Читать онлайн Холодный огонь, автора - Кимбелл Тереза, Раздел - 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Холодный огонь - Кимбелл Тереза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.35 (Голосов: 49)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Холодный огонь - Кимбелл Тереза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Холодный огонь - Кимбелл Тереза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кимбелл Тереза

Холодный огонь

Читать онлайн


Предыдущая страница

10

Гейбриела всегда считала, что Гари невозможно заменить никем. И, выходя за него замуж, понимала, что вступает в игру, самую опасную из тех, в которые ей когда-либо приходилось играть. Но тем не менее в последующие месяцы своей беременности ей не приходилось сожалеть, что она доверилась зову своего сердца, а не послушалась здравого смысла. Гари Барт оказался замечательным человеком с широкой и доброй душой. Видимо, это изначально было заложено в нем. А его жесткая и непримиримая жизненная позиция сложилась в результате необходимости с детства защищать себя.
Наверное, подсознательная потребность иметь рядом близкого человека подтолкнула его к женитьбе. А настойчивое стремление Гейби не отделяться от своей семьи заложило в нем первые ростки перемен. Встреча с ее родителями показала ему, какой должна и МОДЕСТ быть настоящая жизнь, если он приложит к этому усилия. Беременность Гейби произвела в нем настоящую революцию, заставив пересмотреть, казалось бы, незыблемые жизненные ценности. Его будущий ребенок стал теперь для него важнее всего на свете. И наконец, открытие истинного характера Дайаны и той жертвы, которую она принесла ради него, завершило преобразование личности Гари.
Он стал менее нетерпимым и смог взглянуть на жизнь глазами другого человека. Барьеры, которые Гари так долго возводил вокруг себя, стали постепенно рушиться.
Родственники Гейби стали ближе к мужу. Особенно ее брат Фил, с которым она раньше вместе жила и который теперь довольно часто навещал их, когда был в Ванкувере. Дайана и Уолтер тоже стали нередкими гостями их дома. Они теперь почти каждое воскресенье приезжали к ним на ленч.
Все вокруг нее были очень рады будущему ребенку. А для Гари и Дайаны, как ей казалось, его рождение станет главным событием в их жизни.
С одной стороны, это было замечательно, но с другой — слегка начало беспокоить ее. Она теперь все меньше ощущала себя личностью и все больше — убежищем для сына Гари. Особенно в последние два месяца беременности, когда муле начал уклоняться от занятий любовью с ней, считая, что это может повредить будущему ребенку. Гейби невозможно было пожаловаться на отсутствие заботы о себе. Гари обращался с ней, словно с хрупким кристаллом. Но она все равно не могла избавиться от чувства, что ее опять передвинули на второе место.
И у Гейби началось что-то похожее на депрессию. Ей необходимо было, чтобы муж постоянно говорил ей, что любит ее, что это именно она изменила его жизнь к лучшему, а не ребенок, которого они ждут. Иногда Гейбриела ревновала Гари к будущему сыну. И в эти минуты ей очень трудно было сдерживать себя. Особенно когда муж начинал контролировать, что она делает и как она это делает.
Гейби очень хотелось, чтобы ее беременность побыстрее закончилась. Но в то же время она боялась, что, когда малыш появится на свет, Гари, взяв на руки сына, еще сильнее отдалится от нее. Несмотря на то что он очень любил, когда Гейбриела была рядом с ним, она чувствовала, что только с сыном Гари достигнет той степени взаимопонимания, какой никогда не могло быть в их отношениях.
Он будет рядом со своим ребенком с самого начала, не то что с ней. Ведь до знакомства с будущим мужем она прожила отдельную жизнь, совершенно ему чуждую. И именно это непреодолимое обстоятельство время от времени вносило дисгармонию в их в общем-то благополучный брак.
Гейбриела уверяла себя, что должна благодарить Бога за то, что Гари будет таким хорошим отцом. И благодарила. Но ей хотелось, чтобы она для своего мужа значила чуточку больше, чем теперь.
В ту неделю, когда ребенок должен был появиться на свет, возникли проблемы с проектом Джексона, и Гари пришлось срочно вылететь в Торонто. Гейби чувствовала себя неважно, к тому же была рассержена на мужа. Перед отъездом Гари настойчиво повторял, что, если появятся хоть какие-нибудь предродовые симптомы, она должна немедленно позвонить ему. Именно такая позиция мужа и расстроила Гейби. Еще раз подтвердилось, что бизнес для Гари важнее, чем собственная жена. Но если из-за ребенка потребуется его присутствие дома, то он сразу же бросит все. Только из-за него он прилетит в Ванкувер, отнюдь не из-за Гейби.
Ей казалось, что вся ее жизнь теперь станет такой. Муж будет постоянно отсутствовать, строя и воплощая в жизнь чужие проекты. Он будет очень хорошо относиться к ней, выказывая ей свою любовь, но сердце свое полностью отдаст лишь сыну и другим его детям, которые могут появиться в их семье.
Гари звонил каждое утро и каждый вечер, чтобы удостовериться, что с ней и малышом все в порядке. Звонила Дайана. Звонила мать Гейби. Все выказывали свою заботу. И ей очень хотелось, чтобы ребенок побыстрее родился, дабы прекратилась вся эта возня вокруг нее.
Гари отсутствовал уже четыре дня, кой» да она почувствовала первые признаки начинающихся родов. Гейби тут лее позвонила доктору. Он посоветовал ей немедленно отправляться в больницу, даже несмотря на то что еще не было схваток.
Гейби набрала номер телефона, который оставил ей Гари, чтобы поделиться paдостной новостью. Она внутренне была готова к ответу, что мистер Барт на объекте,?
Я должна быть сильной, сказала себе Гейби. Да, ей нужны силы справиться с этим самой, без эмоциональной поддержки мужа. На протяжении всей истории человечества женщины, как правило, рожают детей в одиночку, без присутствия своих мужей.
И кроме того, Гейби очень хорошо понимала, что компания Гари, выполняя важный заказ, находится под пристальным наблюдением, и очень критическим. И в материальном смысле успех проекта будет очень важен для их семьи. Для нее это, в
общем-то, не имело большого значения но так же, как и Гари, она хотела лучшего будущего для своих детей.
Женщина, ответившая на звонок — видимо, секретарша, — сообщила, что мистер Барт находится на важном совещании. И когда он освободится, она не знает. И если мисс хочет оставить сообщение…
Гейби набрала в легкие побольше воздуха, чтобы сдержать слезы, готовые вот-вот хлынуть из глаз.
— Передайте ему, что звонила жена и…
— О! Миссис Барт! — взволнованно воскликнула секретарша. — Неужели ребенок? То есть… О Господи! Извините. Но мы все знаем, что мистер Барт очень нервничает, ожидая этого звонка и… Простите меня за мою болтовню, я сейчас же соединю вас с ним. Секунду, миссис Барт.
Для Гейби было неожиданностью, что в офисе Гари все знали о ней и ее состоянии. В трубке послышался напряженный, взволнованный голос мужа.
— Гейби? Что случилось? С тобой все в порядке?
— Да. Все в порядке.
Она толком не успела объяснить что к чему, когда он неожиданно прервал ее:
— Я приеду к тебе прямо в больницу так быстро, как только смогу. Я уже отправляюсь. Пока!
Гейби с трудом переваривала услышанное.
— А как же твое совещание? Может быть, пройдет еще много времени, прежде , чем ребенок родится…
— Дорогая, я сейчас приеду, — твердо сказал он. — А все остальное подождет.
Она была приятно удивлена, что быть с ней, когда она собирается произвести на свет их сына, сейчас для него самое важное в жизни. Вероятно, все, кто сейчас находятся с ним рядом, считают это вполне естественным. Все, кроме нее. Гейби растерянно покачала головой и повесила трубку.
Схватки были такими слабыми ~ если эти легкие болевые ощущения вообще можно назвать так, — что ей предписали ходить взад-вперед по палате, чтобы активизировать роды. За этим занятием ее и застал Гари.
Он налетел словно коршун, полный нетерпения и намерения защитить ее от возможных бед. Его черные глаза сверкали и светились счастьем, но голос выдавал тревогу и озабоченность.
— Что ты делаешь? — недовольно спросил он, готовый в любую секунду обрушить свой гнев на весь медперсонал.
— Мне кажется, что наш сын ленится, — поддразнила мужа Гейби, довольная проявлением заботы о ней. — Он не собирается появляться на свет, и мне приходится его заставлять. Медсестра сказала, что ходьба его стимулирует.
Гари расслабился и улыбнулся.
— Ну хорошо. Во всяком случае, он молодец, что дождался, когда его отец прилетит. Как ты себя чувствуешь, дорогая? —озабоченно добавил он.
— Нормально, — уверила она его.
В последующие два часа абсолютно ничего не изменилось. Гейбриеле казалось, что так будет продолжаться вечно. Гари не отходил от нее ни на шаг. Ее врач наконец решил вмешаться. Он уложил Гейби в постель и ввел ей какой-то препарат.
На протяжении последующих четырех часов у нее появились все основания быть благодарной курсам для будущих мам, которые она посещала в период беременности. Дыхательные упражнения, разученные ею, помогали сейчас справиться с болью. Гари, однако, становился все более и более беспокойным, и приходилось постоянно уверять его, что все в порядке.
Доктор зашел проведать Гейби и остался неудовлетворенным ее состоянием. Он решил ввести обезболивающее средство. Это взволновало Гари еще больше.
Прошло несколько часов, часов ожидания, усталости и нарастающей паники. Стало ясно, что возникли какие-то сложности с появлением малыша на свет. Как Гейби ни старалась четко выполнять все врачебные предписания, у нее ничего не получалось. Гари старался изо всех сил успокоить ее. Но его собственному мужеству, казалось, пришел конец, когда выяснилось, что сердцебиение ребенка становится нерегулярным.
В палату вошли сразу несколько врачей. Обследовав Гейбриелу, они посовещались и решили, что ребенок не может родиться естественным образом. Единственный выход — кесарево сечение. Причем операцию надо делать немедленно.
Гари шел рядом с ней, когда Гейби везли в операционную, крепко сжимая ее руку и умоляюще глядя в глаза. Она чувствовала себя абсолютно беспомощной в эту минуту. Неудачницей-женщиной, неудачницей-женой. Прошло уже шестнадцать часов с того момента, как ее привезли в больницу. И сейчас жизнь их сына висела на волоске.
У нее появилось тревожное предчувствие, что если они потеряют ребенка… если она не сможет больше иметь детей… то навсегда лишится своего мужа.
— Скажи, что любишь меня, дорогой, — шепотом попросила Гейбриела в страстном желании быть уверенной, что она нужна мужу сама по себе.
— Гейби… — Он осекся и удивленно взглянул ей в глаза, словно не веря своим ушам. Как она в такой момент может говорить о посторонних вещах!
А потом стало слишком поздно отвечать на ее вопрос. Гари был оставлен за дверьми
операционной. Все не так уж плохо, старалась успокоить себя Гейби, когда наркоз начал действовать. В сознании вдруг стали мелькать эпизоды из когда-то ранее виденный фильмов. Странно и глупо — она окунулась в придуманный мир, когда настоящая жизнь оказалась под угрозой.
Сын Гари…
Его и Дайаны новая жизнь с чистого листа.
Это несправедливо. Очень несправедливо.
Затем сознание покинуло ее.
Темнота. Темнота везде. Она ничего не слышала и ничего не видела, не чувствовала боли.
Но я все-таки жива, решила Гейби.
Ребенок… Что с ребенком? Медленно, очень медленно ее глаза открылись… и голова Гари склонилась над ней.
— Слава Богу! С тобой все в порядке! —Страшное напряжение на его лице спало, и он еще ниже наклонил голову. Его губы нежно коснулись ее лба, а руки ласково погладили плечи.
На секунду Гейби снова почувствовала себя счастливой. Она хотела расспросить о ребенке, но у нее ничего не получилось. Горло свела судорога. Она не могла дышать! Гейби увидела, как откинулась назад голова мужа, как исказилось его лицо, когда он увидел, что она задыхается, как Гари закричал: «Доктора!»
Она не могла дышать! Не могла!
Сестра надела ей на лицо маску. Гейби рефлекторно сопротивлялась, ничего не понимая и страстно желая освободиться от удушья. Вот теперь я точно умру, обреченно подумала она.
Есть ли у Гари сын?
Ей очень хотелось знать, получить уверенность в том, что она не подвела мужа.
Как сквозь вату до нее донеслись еле слышные слова Гари:
— Спасите мою жену!
Укол в руку.
Что-то ужасное делали с ее ртом. Странное ощущение свободного полета и быстрое приближение темноты.
Она снова открыла глаза. Я все еще не умерла, удивилась Гейби. Я, наверное, как кошка, имею девять жизней. Две уже прошли. Осталось семь. Она уже больше не в своей палате. Чужая, неизвестная комната. Гари смотрит на нее встревоженным взглядом. Его черные глаза, словно два раскаленных угля. Она почувствовала, как руки мужа бережно коснулись ее рук. Гейби попыталась улыбнуться ему, но не смогла.
Гари выглядел измученным и растрепанным. Его волосы торчали во все стороны. Галстук висел где-то сбоку. Верхние пуговицы рубашки расстегнуты. Словом, все в таком беспорядке, словно он сам только что задыхался. Гари смотрел на нее красными от усталости и напряжения глазами. Темные круги залегли под ними. Муж склоняется над ней, словно курица-мать над своими цыплятами.
— Гейби, Гейби, — хрипло прошептал он. — С тобой все будет хорошо… О, Гейби…
Глаза его увлажнились и от этого засверкали еще больше. Почему он ничего не говорит ей о ребенке? Почему выглядит таким несчастным? Должно быть, плохие новости. И он старается держать ее в неведении как можно дольше. Она подвела его!
— Извини, — прошептала Гейби. Ее сердце наполнилось отчаянием.
— О Господи! — воскликнул он. Эти слова были похожи на крик умирающего. Гари еще крепче сжал ее руки. — Ты так нужна мне, Гейби, — прошептал он. — Я люблю тебя. И никогда не перестану говорить тебе это. Я люблю тебя. Люблю… Люблю…
Гари замолчал, стараясь подавить бушевавшие в нем эмоции. И тут Гейбриела вспомнила, что просила его сказать, любит ли он ее, прямо перед дверьми операционной. Тогда Гари промолчал, и, может быть, поэтому его слова совсем не убедили ее сейчас. И потом, она так и не узнала то, что хотела знать больше всего на свете.
— Мой ребенок…
— Тебе не надо волноваться. Нужно ко всему относиться спокойно. Все в порядке, — выдохнул он.
— Скажи мне… о ребенке. Лучше знать самое плохое, чем не знать вообще. Неужели Гари не понимает?
— Уверен, что с этим безобразником все в порядке, — произнес он беззаботно. — Тебе не надо волноваться о нем, дорогая. Ни о чем не беспокойся.
Такой неопределенный ответ ничуть не успокоил ее.
— Что ты имеешь в виду, когда говоришь, что он в порядке? Ты нe ты не знаешь наверняка?
— Он сейчас под постоянным наблюдением. Думаю, что с ним все будет хорошо. Я просто не мог отойти от тебя.
— Гари!
Ее крик встревожил его.
— Ради Бога, успокойся, дорогая. Она сделала несколько глубоких вдохов
подряд и затем заговорила как можно
тверже.
— Гарет Барт, ты сейчас же пойдешь и немедленно все выяснишь про моего ребенка.
—Гейби!..
— Немедленно!
— Но тебя нельзя оставлять одну! — раздался энергичный протест.
— Я очень рассержусь на тебя, Гари.
— Хорошо, я ухожу.
Он вышел из комнаты, но его место тут же заняла няня.
На ее лице сияла добродушная улыбка. Она протянула Гейби стакан воды.
— Со мной все в порядке.
— Хорошо, дорогая, — ласково ответила няня. — Но когда ваш муж просит что-то сделать, мне кажется, было бы неразумно не подчиниться его просьбе.
Она снова улыбнулась.
— Наверное, если бы он потерял вас, то этот день стал бы последним в жизни еще нескольких человек. Ведь вашего мужа невозможно вразумить, не правда ли?
Что верно, то верно. Если Гари что-то считает правильным, его трудно переубедить.
— Неужели он хулиганил здесь и нарушал правила поведения? — спросила Гейби почти игриво.
— Все правила, все предписания, все порядки! — ответила няня, сокрушенно вздохнув. — Он никому не доверял уход за вами. Я до сих пор удивляюсь, как вы добились того, что он покинул палату. Никому до вас этого сделать не удалось.
— Он любит меня, — сказала Гейби, теперь уже полностью уверенная, что так оно и есть. Гари доказал, что она для него даже более важна, чем их сын.
Он вернулся. Он почти вбежал в палату. Ей показалось, что муж отсутствовал какие-то пять минут. Гари посмотрел на нее долгим изучающим взглядом, будто хотел удостовериться, что в его отсутствие ничего не произошло. Няня быстро уступила свое место и исчезла из палаты.
— Ну что? — поторопила его Гейби.
— О, с ним все в порядке. Очередной краткий ответ. Она неодобрительно взглянула на Гари.
— Это все, что ты можешь сообщить?
— С ним действительно все в порядке! — воскликнул он.
Гейби начала подозревать, что Гари вовсе не ходил к малышу, в лучшем случае расспросил медсестру.
— Опиши мне его, — потребовала она.
— Ну, у него много волосиков, все очень черные.
Это довольно предсказуемо — они оба черноволосые.
— Еще что? — настаивала Гейби.
— Он слегка красный.
Она расстроилась.
— Ты не очень хорошо умеешь описывать, дорогой.
Видно было, что он старается.
— Его голова смешной формы…
— О Господи!
— Не беспокойся, врачи сказали, что она примет нормальную форму через несколько дней. Такое случается. Ведь ему долго пришлось находиться в одном положении, прежде чем он родился, — быстро объяснил Гари.
Действительно. Головы новорожденных очень нежные. Гейби слегка успокоилась.
— А что еще?
Он пожал плечами.
— Трудно разглядеть детали. Ведь к нему подключено около двенадцати проводков.
Ее сердце ёкнуло.
— Он в опасности?
— Нет, Гейби, никакой опасности. Его просто обследуют. Все дети, появившиеся на свет в результате кесарева сечения, проходят специальное обследование, потому что слишком скор переход от одного состояния в другое и им требуется время для адаптации.
— А сколько он еще будет оставаться там?
— Несколько часов.
— А разве не прошло уже несколько часов с тех пор, как он родился?
— Но что плохого в том, что малыша обследуют потщательнее.
Тут Гейби представила, как весь медицинский персонал больницы, отметив печать убийцы на лице Гари, считает нужным от греха подальше продержать ребенка лишние часы под наблюдением.
— Хорошо, — улыбнулась она. — Еще что-нибудь расскажи о ребенке.
— Ну, у него в одном экземпляре присутствует то, что должно быть в одном, а в двух ~ то, что должно быть в двух, и так далее.
Гари Барта вряд ли отличал талант живописца, но Гейби никогда не сомневалась в его способности хорошо считать.
— Ты безнадежен, дорогой. — Улыбка уже не сходила с ее лица.
— Да, — серьезно согласился он, — но только тогда, когда тебя нет рядом со мной. А ты, я надеюсь, не собираешься меня снова покинуть, Гейби.
— Извини, — нежно произнесла она, чувствуя, какое горе, наверное, испытал Гари, полагая, что может потерять ее.
— Я люблю тебя, — заявил он с абсолютной уверенностью.
— Знаю, — прошептала Гейби, нисколько
не сомневаясь в словах мужа. Любовь была в его глазах, голосе, руках, обнимающих ее, нежно целующих губах. — Я тебя тоже люблю, дорогой. — Она почувствовала, как ее сердце и разум слились наконец в полной гармонии.
Описание мужем их сына оказалось абсолютно неверным. Он был не маленьким безобразником, а великолепным младенцем с пухленькими щечками и карими глазами, а головка его, покрытая восхитительными черными кудряшками, выглядела совершенно восхитительно.
Как только опасность для жизни Гейби миновала, Гари начал входить в роль счастливого отца. Жизнь становилась все прекрасней. Особенно для нее, ведь теперь она была полностью уверена в искренней любви мужа.
Чета Симони-старших заезжала в больницу проведать ее и поздравить с рождением малыша. Но был визит, который особенно много значил для Гейби. Это визит Дайаны. Она остро почувствовала всепоглощающую любовь бедной женщины к ребенку, которого не могла иметь сама.
— Он великолепен, — восхищенно прошептала Дайана, трепетно взяв малыша на руки.
— Ты будешь его крестной матерью? — осторожно спросила Гейби.
— Да, конечно. — Ее лицо засияло от счастья. — Кажется, я начинаю немного поправляться и уже не так, как раньше, боюсь людей. Я обещаю, что буду хорошей крестной матерью.
— Самой лучшей, — согласился Гари, обнимая сестру за плечи и прижимая к себе.
Гейби мысленно поблагодарила Бога за то, что все обернулось так хорошо. Глядя на Дайану и Гари, таких беззаботно веселых и счастливых, она почувствовала, как боль прошлого отпускает их из своих тяжких объятий.
Будущее показалось ей еще более радужным, когда несколько дней спустя она спросила Гари о проекте Джексона и Гордона.
— Разве тебе не нужно вернуться в Торонто?
— Нет, Джим Харрис позаботится обо всем, — спокойно ответил он, играя пальчиками сына. — Да, я забыл передать тебе от него поздравления. Когда ты звонила в Торонто, мы как раз совещались с ним. Гейби недоверчиво покачала головой.
— Ты хочешь сказать, что управляющий крупнейшей компании теперь будет выполнять твою работу?
Гари утвердительно кивнул.
— Он вполне подходит для этого. Ты доказала мне, Гейби, что людям нужно давать шанс. И я предложил Джиму партнерство. Он согласился. На прошлой неделе. Как раз за день до того, как на свет появился наш сын.
Для Гейби это стало полной неожиданностью, ведь она даже представить себе не могла Джима Харриса отдельно от своего великолепного письменного стола.
— А с чего бы ему возражать, ведь это принесет ему большой доход. А теперь, когда проект закрепили за мной, для него нет никакого риска. — Гари счастливо улыбнулся. — А мне его участие в деле позволит проводить больше времени с тобой и с одним маленьким мальчишкой.
У них будет прекрасная семья. Гейби теперь нисколько не сомневалась в этом. Доктора уверили ее, что она может рожать детей столько, сколько захочет. Просто оказалось, что Гейби принадлежит к числу тех немногих людей, которым противопоказано использование некоторых медикаментов, содержащих наркотические вещества. Но теперь, когда ее обследовали, проблемы, с которыми она столкнулась в этот раз, больше никогда не будут тревожить ее.
— У нас с тобой будет счастливая жизнь. Гари поцеловал ее ладонь.
— Когда-то давно я дал себе слово ни к кому не привязываться душой, — признался он. — Но когда я встретил тебя, Гейби, то почувствовал, что хочу быть только с тобой всю жизнь, делить на двоих радости и печали, но продолжал убеждать себя, что не должен отдавать никому свое сердце. До того уик-энда, когда ты сказала, что мы должны расстаться. И тогда я понял, что не могу представить свое будущее без Гейбриелы Симони.
Гари усмехнулся.
— Я, видимо, не очень элегантно дал тебе это понять, да?
— В своей обычной агрессивной манере, — улыбнулась Гейби. — А я говорила себе, что являюсь полной дурой, соглашаясь на твое предложение.
Она взяла его руку и прижала к своей щеке.
— Но теперь я счастлива, что тогда согласилась. Просто нам понадобилось время, чтобы привыкнуть и начать доверять друг другу.
Он отрицательно покачал головой.
— Не тебе, Гейби, мне. Ты изменила мой взгляд на мир, помогла увидеть лучшие его стороны. Я никогда не смогу вернуть тебе то, что ты отдала мне. Но я буду стараться всю жизнь.
Он старается и будет стараться. Гейби знала это. Теперь она стала самым важным в его жизни. Потом — семья. А на последнем месте — работа. Но самое главное — они теперь твердо знают, что любят друг друга.



загрузка...

Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Холодный огонь - Кимбелл Тереза

Разделы:
12345678910

Ваши комментарии
к роману Холодный огонь - Кимбелл Тереза



хороший роман,с хеппи эндом
Холодный огонь - Кимбелл ТерезаМарго
28.08.2012, 11.03





Если уж совсем нечего делать, то можно и этот роман почитать. Не ждите от него чего-то сверхъестественного
Холодный огонь - Кимбелл ТерезаЮлия Р.
5.10.2012, 10.58





роман можно читать , правда ГГ героиня утомила , все время ей кажется что она не на первом месте у мужа ..
Холодный огонь - Кимбелл ТерезаРАЯ
23.04.2014, 23.55





Хороший роман
Холодный огонь - Кимбелл ТерезаНаташа
23.07.2015, 14.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100