раскрыты перед ней. Она увидела на них серии чернильных рисунков, изображающих детализованные руки, ноги, стопы и кисти рук. Некоторые из них были рисунками внешних органов тела, некоторые были анатомическими схемами мускулов и костей. Но у всех рисунков было нечто общее: на них были изображены только деформированные части тела.
– Все они… как я, – девушка втянула в себя воздух и добавила: —… по-своему… А вот эта… другая. – Она пробежала глазами по тексту. – Я немного знаю латынь и умею читать на ней. Вот здесь говорится, что иногда люди рождаются с конечностями разной формы, с отклонением от нормы. Но в остальном все они полностью здоровы, не страдают никакими болезнями… с ними все в порядке, и таким людям не нужен врач, чтобы лечить или оперировать их физические недостатки. Их не стоит жалеть или подозревать… но принимать за здоровых людей… как часть чудесного и бесконечного…
– Чудесного и бесконечного многообразия Природы во всех ее проявлениях, – перевел Уильям вместе с ней последние слова.
Тамсин выпрямилась и устремила на него взгляд своих зеленых глаз. Потом она снова наклонилась и еще раз перечитала текст, даже не замечая, что правая рука почти перестала придерживать сползающую льняную простынь.
Она водила по строчкам с латинскими буквами кончиком левой руки, где рос маленький овальный ноготь, такой же симпатичный, как любой другой ноготь на любой другой женской руке.
Уильям наблюдал за Тамсин, терпеливо ожидая, когда она закончит. А она читала снова и снова, бормоча про себя латинские слова, шепча их перевод. Девушка медленно, с изумлением переворачивала руку, изучая ее со всех сторон и сверяя с изображенными в книге. На одном из рисунков была показана конечность, чем-то похожая на ее руку, и Тамсин очертила рисунок по контуру своим одиноким ногтем. Наконец она оторвалась от книги и посмотрела на мужчину.
– Спасибо тебе, – произнесла она. – Я так тебе благодарна за то, что ты показал мне эту книгу. Кто этот человек? – она перевела взгляд на том.
– Врач, ученый и философ, который был пленен окружающим его миром и постоянно изучал его, чтобы впоследствии у него учиться, – сказал Уильям. – Образованный, благородный и мудрый человек. Вряд ли его можно назвать необычным, потому что сейчас много таких, как он. Они развенчивают страхи и суеверия старых учений, а также некоторые прежние теории в области медицины, науки и философии. Они расчищают путь новым идеям. Церковь злится, теряя свою власть и влияние на образованный мир, в то время как мысли добрых, мудрых ученых и философов, таких, как этот человек, меняют наш мир.
Уильям говорил, а девушка рассматривала свою руку.
– Меняют наш мир, – шепотом повторила она.
– Поверь, что ты красива и совершенна во всем, – проговорил Уильям, придвигаясь ближе к Тамсин. – Это правда. Многие видят это в тебе.
Девушка подняла взгляд, ее чистые зеленые глаза мерцали при свете свечи.
– Совершенна? – тихо спросила она.
– Да… – выдохнул он и…
Внезапно он почувствовал, что не может противиться той силе, которая толкнула его к ней. Легкое движение головы – и их губы слились. Этот поцелуй был невинным, нерешительным и нежным. Но при этом неведомая сила завладела всем его существом, способная в один миг вырвать его сердце из надежной, желанной тюрьмы, стены которой он сам возводил годами. Уильям сомкнул руки на спине Тамсин и привлек девушку к себе.
Тамсин ответила ему жарким поцелуем, имеющим вкус огня, который, Уильям был уверен в этом, постоянно горел в ней. Она обвила руками шею мужчины и прижалась к нему всем телом.
Уильям застыл, удивленный мощью внезапно переполнившей его страсти. Едва дыша, он провел руками по мягким изгибам ее спины и накрыл ладонями упругие ягодицы. Тамсин издала еле слышный стон, и Уильям понял, что погиб. Он прижимал девушку к себе до тех пор, пока ее нежное тело полностью не вдавилось в его тело. Он чувствовал все его изгибы и мягкие округлости, и это сводило его с ума. Но в самый разгар этого далеко не невинного поцелуя сквозь затуманенное сознание всплыло то опрометчивое обещание, которое он дал Тамсин, стоя в Круге Сердца. Он готов был проклинать себя за это, но не мог нарушить слово. Очень медленно он прервал поцелуй и, держа ее за плечи, отстранил от себя.
Девушка отшатнулась, будто ее обожгло пламенем. Они оба тяжело дышали. Страсть сжигала их обоих, но в глазах Тамсин уже появилась настороженность.
Плотно прижав к себе льняную простыню, она отступила назад, все еще тяжело дыша.
– Я… я пойду одеваться, – пробормотала она, развернулась, и ее босые подошвы зашлепали по деревянному полу.
Уильям с силой потер ладонями лицо, да так и остался стоять, пока сердце не восстановило свой нормальный ритм. Он неторопливо закрыл книгу и бережно убрал ее в шкаф. Потом подошел к спальне и постучал в приоткрытую дверь.
– Тамсин, – позвал он. – Хочешь, я позову сестру, чтобы она помогла тебе? – Ответом ему была тишина. – Тамсин?
До него донеслось несколько дребезжащих звуков, будто внутри происходила тихая борьба. Звуки приближались.
– Я сама справлюсь, – послышался голос Тамсин.
Спустя несколько секунд он услышал короткий вскрик, выражающий, как предположил Уильям, разочарование. Он осторожно приоткрыл дверь чуть шире, но заглядывать внутрь не спешил.
– Мне сказать родным, что ты спустишься к ужину? – спросил Уильям.
Снова долгое молчание, потом какая-то возня, еще один вскрик. Что-то шелковое и вышитое пересекло комнату и упало к его ногам.
– Скажи им, – наконец произнесла девушка, – что я никогда не смогу спуститься, если должна буду носить доспехи, сбрую и парадную попону. Я не могу разобраться во всем этом. Как любезно с их стороны – оставить меня одну завязывать бесконечные шнурки!
Уильям вздохнул.
– Тамсин, – сказал oн. – Я вхожу. И я клянусь, что единственное, до чего дотронется моя рука, – это шелк и парча.
Тамсин ничего не ответила. Стихли все звуки вообще. Уильям просунул голову в проем, ожидая ответа.
– Пожалуйста, входи, – сказала Тамсин едва слышно.


Часть XIX

Когда Уильям вошел в комнату, девушка стояла, скромно обвив руками свой стан. Длинная вышитая сорочка, которую она успела надеть, была завязана у шеи и на манжетах, но тонкая батистовая ткань почти не скрывала изгибов ее тела.
Уильям направился к Тамсин, и она, смутившись, быстро повернулась к нему спиной, хотя мужчина, казалось, избегал смотреть на нее. Тамсин бросила на него взгляд через плечо. Щеки Уильяма пылали. Он подошел к кровати и посмотрел на одежду и другие предметы, разложенные поверх зеленого покрывала. Казалось, он был озадачен не меньше Тамсин. Наконец мужчина, решившись, ткнул в черное платье, смятое, лежащее бесформенной грудой. Потом он взял белый шелковый чулок, поднял бровь, глядя, как чулок покачивается, свисая с руки, и положил его назад.
– Если ты наденешь платье, – проговорил он, – я его зашнурую, и ты будешь одета. Думаю, с чулками ты сможешь справиться и без моей помощи.
– Я пыталась надеть платье, – сказала Тамсин, – оно мне не подходит. Должно быть, твоя сестра все-таки изящнее меня, потому что шнуровка не сходится на талии и… – она запнулась, – оно слишком узкое. И слишком длинное.
Уильям взял платье в руки.
– Попробуй еще раз, – предложил он, протягивая его девушке.
Платье состояло из лифа и юбки, края которой расходились спереди, как у плаща. Тамсин просунула руки в рукава и расправила тяжелые складки черной парчовой юбки. Нижний край опустился до ее ступней и лег складками на полу. Рукава были тесными у основания, но широкими и длинными у локтей. Из-под них вылезали рукава батистовой сорочки. Взявшись за шелковые шнурки, свисающие по бокам лифа, Тамсин попыталась соединить края.
– Видишь? – сказала она Уильяму. – Они не сходятся. Видимо, в талии я полнее, чем Хелен.
– Нет, ты стройнее, – пробормотал он, изучая ее взглядом, – просто мы что-то упустили. – Он пробежал взглядом по вещам на кровати: плащ, сорочки, темно-голубое платье из дамаска и странная юбка из простого льна с вшитыми внутрь какими-то твердыми полосками и единственной парчовой вставкой.
– Сначала идет это, – сказал Уильям, передавая Тамсин юбку из некрашеного льна. – Разновидность испанского нижнего белья, внутрь вшит китовый ус, который поддерживает верхнюю юбку. Называется корсет.
Тамсин взяла протянутую ей деталь туалета, с сомнением глядя на Уильяма.
– Откуда ты это знаешь, если я сама не разбираюсь в этих модных женских штучках?
– Если хочешь знать, моя добрая женушка, мне не раз приходилось раздевать женщин, с которыми я делил постель.
– О… – Тамсин почувствовала, как зарделись ее щеки. Она накинула нижнюю юбку сверху, пытаясь натянуть ее через голову. Уильям забрал у девушки корсет и положил на пол.
– Встань внутрь и надевай снизу вверх, – посоветовал он. – Только сначала сними платье.
Тамсин послушно скинула платье и, отбросив его на кровать, шагнула внутрь нижней юбки. Она принялась натягивать корсет снизу, как советовал Уильям, заправляя под него сорочку. Костяные вставки, вшитые внутрь, постукивали и перекручивались. Сорочка начала задираться, и Тамсин повертела бедрами, опуская и расправляя батист под корсетом.
– Пожалуйста, – попросил Уильям хриплым, сдавленным голосом, – не делай больше так, красавица. По крайней мере, когда я смотрю на тебя.
Девушка подняла на него глаза. Его щеки горели лихорадочным румянцем. На порозовевшем лице ярко блестели его голубые глаза. Тамсин сначала подумала, что он поддразнивает ее, но, увидев искры в его взгляде, поняла, что Уильям не шутит.
Она неуверенно разгладила юбку и потянула за шнурки, затягивающиеся на талии. Уильям не предложил ей свою помощь, и она завязала сама, как сумела. Узел у нее получился слабым, но юбку держал.
Тамсин взяла парчовое платье и снова натянула его на себя. Черная юбка легла на корсет, не образовав ни единой складки, и приняла конусообразную форму. Теперь спереди подол лишь чуть-чуть касался пола, а сзади образовывал короткий шлейф.
Тамсин снова попыталась стянуть платье на талии.
– Оно слишком узкое. Оно даже не прикрывает нижнее белье!
Уильям потер подбородок.
– Может быть, корсет завернулся. Вот… – Он провел руками вокруг ее талии.
Девушка на мгновение задержала дыхание, ощутив нежное тепло его рук почти на своей коже. Их разделяла только тонкая ткань сорочки. Что-то ухнуло у нее внутри, закрутилось, наполняя жаром и желанием. То же самое она чувствовала, когда Уильям поцеловал ее. Она пока старалась не думать о том чудесном поцелуе, у нее не было времени разобраться в том, что вообще произошло между ними.
Уильям, стягивая края корсета, наклонил голову, и Тамсин смотрела на блестящие, темные волны его волос, испытывая желание коснуться их, пропустить сквозь пальцы. Задумавшись, девушка уже согнула левую руку, собираясь провести ею по его голове, отчаянно желая вернуть ему хотя бы малую часть того спокойствия и уверенности, которыми Уильям поделился с ней.
Конечно, он был бесконечно добр и терпелив с ней, но все же он прервал поцелуй и посмотрел на нее так, будто она напугала его… или он испугался самого себя. Тамсин тоже чувствовала себя неловко из-за этого поцелуя, но больше всего ее пугало то, с какой готовностью ответило ее тело на прикосновения мужчины. Стоило ему попросить – и она в тот же миг отдала бы Уильяму всю себя. Но вместо этого, совсем неуверенная в его реакции, она выбежала из комнаты, не желая снова встретиться с ним лицом к лицу.
Однако отчаяние, которое она испытала, пытаясь сама справиться с нарядами, оказалось сильнее смущения. Она знала, что Уильям хотел, чтобы она спустилась к ужину с его семьей. Она и сама хотела сгладить впечатление от своего поведения за обедом, продемонстрировав чувство собственного достоинства за ужином, но без его помощи ничего не смогла бы сделать. Самой ей никогда не удалось бы правильно надеть платье и справиться со всеми этими шнурками и завязками.
Сейчас Уильям вел себя так, словно не было никакого поцелуя. Он явно спешил. Тамсин подумала, может, ей просто почудилось, что между ними произошло что-то особенное. Он молча стягивал узкий пояс корсета, явно стремясь поскорее закончить. Но едва ли она могла обвинять его в этом.
– Ну, вот и все, – с явным облегчением сказал Уильям, отходя от нее.
– О! – воскликнула Тамсин. – Как мило! Но корсаж все равно мал…
Края корсажа расходились на ее груди больше, чем на ладонь. В разрезе была видна батистовая сорочка, а под ней – груди, которые тонкая полупрозрачная ткань не могла скрыть полностью. Тамсин попыталась прикрыть их, прижав к вырезу руку с растопыренными пальцами.
Уильям присел на край кровати. Он за руку притянул девушку ближе, и она, сделав короткий шажок, остановилась между его ног. Сердце Тамсин бешено колотилось, она часто, взволнованно дышала. Он казался ей совершенно неотразимым. И он был так близко, что она чувствовала тепло его тела. А Уильям, казалось, не замечал ее волнения, он пытался решить головоломку с ее нарядом.
– Иногда корсажи застегиваются спереди, а иногда – на спине, – задумчиво произнес Уильям. – Некоторые леди носят только часть корсажа, и тогда должна быть еще вставка, которая прикрепляется спереди. Должно быть, это как раз тот случай.
Уильям перебрал сорочки, чулки, шляпки, покрывала и вуали, туфли… Маленькая серебряная шкатулка, обшитая изнутри бархатом, была приоткрыта, и в ней поблескивали ожерелья, кольца и серьги.
Внезапно настроение Тамсин резко ухудшилось. Она положила руки на талию, не заботясь более о том, что его взгляду открыто больше, чем позволяет скромность.
– Кажется, у тебя большой опыт по части одевания женщин, – сердито произнесла она.
Уильям взглянул на Тамсин, его рука, перебирающая детали туалета, замерла.
– Боюсь, что как раз наоборот. Я знаю, как раздевать их, – спокойно ответил он. – Меня мало занимал вопрос, как они будут одеваться. Я предоставлял это их служанкам.
– Значит, в твоей жизни было много женщин…
– Достаточно для того, чтобы ознакомиться с женскими вещами, – медленно проговорил он. – Тебя что, это беспокоит?
Девушка вздернула подбородок.
– Нет. Можешь делать, что хочешь. Ты же мне не настоящий муж. И я тебе не настоящая жена. Так что… Все, что ты делаешь с другими женщинами, не имеет никакого значения. – Она отвернулась, сознавая, что для нее это имеет значение, и еще какое! Но через мгновение она снова повернулась. Ей отчаянно хотелось смотреть на него долго-долго. Может быть, всю жизнь.
Уильям сидел, опустив взгляд. Его веки были прикрыты, как будто он очень устал или погружен в свои мысли.
– Это правда, – проговорил он наконец. – Мы не женаты, да, но мы оказываем друг другу услугу. Поэтому, моя леди, – он слегка склонил голову, поддразнивая ее, – надевай-ка вот это.
Его слова причинили ей боль. Она не была ни его женой, ни леди Рукхоуп. И, уж конечно, она была не похожа на других леди, которых он, как выяснилось, частенько раздевал.
Уильям передал ей жесткий черный предмет почти квадратной формы, предназначенный, по-видимому, для того, чтобы заполнить разрез в корсаже. Тамсин заметила по краям завязки. Она молча приложила эту деталь туалета к груди и начала привязывать ее к корсажу, завязывая шелковые шнурки пара за парой.
– Спасибо. Если хочешь, можешь теперь идти. Правда, эта спальня принадлежит тебе, так что поступай, как знаешь.
– Тамсин, – вздохнул он. – Извини меня, красавица. Я не хотел тебя обидеть, но вижу, что каким-то образом сделал это.
Ее руки, не привыкшие к тонким шелковым завязкам, замерли на мгновение, она отрывисто кивнула. В этот момент узел, который она почти закончила завязывать, выскользнул из ее рук, и она сердито топнула ногой.
Уильям обреченно вздохнул, а потом быстро подошел к Тамсин и взял ее за локоть.
– Иди сюда, упрямица, – сказал он, подвел ее к кровати, сам уселся на край, а девушку снова поставил перед собой. Он удерживал ее, зажав ногами с двух сторон, смяв при этом пышную юбку. – Эта вещь, – принялся объяснять он, – называется планшеткой. С обеих сторон – ткань, а внутри – тонкая деревянная прокладка. Держи планшетку здесь и позволь мне завязать шнурки. – Тамсин прижала к себе очередную деталь туалета, и мужчина принялся завязывать шнурки, продолжая объяснять. – Эта штука, по-моему, ужасно неудобная. Кажется, будто под шелком надеты доспехи, однако леди по какой-то непонятной причине предпочитают придавливать грудь. Я бы, например, с большим удовольствием смотрел на э… бесконечное многообразие природы, – растягивая слова, закончил он.
Продолжая возиться с завязками, он ни разу не поднял головы. Тамсин чувствовала, как у нее перехватывает дыхание под плотно прилегающими к телу планшеткой и корсажем. Пальцы Уильяма, проворные и нежные, трудились над последними несколькими завязками, которые стягивали корсет у вершин ее грудей. Тамсин ощущала тепло его пальцев через тонкую сорочку. Она задержала дыхание, все так же неотрывно глядя на его склоненную голову. Наконец он завязал последний узелок и убрал руки, так и не взглянув на девушку, хотя Тамсин очень этого хотелось. Она даже наклонилась, пытаясь заглянуть ему в лицо, чтобы увидеть его выражение.
– Ну вот… – тихо сказал Уильям и поднялся. – Очень мило.
– Да, мило, – неуверенно согласилась Тамсин.
Она вздохнула, разгладила юбку. Черный лиф платья сейчас плотно обтягивал ее тело, сдавливая груди, делая тоньше талию. Ниже, у бедер, платье расширялось, юбка опускалась колоколом до самого пола. Этот наряд сделал ее фигуру элегантной, похожей на песочные часы. Груди Тамсин приподнялись, сдавленные планшеткой, их верхняя часть выступала полушариями под тонким батистом. Девушка отступила от Уильяма и покружилась по комнате. Юбка развевалась над ее босыми ступнями.
– Думаю, мы закончили. И получилось превосходно!
– Не совсем, – пробормотал Уильям. – Есть еще нижние рукава, которые подвязываются под эти широкие верхние. Еще тебе понадобится немного безделушек и накидка на волосы, а также глупые вышитые туфельки, а еще дорогие побрякушки на шею и уши… Когда будешь украшена, как марципан, тогда, моя красавица, можно будет сказать, что ты готова.
– Ох, – разочарованно вздохнула Тамсин. Ее плечи поникли. Она по привычке сжала левую руку в кулак, и длинная манжета сорочки скрыла его целиком. – Так много всего нужно знать, чтобы правильно одеться. Мои собственные вещи очень простые.
Она снова почувствовала себя дурочкой, как тогда, когда выпила слишком много вина. Видимо, остатки винных паров все еще влияли на ее способность здраво мыслить. Как могла она подумать, что красивое платье сделает ее другой? Она даже не знала, что делать с различными колечками, лежащими в серебряной шкатулке.
Уильям тоже глубоко вздохнул и сказал:
– Я считаю, ты прекрасна, когда на тебе нет ничего, кроме сорочки. – Его голос был низким и мягким, как бархат, он будто ласкал ее. – Остальное мне не кажется таким уж необходимым. Только разве для того, чтобы доставить тебе удовольствие, красавица, – и он слегка улыбнулся Тамсин.
Она подняла на него глаза. От слов Уильяма, от его намека на то, что он считает ее привлекательной и желанной, горячий жар разлился по ее телу. Она вдруг почувствовала себя легко и свободно и даже осмелилась подразнить его, сама удивляясь своей дерзости.
– А это тебе разве не нравится? – спросила она и, взявшись обеими руками за юбку, прошлась перед ним, покачивая бедрами.
Уильям прислонился плечом к дверному косяку, поигрывая ожерельем из янтаря и золота. Он перебирал изящные зерна светящихся изнутри камней своими длинными пальцами.
– Тамсин, – глухо сказал он. – Прислуживать тебе при одевании для меня слишком трудная задача. Думаю, ты не должна снова просить меня об этом. У меня не хватает выдержки, которая для этого требуется.
Брови девушки изумленно приподнялись.
– Ты делал это для сотни других леди, – сказала она. – При дворе.
Уильям едва не рассмеялся.
– Никакой сотни, поверь мне. – И устремив на Тамсин свой завораживающий взгляд, полный страстной неги, он прошептал: – Иди сюда.
Сердце девушки отчаянно забилось. Она хотела шагнуть к нему, но знала, что если вновь окажется в кольце его рук, даже если позволит просто дотронуться до своей одежды, то погибнет, и погибнет навсегда.
Тамсин колебалась. Его напряженное молчание, его пылающий взгляд, устремленный на нее… Такого соблазна она еще никогда не испытывала в своей жизни. И она устояла. Сердце толкало ее вперед к нему, а страх удерживал на месте.
– Я благодарна тебе, – сказала она, отвернувшись и одергивая складки платья. – Я уверена, ты не хочешь связываться с этими глупыми женскими безделушками. Я скоро закончу свой туалет и спущусь к ужину. Мне нужно причесать волосы и решить, какая шапочка мне больше нравится и какие из этих красивых бус… И мне нужно найти чулки и туфли… – Она замолчала, осознавая, что стрекочет без умолку, как сорока.
Она вновь взглянула на Уильяма. Он стоял у кровати и внимательно наблюдал за ней.
– Да, – медленно проговорил он. – Ты сможешь без труда справиться со всем остальным.
– Смогу, – с вызовом ответила Тамсин и, взяв с кровати пару чулок и подвязки, уселась на пол.
Юбка образовала вокруг нее пышное облако черной парчи. Она высунула из-под платья одну ногу, открыв взору мужчины обнаженную ступню и лодыжку, и приготовилась натянуть на нее белый шелковый чулок.
– Ну вот, я же тебя предупреждал! – проворчал Уильям и, резко развернувшись, направился к двери.
Девушка с завистью смотрела ему вслед. На нем были надеты черные бриджи, рубашка и кожаный дублет. Просто и удобно. Она чувствовала себя глупо в своем нарядном платье, потому что привыкла к простой одежде. Однако парчовый наряд, несмотря на все эти завязки и застежки, заставил ее ощутить себя элегантной и изящной. Она почти почувствовала себя красивой в нем. И ей очень понравился взгляд, которым одарил ее Уильям, когда она крутилась перед ним. Тамсин мечтательно улыбнулась. Ради такого взгляда, пожалуй, можно и пострадать.
Тамсин надела шелковые чулки и неуклюже завязала подвязки у самых колен. Она перебрала украшения в шкатулке Хелен и выбрала золотое ожерелье с янтарем, которое перебирал в руках Уильям. Затем она попыталась закрепить на волосах черную шапочку, имеющую форму полумесяца, к которой была пришита черная бархатная накидка и края которой были обшиты жемчугом, но у нее ничего не вышло. Шапочка упрямо сползала набок. Когда Тамсин обнаружила черные туфли, они показались ей странными. У них не было задников, но зато они были богато расшиты.
Она почти примирилась с крушением своих планов относительно шапочки, когда услышала в библиотеке голоса: один низкий, мужской, принадлежащий Уильяму, а второй, повыше, – Хелен. Они о чем-то болтали.
– Тамсин, – позвал Уильям. Дверь приоткрылась, и он заглянул внутрь. – Если ты уже закончила, выходи.
Испытывая любопытство и одновременно робея, она на цыпочках подошла к двери. На ее ногах были только чулки, вьющиеся волосы свободно ниспадали на плечи, юбка покачивалась при каждом движении. Она переступила порог и вышла в библиотеку.
Уильям и Хелен стояли друг напротив друга. Увидев Тамсин, Хелен улыбнулась поверх плеча Уильяма и ахнула от изумления.
– О! Я подумала, не будет ли черный цвет слишком мрачен для тебя, – проговорила Хелен. – Но могу поклясться, ты сияешь в этом наряде, как драгоценность! Он тебе очень к лицу! Уилл, что ты думаешь? – щебетала женщина.
– Красиво, – пробормотал он, кинув на нее быстрый взгляд через плечо.
Девушка улыбнулась и поднесла руку к своей непокрытой голове.
– Благодарю тебя за твою щедрость, Хелен, – проговорила она и шагнула вперед.
Уильям отступил в сторону, и девушка увидела, что Хелен держит на руках маленького ребенка, завернутого в шелковое кремовое покрывало. Младенец сосал свой кулачок. Тамсин подошла ближе, и малыш перевел на нее свои круглые голубые глаза. Темные кудряшки блестели в теплом свете, на щечках играл розовый румянец. Свободной рукой младенец размахивал перед собой.
– Тамсин, – сказал Уильям, – это моя дочь Кэтрин.
Девушка улыбнулась.
– Кэтрин, – повторила она, глядя на малышку широко раскрытыми глазами и вызывая у нее ответную улыбку. Уильям и Хелен довольно засмеялись; – О, Уилл, она прехорошенькая…
– Да, – согласился мужчина.
Тамсин подняла голову и заметила на его лице усмешку. Хелен переложила ребенка с руки на руку.
– Хочешь подержать ее? В конце концов, она теперь и твоя дочь, потому что вы с Уильямом поженились.
Тамсин мгновенно напряглась. Улыбка застыла у нее на лице. Она не собиралась становиться матерью Кэтрин, когда заключала с Уильямом соглашение о женитьбе. Он едва упомянул о ребенке, и то для того, чтобы объяснить, как важно ему в кратчайшие сроки обзавестись женой. Как могла она играть роль матери, зная, что очень скоро уйдет отсюда навсегда? Девушка нерешительно посмотрела на Уильяма. Но он только кивнул, подбадривая ее.
Хелен передала Кэтрин девушке. Малышка перешла в объятия Тамсин, мгновенно одаривая её каким-то уютным ощущением тепла, нежности и чувством восторга. Тамсин прижала ребенка к груди и, повинуясь древнему, как сам мир, инстинкту, принялась потихоньку покачивать ее. Кэтрин спокойно, не мигая, смотрела на Тамсин. А потом без предупреждения скривила мордашку и начала хныкать. Тамсин переложила ребенка на правую руку и принялась покачивать сильнее, осторожно похлопывая по маленькой грудке своей левой рукой, не зная, что еще можно сделать. Кэтрин стремительным движением вцепилась в левую руку девушки, спрятанную в складках шелка, подтянула ее ко рту и начала сосать.
Подавленная тем, что ее рука оказалась на виду и даже хуже того – во рту ребенка, Тамсин попыталась отнять ее у малышки, но Кэтрин снова захныкала. Она посмотрела на Уильяма умоляющим взглядом, но он только поднял брови и пожал плечами.
Хелен стояла рядом с Тамсин и смотрела на ее руку странной формы, которая сейчас была открыта почти полностью. Тамсин хотелось провалиться сквозь землю. Она была уверена, что Хелен испытывает сейчас отвращение, но не решалась ничего предпринять.
– Она любит сосать руки у всех нас, – улыбнулась Хелен, ее карие глаза блестели. – У нее режутся зубки. Надеюсь, ты не возражаешь?
Тамсин ощутила, как слезы подступили к горлу. Она посмотрела на Хелен и улыбнулась ей в ответ. Сейчас девушке казалось, что изъяны на коже Хелен исчезли. Для нее эта женщина была самой красивой и доброй из всех людей на земле.
– Нет, конечно, – произнесла Тамсин. – Пусть сосет, если ей нравится. Она такая прелестная, такая милая…
– Мы тоже так думаем, – засмеялась Хелен. – Очень хорошая девчушка.
– Да уж, – нежно проговорил Уильям. – Иди ко мне, моя маленькая Кэт, ты уже достаточно долго общаешься с госпожой Тамсин. – Он осторожно, но ловко взял дочь из рук Тамсин.
Девушка поправила завернувшуюся манжету сорочки и прикрыла ею руку. Хотя она и была изумлена, что Хелен, как и Уильям, ничуть не обеспокоилась, увидев ее руку, ей было не так-то легко привыкнуть, что ее изъян кто-то может воспринимать без страха и омерзения. Тамсин чувствовала себя более комфортно, когда рука была спрятана. Но сердце ее переполняло чувство благодарности и любви ко всем Скоттам, обитателям Рукхоупа.
Хелен снова улыбнулась.
– Ты выглядишь замечательно, Тамсин. Я рада, что выбрала для тебя черное с золотом. Индиго – второе платье, которое я тебе оставила, – тоже должно подойти. Может быть, тебе нужна помощь? Причесать волосы или подобрать шапочку? Если те, что я принесла в твою спальню, не подходят, у меня есть другие…
– Я… я… – Тамсин запнулась. Ей снова пришлось бороться со слезами от переполнявших ее чувств. Наконец она справилась с собой и ответила: – Нет, спасибо, Хелен, все вещи просто замечательные. Я сама закончу и скоро спущусь к ужину.
– Хорошо. Мама рада будет узнать, что ты уже чувствуешь себя лучше, – сказала Хелен и усмехнулась, будто их троих – ее, Уильяма и Тамсин – объединяла некая тайна. Она развернулась и направилась к двери.
Уильям смотрел на Тамсин, на лице его было сейчас такое родное для него умиротворенное, нежное выражение. Взгляд смягчился, на губах играла теплая, спокойная улыбка. Его дочь прислонилась головкой к его плечу и, закрыв глазки, мирно посасывала свой кулачок. Мужчина вытянул свободную руку и кончиком пальца провел по скуле Тамсин, очертив ее контур до подбородка, а затем суставом согнутого пальца аккуратно приподнял подбородок девушки.
– Бесконечное многообразие природы, – прошептал он, ласково поглаживая ей щеку.
Они стояли и смотрели друг другу в глаза. Девушка на мгновение опустила веки, впитывая его прикосновения, его доброту, его близость. Она надеялась, что он сейчас поцелует ее. Но Уильям отступил на шаг, опустил руку, все еще не отрывая взгляда от девушки. Затем повернулся и вышел.
Тамсин какое-то время стояла одна посреди библиотеки, тяжело и бурно дыша и глотая слезы, отчего-то брызнувшие из глаз. Наконец поборов свою вспышку, она развернулась и наткнулась взглядом на стол, где на медной подставке стоял маленький деревянный глобус.
Тамсин протянула к нему левую руку и провела ладонью по гравированной поверхности. Она обводила кончиком ущербной руки очертания материков, наблюдая, как сфера от ее прикосновений начинает медленно вращаться. Она чувствовала себя так, будто ее собственный мир – маленькая, незначительная сфера ее существования – каким-то образом приподнялся, перевернулся и теперь вращался под другим солнцем. И Тамсин поняла, что в ее жизни и в ней самой никогда уже ничего не будет по-прежнему.


Часть XX

– Как безнравственно со стороны Масгрейва сделать из девушки узницу, чтобы добиться от ее отца послушания! – возмутилась леди Эмма, склоняясь над пяльцами. – В Шотландии часто берут людей в заложники, но чтобы англичанин захватил шотландскую девушку! – Она осуждающе покачала головой.
– Мама, мы знаем, что у Джаспера Масгрейва холодное сердце, – заметила Хелен. Она сидела на полу и играла с Кэтрин.
– Именно поэтому я сказал ему, что Тамсин будет находиться в Рукхоупе сколько потребуется, – сказал Уильям, сидя в кресле у камина.
Эмма, не отрываясь от работы, быстро взглянула на сына.
– Но ты говорил, что тогда не собирался жениться на ней.
– Правильно, – ответил Уильям. – Это случилось позже.
– Уильям, – обратилась она к сыну, – что заставило тебя принять такое решение?
Игла ловко сновала через ткань, ведомая тонкими, умелыми пальцами женщины. Он немного помолчал, потом произнес единственное слово:
– Судьба…
– А… – Эмма, казалось, собиралась сказать что-то еще, но только кивнула и вернулась к работе.
Уильям хотел рассказать ей больше и расскажет, решил он, но как-нибудь в другой раз. За ужином, говоря о своей женитьбе, он лишь коснулся самого главного. Тамсин к ужину не спустилась, хотя ее ждали и даже сели к столу позднее обычного.
Этим вечером Уильям напомнил леди Эмме и Хелен, что он нуждался в жене, чтобы Кэтрин осталась в Рукхоупе. Он, конечно, упростил свой рассказ, выкинув из него все, что касалось веления судьбы. Он сказал только, что подумал, будто Тамсин Армстронг привлекательная и милая и, поскольку она дочь Арчи Армстронга, вполне подходит для того, чтобы стать хозяйкой Рукхоупа. Женщины вежливо согласились, однако он заметил слезы, блеснувшие в глазах матери, и, несмотря на ее спокойное одобрение, ему хотелось знать, что она думает на самом деле.
– Ты сказал, Арчи Армстронг и Масгрейв спорили насчет грабежей, – произнесла Эмма спустя несколько минут.
– Да. – Уильям отхлебнул хереса из маленького, сделанного в Германии стеклянного бокала, зеленого, как глаза Тамсин. – Эти двое ссорятся постоянно.
– Едва ли Арчи Армстронг мог когда-нибудь быть покладистым… – пробормотала женщина. – Когда-то давно я хорошо его знала. Большой, светловолосый, стройный мужчина с добрым сердцем и необычной манерой разговора. Он говорил все прямо в глаза, и иногда это выглядело немного грубовато. Он обожал всякие шутки и розыгрыши, хотя из-за этого у него частенько случались неприятности.
Уильям улыбнулся.
– Да, это похоже на Арчи. Он и сейчас точно такой же.
– Твой отец любил Арчи, – вздохнула Эмма. – Я вспоминаю сейчас… Арчи и Масгрейв всегда ненавидели друг друга, даже в те времена…
– С той поры мало что изменилось, – заметил Уильям.
– Что Масгрейв может заставить Арчи сделать для него? И какой интерес у тебя к этим двоим? – спросила леди Эмма. – Я чувствую здесь какую-то интригу.
– Мама, я не могу сказать больше. Но будь уверена, что бы Масгрейв не попросил, ему будет нелегко получить это от Арчи.
– Хорошо, – кивнула Эмма. – А ты должен пообещать, что будешь осторожен.
Уильям кивнул в ответ, наблюдая, как она ритмично, терпеливо делает стежок за стежком. Казалось, его мать излучает спокойствие и уютное тепло. Он чувствовал, как в ее присутствии ему становится легче. В компании других людей такое если и случалось, то крайне редко.
Молодой человек вздохнул и расслабленно откинулся в кресле, вытянув ноги к жаркому огню. Он лениво оглядел комнату. Большая гостиная, несмотря на название, была, по существу, маленькой комнатой с узкими застекленными окнами, дубовой мебелью и деревянными панелями на стенах. На деревянном дощатом полу были расстелены половички. Турецкие красно-голубые скатерти покрывали столы. На стульях лежали подушки, темно-красные драпировки делали комнату теплой и уютной, придавали ей блеск насыщенного цветом драгоценного камня.
Во времена его детства большая гостиная была настоящим сердцем Рукхоупа. Поужинав в большой столовой, Уильям, его родители и младшие дети собирались в этой гостиной вокруг камина. Здесь проходила большая часть вечеров. Отец садился в кресло, в котором сейчас сидел Уильям, учил его играть в шахматы, шашки или в карты. Растянувшись на коврике перед камином, Уильям слушал истории о ночных набегах, которые рассказывал отец, его родственники и гости, включая Арчи Армстронга из Мертона. Эти были захватывающие, а иногда смешные истории.
Уильям вспомнил, что слушал их с глубоким вниманием, желая поскорее вырасти и стать таким, как его отец. Он мечтал стать таким же ловким, сильным и храбрым, как Аллан Скотт – Разбойник из Рукхоупа, пользующийся широкой славой по всей границе.
Но этот восхитительный, уютный мир, а вместе с ним и все его мечты были разрушены в один день. После смерти отца за замком присматривали родственники Скоттов; Эмма, выйдя второй раз замуж, жила в замке мужа вместе с младшими детьми, а Уильям оставался заложником короны. Он вернулся жить в Рукхоуп только в прошлом году, после того, как его мать и сестра попросили у него разрешения снова поселиться здесь.
Уильям наблюдал сейчас за сестрой и дочерью. Они сидели, сдвинув головы, и тихо смеялись. Он отхлебнул из бокала и почувствовал, как херес теплом разливается по его телу, как напряжение покидает его мышцы.
Однако ничто не могло снять тяжести с его души. Он до сих пор чувствовал себя изгнанником, даже находясь рядом со своей семьей в собственном доме. Он ощущал любовь и взаимопомощь, но они будто обходили его стороной. Казалось, он наблюдает свою жизнь сквозь мутное стеклянное окно или на сцене театра, где шло представление рождественской пантомимы. Спектакль ему нравился, но сам Уильям никогда не принимал в нем участия.
Годы, проведенные в разлуке с семьей, и глубокие раны, которые – он хорошо знал это – никогда не заживут в его душе, были теми корнями, которые питали его одиночество. Он уже никогда не сможет изменить это, потому что не может вернуть отца и Джен. Уильяму оставалось только маленькими глотками пить любовь, которую предлагали ему родные, – медленно, осторожно, никогда не осушая залпом целый бокал. Так, как он пил сейчас крепкое, хорошее вино.
– Расскажи мне о Тамсин, – тихо попросила мать, постепенно переходя на шепот. – Она такая же упрямая, как ее отец? Мне показалось, что да, но по-своему. Я думаю, она просто слишком свободолюбивая.
– Эта девушка во многом похожа на отца. Она сбежала, когда я вез ее сюда, потому что не хотела сидеть в моем темном, ужасном подземелье. Я уже рассказывал эту историю раньше, – Уильям улыбнулся.
Хелен громко рассмеялась. Кэтрин мигнула, глядя на нее, и издала радостный булькающий звук.
– Подземелье! Полагаю, ты позволил ей поверить в это! – Серебряная иголка, за которой тянулась черная нить, блеснула в руках Эммы.
– Позволил… Она, как спичка, мгновенно разжигает во мне желание ее подразнить.
– И это навело тебя на мысль жениться на ней, – усмехнулась Хелен.
Уильям ничего не ответил, только скривил губы. Эмма прыснула, и Уильям повернулся к матери. Отсветы огня из камина играли на ее лице, на светлых волосах под черной остроконечной шапочкой. Она прищуривала глаза, вглядываясь в вышивку, и закусывала губу, становясь похожей на молоденькую девушку. Прожитые годы тяжкой ношей легли ей на плечи, Уильям знал это, но возраст только усиливал притягательную красоту леди Эммы.
Хелен, осторожно поддерживая Кэтрин, смотрела на брата.
– Может быть, у нее была еще одна веская причина сбежать? Например, твое жестокое обращение с ней. Или твой злодейский нрав, – весело поддразнила она Уильяма.
Он состроил в ответ гримасу, которой часто пугал сестру в детстве. А про себя отметил, как красива Хелен при мягком свете свечи. В ее карих глазах танцевали огоньки, каштановые волосы были гладко уложены под шапочкой-полумесяцем. Раннее вдовство погасило ее внутреннюю искру, а шрамы на лице заставили стесняться своей внешности. В конце концов, она привыкла постоянно ходить в черном и говорить, что никогда снова не выйдет замуж, а останется в Рукхоупе так долго, как позволит ей брат. Уильям, конечно, разрешил бы ей остаться навсегда, но он хотел, чтобы Хелен снова была счастлива. Он видел, как одиночество все больше ложится тенями вокруг ее глаз, и ощущал, что в его собственных глазах притаился брат-близнец ее одиночества. Они все вместе – он, Эмма и Хелен – делили печаль и трагические воспоминания, и лишь иногда им доставалось немного счастья. Любовь и боль переплели их жизни, как переплелись виноградные лозы и цветы на прекрасной вышивке Эммы.
Может быть, еще и поэтому он так охотно согласился на эту фальшивую женитьбу, вместо того чтобы создать настоящий союз с Тамсин или с другой женщиной. Ему довелось испытать слишком много боли, но сейчас он тосковал по любви, искал утешения и хотел вновь испытать страсть. И теперь, похоже, несмотря на его инстинкт самосохранения, судьба поймала его в свои сети и выпускать не собиралась.
Подумав о Тамсин, он снова взглянул на дверь, как делал уже не раз за последний час. Уильям пытался угадать, что ее так задержало: сражение с завязками на женском наряде или борьба со смущением, которую Тамсин никак не может выиграть?
Непрошеное воспоминание о невинном, но таком страстном поцелуе с Тамсин обрушилось на него с неожиданной силой. Он нахмурился, изумленный своей реакцией. Похоже, с этой девушкой он и сам превратился в юнца, не способного управлять ни своим телом, ни своими эмоциями.
– Я помню мать Тамсин, – сказала вдруг Эмма, отвлекая Уильяма от его опасных мыслей. – Я однажды видела ее. Красивое существо, хотя очень молодое и по-своему немного странное. Арчи восхищался ею. Я не знала, что ребенок жил с ним. Думала, цыгане забрали девочку с собой.
– Они так и сделали, но потом Арчи перевез ее в свой дом… примерно в то время, когда мы покинули Рукхоуп, – пояснил Уильям. Перед его глазами всплыла картинка: снегопад, Арчи на коне и темноволосый ребенок на его коленях. Видение было изумительно реальным, почти живым. – Я видел ее вместе с Арчи в тот день, когда Малис увозил меня.
Между тем Кэтрин надоело играть с Хелен. Она потянулась к отцу. Уильям подхватил ее и посадил к себе на колени. Ему нравилось невинное спокойствие, которое он всегда видел в широко раскрытых синих глазах дочери. У девочки были глаза Джен, темные, как голубика, в отличие от более светлых глаз Уильяма. Эти глаза, движение головки, то, как она смешно морщила носик, напоминали ему Джен. Но чаще он вспоминал ее смех, глубокий и мелодичный. Интересно, когда Кэтрин вырастет, будет ли она смеяться так же, как ее мать?
Девочка ухватилась за руку отца и засунула его палец себе в рот.
– Этого ребенка нужно чаще кормить, – с улыбкой заметил Уильям.
– У нее сейчас режутся зубы. – Хелен подошла и забрала малышку. Кэтрин выразила свое недовольство громким плачем. – Я поищу ее кормилицу. Маргарет, должно быть, снова на кухне. Ручаюсь, она или ест, или заигрывает с поварами. После того, как она покормит Кэтрин, я сама уложу девочку спать. – Она понизила голос. – Дорогая, пойдем со мной. Скажи всем до свидания. Уильям, если мы больше не увидимся сегодня вечером, хочу еще раз поздравить тебя с женитьбой. И передай мои поздравления Тамсин. Думаю, ты преподнес нам замечательный сюрприз! – Хелен улыбнулась брату, и он кивнул в знак благодарности.
Без Кэтрин комната сразу потускнела, будто солнце скрылось за облаком. Уильям откинулся на спинку кресла и смотрел, как мать работает над вышивкой. На льняной ткани соседствовали черные виноградные лозы и цветы. Мать говорила, что это вышивка в испанском стиле.
– Когда я закончу, должна получиться превосходная вещь, – заметила Эмма.
– Что это будет? Скатерть?
– Покрывало на подушки. Я уже вышила два таких, они в твоей комнате, на постели. Разве ты не замечал?
– Нет, – честно признался он. – Прости меня.
– Думаю, ты заметил бы перемены, только если бы мы совсем убрали кровать, – улыбаясь, сказала Эмма. – Но теперь, когда ты в спальне не один, все изменится.
Уильям видел, как у матери заблестели глаза.
Леди Эмму всегда отличало чувство собственного достоинства и изящество. Она была уравновешенной, может быть, чуть холодноватой, но никогда не была чопорной. Став много лет назад женой лэрда из Приграничья, она научилась вести сложное домашнее хозяйство, но осталась верна себе и редко говорила о том, что чувствует.
– Возможно, – ответил Уильям и отругал себя за мальчишество, когда почувствовал, как краска заливает его щеки. Он смущенно закашлялся и пригубил вино.
– Ты не должен сидеть здесь вместе со мной, Уильям, – мягко сказала Эмма, поворачиваясь к свече, чтобы обрезать нитку маленькими серебряными ножницами. Она отложила вышивку и принялась вдевать в иглу новую нить. – Сегодня твоя первая брачная ночь.
Уильям вздохнул и провел руками по лицу. Он почти забыл об этом, потому что не чувствовал себя женатым и, говоря по правде, вообще не был уверен в статусе этого необычного союза. Он затруднялся подобрать ему название.
– Тамсин сказала, что спустится, как только закончит одеваться, – проговорил он. – Может быть, передумала?
– А может быть, она ждет, когда ты поднимешься к ней? – Эмма искоса посмотрела на сына, чуть приподняв бровь.
– Не исключено, – согласился он, а про себя подумал, что Тамсин может ждать его только при одном условии – если основательно запуталась в своих одеждах.
Уильям вдруг осознал, что ему не хочется подниматься в свою спальню. Он просто не знал, как сдержать обещание, данное Тамсин. Его жена, которая на самом деле не была ему женой, разжигала его страсть одним своим взглядом, заставляя гореть и мучиться от неутоленного желания.
– Я рада, что ты решил жениться, хотя это и оказалось для меня полной неожиданностью, – сказала леди Эмма. – Я переживала из-за притязаний Малиса Гамильтона. Твоя женитьба ослабит его позиции. И еще я боялась, что ты согласишься взять в жены одну из тех, кого он выбрал для тебя.
– Моя жена – это только мой выбор. Малис Гамильтон тут ни при чем.
– Обещай мне, Уильям, – попросила Эмма, и ее голос задрожал, – обещай, что он не заберет нашу крошку Кэтрин.
Уильям пристально смотрел на последнюю каплю вина, оставшуюся на дне бокала.
– Пока в моем теле будет хоть капля воздуха, чтобы дышать, – прошептал он, – с Кэтрин ничего не случится.
Эмма облегченно вздохнула и вернулась к работе, а Уильям задумчиво наблюдал за танцующими язычками пламени в догорающем камине. Вдруг дверь гостиной скрипнула, и они с Эммой одновременно повернули головы на звук.
Сначала появилась туфля. Видимо, соскочив с ноги, она шлепнулась рядом с креслом, в котором сидел Уильям. Послышалось тихое проклятие, и в комнате появилась немного смущенная Тамсин.
Эмма раскрыла рот, издав возглас изумления. Уильям просто смотрел, не в силах оторвать от нее глаз. Он уже видел Тамсин в черном парчовом платье, но сейчас она выглядела как-то иначе. Может быть, это огонь в камине отбрасывал на нее свет и золотил ее кожу, а может, мерцающая золотая вышивка на черной парче производила такой странный эффект. Уильям не мог сказать, что именно изменилось. Она будто вся светилась изнутри. У него на какой-то миг перехватило дыхание, а потом он ощутил, как его наполняет необыкновенное, ликующее чувство радости.
Уильям улыбнулся, уголки его губ лишь чуть-чуть дрогнули. Совершенно очарованный, он пожирал ее взглядом. Сочетание черного и золотого придавало ее смуглой коже темно-медовый оттенок, нежно-розовый румянец освежал щеки.
Игра света и тени выделяла ее темные волосы и усиливала ясность и чистоту ее зеленых глаз. Тамсин была стройна и грациозна, но явно не наряд подчеркивал ее красоту. Это стало совершенно ясно, когда Уильям заметил свидетельства ее не вполне успешной попытки самостоятельно одеться. Но именно эти черты ее характера – гордость и независимость – тысячекратно усиливали ее очарование в его глазах.
Тамсин, чуть прихрамывая, направилась к Уильяму. Идти без туфли, случайно слетевшей с ноги, было не очень удобно. Уильям нагнулся, поднял непрактичную расшитую вещицу и молча отдал ее девушке. Тамсин от смущения зарделась. Уильям обратил внимание на то, что ее черная шапочка-полумесяц, обшитая жемчугом, сидела на голове неровно, с одной стороны выбились темные кудри, а бархатная накидка перекосилась. Фальшивые нижние рукава были подвязаны неправильно, шелковый пояс Тамсин не затянула, а из-под подола платья выглядывала ступня в шелковом чулке. Янтарное ожерелье оттеняло ее кожу, делало светлее глаза. В ушах Тамсин оставила свои простые цыганские серьги в виде золотых колец.
– Прошу прощения, – прошептала она, поставила туфлю на пол и попыталась вдеть в нее ногу, но покачнулась, теряя равновесие.
– Присядь, Тамсин, – тихо сказал Уильям, указывая на пустой стул рядом с ним. – Не обращай внимания на эту нелепую штуку. От нее все равно нет никакого проку.
Тамсин с облегчением взглянула на мужчину, села, расправила юбки и скинула вторую туфельку.
– Тамсин… – проговорила Эмма. Она поднялась со своего места и направилась к девушке, на ходу протягивая ей руку. – Ты гораздо красивее, чем я могла себе представить. – Тамсин протянула в ответ свою правую руку, и леди Эмма пожала ее. – Я так рада, что Уильям привез тебя в свой дом как жену.
Девушка пробормотала слова благодарности, а потом добавила:
– Леди Эмма, я прошу у вас прощения за шок, который вы испытали, узнав о нашей женитьбе. И за мое ужасное поведение за обедом.
– Этот шок, как ты его называешь, помог мне вновь почувствовать радость и надежду. А за обедом ты внесла оживление в наш узкий, немного скучноватый семейный круг. Так что, никаких извинений, – с улыбкой проговорила Эмма. – Но ты пропустила ужин и, должно быть, страшно голодна.
Тамсин отрицательно покачала головой.
– Я только что поела. Хелен встретила меня в коридоре и проводила на кухню. Кое-что нашлось в шкафу, и еще хлеб, и сыр, и немного эля. Разбавленного, – поспешно добавила она.
– Хорошо, – кивнула Эмма. – А теперь… Я знаю, что вы оба устали и готовы отправиться в постель…
Уильям взглянул на Тамсин. Ее щеки пылали. Она опустила глаза.
– Но перед тем как вы уйдете, – продолжила Эмма, – я хочу вручить вам свадебный подарок. Я дожидалась, когда у меня появится шанс поговорить с вами обоими наедине.
Она подошла к шкафу и достала деревянную шкатулку. Держа ее обеими руками, Эмма села и поставила ящичек себе на колени.
Уильям застыл, не зная, чего ожидать. Он никогда раньше не видел эту резную деревянную шкатулку. Рядом с ним сидела Тамсин, нервно сжав руки, прикрытые пышными манжетами. Она бросила на него быстрый взгляд и отвернулась, покусывая губы. Он понимал, что она сейчас испытывает. Он и сам переживал сейчас то же самое – тревогу и ощущение вины. Эмма с воодушевлением отнеслась к их браку, одобрила его, а теперь еще собиралась преподнести им свадебный подарок.
Уильям проклинал себя за глупость. Сообщая своей семье о том, что женился, он и представить не мог, что его мать и сестра будут так скоро очарованы Тамсин, как и он сам. Ему следовало промолчать, раз уж он согласился, что их брак – не настоящий. От этой женитьбы по соглашению, возможно, не так-то просто будет отказаться. Слишком много сердец покорила его красавица-цыганка. Уильям нахмурился, осознавая, что его собственное сердце в этом списке было отнюдь не последнее.
Эмма открыла резную крышку шкатулки и долго смотрела на ее содержимое. Со своего места Уильям не мог видеть, что там находится.
Леди Эмма, казалось, не решалась заговорить. Между ее бровей залегла глубокая морщина. Наконец она вытащила из шкатулки бархатный мешочек, закрыла крышку и посмотрела на Уильяма.
– Сын мой, – сказала она торжественно. – Я хранила эту шкатулку на протяжении многих лет и думала, что когда-нибудь вручу её тебе. Я не знала точно, когда это произойдет. Сейчас, думаю, этот день настал. Ты доставил мне сегодня столько радости, больше, чем можешь себе представить, женившись на дочери Арчи Армстронга. Сейчас самое подходящее время для того, чтобы вручить тебе этот памятный свадебный подарок от меня и твоего отца, – закончила леди Эмма и передала шкатулку мужчине.
– Моего отца? – Уильям непонимающе смотрел на мать. Его пальцы лежали на крышке, однако открыть шкатулку он не решался.
– В этом ящичке вещи, принадлежавшие твоему отцу. Я уверена, ему было бы приятно узнать, что ты хранишь их. Я сама собрала их и сложила в шкатулку после того, как он погиб, а тебя увезли из родного дома. Я не заглядывала в нее до сегодняшнего дня.
Дрожащими пальцами Уильям приподнял крышку шкатулки, не до конца уверенный в том, что хочет видеть ее содержимое. Взглянув на вещи, он не смог удержаться от того, чтобы не прикоснуться к каждой из них. В ящичке лежала пара кожаных рукавиц, темно-синяя шотландская мужская шапочка, простой кожаный кошель, несколько свернутых листов пергамента, маленький кинжал в кожаных ножнах и несколько монет. Уильям ощутил слабый запах кожи и чего-то еще, неуловимого и до боли знакомого. На него нахлынули воспоминания, и он быстро закрыл крышку, будто запечатал видения внутри вместе с вещами отца.
– Я благодарю тебя, мама, – сказал он, не снимая рук со шкатулки. Его горло сжалось. – Позже я разберу их. Мне очень дороги эти вещи, – добавил он.
Тамсин ничего не сказала, только дотронулась до его рукава. Ее пальцы были теплыми, робкое прикосновение несло в себе утешение.
– Некоторые вещи я достала из его карманов, а некоторые мне пришлось снять с тела, когда… когда они принесли его мне после того, как все было кончено, – сказала Эмма. – Я сохранила их для тебя. Теперь ты сам женат, и у тебя есть ребенок… Я хочу, чтобы ты хранил вещи отца и помнил о нем. Он был хорошим отцом и хорошим мужем.
– Я никогда не забывал его, – едва слышно произнес Уильям.
– Аллан хотел бы, чтобы это тоже досталось тебе. И я хочу того же. – Эмма протянула сыну бархатный мешочек.
Уильям раскрыл ладонь, и мать высыпала на нее несколько оловянных пуговиц и круглую серебряную брошь с гранатом – символ клана Скоттов. Уильям вспомнил, что всегда видел ее на тартане отца. Вслед за ней на ладони Уильяма оказались два золотых кольца: одно большое, с крупным изумрудом, второе – маленькое и изящное, тоже с изумрудом, окруженным крошечными жемчужинами.
– Я срезала пуговицы с жакета Аллана в день его похорон, когда готовила тело к погребению, – продолжила Эмма звенящим как сталь голосом. – Я взяла его брошь для тартана, которую носили многие поколения владельцев Рукхоупа, и его обручальное кольцо. Я сняла свое кольцо, положила к его вещам и убрала подальше. – Женщина остановилась, сделала глубокий вдох и закончила: – И сейчас я хочу, чтобы вы с Тамсин обменялись кольцами, которые когда-то носили мы с твоим отцом.
Уильям отвернулся. Его сердце готово было вот-вот остановиться. Он слышал, как вздохнула Тамсин. Казалось, ей не хватает воздуха. Уильям взял ее руку в свою, слегка сжал и тут же отпустил. Он знал, что она испытывала угрызения совести, которые мучили и его самого. И еще он знал, что ни он, ни Тамсин не произнесут сейчас ни слова правды из боязни причинить Эмме непоправимую боль.
– Я знаю, твой отец был бы очень рад, что ты выбрал в жены дочь его лучшего друга, – проговорила Эмма.
Она наклонилась и своими тонкими пальцами взяла кольца с ладони Уильяма. Мужчина видел слезы, блестевшие в глазах матери, видел, как дрожат ее губы. Леди Эмма стояла перед ними, а они сидели и молча смотрели на нее. На лице Тамсин застыло ошеломленное, растерянное выражение. Уильям был уверен, что в этот момент у них с Тамсин билась в мозгу одна-единственная мысль: что же они натворили?..
Эмма вытянула руку. Кольца – маленькое и побольше – поблескивали на ее ладони.
– Берите, мои дорогие, – прошептала она. – Возможно, они станут символом нескончаемой любви, родившейся между вами, как однажды стали символом такой любви для Аллана и меня. – Одинокая слезинка скатилась по ее щеке. Эмма вложила кольца в руку Уильяма.
Он в нерешительности смотрел на них.
– Мама… – начал он, но продолжить не смог.
У него не было нужных слов, не хватало ни смелости, ни жестокости, чтобы сказать ей правду.
Уильям протянул девушке руку. Она взглянула на него широко раскрытыми, испуганными глазами. Наконец Тамсин вложила в его ладонь правую руку, позволив левой лежать на коленях ладонью вверх, у всех на виду. Эмма не могла не заметить ее необычной формы, но если она и была шокирована, то, как истинная леди, не показала этого. Уильям мысленно поблагодарил мать за ее чуткость и сострадание.
Леди Эмма улыбалась, глядя на них обоих. В ее глазах блестели слезы. Она стояла, скрестив руки на груди, и смотрела, как Уильям надевает маленькое золотое колечко на средний палец Тамсин, которая, в свою очередь, дрожащими руками надела большое кольцо на палец Уильяма. Девушка посмотрела на него, ее глаза были полны слез. И он подумал о непреодолимой силе, которая заставила его свернуть на путь, который он, возможно, никогда не выбрал бы сам. Может, это и есть судьба?
Эмма счастливо улыбнулась.
– О, Уилл, – пробормотала она. – Поцелуй свою жену. Вы женаты по цыганскому обычаю, но вы, конечно, предстанете перед священником, как только мы сможем его пригласить.
Тамсин тихо охнула. Уильям наклонился и коснулся губами губ девушки, закрыв глаза и забывшись на миг в сладком поцелуе.
– Желаю вам насладиться друг другом, – сказала Эмма дрожащим от слез голосом. – Пусть ваша ночь будет самой лучшей из всех ночей. – Она развернулась и, подобрав пышные юбки, поспешно покинула комнату.
Уильям растерянно посмотрел на Тамсин. Она все еще держала его руку в своих, застыв от изумления.
– Я думаю, моя красавица, – пробормотал он, – воля судьбы сильнее, чем мы предполагали. Она соединила нас еще раз.
Девушка выпустила его руку и встала.
– Да, – сказала Тамсин, – соединила. Мы оба погрязли в гнусной лжи!
Подавив рыдания, она тоже подхватила свои юбки и убежала.
Уильям вздохнул и потер бровь. Он сидел, глядя на пол, где лежали маленькие, богато расшитые туфельки, оставленные Тамсин. Нагнувшись, он подобрал их, потом встал, взял деревянную шкатулку, ставшую тяжелее оттого, что к вещам добавились воспоминания, и вышел из комнаты.


Часть XXI

Тамсин в ярости металась по комнате. Вдруг она услышала, как звякнула железная щеколда на двери. Дверь в спальню открылась, и вошел Уильям, держа под мышкой деревянный ящичек. В другой его руке болтались ее шлепанцы.
– Я должна была запереть дверь, – проворчала она и резко развернулась. Ее юбки взметнулись и опали. Тамсин продолжила свое неистовое движение по круговому маршруту.
– У меня есть ключ, – мягко напомнил Уильям, прикрывая дверь. – Тамсин, я не знал, что моя мать сделает это.
– Я чувствовала себя, как трусливый вор! – воскликнула девушка, не переставая метаться, как раненый зверь в клетке. – Будто я гадкая мошенница, такая же, как ты!
Уильям ничего не ответил. Он подошел к столу, поставил на него шкатулку, а потом развернулся, протягивая Тамсин туфельки.
– Я не могу носить их, – сказала она. – Они мне малы.
Он разжал пальцы, и туфли с мягким стуком упали на пол. Уильям был явно раздражен. Тамсин стрельнула в его сторону сердитым взглядом. Ее сердце колотилось, она готова была вспылить. Уильям отвернулся, сохраняя на лице невозмутимость, подошел к догорающему камину и принялся расстегивать дублет.
– Даже не думай спать здесь, – быстро проговорила девушка и снова резко развернулась, заходя на очередной круг, при этом ее платье зацепилось за угол кровати.
– Я буду спать в передней, – ответил Уильям. – Никому, кроме нас, не обязательно знать об этом.
Он стянул с плеч дублет и остался в рубашке и бриджах. Повесив дублет на спинку стула, стоящего у камина, Уильям сел и, уперев локти в колени, принялся смотреть на огонь.
– Так ты хочешь, чтобы твоя мама поверила, будто мы не только женаты, а еще и влюблены, – бормотала Тамсин на ходу.
– Она сама сделала такое заключение, – заметил Уильям.
– А что теперь делать нам?! – взвилась Тамсин. – Она увлечена идеей, что мы женаты… что принадлежим теперь и Мертону, и Рукхоупу! И ты не сделал ничего, чтобы разубедить ее! Что с ней будет, когда мы сообщим, что, еще произнося наши обеты, думали о разводе?!
– Ей это не очень понравится, – пробормотал Уильям. Он откинулся на спинку стула.
– Я не хотела, чтобы мой отец знал об этом, потому что он тоже желал нашего брака, – сказала девушка, стискивая кулаки. – Я не хочу расстраивать его, а он обязательно расстроится, когда мы расторгнем наше соглашение. Но я не подумала о твоей матери и о сестре, потому что не знала их! Ты никогда не говорил мне, что собираешься рассказать им о свадьбе. Ты просто сделал это! Ты удивил меня не меньше, чем их!
– Я должен был сказать им, – тихо произнес Уильям.
– А ты не подумал, что они тоже, как и мой отец, могут сильно расстроиться из-за того, что произойдет между нами позже? – почти кричала Тамсин.
– Я был дураком, можешь ругать меня за это. Но, красавица, вспомни… – мягко произнес он, – …они глубоко опечалены тем, что Малис Гамильтон предпринимает попытки забрать мою дочь из Рукхоупа. И это основная причина, по которой я сказал им о женитьбе. Наша свадьба сразу их успокоила. Просто я не подумал о последствиях, – добавил он, в растерянности проводя рукой по волосам.
Тамсин начала что-то говорить, но умолкла на полуслове, осознав вдруг, почему он согласился на их поспешную женитьбу. Мысль о том, что кто-то может забрать Кэтрин из этого любящего дома, была невыносима для Тамсин. Если бы этот ребенок был ее собственной дочерью, она бы хваталась за любую надежду, только чтобы защитить малышку.
Тамсин шумно выдохнула и остановилась, перестав кружить по комнате.
– Глупо, – проворчала она. – Так глупо!
Ее шапочка и накидка сползли набок, и Тамсин, сорвав их с головы, швырнула на груду одежды, что лежала на кровати. Черные локоны рассыпались по плечам, несколько прядей упали на лоб. Она раздраженно откинула их назад, но непокорные кудри упрямо лезли ей в лицо.
– О чем мы думали, когда согласились на такой идиотский план? – спросила Тамсин. Впрочем, ответ она и сама знала. Ей просто необходимо было выпустить пар.
– Я уже говорил, – растягивая слова, начал Уильям, – мы думали о том, как помочь друг другу. Решение, которое мы нашли, подходило обоим. Тебе не нужен был муж-цыган, а мне, наоборот, нужна была жена, причем срочно.
– Ну да, – сердилась Тамсин, – фальшивая жена в прекрасных одеяниях, чтобы одурачить негодяя-лорда при королевском дворе!
– Я готов на все, чтобы защитить свою дочь. – Слова были сказаны тихим тоном, однако девушка услышала в них едва сдерживаемую ярость.
– Ага, ты даже готов взять в жены тролля, – буркнула она, отворачиваясь от Уильяма.
Один из нижних рукавов сполз вниз, и Тамсин рванула тесемки, с помощью которых он крепился к лифу платья. Она не смогла как следует подвязать его, когда самостоятельно одевалась, и теперь он с легкостью отделился от платья. Девушка, отодрав заодно и второй рукав, швырнула оба бесполезных рукава на пол.
– Тамсин, вряд ли тебя можно назвать троллем, – произнес Уильям с неожиданной нежностью. Он сидел на стуле в расслабленной позе, чуть сутулясь, но девушка видела, как в нем растет внутреннее напряжение, потому что сама чувствовала нечто похожее. – Ты так же красива, как любая знатная леди при дворе, – продолжал он, глядя на нее загоревшимся взглядом. – Да что я, в тысячу раз красивее!
Тамсин фыркнула и с сомнением покачала головой. Ее губы были плотно сжаты, словно она старалась сдержать злость, готовую выплеснуться наружу. Она повернулась к Уильяму спиной и стояла, обхватив себя руками за плечи. Сердце гулко билось в груди, она отчаянно хотела, чтобы его слова соответствовали действительности. Но Тамсин не могла поверить, что он и вправду так думает.
– Я знаю, в данное время тебе нужна жена, – сказала она. – Но твои заранее заготовленные комплименты вряд ли помогут установить мир между нами. Я просто не думала, что наше с тобой соглашение может кому-то причинить боль!
– Я тоже.
Он вздохнул и потер пальцами лоб.
Тамсин стянула с себя шелковый пояс и янтарное ожерелье и бросила их на покрывало. Изысканный изумруд в золотой оправе сверкал на ее пальце. Она с минуту изучала его. У Тамсин никогда раньше не было колец, тем более таких красивых. Это кольцо она полюбила сразу, и не столько за его красоту, сколько за тот смысл, который вкладывала в него леди Эмма. Девушка сняла кольцо с пальца и протянула его Уильяму.
– Возьми. Я чувствую себя воровкой.
– Оставь хотя бы на время, красавица, – попросил Уильям. – Ради моей матери.
Тамсин колебалась. Наконец она надела кольцо на палец.
– Только ради леди Эммы, – сообщила она Уильяму и упрямо добавила: – Не ради тебя.
При этих словах ее сердце глухо забилось.
– Как тебе угодно, – без всякого выражения произнес Уильям и снова уставился на огонь.
Его хладнокровие обычно успокаивающе действовало на взрывной темперамент Тамсин, но в эту минуту ей хотелось кричать, топать ногами, швырять вещи. Ей было просто необходимо освободиться от сжигающего ее раздражения. Она хотела утолить страстный огонь, который вспыхивал в ней от одного его взгляда, но не знала как и бесилась от собственного бессилия.
Девушка резко развернулась и скрестила руки на груди.
– Леди Эмма сказала, что хочет настоящей свадьбы. Со священником. Что ты ей скажешь? Что у тебя уже была свадьба? Правда, ненастоящая, цыганская… И что твой брак просуществует так долго, как тебе будет удобно, – пару недель или около того?
Уильям вертел на пальце свое кольцо с огромным изумрудом.
– Женитьба уже состоялась, красавица, – задумчиво проговорил он.
– Женитьба! – Тамсин изумленно посмотрела на него. Должно быть, она ослышалась. Он не мог предложить ей настоящую свадьбу. Конечно, он имел в виду совсем иное. Ему нужно только продлить видимость их брака ради своей выгоды и спокойствия. – Теперь ты собираешься поставить меня перед священником, чтобы пародия на женитьбу перестала быть пародией? Я не согласна на церемонию в церкви, избавь меня от этого унижения!
– Тамсин… – он вздохнул. – Я не хочу браниться с тобой. Когда ты успокоишься, мы обсудим это.
– Тогда желаю тебе, чтобы твоя ночь была самой лучшей из ночей. А сейчас уходи.
Ей было трудно дышать из-за тесного корсажа и планшетки, и она начала развязывать узелки, которые стягивали две половины лифа.
Она видела, как Уильям встал, и подумала, что он отправится в переднюю и ляжет спать на узкой походной кровати. Не обращая на него никакого внимания, она развязывала узелок за узелком, закусив от усердия губу. Она жутко устала. Голова раскалывалась от вина, которое Тамсин в избытке выпила за обедом. Руки дрожали и не слушались, и наконец она, потеряв терпение, дернула за неподдающийся узел, издав при этом возглас отчаяния.
Уильям взял ее за плечи и решительно развернул лицом к себе.
– Позволь мне сделать это, – сказал он. – Ты порвешь ленты, и мама вынуждена будет заниматься починкой платья. Она подумает, что я срывал его с тебя в порыве страсти. И что мы скажем ей тогда, моя красавица? А?
Он говорил, методично развязывая узелок за узелком. Его голос успокаивал. Длинные пальцы Уильяма ловко справлялись с завязками. Сердце девушки стучало все быстрее, и она вновь ощутила то волшебное состояние, которое было ей уже знакомо. Ей казалось, что она тает как свеча.
Тамсин нахмурилась.
– Ты не хочешь меня, я знаю.
– Хочу, – мягко возразил Уильям.
Девушка посмотрела на его склоненную голову, на темные, густые и шелковистые волны, которые падали ему на лоб.
– Что? – сдавленно спросила она. Одно короткое слово, а главное, тон, которым оно было произнесено, мгновенно лишили ее не только возможности дышать, но и сердиться на него.
Уильям ослабил одну сторону корсажа. Когда планшетка перестала давить на грудь, Тамсин вздохнула свободнее, но, как только Уильям передвинул руки, у нее снова перехватило дыхание.
– Я сказал, – прошептал он, – что хочу тебя. Очень сильно.
Тамсин молча смотрела на него. Уильям поднял голову и взглянул на нее с таким вожделением и страстью, что она мгновенно вспыхнула вся, как тонкая смолистая веточка, брошенная в огонь.
– А что, если я тоже хочу этого? – спросила она едва слышно.
Уильям скользнул по ней взглядом вверх и вниз и наклонился, чтобы отвязать другую сторону планшетки.
Тамсин, так и не дождавшись от него ни слова в ответ, решила, что снова выставила себя дурочкой. Мужчины более откровенны в своих физических потребностях, она знала это по рассказам товарищей отца и от цыган. Шотландцы учили ее скромности и послушанию, тому же учили ее и цыгане, но дед с бабкой заставляли ее также, в отличие от отца, бороться со своими желаниями, с природным стремлением к свободе в мыслях и поступках.
Медленный горячий румянец залил ее лицо. Природный недостаток сделал Тамсин неуверенной в своей женской привлекательности, но в ней была природная дерзость, которая приходила на помощь девушке, если в том была нужда. И именно эта дерзость помогла ей сейчас справиться со смущением и отбросить все сомнения.
«Слишком много выпила вина», – подумала она сначала, но вдруг осознала, что испытывает новое, непривычное для нее чувство – восхитительное, откровенное чувство страсти.
Охватившее ее желание разрушало все рамки благопристойности, все нравоучения, которые вбивали ей в голову родные. Оно требовало от Тамсин познать страсть в объятиях этого мужчины.
– Что, если и я этого хочу? – снова спросила она более настойчиво.
Уильям опять ничего не ответил. Он развязал последний узелок на планшетке, снял ее и отложил в сторону. Свободные от сдавливающей накладки, прикрытые только батистовой сорочкой, груди девушки, казалось, расцвели. Взгляд Уильяма скользнул по ним и поднялся выше, встретившись с взглядом Тамсин. Он обнял ее за талию и прижал к себе. Его пальцы, казалось, обжигали ее сквозь тонкую ткань сорочки.
Все так же молча он справился с застежками нижней юбки и ослабил пояс. Тамсин выскользнула из нее, а потом вышла из кольца льняной ткани, оставшейся лежать на полу. Сейчас на девушке было надето только черное верхнее платье и батистовая сорочка. Она недоумевала, что означает это странное молчание? Может быть, все, что он только что делал, – достаточно осторожно, если не сказать, целомудренно – было всего лишь желанием помочь ей раздеться? Эта мысль огорчила Тамсин. Но ее сердце подсказывало ей иное.
Девушка взглянула на свою почти обнаженную грудь, затем подняла голову. Их глаза снова встретились, и Тамсин едва не утонула в расплавленной лаве его взгляда. Уильям с хриплым стоном притянул ее к себе и накрыл ее губы поцелуем, почти не давая ей дышать. Тамсин обвила руками его шею и прижалась к его крепкой груди своими мягкими грудями. Сейчас два тела разделяли лишь лен и батист. Губы мужчины нежно, но настойчиво призывали Тамсин раскрыться им навстречу.
Ее пронзило острое желание. Первое же прикосновение его языка к ее губам вызвало у Тамсин необыкновенно сладостное ощущение, и она раскрыла губы, позволив ему проникнуть глубже, изучать ее точно так же, как она изучала его. Тамсин снова припала к его губам, впитывая в себя удивительный вкус его поцелуя. Не зная точно, что произойдет дальше, Тамсин не стеснялась Уильяма, охотно отвечая на его ласки, трепеща от смелых, уверенных прикосновений его рук.
Она томилась в ожидании, ей хотелось от него большего. Она хотела чувствовать его всем телом, хотела наслаждаться теми удивительными ощущениями, которые дарили ей его руки, губы, все его тело.
Он погрузил пальцы в тяжелую массу ее волос, нежно касаясь кожи и легко скользя губами по ее губам. Не в силах больше стоять на ногах, Тамсин попятилась и опустилась на постель, не выпуская Уильяма из кольца своих рук.
Уильям склонился над ней, встал коленом на кровать. Спина девушки коснулась великолепного покрывала из дамаста, под которым скрывалась толстая пуховая перина. Уильям опустился на покрывало рядом с ней, и Тамсин изогнулась в его руках, испытывая такое чувство, будто вырвалась из тюрьмы, о существовании которой даже не знала. Жадная до его прикосновений, она отвечала на его поцелуи, не скрывая свою страсть и обнажая перед ним чувства, открывая свое сердце.
Он взялся за ворот ее сорочки, застегнутый на крючок и нитяную петлю, и торопливо расстегнул его. Его рука скользнула внутрь выреза, кончики пальцев сначала задержались на ключице, потом двинулись ниже, едва касаясь упругих полушарий ее грудей. Тамсин томно вздохнула, чуть заметно вздрагивая от этих прикосновений.
Его губы скользили по шее девушки, дыхание приятно согревало кожу. Пальцы Уильяма двигались все ниже, пока ладонь не обхватила один из ее мягких, нежных холмиков. Тамсин на один короткий миг задохнулась от острого, незнакомого ощущения, а потом выгнулась в его руках, не сомневаясь и не колеблясь, осознав с неожиданной ясностью, что она хотела этого и именно с Уильямом, только с ним одним.
Уильям ласкал ее грудь, и Тамсин почти перестала дышать. Восхитительное ощущение растекалось от груди по всему телу. А когда он коснулся большим пальцем теплой жемчужинки, Тамсин тихо вскрикнула от удовольствия и подалась вперед, прижимаясь к Уильяму еще плотнее, стремясь ощутить его тело через слои ткани.
Быстрыми легкими поцелуями Уильям проложил дорожку от ее шеи, по округлостям грудей, к упругой горошине соска. Он втянул его в себя, нежно лаская языком. Девушка застонала от невыносимого наслаждения, стараясь прижаться к Уильяму. Она поставила согнутую в колене ногу на кровать; край сорочки скользнул по бедру, полностью обнажая его. В то же мгновение горячая рука Уильяма заскользила вверх по ноге, опаляя жаром прохладную нежную кожу. Охваченная страстью, Тамсин чувствовала, что расцветает от его ласк, как дикий цветок под солнцем. Она прижималась к нему, позволяя упругим, плавным изгибам своего тела сливаться с его сильным мужским телом. Из горла Уильяма вырвался глубокий, животный звук, похожий на рычание, и он накрыл горячей ладонью мягкий, пушистый треугольник меж ее ног.
Тамсин вздрогнула от неожиданного прикосновения, изумленная не столько собственным желанием, сколько своим бесстрашием. Двигаясь, как во сне, плывя в теплом море неведомых ранее ощущений, она выгнулась дугой, сильнее прижимаясь к его жаждущей ладони. Очень медленно, осторожно он поглаживал ее, ласкал, изучал каждую складочку на ее теле. Девушка застонала, низко и протяжно, полная страстного желания.
Губами и язычком он ласкал ей грудь, в то же время продолжая исследовать ее, нежно касаясь кончиками пальцев. Тамсин обнимала его, гладила, скользя ладонью по твердой спине и упругим ягодицам. Его одежда мешала ей почувствовать его жар, его страсть, и она была неутомима в поисках обнаженной, горячей от желания кожи. В конце концов ее рука наткнулась на его твердую, напряженную плоть, выпирающую из-под толстой черной саржи бриджей. У Уильяма перехватило дыхание, а Тамсин так растерялась, что, трепеща от неслыханной дерзости и не зная, как поступить, просто позволила руке остаться там.
Пальцы мужчины скользнули внутрь ее тела, и Тамсин глубоко вдохнула, пораженная своими ощущениями. Она дышала все чаще и чаще, а его пальцы помогали ей находить нужный ритм.
Яркий свет, пульсирующий и горячий, вдруг вспыхнул и рассыпался искрами в насыщенной темноте ощущений. Тамсин потеряла чувство реальности, она забыла, кто она и откуда, полностью отдавшись на волю его рук и губ. Волны восторга омывали Тамсин, всю целиком, и душу и тело. В самой глубине ее существа возникло чувство, глубокое, тревожащее. Оно захватывало ее все сильнее, проясняя мысли. Так части головоломки складываются в целую картинку. Она уже знала, догадалась, что это за чувство. Любовь… Она чуть было ни произнесла это слово вслух.
Движения ее тела постепенно угасли, она расслабилась, переполненная ощущением приятной истомы. Тамсин начала осознавать окружающий мир, она понимала, что губы Уильяма касаются ее губ, его язык, пылкий и влажный, очерчивает контуры ее рта. Рука девушки все еще лежала у мужчины в паху, и Уильям, протяжно выдохнув, отодвинулся.
– Если ты хочешь от меня большего… – пробормотал он, проводя губами вдоль ее щеки, пока Тамсин, мягкая и расслабленная, искренняя в своем желании, лежала рядом, – … и если я возьму больше, мы оба можем попасть в затруднительное положение, – последние слова Уильям прошептал ей на ухо.
Она плавилась от его голоса, растворялась, превращаясь в мед, и расцветала для него. Вожделение, которое она чувствовала, набрало полную силу за какие-то доли секунды, разрушая оковы ее тела, толкая ее к Уильяму. Она хотела больше. Его тело было сильным, мужественным дополнением ее тела, и у девушки было такое чувство, будто они с Уильямом близнецы, две части одного целого, и она отражается в нем, как в зеркале.
– Почему? – прошептала она, погружаясь в новую череду его поцелуев, наслаждаясь ими. – Почему мы попадем в затруднительное положение?
– Судьба может отвернуться от нас, – приглушенно сказал он.
– А какая она, наша судьба? – мягко поинтересовалась Тамсин, возвращая ему нежный поцелуй.
Уильям чуть отстранился, глядя девушке в глаза, потом прижался к ней лбом и тихо произнес:
– Я не знаю. Но она неотвратима. Боже, так неотвратима, так сильна! Но я не могу покориться ей, не могу дать тебе больше. Не сейчас. – Он оторвался от Тамсин и сел на кровати.
Тамсин лежала на спине в черном облаке парчового наряда. Она начала медленно приподниматься на локтях, неотрывно глядя на Уильяма. Он сидел, повернувшись к ней спиной, поникнув головой, вцепившись руками в край кровати.
Тело Тамсин все еще вибрировало, оно хотело этого мужчину, хотело так, что дыхание останавливалось. Даже самое короткое расстояние между ними казалось девушке непомерно большим. Она просто не могла этого вынести.
– Прости меня, Тамсин, – сказал он виноватым тоном. – Я обещал тебе, что не посягну на твою девственность, но я это сделал. Боже мой! Ты такое искушение для меня, Тамсин. – Он отвернулся. – Больше этого не случится, клянусь.
Девушка ничего не ответила, просто смотрела на его неподвижную спину, на склоненную голову. У нее было ощущение, что она кружится в водовороте и тонет, но в последний момент ей все же удалось остаться на поверхности. Она медленно села, выпрямилась, расправила плечи. Что ж, она тоже будет такой же твердой и несгибаемой, как он. Она не проронила ни звука, хотя ей казалось, что она слышит звон своего разбитого сердца. Или то была гордость? Но она даже намеком не выдала, какой удар только что перенесла.
Ей отказывали многие мужчины. Но ни один из этих отказов – грубых, издевательских, безразличных или вежливых – не ранил ее так, как этот. Ни одному из тех мужчин она не позволяла ничего лишнего, только легкое прикосновение к ее пальцам в знак приветствия. Ни один из них не тронул так глубоко ее сердце, и никому никогда не удавалось забраться прямо ей в душу. До сегодняшнего дня.
В порыве страсти она забыла о своем постоянном страхе получить отказ. Тамсин закрыла глаза.
Уильям протянул руку и нежно коснулся ее лодыжки, словно хотел еще раз извиниться. Но девушка уже не могла этого вынести. Она быстро вскочила на ноги и подошла к камину. Красивое черное платье едва держалось на ней, из-под него торчала батистовая сорочка, волосы волнами закрывали плечи. Она смотрела на него издали, скрестив руки на обнаженной груди.
– Тамсин, – Уильям тоже поднялся и подошел к ней. – Позволь мне объяснить…
Девушка рассмеялась ему в лицо и отвернулась.
– Зачем? – потухшим голосом спросила она. – Все и так очевидно… Ты не хочешь взять меня, как мужчина берет женщину, хоть я и была настолько глупа, что готова была отдаться тебе. – Она перевела дыхание. – Но если бы это случилось, ты мог почувствовать себя обязанным жениться на мне по-настоящему. Зачем тебе простая цыганка, когда ты можешь быть свободным, чтобы любить знатных женщин, красивых женщин, великолепных женщин, когда бы ты ни захотел. И иметь настоящую жену, которая будет носить твою фамилию и рожать тебе детей!
Уильям в два прыжка оказался рядом с ней, его пальцы обожгли ее плечи, как раскаленное железо. Он развернул девушку лицом к себе и крепко сжал, возвышаясь над ней, как башня. Даже в полумраке спальни было видно, как сверкают его глаза.
– Прекрати, – сказал он. – Это не мои мысли, я не так суров к тебе, как ты сама.
Она смотрела на него снизу вверх, ее плечи были напряжены, но подбородок гордо поднят.
– Я привыкла к тому, что мужчины не хотят меня.
– Ты просто научилась не замечать ничего, кроме этого! – прорычал он.
Тамсин отвернулась.
– Но сейчас, когда я отдала тебе частицу своего сердца, я обнаружила, что ты тоже меня не хочешь. Это… больно.
Ее голос вдруг прервался. Этого Уильям вынести уже не смог. Он громко выругался и притянул Тамсин к себе. Обхватив ее руками, он прижал девушку к своей груди, несмотря на ее сопротивление.
– Я хочу тебя, – сказал он. – О, господи! Я хочу тебя так сильно, что меня это пугает. – Он чуть отступил и, взяв ее лицо в ладони, пристально посмотрел на нее. – Но я к этому не привык, раньше со мной такого не случалось. Я хочу тебя так сильно, что, мне кажется, могу сойти от этого с ума.
– Так сильно? – спросила она шепотом, едва дыша.
Его горестный смех пролился бальзамом на ее раненое сердце.
– Я знаю тебя всего несколько дней, а ты уже пылаешь огнем в моей душе.
Она недоверчиво покачала головой. Казалось, он просто высказывает ее сокровенные мысли. Она вдруг почувствовала себя так, будто ее жизнь опять сдвинулась со своей оси и завертелась уже совсем в другом направлении. Слова Уильяма о том, что она так желанна для него, вернули ей веру в жизнь и в любовь, которую она ощущала несколько минут назад. И неважно, что движет им – простое вожделение или нечто большее.
Внезапно Тамсин осознала, насколько опасно их взаимное притяжение, их страсть. Она только сейчас поняла то, о чем говорил ей Уильям несколько минут назад. Она увидела, к чему это могло привести, и печально склонила голову.
– Я тоже это чувствую, – прошептала она. – Что же нам теперь делать?
Уильям наклонился, коснувшись лбом ее лба, и прикрыл глаза.
– Мы оба воспламеняемся, как факел, стоит только одному из нас оказаться поблизости. Некоторым это приносит счастье, но других уничтожает. Огонь, вспыхнувший между нами, так горяч и безжалостен… – Он замолчал.
– И ты думаешь, мы быстро сгорим в нем… дотла? – закончила за него Тамсин.
Уильям вздохнул и отстранился. Его руки по-прежнему сжимали ее плечи, но теперь между ним и Тамсин был спасительный слой воздуха.
– Я научился остерегаться страсти, подобной этой, – попытался объяснить он. – Я чувствовал однажды нечто подобное, и я был… слишком поглощен этим чувством, чтобы рассуждать здраво…
Тамсин опустила взгляд.
– Я понимаю, – тихо сказала она. – Ты любил Джен, мать Кэтрин. С этим ничто не может сравниться. Я… Я прошу прощения. – Она сделала шаг назад, и Уильям не стал ее удерживать.
Тамсин решила, что он до сих пор хранит память о своей любви. Его молчание и то, что он так легко отказался от нее, служили для нее лучшим подтверждением. Он отдал свою любовь другой женщине, и она родила ему ребенка. Сердце Тамсин сжалось от боли. Она хотела спросить его о Джен, но поняла, что не хочет услышать ответ. Ей хватит на сегодня боли. Да и зачем? И так ясно. «Ничто не в силах лишить его любви, которую он испытывает к матери своего ребенка», – подумала девушка, чувствуя болезненный укол ревности.
– Тамсин, – окликнул он ее и снова вздохнул. – Мы поклялись друг другу в верности и дружбе. Я не нарушу эту клятву. Я дал слово чести.
Девушка смотрела на затухающий огонь в камине. Редкие языки пламени лизали красные угли, присыпанные толстым слоем пепла.
– А поддаться чувству, которое возникло между нами, – это честь или бесчестье? – спросила она.
– Хороший вопрос, моя красавица. Но как раз на него у меня нет ответа.
– Ты хотел меня, – безжизненным голосом произнесла Тамсин. Она просто констатировала факт.
– И все еще хочу. – Он обнял ее, спокойно, по-дружески. – Но продолжения не будет. Ради тебя и ради меня.
– И еще потому, что мы решили покончить с нашей притворной женитьбой.
Уильям долгое время молчал. Его руки продолжали согревать своим теплом ее спину. Наконец он сказал:
– Слишком сильное, слишком стремительное чувство может причинить боль нам обоим, а возможно, и другим людям. Мы не знаем природу пламени, вспыхнувшего между нами, как не знаем и того, что уготовила нам судьба. Но иногда не стоит подчиняться велению рока.
– Ты думаешь, будет лучше, если мы станем противостоять ему?
– Да, – тихо ответил он, – пока. До тех пор, пока не узнаем, чего он хочет от нас. Я не хочу заставлять тебя страдать, – произнес Уильям. В его голосе звучали искренние нотки. – Я этого не хочу…
Но он уже заставил ее страдать, причинив почти невыносимую боль. Тамсин только кивнула в ответ. Он был мудрым и терпеливым, он сумел подавить свою страсть, отказаться от нее. А ее импульсивность не позволяла ей действовать разумно, ибо слишком нетерпеливой оказалась вспыхнувшая в ней страсть. В чем-то Уильям был очень похож на нее, но он мог многому научить ее.
Девушка вздохнула, чувствуя себя полностью опустошенной. Ее жизнь, ее чувства изменились с тех пор, как она встретила Уильяма Скотта. Она ощущала, как в ней расцветают новые ощущения, подобно тому, как раскрываются бутоны подснежников после долгой зимней стужи. Но на это цветение ушли ее последние силы, и теперь ей хотелось только спать, спать много часов или даже дней, чтобы привыкнуть и принять все, что произошло с ней.
Тамсин устало откинула волосы за спину.
– Я признательна тебе, – пробормотала девушка.
– Признательна? – Уильям издал легкий, скептический смешок. – За что?
– Я благодарю тебя за то, что ты хотел меня, даже если это была просто похоть, – тихо ответила она. – И я благодарна тебе за твою доброту и терпение, которые ты проявил по отношению к моим… недостаткам. – Она повернулась и направилась к постели. – Пусть эта ночь будет счастливой в твоей жизни.
Тамсин принялась убирать вещи, разбросанные по покрывалу. Уильям пересек комнату и, задержавшись возле узкой двери в переднюю, обернулся. Тамсин чувствовала его взгляд, слышала, как он вздохнул, и почти ощутила сердцем, как тянется к ней его сердце. Но она не повернулась, не взглянула в его сторону.
Уильям вышел, и комната сразу стала пустой и холодной. Но пустота и холод были не только снаружи, они были внутри ее. И теперь она знала, что эту пустоту может заполнить только он один.


Часть XXII

Ведомые тонкими полосками лунного света, тихие и быстрые, как вороны, они скакали по холмам и заросшим вереском долинам, пока не достигли спокойной реки. Уильям остановил коня на покрытом травой берегу, укрывшись под кронами берез. Приученные к ночным набегам животные вели себя тихо, слышно было только их дыхание. Сэнди и Джок остановились рядом с ним. Все безмолвно ждали.
Из темноты леса, росшего на другом берегу реки, вынырнула легкая фигурка и подошла к подернутой рябью воде. Это была девушка, одетая в платье и плащ с капюшоном. Она остановилась, огляделась, а потом бросила в воду три камешка. Ночную тишину нарушили три мягких всплеска.
Услышав условленный сигнал, Джок повернулся к своим кузенам, в молчаливом салюте приложил руку к шлему и тронул поводья. Животное послушно вошло в воду и быстро поплыло, рассекая грудью спокойную гладь на две блестящие волны. Наконец конь достиг противоположного берега, и Джок вывел его на сушу.
Девушка бегом устремилась к мужчине. Капюшон слетел с ее головы, открывая рыжие волосы, заплетенные в косы и уложенные короной. Джок спешился и снял с головы шлем. В лунном свете его светлые волосы казались серебряными. Он шагнул вперед, раскрывая объятия, и девушка приникла к нему, обвив руками его стан. Их фигуры слились в один нежно покачивающийся силуэт, будто они никогда и не были двумя отдельными существами.
Уильям отвернулся, почувствовав, как его сердце переворачивается при виде двоих влюбленных. Его одиночество стало для него еще невыносимее.
– Слушай, – прошептал Сэнди, – он потерян для нас, этот парень. Пропал.
– Он не пропал, – прошептал в ответ Уильям. – Он нашелся.
– Ага, нашел себе английскую девушку… а пострадаем из-за этого мы все. – Сэнди тоже отвернулся от реки и посмотрел на темные заросли вереска. Потом покачал головой в стальном шлеме и продолжил: – Она из семьи англичан Форстер и обручена с Артуром Масгрейвом. Джок говорит, свадьба назначена на завтра. У нас у всех будут большие неприятности, я тебе обещаю! – пробормотал он.
Уильям настороженно всматривался в темноту. Его рука в перчатке сжимала толстое древко копья, притороченного к седлу.
– Мы справимся с проблемами, парень, – заверил он кузена. – Джок любит эту девушку. Она одна стоит для него многих других. Только некоторым удается иметь то, что нашли они, будь то англичане, шотландцы или египтяне… – последнее слово сорвалось непроизвольно, и Уильям нахмурился.
– Цыгане, ага… Ты тоже попался, парень. Твоя девушка очаровала тебя, хоть ты и не хочешь это признать, несмотря на то, что она уже заарканила тебя. По крайней мере, ты женился на той, за которой не притащатся ее разгневанные родственники. Джок, в отличие от тебя, дорого заплатит за эти поцелуи.
Уильям ничего не ответил. Его губы были плотно сжаты, он всматривался в ночь… Той, самой первой ночью он отдал Тамсин свое сердце за несколько поцелуев, не торгуясь. Целая жизнь, состоящая из таких сладких поцелуев, ее любви и дружбы, была бы более чем справедливой ценой за его душу. Это выгодная сделка, думал он. Прошло уже десять дней. Он так жестоко обошелся с ней тогда, но с тех пор оплатил свой счет полностью… Десять дней вежливых разговоров, игр в карты и шашки с ней и с остальными, десять дней он наблюдал за тем, как весело она играет с Кэтрин и проявляет усердие, учась у Эммы вышиванию. Девять ночей на узкой постели в передней он усмирял свои мысли и плоть, отчаянно желая ее. В те моменты, когда он, доведенный до отчаяния, уже готов был заключить ее в свои объятия, он отворачивался, уходил или уезжал верхом, чтобы избавиться от своего настойчивого желания. Он не хотел рисковать. Слишком легко потерять все, думал он, если он отдаст ей и сердце, и душу, как хотелось ему, причем с каждым днем все сильнее. Смерть Дженни отняла у него все, что он имел, унесла из его жизни все надежды, как ветер уносит листья из осеннего леса. У него осталась Кэтрин, его самое драгоценное и неожиданное сокровище, но он потерял свое будущее. Цена, которую он заплатил за этого ребенка, оказалась слишком высокой.
Он говорил Тамсин, что нужно подождать, чтобы увидеть, что уготовила им судьба, что она планирует для них. Каждый прошедший день, каждую ночь Уильям убеждался, что чувство, которое он испытывает к ней, намного сильнее, чем обычное вожделение. Он молился, чтобы Тамсин разделяла его чувства. Сейчас он знал: чувство, вспыхнувшее между ними, не было короткой вспышкой, которая гаснет, не успев как следует разгореться, долго дает тепло и его нужно хранить и беречь, как главный источник жизни. Он страстно желал ее прикосновений, даже мимолетных – плечом к плечу в коридоре, рукой к руке за ужином. Когда она была поблизости, звук ее голоса, ее запах заставляли его терять голову. Он слышал ее шаги, ее смех, даже когда Тамсин не было в комнате, а когда она входила, у него поднималось настроение, будто ему вручили подарок. Когда Тамсин выходила из комнаты, он ощущал глубокую потерю. Она захватила часть его души, и сейчас он хотел отдать ей остальное. Он пока колебался, боясь потерять ее навсегда. Жар от костра, который они разожгли с Джен, потух даже раньше, чем его попытались погасить внешние силы. И теперь, с Тамсин, он боялся также ошибиться, хотя был почти уверен, что объединило их, было настоящее чувство. Он знал, знал едва ли не с того первого момента, когда впервые увидел ее, что все глубже и глубже погружается в это чувство и для него не будет возврата, как и для того мужчины, плывущего сейчас через залитую лунным светом реку. И он будет так же потерян, а возможно, так же спасен, как Джок. Уильям ненадолго закрыл глаза, сохраняя молчание.
– Слушай, – сказал Сэнди, понижая голос, – я слышал, Арчи Армстронг недавно прислал гонца. Он хочет, чтобы его дочь вернулась. Ты еще не говорил ему, что женился на ней?
– Мы сделаем это в ближайшее время, – ответил Уильям.
– Да уж пора бы, – ухмыльнулся Сэнди.
Уильям вздохнул.
– Я отвезу ее в Мертон Ригг через несколько дней, когда полностью истекут две недели, назначенные Масгрейвом. Я сдержу слово. Масгрейв должен встретиться с нами в Мертоне, два дня назад я получил от него письмо. Думаю, он отправил гонца и в Мертон Ригг, раз уж Арчи прислал своего парня, чтобы назначить встречу.
Арчи не умел ни читать, ни писать, потому и прислал кузена. Этот парень передал на словах, что владелец Мертон Ригг ожидает их с Тамсин в своем замке и что Арчи хочет, «чтобы его девочка вернулась домой, и без всяких возражений!». Категоричность такой просьбы озадачила Уильяма. Не придумал ли Джаспер Масгрейв какие-нибудь новые обвинения для Тамсин? А может, Артур Масгрейв вместе со своим отцом затеяли дело о колдовстве? «Вскоре все выяснится», – подумал Уильям и посмотрел на реку, медленно несущую мимо них свои воды.
– Они куда-то ушли, – заметил он. – Надеюсь, недалеко. Сидеть здесь, в Англии, так долго – небольшое удовольствие.
– Мне тоже это не слишком нравится. Джок сказал, он собирается найти способ, чтобы расстроить помолвку Анны и Артура. Я посоветовал ему два способа: похоронить жениха или украсть невесту.
– Джок не способен на убийство, – сказал Уильям. – Но он не будет также умолять ее отца, чтобы тот отказал Масгрейву и отдал руку своей дочери Джоку. Так что… – вывод был вполне очевиден, поэтому он просто пожал плечами.
– Да, – вздохнул Сэнди. – Однако… у меня нехорошие предчувствия. Мы должны поскорее убраться с этого места. Куда, черт возьми, подевался это парень? Может быть, за теми камнями или там, среди деревьев? Свистни ему, Уилл. Дай ему знать, что пора уезжать.
Уильям подставил лицо ночному ветру. Он приложил руку в перчатке ко рту и, сложив губы трубочкой, издал низкий отрывистый, глухой звук, один из многих, которым научил его отец много лет назад. Это был крик ночной совы. Вскоре откуда-то издалека послышался ответный крик ночной птицы.
Он подождал немного, но не заметил никакого движения. Он ожидал услышать всплеск, свидетельствующий о том, что Джок отправился в обратный путь через реку, но ничего не услышал. Уильям снова поднял лицо и снова крикнул по-совиному – три раза, пауза, еще три раза.
– Наверное, целуются, – хмыкнул Сэнди и осмотрелся. – Надеюсь, они не отошли в сторонку, чтобы пожарче приласкать друг друга. Я не собираюсь сидеть здесь, как утка в камышах, пока они будут наслаждаться своими ласками. Пора бы ему сказать девушке «прощай» и возвращаться.
– Слово «прощай» будет последним словом, которое он ей скажет, если учесть, что завтра девушка должна выйти замуж. Может быть, он решил сделать ее своей невестой прямо сегодня?
Уильям снова позвал Джока, три раза ухнув по-совиному, и прислушался в ожидании ответа.
– Мы так долго торчим на английской земле этой ночью, что должны были бы вернуться с богатым уловом, – пробормотал Сэнди. – А мы не приведем ни корову, ни лохматую овечку. Хотя… Если Джок привезет из Англии жену, это тоже будет неплохая добыча. – Он ухмыльнулся.
Где-то невдалеке прокричала птица. Уильям предостерегающе поднял руку, давая Сэнди знак замолчать. Послышался тот же звук. Это был крик ворона, который, несомненно, произвела человеческая глотка.
– Мы не одни, – прошептал Уильям.
Сэнди вытащил медный пистолет из седельной сумки и принялся засыпать порох на полку. Уильям подобрал поводья своего гнедого и направил его под кроны деревьев, оглядывая спокойную гладь реки. Сэнди последовал за ним. Джок снова показался в поле их зрения. При свете луны было видно, что он сидит на лошади и, наклонившись вниз, нежно касается рукой щеки Анны. Она встала на цыпочки, держась за его руку, а он наклонился, чтобы поцеловать ее.
– Давай же быстрее! – в нетерпении шептал Уильям себе под нос. Его нервы натянулись как струны.
Наконец девушка отступила. Она повернулась и побежала вдоль берега, удаляясь от Джока, в то время как он разворачивал лошадь к реке. Уильям слышал, как Сэнди с облегчением вздохнул и сам почувствовал себя значительно спокойнее.
– Никаких украденных невест сегодня ночью, – тихо сказал Сэнди.
– Держу пари, они что-то задумали, – сказал Уильям. – Мне не показалось, что они прощаются навсегда.
Не успел Джок войти в воду, как тихая ночь, казалось, взорвалась криками и стуком копыт. Из леса на другой стороне реки выскочили всадники и, выкрикивая на скаку злобные ругательства, устремились к Джоку. Что-то ярко вспыхнуло, и над водой пронесся звук пистолетного выстрела. Джок, успевший уже отплыть от берега достаточно далеко, резко развернулся, что-то прокричал и направил лошадь назад, срезая угол. Анна тоже развернулась и побежала ему навстречу. Плащ развевался за ее спиной.
Всадники бросились в погоню. Анна забежала в воду и поплыла к Джоку.
Уильям наклонился и достал небольшой арбалет, который был приторочен к его седлу сбоку. Он вложил в паз короткую смертоносную стрелу, вскинул руку с оружием, лежащим на предплечье, а второй рукой тронул поводья, выводя лошадь на открытое пространство, освещенное луной. Он видел, как Джок наклонился и в одно мгновение вытащил Анну из реки, сажая ее в седло позади себя. Девушка обхватила руками его талию. Лошадь, рассекая грудью воду, поплыла к середине реки.
Стрела, выпущенная из арбалета с другого берега, просвистела в ночи и упала в воду недалеко от бока лошади. Сэнди поднял пистолет, прицелился, но стрелять не стал.
– Слишком далеко, – с досадой проговорил он, опуская руку с оружием. – Дадим этим английским псам подойти ближе. И пусть только попробуют еще раз выстрелить в нашего парня.
Вторая стрела вспенила воду в реке. Уильям ответил выстрелом из своего арбалета. Он знал, что его оружие стреляет дальше, чем пистолет Сэнди. Один из преследователей упал с лошади, но остальные продолжали погоню. Копыта их лошадей уже взбивали воду у берега в белую пену. В этот момент лошадь, на спине которой сидели Джок и Анна, выскочила из воды и, вздымая тучи брызг, поскакала в лунном свете прочь от реки.
Уильям и Сэнди развернули своих жеребцов, догнали Джока и Анну. Теперь Джок удирал от погони в сопровождении эскорта. Лошади кузенов скакали по обеим сторонам от него.
Четыре всадника – нет, Уильям, бросив быстрый взгляд через плечо, заметил еще и пятого – достигли берега и поскакали следом за ними по поросшей вереском земле. Джок широко улыбнулся своим кузенам.
– Мне кажется, ее родственники хотят присутствовать на нашей свадьбе! – крикнул он.
Уильям, скорчив кислую мину, посмотрел на Джока и припал к шее своего гнедого, который стремительно набирал скорость.
* * *
Священник, который минуту назад еще спал, гудел на латыни, как басовая трубка волынки.
Уильяму пришлось сильно наклонить голову, чтобы не стукаться о низкий потолок. Главная комната маленького дома священника была переполнена. Стол, стулья и кровать со смятыми покрывалами были отодвинуты к стене. За перегородкой, разделяющей дом на две части, проснулись корова и несколько овец. Их разбудил полуночный визит троих всадников с украденной невестой. Фырканье, чавканье и блеянье было единственной музыкой, сопровождавшей свадебную церемонию.
Уильям зажал свой шлем под мышкой. Его нагрудные доспехи отражали красный свет слабого огонька, разведенного в камине, стоящем посреди комнаты на полу. Рядом с ним стоял Сэнди, тихий и даже какой-то непривычно кроткий. Он тоже снял свой шлем и сейчас держал его в руке.
Джок и Анна стояли на коленях перед священником – рука в руке, головы склонены. Сначала отец Том пытался отказать им в своем гостеприимстве, однако пики и арбалеты, сверкавшие в лунном свете, а также имена владельцев Рукхоупа и Линкрэйга сделали свое дело. Сейчас он, сонный и мрачный, стоял в длинной рубахе, с босыми ногами, накинув на плечи расшитую ризу священника, и торопился поскорее завершить обряд бракосочетания.
Уильям прислушивался к интонациям его голоса и смотрел на склоненные головы Джока и Анны – одну светловолосую, а другую рыжеватую, племенеющую при свете горящих свечей, которые они держали в руках. Их лица были тихи и невинны, взгляды опущены вниз. Священник начертал символ креста в воздухе над их головами, объявляя их мужем и женой, а потом поспешил к столу, чтобы составить документ о женитьбе.
Джок и Анна повернулись друг к другу. Он пальцами приподнял ее подбородок. Их поцелуй был медленным и нежным, таким трогательным, что у Уильяма, наблюдающего за ними, перехватило дыхание. Они отвели руки со свечами в стороны, и пламя этих свечей образовало вокруг них золотой ореол света.
Уильям отвернулся. Он всей душой стремился к спасению от одиночества, к такой же вот верной и терпеливой любви. Он почувствовал, как это желание жжет его изнутри, как оно стучится в его сердце, лишает устойчивости. В его власти было вновь обрести равновесие, но для этого он должен был побороть свой страх, пойти на риск.
Джок и Анна нашли в себе смелость взять то, что им было нужно, невзирая на опасность. Уильям, став свидетелем не только свадебной церемонии, но и их дерзкого, решительного поступка, почувствовал воодушевление. Он вдруг ощутил твердую решимость и желание добиться для себя счастья.
Уильям посмотрел на священника, склонившегося над пергаментом, услышал скрип пера, которым тот записывал имена влюбленных, соединившихся этой ночью. Наконец отец Том выпрямился и предложил Уильяму засвидетельствовать свершившийся акт, поставив под документом свою подпись. Уильям расписался, пробормотал свои поздравления Джоку и Анне и, развернувшись, отошел к двери, слыша за спиной оживленные возгласы и радостный смех. Он стоял в стороне один, сохраняя молчание. Стремление к одиночеству стало одним из основных свойств его натуры, молчание дарило ему ощущение безопасности.
Простая, поспешная церемония, которую он только что наблюдал, глубоко тронула его сердце. Он не мог говорить сейчас, потому что не доверял своему голосу. Позднее он поздравит новобрачных лучше и придумает, какой подарок отправить в Линкрэйг в честь этой свадьбы.
Уильям открыл дверь и принялся вглядываться в ночь. Он хотел удостовериться, что холмы, лежащие впереди, пустынны. Стремясь оторваться от преследования Форстеров и Масгрейвов, они сильно углубились в Шотландию и потратили немало времени, чтобы найти священника, который согласился бы обвенчать Джока и Анну. Да еще и хорошо заплатить ему за это. Уильям думал о том, как быть дальше. Он понимал, что сейчас они не могут отправиться в Линкрэйг, замок Джока, потому что там их наверняка будут ждать преследователи. Жениху и невесте придется подыскать другое место для первой брачной ночи. Когда этот вопрос будет решен, Уильям сможет вернуться в Рукхоуп.
То, что зародилось сегодня между Джоком и Анной, было настолько драгоценным и одновременно настолько хрупким, что Уильям дал себе слово сделать все, что в его силах, чтобы обеспечить их безопасность. Он привык защищать и оберегать тех, кого любил и уважал, и охотно делал это. А когда опасность останется позади, он займется своей жизнью. Он попытается найти в себе смелость, чтобы добиться счастья и для себя. То, что он узнал сегодня ночью, то, что он понял в эту ночь о любви и о себе, вселило в него надежду.


Часть XXIII

– Так, значит, у Джока с Анной был заготовлен план? Они договорились встретиться позже тем же вечером, и она уходила только для того, чтобы собрать вещи? – допытывалась Тамсин. – Значит, похищение на реке было спонтанным?
– Да, – подтвердил Уильям. – Форстеры и Масгрейвы выскочили из засады, и тогда Джок увез Анну с собой.
Тамсин кивнула. Она уже слышала эту историю, но не возражала против того, чтобы, послушать ее снова, потому что с каждым разом история обрастала новыми, все более интересными деталями. Уильям, как и большинство мужчин, не смог во время первого рассказа передать все подробности. Но три женщины Рукхоупа понемногу вытягивали из него все новые детали.
Уильям вернулся вчера в середине утра, грязный, голодный и возбужденный. Он привез вести о свадьбе Джока.
За обедом Тамсин, Эмма и Хелен услышали самое основное. Позже, после того, как Уильям поспал несколько часов, они снова расспрашивали его о том же самом, но поток вопросов не прекращался, и сегодня с утра Уильям продолжал терпеливо отвечать на них.
– Какое замечательное приключение. Пойти против своих родных, и все ради любви, – вздохнула Хелен.
Она улыбнулась и нежно погладила головку Кэтрин, на которую был надет шелковый чепчик. Кэтрин восторженно загулила и рванулась вперед в своих ходунках – легком коробе из прочных прутьев, к которому были приделаны деревянные колеса и сиденье из ткани. Ее маленькие ножки, обутые в кожаные туфельки, топали по отполированному деревянному полу.
Уильям наклонился и откатил ходунки от камина, направив Кэтрин в сторону бабушки. Малышка звонко рассмеялась.
– Джок и Анна сейчас, должно быть, в Линкрэйге? – спросила Тамсин и склонилась над маленьким кусочком льна, который держала в левой руке.
Она стала чаще показывать свою руку, потому что никого в Рукхоупе не смущал ее вид. Тамсин начинала ощущать легкость, будто сбросила камень с плеч, который пригибал ее к земле, не давал разогнуться и вдохнуть полной грудью. Сейчас она свободно вышивала простой цветочный узор, который нарисовала для нее Эмма. Вдруг серебряная игла, за которой тянулась голубая шелковая нить, соскользнула, и Тамсин вскрикнула, уколов палец.
– Не думаю, – ответил Уильям. – Скорее всего, им прлдется прятаться еще несколько дней или даже недель. Форстеры и, конечно, Артур Масгрейв будут продолжать искать их. Сэнди ездил в Линкрэйг сегодня утром и сказал, что прошлой ночью Форстеры и Масгрейвы совершили набег, украли дюжину овец и сожгли амбар. Люди слышали, как они кричали, что этот огонь зажжен в честь свадебного пира.
– Родственники девушки должны смириться с тем, что Анна и Джок поженились, – сказала Хелен. – В ту ночь Джок разбудил священника. Они женаты по закону и провели вместе ночь, так что родные уже ничего не смогут сделать.
– Да, это правда. Мы с Сэнди были свидетелями на их свадьбе и подписали документ, – подтвердил Уильям. – Джок отправил человека с копией к отцу Анны и приложил письмо, написанное Анной собственноручно, в котором она объясняет, что вышла замуж по собственному выбору и никогда не сделала бы этого по принуждению. Они спали вместе, как муж и жена. Формально Форстеры и Масгрейвы ничего не могут сделать, потому что Анна не была похищена, а уехала с Джоком по доброй воле.
– Они могут положить начало кровавой междоусобице, – сказала Эмма, – но я думаю, все стихнет, нужно только время.
– Форстеры и Масгрейвы могут потребовать жизнь Джока в обмен на жизнь похищенной невесты. Готов биться об заклад, Джок будет терять овец и крупный рогатый скот всю оставшуюся жизнь.
– Как и все мы, кто живет на границе, – заметила Эмма. – Не стоит жалеть о потерях, пока речь не идет о… человеческой жизни, – тихо добавила она.
Тамсин слушала, то и дело хмуро сдвигая брови при взгляде на кусок льна. Она медленно, неуверенно втыкала иглу в ткань и неловко вытаскивала ее с другой стороны. Стежки получались неровные. Они были то слишком длинные, то слишком короткие, слишком тугие или слишком свободные. Сосредоточившись, Тамсин закусывала губу. Пару раз она, сильно уколовшись, громко охнула. Видя, какие ловкие руки у леди Эммы и Хелен, как прекрасно они умеют вышивать, Тамсин думала, что она сама никогда не сможет добиться таких же успехов. Ее левая рука была слишком неуклюжая, а сама она – слишком нетерпеливая.
Сквозь высокие застекленные окна большой гостиной проникал лишь бледный свет. Тамсин посмотрела на Уильяма. Как он красив, думала она, как строен. Даже в тусклом, сером свете утра его глаза имели чистый голубой оттенок, более яркий, чем цыганские цветы, которые так старательно вышивала Тамсин. Она попросила леди Эмму нанести рисунок на ткань и хотела, закончив вышивку, вручить этот платочек Уильяму на память о себе. Сейчас Тамсин видела, что все ее попытки выполнить работу аккуратно оказались тщетными, и передумала. Она не станет делать ему плохой подарок, а на то, чтобы научиться красиво вышивать и приготовить еще один платочек, у нее не осталось времени. Уильям сказал ей, что получил известия от Арчи и Масгрейва. Они оба требуют ее возвращения в Мертон Ригг. Сегодня вечером он отвезет ее домой.
Тамсин с сожалением думала о том, что это ее последний вечер в Рукхоупе. План короля Генриха, который начал осуществлять Масгрейв, опутал их всех своими сетями, они оказались словно между двух жерновов. Им с Уильямом посчастливилось, они имели небольшую передышку в Рукхоупе, но поворот мельничного колеса был неизбежен, и Тамсин не знала, когда и чем все это закончится. Она думала о том, что будет с ней, с Уильямом и с их фальшивой женитьбой, которая приобретала для нее все более важное значение.
Дождь бил в стекло. Звуки его капель успокаивали, вторя мужественному, густому голосу Уильяма, который продолжал разговаривать со своей матерью и сестрой. Тамсин вышивала и слушала. Она старалась запомнить самые волнующие моменты и поместить их в тайничок своей души. Она поглядывала на Кэтрин внимательным, заботливым взглядом, как и все остальные, пока ребенок с любопытством изучал комнату, неуверенно притрагиваясь к вещам.
На протяжении многих лет Тамсин думала, что, если она когда-нибудь выйдет замуж и ей придется вести домашнее хозяйство, она будет скучать по свободе и путешествиям, неизбежным составляющим цыганской жизни.
Но здесь, в Рукхоупе, она познала совсем другую свободу. Эта свобода основывалась на душевном и уважительном отношении друг к другу и на любви. Тамсин, отчаянно боясь ограничений, которые накладывала жизнь замужней леди, поняла, что смогла бы жить здесь всегда, что ей очень нравится такая жизнь. Она могла бы принять ее, но… только с одним условием, ибо ей не хватало самого главного – Уильям не приближался к ней с той первой ночи в Рукхоупе.
Он не подходил к ней ни днем, ни ночью. Теперь, по предложению Уильяма, справляться с одеждой и волосами ей помогала Хелен. Его сестра и мать быстро включили ее в свои заботы и вместе проводили досуг. Ночью Уильям находил способы избежать ее, даже находясь с ней, фактически, в одной спальне. Он входил в комнату поздней ночью, когда думал, что она уже уснула. Слишком часто она лежала без сна в его роскошной одинокой постели и слушала, как он ходит по комнате, как скрипят доски пола под его ногами, когда он входит в переднюю. Иногда она прятала лицо в ладонях, приказывая себе спать и в то же время страстно желая почувствовать его руки на своем теле, тоскуя по его нежности и любви.
Они заключили соглашение о дружбе, и Тамсин, приняв тот факт, что она не более чем друг, только сильнее начала ощущать свое одиночество. Ее женитьба с Уильямом была недействительной, а ей так сильно хотелось настоящего союза с ним! Она боялась раскрыть ему свои тайные надежды. Еще один отказ, даже самый нежный, на какой он был способен, мог разрушить ее окончательно. Та смелость, которой однажды ее одарила страсть, когда она находилась в его руках, исчезла, испарилась без следа. Тамсин вновь была во власти сомнений.
Однако после того ночного приключения, когда они с Джоком и Сэнди похитили Анну, Уильям сильно изменился. Он стал ласковее с ней, постоянно ловил ее взгляд, чаще улыбался. От его медленной, скупой улыбки – этого хорошо знакомого ей легкого изгиба губ – Тамсин бросало то в жар, то в холод. Эта улыбка давала ей хрупкую надежду. Возможно, конечно, что это всего лишь игра ее воображения. Ее тоска и одиночество могли бы найти надежду в любом самом ничтожном знаке внимания, который для него ничего не значил.
Задумавшись, Тамсин снова уколола палец иглой, и с ее губ непроизвольно слетели тихие ругательства. Она подняла глаза и встретила удивленные взгляды окружающих, направленные на нее. Из пальца потекла кровь, и Тамсин приникла губами к ранке, зализывая ее. Она исподлобья бросала взгляды попеременно то на Уильяма, то на Хелен и Эмму. Уильям спрятал улыбку и отвернулся, чтобы развернуть ходунки Кэтрин. Радостные, булькающие звуки ребенка, которые вполне можно было принять за одобрение, вызвали на лицах всех присутствующих широкие улыбки.
– Тамсин, ты хорошо потрудилась в этот раз, – сказала Эмма. – Потом я покажу тебе, как украсить лепестки цветов, если захочешь. А сейчас отложи вышивание, дорогая, и погадай нам на Таро. Я знаю, ты читала карты для Хелен, но меня тогда не было. Я хотела бы посмотреть, как ты это делаешь.
– Да, пожалуйста, – попросила Хелен, – погадай Уильяму.
Тамсин колебалась, чувствуя взгляд Уильяма, направленный на нее.
– Если она согласится, будет замечательно, – прошептал он сестре, не отводя глаз от Тамсин.
– Что ж, хорошо, – кивнула она.
Тамсин подошла к стоящему у окна столу. Его ровную, блестящую поверхность покрывала узорчатая скатерть. На столе стоял игральный ящик из слоновой кости, в котором лежали четыре колоды карт, каждая в отдельном мешочке, игральные кости и комплект деревянных шахмат, а также фишки для разных игр.
Она открыла ящичек, выбрала мешочек из плотного черного шелка и развязала его. Сев на узкую скамеечку, Тамсин вытащила карты из мешка и начала тасовать их.
Уильям пододвинул вторую узкую скамейку и сел напротив Тамсин за столом.
– Ты что, хочешь сначала сыграть в игру? Тогда нам понадобится третий игрок. Каждому по двадцать пять карт, самые высшие – козыри. Соблюдение тишины входит в правила игры, а главное в игре – честь.
Тамсин понимала, что он слегка поддразнивает ее. Она положила колоду на стол и провела по ней правой рукой. На столе образовалась неровная дорожка из карт.
– Мы можем сыграть после, – сказала она. – Но карты предназначены не только для игры. Они также умеют показывать чью-то жизнь… или судьбу.
– Значит, честь по-прежнему – главное условие игры.
– Да, – выдохнула Тамсин, понимая, что он вкладывает в свои слова дополнительный смысл, понятный только им двоим. Она собрала колоду и, повернув ее яркими картинками к Уильяму, взглянула на него. – Но если тебе сейчас больше хочется сыграть, давай сыграем.
– Мы уже играли во многие игры, – пробормотал он, пристально глядя на нее, и главный смысл этих слов снова был понятен только ей. – Было бы интересно, если бы ты прочитала мою судьбу. – Он положил руки на стол, сцепив пальцы. – Ну, что ж, начинай, красавица.
Тамсин кивнула. Уильям сейчас находился так близко, что она начала ощущать легкое головокружение. Своими коленями он касался под столом ее коленей. Тамсин вдруг стало интересно, увидит ли она в картах, лежащих на столе, рядом с его судьбой свою судьбу.
– Красивые карты, – заметила Тамсин, раскладывая их на стопки и снова смешивая. – Я видела много разных Таро: с выгравированными рисунками, ярко раскрашенные, но эти… каждая из них сделана вручную.
Она дотронулась до картинки, рубашка которой была покрыта тонким слоем золота. Аллегорическая фигура была до предела насыщена цветом. Толстый пергамент с лицевой стороны был покрыт прозрачным лаком, но Тамсин больше всего боялась повредить позолоченную поверхность.
– Это подарок друга, – прошептал Уильям.
– От самой вдовствующей королевы. Хелен говорила мне, – отозвалась Тамсин. – Должно быть, Мари очень высоко ценит твою дружбу.
– А я ее, – сказал Уильям. – Эти карты сделал итальянский художник. Вот это главные – двадцать две карты с картинками, и четыре набора: кубки, жезлы, мечи и монеты. Они отличаются от французских игральных карт, к которым мы привыкли. С сердцами, пиками и так далее.
– Французские наборы тоже можно использовать для гадания, но Таро предскажут нам твою судьбу более подробно и ясно. А теперь перемешай их своими руками, – сказала Тамсин и передала ему карты.
Уильям начал тасовать их, перекидывая из одной руки в другую. Потом он разделил колоду и сдвинул верхнюю ее часть в направлении Тамсин. Пока он манипулировал картами, Тамсин наблюдала за его руками, завороженная их красотой и силой. Она слишком хорошо помнила их чувственные прикосновения… Уильям закончил тасовать, передал карты девушке и расслабленно положил руки на стол, так близко к ее собственным, что она почувствовала исходящее от них тепло.
Тамсин взяла карты, отсчитала двадцать две верхние и принялась раскладывать их на столе рубашками вверх.
– Три ряда по семь карт в каждом, – следил за ее действиями Уильям. – Еще одна остается. Это имеет какое-то значение?
– Ряды – это прошлое, настоящее и будущее. Последняя карта – завершающая, – пояснила Тамсин. – Это как заключение, как итог. А теперь тихо.
Уильям кивнул.
Хоть Тамсин и была сосредоточена на картах, она не переставала думать о том, что он смотрит на нее, что его руки находятся рядом с ее руками, а его колени касаются под столом ее коленей. Она вздохнула и начала медленно переворачивать карты.
Рисунки на картах Таро, как обычно, раскрывали перед Тамсин историю жизни того, кому она гадала, и девушке оставалось только читать ее.
В рядах, где находилось прошлое и настоящее, она увидела счастливое детство, дом, сначала умиротворенный, но потом потрясенный трагедией. Воспитанный, умный, чувствительный подросток был повержен в пучину страха и горя, тщетно пытаясь защититься от этой боли. И вот, наконец, подросток вырос и превратился в образованного, искреннего, чувственного мужчину, достигшего мудрости и познавшего страсть. А потом снова трагедия и снова боль, и он становится осторожным и подозрительным, несмотря на любовь, которая заполняет все пространство вокруг него. Он отказывается от порывов своего сердца, выбирая одиночество и тоску.
Тамсин перевернула карту надежды и новых начинаний, и ее сердце забилось чуть быстрее. Однако за этой картой следовала карта сомнений и страха.
Она пересказала Уильяму все, что открыли ей карты, и вдруг обнаружила, что стала лучше понимать его. Она почувствовала еще более глубокую симпатию и сочувствие к этому человеку.
Уильям слушал, постукивая указательным пальцем по губам. Его глаза скрывались под нахмуренными бровями. Хелен и Эмма придвинулись ближе, чтобы видеть, что происходит. На их лицах застыло выражение крайнего любопытства.
– Кубки показывают гармонию и радость в доме, – сказала Тамсин. – Раньше в твоей жизни этого было достаточно. И сейчас тоже есть. Но эти карты говорят о прошлом. Висельник и замок показывают разрушение и новое направление. – Она продолжала в полной тишине, – Здесь сдвиг и перемена. Эта карта, пять монет, говорит о том, что ты чувствовал себя изгнанником и отшельником, лишенным радостей жизни.
Она посмотрела на Хелен и Эмму, и они кивнули, подтверждая ее слова. Лицо Уильяма оставалось безучастным. Когда Тамсин открывала остальные карты, увлеченная историей, которую они рассказывали, она поразилась тому, насколько точно они легли, перемешанные уверенными руками Уильяма. Подержав их в руках, он вложил в них частицу своего сердца, надежд и страхов. Тамсин знала, что только так карты могут говорить правду и отражать жизнь и эмоции человека.
Уильям по-прежнему хранил молчание, и Тамсин почувствовала особый настрой. Она перевернула несколько последних карт. Все, кроме одной.
– Ах, любовники, – сказала Эмма, – мужчина и женщина, с ангелом, который смотрит на них.
– Эта карта не всегда означает настоящих любовников, – сказала Тамсин. Она посмотрела на Уильяма. Его взгляд изменился, теперь он просто пожирал ее. – Эта карта, если учесть влияние других карт, которые находятся вокруг, показывает выбор. – Она снова посмотрела на Уильяма, хотя ей понадобилась смелость, чтобы это сделать. – Ты стоишь перед выбором. Правильный путь преобразит тебя, даст новую жизнь. Это-то тебя и пугает.
Уильям отвернулся, но Тамсин знала, что он понимал и, возможно, соглашался с ней. Она протянула руку к следующей карте.
– Волхв… Ты ищешь мудрость, правду. Ты хочешь больше мудрости, чем у тебя есть, и силу, чтобы изменить тех, кто рядом с тобой. Силу, которая могла бы изменить твою судьбу… если ты сам захочешь этого, – мягко добавила она.
Уильям кивнул, внимательно ее слушая. Его пальцы по-прежнему постукивали по губам. Этот жест она замечала не раз и знала: когда Уильям так делает, он настроен скептически.
– А это, – сказала она, переворачивая последнюю карту в ряду, показывающем будущее… – Ага, шут. – Она нахмурилась. – У тебя есть сомнения относительно какого-то дела в твоей жизни. Дела очень важного для тебя, потому что это сильная карта. Это – карта судьбы. Сама судьба укажет тебе путь, говорят карты.
– Эта фигура показывает силу судьбы? – спросил он.
– Да, – тихо ответила Тамсин.
Смешивая и раскладывая карты на столе, она никак не могла повлиять на них. Она просто была прилежной ученицей Ноны. Тамсин рассказывала только то, что говорили сами карты. Она ничего не выдумывала. Она опиралась на их символы и на то, какое место они занимали среди остальных карт, разложенных на столе и влияющих друг на друга. Тамсин, несомненно, понимала, о каком деле говорили карты. Она не могла не заметить, что они имели значение и для нее, эти карты в последнем ряду. Косвенно, намеками, но Таро советовали ей быть такой же мудрой, каким они предлагали быть Уильяму.
– Мне кажется, шут больше похож на цыгана. Или нет, на странника, – заметила Хелен. – Одет в лохмотья, с посохом и мешком за спиной.
– Да, бродящая душа, открытая новым возможностям, – пояснила Тамсин. – В Уильяме есть что-то от этого странника. – Ее рука тряслась, когда она дотронулась до последней карты. – Эта карта может показать нам, куда приведет тебя твоя судьба.
Уильям накрыл своей рукой руку девушки. Неожиданное прикосновение удивило ее.
– Достаточно, – тихо сказал он, – я не хочу смотреть эту карту. Если у меня есть выбор, который я должен сделать, я сделаю его сам, без подсказок. Без вмешательства судьбы, – добавил он почти беззвучно, и эти слова снова предназначались только ей одной.
Тамсин кивнула, не в состоянии говорить. Она знала, этот выбор имеет прямое отношение к ней, к их неразберихе с женитьбой и их притяжению друг к другу. Карты показали многие грани жизни и характера Уильяма, и каждая из этих карт отражала ее собственную жизнь и чувства. Последняя, неизвестная карта вселяла в нее тревогу. Что, если она показывает разбитые надежды, а не радость, которую хотелось бы увидеть Тамсин? Она хотела и одновременно боялась смотреть ту карту и поэтому была рада, что Уильям остановил ее.
– Ну, что ж, достаточно, – согласилась Тамсин. – Оставим все, как есть.
Он кивнул, но оставил свою руку на ее руке. Его тепло проникало внутрь Тамсин, в ее плоть и кровь. Она перевернула руку, их ладони соприкоснулись, пальцы переплелись. Искренний жест привязанности и любви, жест настоящей женатой пары.
Эмма и Хелен смотрели на них и улыбались.
– Восхитительно, – мягко сказала Хелен. – Совпало почти все. Карты едва ли не полностью описали жизнь Уильяма. Но ни он сам, ни Тамсин специально не выбирали эти карты, просто они хорошо их перемешали. Какие карты взять и как разложить их на столе, решает случайность.
– Или судьба, – прошептала Тамсин, глядя на Уильяма. Его бровь взлетела вверх, подтверждая мысль, которая заставляла ее сердце биться быстрее.
– О прошлом и настоящем карты, кажется, рассказали всю правду, – заметила Хелен. – А что касается будущего… Думаю, оно уже наступило. Уильям сделал свой выбор, движимый рукой судьбы. Ведь он женился на Тамсин, не задумываясь.
– Да, – согласилась Эмма. – И поступил мудро. – Она улыбнулась. – Замечательное гадание, Тамсин. Как-нибудь в другой раз я бы с удовольствием посмотрела снова на это действо.
– Уилл, а Тамсин смотрела твою руку? – спросила Хелен.
– Да, однажды, – сказал он. – И увидела в ней честного человека. Думаю, у нее было время в этом убедиться. – Он улыбнулся Тамсин лукавой улыбкой, от которой в уголках его глаз образовались веселые морщинки.
Она спокойно улыбнулась ему в ответ и попросила:
– Дай мне взглянуть еще раз.
Уильям протянул ей руку. Тамсин провела кончиками пальцев по линиям, прорезающим его ладонь.
– Да, – сказала она, – я вижу честь, ум, сильную любовь к семье, хорошее здоровье. Ты мог бы быть упрямым, но у тебя спокойный характер, ты не бунтарь.
– Здоровье, богатство, любовь красавицы и победа над врагами, – прошептал Уильям.
Тамсин в ответ на поддразнивание, ясно различимое в его тоне голоса, состроила игривую гримасу.
– А как насчет любви? – спросила Хелен. – Ты видишь там вашу женитьбу? На твоей ладони есть такая же линия?
– С этим все не так просто, – ответила Тамсин и нахмурилась. – Я вижу здесь несколько привязанностей; но все они прерываются. А вот эта линия показывает одну сильную, бесконечную любовь.
– Так и должно быть, – заметила Эмма. – Тамсин, это твоя любовь там, на его руке.
Тамсин не была в этом уверена и потому не торопилась соглашаться с леди Эммой. Эта глубоко прорезанная линия, примыкающая к линии сердца, могла быть связана с матерью Кэтрин. Она видела отметку, которая говорила о том, что эта любовь связана с рождением ребенка. Отметка находилась рядом со знаком любви.
Пальцы Тамсин скользили по ладони Уильяма, запоминая, впитывая в себя ощущение покорности, с которым эта сильная, волевая рука лежала сейчас в ее мягкой ладони. Вдруг она заметила маленькую, обрывающуюся линию и наклонилась ниже.
Крошечные морщинки бежали параллельно его линии жизни. Они были идентичны тем, что она видела на своей ладони. Эти линии говорили о том, что у его души была душа-близнец, с которой его связывала крепкая любовь, редко кому встречающаяся на его пути.
У Тамсин перехватило дыхание. Что, если им действительно суждено быть вместе? Она вспомнила, как уверенно бабушка говорила, будто они с Уильямом предназначены друг другу. Однако Тамсин знала, что линии, прочерченные на их ладонях, эти крошечные свидетельства верной любви, могли означать как великое счастье, так и трагедию. И виной тому – выбор, который людям приходится делать не раз в течение жизни. Иногда они не способны найти, узнать и сохранить любовь, подаренную судьбой.
Сердце Тамсин тяжело билось, когда она выпустила его руку из своей ладони. При этом она почувствовала себя так, словно оборвалась нить ее жизни. Она хотела вновь связать ее, хотела опять соединить их руки. Но не стала этого делать, а убрала ладони под стол и положила их на свои колени.
Уильям наклонил голову, не отрывая взгляда от Тамсин. В его глазах застыло смущение.
– Прими мою благодарность, девушка Тамсин. Это было захватывающее гадание.
Она кивнула. Ей показалось, что он поблагодарил ее искренне и, несмотря на скептицизм, серьезно отнесся к тому, что раскрыли карты.
Тамсин принялась собирать карты со стола. Уильям поднялся со скамейки и заговорил о чем-то с матерью. Она снова начала расспрашивать его о Джоке и Анне, о планах, которые те строят. Хелен подошла к Кэтрин и вытащила ее из ходунков, вызвав тем самым у ребенка шумный протест.
– И почему, – спросила Эмма сына, – ты был в доме священника и не пригласил этого человека сюда, в Рукхоуп? Самое мое горячее желание – это видеть тебя женатым по христианскому обычаю. Я уверена, что цыганская клятва тоже имеет свою силу, но я хочу услышать благословение, произнесенное над тобой и Тамсин.
Девушка, слышавшая эти слова, почувствовала, как ее щеки заливает краска. Из-за плача Кэтрин Тамсин не слышала, что Уильям ответил матери, но ей показалось, что его ответ прозвучал скорее как отговорка. Ей послышалось, будто Уильям сказал, что это не обязательно.
Несколько карт выскользнули из ее рук и рассыпались по полу. Она наклонилась, чтобы поднять их.
– Тамсин, – сказала Эмма, – Хелен и я собираемся пойти уложить Кэтрин спать. А потом мы думаем собраться в большой гостиной, чтобы выпить немного муската перед ужином. Присоединяйся к нам, дорогая.
– Обязательно, – кивнула Тамсин.
– Я должен поехать переговорить с некоторыми моими родственниками и арендаторами, – сказал Уильям матери. – Из-за того, что Форстеры и Масгрейвы разозлились на Джока, с наступлением темноты все члены клана должны быть настороже. – Он посмотрел на Тамсин. – К ужину или чуть позже я вернусь. Во всяком случае, до того, как сядет солнце, мы отправимся в Мертон Ригг повидать твоего отца.
– Да, – согласилась Тамсин. – Я пока соберу свои вещи.
– Соберешь вещи? – удивилась Эмма. – Ты собираешься задержаться в доме отца? Я знаю, ты должна встретиться с Арчи и с Джаспером Масгрейвом, но я надеялась, что ты вернешься назад, сюда, к нам. Естественно, когда ты расскажешь Арчи о женитьбе, он может попросить, чтобы ты погостила у него несколько дней. Но потом ты непременно должна вернуться сюда. Я хочу видеть вас обоих здесь. – Она улыбнулась и похлопала сына по плечу.
Выходя из комнаты, Уильям обернулся и посмотрел на Тамсин. Взгляд его голубых глаз был загадочным, полным какой-то неведомой Тамсин силы. Глядя на него, она не могла понять, согласился он с матерью или собирался отвезти ее – ненужную, смешную, ненастоящую жену – в Мертон Ригг навсегда. Хелен и Эмма вышли вслед за ним.
Тамсин, оставшись в одиночестве, сидела за столом и не спеша собирала лежавшие на скатерти карты. Время от времени она задерживала взгляд на какой-нибудь картинке, а потом укладывала кусочек пергамента в черный шелковый мешочек.
Ее рука накрыла последнюю карту, так и оставшуюся лежать рубашкой вверх. Тамсин колебалась недолго. Она перевернула ее, открывая звезду – рисунок женщины, держащей золотую звезду с расходящимися во все стороны лучами.
– Ах, Уилл, – прошептала она печально, – надежда и освобождение в твоих руках. Если ты хочешь именно этого, тебе нужно сделать правильный выбор.
«Счастье ждало их обоих, – подумала она, – счастье яркое и полное обещаний, как маленькая карта, которую держала в руке. Но Уильям не захотел увидеть эту последнюю карту. Возможно, он уже знал, какое направление выберет». Тамсин страдала от неизвестности, боясь, что он отвернется от нее, от их женитьбы. Таро не зря показали шута, они намекали, что глупец сидит внутри его самого и не покинет до тех пор, пока детская, цыганская часть его души будет бороться с мудростью зрелого мужчины.


Часть XXIV

Когда они покинули Рукхоуп, направляясь в Мертон Ригг, мелкий теплый дождь почти кончился. Вскоре его сменил легкий туман, который ничуть не мешал светить поднимающейся луне. Склоны холмов, густо поросшие вереском, стали похожи на мерцающий, серебристый ковер, покрытый лунной пылью. Тамсин тихо ехала на спине своей серой лошади, поглядывая вокруг и любуясь безмолвной красотой.
– Вряд ли мы кого-нибудь встретим на дороге, грабители не любят такие ночи, – пробормотал Уильям, глядя в небо. Оно было не черного, а бледно-лилового цвета. Летними ночами в Шотландии темнело поздно. – Слишком тихо. Я думаю, скоро снова пойдет дождь. Может быть, мы сейчас единственные путники, красавица. – Он легко улыбнулся Тамсин.
Она положила ладонь на рукав своего старого кожаного дублета, который две недели назад Сэнди привез из Мертона вместе с другими вещами. Для этого пути она выбрала свою привычную одежду – бриджи, высокие ботинки, рубашку и дублет, которые вполне подходили к данной ситуации, ведь ей предстояло вот-вот вернуться к своей прежней жизни. Перед отъездом она аккуратно сложила великолепные вещи Хелен в большой деревянный сундук, стоящий в спальне Уильяма, испытывая при этом легкое сожаление. Гораздо больнее ей было расстаться с золотым колечком с изумрудом, которое она со слезами на глазах оставила на столе в библиотеке. Одевшись, она с грустью посмотрела на свои черные кожаные перчатки. Одна из них была сшита по особым лекалам, специально для ее левой руки.
В Рукхоупе она привыкла свободно пользоваться левой рукой, перестала ее прятать, и это останется одним из самых дорогих подарков, которые она получила в замке Уильяма.
Единственным воспоминанием об элегантных, утонченных вещах, которые она носила в Рукхоупе, осталась прическа. Хелен заплела ее волосы в косички и уложила их вокруг головы, вплетя в них бусины из зеленого стекла и накрыв шелковой сеткой. Тамсин не стала расплетать их. Она прикрыла прическу от дождя просторным шерстяным капюшоном, который был среди ее собственных вещей.
– Думаешь, Масгрейв уже в Мертоне? – спросила она.
– Возможно. В письме, которое он прислал, говорилось, что он хочет встретиться с нами этой ночью. Уверен, он отправил Арчи такое же сообщение. Но сейчас уже достаточно поздно, вряд ли они станут ожидать нашего прибытия сегодня.
Тамсин кивнула, продолжая путь. Дорогой в Мертон служила коровья тропа, которая шла по гребню длинного, поросшего вереском холма. Через несколько минут серая лошадь замедлила шаг, будто почувствовала настроение своей хозяйки. Девушка не стала подгонять ее. Тамсин всю дорогу думала о том, что, как только они приедут в Мертон, она, возможно, потеряет Уильяма навсегда, и поэтому не возражала, чтобы их путешествие длилось вечно.
Гнедой тоже замедлил шаг, и Тамсин вопросительно взглянула на Уильяма. Он легко и уверенно держался в седле. В одной руке – поводья, другую он положил на бедро. Между их лошадьми было расстояние, не превышающее длину вытянутой руки, и они время от времени касались друг друга то бедром, то коленом.
– Тамсин, – тихо сказал Уильям, – сегодня поздно вечером мне пришло сообщение.
– Я видела, как прибыл гонец. У него в руках был мешок с гербами и повязка на руке. Я поняла, что он приехал по государственным делам. Позже ты говорил об этом со своей матерью, но при мне не стал упоминать о нем. Я подумала, это не мое дело, потому и не стала спрашивать.
– Это твое дело. Я хотел сказать тебе позже, когда мы будем наедине. Я получил письмо от адвоката Гамильтона.
Тамсин с тревогой посмотрела на него.
– Что он сказал?
– Гамильтону не удалось забрать Кэтрин. В суде присяжных рассмотрели его жалобу и обнаружили, что им не стоит напрасно тратить на это дело свое драгоценное время. Они даже отказались вызвать меня для допроса. Их решение было более чем справедливым: ребенок находится в подходящих условиях и останется жить там, где живет сейчас, со своим отцом.
– О, Уилл! – радостно воскликнула Тамсин, поворачиваясь к нему. – Это замечательно! Теперь у Гамильтона нет никаких претензий к тебе.
– Формальных – нет, и это превосходно.
Он улыбнулся, но выглядел опечаленным.
– Как здорово, что малышка останется со своими родными в Рукхоупе!
Внезапно она все поняла, и сердце ее упало. Она знала, что самой ей никогда уже не бывать в Рукхоупе, среди этих милых людей.
– Судьи решили, что о Кэтрин хорошо заботятся, – сказал Уильям. – Адвокат написал мне, что двор одобряет ее положение, поскольку ее отец, как они выразились, «хорошо известен в качестве верного подданного короля Джеймса и ныне вдовствующей королевы».
– А сведения о том, что ты женился, помогли? – спросила она.
– Я никогда никому об этом не рассказывал, – ответил Уильям.
Тамсин уставилась на него.
– Ты никогда не говорил Гамильтону или его адвокату насчет женитьбы?!
Уильям покачал головой.
– Так получилось, что мое положение при дворе, моя репутация решили дело в мою пользу. В Шотландии странные законы. Для того, чтобы тебя признали виновным, достаточно иметь дурную репутацию, и наоборот. Мне повезло, что моя репутация была признана заслуживающей доверия, – он улыбнулся спокойно, с легкой горечью и добавил: – Ирония судьбы.
– Значит, у тебя не было необходимости жениться, – сказала она, ощущая что-то, похожее на грусть.
– Да, не было, – он посмотрел на девушку. – Но тем не менее она сослужила добрую службу. Моя женитьба помогла тебе выйти из затруднительного положения. Я рад этому.
Он снова улыбнулся ей той самой улыбкой, которую она так любила.
– Я счастлива, что для тебя все так хорошо закончилось, – сказала Тамсин едва слышно.
Она искренне радовалась за всех обитателей Рукхоупа и в то же время чувствовала себя за пределами этого круга счастья.
– Адвокат сообщил мне, что Малис затевает новую тяжбу. Теперь он собирается отстаивать права на собственность Кэтрин, которую она унаследовала от матери, – сказал Уильям. – Мой друг, Перрис Максвелл, выступит моим защитником и прояснит вопрос с арендой, с делением собственности и правами на нее. Именно этого Малис и хотел все время – собственности. Я предполагал, что рано или поздно он заявит об этом открыто.
– Я рада, что все так закончилось, – сказала она, думая о том, что могла бы быть более счастлива, сложись все чуть по-другому.
Тамсин посмотрела на луну, подернутую дымкой, на вересковые поляны, на склоны холмов, сверкающие серебром. Она ехала очень медленно, стараясь оттянуть момент их окончательного расставания.
– Тамсин, – позвал Уильям.
Она повернула голову и посмотрела ему прямо в глаза. Уильям дернул поводья и, подъехав вплотную к Тамсин, остановил гнедого посреди тропы и лицом к ней.
– Ты хочешь прекратить все это? – спросил он.
Тамсин чуть приподняла подбородок.
– Мы договорились покончить с этим недоразумением, когда освободимся от своих проблем. Что ж, теперь ты свободен.
Еще никогда ей не было так трудно говорить.
– Ты уверена?
Это было скорее утверждение, чем вопрос.
– Да. – Она не могла смотреть на него. – Ведь это именно то, чего ты хотел.
– А ты? Ты свободна?
Тамсин вздохнула, понимая, что ей никогда уже не быть свободной. Свободной от него, от той силы, которая притягивала ее к нему.
– Я нет, – пробормотала она наконец. – Но если ты хочешь прекратить женитьбу, как мы договаривались, по цыганскому обычаю… мы сделаем это утром. Если ты хочешь, – снова повторила она, даже не пытаясь скрыть своего отчаяния.
Уильям молчал, глядя на холмы. Потом он снял свой шлем, положил его на колени и провел пятерней по взъерошенным волосам.
– Да, как недавно выяснилось, у меня не было необходимости жениться, – сказал он и, немного помолчав, добавил: – Но теперь она есть.
Тамсин уставилась на него.
– Тебе нужно жениться?
– Да, нужно.
– У тебя… у тебя снова проблемы? – недоверчиво спросила она.
Уильям вздохнул и едва сдержался, чтобы не рассмеяться.
– Я должен сказать тебе об этом прямо?
– Да, – выдохнула она, – скажи прямо.
– Останься со мной, – попросил он.
Ее сердце замерло.
– Остаться? С тобой? Навсегда?
– Да.
Уильям подвел своего гнедого ближе к ее лошади и прижался бедром к ее бедру. Он наклонился к Тамсин.
– Эти две недели я не думал ни о чем другом, – сказал он и, взяв за руки, притянул ее к себе. – Сказать по правде, я думал, что сойду с ума от желания обладать тобой, не имея при этом возможности прикоснуться к тебе.
Тамсин вздохнула, закрыла глаза и через несколько ударов сердца открыла их снова. Но страх был сильнее надежды. Она боялась, что, возможно, неправильно поняла его.
– Это твое вожделение заставляет тебя просить, чтобы я осталась с тобой, – тихо произнесла она.
– По сравнению с тем пожаром, который горит во мне, похоть – всего лишь ничтожный уголек, – сказал Уильям. – Я согласен, в моей жизни были моменты, когда я принимал вожделение за любовь. Но сейчас, прожив с тобой под одной крышей две недели, я начал понимать разницу. – Он притянул ее ближе и коснулся губами ее виска.
– Они очень похожи по своей природе, вожделение и… и любовь, – произнесла Тамсин. – Их легко спутать.
– Да. – Он скользнул губами по ее щеке. – Но только первое – это огонь в теле, а второе – огонь в душе.
Его губы были совсем рядом, так близко, что у Тамсин перехватило дыхание.
– И что же для тебя значу я?
– Ты? – Он посмотрел ей прямо в глаза. – Ты для меня все. Даже больше.
Он нашел ее губы, обнял, прижимая к себе и сокращая то минимальное расстояние, которое еще оставалось между их лошадьми. Тамсин обхватила его шею руками и со всей страстью прижалась к нему, отвечая на поцелуй.
Вся в туманной дымке, залитая бледным лунным светом, волшебница-ночь окружала их царственной тишиной, словно даря им свое благословение. Один поцелуй следовал за другим, Тамсин отвечала на них, словно припадала к живительному источнику и никак не могла напиться из него. Она жадно черпала нежность в этих поцелуях, не беспокоясь о том, что источник может иссякнуть. В новом колодце всегда достаточно воды, и она прозрачна и чиста.
Уильям выпрямился, осторожно убрал с ее лба завитки волос и чуть улыбнулся той своей немного загадочной улыбкой, которую она так любила.
– Тамсин, – он обхватил ее лицо ладонями, – я не могу позволить тебе уйти ни сейчас, ни когда-либо вообще. Возможно, судьба помогла нам встретиться, она свела нас, но держишь меня ты, и именно ты владеешь моим сердцем. Сказать по чести, я никогда не думал, что наша женитьба – фарс и мы скоро расстанемся. Я вовсе не собирался отказываться от этого брака.
– Я тоже, – почти беззвучно сказала она и со всей присущей ей импульсивностью обвила руками его шею.
Лошади забеспокоились, зафыркали, попытались разойтись, и Уильям схватил ее за предплечья, чтобы помочь сохранить равновесие.
– Эй, – усмехнулся он, – ты сейчас упадешь в вереск.
– Падай вместе со мной, – предложила она вполне серьезно и подалась вперед, целуя его.
Его легкий радостный смех омыл ее волной восторга.
– Вереск – прекрасная постель для цыганки и ночного вора, – смеясь, сказала она, изумившись своей собственной дерзости.
– Моя красавица, – прошептал он, обнимая ее одной рукой за плечи. – Моя сладкая, милая, моя самая красивая цыганочка, остановись. Я не хочу, чтобы нашей первой постелью стал вереск, пусть и залитый лунным светом.
– Нет? – спросила она разочарованно.
– Нет. Зачем спешить, если мы можем заняться этим в нашей мягкой, теплой постели? Если, конечно, ты захочешь вернуться со мной в замок.
– Я захочу, – решительно ответила она.
Он улыбнулся, но вдруг, став серьезным, нежно провел пальцами по ее шее. От его прикосновений по всему телу Тамсин пробежала дрожь.
– Я обязательно разделю с тобой постель, – сказал он. – Но сначала мы должны скрепить наш брак клятвами, данными перед священником.
– Как хочет леди Эмма, – прошептала она.
– И как хочу я, – сказал он.
Уильям мягко привлек ее к себе, Тамсин прижалась щекой к его плечу.
– Когда я увидел, как Джок и Анна любят друг друга, как они произносят перед священником свои клятвы, я понял, что хочу того же – с тобой.
– И ты ни слова не сказал об этом, когда вернулся в Рукхоуп, – укоризненно сказала Тамсин. – Ты мог бы даже украсть меня, как Джок украл Анну. Я бы не стала возражать.
Уильям прижался щекой к ее лбу.
– Думаю, я боялся, – прошептал он. – Что-то мешало мне сделать это, заставляло медлить, ожидая, возможно, подходящего момента. Когда ты гадала мне на Таро, ты заставила меня задуматься об этом, и я решился.
– Ты говоришь о судьбе? О том, что открыла карта шут? – спросила она.
– Да, судьба, – сказал он, целуя ее в бровь. – Но не только. Скорее, твои слова о сомнениях и страхах, о том, что нужно иметь силу, чтобы изменить свою жизнь. В тот момент я так сильно хотел сказать тебе о своих чувствах, что едва не заключил тебя в объятия прямо на глазах матери и сестры.
– Но вместо этого ты убежал, пробормотав что-то насчет своих арендаторов.
– Да. Я ездил по своим землям и думал, думал… Тамсин, я никогда не был трусливым, нерешительным человеком, я никогда в жизни не колебался, – сказал он. – Но ты похитила мое сердце, как грабитель в ночи, ты покорила меня, опутала своими сетями.
– Пока ты не выбрал правильную дорогу, – сказала она.
– Ты показала мне путь, который я должен был выбрать, который мне был нужен, чтобы идти дальше, – ответил он.
– Путь, которым ты должен идти, это и мой путь тоже, – сказала она и подняла голову, открыв губы навстречу его медленному поцелую. – Судьба свела нас вместе.
– Тогда будем надеяться, что теперь она удовлетворена и наконец-то оставит нас в покое, – ответил он. – А сейчас, я думаю, нам стоит отправиться в Мертон и рассказать обо всем твоему отцу.
– Эти новости порадуют его, – согласилась она, улыбаясь.
Дальше они ехали бок о бок. Уильям взял ее руку в свою и не отпускал всю дорогу, прижимая к себе, словно самую большую драгоценность. Тамсин чувствовала себя так, будто в его ладони лежало ее сердце, и пока оно находилось там, с Тамсин не могло случиться ничего дурного.
* * *
– Что там за огонь? – спросила Тамсин, когда коровья тропа привела их на земли Армстронгов.
Впереди над вершинами деревьев поднимались залитые лунным светом башни Мертон Ригг, крепости из темного камня. Уильям посмотрел в сторону, куда она указывала, и нахмурился, пытаясь определить происхождение золотистых отсветов, мелькавших между деревьев.
– Кажется, факелы, – сказал он. – Скоро узнаем.
Ему пришла в голову мысль, что, возможно, кто-нибудь из особенно воинствующих кланов все-таки отправился в рейд даже в такую мерзкую ночь. И эта мысль Уильяму не понравилась. Он перевел своего гнедого в быстрый галоп.
Тамсин скакала рядом. Тропа шла вдоль склона, а потом снова поднялась на гребень, повторяя изгибы холма. Уильям и Тамсин въехали на очередную вершину, а потом спустились по склону вниз. Отсюда Мертон Ригг уже был виден как на ладони.
Замок возвышался на насыпном холме, его окружали стены и рвы, которые расходились от замка концентрическими кругами. Густой лес при свете луны выглядел темной сплошной массой. Группа лошадей, выхваченная из темноты светлым пятном, двигалась вдоль основания внешней стены. Уильям прищурил глаза и увидел нескольких всадников. У одного из них в руках был горящий факел. Огонь факела колыхался, выбрасывая желтые язычки пламени. Уильям видел, как всадники достигли открытых подъездных ворот решетки, но проехали мимо до угла и завернули за него. Уильям и Тамсин наблюдали, как через некоторое время эта странная группа показалась из-за противоположного угла и снова поехала вдоль стены, а потом снова завернула за угол.
– Что за черт? – удивленно спросил Уильям, обращаясь к самому себе. – Что там происходит?
– Там отец и несколько наших родственников, – сказала Тамсин. – Я узнала его. Хотя факел держит не он. Он в центре группы. Похоже, держит поводья другого коня, идущего рядом.
Уильям снова прищурил глаза, всматриваясь в странную процессию.
– Да, – медленно сказал он, – это твой отец, и с ним еще человек восемь или десять. И они все ездят по кругу вокруг замка. Безумие какое-то, прошу прощения, – пробормотал он сконфуженно, не веря своим глазам. – Они сделали четыре или пять кругов за то время, что мы тут стоим. И, кажется, собираются делать следующий.
– Должно быть, это какая-то проделка, – сказала Тамсин. – Отец любит хорошие розыгрыши и иногда доставляет себе небольшое удовольствие, подшучивая над Катбертом. – Девушка пожала плечами. – Не могу представить, что еще это могло бы быть.
– В скором времени мы это узнаем, – сказал Уильям.
Он направил коня вниз по склону холма, практически отпустив поводья и позволив ему самостоятельно пробираться через вереск. Тамсин медленно двигалась позади него. Через несколько минут они приблизились к замку достаточно близко, чтобы разглядеть лица всех участников ночной прогулки.
– Здесь одни Армстронги, – сказала Тамсин.
Уильям наблюдал, как группа снова появилась из-за угла.
Он узнал Арчи в центре этой группы и увидел знакомую фигуру рядом с ним, большую и неуклюжую, хотя лица этого человека видно не было.
– Похоже, твой папа пытается подшутить над Масгрейвом, – проговорил Уильям. – Посмотри туда. Арчи ведет за поводья коня Масгрейва-старшего.
– Что?! Если бы это был Масгрейв, отец просто посадил бы его в темницу, а не возил бы его по своим землям, как на параде. По-моему, это глупо.
В этот момент один всадник отделился от группы и направился к ним, огибая ров по дальнему краю.
– Это один из кузенов моего отца. Сейчас узнаем, что это за игры, – обрадовалась Тамсин.
Мужчина быстро приближался к ним, пустив коня в галоп, и, размахивая рукой, делал знаки, чтобы они ехали к открытым воротам. Наконец они встретились, и Уильям, бросив на него беглый оценивающий взгляд, понял, что перед ним – типичный представитель жителей Приграничья, достаточно храбрый и отчаянный, чтобы населять Спорные земли. Этот мужчина был примерно одного возраста с Арчи и носил жакет, длинные сапоги и шлем, на котором было множество зарубок и насечек. Внешность у него была самая злодейская, да и вооружен он был не хуже, чем сам Уильям.
– Рэбби! – воскликнула Тамсин. – Что делает мой отец?
– Приветствую тебя, Тамсин, – ответил он. – У Арчи есть неотложное дело, которое ему непременно нужно закончить. Он просил меня проводить тебя и твоего друга в замок. Только тихо. И еще он просил вас не разговаривать. – Он снова махнул рукой, приглашая их следовать за ним.
– Что за странное у него занятие? – тихо спросила Тамсин.
– Ему нужно объехать двадцать раз вокруг замка, а может, даже больше.
– Вместе с Джаспером Масгрейвом? Почему? – спросил Уильям.
Рэбби посмотрел на Уильяма:
– А ты, видимо, Уилл Скотт? Сын Разбойника из Рукхоупа?
– Да, это я, – кивнул Уильям.
– Я не раз ездил в набеги с твоим отцом, – сказал Рэбби. – Я слышал, ты ему и в подметки не годишься. А сейчас давай-ка заезжай во двор. И никаких споров.
– Рэбби! – воскликнула Тамсин.
Он махнул им рукой, показывая впереди себя.
– Пока это все, что я могу сказать. Арчи велел тебе идти в свою спальню и сидеть там, пока он не освободится, красавица, а я присмотрю, чтобы сынок Разбойника ждал где-нибудь еще.
– Что значит – где-нибудь еще?! Ты имеешь в виду большой холл? Я подожду там вместе с ним, – сказала Тамсин.
Они миновали висящие над головой железные зубья решетки и проехали по арочному тоннелю, прорезанному в толстой внешней стене. Ворота вели в маленький внутренний двор, где стоял сам замок, кажущийся огромной многолитнои скалой в темноте. Несколько факелов, тускло светящихся в тумане, бросали бледные круги света на булыжники двора.
Путники спешились, и из темноты к ним направился еще один человек. Он кивнул девушке, ответив на ее приветствие, И повел их лошадей в конюшню.
Уильям попытался рассмотреть погруженный во тьму двор. Он смог различить огромный замок, скромную конюшню и другие деревянные строения, которые находились внутри крепостных стен. Пока Тамсин говорила с Рэбби Армстронгом, Уильям немного прошелся по кругу, не слишком удаляясь от того места, где стояла Тамсин. Он проследил взглядом за конюхом, когда тот вел лошадей, потом повернулся к замку. По деревянным ступеням, от двери, спускался пожилой человек. Он двигался тяжело, медленно, вероятнее всего, из-за больных суставов. Старик издалека помахал Тамсин.
– Я не пойду в свою спальню, я давно уже не младенец, – горячилась Тамсин, разговаривая с Рэбби. – Я останусь внизу, с нашим гостем, куда бы его ни поместили. И не смотри так ужасно. – Она заметила старика. – Ага, дядя Катберт идет поприветствовать нас. Вот он все сделает правильно. Он скажет нам, что здесь происходит, если ты не хочешь сказать.
– О, Тамсин, будь хорошей девочкой и делай, что тебе говорят, – попросил Рэбби. – Ты не захочешь пойти туда, куда отправится этот парень.
– И куда же? – спросил Уильям, поворачиваясь к нему.
– Ну хорошо, я скажу, – вздохнул Рэбби, – в темницу.
Уильям понял, что кто-то стоит позади него. Он ощутил тяжелое дыхание на своем затылке, потом услышал крик и понял, что это кричит Тамсин. Он хотел спросить ее, что случилось, но в этот момент камни мостовой быстро приблизились к нему и стукнули его по голове.


Часть XXV

Тамсин смотрела на яркие языки пламени в камине и чувствовала, как начинает пылать сама. Отец и Катберт настояли на том, чтобы она ждала здесь. Рэбби стоял прямо напротив двери, следя за тем, чтобы она не покинула комнату. Угрюмый, свирепый страж.
За дверью послышались шаги, и Рэбби отошел в сторону, впуская Арчи и Катберта. Тамсин резко развернулась и уставилась на мужчин. Отец тяжелыми шагами пересек комнату, дядя медленно шагал за ним следом.
– Па, как мог ты приказать, чтобы Уильяма схватили и бросили в темницу?! – закричала Тамсин. – Дядя Катберт ударил его так сильно, что Уильям упал во дворе!
– Не, он не пострадал. Я только что его видел, – сказал Арчи. – Он уже очнулся, и его хорошенькой мордашке не причинен никакой ущерб, если тебя именно это беспокоит. Сейчас он заперт в подземелье башни, где ему самое и место.
– Я думала, ты высоко ценишь сына Аллана Скотта.
– Ценил, – сказал Арчи. – Но больше не ценю.
Он тяжело опустился в большое кресло, которое было придвинуто к камину.
– Тамсин, с тобой все в порядке? Ты не пострадала?
– Ничуть, – огрызнулась она. – У меня все замечательно. А у тебя?
– Тоже неплохо. – Он посмотрел на нее, и его взгляд смягчился. – Твои волосы уложены превосходно. Все заплетены в косички и так красиво обернуты вокруг головы…
– Спасибо, – сказала она, слегка смутившись. Тамсин вдруг поняла, что соскучилась по отцу и по дому, и эти простые, добрые слова, сказанные его обычным тоном, смягчили ее гнев.
– Это что, условия заключения, которые предложил тебе Скотт из Рукхоупа? Кто причесывал тебе волосы, его слуги?
– Там было хорошо, – сказала она. – А волосы мне укладывала Хелен. Я подружилась с его матерью, и сестрой, и с его маленькой дочкой.
– А с ним самим, с Рукхоупом? Я надеюсь, ты не сильно подружилась с этим негодяем? – проворчал Арчи, отворачиваясь.
Тамсин изумленно посмотрела на отца. Она ничего не понимала. Почему он так сильно переменился по отношению к Уильяму Скотту? Девушка хотела преподнести отцу приятный сюрприз, рассказать о том, что они с Уильямом решили пожениться, но Арчи был угрюм и сердит, его мнение об Уильяме, похоже, поменялось на прямо противоположное. Пока Тамсин не увидит Уильяма и не узнает, что произошло в голове Арчи за время ее отсутствия, она не станет даже заикаться о свадьбе.
– Ты совсем немного сообщила мне через Сэнди Скотта. Сказала лишь, что ты в Рукхоупе и что благодаришь за те вещи, которые я тебе передал. – В тоне Арчи звучали нотки укоризны и даже обиды. – Это все, что я знал о тебе на протяжении целых двух недель.
– Я могла бы отправить тебе письмо, но ты же не умеешь читать. Я тоже ничего о тебе не слышала, – добавила она.
– Был занят, – коротко ответил он. – Носился с этим дурацким листом и думал над тем, что узнал об Уилле Скотте и Масгрейве. Оказывается, они друзья.
Тамсин воинственно подбоченилась.
– Я ничего не понимаю. Почему ты так говоришь? И почему ты приказал отправить Уилла в темницу? Две недели назад у тебя были на него совсем другие планы.
Арчи бросил на дочь хмурый взгляд. Тамсин заметила в его глазах печаль. По его виду, по тому, как он смотрел, было видно, что его что-то сильно мучает.
– Две недели назад я думал, что он похож на своего отца не только внешне. А сейчас я отправил его вниз, потому что он мошенник! – прорычал Арчи.
– Не более, чем ты. На самом деле ты даже больший мошенник.
– Ха! Ты сама мне говорила, что он головорез и предатель, но тогда я не верил тебе. А теперь ты запела совсем по-другому. – Он отвернулся и, глядя на огонь, добавил: – И я хочу знать почему.
Тамсин ничего не ответила, вместо этого она набросилась с упреками на Катберта.
– Как ты мог ударить Уилла так сильно?! Зачем?!
– Так надо было, – буркнул Катберт.
Он сидел на стуле рядом с Арчи. На его тонком лице и седых волосах играли огненные блики.
– Что за глупость! Выпустите его немедленно! – потребовала Тамсин.
Арчи молча смотрел в камин.
– Тогда я сделаю это сама!
Она метнулась к двери.
– Рэбби, – сказал Арчи.
Рэбби, ожидающий у двери, сделал шаг вперед и схватил Тамсин за руку. Он оттащил ее назад, к камину, и насильно усадил на скамейку, стоящую рядом со столом. Она дернулась, стряхивая его руку со своего плеча. Рэбби встал поблизости и сложил руки на груди.
– Ты не пойдешь к нему, – отрезал Арчи. – Достаточно с вас и того, что было в Рукхоупе.
– Что случилось, па? – Тамсин вдруг по-настоящему испугалась и забеспокоилась. – Почему ты так относишься к Уиллу? И что ты сделал с Масгрейвом?
– Джаспер тоже в нашей темнице, – сказал Арчи. – На английской стороне. А твоего Уилла мы посадили на шотландской. Для безопасности. Я не хочу предстать перед судом границы, когда все это закончится.
– И что ты собираешься делать? – спросила Тамсин.
Арчи вздохнул.
– Налей-ка нам немного вина, пока мы сидим здесь, дочка, – сказал он хрипло и показал на глиняный кувшин, который стоял на столе рядом с несколькими деревянными кружками. – И налей немножко себе. Оно разбавлено, – добавил он. – Твоя хорошенькая головка не предназначена для крепкого пойла, и потом, ты еще ни разу не пробовала ничего крепче разведенного эля.
Тамсин раздраженно фыркнула, но повернулась, чтобы налить вина. Она наполнила кружку и передала отцу. Рэбби и Катберт тоже себе налили. Тамсин не стала ничего пить, она была слишком взволнована.
– Хорошо, теперь ответь, что не так с Уильямом? – нетерпеливо спросила она Арчи.
Отец хмурился, глядя на огонь.
– Я был не прав, когда доверял этому парню, – сказал он. – Хотя я редко ошибаюсь в людях. Я любил его и думал, что он такой же, как его отец, но ты была права насчет него, дочка. – Он остановился и, сделав глоток, покачал головой.
– Я была права? – спросила Тамсин, сбитая с толку. – В чем?
– Он предатель. Ты пыталась растолковать мне это, когда впервые увидела его. Но сейчас у меня есть доказательства. Он и Джаспер Масгрейв – участники гнусного заговора.
Тамсин раскрыла от удивления рот и почувствовала, как внутрь заползает страх. Она и думать забыла о плане Масгрейва и о роли Уильяма в нем. В течение последних двух недель ей было совсем не до того. Все ее внимание, все мысли были поглощены тем волшебным светом, который зажег в ней Уильям, своими отношениями с ним и с его семьей. Она беспечно доверилась им двоим, Уильяму и Арчи, наивно решив, что они сами разберутся с этими делами. «Как же это было легкомысленно с ее стороны», – думала Тамсин с раскаянием.
– Гнусный заговор? – недоверчиво переспросила она.
– Ужасный, – подтвердил Арчи. – Отвратительный. Но теперь я сам прослежу за этим делом. Они оба у меня в темнице, там они пока и останутся. Может так случиться, что я повешу их собственноручно, – задумчиво проговорил он.
– Повесишь их?! – Тамсин едва не подскочила на месте. Ее колени дрожали.
– А может, я предоставлю это Тайному совету. Увидим… – медленно протянул Арчи и добавил: – Джаспер пока не знает, что он у меня в тюрьме.
Арчи лукаво улыбнулся, глядя на ухмыляющиеся лица Рэбби и Катберта. Катберт наклонился к Тамсин.
– Масгрейв думает, что он в руках Тайного совета, – пояснил он. – Скоро мы услышим его признание. Твой папа – очень хитроумный мужчина.
– Я ничего не понимаю, – обреченно выдохнула Тамсин, опускаясь на стул.
Арчи взял дочь за подбородок и посмотрел в лицо.
– Мы захватили Масгрейва, когда он ехал сюда. Он был один, этот старый дурак, потому что Артур слишком много выпил и не смог сопровождать его.
– И тоже благодаря твоему отцу, – вставил Катберт.
– Скажите же наконец, что происходит?! – потребовала Тамсин.
– Артур Масгрейв рассказал нам об их плане. Это на самом деле отвратительная схема, – сказал Арчи. – Мы должны были остановить Джаспера, не дать ему привести свой план в исполнение. И тогда мы захватили его. Надели ему на голову мешок и связали руки. Я ничего не говорил, потому что он знает мой голос. Мы проехали с ним по всей территории, потом явились сюда и объезжали стены почти до изнеможения.
– Почему нужно было объезжать вокруг замка? – не понимала Тамсин.
– Чтобы заставить его думать, будто он находится в долгом путешествии, – ответил Катберт.
– Мы кружили вокруг Мертон Ригг долгие часы, – продолжил Арчи. – Рэбби говорил Джасперу, что он сам регент и что гнусный заговор Джаспера раскрыт. – Он выпрямился, усмехаясь.
Катберт разразился смехом, и Арчи с Рэбби присоединились к нему. Тамсин обвела взглядом всех троих, потом пристально посмотрела на отца и спросила:
– Ты держишь Масгрейва внизу, в нашей темнице, а он думает, что находится в тюрьме регента?
– Ага, – сказал Арчи, ухмыляясь. – Он не был бы так напуган, если бы знал, что находится в Полумертоне. Он умолял, чтобы ему оставили голову на плечах. Он даже молился!
– Он просил прощения у регента Шотландии. У меня, – со смехом добавил Рэбби.
– Хо-хо! – грубо захохотал Катберт.
Арчи и Рэбби тоже расхохотались, вторя ему. Они шлепали себя по коленям, их плечи тряслись. Тамсин скрестила руки на груди и раздраженно посмотрела на каждого по очереди.
– Вы напились, как свиньи, – сказала она. – Иначе вам просто не пришло бы в голову устроить такую дурацкую проделку!
– Мы не пьяные, – сказал Катберт, переставая смеяться. – Ну хорошо, не такие пьяные, как тебе кажется. – Рэбби снова загоготал, и Катберт опять начал ухмыляться, но быстро осекся под взглядом Тамсин. – Мы не пили ничего, кроме июльского эля в кабачке в Келсо, – сказал он.
– И мы потратили кучу монет, чтобы заплатить за него, – добавил Рэбби. – Артур Масгрейв влил в себя достаточно эля, чтобы в свиней превратилась дюжина человек.
Арчи сел прямо, его настроение резко изменилось. Он вдруг стал очень серьезен.
– Именно так мы узнали о плане Масгрейва. Мы собирали подписи для списка, который он требовал…
– Список приграничных жителей, желающих помочь королю Генриху Английскому? – вспомнила Тамсин.
– Ну да, – подтвердил Арчи. – Мы собирали подписи и увидели Артура Масгрейва, оплакивающего самого себя, несчастного и одинокого. Мы подсели к нему и заказали еще эля. Мы позволили ему думать, что мы его товарищи. Он как раз только что потерял невесту, которую увел у него Джок Скотт из Линкрэйга. Говорят, парень в ту же ночь женился на ней. Отличная шутка. Я слышал, он храбрый малый и удачливый вор. Я даже подумывал когда-то наведаться к нему и предложить взять тебя в жены, дочка. А теперь уже поздно.
– Да, – решительно сказала Тамсин, – слишком поздно. Продолжай.
– Мы заказывали эль для Артура еще и еще до тех пор, пока он не стал таким же нормальным человеком, какие встречаются повсюду. Через некоторое время мы узнали от него много полезного.
– Но что же заставило тебя поступить так с Уильямом Скоттом? – продолжала допытываться Тамсин. – Я хочу, чтобы его выпустили. Предупреждаю, если ты не сделаешь этого, я сама освобожу его.
– Дочка, – сказал Арчи, – послушай. – Он посмотрел на Катберта и Рэбби, которые тоже стали серьезны и молчаливы. – Артур Масгрейв сказал, что его отец и Уильям Скотт являются частью единого плана, разработанного самим королем Генрихом, величайшим негодяем всей Англии.
– Какого плана?! – почти выкрикнула Тамсин, теряя терпение.
– Джаспер и Уилл собираются похитить нашу маленькую королеву, вывезти ее из Шотландии, чтобы передать в руки короля Генриха, под его покровительство, – сказал Арчи.
Тамсин уставилась на него, потеряв от изумления дар речи.
– Это неправда, – выговорила она наконец. – Это не может быть правдой.
– Разве Уилл Скотт говорил тебе что-то другое? – спросил Арчи.
– О плане он не говорил мне вообще ничего, но Уильям не может участвовать в гнусном деле.
Она старалась говорить убежденно, но внутри у нее все перевернулось. Почему она не задала Уильяму ни одного вопроса о его делах с Масгрейвом? Она доверяла ему во всем, потому что была увлечена им. Он притягивал ее, как магнит притягивает кусок железа. И если честно, ей не было дела до планов Масгрейва. Как оказалось, зря.
– Артур сказал, что Уилл Скотт согласился помочь Джасперу и принял от него три тысячи крон. Сумма немалая, но это цена за его предательство, – сказал Арчи.
– Несомненно, Артур лгал, – выдохнула Тамсин.
– Мужчина, который выпил слишком много, не умеет врать, – наставительно произнес Катберт.
– Но Мария Стюарт всего лишь ребенок. У Уильяма есть дочь того же возраста, которую он очень любит. Не могу поверить, что он мог согласиться причинить страдания ребенку. И кому?! Своей королеве!
– Поверь в это, – хрипло сказал Арчи, допив залпом вино. – Королеве не собирались причинять никакого вреда, Артур клялся в этом. Ее всего лишь хотели переправить через границу и передать под покровительство английского монарха. Артур считает меня соучастником, он думает, что Кэдди и Рэбби со мной заодно, – сказал Арчи. – Он упомянул, что Уилл Скотт потерял положение при шотландском дворе, но все еще дружен с королевой Мари. Он может оказаться полезен и потому за деньги согласился помочь Англии.
– Нет, – произнесла Тамсин едва слышно. – Нет, я не верю.
– Это политика, дочка, – сказал Арчи. – Многие шотландцы хотят, чтобы король Генрих взял власть над Шотландией. Наша страна бедна и нуждается в сильном правителе. Некоторые шотландцы ради своего удобства готовы согласиться на покровительство Англии. Они собираются уничтожить независимость Шотландии. Рукхоуп, должно быть, один из этих неверных ублюдков, ищущих только своей выгоды.
– Он столько лет провел при дворе… – заметил Катберт. – Я много раз говорил тебе, Арчи, что это может испортить парня, даже такого, как Уилл.
– Да, – кивнул Арчи. – Тамсин, англичане платят деньги и раздают земли шотландцам, которые помогают Генриху. Генрих хочет, чтобы маленькая королева воспитывалась при его дворе. Он так докучал Тайному совету Шотландии, что тот согласился на обручение нашей королевы с его сыном. Но совет запретил перевозить Марию Стюарт в Англию до тех пор, пока ей не исполнится хотя бы десять лет. А Генрих хочет получить ее сейчас и вместе с ней – возможность диктовать шотландцам свою волю.
– И тогда они придумали план, как ее украсть, – сказала Тамсин.
– Точно. Но раз уж мы теперь знаем об этом плане, то не можем позволить им осуществить его, – сказал Арчи.
Остальные мужчины кивнули.
– Мы должны спасти нашу маленькую королеву, – нахмурился Рэбби.
– Поэтому мы и захватили Масгрейва. И Уилла Скотта тоже, – сказал Катберт. – Мы дадим знать регенту, что они у нас. Раз заговор раскрыт, его можно предотвратить.
– Да. Но Джаспер сказал, что уже слишком поздно, механизм запущен, – заметил Рэбби. – Он сказал, что его люди уже начали действовать.
– Уильям не может быть соучастником Масгрейва, – твердо заявила Тамсин. – Артур солгал. Он готов сделать что угодно, лишь бы опорочить доброе имя Уилла. Он зол на него за помощь Джоку Скотту.
– Доброе имя! – вскрикнул Арчи. – У него больше нет доброго имени!
Тамсин встала.
– Я спущусь вниз и спрошу об этом у него самого.
– Сядь, – приказал Арчи дочери и повернулся к кузену. – Рэбби, приведи-ка сюда парня. Я хочу порасспросить его кое о чем и об этом, кстати, тоже.
Рэбби кивнул и вышел. Тамсин села и потерла пальцами лоб. Она застыла в напряженном ожидании. Арчи подошел к столу и сел рядом с Тамсин. Он достал колоду карт из кожаного мешочка, прикрепленного к поясу, и начал перекидывать их из руки в руку. Потом он принялся раскладывать их на столе, собирая в стопки по масти. Игра, которую он называл «Терпение» и которую затевал, когда был чем-то сильно обеспокоен. Тамсин отлично знала эту привычку отца. В зале повисло напряженное молчание, тишину нарушало только потрескивание огня в камине и шелест карт.
Тамсин подперла голову руками и смотрела, как Арчи раскладывает карты ровными рядами. Недавно она гадала Уильяму на картах Таро. Карты не показали для него никакого бесчестия. Говорили они правду или врали?
– Есть еще одна вещь, которую мы узнали о Уилле Скотте, – немного помолчав, сказал Арчи. – Ты знала, что при дворе его называют «красавец-лэрд»?
Тамсин покачала головой, продолжая потирать лоб.
– Эй, Катберт, – попросил Арчи, – спой для нас.
– Спеть?! – Тамсин подняла голову и удивленно посмотрела на отца.
Катберт откашлялся, а потом достаточно чистым, лишь слегка дрожащим от старости голосом начал петь:
Красавец-лэрд у двери стоитИ крутит булавку в замке.О, ты спишь, проснись, моя Джен,Пробудись и дай войти мне.
Тамсин слушала, глядя на Катберта. Ее начала бить дрожь. Она помнила, что имя Джен носила мать Кэтрин. Тамсин повернулась и посмотрела на своего отца.
– Тебе будет интересно послушать остальное, – прошептал он, глядя на нее.
Катберт пел, а Тамсин с каждым куплетом хмурилась все больше и больше. Эта баллада и мелодией, и сюжетом походила на множество других, которые Тамсин слышала немало, так как ее дядя Катберт был большим их любителем.
Сейчас Тамсин слышала рассказ о высоком стройном лэрде и молодой девушке, дочери его врага. Лэрд убедил девушку в том, что любит ее, а потом она родила ребенка, и лэрд ее бросил. Он сделал это только для того, чтобы отомстить ее отцу, который повесил его собственного отца.
– О, Джен, что с тобою? – отец спросил. – Что за боль поселилась в тебе?
– Это не боль, а подарок любви. И лэрд должен жениться на мне.
Пока Катберт пел, Арчи переместил из стопки в стопку еще несколько карт.
– Ребенок, о котором поется в песне, это дочь Рукхоупа, – пробормотал Арчи. – Он обещаниями соблазнил ее мать. Фамилия девушки была Гамильтон. Сейчас эта песня пользуется огромной популярностью. Она распространяется на листовках, и все говорят, что это правда. После этой истории Рукхоуп попал в немилость и был отлучен от двора. Это ты знала? – спросил он, поднимая глаза на Тамсин. – Он говорил тебе?
– Нет, – прошептала Тамсин. – Он никогда не рассказывал мне об этом.
– Ну вот, – сказал Арчи. – Значит, хорошо, что я держу тебя подальше от него. Подумать только, а я еще хотел, чтобы ты вышла замуж за этого парня. Никогда! – с неумолимой решимостью воскликнул он, резкими движениями раскладывая карты. – Никогда я не позволю тебе выйти замуж за мужчину, который может поступить с девушкой так дурно. Слава богу, я оградил тебя от него до того, как он попробовал на тебе свои чары.
Тамсин опустила голову и уставилась на свои руки, сложенные на коленях. Катберт начал другой куплет. Когда дверь большого холла скрипнула и открылась, она не смогла поднять голову. Даже когда узнала шаги человека, приближающегося к столу.
Катберт перестал петь.
– Садись, Уилл Скотт, – сказал Арчи. – Я уверен, ты захочешь послушать эту песню. Продолжай, Катберт.
– Я уже слышал ее раньше, – тихо сказал Уильям.
– Да? И что ты скажешь нам обо всем этом? – язвительно поинтересовался Арчи.
Тамсин подняла голову. Уильям сидел на стуле в нескольких метрах от стола. Его лицо было бледным, вокруг глаз залегли тени, челюсти были крепко сжаты. На нем была надета рубашка, бриджи и носки. Сапоги и дублет он где-то оставил. Руки были связаны спереди веревкой.
– Пой, Кэдди, – ухмыльнулся Арчи.
– О, дочь моя милая! – молвил отец.– Что прячешь ты под плащом?– Я слаба, умираю, – сказала она,О дуб опираясь плечом.
Тамсин думала о молодой девушке, преданной человеком, которого она любила и которому отдалась. Она не хотела верить, что Уильям мог послужить причиной такой трагедии. А еще Тамсин не могла остановить свое воображение. Она не могла видеть Уильяма, обнимающего девушку, которая носила в своем чреве его ребенка.
Катберт дошел до последнего куплета, и напряжение в холле достигло высшей точки.
Красавец-лэрд ночью к замку скакал,На коленях ребенка держал и шептал:– Деда тебе не видать никогда,Мы с ним враги навсегда.
Тамсин проглотила слезы.
– Скажи мне, – попросила она, глядя Уильяму в глаза, – это правда?
Он не отвел взгляда и довольно резко ответил:
– Частично.
– В чем же именно заключается правда?
– Я хочу знать, Рукхоуп, – загремел Арчи, – как мог ты поступить так с девушкой? Говорят, эта песня – истинная правда и ты потерял свое положение при дворе из-за того, что сделал с ней. А еще говорят, что она была фрейлиной самой королевы Мари.
Уильям ничего не ответил, только мрачно посмотрел на Арчи. Тамсин увидела вспышку ярости в его глазах, голубых, как сердце пламени. Она почувствовала, как ее собственный гнев волной поднимается в ней, нарастает и вот-вот захлестнет с головой. Ей захотелось встать и закричать на них всех – на отца, на родственников, на Уильяма. Она чувствовала, что ее тоже предали, как Дженни Гамильтон, уничтожили, разрушили до основания. Только ее сердце разбилось в какие-то доли секунды, тогда как Дженни страдала гораздо дольше.
– И почему, – продолжал Арчи, – ты взял английские монеты и согласился украсть нашу бедную маленькую королеву, лишить ее материнской заботы?
Уильям медленно прикрыл глаза.
– Теперь понятно, – сказал он. – Вы раскрыли все мои секреты…
Тамсин встала.
– Скажи мне, что это не так. – Ее сердце рвалось наружу из груди. – Скажи мне, что не ты послужил причиной смерти этой девушки, не ты был причиной ее падения, а если и совратил несчастную, то не из ненависти к ее отцу.
Уильям смотрел на Тамсин сквозь свои длинные ресницы.
– Я любил ее, – честно признался он. – И я ее погубил. Она умерла по моей вине, – он отвернулся.
– О, боже, – прошептала Тамсин. – О, боже!
Уильям сидел с опущенной головой и смотрел на свои руки. И хотя в Тамсин бушевали гнев и боль, она чувствовала, какая борьба происходит внутри Уильяма, и сердце ее рвалось от жалости к нему. «Что бы он ни сделал, – думала Тамсин, – я все равно не смогу перестать любить его». Но она не знала, что любовь может ранить так сильно. В ее сердце будто вонзили кинжал и несколько раз повернули.
По щекам Тамсин потекли слезы. Она хотела, чтобы Уильям сказал ей, что все это ложь. Все сказанное – ложь. Что он никогда не делал этого с Джен и никогда не был соучастником Джаспера Масгрейва. Но она видела признание вины на его лице.
– А королева Мари? – настаивал Арчи.
Уильям поднял глаза на мужчину.
– Я дал слово хранить тайну.
– Но ты, очевидно, в курсе этого дела?! – закричал Арчи, хлопая по столу.
Карты подпрыгнули и рассыпались веером.
– Да, в курсе, – сказал Уильям.
– Будь проклята твоя черная душа! – еще раз крикнул Арчи. – Я хотел любить тебя, как собственного сына! Я думал, что ты такой же мужчина, как твой отец! А он был самым лучшим из нас. О, боже! На самом деле ты – низкий мерзавец!
Он нервно запустил пальцы себе в волосы.
Тамсин встала со скамейки и на непослушных, подгибающихся ногах подошла к Уильяму. Щеки ее были мокрыми от слез. Она стояла и смотрела на него. Глаза мужчины были закрыты, веки плотно сжаты.
– Почему? – спросила она с болью. – Почему?
Уильям открыл глаза. Его взгляд был прозрачно-голубым, наполненным внутренней силой, которая поразила девушку в самое сердце.
– Тамсин, – пробормотал он, – верь мне.
– Я верила тебе! – воскликнула она.
– Что?! – закричал Арчи. – Если ты дотронулся до моей дочери… – Он положил свои массивные кулаки на стол.
Уильям молча закрыл глаза. Между его бровей залегла глубокая складка. Тамсин не могла понять, что она означала. Может быть, сожаление? Или раскаяние? Он снова посмотрел на Тамсин.
– Верь мне, – повторил он тихо.
Тамсин стояла, не в силах отвести взгляда от его ясных, честных глаз.
– Тамсин, отойди от него, – приказал Арчи, поднимаясь на ноги.
Катберт и Рэбби подошли к Арчи и встали по обе стороны от него.
– Не доверяй ему, девочка, – предупредил Катберт.
– О, господи… Что мне делать? – Тамсин смотрела на Уильяма, и внутри у нее все клокотало. – Мой отец рассказывает эти ужасные вещи о тебе и Масгрейве, а потом я слышу эту балладу. Ты говоришь, что в ней есть правда. Ты знаешь о плане. Ты ничего не отрицаешь. И теперь ты еще хочешь моего доверия?! – Ее голос сорвался на крик. – Как я могу обещать тебе это?! Боже… Я хочу пообещать тебе только одно: я буду проклинать тебя всю жизнь!
Тамсин резко отвернулась, ее взгляд упал на карты, лежащие на столе. Злость переполняла ее, и она смахнула их вниз, на пол. Карты разлетелись у ее ног, как яркие осенние листья.
– Я хочу знать, – нахмурился Арчи, – что еще ты успела пообещать и отдать этому предателю?
– Ничего! – прокричала она отцу в лицо. – Ничего!!
Тамсин вдруг заметила глиняный кувшин, стоящий на столе. В мгновение ока она подскочила к столу, схватила кувшин, стремительно развернулась и, подняв его высоко над головой, со всей силы грохнула об пол у ног Уильяма. Звук разбившейся глины прокатился по всему холлу, кусочки разлетелись в разные стороны. Остатки вина растеклись по полу, а брызги попали узнику на ноги.
Он молча, не мигая, смотрел на Тамсин. Его веки не дрогнули.
– Милосердный боже! – прошептал Арчи. – Я знаю, что означает разбитый кувшин для цыган.
– Уилл Скотт тоже это знает!
Тамсин развернулась на каблуках и побежала к выходу. Она лихорадочно дергала ручку, стараясь открыть дверь, и никак не могла этого сделать. Ее руки тряслись, отказываясь повиноваться ей. Она слышала, как Уильям окликнул ее по имени, слышала, как ее звал отец. Но Тамсин уже справилась с непослушной ручкой и выскочила из комнаты, с силой захлопнув дверь за своей спиной. Эта сила отражала лишь малую толику горя и ярости, которые бурлили в ней и рвались наружу.


Часть XXVI

Осколки кувшина рассыпались у его ног кусочками его разбитого сердца. Уильям пошевелил черепки ногой и поднял голову. Арчи и его родственники смотрели так, будто он только что сознался в убийстве. А Уильяму казалось, будто убили его самого. Темные пятна вина растеклись под его ступнями, словно пятна крови.
– Она разбила кувшин между вами, – сказал Арчи. – Я не дурак, мне известно, что это значит. У меня была жена-цыганка и цыганская свадьба. Что еще произошло между вами? Говори, негодяй, прямо сейчас, не то умрешь, не сойдя с этого места.
Рука Рэбби потянулась к кинжалу.
Уильям смотрел на веревки, которыми были связаны его запястья, и пытался справиться с дыханием. При виде веревок его желудок всегда сжимался, сердце начинало бешено колотиться. Связанные руки, то, как он сидел посередине комнаты, словно зверь в зверинце, на которого пришли поглядеть зеваки, ощущение полного одиночества и черной, выжженной пустоты в душе – все это казалось таким знакомым! Когда-то давно он вот так же сидел, связанный, отупевший от потери самого близкого человека. Но тогда он был подростком тринадцати лет, не способным полностью осознать, что с ним произошло. Потеря Тамсин, ее доверия и любви оказала на Уильяма такое же разрушительное действие, как смерть отца, как разлука с матерью. На какой-то момент он застыл, не зная, что делать дальше, как выдержать это испытание, и просто тупо смотрел на осколки глины и на лужицы вина, растекшиеся по полу.
Уильям сделал глубокий вдох, потом медленно выдохнул. Ровно, без всяких мыслей и эмоций. Ему нужно было немного времени, чтобы прийти в себя. Он больше не был тем подростком с израненной душой. Он выжил. Он вырос и стал сильнее. Он окреп, несмотря на потери и в то же время благодаря им. Он сможет пережить это снова.
Когда Уильям вошел в холл и услышал, как старик поет балладу, он видел только Тамсин. Она была красива и до боли необходима ему. Он видел страдание в ее глазах и чувствовал ее гнев, направленный на него.
Веревки и обвинения разбередили старые душевные раны, а баллада присыпала их солью. Перед тем как Тамсин разбила вдребезги кувшин, он успел заметить в глазах Арчи боль и разочарование. До этого момента Уильям не понимал, как важно для него уважение Армстронга. Арчи был последней ниточкой, связывающей его с отцом, и Уильяму страстно захотелось сохранить эту ниточку.
Вопросы, обвинения, подозрения, сразу обрушившиеся на него, наложили печать на его уста. Теперь он видел, что был не прав. Он спрятался в свою скорлупу, как привык это делать уже давно, повинуясь инстинкту. Но сейчас в нем заговорила гордость. Единственное, что могло спасти его, – это откровенность. Ничего, кроме правды. Ему нужно было как-то начать. И Уильям понял, что он должен сказать сейчас Арчи Армстронгу, чтобы вернуть его уважение, заслужить его доверие и расположение. Он скажет ему главное.
Уильям поднял голову.
– Арчи Армстронг, – тихо сказал он, – я люблю твою дочь.
Раскрасневшееся лицо Арчи побледнело.
– Ну что ж, хорошо. Только мы оба видели: ты получил от нее от ворот поворот, – ответил Арчи, машинально постукивая пальцами по ножнам.
– Да, – пробормотал Уильям, – я хотел жениться на ней по нашим законам, со священником, но теперь она этого не хочет.
– Ты был сильно занят последние две недели. – Арчи поднял на него тяжелый взгляд зеленых, как и у его дочери, глаз.
– Да, но совсем не так, как ты опасаешься, – сказал Уильям.
Он ждал, что Арчи возмутится, накинется на него, может быть, ударит, но угрюмый гигант молча стоял и в растерянности ерошил пальцами свои нечесаные волосы цвета соломы.
– Ты любишь ее, – повторил Арчи. – Ты любишь ее? – переспросил он.
– Да, люблю, – подтвердил Уильям. Он вздохнул и, подняв связанные руки, провел ладонью по лбу. – Ты даже не представляешь, как сильно я ее люблю, – он опустил руки, глядя на Арчи. – Твоя дочь – источник моих радостей и моих мучений, и это святая правда. Я клянусь тебе в этом.
– Святой спаситель, – пробормотал Арчи, наблюдая за ним, – я тебе верю. По крайней мере, в этом. – Он сделал глубокий выдох и снова взъерошил себе волосы. – Но я хотел бы услышать остальное. И побыстрее.
– Я расскажу тебе правду обо всем, что ты захочешь узнать, – сказал Уильям. Он смотрел на Арчи спокойно, не отводя взгляда. – Я доверяю тебе, Арчи, иначе ты от меня ничего бы не услышал. Но я скажу все. Только тебе одному.
Арчи повернулся к Катберту и Рэбби.
– Идите, присмотрите за вторым нашим заключенным. Принесите ему эля и немного хлеба. Я все же гостеприимный хозяин, пусть даже узник и не знает, в чьей темнице он на самом деле сидит.
– Есть одна вещь, которую ты должен узнать еще до того, как отправишь своих людей вниз, к Масгрейву, – сказал Уильям.
Арчи повернулся.
– Да? И что это за вещь?
– Я говорил с Масгрейвом перед тем, как твои люди пришли за мной. Я видел его. Он еле держался на ногах и говорил неразборчиво. Полагаю, вы ударили его сильнее, чем меня.
– Что он сказал тебе? – спросил Рэбби.
– Поскольку я тоже попал в темницу, он сделал вывод, что мы оба схвачены регентом. Я не стал уверять его в обратном. – Уильям приподнял бровь. – Но мне хотелось бы знать, почему он так думает.
– Возможно, я и покаюсь тебе в своих грехах, когда ты выложишь свои, – проворчал Арчи. – Продолжай.
– Он думает, что мы оба находимся в шотландской тюрьме, и абсолютно уверен, что завтра утром его повесят, – продолжил Уильям. – Но он злобно радовался тому, что перехитрил регента и что план короля Генриха уже не остановить.
– А почему ты предупреждаешь нас об этом? – спросил Арчи. – Может быть, вы сговорились? Может, это новая игра Масгрейва, в которой ты принимаешь участие?
– Это я объясню позже, – сказал Уильям, – а сейчас вам стоит предпринять срочные меры, потому что Масгрейв сказал, что план короля уже вступил в действие. Он сказал, что устал ждать список, который, скорее всего, так никогда и не увидит. Я не мог сказать ему ни да, ни нет. Он сказал, что уже нашел помощь, которая была ему необходима, – Уильям тяжело посмотрел на Арчи, – и что уже заплатил каким-то цыганам и мошенникам, которые на их стороне. Они пообещали ему сделать то, за что он им заплатил.
– И что же это такое? – спросил Арчи зловещим тоном.
– Мы все равно опоздали, Арчи. Королева в опасности, – ответил Уильям.
– Иисус! – Арчи повернулся к Рэбби. – Пойди-ка выясни, сэр регент, что, черт возьми, он сделал!
Рэбби и Катберт оба кивнули и быстро вышли из комнаты. Арчи подошел к Уильяму. Под его ногами захрустели осколки кувшина.
– Ну, а теперь, Рукхоуп, – сказал он, сложив руки на груди, – говори.
Уильям протянул к нему связанные запястья.
– Никаких веревок, пока мы будем разговаривать.
Арчи нахмурился.
– Могу ли я доверять тебе? – спросил он. – Я проклинал себя за то, что доверил тебе свою дочь. – Он помедлил. – И все-таки я дам тебе шанс объясниться. Только из уважения к твоему покойному отцу.
– У нас немного времени, Арчи. Если Масгрейв сказал правду… – Уильям посмотрел мужчине в глаза. – Поверь, все, что ты слышал обо мне, – выдумки. Попробуй поверить, что я – то, что ты на самом деле обо мне думаешь.
– И что я должен о тебе думать? – Арчи прищурился, испытующе глядя на Уильяма.
Уильям помолчал, подбирая слова, но потом просто сказал:
– Я сын своего отца.
Арчи глубоко вздохнул. Он вытащил из ножен, которые всегда носил на поясе, кинжал и подошел к Уильяму, чтобы перерезать веревки. Один взмах острого лезвия – и веревки упали на пол.
– А теперь говори.
Уильям слегка наклонился вперед, оперся локтями о колени и начал свой рассказ.
Тамсин сидела на своей постели в темноте, подтянув колени к груди и обхватив их руками. Она не стала зажигать свечи. В потухшем камине тускло мерцали черные с красным угольки. Подсвечник стоял на столе, рядом с кроватью, но Тамсин не обратила на него внимания. Она не стала открывать ставни на окнах. Лунный свет постепенно померк, на небо наползли тучи, пошел дождь, в отдалении послышались раскаты грома. Дождь сильнее застучал по крыше и ставням.
Тамсин дала волю душившим ее слезам. Рыдания накатывали на нее, как порывы шторма, утягивая в свою глубину, унося застаревшую боль и сменяя ее новой, еще более мучительной болью. Вспышки эмоции проносились одна за другой, оставляя ее каждый раз все более опустошенной и безучастной.
Наконец Тамсин подняла голову и вытерла лицо о рукав. Она устала от рыданий, у нее кончились силы. Сейчас она сидела тихо и перебирала в памяти все, что случилось с ней за последние две недели.
С их странной женитьбой было покончено. Любовь, подаренная судьбой, покинула их слишком быстро, едва начавшись. Тамсин чувствовала себя разбитой на мелкие кусочки, как тот кувшин, который она разбила у его ног. Ни кувшин, ни ее сердце уже нельзя было собрать и склеить.
Сейчас, немного успокоившись, она думала, что им уже никогда не удастся загладить обиды, которые оба нанесли друг другу. Эти раны не залечит даже время. И виной тому – его тайны и ее бурный темперамент. Если бы Уильям рассказал ей раньше то, что она узнала сегодня, это, возможно, повлияло бы на ее решение, но не на ее чувства. У Тамсин не было иного выбора, кроме как любить его. Она впустила его в свою душу и в свое сердце. Она и Уильям были неразрывны, как свет и тепло, излучаемые костром. Она могла бы существовать без него, она знала это, ведь жила же она без него раньше. Но теперь все изменилось, она познала новое восхитительное чувство, и ей теперь было мало просто жить, она хотела жить в любви.
Тамсин посмотрела на сжатую в кулак по привычке левую руку и раскрыла ладонь. Уильям и ее семья, сами того не ведая, приучили ее не стыдиться увечной руки. Эта одна маленькая свобода была драгоценным даром. Уильям принял ее целиком такой, какая она есть, он восхищался ею. Его тихая любовь придала ей силы по-новому взглянуть на себя, понять, что она привлекательна, что у нее больше достоинств, чем недостатков.
Тамсин очень сильно изменилась. И сейчас она застряла на распутье, не зная, как ей жить дальше. Она не могла вернуться к прошлой своей жизни, а без Уильяма не хотела даже заглядывать в будущее.
Снова зазвучали раскаты грома, полыхнула молния. Немного побаиваясь, Тамсин все же встала и подошла к окну. Она открыла ставни и долго смотрела на ливень. Ее лицо и волосы намокли. Через открытое окно в комнату врывался ветер, неся с собой брызги дождя.
Она страстно желала услышать объяснение Уильяма, но ей не хватило смелости. Она выбежала из комнаты, охваченная гневом, растерянная. Но, если бы она задержалась хоть минутой дольше, это принесло бы лишь мучение им обоим. Она видела страдание и боль в его глазах. Сейчас Уильяма, скорее всего, уже отправили назад, в темницу. Она не будет пытаться увидеться с ним до завтрашнего утра, а к тому времени ей, возможно, удастся выплакать все слезы, удастся справиться с собой и со своей глупой любовью. В данный момент Тамсин хотелось только одного – забраться под одеяло и забыться сном до утра.
Дождь барабанил по крыше и не думал кончаться. Тамсин отвернулась от окна и принялась медленно расстегивать крючки на кожаном дублете. Потом она разделась, оставшись в одной длинной льняной сорочке, да так и застыла, в задумчивости изучая пальцами ее рваные края. Уильям отрезал снизу полоску ткани, чтобы сделать повязку для ее отца в ту ночь, когда они были в тюрьме Масгрейва. Она вспомнила, как добр и участлив он был тогда. Благодаря ему и Тамсин научилась относиться снисходительнее и терпимее к самой себе. Сострадание было частью его натуры. Это был тот Уильям, которого она знала. И Тамсин не могла понять, как и почему он мог обидеть Джен Гамильтон. Он был просто не способен на такую жестокость по отношению к девушке, только для того, чтобы отомстить своему врагу.
«Верь мне!» Его страстные слова все время возникали в ее голове. «Верь мне!» «О, господи, – подумала она, – мне так хотелось верить ему!» Доверяя Уильяму, она начинала больше верить в саму себя. Теряя веру в него, она теряла и веру в себя. Две нити их существования были связаны вместе, скручены одна в другую, как нити шелка. По отдельности они тонкие, их легко разорвать, но скрученные вместе они превращаются в более прочную, более красивую нить. Она должна была выслушать его, попытаться понять. Но она позволила своей горячности взять над ней верх и разрушила то, что было между ними.
Утомленная своими мыслями, она подняла руки к голове.
Ей нужно разобрать прическу. Заплетенные в косы волосы были для нее последней нитью, связывающей с замком Рукхоуп, со счастьем, которое она познала там. Теперь все ее надежды разрушены, и не стоит возвращаться к воспоминаниям.
Ничто не должно напоминать ей о счастливых временах.
Тамсин вытащила шпильки, которые держали прекрасную шелковую сеть, покрывающую ее волосы, и потянула за нее.
Она не знала, с чего начать, потому что никогда не носила на голове сетку и гребни из слоновой кости. Тамсин попыталась распустить косы, но вскоре поняла, что, освобождая их от шпилек, только еще больше запутывает. С ее губ сорвалось несколько нетерпеливых ругательств.
Дождь барабанил по крыше над ее головой. Внезапно над замком прогремел громкий раскат грома, сопровождаемый яркой вспышкой молнии. Тамсин подскочила от неожиданности. Ее пальцы никак не могли распутать упрямый узел в волосах, и она дернула за него, теряя остатки терпения. Усталость и отчаяние взяли над ней верх, она закрыла лицо руками и разрыдалась.
– Эй, красавица, иди сюда, – услышала она голос Уильяма.
Сердце Тамсин замерло, она резко обернулась. Уильям подхватил ее, даже не дав ей до конца развернуться, и она, ошеломленная, вдруг почувствовала, что желает этого, что ее гнев и обиды оказались слишком ничтожными по сравнению с любовью. Ей расхотелось сопротивляться. Уильям прижал ее к себе, пока она выплакивала свое горе на его груди.
– О, боже, Тамсин, мне так жаль, – шептал он ей в ее волосы. – Прости меня.
Его губы скользили по ее бровям, векам, нашли ее щеки и мочки ее ушей. В этот момент она подняла голову. Ей хотелось о многом спросить его, но она молчала, разрешая стереть все ее страхи и сомнения страстными поцелуями. Она уступила натиску его губ и рук. На один только миг она оттолкнула его, но мгновением позже вновь прильнула к его груди. Но на этот раз сам Уильям отступил на шаг. Несмотря на полумрак, царивший в комнате, взгляд его чистых голубых глаз был хорошо различим. Тамсин уставилась на него, тяжело дыша. Уильям тоже с трудом перевел дыхание.
– Как ты… почему ты… как же так?
– Садись, – мягко сказал он, взяв ее за руку и подводя к кровати.
Она забралась на постель, села и накинула покрывало себе на колени. Тамсин наблюдала, как он садится рядом с ней на расстоянии вытянутой руки.
– Как получилось, что ты здесь, а не в темнице? – спросила она, обхватив себя за плечи.
– Арчи предложил, чтобы я поднялся в твою спальню, – сказал он. – Мы с ним долго разговаривали. Я все рассказал ему.
– И что же ты ему рассказал? Насчет Джен Гамильтон? Насчет Масгрейва? Королевы?
– Да, все это и даже больше, – сказал он, глядя на нее.
– А что еще? Он знает, что означает разбитый глиняный кувшин, – сказала Тамсин, нахмурившись. – Как ты объяснил это?
– Просто сказал правду, – прошептал Уильям. – Я сказал ему, что люблю его дочь.
Тамсин молча уставилась на мужчину. Снаружи шумел дождь, гремели раскаты грома, но они казались шепотом по сравнению с раскатами грома в ее сердце. Она ничего не сказала. Она боялась заговорить. Его прямой ясный взгляд встретился с ее взглядом.
– Я сказал: она часть меня, а я часть ее. Она огонь, который горит в моей душе. И я надеюсь, что я огонь, который горит в ее душе. Я знаю, что могу зажечь если не душу, то по крайней мере ее тело, – добавил он тихо.
– Ты сказал ему все это? – прошептала Тамсин.
– Не все. – Он чуть улыбнулся. – Кое-что предназначается только для твоих ушей.
Ее сердце омыло волной нежности, ее душа устремилась к нему. Больше всего ей хотелось броситься в его объятия, утонуть в его руках. Но она только наклонила голову и посмотрела на него холодно и спокойно.
– Ты серьезно?
– Тамсин, – сказал он и, отведя взгляд, провел рукой по льняному покрывалу, – ты покорила меня, а потом оттолкнула, ты наполнила мою жизнь смыслом, а потом разбила мне сердце вместе с этим проклятым кувшином. Я потерял твое доверие и не знаю, как заслужить его снова.
– Есть только один способ, – сказала она. – Сказать правду.
– Все, что я когда-либо говорил тебе, и все, что скажу в будущем, и есть правда. Я никогда не лгал тебе и никогда не собирался этого делать.
– Я ничего не знала о Джен и о твоем участии в этом ужасном заговоре Масгрейва.
– Ты никогда и не спрашивала. Я бы сказал тебе.
– А Масгрейв? Что это за заговор?
Он спокойно посмотрел на нее.
– Я обещал вдовствующей королеве, что буду держать это в секрете ради нее, в интересах маленькой королевы. Я не имел права говорить об этом ни тебе, ни твоему отцу, пока выдавал себя за сообщника Масгрейва. Я знаю, что ты думала обо мне, но не мог повлиять на твои мысли. Артур Масгрейв рассказал Арчи именно то, что он думает обо мне. То, что я хотел, чтобы он думал.
– Так ты просто шпионил в интересах двора? – спросила она.
– Вдовствующая королева хочет знать, что замышляет король Генрих относительно ее дочери. Я надеялся раскрыть полностью весь план англичан до того, как Масгрейв сделает следующий шаг.
– Но мой отец остановил Масгрейва, – сказала она.
Уильям покачал головой.
– Масгрейв перехитрил нас. Он выслал других людей, чтобы выполнить задание. Арчи собирал подписи, пока я держал тебя в качестве заложницы и ожидал встречи с ним. Я ошибся. Я должен был встретиться с ним раньше. Я должен был! – Он сжал кулак и в отчаянии ударил им по стене. – Сейчас осталось мало времени. Возможно, совсем не осталось. Я должен как можно скорее раскрыть все детали плана, попытаться остановить заговорщиков. Но я не мог уехать, – он нежно посмотрел на нее, – не поговорив с тобой, не увидев тебя. Признаю, это моя слабость. Я должен знать, что ты доверяешь мне. Мне нужна твоя вера и твоя любовь, – тихо закончил он.
Она смотрела на него, не зная, что сказать. Левая рука девушки лежала на стеганом одеяле. Уильям потянулся, накрыл ее руку своей, ласково провел большим пальцем по ладони. Ее сердце рвалось к нему, но она сдержала свой порыв. Она еще не была до конца уверена в его любви.
– Уилл, – прошептала она, – прости меня. – Ее голос прервался: – Я сделала неправильные выводы только потому, что слушала других. Они говорили о тебе ужасные вещи.
– Просто верь мне, – с жаром сказал он. Он крепко сжал ее руки своими. – Я никогда никому не позволю причинить вред Марии Стюарт. И я не намеренно погубил Джен, – твердо сказал он. – Я любил ее.
Тамсин замерла, понимая, должна все узнать об этом, как бы тяжело ей не было.
– Когда слушала балладу, я решила, что, возможно, совсем не знаю тебя.
Он вздохнул и отпустил ее руку. Тамсин села прямо, глядя на него.
– В этой балладе много лжи, – сказал Уильям.
– Баллады часто рассказывают правдивые истории о том, что происходит при дворе, на границе, внутри кланов, – сказала она.
– Но чаще правда в них переплетена с выдумкой. Так, как в этой истории о Джен и обо мне. Лишь очень немногие знают, как все было на самом деле.
– Расскажи мне, – попросила она тихо.
Уильям забрался на кровать и сел рядом с Тамсин, подтянув к себе колени и обхватив их руками.
– Ты знаешь, что меня силой забрали от моей семьи в тот день, когда повесили отца. Меня увез Малис Гамильтон. На протяжении многих лет он и граф Энгус наблюдали за мной, как ястребы. Им было выгодно иметь такого подопечного. Я был заложником. Находясь в их руках, я давал им возможность хоть как-то влиять на некоторые приграничные кланы и в том числе на клан Скоттов, один из самых лихих в Приграничье.
– Да, я кое-что слышала об этом.
– Я ненавидел Малиса, – резко сказал он. – Я был обижен на него, когда был подростком. Когда я стал мужчиной, я перестал признавать его власть и занял свое собственное место при дворе короля Джеймса. Тогда я не очень смущался, доставляя Малису массу неприятностей. Но у него была дочь, – добавил Уильям. – Она была… при взгляде на нее перехватывало дыхание. Красивая, уверенная в себе, взбалмошная и веселая. Она была одной из любимых фрейлин королевы. Придворный поэт сравнивал красавицу Дженни Гамильтон с красной розой в окружении бледных лилий.
Слушая его рассказ, Тамсин испытывала самые настоящие муки ревности.
– И тогда ты влюбился в нее, – тихо сказала она.
– Я любил многих женщин, но я не знал тогда, что такое настоящая любовь, – сказал он. – Дженни похитила мое сердце, но благодаря ей я вновь научился смеяться. Мне кажется, в этом есть какая-то ирония: дочь моего врага показала мне, какой прекрасной может быть жизнь.
– Она, должно быть, была очень милая, – пробормотала Тамсин, ощущая себя в этот момент дурнушкой. – И она, должно быть, очень сильно любила тебя, такого красивого, молодого лэрда.
– Однажды она призналась, что главное ее удовольствие в жизни – покорять красивых молодых людей. И она это делала виртуозно. А я всего-навсего играл роль шута при этой самовлюбленной королеве. Но тогда я этого не замечал. Мы встречались. Она любила шутки и смех, вино и развлечения. Она страстно любила жизнь и хотела иметь все сразу.
Тамсин сидела, мрачно уткнувшись подбородком в колени. Ей было больно слышать, как Уильям восторгается этой молодой женщиной. Она с тоской думала сейчас о своей странной руке, о растрепанных волосах и своей рваной рубахе. «Бедная полукровка-цыганка не могла сравниться с этой жизнелюбивой яркой леди», – с грустью подумала она. Но эта замарашка-цыганка любила красивого лэрда больше, чем любая красавица при дворе. Эта мысль придала ей смелости. Она подняла голову и посмотрела на Уильяма.
– Я должен был иметь больше здравого смысла, – сказал он. – Это моя вина.
– Но ведь ты не мог посмотреть на это со стороны, ты был участником, – сказала Тамсин. – А она была красива, великолепна. Ты любил ее.
– Я желал ее, – тихо сказал он. – Но я ее не любил.
Тамсин с любопытством и посмотрела на Уильяма.
– Ты не любил ее?
– Сначала я думал, что любил. Я даже подумывал о том, чтобы жениться на ней. Я готов был смириться даже с тем, что Малис станет моим тестем. Но, к счастью, скоро я понял, что Дженни напрочь лишена способности любить кого-либо, ей были неведомы такие чувства, как преданность и верность. Она хотела развлекаться. Она любила авантюры, приключения и пьянящие ощущения. Она никогда бы не смогла быть верной женой. И она не любила меня. Но она пылала страстью ко мне, так же, как и я к ней. Я был ее любовником, но я был у нее не первым. И, как выяснилось позже, не единственным даже в дни даших самых пылких свиданий.
Тамсин в шоке посмотрела на него.
– А Кэтрин… Ты уверен, что она…
– Так сказала Джен. И когда я посмотрел на ребенка… да, она моя, я это знаю.
– Ты не женился на ней, когда узнал о том, что она носит ребенка?
– Она ничего мне не сказала. Я был в отъезде по поручению двора во Фландрии. Я отсутствовал несколько месяцев. Мы к тому времени уже расстались, потому что я обнаружил, что, помимо меня, у нее были другие. Она не отрицала. Когда я вернулся в Шотландию, Джен уже покинула двор, так как поползли слухи. Она жила в замке своего отца. К тому времени, как я узнал о ребенке, было слишком поздно.
– Слишком поздно для чего?
– Малис держал ее взаперти в своем замке. Официально сообщалось, что она плохо себя чувствует и не может посещать приемы. Но когда она сказала ему, что отец ребенка – я, и попросила сообщить мне, Малис рассвирепел. Я не знаю точно, что там произошло, но однажды ночью она сбежала. Она была на восьмом месяце беременности. Она направилась в Рукхоуп верхом, надеясь, что я женюсь на ней.
– Это был глупый поступок, – пробормотала Тамсин.
– Она вообще никогда не отличалась особенным умом. К тому моменту, как она добралась до ворот нашего замка, начались преждевременные роды. Моя мать и сестра приняли девочку. Роды были тяжелые, – он нервно провел рукой по волосам. – Я послал за лекарем и священником, но Дженни умерла до их приезда. Она истекла кровью. – И он тихо добавил: – Этого она не заслужила.
Тамсин вздохнула и, взяв его за руку, почувствовала, как он напряжен.
– Боже праведный, Уилл!
– Именно поэтому Кэтрин живет у меня, а не у Малиса, – сказал он. – Она родилась в моем доме. Я позволяю ему навещать ее, хотя это неприятно моей матери. Ей неприятно видеть его. Я не собираюсь разлучать его с Кэтрин и не собираюсь запрещать ей видеться со своим дедом, который, я думаю, несмотря ни на что, любит ее. Но Кэтрин останется со мной, – горячо добавил он.
– А баллада? – спросила Тамсин. – Откуда она взялась?
Уильям пожал плечами:
– Кто знает? Слухи по двору ходили самые разные. Мало кто знал, что произошло на самом деле. Я рассказал обо всем только королеве, которая любила Джен.
– И ты жил все это время, окруженный лживыми олухами?
– Я все равно не смог бы прекратить их, поэтому даже не пытался. К тому же предпочитаю, чтобы плохо говорили обо мне, а не о Джен, – сказал Уильям. – Ее любили при дворе. Пусть они думают, что это «красавец-лэрд» соблазнил ее, а потом бросил. Я не буду чернить ее память, рассказывая всем правду.
– Ох, Уилл, – сказала девушка, – думаю, ты все-таки любил ее.
– Я признателен ей, – голос его вдруг сел. – Она подарила мне Кэтрин.
Тамсин почувствовала, как сжалось ее горло, как на глазах навернулись слезы. Она не могла говорить, только молча кивнула, переполненная состраданием, сочувствием и любовью. Эта любовь казалась ей сейчас такой огромной, что Тамсин просто больше не могла скрывать ее в себе. Она всхлипнула и потянулась к Уильяму.
В то же мгновение Уильям заключил ее в кольцо своих рук.


Часть XXVII

Раскаты грома за окном не прекращались ни на секунду, дождь колотил по крыше, а в душе Тамсин наступил мир и покой. Она сейчас была именно там, где всегда хотела быть. И Уильям чувствовал это. В ее глазах он прочитал полное прощение его грехов.
Он горячо нуждался в этом, нуждался в ней, хотя и был уверен, что потерял ее доверие навсегда среди глиняных осколков, оставшихся в большом холле. Чувства благодарности и любви нахлынули на него чистой сверкающей волной, смывающей все сомнения и страхи. Уильям сжал Тамсин в своих объятиях и припал к ее губам, как к живительному источнику, возрождающему его к жизни. Задохнувшись от переполнившего его желания, Уильям отстранился и обхватил ее лицо ладонями.
– Тамсин, – прошептал он срывающимся голосом, – я не могу починить тот разбитый кувшин. Он безнадежен. Но позволь мне собрать воедино кусочки… – он снова принялся покрывать поцелуями ее лоб, глаза, рот, – … моего и твоего сердца.
Девушка всхлипнула, обвила руками его шею, прижалась к нему, словно стараясь полностью слиться с его телом. Он посадил ее к себе на колени и прижал к груди, чувствуя, что гибнет в пламени ее поцелуев. Их руки скользили по телам друг друга, жадно и трепетно ласкали, возбуждали, утешали. Она повторяла все его движения, раздувая огонь, который и так уже пылал в нем с неистовой силой.
Уильяму уже было слишком мало ее утешения и поддержки. Он хотел всю Тамсин. Прямо здесь и сейчас. Он перевел дыхание и, взяв ее за руки, чуть-чуть отстранил от себя. Они оба сидели на кровати, прислонившись лбами друг к другу и тяжело дыша.
– Тамсин, – сказал он. – Я уже не смогу остановиться, если повторится то, что уже было между нами…
– Не останавливайся, – выдохнула она. – Пожалуйста. – Она вдруг привстала на коленях и тревожно посмотрела на него. – Ты все еще боишься, что это всего лишь похоть?
Он вздохнул, поглаживая ее по спине.
– Я не боюсь ничего, что может произойти между нами… кроме не вовремя подвернувшихся под руку кувшинов.
Тамсин фыркнула от смеха и прижалась к нему.
– Я скоро должен буду уехать во дворец Линлитгоу, – сказал Уильям. – Масгрейв выслал своих агентов, чтобы они выкрали малышку-королеву. Я не знаю, кого послал Джаспер и что он вообще успел сделать. Я молюсь богу, чтобы мне удалось выяснить это у него и успеть вовремя.
– Послушай, какая гроза, – прошептала Тамсин. – Никто не осмелится отправиться в путь в такую ночь. Поедешь завтра.
– А если завтра будет уже слишком поздно? – пробормотал он.
– Что ж, тогда я не стану вмешиваться. Делай то, что должен. – Она села прямо и подняла руки к волосам, где до сих пор в тусклом свете поблескивали зеленые бусины, вплетенные в косички. Потянула за косу, вздрогнула, потом снова потянула, упрямо пытаясь расплести их.
Уильям вздохнул, наблюдая за ней. Наконец, не выдержав, он протянул руки к ее волосам и молча принялся помогать. Тамсин слегка наклонила голову и, поджав под себя ноги, сложила руки и сунула их между колен.
– Ты не обязан помогать мне, – сказала она. – Я справлюсь.
– Знаю, – ответил Уильям, – но хочу помочь. Это не займет много времени.
– Иди, если должен. Это урок, которому научил меня ты, Уилл Скотт, – сказала Тамсин.
– И что же это за урок? – поинтересовался он, вытаскивая из сплетения косичек одну и освобождая ее по всей длине от бусинок, отводя в сторону другие пряди, скользящие по его руке, как тяжелый плотный шелк.
– Я поняла, страсть не умеет ждать, – ответила она. – А любовь терпелива, и ее огонь горит вечно.
– О, боже, – прошептал Уильям, закрывая глаза и наклоняя голову.
Его сердце замедлило свои удары, а в душе будто что-то проснулось. Уильям жарко поцеловал Тамсин в губы, а потом вернулся к прерванному занятию. Он терпеливо взялся за следующую прядь, складывая снятые бусы на стеганое покрывало. Они пощелкивали в темноте, ударяясь о своих предшественниц. Тамсин безмолвно сидела на кровати, наслаждаясь ощущениями, которые дарили ей его руки, распутывая, освобождая пышные блестящие локоны. Он не понимал, откуда у него взялось столько терпения, чтобы справиться с этим, когда его тело охвачено все сильнее разгорающимся желанием, а сердце вот-вот выпрыгнет из груди. Каким-то образом то, что он делал с ее волосами, превращалось в прелюдию того, что он хотел сделать с ней, сделать для нее. С таким же терпением и заботой, с какими освобождал ее волосы из плена тугих кос, он хотел вытащить ее саму из жестких рамок, в которые она себя поместила давным-давно, освободить ее от убеждения, что она не может быть любимой и желанной. Он хотел дать ей почувствовать, что для него она самая красивая и обольстительная женщина в мире.
Уильям медленно прошелся поцелуями по ее шее и замер у основания. Он развязал длинную нить блестящих бусин, обмотавшуюся вокруг спутанного пучка ее волос.
– Женщины гораздо более умелые архитекторы, чем принято считать, – заметил Уильям. Он вытащил несколько отдельных бусин и распустил корону из косичек.
Тамсин рассмеялась низким, чувствительным смехом, заставившим его задрожать.
– Ты, моя красавица… – сказал Уильям, вытаскивая несколько последних заколок из слоновой кости и откидывая их в сторону. Теперь все волосы Тамсин свободным покрывалом окутывали ее плечи, – …просто великолепна, – закончил он.
– О да, цыганка-полукровка, которая не умеет причесать собственные волосы и правильно одеться, – подхватила девушка. Однако сейчас в ее голосе не было слышно горечи, как раньше.
Он пропустил ее локоны между пальцев и принялся массировать ей голову. Тамсин закрыла глаза и издала низкий стон удовольствия.
Уильям дрожал, заставлял себя ждать. Он мог бы ждать эту женщину вечно, говорил он себе.
– Тебе не нужно упаковывать себя в дамаск или бусы, в планшетки или шляпки. По крайней мере, для меня. Хотя ты и выглядишь такой хорошенькой в этих нарядах, – прошептал он, поглаживая ее виски до тех пор, пока она не задрожала и не застонала снова.
– М-м-м… – вздохнула она. – Но я хочу носить такие вещи… Они мне нравятся.
– Что ж, тогда носи, – согласился он, мягко опрокидывая ее на кровать, еле сдерживая дрожь нетерпения. – Только все эти наряды тут же будут сняты, когда мы закроемся в нашей спальне, моя любовь, – прошептал Уильям. Его руки скользнули по ее рубашке, обрисовав твердые полушария ее грудей, ее плоский живот и плавный изгиб ее бедра. – Я знаю, как снять все, что ты наденешь.
Тамсин улыбнулась, подняла руки, обхватила Уильяма за шею и медленно, с нежным поцелуем притянула его к себе, раскрываясь ему навстречу в то время, как он с наслаждением изучал контуры ее губ и влажный горячий рот. Страсть пьянила его, как молодое вино, заставляла сердце вторить каплям ливня, стучащим по крыше. Он накрыл ее собой, и они слились, утопая в пуховой перине и подушках. Она дрожащими пальцами пыталась справиться с завязками на вороте его рубашки.
– У меня в этом не такой богатый опыт, как у тебя, – произнесла Тамсин, дергая за шнурки. Наконец ей удалось развязать их, и она стянула с мужчины рубашку. Уильям, отбросив одежду в сторону, снова заключил девушку в объятия. Она по-новому ощутила тепло его обнаженной кожи. Ее пальцы перебрались на его талию и потянули за шнурки на бриджах. – Но я сумею раздеть тебя, когда мне этого очень захочется, – заключила Тамсин.
Ее рука скользнула по сарже и замерла, обхватив, к удивлению Уильяма, самую интимную его часть. Он наполнился и набух от ее легкого прикосновения. Мужчина застонал, обхватил руками ее запястья и нежно распял Тамсин на кровати, привстав на одном колене. Он хотел видеть ее глаза.
– Дерзкая девушка, – произнес он, целуя ее в ухо.
Тамсин пошевелилась, и Уильям подумал, что он взорвется, едва начав любить ее. Он поцеловал ее в губы и отстранился, потому что Тамсин выгнулась дугой ему навстречу. Ее глаза были закрыты, она застыла в ожидании. Уильям стащил с нее сорочку, и гибкое обнаженное тело девушки предстало перед ним во всей своей совершенной красе, мерцающее в отблесках огня из камина. «Слишком поздно, – подумал он, – соблюдать целомудрие». Они оба не в состоянии ждать, пока священник обвенчает их. Он сгорал сейчас от желания ощутить ее тело, почувствовать, как растворяется в ней. Он склонился, чтобы поцеловать ее губы, провел своими губами по ее шее и спустился ниже, к ее восхитительным полным грудям с набухшими сосками, ждущими его прикосновений.
Уильям вобрал в себя один сосок, лаская и дразня его языком, и Тамсин нежно вздохнула. Она провела левой рукой по его волосам, потом по щеке и подбородку, очертила ею контуры его широких плеч и крепкой груди. Он знал, что она умеет быть смелой, даже дерзкой, но сейчас ее прикосновения казались ему слишком застенчивыми, слишком нерешительными.
Уильям перехватил ее левую руку и, поднеся ее к своим губам, припал долгим поцелуем к маленькой ладошке. Тамсин, казалось, перестала дышать. Он снова поцеловал ее руку и приложил к своей щеке. Он смотрел на нее в полумраке комнаты. Красноватый отсвет из камина высветил блеснувшую на ее щеке слезу. Уильям осушил сверкающую каплю губами и откинул назад ее волосы.
– Ты прекрасна, – прошептал он. – Никогда не думай иначе. Я не вижу в тебе ни одного изъяна, ты – само совершенство.
Тамсин глубоко вздохнула и прижала Уильяма к себе, ее ноги обвились вокруг его ног, она плавно скользнула вдоль его туловища, и Уильям испугался, что может лишиться разума от желания обладать ею.
– Никаких изъянов? – спросила она, покрывая поцелуями его щеку и неуклонно приближаясь к его губам.
– Только вспыльчивость, – выдохнул он, проводя рукой вдоль ее тела.
Он нашел ее мягкое лоно и погрузил в него пальцы. Ее внутренние складки были горячими, влажными, ждущими. Тамсин с силой втянула в себя воздух и застонала. Он ласкал ее то нежно, то сильнее, пока она наконец не выгнула спину, призывая его взять ее полностью. Тамсин снова потянулась к его бриджам, ей хотелось ощутить его горячую плоть, но эта последняя деталь одежды мешала, разделяла их тела. Уильям поспешно освободился от бриджей и, перекинув через нее ногу, прижался губами к ее губам. Вдруг он остановился, хотя для этого ему пришлось призвать на помощь всю свою волю.
– Мы не женаты, – пробормотал он. – Ты это знаешь.
– Мы были женаты, однажды, – губы Тамсин шевелились у его губ, их дыхание сливалось в одно. – Мне жаль, что я прекратила наш брак. Мы поженимся еще раз.
Уильям издал глубокий стон.
– Как? – выдохнул он. – Когда?
– Сейчас, – прошептала Тамсин. – Здесь.
И она припала к нему, полностью раскрываясь перед ним, страстно желая ощутить его внутри себя, и Уильям медленно, осторожно, очень нежно проник в нее. В ту секунду, когда он пересекал границу, Тамсин изумленно раскрыла глаза, ее дыхание прервалось. Он скользнул внутрь теплой, такой зовущей плоти, и что-то неожиданно мучительное, что-то цельное и законченное, казалось, заключило его в свои объятия, даря мир и покой. Уильям благодарно закрыл глаза, растворяясь в Тамсин.
Она издала возглас захватчика, возглас триумфа. Он вторил ей, чувственно и исступленно, испытывая небывалое наслаждение, он вонзался в нее, ощущая, как она трепещет вокруг него. Вдруг яркая вспышка ослепила Уильяма, и он знал, что эта вспышка у них с Тамсин одна на двоих. Он знал это, потому что всегда каким-то непостижимым образом чувствовал, что эта девушка – яркое, неуловимое отражение его новой, возрожденной души.
Уильям вздохнул, и до его слуха вдруг снова донесся дождь, он услышал раскаты грома. Он ощутил, как Тамсин сдвинулась под ним. Уильям целовал ее, давая себе обещание, что он никогда и никому не позволит разрушить то, что возникло между ними по велению судьбы и по их обоюдному желанию.
Сейчас они оба нуждались в отдыхе, хотя бы самом малом, и Уильям, удобно устроившись подле Тамсин и накинув на разгоряченные тела покрывало, почувствовал, как его одолевает сон. Тамсин тоже скоро уснула, чувствуя себя очень уютно в кольце его рук.
* * *
– О, боже! – воскликнул Уильям, проснувшись. Мутный свет и прохладный, пропитанный туманом воздух проникали в комнату через маленькое окошко. Бледный луч света падал на лицо спящей Тамсин. – О, господи. Сколько я здесь пробыл? – Уильям сел, откинул волосы со лба и, быстро вскочив с кровати, натянул на себя рубашку и бриджи.
– Уилл? – Тамсин проснулась и села на постели. Мужчина взглянул на ее заспанные глаза, взъерошенные волосы и обнаженное тело, такое прекрасное и любимое. Он нагнулся, поцеловал ее. Тамсин потянулась к нему.
– Я должен идти, – пробормотал Уильям. – Где мои сапоги?.. Ах да, они все еще в темнице… – Он снова откинул назад волосы, но они упрямо падали ему на глаза. – Я собирался поговорить с Масгрейвом и отправиться в путь. Черт возьми! – выругался он, стоя посреди комнаты и пытаясь затянуть на талии пояс, заправляя под него рубашку. – Мне нужно спешить. Боже, – вдруг произнес он, глядя на Тамсин, – не делай этого. Ты убьешь меня.
Тамсин стояла перед ним, стройная и прекрасная, в короткой сорочке на фоне окна. Сквозь тонкую ткань полностью просвечивало ее тело.
– Я тоже еду, – заявила Тамсин. – Подожди, пока я оденусь.
– Если ты еще хотя бы секунду постоишь вот так, как сейчас, мы никуда не поедем. Вернёмся прямиком в постель, – с усмешкой проговорил Уильям охрипшим со сна голосом.
Тамсин улыбнулась и спрыгнула с кровати прямо в его раскрытые объятия.
– Ты должна оставаться здесь, пока я буду говорить с Масгрейвом, – твердо сказал он. – А потом можешь спуститься вниз и быстренько сказать мне «до свидания». И если у Арчи найдется какая-нибудь еда, может быть, он поделится со мной? Заранее благодарю. Святые небеса, ты – чудесное создание, хоть и созданное мне на погибель. – Он поцеловал ее в губы, потом коснулся губами ее руки и кивнул, указывая на кровать.
Тамсин начала было возражать, но он, не обращая никакого внимания на ее протесты, потянул за ручку, открывая дверь. Уильям сбежал по винтовой лестнице на первый этаж в одних носках. Замок еще спал. Он миновал большой холл, который сейчас пустовал, и направился вниз по другой лестнице, ведущей в подземную часть башни, где, подобно темному, грозному зверю, щетинилась решетками темница.
* * *
– Проснись, – сказал Уильям, толкая Масгрейва носком своего сапога.
Он чуть отступил, наблюдая, как Масгрейв пробуждается, похрюкивая и неловко шевелясь на покрытом соломой полу в маленькой мрачной камере.
– Вставай! – Уильям упер кулаки в бока и стоял, широко расставив ноги.
Он уже был полностью одет. На нем были его высокие сапоги и кожаный дублет, на поясе висели меч и кинжал, он готов был выехать сразу же, как только выяснит все необходимое.
В дверном проеме стоял Рэбби Армстронг, не слишком хорошо соображая после всего нескольких часов сна. В одной руке он держал факел, в другой – шлем Уильяма.
Масгрейв сел и прислонился спиной к стене, его огромный живот вылез вперед, плечи поникли, складки на подбородке расползлись по груди. Он поднял руку, чтобы протереть глаза, и цепь, соединяющая кандалы на его запястьях, неожиданно громко звякнула. Мужчина посмотрел вверх.
– А-а-а, – проговорил он, – они что, отпустили тебя? Что ты делаешь в моей камере? Куда-то собрался?
– Я свободен, – сказал Уильям. – Скажи мне, какого черта ты натворил, Джаспер? Мне нужно знать.
– Признался, да? Проклятые шотландцы! – проворчал Масгрейв. – А если я признаюсь, как думаешь, регент отпустит меня? Что-то я сомневаюсь… Мне кажется, они отпускают только своих шотландцев.
– Признайся, – сказал Уильям. – Признайся во всем, что ты сделал, и расскажи подробно. Они позволят тебе вернуться в Англию. Я замолвлю за тебя словечко.
Масгрейв смерил его недоверчивым взглядом, прищурив и без того по-поросячьи узкие глазки.
– А ты признался им в том, что ты поддерживаешь короля Генриха?.. Что ты типичный, мошенник, держащий нос по ветру и поворачивающий хвост в нужную сторону, когда это удобно.
– Кому ты заплатил и куда они направились? – наседал Уильям. Сейчас он стоял, положив руку на рукоять кинжала.
Масгрейв посмотрел на него, и вдруг недобрые искры промелькнули в его глазах.
– Будь ты проклят, – проговорил он, с трудом поднимая свое грузное тело на ноги. Он стоял, тяжело дыша, слегка покачиваясь. – Ты заодно с регентом! Король Генрих будет в ярости, когда узнает о твоей измене. Ты обещал мне совсем другую лояльность. Сколько они заплатили тебе? Мы заплатим вдвое больше! Нам нужен человек, имеющий доступ ко двору! Назови свою цену и скачи в Англию, чтобы получить монеты в обмен за нужные нам услуги!
Уильям сделал один широкий шаг и, схватив Масгрейва за запястья, дернул его на себя, а потом оттолкнул назад. Цепь снова жалобно зазвенела. Уильям вжал грузное тело в стену.
– Я не поддерживаю никого, – сказал он, – кроме инфанты, королевы Шотландии.
– Дурак! Стань воином, а не нянькой! – проскрипел Масгрейв. – Присоединяйся к тем, кто уже находится в пути, чтобы добыть для Генриха маленький приз. Если бы я был на твоем месте, – продолжал он дребезжать, – я бы свалил все на Арчи Армстронга и его проклятую дочь-цыганку. Я уже сообщил их имена регенту прошлой ночью. Сделай то же самое. Их схватят, и очень скоро, за их предательство. Если уж мне придется умереть, я утяну за собой и Арчи.
– Если ты расскажешь мне все, что я хочу знать, и сделаешь это быстро, – Уильям скривил губы в ухмылке, – ты не умрешь. Тебя отправят назад, в Англию.
– По чьему приказу ты говоришь мне это? – поинтересовался Масгрейв.
– По своему собственному, – процедил Уильям сквозь зубы. Он снова тряхнул Масгрейва и развел его руки в стороны так, что цепь натянулась и придавила горло. Мужчина засуетился, покраснел, задергал своими пухлыми руками. – Ты однажды стоял поблизости, позволяя веревке стягивать женскую шею. А ну-ка, попробуй на собственной шкуре, каково это! – сказал Уильям, натягивая цепь.
Масгрейв тяжело задышал, скорчился от боли и начал оседать на подогнувшихся ногах.
– Даже не думай о том, чтобы забрать ребенка у ее матери! – Внутри него клокотала ярость. – Моя королева – всего лишь беспомощный младенец, да. Но я – мужчина. И мой меч защитит ее. Ты меня слышишь?
Масгрейв кивнул. Его глаза начали вылезать из орбит.
– Ты предал меня, – прошипел он. – Ты подлый шпион!
– Скажи мне, – потребовал Уильям, снова натягивая цепь, – кого ты послал, когда и что они должны сделать! А не то… Клянусь, эта цепь поможет тебе расстаться с жизнью прямо здесь и сейчас.
– Их нашел Артур! – выдавил из себя Масгрейв. – Артур нашел цыган, которые предсказывали ему судьбу и путешествовали на севере. Лолли Фолл, сказал он, звали того цыгана, с которым он говорил. Я отправил своих людей, хорошо заплатил им. Они держат путь в Линлитгоу.
– Зачем? Какая у них цель? – спросил Уильям, крепко стиснув зубы.
– Цыгане будут танцевать, жонглировать – словом, отвлекать внимание, а мои люди в это время похитят ребенка. Когда все будет кончено, обвинение падет на цыган. Никто не заметит моих людей, переодетых цыганами. Когда все вскроется, народ будет требовать, чтобы повесили всех бродяг.
– А маленькая королева будет в это время уже в Англии, – подытожил Уильям.
– Да. В безопасности. Никакого вреда ребенку. – Масгрейв уставился на Уильяма, его лицо стало пурпурного цвета, руками он пытался ухватиться за воздух.
– Зачем тебе нужен был список приграничных жителей от Арчи Армстронга?
– Король Генрих хочет знать всех, кто готов взять деньги за свою лояльность, – объяснил Джаспер. – Ему нужны люди, которые поддержат его армию и присягнут ему на верность, когда он вторгнется в Шотландию. Это случится совсем скоро.
– Я так и думал. А цыгане?
– А это мой собственный план. Цыгане нужны, чтобы украсть королеву. А если даже они этого не сделают… что ж, их все равно обвинят в этом. Плата низкая, повешенные – только египтяне. Никаких потерь.
– Ублюдок! – выкрикнул Уильям, затягивая цепь еще туже.
– Отпусти меня, – взмолился Масгрейв. – Господи, отпусти же… Я лояльный человек. Я действую в интересах своего короля, а ты – в интересах своей королевы. Мы похожи, ты и я. Мы оба преданы своим королям, по-своему. Я присягал Генриху… отпусти…
– Мне следовало бы дать тебе задохнуться от собственных грехов, – проворчал Уильям.
Он отпустил запястья мужчины и так быстро отошел, что Масгрейв не удержал свое объемное тело на коротких ногах, потерял равновесие и тяжело рухнул на колени.
– Ты сказал, меня отпустят, – прошипел он Уильяму. – Скажи регенту. Ты имеешь на него влияние…
– Тебя доставят в Англию. Я дал тебе слово.
Уильям развернулся и направился к двери. Гнев душил его.
– И еще кое-что, Скотт, – послышался голос Масгрейва у него за спиной. – Ты опоздал. Слишком поздно, их уже не остановить! Скоро Генрих будет иметь в своих руках то, чего хочет больше всего, – поводья Шотландии.
Уильям ничего не ответил. Он широко распахнул дверь и вышел из темницы. Рэбби встревоженно взглянул на него, запер дверь и последовал за Уильямом наверх, в серый предрассветный туман.
Пока Уильям поднимался по лестнице, его гнев и решимость действовать немедленно росли с каждым его шагом. Губы его были крепко сжаты, челюсти стиснуты. На верхней площадке, располагавшейся перед большим холлом, он увидел ждущих его Тамсин и Арчи. Тамсин была одета в простое коричневое платье и низкие сапожки, волосы распущены по плечам. В глазах, как в зеленых зеркалах, отражался страх, когда она повернулась к нему.
– Уильям… – сказала девушка.
Он посмотрел на нее молча и угрюмо и повернулся к Арчи. Рэбби появился следом за Уильямом, бормоча, что пойдет приготовит ему лошадь, и направился к наружной двери.
– Он послал своих людей и нанял цыган. Они сейчас направляются в Линлитгоу, чтобы похитить королеву, – сказал Уильям. – Я должен ехать.
– Цыгане! – Тамсин шагнула вперед. – Какие цыгане?
– Лолли Фолл, – пожал Уильям плечами.
– Может быть, Фо? – нахмурилась Тамсин. – У меня есть тетя, Лола Фо…
– Я не знаю, кто они такие. Но Масгрейв сказал, что они уже выехали. – Уильям снял с пояса кожаные перчатки и натянул их на руки. Затем надел шлем. – Я смогу остановить их, если доберусь до дворца раньше.
– Через холмы есть короткий путь на север. Скачи, как дьявол, – произнес Арчи. – Я объясню тебе, как ехать. Сам останусь тут, буду охранять заключенного. Возьми Рэбби и еще нескольких. Армстронги будут прикрывать твою спину.
– Нет времени созывать людей, – заметил Уильям. – К тому же Рэбби нужен тебе здесь. Он же регент. Кто будет говорить с Масгрейвом? Я дал ему слово, что его отвезут назад, в Англию.
Арчи удивленно приподнял бровь.
– Правда? Но ты ведь не сказал ему, когда именно? И в какое место? А? – он ухмыльнулся.
– Нет, – ответил Уильям. – Но я думаю, что скоро. Я скажу регенту… настоящему регенту. К тому времени Масгрейв должен стоять у ворот своего замка. Это лучше, чем если он останется на землях Шотландии.
– Хей, парень, – сказал Арчи, медленно растягивая губы в улыбке. – Ты забыл, что находишься в Полумертоне. Я могу доставлять Масгрейва в Англию или в Шотландию, просто перемещая его из одной камеры в другую, из левой половины в правую. – Он широко усмехнулся.
Уильям беззаботно расхохотался:
– Ах ты, старый мошенник…
– Если ты начнешь двигать Джаспера туда-сюда, он поймет, что находится в Мертоне, – заметила Тамсин. – А ты не хотел, чтобы он знал это.
Она передала Уильяму краюху хлеба и сыр, завернутые в тряпицу. Он взял из ее рук сверток и кивком поблагодарил за заботу.
– О, я отпущу его, когда мне будет угодно, – сказал Арчи. – И вручу ему список, которого он так добивался.
– Список приграничных жителей? – Уильям направился к наружной двери, от которой шли ступени вниз, во двор. Тамсин и Арчи двигались рядом с ним.
– Да, список приграничных жителей, которые поклялись мне, что никогда не окажут поддержку королю Генриху, – ответил Арчи. – Это единственный список, который мне удалось составить. Как думаешь, Масгрейв заплатит за него, а?
– Ему не останется ничего другого, – ответил Уильям.
Внутренний двор был умыт дождем. Утренний свет победил еще не все тени, и прохладный воздух холодил кожу. Уильям быстрыми широкими шагами направился к конюшне, где Рэбби седлал его гнедого.
– Уилл, я тоже поеду, – сказала Тамсин. – Подожди меня. – Она шла к конюшне рядом с Уильямом.
Он крепко обхватил ее запястье.
– Нет. Оставайся здесь.
Тамсин покачала головой, пытаясь вырваться. Он не собирался отпускать ее, рука в перчатке по-прежнему сжимала ее запястье, и он строго смотрел на девушку сверху вниз.
– До свидания, – проговорил он. – Я вернусь через день или два. Обещаю.
– Я поеду с тобой. Я нужна тебе.
– Да, ты мне нужна. Я могу подтвердить это всем без исключения, – сдержанно ответил он. – Но сейчас я хочу, чтобы ты осталась здесь.
– Я не останусь здесь, я не буду вышивать для тебя, не буду штопать твои вещи, – сказала Тамсин. – И я не умею готовить и не умею красиво причесывать свои волосы!
– Я никогда не попрошу тебя ни о чем подобном, – пробормотал Уильям. – Просто временно останься здесь, подальше от неприятностей.
– Но я умею говорить по-цыгански, а это пригодится. И я умею скакать так же быстро, как ты.
– Да, это она можете – подтвердил Арчи, кивая.
Уильям стрельнул в него взглядом.
– Она твоя дочь, мужчина. Держи ее здесь, под присмотром, ради всего святого.
Арчи наблюдал за ними, скрестив руки на груди. На его лице играла довольная улыбка.
– Я не могу приказывать ей, она меня не слушается, – сказал он. – Я надеялся, что тебе, возможно, удастся укротить ее… Ты как раз тот славный разбойник, которого я искал. И ты собираешься жениться на ней по всем правилам… Хей!
– Да. Я женюсь, как положено, так, как она захочет, – сказал Уильям, спокойно глядя на Тамсин. – И я не собираюсь вставать у нее поперек дороги до тех пор, пока не возникнет опасность. Как сейчас, – добавил он сквозь зубы. Тамсин подняла на него сердитый взгляд. – У нее легкая рука на кувшины. Я сделаю все, чтобы не сердить ее понапрасну.
– Ну да, это правильно, – сказал Арчи, широко улыбаясь. – У ее матери тоже была легкая рука на кувшины. Она метнула в меня несколько штук, несмотря на то, что женаты мы были недолго. – Он почесал голову. – Тебе нужно научиться ловить их… или уворачиваться, – он задумчиво смотрел на Уильяма. – И я никогда не возражал против того, чтобы жениться на моей цыганке снова. И так каждый раз. – Арчи усмехнулся, глядя Уильяму в глаза.
Тамсин вырвала свою руку и уставилась на мужчин.
– Это не шутка, вы, оба! Я могу помочь тебе, Уилл. Я могу уговорить ромал отказаться от этого плана и сделаю это быстрее, чем ты. И я могу найти их, если не сможешь ты. Позволь мне помочь тебе. Пожалуйста… – Видя, что ее слова и тон не трогают Уильяма, она решительно добавила: – А иначе я просто последую за тобой!
Тамсин задрала подбородок вверх и скрестила руки на груди.
– Она это сделает, – подтвердил Арчи.
– Лолли Фолл, – задумчиво произнесла Тамсин. – Да это же Лалло и Фо! Если мой дед участвует в этом, он должен знать весь план. Мне нужно ехать!
Уильям кивнул, сдаваясь.
– Да, тогда ты должна. Только поторопись. У нас совсем не осталось времени на сборы.
– Готово. – Рэбби выступил вперед, ведя под уздцы гнедую лошадь Уильяма и серую в яблоках, принадлежащую Тамсин. Обе лошади были оседланы. – Я знал, что наша девочка не останется здесь, когда ее парень поскачет за цыганами. Тамсин, здесь немного еды и плед для тебя. Они тебе пригодятся.
Тамсин улыбнулась Рэбби, быстро обняла отца и подбежала к серой лошади. Она поставила ногу в стремя и взлетела в седло, как птица, взметнув юбками.
Уильям кивнул Арчи и вскочил на гнедого жеребца, стоящего рядом с серой. Арчи встал между двух лошадей, взяв в руки поводья каждой из них и переводя взгляд с дочери на Уильяма и обратно.
– Прямо через холмы. На северо-восток. Тамсин знает эту дорогу. Уилл Скотт, – добавил он, – береги мою девочку.
– Обязательно, Арчи, – отозвался Уильям, забирая у мужчины поводья.
– Я знаю это. Я знал еще много лет назад, когда ты был совсем сопливым мальчишкой, а она младенцем, сидящим на руках своей бабки.
Уильям замер, глядя на Арчи.
– Много лет назад?
– После того, как родилась Тамсин, а ты тогда только вылез из своих детских рубашечек, я впервые подумал соединить вас, – сказал Арчи. – У меня была красавица-дочка, а у твоего отца – бравый парень. Аллану понравился этот план. Когда Тамсин исполнилось шесть лет, мы решили поженить вас, когда вы вырастете, и закрепить соглашение, записав его чернилами. Но… вскоре после этого Аллан погиб. Его повесили в тот день, когда я забрал Тамсин из табора, и в тот же день они увезли тебя из Рукхоупа.
Уильям почувствовал, как по его спине сбегают струйки холодного пота. Он взглянул на Тамсин, глаза которой были широко раскрыты.
– Тот день, Арчи… – тихо сказал Уильям. – В тот день я видел тебя и Тамсин, вы были на холме. Вы помахали мне, оба. Я никогда не забуду этого. Никогда. – У него перехватило горло, и он какое-то время боролся с волнением. – Я всегда чувствовал, что я… что я обязан вам за тот добрый знак прощания.
– Ты ничего нам не должен, – ответил Арчи. – Это было все, что мы могли сделать тогда. Смотреть, как ты едешь. Я хотел бы украсть тебя у них, если бы мог. Мы потеряли тебя в тот день. И боялись, что навсегда.
Уильям кивнул и проглотил комок, застрявший в горле. Слова Арчи глубоко тронули его сердце, любовь и уважение этого человека были очень важны для Уильяма.
Арчи лучезарно улыбался, переводя взгляд с Уильяма на дочь.
– Теперь я вижу вас вместе. Я всегда знал, что так оно и будет. Когда вы были маленькими, вы были как пара близнецов. У вас были похожие взгляды, характеры, вы одинаково смотрели на мир. Рок забрал тебя от нас, парень, и потеря твоего отца сильно опечалила меня. И продолжает угнетать до сих пор. Но рок был милостив к нам. Видишь, он вернул нам красавца-лэрда, предназначенного для моей дочери. Тамсин, я говорил тебе, что моей самой заветной мечтой было видеть вас вместе.
Она улыбнулась.
– Значит, судьба выполнила свою работу для нас.
– Нет еще. Она не закончит ее до тех пор, пока наша хорошенькая крошка-королева не будет в безопасности, – сказал Арчи. Он отступил, отпуская поводья. – Я могу побиться об заклад, что только вам двоим удастся закончить это задание. Рок это знает. Возможно, судьба свела вас вместе для того, чтобы вы спасли девочку, в которой нуждается наша страна и которую она любит. Хей! Но ты, Уилл Скотт… – Арчи посмотрел на Уильяма, нахмурившись. – Приглядывай за моей девочкой, береги ее.
– Глаз с нее не спущу, – пообещал Уильям совершенно искренне и повернулся к Тамсин: – Пора ехать.
Он взял в руки поводья, развернул своего гнедого и, проезжая через ворота, услышал чуть позади стук копыт серой лошади, несущей на себе его Тамсин.


Часть XXVIII

Они мчались самым быстрым галопом, на какой были способны их лошади, и сделали лишь несколько коротких остановок, чтобы дать передохнуть лошадям и быстро перекусить самим из того, что собрал им в дорогу Рэбби.
Утренний туман рассеялся, и небо расчистилось от облаков. Сейчас оно сияло голубизной. Холмы казались мягкими от покрывавшего их вереска, озера и реки манили чистой прохладой. Тамсин очень хотелось остановиться и полюбоваться этой красотой. Но они с Уильямом быстро проносились мимо, превращая двухдневное путешествие в одну длинную, бесконечную скачку. Она не видела никаких признаков присутствия цыган, никаких лагерей на склонах холмов или покрытых лесом долинах. Никаких знаков, какие обычно оставляют на дороге цыгане. Девушка думала, неужели они действительно опоздали? Те цыгане, которых нанял Артур Масгрейв, могли уже прибыть в Линлитгоу. Маленькая королева, возможно, находилась в опасности уже сейчас, думала она. А может быть, ее уже украли? Тамсин понимала желание Уильяма мчаться, как ветер, и не жаловалась.
Перед заходом солнца они прибыли в маленький город, к северу от которого виднелся дворец Линлитгоу. На широкой зеленой стороне холма каменные розоватые стены дворца казались воздушными. Уильям и Тамсин спешились у основания холма, радуясь шансу размять затекшие мышцы.
– Как здесь красиво! – восхищенно произнесла Тамсин.
Южные ворота были увенчаны круглыми башенками и украшены вырезанными в камне и раскрашенными гербами. Слева она увидела широкое тихое озеро, огибавшее дворец с запада и севера, с юга и востока тянулись низкие холмы и пестрели всевозможными цветами луга.
– Да, красивое место, – тихо сказал Уильям.
Тамсин вспомнила, что он провел много времени здесь, в Линлитгоу. Здесь он впервые полюбил Джен Гамильтон. При этой мысли она вздохнула. Потом вспомнила, как они любили друг друга прошлой ночью, и тело ее отозвалось на это воспоминание сладкой дрожью. Она застенчиво взглянула на Уильяма. Он ответил ей улыбкой, полной затаенной страсти.
С внутренней стороны к воротам подошел стражник.
– Рукхоуп, сэр, – окликнул он Уильяма. – Добро пожаловать. Вы как раз вовремя, чтобы увидеть представление.
Уильям нахмурился.
– Представление?
– Цыгане пришли во дворец. Они поют, танцуют и предсказывают судьбу. Давно уже этот дворец не видел ничего подобного. Большая часть цыган на дворцовой площади, а остальные в зале приемов, я думаю. Вы услышите музыку, когда войдете внутрь. – Он помахал им сквозь ворота.
Уильям и Тамсин провели лошадей под крепостной стеной, направляясь к внутреннему двору. При виде открывшегося зрелища у девушки перехватило дыхание. Розовый вечерний свет заливал дворцовую площадь, которая была открыта небу и смотрела на четыре стороны высокими стенами с прорезанными в них бойницами. Богато украшенный каменный фонтан занимал центральную часть двора, но его чаша сейчас была пуста.
Цыгане были повсюду, в каждом уголке двора. Тамсин предположила, что здесь собралось не менее трех-четырех десятков человек. Одни разговаривали между собой или лениво прохаживались, другие танцевали или играли на музыкальных инструментах. Некоторые устроили импровизированный рынок, расстелив на траве маленькие одеяла и покрывала. Они предлагали корзины, одежду, сласти, веревки, упряжь для лошадей и изделия из железа. Кое-кто из мужчин чинил кухонную утварь и железные части конской упряжи, принесенные дворцовыми слугами. В дальнем углу несколько цыган показывали лошадей, выставленных на продажу, и обсуждали их достоинства и недостатки с придворными. Богато одетые люди прохаживались среди цыган, будто были на ярмарке, наблюдали, спорили, бормотали, восторгались, удивлялись и разговаривали. В каждом из четырех углов дворцовой площади стояла королевская гвардия в красно-желтых ливреях. Они с интересом наблюдали за происходящим, позабыв о своих алебардах.
На траве, росшей вокруг фонтана, цыган жонглировал кожаными мячами, а две молоденькие девушки танцевали, наклоняясь одна к другой. В укромном уголке женщина в платке и с накинутой на плечи шалью склонилась над руками двух знатных леди, предсказывая им судьбу. Трое цыган играли на виоле, кифаре и барабане, а несколько цыганок что-то пели под их аккомпанемент. Дальше, за ними, мужчина показывал фокусы придворным, которые в изумлении наблюдали за ловкостью его рук.
Громкая музыка лилась из открытых окон восточного флигеля дворца, и противоположные стены отражали эхо музыки, к которой примешивались крики и разговоры.
Тамсин и Уильям остановились недалеко от южных ворот. К ним подбежал конюх и забрал лошадей. Тамсин узнала многих цыган, присутствующих здесь. Уильям посмотрел на нее, и она кивнула.
– Здесь есть табор моего дедушки и еще несколько. Может быть, есть здесь и люди Лалло, – сказала она. – Почему моему деду надо было соглашаться на взятку Артура Масгрейва? Я предупреждала его, и он обещал, что его табор уйдет подальше от границы на то время, пока все не утихнет.
– Но это место как раз находится далеко от границы, моя красавица, – пробормотал Уильям.
Она закусила нижнюю губу, продолжая внимательно изучать взглядом двор.
– Я не вижу его здесь.
– Стражник сказал, некоторые цыгане находятся внутри дворца. Там, в восточном крыле. Джон и Нона могут быть вместе с ними.
– Вероятно, так оно и есть, – согласилась Тамсин.
Она колебалась. Две грани ее существа, старая и новая, встретились здесь. Мир цыган, в котором она родилась, и мир королевской знати, к которому принадлежал Уильям. Мир ее отца, мир Приграничья с ночными набегами и угоном скота, лежал где-то посередине.
Тамсин надеялась, что сможет войти в мир Уильяма, чтобы порадовать его, но когда посмотрела на цыган, таких знакомых, а потом перевела взгляд на благородных леди, бродящих среди египтян, она ощутила некоторую неуверенность. Стоя здесь в простом одеянии, с распущенными волосами, она была скорее цыганкой, чем благородной леди.
Она взглянула на Уильяма. Он пристально всматривался в окно, расположенное в восточном крыле дворца.
– Ты иди вперед, – сказала Тамсин. – Я знаю, ты хочешь зайти внутрь. А я останусь здесь и поищу деда.
Уильям нахмурился:
– Если ты найдешь своего деда и выяснишь что-нибудь о заговоре Масгрейва, я должен узнать это как можно скорее.
– Я найду тебя и все расскажу.
– Если вдруг мы не найдем друг друга до темноты, встретимся в северо-западном крыле. Вон там, – он указал вперед. – Поднимешься по лестнице на первый этаж, увидишь коридор с высоким окном, выходящим на озеро. Жди меня возле этого окна.
Тамсин кивнула.
Он наклонился и поцеловал ее быстрым, но крепким поцелуем, полным любви и нежности. Потом Уильям быстрыми шагами пересек двор. Он почти бежал, прокладывая себе путь через толпу. Он поговорил со стражей, вошел в восточное крыло и исчез внутри арочного входа.
Тамсин начала свой путь по двору, кивая знакомым цыганам. Заметив Баптиста Лалло, который стоял возле лошадей и разговаривал с какими-то джентльменами, Тамсин направилась к нему.
– Тамсин, – сказал Лалло и подошел к ней. – Что ты здесь делаешь? Твой дед сказал, что ты вышла замуж за богатого гаджо. Неужели он один из тех риа, что живут в этом дворце?
Тамсин посмотрела на него. Лицо Лалло было темным и худым, но приятным. Его глаза, крупные и черные, светились над чернильно-черными усами. Он улыбался, показывая ровные белые зубы.
– О, тот риа сейчас не со мной, – ответила она полуправду. – Я здесь, чтобы найти моих дедушку и бабушку. Ты их видел?
Он нахмурился, глядя на нее:
– Ты оставила своего мужчину?
– Я разбила кувшин между нами.
– А-а-а, – протянул Лалло, кивая. Его глаза засверкали.
– Так где же они? – Тамсин оглядывала двор.
– Твой дед пошел во дворец. Я провожу тебя к нему.
Баптист двигался легко, с животной грацией. Тамсин заметила, что некоторые цыганки смотрят на него с интересом. Баптист поговорил со стражником, объясняя ему, что они были с теми артистами, которые уже вошли в большой холл. Стражник отступил в сторону, позволяя им пройти к лестнице, которая вела внутрь.
– Баптист Лалло, – сказала Тамсин, когда они поднимались. Он обернулся. – Что здесь происходит? Я только что приехала.
– Нас сюда пригласили, – объяснил он. – Я сам лично получил приглашение от риа, который заплатил мне авансом за наши услуги. Королева этой земли хочет, чтобы мы пели, и танцевали, и показывали представление. И мы, конечно, согласились, потому что мы – самые лучшие, – похвастался он.
– Королева этой земли еще ребенок, – заметила Тамсин.
Лалло пожал плечами:
– Значит, ее мама просила, чтобы мы приехали. Мы жонглируем, танцуем, поем и играем на музыкальных инструментах с сегодняшнего полудня. Скоро мы будем упаковывать вещи, чтобы покинуть дворец, потому что гвардейцы сказали, что мы не можем оставаться здесь после наступления темноты. Я знаю, что твоя бабка заработала здесь много серебра, предсказывая будущее. Я и сам неплохо заработал, продав двух моих лошадей. Мои лошади самые лучшие.
– Я в этом уверена. А ты видел малышку-королеву?
– Да, я видел ее, – ответил Баптист. – Она не слишком хорошенькая, потому что у нее бледная, как молоко, кожа и тонкие волосы цвета меди. – Он приостановился и подождал Тамсин на маленькой круглой площадке. – Мои собственные ребятишки упитанные, темные, как орешки, и умненькие. Они тебе понравятся, Чалаи. Ты должна пойти в мою кибитку, чтобы посмотреть на них. Моя мать заботится о них сейчас, но она уже старая и не способна делать это хорошо. – Он улыбнулся, когда она встала рядом с ним. – Сейчас, когда ты оставила своего гаджо, ты свободна и можешь выйти замуж за цыганского мужчину, за настоящего мужчину. За меня.
Тамсин отвернулась, не желая сразу разочаровать его.
– Как пройти в холл? – спросила она. Девушка слышала музыку, которая отражалась от каменных стен, но не была уверена, в каком направлении идти.
Баптист подошел ближе, и Тамсин подпрыгнула от неожиданности, когда он коснулся ее плеча.
– Я прощу тебя за то, что ты вышла замуж за того человека, поскольку ты с ним уже развелась, – сказал он. – Я говорил Джону Фо, что возьму тебя, даже несмотря на то, что ты родилась с проклятием. Потому что я думаю, ты – замечательная женщина. И я сдержу свое слово. Твой дед будет рад узнать, что ты одумалась и оставила того человека, что вернулась домой, в нашу цыганскую семью.
Тамсин сняла его руку со своего плеча. Ее сердце тяжело билось, но она почему-то его не боялась. Она уже готова была оставить его здесь, но вдруг поняла, что, возможно, могла бы узнать от него детали заговора.
Он снова взял ее за руку. На этот раз она позволила ему это.
– Я скучала по цыганам, это правда, – сказала Тамсин. – Скажи, кто пригласил вас во дворец? Кто заплатил вам за это представление? Этот человек находится здесь? Он сам приветствовал вас, когда вы приехали? Я хотела бы познакомиться с этим замечательным риа.
Баптист засмеялся и наклонился к ней. От него пахло лошадьми. Он слишком крепко держал ее за руку.
– Ты предсказывала этому человеку будущее, – сказал он. – Он был в нашем лагере в ту ночь, когда выходила замуж твоя кузина. Мне удалось встретиться с ним позже той ночью. В вереске. Он и его друг предложили мне монеты и сказали, что они хотят видеть цыган здесь в этот день. Что это будет подарок шотландской королеве от английского короля, сказали они. – Он пожал плечами. – Почему меня должна волновать причина? Серебро есть серебро.
– Ага, – согласилась Тамсин. – Так он здесь?
– Нет, – ответил Лалло. – Здесь его друзья. Они купили одежды у меня и у моей матери сегодня днем. Платки и шали. И еще блестящие побрякушки. «Люди при дворе любят, как одеваются цыгане», – объяснили они. Мы на самом деле носим более удобную одежду, чем они. Это правда. Моя мать показала им, как повязывать платок на голову. Надо сказать, они глупо выглядели, когда надели все это на себя. Они стали похожи на старых цыганок. – Он засмеялся. – Но, кажется, себе они понравились.
Тамсин смотрела на него, и ее мысли лихорадочно кружились в ее голове, а она никак не могла ухватить их суть. Видимо, Баптист действительно не знал о заговоре, о том, что королеву собираются похитить.
– Ты можешь показать мне этих людей? – спросила она.
– Да, – сказал он. – Мы можем вместе посмеяться над ними. Ты и я будем смеяться вместе, цыганская девушка. Мне нравится твоя улыбка. – Он наклонился и поцеловал ее. Его усы щекотали и покалывали ей щеки, но его губы оказались удивительно мягкими.
Тамсин оттолкнула его.
– Скромничаешь? – спросил он удивленно. – Ты была замужней женщиной, и я сделаю тебя счастливой. Я, настоящий цыганский мужчина, лучше, чем твой гаджо. Ну, иди же сюда.
Тамсин нырнула в коридор, Лалло устремился за ней. В конце коридора у широких дверей стояла стража. Тамсин поспешила к стражнику, за ней следом бежал Баптист.
– Мы, цыгане, пришли для представления, – объяснила она стражнику, едва дыша.
Он кивнул, окинул изучающим взглядом всю ее сверху донизу, но ничего не сказал. Открыв дверь, он впустил ее. Следом вошел Баптист.
Тамсин переступила порог и замерла, оглядывая внутреннее убранство дворца. Невероятно большая зала, казалось, была наполнена светом и красками, переполнена людьми, музыкой и смехом. Зал был более ста футов в длину и четверть этого в ширину. У него были очень высокие потолки, искусно расписанные и отделанные деревом. Стены тоже были расписаны и завешаны гобеленами. Огромные арочные окна и состоящий из трех частей камин занимали целую стену. Три сияющих огня, которые горели внутри резных пилястров, были едва заметны среди всеобщего блеска.
– Красиво, – вздохнула Тамсин, оглядываясь вокруг. Баптист, стоящий рядом с ней, ухмыльнулся.
– Они тратят столько золота на дома, когда могли бы потратить его на лошадей. И поделиться своими богатствами с некоторыми цыганами, да? Смотри, вон там Джон Фо.
Тамсин посмотрела туда, куда он показывал. На другом конце людского моря ее бабушка и дедушка стояли в группе цыган в центре комнаты. Три девушки танцевали на площадке, которую расчистили среди толпы, и все, как цыгане, так и обитатели дворца, смотрели на их танец. Девушки кружились, звеня колокольчиками на щиколотках и запястьях. Пышные пестрые юбки развевались вокруг их босых ног. Мужчины играли на барабанах и виолах, аккомпанируя девушкам, постоянно ускоряя ритм.
Тамсин скользнула взглядом по танцовщицам и направилась к деду и бабке, которые ее еще не заметили. Пробираясь через залу, она высматривала в толпе темноволосого мужчину с небесно-голубыми глазами и никак не могла найти его. Тамсин повернулась к Баптисту.
– Покажи мне тех людей, которые носят головные платки, как цыганские женщины, – попросила она.
Он кивнул, взял ее за руку и повел через толпу людей.
– Там, – сказал он. – Смотри туда. Видишь? Нет, они уже скрылись. Они были рядом с маленькой королевой и ее матерью, которая смотрит на танцовщиц.
– Что? – Тамсин быстро приподнялась на мысках, оглядывая залу поверх людских голов.
Помост для трона располагался вдоль одной длинной стены. Над ним висел ярко расшитый полог с драпировкой позади него. Женщина, сидящая на огромном резном троне в центре платформы, носила черное одеяние и держала в руках сидящего на коленях ребенка. Место, расчищенное для танцовщиц, охватывало полукругом площадку для трона. Тамсин плечами прокладывала себе путь к краю этой толпы.
Баптист следовал за ней, его пальцы все еще крепко сжимали ее локоть жестом собственника.
Тамсин подобралась ближе к помосту и остановилась, выглядывая из-за спин двух элегантно одетых женщин, которые, взглянув на нее, тут же отвернулись; В ее простом коричневом платье, надетом поверх рубахи, с распущенными волосами, они приняли ее за цыганку. Она приподнялась на цыпочки, стоя между ними. Их высокомерные взгляды заставили ее почувствовать непреодолимое желание показать им, что она на самом деле и есть одна из цыганок и что она гордится этим.
Тамсин наклонилась вперед, глядя на помост. «Вдовствующая королева Мари, должно быть, и есть та женщина, которая держит ребенка», – подумала она. Эта женщина была высокой и стройной, роскошно одетой. На ее голове была черная бархатная шапочка, расшитая серебром и жемчугом. Она улыбалась и притоптывала ногой в такт музыке. Маленькая королева стояла на ее коленях – жизнерадостная розовощекая малышка в длинной просторной одежде из кремового дамаска, в маленькой кружевной шапочке, надетой поверх ее рыжевато-золотистых волос. Малышке так нравилась музыка, что она возбужденно визжала, размахивала руками и подпрыгивала, стоя на коленях матери.
Неожиданно Тамсин ощутила настоятельную потребность помочь Уильяму защитить это прелестное дитя. Тамсин снова оглянулась, но Уильяма нигде не было. Не было видно и людей, которых описал Баптист. Сжав руку Лалло, она потянула его за собой.
– Я должна поговорить со своим дедом, – стараясь перекричать музыку, сказала Тамсин. – И ты должен показать мне тех глупых людей.
Баптист кивнул и завертел головой, оглядывая зал. Он был невысоким мужчиной, однако выше, чем Тамсин.
– Пойдем, – сказал он и, обхватив ее за плечи, повел ее через толпу. Они шли, будто обнявшись, прокладывая себе путь через сборище, пока не приблизились к Джону и Ноне Фо. Баптист похлопал Джона по плечу, и тот обернулся.
– Она вернулась, чтобы быть со мной, – заявил Баптист. – Я знал, что она не сможет навсегда оставить дороги странствий, не сможет обойтись без нас, – гордо заявил он.
Джон Фо заключил внучку в свои объятия, тыча при этом Нону в бок. Нона обернулась и издала радостный вскрик. Тамсин перешла в объятия бабки, но быстро отступила. Улыбаясь, она подняла правую ладонь, чтобы предотвратить их неминуемые расспросы о том, как, почему и зачем она пришла сюда, в этот королевский дворец.
– Я объясню потом, – сказала Тамсин по-цыгански. – Есть более важное дело, о котором я хотела с вами поговорить. Мы должны найти людей, переодетых в цыган. – Она повернулась к Баптисту. – Они плохие гаджо, ты знаешь, – сказала она, пытаясь воспользоваться шансом.
Лалло нахмурился. Его усы зашевелились.
– Они, конечно, глупо поступили, заплатив серебром за то, чтобы носить женские одежды. Но плохие… Я об этом как-то не думал. Если они плохие гаджо, мы должны держаться от них подальше.
– Нет, мы должны найти их. Послушайте…
Баптист и бабка с дедом наклонились к ней ближе, и Тамсин рассказала по-цыгански, быстро, простыми словами все, что знала.
– Эти люди – англичане. Они пришли, чтобы украсть нашу малышку-королеву. Они выдают себя за цыган. Думаю, они попытаются улизнуть из королевского дворца вместе с королевским ребенком, когда цыгане будут уезжать. Они хотят обвинить в этом преступлении нас, ромал.
Нона едва не задохнулась от возмущения. Джон Фо покосился на Баптиста.
– Ты знаешь что-нибудь об этом? – спросил он.
– Нет, нет, – ответил Баптист. – Я не позволю им причинить вред ребенку. Мы должны найти их. Я убью их своими собственными руками. Голыми руками.
– В этом нет никакой нужды, – сказала Тамсин. – Мы должны не допустить, чтобы они приблизились к королеве, и вызвать дворцовую стражу, чтобы их схватили. Пойдем, покажи нам этих людей, Баптист Лалло.
– Я покажу, – решительно заявил он.
Тамсин слышала гнев в его голосе и чувствовала его искренность даже в том, как он держал ее за локоть. Неожиданно она поняла, что ей очень нравится Баптист, нравится за то, что он гордится собой и своими людьми. Она вдруг осознала, что ее дед никогда бы не попросил ее выйти замуж за человека, который не мог бы ей понравиться.
Тамсин оглянулась и увидела, что ее дед следует за ними, пока Нона задержалась с цыганами. Баптист подвел их ближе к помосту, где Мари уже стояла, передавая ребенка другой женщине, видимо няне. Мария Стюарт оказалась темпераментной малышкой, она немного поплакала и засунула кулачок себе в рот, пока няня что-то шептала ей на ушко. Женщины покинули помост, сопровождаемые человеком в зеленом бархатном плаще и парчовом дублете. Толпа расступилась, и часть королевской семьи исчезла в арочном проходе. Хотя музыка затихла на время их ухода, цыгане возобновили свое представление. На этот раз показывали свое мастерство молодые акробаты и жонглеры. Музыка продолжала играть для придворных, которые остались смотреть представление.
– Ага, – сказал Баптист, – вон они. Сюда. – Он потащил Тамсин за руку к выходу, куда отправились королева и ее свита.
Четверо мужчин, головы которых были обвязаны яркими платками, а на плечи накинуты полосатые шали, тоже пробирались к этой двери. Они что-то пробормотали стражнику, стоящему у дверей, и он позволил им войти.
Тамсин и остальные подошли к охране.
– Все египтяне должны покинуть дворец и спуститься во двор, – сказал он им. – Никаких хождений по дворцу. – Он держал дверь открытой. – И мы хотим, чтобы вы убрались отсюда до темноты.
Тамсин остановилась.
– Ты знаешь Уильяма Скотта, владельца Рукхоупа? Он здесь проходил?
Стражник выглядел удивленным.
– Да, – сказал он. – Он вошел в холл раньше с мадам вдовствующей королевой и Ее Величеством, но вышел вместе с Перрисом Максвеллом. Почему вы ищете сэра Уильяма? – Он ухмыльнулся и наклонился к девушке. – Небольшое приключение, да? Что ж, у него такая репутация. Если я его увижу, должен ли я ему передать, что его искала хорошенькая цыганочка?
– Скажите ему, – ответила Тамсин, – что его искала хорошенькая жена.
Она одарила стражника ослепительной улыбкой и заметила промелькнувшее на его лице изумление. Тамсин откинула волосы за спину и прошла мимо него, как королева, высоко подняв голову.
Тамсин, Баптист и Джон Фо торопились вдоль длинной галереи, через открытые окна которой со двора доносилась музыка и смех. Солнце уже садилось, длинные тени легли на дворцовую площадь.
Баптист снова взял Тамсин за руку.
– Жена? – спросил он. – Жена Уильяма Скотта? Этого риа?
– Да, – сказала она по-цыгански. – Он здесь, во дворце. Я должна найти его и рассказать об этих переодетых людях.
– Но ты сказала, что разбила кувшин.
– Да, я разбила. Но ему это не очень понравилось. Так же, как и мне, – добавила она. – Мы решили остаться женатыми.
Баптист остановился.
– Но я думал, ты вернулась, чтобы выйти замуж за меня.
Выражение разочарования на его лице заставило Тамсин тоже остановиться. Джон, который шел медленнее, поравнялся с ними.
– Мне очень жаль, Баптист, – сказала Тамсин. – Возможно, если бы я была свободна, я бы с радостью вышла за тебя.
Дед посмотрел на внучку.
– Я действительно хотел быть твоим мужем, – сказал Баптист.
– Будь моим другом, – искренне сказала она. – Я была бы этому очень рада.
Он вздохнул:
– Красивая женщина как красивая лошадь. Многие мужчины хотят обладать ею, но только один владеет.
– Мной никто не владеет, Баптист, – сказала она. – Я вышла замуж по собственному желанию, меня никто не покупал.
– Красивая, с сильной волей. – Он снова вздохнул. – Полагаю, я должен быть твоим другом. – Он посмотрел на нее долгим, полным страдания взглядом.
Тамсин улыбнулась. Ее обрадовала его поддержка. А еще ей понравилось слышать, что он считает ее красивой. Это было приятно – чувствовать себя красивой и желанной.
– Куда мы идем? – спросил Джон Фо, оглядываясь вокруг.
– Уильям просил меня встретиться с ним вон в той башне, – она показала через окно. – Мы должны пересечь двор.
– Сюда, – сказал Баптист. – Здесь все залы соединены между собой. Я был там, наверху, раньше. Гулял с хорошенькой леди-гаджо.
– Баптист! – сказала Тамсин, смеясь.
Он ухмыльнулся.
– Разве я говорил, что буду верным мужем? Для этого мне слишком нравятся женщины.
– Ну, тогда ты без проблем найдешь мне замену.
– Это правда, – просто согласился Баптист и снова взял ее за руку, чтобы вести дальше. – Если они хотят похитить малютку, то должны были пойти сюда, – сказал он. – Королевские покои находятся в конце этого коридора. Моя подружка-леди говорила мне об этом.
Они вошли в огромную пустую комнату. Два высоких окна пропускали вечерний свет. На стенах были зажжены факелы, которые освещали роскошный декор, еще один помост и трон на нем. На другом конце комнаты был маленький альков, в котором пряталась запертая дверь.
– Это место, где я должна встретиться с Уильямом, – сказала Тамсин.
Джон и Баптист подошли к окну. Через несколько секунд Баптист вернулся.
– Мы только что видели в окно переодетых людей. Они вышли во двор. Там наши люди собирают вещи, чтобы покинуть это место. Останься здесь и жди своего мужчину. Расскажи ему об опасности. – Он помолчал, а потом добавил: – Чалаи, он счастливый человек, твой риа.
Баптист скривился, потом развернулся и побежал вниз по витой лестнице вслед за дедом Тамсин.
Тамсин смотрела в окно на мирное озеро позади дворца и наблюдала, как лебеди скользят по его поверхности, как летают птицы над их головами и как последние лучи догорают, растворяясь в чистом, безоблачном небе.


Часть XXIX

– Вот ты где! – раздался голос Уильяма.
Тамсин облегченно вздохнула и повернулась. Он шел по коридору, и она бросилась ему навстречу. Уильям раскрыл руки, чтобы принять ее в свои объятия. Он нес ей кусочек кекса и маленький серебряный кубок с терпким вином.
– Я рад, что ты нашла это место, – говорил он, пока она ела. – Я долго не видел тебя и начал беспокоиться. Я был в апартаментах вдовствующей королевы. Она говорит, что довольна представлением. Но сама не приглашала цыган. Один из стражников сказал, что эти бродячие артисты были кем-то приглашены и их выступления были оплачены заранее.
– Артур Масгрейв заплатил Баптисту Лалло, чтобы он привел цыган сюда. Но мы можем доверять Баптисту, – добавила она. – Я ошибалась на его счет. Он хороший человек.
– Что ж, тогда все становится на свои места, – сказал он. – Твой дед, конечно же, попытался найти тебе мужа, которого ты смогла бы полюбить.
– Я никого не могла бы любить так, как люблю тебя, – пробормотала Тамсин, поднимая лицо ему навстречу.
Уильям наклонился и нежно поцеловал ее.
– Хотя он мне понравился. Он думает, что я красивая, – добавила Тамсин. Она одарила Уильяма озорной улыбкой. – Уильям, он знает людей, которые хотят украсть маленькую королеву, – добавила она тревожным шепотом.
– Расскажи мне, – тихо сказал он.
Он отвел ее в угол комнаты, и пока Тамсин рассказывала тихим шепотом все, что узнала от Баптиста, он стоял, опершись о стену, и время от времени тревожно оглядывался.
– Мой дед и Баптист пошли искать их, – закончила она. – Этих людей будет легко узнать в толпе. Они носят головные платки и шали, как женщины.
Уильям улыбнулся.
– Превосходно, – заметил он. – Я только что был у вдовствующей королевы. Она будет рада узнать подробности. Но сейчас я не пойду докладывать ей. Сначала нужно найти этих людей и остановить их.
– Мы спустимся во двор. Мы можем позвать стражу, чтобы они обыскали весь дворец. – Она шагнула вперед.
– Не мы, – прошептал Уильям, упираясь руками в стену по обеим сторонам от ее головы, загораживая ей путь. Он посмотрел на Тамсин сверху вниз. – Я хочу, чтобы ты держалась от этого в стороне.
– Даже не думай оставить меня здесь. Я не собираюсь сидеть тут в одиночестве, пока ты будешь бегать за этими людьми. – Она упрямо задрала свой подбородок вверх. – Я пойду с тобой.
– Нет, у меня есть для тебя другое задание, – сказал он. – Вдовствующая королева хотела пригласить кого-нибудь из цыганок, чтобы та прочитала ей судьбу по ладони. Я сказал ей, что знаю самую лучшую цыганку, которая великолепно справится с этим. Я рассказал ей о тебе.
Тамсин удивленно захлопала ресницами.
– Ты рассказал?
– Да. – Он провел губами по ее щеке, его голос был глубоким и чувственным. – Она была довольна, что я наконец нашел себе жену. Я рассказал, как влюбился в тебя. Королева была в восхищении и воспылала желанием встретиться с тобой. Я пообещал, что приведу тебя к ней в ближайшее время.
– Тогда веди меня туда, – почти беззвучно прошептала Тамсин.
– Моя любовь, здесь много мест, куда я хотел бы отвести тебя… – Сердце Тамсин глухо застучало от его дерзкого намека, однако Уильям отстранился и закончил уже другим тоном: —…но с этим пока придется подождать. Я собираюсь спуститься во двор и найти Джона Фо и Лалло. А ты пройди в спальню королевы. Спальня находится как раз за этим холлом. Королева ждет тебя. Няня и маленькая королева вместе с ней.
– Идти к королеве одной? – удивленно спросила Тамсин.
– Да. – Он одарил ее коротким, но очень нежным поцелуем. – Все будет хорошо. Посмотри ее ладони и подожди меня там, если захочешь.
– Теперь ты крутишь любовь с цыганскими девушками, Скотт? – произнес мужской голос откуда-то из-за спины Уильяма.
У Тамсин перехватило дыхание, ее сердце замерло. Уильям повернулся, выпрямился, и его рука потянулась к кинжалу на поясе. В конце коридора стояли двое мужчин. Оба носили пышные одежды из бархата и парчи. Один был помоложе, с темно-рыжей бородой и коротко стриженными волосами; второй – седовласый мужчина постарше. Он стоял, нахмурившись, в ожидании ответа.
Тамсин попробовала выскользнуть, но Уильям успел схватить ее за левую руку.
– В чем дело, Малис? – сердито поинтересовался Уильям.
Тамсин, услышав имя, поняла, что перед ними стоит Малис Гамильтон, отец Джен.
– Я шел, чтобы поговорить с королевой, – ответил пожилой человек. – И увидел тебя с этой цыганкой. Продолжаешь бесчестить женщин? Хотя… Я не буду особенно переживать, если ты обесчестишь эту смуглокожую девку. – Он пренебрежительно посмотрел на Тамсин.
– Малис Гамильтон, – сказал Уильям, – и Перрис Максвелл. Это – Тамсин Армстронг, дочь хозяина Мертон Ригг. Вы можете поздравить нас, она – моя жена. – Он подчеркнул последнее слово.
Перрис выглядел удивленным и приятно пораженным, а Малис побледнел, его глаза сузились.
– Цыганка?! – переспросил он. – Ты выбрал для Кэтрин мать-цыганку?
– Наполовину, – уточнил Уильям. – Отец Тамсин – приграничный лэрд и ближайший друг моего отца.
– Воры и полукровки! – вскричал Гамильтон. – Как ты мог даже подумать о том, чтобы доверить этой цыганке мою внучку?! – Ярость душила его, он стиснул руки в кулаки.
Тамсин отступила назад, но Уильям крепко держал ее за руку.
– Довольно, Малис. Ты и Уильям не так давно разрешили все ваши разногласия в суде, – напомнил Перрис Гамильтону.
– Мы никогда не разрешим наши разногласия, – сказал Уильям.
– Это еще один удар, который я никогда тебе не прощу, – пообещал Малис и, резко развернувшись, ушел прочь.
Перрис направил на Уильяма долгий взгляд.
– Неподходящий момент, – заметил он.
– Любая встреча с ним несвоевременна, – усталым голосом произнес Уильям и взглянул на Тамсин. – Иди, красавица. Спальня королевы сразу за углом, вниз через холл. – Он поднял ее руку, поцеловал и отпустил. – Скажи ей, кто ты такая, и передай, что я пришлю стражу в ее покои сразу же, как только кого-нибудь найду. Тот стражник, который стоял у ее дверей раньше, ушел послушать цыган и не прислал никого вместо себя.
– Из-за этого представления здесь просто какой-то хаос, – заметил Перрис.
– Я подозреваю, именно этого и добивался Масгрейв, – пробормотал Уильям.
Тамсин проводила взглядом Уильяма и Перриса, тяжело вздохнула и побрела по каменному коридору. Она так волновалась, что ноги ее совсем не слушались.
Дойдя до дубовой двери, ведущей в спальню вдовствующей королевы, она в нерешительности остановилась, пытаясь справиться с нервной дрожью.
– Эй, цыганочка! – раздался сзади незнакомый мужской голос.
Тамсин вздрогнула от неожиданности и быстро обернулась.
К ней подошли двое мужчин с повязанными вокруг головы платками и накинутыми на плечи полосатыми шалями. Она смотрела на них, застыв от страха.
– Эй, смуглянка! – сказал один из них. – Что у тебя за дело в этой спальне?
– Я… меня… меня попросили… меня вызвала вдовствующая королева. Она хочет, чтобы я погадала ей.
– Отлично, – сказал мужчина и ухмыльнулся, глядя на своего компаньона. – Сделай нам одолжение, мы за это дадим тебе немного золота. – Он вытащил и помахал перед ее носом блестящей монетой.
Тамсин инстинктивно отступила назад, мужчины за ней. Тамсин хотела было закричать, позвать на помощь Уильяма, но тот мужчина, что был покрупнее, шагнул к ней и, схватив её, зажал рот рукой.
– Когда стражник позволит тебе войти в эту спальню, – прохрипел он ей в ухо, – мы войдем вместе с тобой. Тем, кто внутри, ты скажешь, что мы – твои цыганские родственники.
– Нет, – пробормотала Тамсин из-под его руки, пытаясь бороться.
Он прижал ее к стене.
– Я не собираюсь причинить тебе вред. Я вообще не собираюсь никого обижать. Я хочу всего лишь заплатить тебе золотую монету за то, чтобы войти в эту спальню вместе с тобой. – Он дышал ей прямо в лицо.
– Нет! – пронзительно взвизгнула она, но рука мужчины заглушила ее крик. Тамсин попыталась лягаться, но он держал ее крепко.
– Не послушаешься – убью на месте, – пригрозил он. – Послушаешься – и у тебя вместе со всей твоей цыганской бандой все будет хорошо.
Зажатая между стеной и его огромным телом, Тамсин едва могла дышать. Второй мужчина вытащил из ножен кинжал и прижал острие к ее боку. Тамсин охватила паника, она изо всех сил пыталась что-то придумать. Но все ее мысли сковал страх. Страх за себя, но еще больше за маленькую королеву и ее мать. Она интуитивно почувствовала, что ее отказ ничего не решает. Они просто убьют ее прямо здесь и силой ворвутся в королевскую спальню. Но, если она согласится и проведет их внутрь, у нее наверняка будет возможность выиграть время и что-то предпринять.
– Отпустите меня, – кивнула она.
Мужчина ослабил хватку и позволил ей отойти на шаг. Второй мужчина схватил ее за предплечье и приставил лезвие кинжала к ее спине.
– Прямо в сердце, девочка, если ты попытаешься избавиться от нас, – прошипел он ей в ухо.
Тамсин перевела дыхание и протянула к нему руку ладонью вверх.
– Давай монету, – сказала она.
Ее рука дрожала. Она хотела заставить их думать, будто ее беспокоят только деньги и собственная жизнь.
Высокий мужчина хмыкнул и передал ей золото. Тамсин спрятала монету за корсаж и подошла к двери. Другой мужчина по-прежнему держал кинжал у ее спины, между лопаток. Острие кололо ее, как жало пчелы.
Тамсин осторожно постучала. Ожидание было тягостным, и Тамсин судорожно вздохнула, крепко зажмурив глаза. Она думала об Уильяме, о его преданности маленькой королеве. Внезапно страх сменился возмущением, затем яростью. Ярость придала ей сил. Она обернулась и дерзко посмотрела на мужчин.
– Вы специально переоделись в цыганских женщин? – усмехнулась она.
Они озадаченно посмотрели сначала на нее, потом друг на друга. Тамсин отвернулась, довольная собой.
В этот момент открылась дверь, и Тамсин моргнула от неожиданности, глядя на человека, появившегося перед ними. Малис Гамильтон тоже узнал ее и скривился.
– Что тебе нужно? – спросил он. Острие кинжала с силой уперлось ей в спину.
– Мадам… Мадам хотела кого-нибудь… чтобы кто-нибудь предсказал ей будущее, – пробормотала Тамсин, запинаясь. – Мой… мой муж сказал ей, что я могла бы ей погадать.
– Кто эти люди? – поинтересовался мужчина.
– Это… это мои цыганские родственницы, – ответила Тамсин. Она надеялась, что он поймет нелепость ее ответа.
– У тебя собственная стража? – саркастично осведомился он. – Или ты надеешься получить такую груду серебра, что в одиночку не унесешь? Ты не войдешь.
За его спиной виднелась женщина, держащая медноволосую малышку, одетую в кремовые шелка. Тамсин молилась, чтобы Гамильтон отказался впустить их и закрыл дверь, пусть даже это будет означать, что она погибнет в то же мгновение. Решимость ее окрепла, когда она увидела мать с ребенком. Тамсин знала только одно: она должна спасти королевское дитя.
– Мы… да, мы пришли развлечь малютку трюками и жонглированием, – сказал один из мужчин.
Из глубины спальни послышался тихий женский голос, и Малис с некоторым колебанием отступил в сторону. Тамсин переступила порог, мужчины вошли за ней следом. Один из них грубо пихнул девушку в спину, и ей пришлось сделать еще шаг.
– Оставайтесь у двери до тех пор, пока Мадам не решит, будете ли вы развлекать ее дитя, – сказал Гамильтон мужчинам и повернулся к вдовствующей королеве. – Мадам, гадалка к вашим услугам, – объявил он, одарив Тамсин презрительной усмешкой.
– А, невеста Уильяма…
Когда вошла Тамсин, Мари стояла у камина. Она развернулась и направилась девушке навстречу, шурша шелками.
Тамсин растерялась. Она никогда не думала, что встретится с королевой. И тем более не могла предположить, что окажется невольной участницей столь опасных для жизни королевы событий. Но глядя сейчас в тихие, спокойные, разумные глаза вдовствующей королевы, она вдруг ощутила уверенность в том, что все закончится благополучно. Ее отвага и решимость вернулись к ней. Она склонила голову и молча присела в реверансе.
– Мадам, – произнесла она тихо. – Это большая честь для меня.
– Vraiment, vous etes belle, – сказала Мари, улыбаясь, и уже по-английски, но с ужасным акцентом повторила: – А ты, действительно, красавица. Сэр Уильям очень счастлив, это видно по его глазам. Они сияли, когда он рассказывал о вашей женитьбе.
– Merci, Madame, – ответила Тамсин, кивая. Вдовствующая королева удивленно приподняла бровь.
– Я говорю на вашем языке, – пояснила Тамсин по-французски.
– Прекрасно, – произнесла Мари по-французски. – Раз так, я предпочитаю говорить на своем родном языке. Пойдем, ты расскажешь мне о моем будущем. Уильям сказал, что в этом тебе нет равных.
Тамсин оглядела комнату. Ее взгляд задержался на огромной кровати под пышным фиолетовым пологом. Няня сидела на постели и держала на коленях маленькую королеву. Девочка с интересом рассматривала каждого из присутствующих, посасывая свои пальцы. В нише, за кроватью, находилось окно, рядом с которым стояла скамейка с подушками и стол, на котором горели три толстых восковых свечи.
– Можем мы сесть там, Мадам? – спросила Тамсин по-французски.
Вдовствующая королева кивнула и первой направилась к небольшой нише. Она опустилась на скамейку и протянула девушке правую руку ладонью вверх.
Тамсин придвинула подсвечник ближе и наклонилась над рукой, пристально всматриваясь в линии на ладони и поворачивая ее из стороны в сторону.
– Как интересно, – заметила Мари. – Ты знаешь, что одна из жен короля Генриха имела по шесть пальцев на каждой руке? Королева Анна Болейн, мать его дочери Елизаветы. Она была очень красивая, я слышала. А закончила трагически.
Тамсин оторвалась от ладони и подняла глаза на женщину.
– Я не знала о руках английской королевы, Мадам, – сказала она. – Я очень благодарна вам за то, что вы рассказали мне об этом. – Она провела пальцем по линиям на женской ладони и нахмурилась. – Мадам, я вижу блестящий ум. Я вижу милосердие. Вы любимы вашими людьми. Вам нравятся рискованные предприятия. Вы любите испытывать судьбу, – задумчиво говорила Тамсин, разглядывая линии. – Но я вижу, что вы пережили огромную трагедию, – добавила она, нахмурив брови при виде черточек, которые прорезали линию сердца на ладони и свидетельствовали о боли и потерях. – Я надеюсь, все это осталось позади. – Тамсин видела, что королеву ждет еще немало горя, но решила не раскрывать ей такое мрачное будущее. – Длинная жизнь, Мадам. И хорошее здоровье, – продолжила Тамсин, отвечая на невысказанные вопросы женщины. И тем же тоном произнесла: – Мадам, я должна предупредить вас об опасности.
– Ты видишь ее в моей руке? – шепотом спросила Мари.
– Нет, Мадам, – быстро ответила Тамсин так же тихо, – опасность в этой комнате. Те двое человек заставили меня войти внутрь. Они не цыгане. Они хотят похитить вашу дочь.
– Боже мой, – прошептала вдовствующая королева. Ее рука задрожала в руке Тамсин, но больше она ничем не выдала своего страха.
– Вы должны отнести малышку в безопасное место. Здесь есть другой выход?
– Есть, – тихо пробормотала королева, еще ниже наклоняясь к своей руке.
– Пусть ребенка унесут как можно скорее, – прошептала Тамсин. – Я их как-нибудь задержу.
Мари кивнула и встала.
– Как интересно, – сказала она, и лишь побледневшее лицо говорило о том, что она взволнованна. – Я очень благодарна тебе.
Вдовствующая королева подошла к кровати, и молодая няня встала. Мари взяла малышку на руки и поцеловала ее.
– Малис, – позвала она.
– Мадам? – подошел к ней Гамильтон. – Цыгане предлагают устроить представление для вашего ребенка.
– Она устала, – ответила Мари по-шотландски, улыбаясь мужчинам. – Немедленно унеси мою дочь отсюда, – добавила она по-французски Малису и передала ему ребенка.
Он прижал девочку к себе и, развернувшись на каблуках, быстрым шагом направился в сторону двери, спрятанной позади камина. Мари взяла за руку няню, и они поспешили за ним следом, выскользнув в приоткрывшийся дверной проем.
Тамсин обернулась и увидела, как двое мужчин устремились за ними, выхватив кинжалы. Она рванулась им наперерез, но ей преградила путь королевская кровать. Тогда Тамсин вскочила на нее и изо всей силы дернула за фиолетовый полог. Щелк затрещал и тяжелыми складками рухнул на пол, под ноги мужчинам. Они запутались в ткани. Это ненадолго задержало их. Тамсин резко развернулась, лихорадочно думая, что еще можно сделать. Она заметила тяжелое резное кресло, стоящее у камина, и быстро передвинула его, перекрывая проход. Повернувшись спиной к двери, которая находилась в тени, за камином, она подтащила еще одно кресло, а потом стул.
Мужчины изрыгали проклятия, пытаясь пробраться через занавеси и мебель, прокладывая себе путь к заветной двери.
Тамсин метнулась к двери, повернула железную ручку и, проскользнув в узкую щель приоткрывшейся двери, захлопнула ее за собой, заперев на замок. Эта дверь вела в нишу с окнами, за которой начинался коридор и ступени лестницы.
Ни вдовствующей королевы, ни Малиса Гамильтона не было видно. Но Тамсин и не собиралась искать их. До ее слуха донеслись грохочущие уже по коридору шаги мужчин, бросившихся в погоню. Она слетела вниз по винтовой лестнице, придерживаясь рукой за шершавые стены. Ее ноги едва касались ступеней, она тяжело дышала. Наконец Тамсин миновала дверь первого этажа и выскочила во двор.
Там царил хаос. По всему двору цыгане собирали свои вещи, а те, кто уже все упаковал, постепенно передвигались к южным воротам. Мужчины, женщины, дети, лошади… Повозки сталкивались у арочного проезда. Шум, ржание лошадей, громкие крики цыган, усиленные гулким эхом, создавали ощущение полного хаоса.
Стража, казалось, была повсюду – и конная, и пешая. Некоторые стражники направляли цыган к воротам, некоторые спорили с ними. Группа вооруженных всадников выехала из конюшни и начала пересекать двор. Тамсин закружилась на месте, пытаясь сориентироваться в этом кошмаре. Она хотела найти Уильяма, или деда с бабкой, или Баптиста. Наконец Тамсин заметила бабушку, стоящую в группе цыганок, и побежала к ней.
– Где мой муж? – закричала она на бегу. – Ты его видела?
Нона покачала головой.
– Они куда-то торопились, – сказала она. – Они нетерпеливые и грубые, хотя мы сегодня всего лишь доставили им радость. – Она обвела сердитым взглядом дворцовую площадь и отвернулась, помогая женщине, которая никак не могла уложить свои вещи в повозку.
Тамсин тоже развернулась, уже в который раз оглядывая толпу. Она заметила Баптиста и бросилась к нему.
– Где Уильям? – закричала она. – Ты его видел?
– Он там, – ответил Баптист, махнув рукой куда-то в сторону. – Мы нашли двоих из этих людей, но они ускакали через ворота. Мы собираемся в погоню. Твой риа побежал за своей лошадью, а я иду за своей.
– Подожди, – остановила она его.
Она оглянулась и увидела, что дед спешит к Ноне. Он что-то объяснял ей, показывая на ворота, потом побежал вперед, к цыганам, которые седлали лошадей в дальнем углу двора. Баптист тоже побежал к ним, Тамсин – следом. Она то и дело оборачивалась на бегу, не оставляя попыток найти Уильяма.
Наконец она заметила его. Он сидел верхом на крупной черной лошади, которую она раньше не видела. Рядом с ним ехал Перрис Максвелл на сером коне. Они направлялись к воротам, прокладывая путь через толпу и суматоху.
Тамсин метнулась ему наперерез, громко крича. Она почти не надеялась, что Уильям услышит ее в этом гаме. Но Уильям услышал ее и обернулся.
– Тамсин, оставайся здесь. Я скоро вернусь за тобой.
– Уилл! – снова закричала она на бегу. – Остановись!
Он развернул огромного норовистого коня и повернулся к ней.
– Возвращайся назад, – сказал он, наклоняясь к ней. – Люди, которых мы искали, покинули дворец.
– Двое из них были в спальне королевы! – крикнула Тамсин. – Они пытались забрать малышку! Малис Гамильтон и вдовствующая королева унесли девочку в безопасное место, но эти люди до сих пор где-то здесь.
Она беспокойно оглядела двор и вдруг увидела тех двоих, что угрожали ей. Двух мужчин с платками на головах. Они пешком пробирались вместе с толпой к арочным воротам, пытаясь затеряться среди людей.
– Вон! – указала Тамсин. – Видишь тех двоих, в платках?!
Уильям выпрямился в седле.
– Иди внутрь! – приказал он. – Я скоро вернусь.
Он развернул лошадь и галопом помчался к воротам, делая знак Перрису. К этому времени мужчины с пестрыми платками на головах и полосатыми шалями на плечах уже растворились в толпе.
Тамсин повернулась и увидела Баптиста. Он сидел верхом на белом горячем жеребце, покрытом попоной. Рядом с Баптистом ехал Джон Фо на таком же белом жеребце. Цыгане выбрали себе красивую пару животных. Они тоже направлялись к воротам.
Девушка остановилась у фонтана, провожая их взглядом. А затем она увидела группу всадников. Это были стражники в шлемах и стальных нагрудных доспехах. Она видела их раньше. В центре этой группы ехал сам Малис Гамильтон верхом на черной лошади. Тамсин удивилась, неужели он тоже кинется в погоню за переодетыми мужчинами?
Но тут девушка заметила, что он держит в руках какой-то сверток и очень торопится. Он и его стража спокойным шагом двигались к арке, покрикивая на цыган, чтобы те убирались с дороги. Какая-то неведомая сила заставила Тамсин взглянуть вверх, на западное крыло дворца. Там в окне фронтона она увидела Мари, которая смотрела вниз, на двор. На лице было написано сильное волнение, она что-то кричала, свесившись через карниз, и размахивала руками. Тамсин показалось странным поведение королевы. Девушка забеспокоилась. Неужели, что-то все же случилось с малюткой?
Вдовствующая королева исчезла из виду, но секунду спустя Тамсин увидела ее в другом окне, а потом в следующем. Видимо, женщина бежала по анфиладе.
Не зная, что делать, Тамсин перевела взгляд на двор и увидела нескольких стражников, которые бежали к конюшне, крича на бегу, чтобы им готовили лошадей. Она посмотрела на ворота, ожидая увидеть там группу стражников во главе с Гамильтоном, ожидающих подкрепления, но вместо этого она увидела, как они пришпорили своих лошадей и, грубо разгоняя цыган, устремились к главным воротам.
В тот момент, когда Малис уже проезжал под аркой, Тамсин показалось, что сквозь шум и крики до ее слуха донесся громкий детский плач. Девушка бросилась вперед, стараясь рассмотреть, что за сверток держит Малис. Вскоре она уже не сомневалась – это была инфанта, завернутая в одеяло. Тамсин закричала, подбегая ближе, и мужчина накинул на голову ребенка угол одеяла, заглушая детский плач. Через мгновение она уже потеряла его среди толпы, двигающейся через туннель.
Тамсин стремительно развернулась и устремила взгляд в дальний угол двора, где по-прежнему стояли несколько цыганских лошадей. Их владельцы успокаивали разгоряченных, нервно прядающих ушами животных.
Девушка подбежала к группе мужчин, среди которых оказался ее дальний родственник, кузен, имени которого она никогда не знала. Тамсин выхватила из его рук поводья великолепного черного жеребца. Кузен раскрыл рот от такой неожиданной наглости, а девушка вскочила на спину лошади, покрытую попоной, подтянула поводья и сжала бока животного коленями.
– Это очень ценное животное! Остановись, девушка! – закричал цыган, пытаясь ухватиться за уздечку.
Тамсин вытащила из корсажа золотую монету, которую получила от переодетого мужчины, и бросила цыгану. Мгновение спустя она уже мчалась к воротам, низко пригнувшись к шее лошади.
Узкий проезд был забит людьми, животными и телегами. Тамсин направила черного жеребца вдоль стены, прося цыган расступиться и освободить ей путь. Бросив беглый взгляд вперед, она заметила, как Малис со своей стражей, миновав ворота, уже скакал по дороге, что вела от дворца вниз по холму.
Жеребец под девушкой забеспокоился, и Тамсин на мгновение испугалась, что может с ним не справиться. Она наклонилась, похлопала вороного по мускулистой шее и проговорила что-то ему на ухо. Животное немного успокоилось, и Тамсин осторожно направила его к выходу.
Когда черный жеребец очутился наконец на открытом пространстве, Тамсин облегченно вздохнула и устремилась вниз по склону холма. Крошечные медные колокольчики на попоне и удилах вороного мелодично звенели. Миновав группу цыган, растянувшуюся по всей главной улице города, Тамсин снова посмотрела вперед, ища Малиса и его стражу. Она думала, что увидит также Уильяма и остальных, но заметила только, как Гамильтон и его спутники, выехав на окраину города, свернули с дороги и двигались теперь по широкому, заросшему вереском лугу.
Тамсин слегка сжала бока животного коленями, и этого было достаточно, чтобы, вороной пустился во весь опор. Девушка припала к его шее. Она знала, что сможет сократить расстояние, которое отделяло ее от Малиса.
Внезапно она натянула поводья и выпрямилась, пристально вглядываясь в скачущий впереди отряд. «Что же я делаю, – сказала себе Тамсин. – Глупо даже надеяться, что мне удастся остановить вооруженных людей, удастся помешать им увезти маленькую королеву. И потом, возможно, Малис Гамильтон везет девочку в безопасное место…»
Но тут вдруг Тамсин вспомнила испуганное лицо королевы Мари в верхнем окне дворца и поняла, что Гамильтон забрал малышку без разрешения ее матери. Тамсин направила вороного на вересковый луг. Она чувствовала его силу, напряжение, его нетерпение и не стала сдерживать порыв норовистого животного. Цыганские таборы, которые медленно покидали город и сворачивали в долину, остались далеко позади.
Через несколько минут девушка снова натянула поводья, и вороной заплясал под ней, двигая боками от нетерпения. Тамсин сдерживала горячее животное, глядя на восток. Малис и его люди были уже далеко. Повернувшись, Тамсин заметила вдалеке группу всадников, скачущих на запад, к холмам. «Скорее всего, это Уильям, – решила она, – преследует мужчин, переодетых цыганами». Тамсин низко пригнулась к шее лошади и направила вороного в его сторону. Из всех мужчин только ее муж мог остановить Малиса Гамильтона. И кто, как не он, заслужил шанс осуществить это.


Часть XXX

Ветер бил в лицо, Уильям пригнулся к шее черного жеребца, взятого у Баптиста. Животное галопом мчалось по верещатнику. Бок о бок с Уильямом мчался Перрис, а чуть впереди – Джон Фо и Баптист Лалло. Вороной был послушным, сильным и горячим, он с легкостью нес на себе седло и всадника в полном вооружении, хотя Уильям знал, что цыганские лошади не были приучены к такой тяжести.
Четверо мужчин, которых они преследовали, растворились где-то среди холмов. Уильям то и дело поглядывал по сторонам и вперед, но беглецов и след простыл. Он уже подумывал вернуться назад, собрать побольше людей и организовать крупные поиски, как вдруг услышал окрик Перриса. Уильям обернулся и увидел лошадь, тенью несущуюся к ним в сгущающейся темноте, такую же черную, какая была под ним. Длинные, развевающиеся на ветру волосы всадницы и раздувающиеся юбки не оставили никаких сомнений в том, кто их догоняет.
С губ Уильяма сорвались громкие проклятия. Он развернул вороного и поскакал навстречу жене.
– Что ты здесь делаешь?! – крикнул он Тамсин, – Возвращайся!
– Гамильтон! – выкрикнула она, с силой натягивая поводья. Жеребец резко остановился, встав на дыбы. Тамсин, как могла, успокоила животное, но после долгой сумасшедшей скачки продолжал нетерпеливо переступать копытами. – Гамильтон забрал королеву!
– Что?! – крикнул Уильям, останавливая своего скакуна. Тамсин подъехала ближе.
– Он забрал королеву, – едва дыша, повторила она. – Я видела его после того, как вы уехали. Он ускакал с вооруженной стражей туда, – она показала на восток. – Мадам выслала за ними своих гвардейцев.
Уильям повернулся в седле и, окликнув Перриса и остальных, передал им то, что сообщила ему Тамсин.
– Боже мой, – воскликнул Перрис. – Ходили слухи о втором, шотландском заговоре. Его целью тоже было похищение королевы. Ее хотели выдать замуж за маленького сына регента. Но я не придал значения этим слухам. А раз этот ублюдок Малис приходится регенту братом… для меня это не такой уж большой сюрприз.
– Ты говоришь, они направились на восток? Должно быть, собираются отвезти ее в замок регента, на побережье, – сказал Уильям.
– Мы должны скакать за Гамильтоном, – сказал Баптист. – Те люди, что были переодеты в цыганских женщин, уже далеко. Им не удалось их черное дело, так зачем они теперь нам. Сокровище, которое нам нужно, сейчас у Гамильтона.
– Точно, – согласился Уильям. Он посмотрел на Тамсин. – Возвращайся во дворец, а мы поскачим за ними.
Тамсин решительно не понравились слова Уильяма, и он понял, что она не собирается выполнять его приказ, а спорить с ней у него не было времени. Он просто пришпорил коня, направляясь на восток. Остальные быстрым галопом двинулась следом.
* * *
Поднялась луна, разливая серебряный свет на холмы, покрытые вереском. Уильям и его спутники упорно преследовали отряд Гамильтона, стараясь не терять его в темноте из вида.
Перрис заметил гвардейцев королевы, мчащихся в отдалении, с другой стороны холма, и показал на них Уильяму, а потом развернулся и поскакал к ним. Остальные продолжали свой путь, следуя за Уильямом.
Все четверо скакали на цыганских лошадях, энергичных, крепких и быстрых, натренированных так, чтобы слушаться малейшего прикосновения руки или ноги всадника. Тамсин скакала слева от Уильяма, и он, повернув голову, невольно залюбовался ею. Конечно, он предпочел, чтобы она оставалась в безопасности во дворце, но сейчас его переполняла радость оттого, что она рядом.
Они быстро мчались вперед и скоро начали догонять охрану Гамильтона. Королевская гвардия врезалась в их ряды, разделяя их, расшвыривая в стороны. Пики и мечи сверкали в лунном свете, когда гвардейцы завязали борьбу со стражей Малиса.
Уильям промчался через самый центр схватки. Он обернулся, махнул Тамсин рукой, чтобы она держалась в стороне, и, заметив Гамильтона, устремился к нему.
Малис Гамильтон выбрался из сбившихся в кучу всадников и повернул своего коня к поросшей вереском низине, осторожно прижимая к себе сверток и время от времени оборачиваясь. Его доспехи сверкали в лунном свете.
Уильям пришпорил лошадь, оставляя других всадников позади. Он мчался по покрытой вереском земле, беспощадный, мрачный, неумолимый. Он не заметил, как Баптист, Джон и Тамсин нагнали его и держались чуть позади. Их лошади не уступали в скорости его вороному. Копыта животных дробно стучали, и его сердце вторило им. Вдруг Уильям почувствовал, как его жеребец начал замедлять бег и зафыркал. Две минуты назад вороной послушно отзывался на все его сигналы, а сейчас вдруг начал проявлять строптивость. Уильям почуял неладное и посмотрел вниз.
Сырая мягкая почва поблескивала в лунном свете. Впереди, там, куда мчался Гамильтон, черные пучки травы перемежались бесконечными цепочками блестящих водяных кругов, похожих на черные зеркала. Уильям понял, что сумасшедшая скачка завела их в болото, и громко выругался. Конечно, сообразил он, они ведь скакали на восток, приближаясь к морю, потому и попали в предательские топи, которые погубили уже немало шотландцев.
Он поехал вперед осторожнее, предоставляя лошади возможность самой находить путь среди этой трясины. Уильям рассчитывал на то, что инстинкт не подведет умное животное. Он снова посмотрел вниз и заметил, что ноги лошади с каждым шагом погружаются все глубже и глубже. Уильям обернулся и крикнул остальным, чтобы были осторожнее. Они тоже заметили опасность, Джон Фо и Баптист остановились.
Кое-кто из гвардейцев, догнавших было передовую группу, вернулся на твердую землю.
Тамсин посмотрела на Уильяма, и в ее взгляде он увидел такую же решимость, какую чувствовал сам. Опасность окружала их со всех сторон, здесь у земли была своя сила. Она могла повергнуть их, погубить, но они не останавливались. Уильям только кивнул в ответ, когда Тамсин бросила на него умоляющий взгляд. Вдвоем они направляли лошадей по этой неверной почве, двигаясь осторожно, глядя вниз и время от времени поднимая головы, чтобы разглядеть Малиса. Гамильтон скакал слишком быстро. Это было безрассудством так гнать свою лошадь по болоту.
Внезапно Уильям заметил, как лошадь Гамильтона споткнулась, ее передние ноги погрузились в жижу. Затем снова выбралась. Уильям пришпорил своего вороного, рискуя и молясь, чтобы животные инстинкты не подвели его коня.
Его взгляд не отрывался от мужчины с ребенком. Они были уже близко. Уильям услышал, как лошадь Гамильтона заржала при его приближении и шарахнулась в сторону. Теперь увязли ее задние ноги. Она изо всех сил начала рваться из вязкого плена и сбросила всадника в густую черную воду.
Уильям услышал, как за его спиной закричала Тамсин. Он почувствовал, что земля уходит из-под копыт его лошади, и соскользнул со спины животного, сразу провалившись по щиколотки в болотную жижу. Он сделал шаг и погрузился по колено. С трудом вытаскивая ноги из воды, он упорно продвигался вперед, снова и снова погружаясь в вязкое болото.
Впереди него лошадь Малиса сумела наконец выбраться на твердую землю и ускакала обратно в темноту, бросив человека, который едва не погубил ее.
– Малис, я иду! – крикнул ему Уильям.
Он слышал, как сзади, за его спиной, раздались крики и всплески, и, обернувшись, увидел, как остальные тоже спешились, оставив своих лошадей на твердой земле.
Уильям продвигался вперед, проваливаясь, поднимаясь и снова проваливаясь. Его одежда пропиталась жидкой грязью и замедляла движения. Его сапоги были полны грязи, которая утягивала его вниз с каждым шагом. Сейчас его отделяло от Гамильтона всего около двадцати футов. При свете луны он увидел посеревшее лицо мужчины, маленькую головку инфанты. Когда он услышал ее тонкий, сердитый плач, то испытал чувство облегчения.
– Малис! – снова крикнул он. – Оставайся там! Я иду к тебе.
Он рванулся вперед, но снова погрузился в топь. Его сила и энергия теперь работали против него. Как Уильям не пытался, ему никак не удавалось приблизиться к Гамильтону. Он видел, что Гамильтон тоже борется, погруженный по грудь в болотную жижу. Мужчина поднял ребенка повыше. Жалобный тоненький плач младенца разносился над болотом. Уильям в отчаянии обернулся и увидел, что остальные направляются к нему. Он видел, как они тоже проваливаются, с трудом переставляя ноги.
– Оставайтесь на месте! – крикнул он им.
Увидев неподалеку клочок земли, поросший травой, он выбрался на него и лег на бок. Уильям попытался ползти вперед и почувствовал, как его руки погружаются в жижу.
– Уилл!
Он обернулся. Тамсин ползла к нему на животе. Баптист и Джон Фо были позади нее. Оба стояли по колено в жиже и подтаскивали длинное, тонкое, покрытое листьями деревце. «Кто-то, должно быть, специально вернулся на твердую землю, чтобы сломать его», – с благодарностью подумал Уильям, Тамсин подползла еще на несколько дюймов ближе.
– Уильям, – позвала она.
Он сначала хотел было отослать ее назад, но вдруг понял, что у нее шансов больше, чем у кого бы то из них. Он осторожно развернулся и вытянул руку ей навстречу.
– Сюда.
Он поймал ее за запястье и подтащил к себе, на свой маленький твердый островок. Тамсин выбралась на землю и села, прислонившись спиной к Уильяму. Оба были с ног до головы покрыты зловонной жижей.
– Тамсин, – сказал он, – ты сможешь добраться до Гамильтона и малышки. Ты легче любого из нас.
Она кивнула, едва дыша. Она поняла, что он задумал, и ни секунды не сомневалась в том, что у нее все получится.
– Они могут утонуть? – спросила она.
– Может случиться так, что Гамильтон не выберется. Он тонет, – ответил Уильям. – У него нет опоры, чтобы выбраться. Мы должны добраться до него как можно скорее.
Ничего не говоря, Тамсин просто кивнула. И снова Уильям восхитился ее мужеству и выдержке. «Настоящая подруга грабителя», – с гордостью подумал он и положил руку ей на плечо. Она поняла его без слов и улыбнулась в ответ.
Позади них Баптист проталкивал конец древесного ствола в их направлении. Уильям схватил этот ствол, подтянул к себе и начал проталкивать его дальше, вперед, в направлении Гамильтона. Узкий верхний конец попал в жижу, приподнялся, а потом начал зарываться в воду. Тамсин оставила надежный клочок суши и соскользнула в густое месиво, сразу погрузившись по колено. Уильям крепко держал ствол за один конец, и Тамсин начала пробираться вперед, перебирая руками по стволу.
Ребенок замерз и громко плакал. Бледный от страха, Гамильтон из последних сил старался удержать малышку над трясиной, которая неумолимо затягивала его вниз, ко дну.
Тамсин тщетно тянула за ствол, стараясь вытащить его на поверхность. Уильям тоже скользнул в болото и встал рядом с ней. Трясина засосала его сразу по пояс, и с каждым шагом он проваливался все глубже. Вдруг Уильям почувствовал, что ствол дерева кто-то толкнул, и, оглянувшись, увидел, как Джон Фо и Баптист подобрались ближе и удерживают ствол с толстого конца.
Надрывный плач ребенка разносился над болотом, заставляя взрослых напрягать все свои силы.
Уильяму уже было неважно, что это за ребенок. Будь на месте маленькой королевы дочка простой цыганки, он делал бы для нее то же самое. В эти мгновения даже по отношению к Гамильтону он ощущал естественное сострадание и желание спасти. Он сделал еще одну отчаянную попытку и рванулся вперед. Вдруг каким-то чудом он нащупал кусочек твердой почвы под ногами. Уильям нырнул в черную жижу, подставил плечо под древесный ствол, приподнимая его из воды, и передвинул вперед, придерживая на своем плече. Гамильтон вытянул руку, чтобы схватиться за узкий конец ствола. Тамсин протянула свою левую руку к Гамильтону.
– Ребенок! – крикнула она. – Дайте мне ребенка!
В лунном свете была хорошо видна уродливая форма ее руки. Уильям заметил, что она даже не обратила внимания на это, так же как и Малис.
– Возьми ее! – прохрипел Гамильтон.
Он протянул извивающуюся девочку Тамсин, и через мгновение ребенок оказался в ее объятиях. Крепко прижимая к себе девочку левой рукой, она правой крепко вцепилась в ствол и начала медленно пробираться назад. Уильям ухватился за ее намокшее платье. Он тащил ее, а она прижимала к своему телу плачущую инфанту.
Наконец он передал обеих Баптисту и Джону Фо, которые уже добрались до твердого, поросшего травой участка суши за их спиной. Как только Тамсин и малышка оказались в безопасности, под присмотром цыган, Уильям вернулся за Гамильтоном. Он протянул ему древесный ствол, а сам снова провалился по пояс. Но Гамильтон уже схватился за свободный конец и начал постепенно выбираться из болота, перехватывая ствол руками и подтягиваясь. Уильям медленно отступал назад, напрягаясь изо всех сил. Он сейчас был похож на атланта, держащего на своих плечах земной шар. Неожиданно Уильям почувствовал, что тянуть стало легче. Это Джон Фо и Баптист ухватились за свободный конец, помогая Уильяму.
– Риа, – прокричал Джон Фо, протягивая ему руку. – Хватайся.
Уильям вытянул руку назад и ухватился за запястье старого цыгана. Джон Фо был необычайно силен, хотя и не отличался высоким ростом. Наконец Уильям ощутил, как болото разжало свои объятия и с громким чавкающим звуком выпустило его. Вскоре он смог сесть на твердом, покрытом травой клочке земли. Немного передохнув, он взялся за деревце вместе с цыганами. Сообща они подтащили Гамильтона ближе. Джон Фо и Баптист скользнули в жижу, направляясь назад, к более безопасному участку. А Гамильтон с помощью Уильяма выбрался на твердую землю. Они сидели рядом, тяжело дыша, все покрытые грязью.
– Боже мой, – проговорил Малис. – Черт меня подери! Какой же я дурак!
– Да, – фыркнул Уильям, пытаясь вытереть пальцами заляпанный грязью лоб, но только еще сильнее размазывая ее по лицу.
– Я не хотел причинить ей вреда, – сказал Малис. – Я говорил с некоторыми шотландскими лэрдами, которые уверили меня, что, если наша маленькая королева выйдет замуж за моего племянника, маленького сына регента, в Шотландии все может пойти по-другому. И для Гамильтонов, и для Марии Стюарт тоже.
– Могло бы, – согласился Уильям. – Так вот ради чего все это было затеяно?
Малис низко опустил голову и тихо ответил:
– Да. Мы думали, что она будет в безопасности, если наш план сработает. Мы хотели защитить ее от короля Генриха.
– Безрассудная храбрость, – заметил Уильям.
Малис закрыл лицо рукой:
– Ради бога, Уилл Скотт, я обязан тебе жизнью, а главное – жизнь королевы. Ты и твоя цыганка спасли ее.
– Моя цыганка, – заметил Уильям, – является моей женой.
– Да, твоя жена, – Малис ссутулился. – Приемная мать Кэтрин.
– Именно так, – Уильям посмотрел на него. – Я отбирал у тебя детей раньше, Малис. Твою собственную дочь, а потом твою внучку. За них я прошу у тебя прощения. Но за этого ребенка ты от меня прощения не жди. И ты предстанешь перед лицом вдовствующей королевы и нашего регента.
Уильям поднялся на ноги и протянул руку.
– Уилл Скотт, – проговорил Малис, – я не причастен к смерти твоего отца. Я хочу, чтобы ты понял это. Я держал тебя в заключении, когда ты был подростком, потому что мне было приказано это сделать. Но я не вешал твоего отца лично. Этой ночью ты спас мою жизнь и жизнь нашей королевы. Я обязан сказать тебе правду. И я расскажу тебе всю правду о том дне, когда у нас будет возможность поговорить наедине.
Уильям молча кивнул, изможденный до предела.
Малис поднялся на ноги, не приняв предложенной Уильямом руки. Он направился назад, к суше, не произнося больше ни слова, так же как Уильям. Там, на твердой земле, рядом с двумя черными лошадьми, стояла Тамсин. Она ждала Уильяма, держа в руках маленькую королеву, завернутую в цыганскую лошадиную попону – ее одеяльце полностью намокло. Уильям сделал последние несколько шагов им навстречу и раскрыл руки. Тамсин подбежала к нему, издав крик облегчения. Он схватил ее и ребенка, заключил в кольцо своих рук, абсолютно счастливый тем, что она была здесь, рядом с ним. Тамсин смеялась и плакала одновременно, а Уильям улыбался, спрятав лицо в ее заляпанных болотной грязью волосах. И вдруг он рассмеялся, так же как и она, легко и свободно. Пока ребенок сосал свой грязный маленький кулачок, они целовались, а пот, грязь и слезы смешивались на их губах. Тамсин взглянула на него, и он приподнял ее голову за подбородок, провел своими пальцами по ее испачканной щеке. Он снова прикоснулся губами к ее губам. Она была теплой и нежной, и она была всем, в чем он когда-либо нуждался в своей жизни. Уильям поднял голову и увидел Перриса, приближающегося к ним. Перрис похлопал Уильяма по спине, а потом отвесил поклон Тамсин.
– Миледи, – сказал он. – Леди Рукхоуп, мы все у вас в неоплатном долгу. Вы спасли шотландскую королеву.
– Мы все сделали это, – ответила Тамсин, улыбаясь ему.
Перрис протянул руку. Тамсин протянула ему свою. Правую, всю заляпанную грязью. И он поцеловал ее пальцы, будто она была королевой.
– Несомненно, мне будет поручено наградить вас обоих, – сказал он и добавил: – Красивая девушка. Счастливый мужчина. – Он печально улыбнулся, а потом ушел.
Уильям повернулся к Тамсин и, взяв маленькую королеву из ее рук, прижал к своей груди. Маленькие ручки обхватили его шею, шелковистая головка прислонилась к его щеке. Он закрыл глаза, ощутив огромный прилив любви и бесконечную благодарность своей судьбе за все то, что случилось с ним в последнее время. Потом он взял руку Тамсин и прижал к губам, не отрывая взгляда от ее сияющих глаз. Ее лицо, озаренное светом счастья, казалось ему ослепительно красивым. И он понял, что ее счастье стало для него самой лучшей наградой.




Следующая страница

Читать онлайн любовный роман - Цыганское гадание - Кинг Сьюзен

Разделы:
Пролог

Часть I


Часть II


Часть III


Часть IV


Часть V


Часть VI


Часть VII


Часть VIII


Часть IX


Часть X


Часть XI


Часть XII


Часть XIII


Часть XIV


Часть XV


Часть XVI


Часть XVII


Часть XVIII


Часть XIX


Часть XX


Часть XXI


Часть XXII


Часть XXIII


Часть XXIV


Часть XXV


Часть XXVI


Часть XXVII


Часть XXVIII


Часть XXIX


Часть XXX

Эпилог

Ваши комментарии
к роману Цыганское гадание - Кинг Сьюзен



книга отстой.
Цыганское гадание - Кинг Сьюзенанна
17.11.2011, 7.40





а мне понравилась
Цыганское гадание - Кинг Сьюзеняна
7.02.2012, 1.43





Книга класс мне очень понравилось!!♥♥♥♥♥
Цыганское гадание - Кинг Сьюзенжанна
22.01.2013, 17.47





Очень хорошо написано. Чувства и эмоции героев зашкаливают. НО по сюжету чего - не хватает, как-то все поверхностно нет глубины. Перечитывать я бы не стала. 8 балов.
Цыганское гадание - Кинг СьюзенНюта
4.10.2014, 0.45





Немножко однообразно - везде присутствует неожиданная свадьба, везде у глав героя есть ребенок. Но, тем не менее, сюжет интересный. Правда глав. герой немного подбешивает, когда треть книги буксует в своих самокопаниях.
Цыганское гадание - Кинг Сьюзенdeasiderea
1.12.2014, 22.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
Пролог

Часть I


Часть II


Часть III


Часть IV


Часть V


Часть VI


Часть VII


Часть VIII


Часть IX


Часть X


Часть XI


Часть XII


Часть XIII


Часть XIV


Часть XV


Часть XVI


Часть XVII


Часть XVIII


Часть XIX


Часть XX


Часть XXI


Часть XXII


Часть XXIII


Часть XXIV


Часть XXV


Часть XXVI


Часть XXVII


Часть XXVIII


Часть XXIX


Часть XXX

Эпилог

Rambler's Top100