Читать онлайн Коснись зари, автора - Кицмиллер Челли, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Коснись зари - Кицмиллер Челли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Коснись зари - Кицмиллер Челли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Коснись зари - Кицмиллер Челли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кицмиллер Челли

Коснись зари

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Лино Торал был терпеливым человеком. Не в первый раз ему приходилось ждать Хоакина и, надо полагать, не в последний. Послание, переданное ему клерком, оказалось кратким: «Ушел искать осведомленного человека. Вернусь в полдень».
Лино взглянул на карманные золотые часы, они показывали четверть первого. Странно, подумал он, Хоакин ничего не сказал вчера о том, что нашел нужного человека. Впрочем, ничего странного, поправил он себя: его друг редко делился с кем-нибудь своими мыслями.
Он поерзал на кожаном стуле, стоявшем в холле, ближе к выходу из гостиницы, откуда ему было удобно наблюдать за людьми.
Неплохо бы спросить Хоакина, почему он выбирал именно эту гостиницу всякий раз, посещая Сан-Франциско. По правде говоря, Лино и сам ценил имевшиеся здесь преимущества и с удовольствием пользовался гостиничной библиотекой, а заодно наслаждался почти домашней кухней в ее ресторане. Музей гостиницы с экспозицией чучел птиц, заспиртованных рептилий и индийских сувениров тоже очень нравился ему. Однако, к его большому сожалению, там не продавали спиртного. В свои тридцать четыре Лино был не настолько стар, чтобы не обращать внимания на симпатичное личико или упустить возможность составить компанию молоденькой женщине, и даже, пожалуй, не уступал в этом Хоакину. Так какого черта эти монастырские строгости?
Монастырь? Матерь Божья! Наконец-то ему все стало ясно. И как он не догадался раньше? Конечно же, Хоакин выбрал эту гостиницу потому, что все еще относился к нему как к набожному монаху, коим он был шесть лет назад.
Лино усмехнулся и поднял взгляд к потолку. Воспоминания всплывали в его мозгу одно за другим. Сначала перед ним предстало празднование свадьбы кузины Роситы Фелис с Хоакином. Через неделю Хоакин и Росита уехали на калифорнийские золотые прииски в поисках удачи, а через полгода Росита была изнасилована и убита Лютером Мейджером и его тремя друзьями-головорезами.
Лино редко возвращался к этим воспоминаниям, но в тот момент, когда он сообщал Хоакину о Мейджере, весь гнев и вся боль возродились в нем. Как и Хоакин, Лино хотел заставить Мейджера заплатить за его грязные дела. Именно по этой причине ему пришлось оставить монастырь: ненависть непозволительна для людей, находящихся в братстве. И все-таки он не мог мстить за Роситу — подобное право принадлежало только Хоакину.
Когда двухколесный кеб подкатил к отелю «Уот-Чир-Хаус», несколько полицейских в форме, стоя около входа, о чем-то громко переговаривались и эмоционально жестикулировали.
— Подождите здесь, — приказал Хоакин кучеру. Выходя из кеба, он чувствовал на себе внимательные взгляды, но они разглядывали его скорее с любопытством, чем с подозрением. Кроме полицейских, никто в Сан-Франциско им так и не заинтересовался, даже ранним утром во время инцидента у «Гранд-отеля», когда Хеллер Пейтон упала в обморок и он нес ее сквозь толпу в пустой холл гостиницы, — публика была слишком захвачена вдохновенными речами с трибуны, чтобы обращать внимание на столь незначительное происшествие.
Хеллер.
Уже давно он не позволял себе так много думать о какой-либо женщине. Ни одна из них так не возбуждала его. Все связанное с ней интриговало и очаровывало: ее невинная красота, ее тело — его руки все еще помнили прикосновение к нему, — ее необычная индивидуальность.
Хоакин улыбнулся, вспомнив их перепалку в гостиничном номере. Она была разъярена, когда он передразнил ирландский акцент, выдававший ее происхождение. Очевидно, девушка не слишком гордилась им, хотя ему и непонятно было почему.
Внезапно Хоакину пришло на ум, что не проходило ни минуты с момента их встречи, чтобы он не думал о ней и одновременно не проклинал себя за это. Определенно в этом деле пора было поставить точку.
Войдя в отель, Хоакин не сразу узнал Лино. В черном сюртуке, в льняной рубашке с отложным воротничком и отутюженных брюках его друг напоминал первоклассного американского адвоката. На его парчовом жилете висела элегантная цепь для часов, рядом с ним на столе лежал цилиндр. Хоакин не мог припомнить, чтобы прежде Лино носил что-либо, кроме обычной одежды вакеро или сутаны. На этот раз перед ним был новый Лино Торал — богатый, образованный, властный, он больше не выглядел как прекрасный наездник или метко стреляющий предводитель разбойников.
Хоакин расправил плечи и в несколько шагов преодолел разделявшее их расстояние.
— Мистер Торал!
Лино едва заметно вздрогнул, затем поднялся и протянул Хоакину руку. При этом стало заметно, что оба они были почти одинакового телосложения и их отличала только небольшая разница в росте.
— Откуда у тебя эта одежда? Ты выглядишь прямо как гринго! И что это за запах? — Хоакин отлично знал, что так пахнет масло, которым Лино имел привычку смазывать свои темные непослушные волосы. — Фу! — Он поморщил нос и чуть отстранился.
Лицо Лино вытянулось, на нем появилось обиженное выражение.
— Лучше запах масла, чем запах гардении! — парировал он с усмешкой.
— Пожалуй, ты прав. — Хоакин склонил голову в шутливом поклоне. Он всегда наслаждался особенным духом товарищества, который делал их скорее братьями, чем друзьями.
— Так ты послал телеграмму? — спросил Лино, и его тон стал серьезным.
— Да, и даже получил ответ. Нет никаких свидетельств того, что Мейджер когда-либо находился в тюрьме Сан-Квентина
type="note" l:href="#FbAutId_2">[2]
. — Хоакин старался говорить тихо, чтобы не привлекать к себе внимания.
— Но он, конечно, был там!
— А значит, отчеты о его пребывании утеряны, украдены или, возможно, попросту уничтожены.
Темные глаза Лино уставились в одну точку; он напряженно обдумывал ситуацию.
— Интересно получается…
— Даже очень.
— Может, стоит послать еще один запрос?
Хоакин отрицательно покачал головой.
— Кстати, где твой проводник? — поинтересовался Лино.
— На улице в кебе. Пошли я познакомлю тебя с ним.
Холодный туман повис низко над городом, приглушая отрывистые звуки ранней утренней суеты.
Двухколесный кеб стоял слева от входа; китайский мальчуган лет десяти со скрещенными голыми ногами сидел внутри, забившись в угол кожаного сиденья. Он слегка подпрыгнул от неожиданности, когда один из подошедших мужчин окликнул его.
Глядя на озадаченное выражение лица Лино, Хоакин чуть не рассмеялся.
— Это наш проводник Хоу Фан, он знает каждый дюйм в Китайском квартале.
— Каждый дюйм? Неужели? А как насчет дома, который я ищу, — туда ходят белые курильщики опиума. Ты знаешь, где он? — Лино недоверчиво взглянул на мальчишку.
Хоу Фан быстро ответил:
— Моя отведет вас, и вы видеть этот дом, смотреть внутри, снаружи, везде. Где надо, даже под землей.
Лино удивленно взглянул на Хоакина:
— Что он имеет в виду?
— Большая дыра под землей, — охотно пояснил китаец. — Плохой человек бегать и скрываться. Полиция не искать плохих людей в дыре. Большие проблемы.
Лино пожал плечами и снова посмотрел на своего спутника.
Уголки губ Хоакина приподнялись в улыбке.
— Похоже, он говорит о туннелях, я слышал о них, но никогда не видел; через них, вероятнее всего, уходят воры, бандиты, там укрывают краденое и рабов.
— Там опиум, — коротко добавил Хоу Фан.
Велев кучеру трогаться, Хоакин сел в экипаж. Лино последовал за ним.
— Только один вопрос, амиго. Когда найдешь Мейджера, как ты поступишь с ним? Времена уже не те, что были раньше; сейчас в этой стране есть законы и исполнители закона.
Глаза Хоакина сверкнули.
— Все эти годы я мечтал убить Мейджера, но теперь этого недостаточно. — Он пристально посмотрел на друга и затем продолжил, четко проговаривая каждое слово: — Я хочу уничтожать его дюйм за дюймом, постепенно забирая все, что у него есть: собственность, уважение — все, имеющее для него хоть какое-нибудь значение. А затем я убью его.
Прогулки по Китайскому кварталу стали популярным развлечением для состоятельных людей Сан-Франциско — за исключением того времени, когда местные кланы находились в состоянии войны. Тогда китайцы с ножами в руках стояли в дверных проемах и переулках, поджидая конкурентов.
Лино, Хоакин и их маленький спутник направились к главной улице, минуя разносчиков фруктов, продавцов кондитерских изделий и рыбы, которые старались во что бы то ни стало сбыть свой товар робким слугам-китайцам в длинных белых блузах и шлепанцах. Со всех сторон были слышны звон монет и зазывающие выкрики гадалок.
Наконец они остановились перед домом, украшенным красными бумажными полосами. Мальчик уже шагнул к лестнице, но Лино остановил его.
— Нет, — сказал он, коснувшись тонкого детского плеча, — это не тот. Я помню, что там было два каменных дракона у лестницы.
Глаза маленького проводника расширились.
— Вы не говорить, что хотеть дом с драконами. Это плохой дом. Большие неприятности. Люди таня
type="note" l:href="#FbAutId_3">[3]
везде. Люди таня очень не любить Хоу Фан.
Хоакин достал из кармана стопку долларов и принялся перебирать их, наблюдая за лицом мальчика.
— Если хочешь, чтобы тебе заплатили, ты отведешь нас туда.
— Хоу Фан очень бояться, и… это стоить много денег.
Хоакин, хмыкнув, выразительно пожал плечами, и паренек сдался. Он повел их по Дюпон-стрит, мимо так называемой Королевской площади, где похотливые девочки-рабыни выкрикивали непристойности и оскорбления, в то время как их осматривали и продавали богатым китайским торговцам.
Как показалось Хоакину, здесь было слишком много людей. Его глаза цепко впивались в каждое лицо, он полностью полагался на рисунок Лино, понимая, что память могла его подвести; к тому же Мейджер наверняка мог изменить не только внешность и манеры.
Звуки и запахи Китайского квартала напомнили Хоакину те первые месяцы, которые они с Роситой провели на золотых приисках. Он попробовал вспомнить Роситу, но у него из этого ничего не получилось: отчего-то женщина, которая стояла у него перед глазами, была рыжеволосая и кареглазая. Хоакин даже потряс головой, чтобы избавиться от наваждения, и снова принялся зорко оглядывать толпу.
Наконец они достигли нужного дома. Это было самое обычное здание, за исключением двух каменных драконов, стоявших по обеим сторонам лестницы, ведущей ко входу с красными дверями.
Китаец с толстой косой, выглянув на стук, подозрительно поглядел на пришедших. Его взгляд задержался на Хоакине, и тогда Хоу Фан, выступив вперед, сбивчиво сказал ему несколько слов по-китайски. Привратник посмотрел на него с сомнением, но все же открыл дверь и затем провел всех троих через широкую прихожую к узкому коридору, который вел в темный проход.
Услышав, как дверь позади них захлопнулась, Хоакин и Лино инстинктивно потянулись за оружием, скрытым под плащами. Однако Хоу Фан на ломаном английском заверил, что для них нет никакой опасности.
— Что ты сказал ему перед тем, как он впустил нас? — Хоакин опустил свой плащ, закрыв нож, висевший на поясе.
— Моя говорить, что вы и другой мистер хотят покупать много мака. Это правильно?
Хоакин кивнул.
Темный проход, сужаясь, постепенно вывел их в лабиринт сообщающихся между собой узких туннелей. Со всех сторон до них доносился писк голодных крыс, воздух, душный и тяжелый, насыщенный дурманящим, приторно-сладким запахом опиума, заставлял сдерживать дыхание.
— Это, должно быть, и есть ад, — негромко заметил Лино.
— Нет, я был в аду, там еще хуже, чем здесь. — Голос Хоакина звучал почти равнодушно.
Неожиданно мальчик свернул направо и остановился. Сопротивляясь побуждению протереть глаза, которые невыносимо щипало, Хоакин пытался разглядеть хоть что-нибудь в наполненном дымом пространстве.
Так вот оно — логово опиума!
Комната была выкопана в земле и заполнена койками, на которых лежала солома. Единственным звуком, исходившим с этих коек, было бормотание курильщиков трубок. Неожиданно один из них засмеялся, и Хоакин резко обернулся, но китаец с косичкой, стоявший позади него, лишь растянул губы в беззубой усмешке.
Убедившись, что Мейджера среди курильщиков нет, они двинулись дальше и в конце концов добрались до конца туннеля, после чего Хоакин с выражением утомленного разочарования произнес:
— Завтра мы попробуем снова.
Хоу Фан шагнул куда-то в сторону и затем начал подниматься по крутым ступеням, которые вывели их в китайскую прачечную. Выйдя на улицу, Хоакин поблагодарил мальчика и вручил ему три хрустящих банкноты.
— Встретишь нас у дома с драконами завтра в десять часов.
Лицо китайчонка просияло; отступив на шаг, он неловко поклонился и тут же убежал.
Лино взмахнул рукой, подзывая проходящий кеб.
— Не знаю как ты, а мне нужно выпить. Может, присоединишься?
Хоакин отрицательно покачал головой:
— Нет, спасибо, я еще не забыл, как мы в последний раз пили вместе. Ты тогда заказал текилу, после чего я с трудом добрался до дома.
— Побойся Бога — это было так давно; и, кроме того, речь шла о шутке.
Кучер натянул вожжи; лошади стали, и тут же рядом остановился еще один кеб, из которого вышел какой-то джентльмен.
То, как этот человек передвигался, показалось Хоакину странным. Затем он услышал смех, который заставил его вздрогнуть.
Лютер Мейджер.
— Мне нужно, чтобы ты подобрал меня здесь в полночь. Да смори не опаздывай! — предупредил Мейджер кучера.
Грудь Хоакина заполнил горячий гнев. Невероятным усилием воли он удержал себя и не вытащил нож — его никак не могло устроить столь простое решение. Ему пришлось ждать семнадцать долгих лет, и теперь, когда цель оказалась столь близка, он был просто обязан потерпеть еще немного.
Боясь выдать себя, Хоакин отвернулся. Он не мог вспомнить, когда еще чувствовал такую ненависть.
Океанский бриз принес прохладу, начал моросить дождь. Лютер Мейджер вынул крупную купюру из кармана плаща и протянул ее кучеру, затем прислонился к колесу в ожидании сдачи. Неожиданно ветер вырвал купюру из руки кучера и бросил в голову лошади. Животное испуганно подалось вперед.
— Проклятый сукин сын, неужели ты не можешь удержать на месте эту скотину?
— Мне жаль, сэр, но ветер…
Мейджер бросил на кучера уничтожающий взгляд и, резко повернувшись, направился в Китайский квартал.
— Мы передумали. — Взмахом руки Лино отпустил только что остановленный им экипаж, а затем быстро догнал Хоакина, который следовал на безопасном расстоянии позади Мейджера.
— Вот теперь действительно добро пожаловать в ад, амиго. Надеюсь, ты готов? — Хоакин подмигнул Лино, и тот понимающе улыбнулся.
— Думаю, да. Тем более, кажется, у меня уже нет выхода.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Коснись зари - Кицмиллер Челли



Мне очень понравилось. Любовь истинная, борьба за свободу, приключение. ГГ прошедшие испытание....все понравилось.
Коснись зари - Кицмиллер ЧеллиGala
8.08.2014, 17.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100