Читать онлайн Коснись зари, автора - Кицмиллер Челли, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Коснись зари - Кицмиллер Челли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Коснись зари - Кицмиллер Челли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Коснись зари - Кицмиллер Челли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кицмиллер Челли

Коснись зари

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Священник первым поздравил молодых. Мейджер принял его благословение с грубой усмешкой и ответил отнюдь не джентльменским рукопожатием, а когда к ним подошли Зак и еще несколько охранников, он бесцеремонно повернулся и ушел с ними, чтобы произнести тост в кругу преданных ему людей.
Хеллер стояла, растерянно глядя на падре, не зная, что думать: ведь он пропустил одну из наиболее существенных частей церемонии, где должен был объявить вступающих в брак мужем и женой.
— Святой отец, я хотела спросить…
Он неожиданно улыбнулся широкой белозубой улыбкой.
— Так-так, что же именно вас интересует?
— Ну, вы должны были сами заметить…
Позади них на веранде трое музыкантов заиграли на гитарах к запели. Священник беспомощно пожал плечами, давая понять, что при таком шуме дальнейшая беседа невозможна.
Затем он направился через весь двор к Абигайль, стоявшей с поникшей головой в стороне от дома.
Оставшись одна, Хеллер окончательно поняла, что начиная с этого момента так будет всегда, независимо от того, сколько людей окружает ее.
Она сорвала с себя кружевную фату, бросила ее на землю рядом с корзиной, наполненной цветами, не обращая внимания на удивленные взгляды музыкантов.
Внезапно земля под ее ногами начала вибрировать. Замерев на месте, Хеллер как завороженная смотрела на черный силуэт всадника, мчавшегося с горы, не разбирая дороги.
Охранники в панике бросились за оружием.
— Мурьета! Ей-богу, — отчаянно завопила Марта.
Неужели в самом деле он? Наконец-то! Страх ожидания заставил сердце Хеллер колотиться в бешеном ритме.
— Хоакин! — Она в волнении прижала руки к груди.
Всадник продолжал стремительно приближаться: низко пригнувшись к шее коня, он громко выкрикивал снова и снова ее имя.
Да, это он, Хоакин! Одетый во все черное, словно дьявол, он несся на головокружительной скорости, словно убегая от развевающейся позади черной накидки. Достигнув двора, его лошадь перескочила через один из накрытых столов и, поднявшись на дыбы, остановилась около Хеллер.
Хоакин наклонился и, обхватив ее за талию, поднял в седло.
— Невеста за невесту, Мейджер, — прокричал он громовым голосом, затем вонзил шпоры в бока коня, и тот помчал их назад к деревьям.
Боясь на полном скаку вылететь из седла, Хеллер заставила себя успокоиться, несмотря на бешеную тряску, попробовала судорожно уцепиться за руку Хоакина.
К тому времени, когда конь достиг опушки леса, она думала, что вот-вот переломится пополам.
Когда они остановились, и Хоакин, нагнувшись к ней, заглянул в лицо:
— Дорогая, надеюсь с вами все в порядке? Я не поранил вас?
Так как Хеллер едва могла дышать, вместо ответа она лишь промычала что-то нечленораздельное и отрицательно покачала головой.
— Жаль, что я испугал вас, но мне ничего другого не оставалось, как только…
— Я… я ненавижу вас! — прохрипела Хеллер из последних сил, при этом еще крепче прижимаясь к нему.
— Правда ненавидите? — Он усмехнулся. — Но почему, Хеллер? Выходит, я напрасно рисковал своей жизнью и жизнью Тигра, чтобы спасти вас?
Он легонько сжал ее руки.
— Вы очень рассердились на меня, да?
— А как вы думали? Бросить нас одних на растерзание этому чудовищу! Разве вы сами не чудовище после этого?
— Да, я понимаю. Но и вы должны меня понять. Я не мог сообщить, когда приеду за вами, потому что…
— Когда вы приедете? Я уже думала, что вообще никогда не увижу вас! Вы понятия не имеете, каково мне было, оставаясь его пленницей, думать о дне свадьбы… И о свадебной ночи. И все потому, что вы решили поиздеваться над ним, чтобы удовлетворить нескончаемое чувство мести. Вот только вам не пришло в голову, что одновременно вы издеваетесь надо мной!
— Да, я сожалею об этом. Поймите наконец — расскажи я обо всем раньше, и вы могли невольно выдать себя в самый неподходящий момент. Я просто не имел права рисковать вашей безопасностью.
Хеллер вдруг почувствовала страшную усталость. Ей не хотелось больше спорить.
— Запомните на будущее, я достаточно взрослая и достаточно умная, чтобы уметь хранить тайну. — Она стиснула зубы и закрыла глаза. Единственное, о чем ей хотелось думать сейчас, было то, что она в безопасности и больше никогда не увидит Лютера Мейджера.
И тут внезапный ужас сжал ее сердце.
— Абигайль! Мы не можем оставить ее там без защиты. Он не пощадит ее, я знаю…
— Успокойтесь, Хеллер, ваша тетя в полной безопасности, она в надежных руках. — Хоакин прислушался. — Ну вот, сейчас вы сами в этом убедитесь.
Вдалеке показалась лошадь, в ее седле элегантно покачивался священник, а за ним… Абигайль! Тетушка сидела позади, обхватив его руками.
— Привет, амиго! — Подъехав к Хоакину, падре улыбнулся. — Вот это был спектакль! Они там все ни живы ни мертвы от страха!
— Тетушка! — Хеллер спрыгнула с седла и подбежала к лошади священника.
Абигайль наклонилась к ней.
— Я здесь, дорогая, хотя не совсем понимаю, что происходит.
Хоакин и переодетый священником Лино дружно рассмеялись.
— Они нас спасли, тетушка.
— Очень хорошо, разумеется, я рада, но кто эти они, Хеллер?
Хоакин коснулся края своей шляпы.
— Сеньора, если вы наберетесь немного терпения, мы вам все объясним; но сначала мы должны доставить вас в лагерь.
Все в лагере пришло в движение, когда появились перед входом в пещеру Хоакин и Лино с двумя женщинами. Приехавших сразу провели к походному костру, где Пепе уже разливал кофе в оловянные кружки.
— Я не хочу кофе. — Абигайль отрицательно покачала головой. — Зато я хочу знать, кто все эти люди!
Хеллер подошла к тетушке и обняла ее за плечи, затем повернулась к Хоакину.
— Пожалуйста, снимите вашу маску.
— Дон Рикардо! — Глаза Абигайль расширились от изумления.
— Точнее, Хоакин Мурьета. Надеюсь, вы простите мне небольшой маскарад.
Приподняв седые брови, миссис Пейтон повернулась к падре, который снял шляпу и низко поклонился.
— Позвольте представиться, сеньора, — Лино Торал, помощник Хоакина.
— Так вы не священник?
— Бывший священник. Мы перехватили настоящего священника по дороге и позаимствовали у него несколько вещей, а затем вручили ему мешок золота для бедных, что сразу сделало его более сговорчивым.
— Вот, значит, почему… — Хеллер затаила дыхание: ее глаза светились надеждой.
— Почему я не объявил вас мужем и женой? — Лино усмехнулся. — Именно так, сеньора, теперь вы все поняли правильно.
Она медленно опустила голову и вдруг покачнулась, но Хоакин тут же подхватил ее и поднял на руки.
— Хеллер, моя бедняжка! — Абигайль поспешно подошла к нему. — Боюсь, что все это уж слишком для нее. Есть ли здесь место, куда ее можно положить?
— Разумеется, сеньора. Следуйте за мной. — Неся Хеллер на руках, Хоакин направился к пещере и, войдя в оборудованный лично для него зал, осторожно положил ее на груду шкур, служивших ему постелью.
Абигайль немедленно встала на колени и принялась хлопотать над племянницей.
— Мне нужно влажное полотенце, — обратилась она к Лино, убирая спутанные волосы с лица Хеллер. — Очнись, дорогая! — Она легонько похлопала девушку по щекам.
Хоакин, стоя в ногах возлюбленной, с тревогой наблюдал, как она медленно приходит в себя.
Хеллер с трудом приподняла голову и огляделась, затем попробовала пошевелить языком, но он отчего-то показался ей толстым и неуклюжим, и она лишь смогла пробормотать:
— Боюсь, сейчас меня стошнит, тетушка. — Голова несчастной склонилась набок.
Хоакин опустился на колени, взял у Абигайль полотенце и вытер губы Хеллер. Он чувствовал себя ответственным за ее состояние.
Возможно, ему и в самом деле следовало сразу рассказать ей о своих планах, а не сохранять все в тайне.
Когда Хеллер попыталась приподняться, он одним нежным прикосновением заставил ее лечь обратно, а затем обернулся к ее тетушке:
— Я останусь с ней, а вы пока располагайтесь здесь. Лино, проследи, чтобы сеньоре было удобно.
Абигайль сморщила нос и высокомерно посмотрела на него, но Хоакин твердо выдержал ее взгляд.
— С вашей племянницей все будет хорошо, верьте мне.
— Я больше беспокоюсь на ваш счет. Как я могу доверять вам заботу о ней после того, что вы сделали? Вы лгали нам, вы втянули нас в эту ужасную авантюру, и одному Богу известно, что еще у вас в запасе.
— Да нет же, и правда все будет хорошо, тетушка, — произнесла Хеллер хриплым шепотом.
— Ах, дорогая, если бы я и в самом деле могла поверить…
Лино предложил Абигайль руку, и она неохотно оперлась на нее. Поднявшись с колен, она обернулась.
— Хеллер — моя гордость и радость, сеньор Мурьета, эта девушка наполнила мою жизнь новым смыслом. Если по вашей вине моя племянница пострадает… — Слезы выступили на ее глазах.
Хоакин осторожно взял руки тетушки и пожал их.
— У меня никогда не было намерения причинять ей боль, сеньора, и поверьте, без нее моя жизнь тоже потеряет смысл. Абигайль быстро стерла слезы со щек.
— Я полагаю, вы любите ее, и знаю, что она любит вас, хотя слишком упряма, чтобы признать это. Теперь, когда вы снова нашли друг друга, я надеюсь увидеть Хеллер счастливой матерью прежде, чем умру.
Хоакин искренне рассмеялся.
— Ваше желание непременно исполнится, сеньора Пей-тон, не сомневайтесь! — Он сделал знак Лино, и тот, стараясь двигаться не слишком быстро, повел Абигайль в ее новое жилище.
Перед самым рассветом Хеллер, внезапно проснувшись, испуганно села на постели и крикнула в темноту:
— О, Гордон, нет, пожалуйста!
Спавший рядом с ней Хоакин, тоже приподнялся и осторожно взял ее руку.
— Успокойтесь, дорогая, все уже позади, никто больше не причинит вам боль.
— Дон Рикардо?
— Нет, Хоакин.
Хеллер порывисто повернулась к нему.
— Пожалуйста, пожалуйста, обещайте мне, что больше не позволите ему подойти ко мне снова. Я ненавижу его! Он негодяй, монстр…
Хоакин притянул ее к себе и положил ее голову на свое плечо.
— Я обещаю вам это, — прошептал он, касаясь губами ее виска. — А сейчас вам лучше успокоиться и заснуть.
Она некоторое время смотрела на него, будто надеясь увидеть в его лице подтверждение сказанного, затем вздохнула и закрыла глаза.
Начиная с этого момента жизнь Хеллер пошла по совершенно другому руслу. Она и Абигайль больше не были заключенными сумасшедшего, и ей не нужно было бояться кошмара брачной ночи. Она снова могла мечтать, могла делать то, что хотела.
Весь следующий день Хеллер провела рядом с Хоакином, знакомясь с главными залами пещеры и лагерем, а также мужчинами и женщинами, составлявшими отряд. Хотя не каждый из них являлся родственником или другом кого-либо из рабов Лютера Мейджера, но зато все они были преданы своему вождю Хоакину Мурьете.
Этот человек представлялся ей настоящей загадкой. Образованный джентльмен, лидер, наводящий ужас бандит, мститель — все это причудливым образом сочеталось в нем.
Хеллер также познакомилась с Пепе Лопесом и Пако. Она сразу вспомнила, что именно Пепе вернул Хоакина к жизни, а Пако, упрямый длинноухий ослик, всегда сопровождал его.
Когда наступил полдень, Хоакин подошел к ней, и они провели почти час, разговаривая друг с другом в самом низком зале пещеры, сидя на плоских валунах около подземной реки. После того как он сообщил ей, какие действия они с Лино предприняли против Мейджера в Сан-Франциско, Хеллер рассказала ему о своем детстве в Файв-Пойнтс, о несчастной судьбе матери и о том, как Абигайль разыскала ее и привезла в Бостон.
— Я ехала в Сан-Франциско, надеясь убедиться, что все высшее общество считает меня настоящей леди. — Она вздохнула. — Сейчас я понимаю, насколько это глупо, но тогда увериться в этом было для меня важнее всего в жизни.
— Возможно, вы не так уж и ошиблись, дорогая. — Хоакин обнял ее за плечи. — А теперь вы готовы рассказать мне, каким образом Мейджер заставил вас принять решение выйти за него замуж и приехать в Эльдорадо?
Хеллер притихла — одно лишь воспоминание об этом внушало ей ужас. Все же, собравшись с силами, она пересказала последовательность событий, начиная с того момента, как ее разбудил какой-то беспокоящий звук, и до появления грязной тряпки, пропитанной эфиром у ее носа.
Она сообщила ему о своих опасениях насчет того, что Мейджер выполнит угрозу и взорвет бостонский поезд. Однако была одна вещь, о которой Хеллер не могла говорить, — изнасилование. Вряд ли у нее когда-нибудь повернется язык рассказать об этом.
Хоакин, почувствовав ее волнение, крепко прижал Хеллер к себе, и тут же в пещере раздался голос Лино — помощник громко звал его.
Быстро вскочив, Хоакин и Хеллер побежали на голос Лино, они встретились в общем зале.
— Что случилось, друг? — спросил Хоакин с тревогой.
— Слава Богу, ты здесь. Четверо людей Мейджера выехали из долины. Они направились к Марипозе с тяжело нагруженными седельными мешками. Пришло время действовать.
Хоакин кивнул:
— Я тоже так думаю. — Он обернулся к собравшимся вокруг костра людям: — Друзья, завтра утром мы отправимся в Эльдорадо и освободим всех пленников. Готовьте оружие и договоритесь, какую позицию займет каждый из вас.
Он решительными шагами подошел к карте.
— Охрана размещена здесь и здесь. — Заостренная сосновая ветка, служившая указкой, уткнулась в карту. — Лагерь рабов находится чуть ниже, в изгибе реки. Половина рабов работает на реке, другая половина прикована в лагере. Мы также не должны забывать тех, кто работает на промывочных желобах.
Хеллер потребовалось некоторое время, чтобы понять значение пометок на карте. Впрочем, вряд ли эти сведения ей когда-нибудь пригодятся. Подумав так, она отошла в сторону, а затем направилась в глубь пещеры, чтобы найти Аби-гайль.
На закате Пеле и Ван Ло позвали всех к ужину. Когда Хеллер, взяв протянутую ей оловянную миску, опустилась на бревно, к ней неожиданно присоединился Лино Торал. Ей очень хотелось расспросить его о Хоакине, и поэтому она с нетерпением ждала, когда он заговорит. Однако этот храбрый человек в ее присутствии, видимо, немного робел, и поэтому она решила первой начать разговор.
— Сеньор Торал…
— Называйте меня Лино, прошу вас!
Хеллер засмеялась.
— Хорошо, Лино. Вы друг Хоакина и его доверенное лицо, а я… видите ли, мне хотелось побольше узнать о нем, но боюсь, он так никогда мне не расскажет ничего, и у меня сложилось впечатление, что он не слишком любит говорить о себе…
— Тут вы абсолютно правы: Хоакин — очень скрытный человек. — Лино энергично закивал, видимо, он был очень рад тому, что неловкость наконец преодолена. — Но возможно, все же я смогу рассказать вам то, что вас интересует, и при этом не потерять его доверие.
— Давно вы знаете друг друга?
— Мы выросли вместе. Наши матери дружили, а дома располагались всего в нескольких милях друг от друга.
— Интересно, а кем был его отец — он, должно быть, оказал очень сильное влияние на своего сына…
— Видите ли, Хоакин никогда не встречался с отцом и… скажу честно, вам лучше не затрагивать эту тему. Его отцом был янки по имени Росс — он приехал в Калифорнию из Виргинии со своим младшим братом. Оба работали инженерами, и их нанимали наиболее влиятельные и богатые плантаторы. Росс встретил мать Хоакина в то время, когда она гостила у кузена в Сан-Диего, и вскоре бросил, даже не догадываясь, что она ждет от него ребенка.
Хеллер понимающе кивнула:
— Я знаю, что такое расти незаконнорожденным. Для мальчика, полагаю, нет ничего хуже. — Она сделала паузу, обдумывая следующий вопрос. — Лино, а что вы знаете о его отношениях с Еленой Вальдес? Они, кажется, увлечены друг другом?
Ее собеседник кивнул.
— Это старая история, сеньора. Елена росла вместе с нами, но полюбила Хоакина, став взрослой.
— Когда он женился на Росите, — предположила Хеллер, — Елена, должно быть, была очень расстроена?
Лино хмыкнул.
— Расстроена? Ну, можно и так сказать…
Хеллер вся подобралась.
— Лино, это вы нашли Хоакина, после того как Мейджер избил его кнутом?
— Я и Елена. Она была единственной, кто не пролил над гробом Роситы ни слезинки, зато ухаживала за Хоакином день и ночь в течение многих недель, пока он окончательно не поправился. И именно она приехала за ним, когда мы попали в засаду у Канта. Если бы не Пепе и Елена, Хоакин был бы сейчас мертв.
Хеллер молча уставилась в свою миску. Похоже, она недооценила острую на язык сеньориту, которая была страдающей, отчаянно влюбленной женщиной.
— Ее можно только пожалеть, — невольно вырвалось у нее. — Я не сомневаюсь, что Хоакин будет всегда любить Роситу. — Эти слова она произнесла, прежде чем сама поняла их смысл. Сделанное открытие стало для нее настоящим ударом. Как перенести сознание того, что любая женщина может занимать только половину его сердца?
Хеллер медленно жевала бобы.
— Он делает все это ради нее, не так ли? — Она пристально посмотрела на стоявших неподалеку товарищей Хоакина, которые, казалось, были заняты серьезной беседой.
— Пожалуй, да, — согласился Лино. — Хоакин всегда будет любить Роситу. Когда она умерла на его руках, мы перенесли ее тело сюда и захоронили в зале в задней части пещеры.
— Здесь? О Господи! Я ничего не знала об этом. — Холодок пробежал по спине Хеллер.
— Вы и не могли знать. Но даже теперь вам не следует ревновать Хоакина к той любви, которую уже не вернешь. Скажу больше: вы должны уважать ее. Росита навсегда останется частью его жизни, но именно благодаря вам Хоакин снова научился любить. Я не сомневаюсь — вы будете ему хорошей женой.
— Женой? — Хеллер рассмеялась. — Да с чего вы взяли, будто он любит меня? — Она с трудом могла поверить, что разговаривает об этом с совершенно незнакомым мужчиной, но было нечто располагающее в лице Лино. Нет, неспроста ей захотелось довериться ему. И тогда она вспомнила: Лино был монах.
— Верьте мне, Хоакин любит вас, — между тем продолжал убеждать ее Лино. — Как только все это закончится, он заберет вас в Мексику, и тогда у вас будет настоящая свадьба и фиеста.
Хеллер неожиданно поднялась.
— Спасибо, Лино. Я почувствовала себя лучше после разговора с вами, но все же у меня немного кружится голова. Думаю, мне необходимо прилечь…
Едва Хеллер опустилась на шкуры, как вошел Хоакин и зажег маленькую масляную лампу.
— Лино сказал, что вы чувствуете себя неважно. Может, лучше послать за доктором?
— Не беспокойтесь, этого не требуется. — Она попыталась улыбнуться. — Просто я не привыкла к кухне Вана Ло, вот и все. Какое странное сочетание: мексиканские бобы и перепел по-китайски. — Хеллер поднесла руку ко рту, чтобы сдержать смешок, но неожиданно слезы брызнули из ее глаз и слова, которые она пыталась сдержать, вырвались наружу: — Я влюблена в вас, и в этом все дело. — Она сама удивилась своей смелости и испугалась ее.
Хоакин встал на колени рядом с ней и коснулся ее волос.
— Я тоже люблю вас, моя дорогая, и… никогда не думал, что когда-нибудь снова смогу сказать эти слова.
— Хоакин, нам так много нужно поведать друг другу. Я хочу, чтобы вы рассказали мне о Росите. Какой она была?
«Я столь же красива, как она? — хотелось ей спросить. — Удовлетворяю ли я вас так же, как она?» Впрочем, ей и так все было ясно: Росите не было равных. Как она могла стать такой же для него?
Хоакин прижал палец к ее губам.
— Послушайте, Хеллер, Росита мертва, и все, что связано с ней, теперь в прошлом. У нас есть только будущее, только завтрашний день. — Он расстегнул пуговицы на своей рубашке и, освободившись от нее, отбросил ее в сторону.
В свете лампы его мускулистые плечи сияли как отполированное золото. Она желала коснуться упругих волос, покрывавших его могучую грудь, желала гладить темную дорожку, начинавшуюся от торса и уходящую вниз.
Он повернулся к ней спиной, продолжая раздеваться. Ее глаза расширились, когда она увидела больше дюжины шрамов от кнута, которые покрывали его спину. Глубокие. Ужасные. Удивительно, что он смог выжить после такого — Хеллер нежно погладила белые отметины.
— О, Хоакин!
Она положила ладони на его широкую спину и начала медленно растирать ее.
— Тебе хорошо?
Его кивок ободрил ее. Она придвинулась сзади и принялась массировать ему руки. Потом, закрыв глаза, коснулась его торса и погладила живот. Мышцы Хоакина слегка напряглись от ее прикосновений. Хеллер сомневалась, что осмелилась бы так прикоснуться к нему, если бы он повернулся к ней лицом.
Словно угадав, о чем она думает, он и в самом деле повернулся, чтобы обнять ее.
— Вы постоянно удивляете меня. — Хоакин начал расстегивать пуговки на свадебном наряде. — На днях я собираюсь купить для вас несколько новых платьев, без пуговок.
Хеллер засмеялась и наклонилась к нему.
— Вряд ли вам это удастся.
— Тогда мы закажем их у портнихи. Мне вовсе не улыбается каждый раз возиться с ними, когда я захочу заняться с вами любовью.
Не в силах сдержать нетерпение, он поцеловал ее.
— Вы думаете, что мы будем часто делать… это? — спросила она шепотом.
— Каждый день из тех, которые нам еще остались. — Хоакин припал ртом к ее губам, настойчиво требуя впустить его, и тут же его горячий язык ворвался внутрь, увеличивая желание.
Он реагировал на стоны Хеллер с такой страстью, которая удивляла даже его самого. Прежде он никогда с женщинами не терял головы и всегда гордился тем, что в любых ситуациях сохранял хладнокровие. Однако теперь все изменилось, да так стремительно. Он едва смог понять, что происходит.
С самой той ночи в гостиничном номере Хеллер Хоакин мечтал о волшебном дне, когда у него снова появится возможность обнимать ее, трогать, заниматься с ней любовью. Он провел много бессонных ночей, думая о ней, вспоминая ее смелость и ее застенчивость. Иногда ему хотелось ощущать то же, что чувствует она. Теперь он знал, и, может быть, от этого его потребность в ней становилась все неистовее, и хотя он хотел действовать медленно, так как любовные ласки были новым чувством для нее, его тело не слушалось приказов разума.
Хоакин положил Хеллер на пушистые шкуры, и она вытянула руки, приглашая его насладиться собой. Тогда он раздел ее и накрыл своим телом, словно желая защитить от всего мира.
Это было то, чему он сейчас принадлежал, и то, где он хотел бы остаться навсегда. В этот момент Хеллер олицетворяла для него все, чего мог только желать мужчина. Эльдорадо его сердца, его заслуженную награду. Он мог объехать весь мир и не найти другую такую женщину: огонь и лед, сила и слабость одновременно.
Хоакин поцеловал ее в губы, затем в грудь. Она была сладкой как мед. Он лизал ее упругие соки, теребя их языком, и слышал ее прерывистое дыхание. Ноги Хеллер обвились вокруг его бедер. Ее лихорадило от желания.
Перекатившись на спину, Хоакин оказался под ней. Ее влага и теплота дрожью отозвались во всем его теле, — Прости, но… я не знаю как… — услышал он ее прерывающийся голос.
— Доверься мне, дорогая: есть много способов заниматься любовью. — Хоакин прижал ее бедра к себе и невольно застонал, когда ее женственность окружила его. — Боже, ты заставляешь меня забыться. Ты заставляешь меня… — Слова замерли у него на губах, когда он вошел в нее. Коснувшись ее бедер, он начал медленно двигаться и тут же почувствовал, как ее тело напрягается в одном ритме с ним.
Потерявшись в мире пьянящих ощущений, Хоакин перестал играть роль учителя и позволил действовать инстинктам. Хеллер возвышалась над ним, прогнув спину и откинув голову так, что ее великолепные распущенные волосы свободно спускались по плечам, щекотали его бедра.
Когда его толчки стали более настойчивыми, она наклонилась вперед и уперлась ладонями в его грудь.
— О, Хоакин, я…
— Знаю, Хеллер, знаю. Теперь уже скоро, очень скоро!
Он перевернул ее на спину, так что она оказалась под ним, а затем начал двигаться с энергией, на которую только был способен. Прошло несколько секунд, Хоакин почувствовал судорогу ее тела, услышал крик удовольствия. Он дал ей еще некоторое время, чтобы она смогла насладиться, прежде чем оказался на пике блаженства.
Четверть часа спустя, все еще лежа в объятиях друг друга, они тихо разговаривали.
— Не думаю, что когда-либо пойму тебя, сеньор Мурьета. — Ее голос звучал немного хрипло.
Хоакин чуть отстранился и внимательно посмотрел на нее.
— А это так важно для тебя? — Он накрыл рукой ее грудь и легонько сжал.
— Да, хотя я не знаю почему.
Приподнявшись на локте, Хоакин коснулся ее соска.
— Поверь, здесь нет никакой загадки. Я ничем не лучше, чем любой другой мужчина.
Она повернулась на бок и негромко вздохнула.
— Нет, Хоакин, это неправда. Ты действительно не такой, как все, теперь я знаю это. В тебе есть что-то такое, чего нельзя объяснить, ты как будто обладаешь какой-то магической силой. Я хочу знать, хочу понять, но пока мне это не удается. Кто ты, Хоакин? Человек? Миф? Дьявол или ангел? Скажи мне, чтобы я знала. — Она положила голову ему на плечо.
— Просто человек, Хеллер, тот, который будет вечно любить тебя.
Как еще он мог ей объяснить? Росита была его прошлым, его юностью, это прошлое осталось теперь позади; он был свободен и мог открыть свое сердце будущему, их будущему.
Хеллер молчала. Она думала о неожиданном повороте своей жизни и о том, что бы сказала по этому поводу ее мать.
— Я прощаю тебя, мамочка, — прошептала она наконец. — Пожалуйста, прости и ты меня…
Хоакин, обняв ее, спал. Хеллер теснее прижалась к его теплому мускулистому телу — никогда еще она не чувствовала себя лучше, чем сейчас.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Коснись зари - Кицмиллер Челли



Мне очень понравилось. Любовь истинная, борьба за свободу, приключение. ГГ прошедшие испытание....все понравилось.
Коснись зари - Кицмиллер ЧеллиGala
8.08.2014, 17.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100