Читать онлайн Негодник, автора - Кейз Элизабет, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Негодник - Кейз Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.75 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Негодник - Кейз Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Негодник - Кейз Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кейз Элизабет

Негодник

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

«Ну и дурак же я», – подумал Коннел. Стащив сапоги, он подошел к умывальнику и склонился над тазом. Холодная вода, которой он плеснул себе в лицо, возможно, и могла смыть следы его напряженного труда в саду, но он не мог так же просто освободиться от чувства вины и досады. Да, наверное, он слишком резко говорил прошедшей ночью со своей гостьей.
Коннел снова и снова вспоминал Бетани, выходившую из кухни. Да, конечно же, он ее обидел – это было совершенно очевидно. Пусть даже, она приехала сюда не одна, а с наследником Финна, – все равно его поведение было непростительным.
Разумеется, Бетани не ожидала, что встретит его ночью на кухне. Поэтому и вышла в одной лишь сорочке, прикрытой только шалью. В эти минуты она казалась еще более привлекательной, чем при свете дня, так что не было ничего удивительного в том, что он не сдержался… Но Коннел ужасно злился на себя из-за этого. Злился из-за того, что поддался соблазну.
А может, Бетани так и задумала? Может, решила его спровоцировать, чтобы добиться своего? При мысли об этом Коннел в ярости стиснул зубы и снова плеснул себе в лицо холодной водой.
Но у нее в любом случае: ничего не получится. Он не допустит обмана с ее стороны – сделает для этого все возможное.
Утершись сухим полотенцем, Коннел тяжело вздохнул. Господи, как же ему сейчас не хватало Джека! Впрочем, он и без Джека знал, как себя вести. Нечестивцу, если он намерен разрушить планы Бетани, следовало превратиться в хитреца или по крайней мере умело провести переговоры и выяснить, насколько законны в данной ситуации права Бетани на наследство, вернее – права ее сына.
И конечно же, следовало проявлять осторожность и не превращать эту женщину в своего явного противника. А соблазнам, подобным недавнему порыву, ни в коем случае не должно быть места в его отношениях с вдовой Финна.
И все же Коннел чувствовал, что не мог бы возненавидеть Бетани. Он прекрасно понимал, что она очень ему нравилась. Более того, прошедшей ночью ему в какой-то момент вдруг показалось, что ее тоже к нему влечет. А может быть, она действительно…
– И о чем ты только думал этой ночью? – Голос Дженны О’Тул вернул Коннела к реальности; – Выбросил в помойное ведро совершенно целую тарелку – точно у тебя в доме посудная лавка. Знаешь, у меня появилась отличная идея. Теперь буду подавать тебе завтрак на разделочной доске.
Коннел снова вздохнул и поморщился. У него не было ни малейшего желания вступать в перепалку со своей экономкой. Он до сих пор вспоминал, как прошедшей ночью стоял в кухне с тарелкой в руке, стоял и размышлял, не запустить ли этой тарелкой в спину Бетани – или же погнаться за ней. В конце концов он бросил все в ведро и, вернувшись к себе, попытался заснуть.
– Мне сегодня только кофе, – проворчал Коннел, взглянув на стоявшую в дверях Дженну.
Экономка приблизилась к нему и, нахмурившись, заявила:
– Сейчас ты сядешь и спокойно съешь свой завтрак, понятно? Ведь ты все утро работал в конюшнях. Хотя я совершенно не понимаю, почему человек, у которого имеется столько конюхов, предпочитает сам выполнять такую грязную работу.
– Это временно. Пока идет подготовка к приему новой партии лошадей, рабочих рук у нас не хватает.
Дженна принялась разбивать яйца в сковородку, затем повернулась к печи, чтобы вынуть оттуда мясной пирог. Коннел же уселся на одну из табуреток и с удовольствием отхлебнул из чашки крепчайший черный кофе. Он старался не думать о том, что тяжелым трудом хотел отвлечься от тягостных мыслей.
Увы, отвлечься не удавалось – он снова и снова вспоминал про Бетани и ее сына. «Как же мне с ними поступить? – спрашивал он себя. – И неужели мне придется провести в конюшнях всю следующую неделю?»
Тут внимание Коннела привлек стоявший на буфете поднос с чайными приборами и корзинкой, покрытой салфеткой. Невольно нахмурившись, он проворчал:
– Похоже, миссис Делейни уже чувствует себя хозяйкой поместья. Разумеется, ей следует спускаться вниз и есть в столовой, а не ждать, когда ты подать завтрак в комнату. Но пусть сначала докажет, что ее претензии обоснованны.
Дженна тут же повернулась к нему и, пожав плечами, сказала:
– Напрасно ты так нервничаешь. Тебе не следует беспокоиться. Это Бриджет Дойл спустилась сюда рано утром и приготовила поднос для своей племянницы. Девочка, кажется, плохо спала этой ночью. Оно и неудивительно. Ведь ей столько пришлось пережить.
И снова Коннел почувствовал угрызения совести. Очевидно, ему следовало проявить гостеприимство. Теперь, когда в доме появились новые обитатели, придется нанять дополнительную прислугу. И вообще придется делать все, что полагается при приеме гостей.
Допив кофе, Коннел взглянул на экономку:
– Ты, Дженна, можешь поддерживать в доме такой порядок, какой считаешь нужным. Но мне кажется, теперь тебе потребуется помощница. Сумеешь найти кого-нибудь в деревне?
– Постараюсь, – кивнула Дженна. Она поставила на стол сковородку с яичницей и беконом, а также мясной пирог. Немного помолчав, проговорила: – Старшая дочка моей сестры вот уже месяц не может найти работу. Младшая тоже сидит без работы еще с прошлого года. Думаю, и Бетси, вдова Эндрю Кохрана, не откажется от нескольких лишних шиллингов, пока ее сынок не станет немного постарше.
– Да, конечно. – Коннел принялся за завтрак. Дженне лучше знать, какая из женщин больше подойдет. К тому же он прекрасно знал: далеко не каждая согласится работать у нечестивца. Зато мужчины охотно на него работали, потому что он очень хорошо платил.
– Если не возражаете, сэр, то чуть попозже мне понадобится лошадь и повозка для поездки в деревню, – сказала Дженна. – И еще мне нужен один из ваших парней.
Коннел с удивлением посмотрел на экономку. Неужели она не поняла?.. Ведь он только что сказал, что рабочих рук не хватает.
– Если вы, сэр, будете постоянно хмуриться, то у вас на лице появятся… – Заметив, что хозяин еще больше помрачнел, Дженна умолкла. Она прекрасно знала, что в некоторых случаях его не следовало раздражать.
Коннел молчал, и Дженна, покосившись на дверь, вновь заговорила:
– Полагаю, сэр, вам надо припугнуть как следует мальчишку. Он должен знать свое место, иначе по всему дому начнет бегать.
Словно в подтверждение ее слов со стороны лестницы послышался топот.
– Не так быстро, молодой человек! – раздался голос. Мэри О’Тул, дочери экономки. – Ваша мама сказала, что вы должны, надеть кепку и куртку. И еще мы должны спросить у мистера Делейни…
Мальчик лет семи-восьми остановился в дверном проеме, и его тут же догнала запыхавшаяся Мэри, державшая в руках куртку.
Коннел же в изумлении уставился на мальчика в темных саржевых бриджах и жилетке. У него внезапно возникло ощущение, что он каким-то чудесным образом перенесся на много лет назад и столкнулся со своим кузеном и лучшим другом детства – Финном Делейни. Было достаточно одного взгляда на стоявшего перед ним мальчика, чтобы понять, что это сын Финна.
– Здравствуйте, сэр, – произнес мальчик. Приблизившись к Коннелу, он продолжал: – Позвольте представиться, сэр. Я Росс Делейни. Я совсем недавно приехал из Северной Каролины.
Коннел поднялся на ноги, обошел вокруг стола и, опустившись на одно колено, пожал руку мальчика. Сейчас он заметил, что у Росса было кое-что и от матери, во всяком случае, глаза оказались того же небесно-голубого цвета. Невольно улыбнувшись, Коннел проговорил:
– Здравствуйте, мистер Росс Делейни. А я – Коннел Делейни из Гленмидских конюшен, где…
– …где самые лучшие лошади во всем графстве Килдэр! – подхватил мальчик. – Папа всегда говорит: в Ирландии выращивают лучших в мире лошадей, а лучшие в Ирландии лошади выращиваются в Килдэре. Выходит, гленмидские лошади – лучшие из лучших.
– Мне тоже приходилось слышать об этом, – кивнул Коннел, сердце которого молотом билось в груди. В детстве они с Финном постоянно говорили о своих семейных конюшнях, которыми ужасно гордились.
Кивнув Россу, Коннел выпрямился и отвернулся, не в силах больше смотреть на мальчика. Казалось, перед ним стоял призрак из прошлого, и было не так-то просто убедить себя в том, что этот мальчик – вовсе не Финн, что Финн умер несколько месяцев назад. А для него, для Коннела, кузен умер уже много лет назад. Даже в лучшем из миров Коннел не согласился бы играть роль снисходительного дяди, хотя бы того и требовал момент. Да-да, чем скорее они с Россом разойдутся этим утром, тем лучше.
Повернувшись к девочке, стоявшей в дверях, Коннел спросил:
– Что ты хотела сказать мне, Мэри?
– Кажется, мистер Росс без ума от лошадей, сэр, – ответила девочка, завязывая ленточки шляпки. Взглянув на мальчика, она проговорила: – Подойдите, пожалуйста, сюда, молодой человек, и наденьте вот это. – Она указала на куртку, которую придерживала локтем.
Коннел едва заметно улыбнулся. Мэри сейчас очень походила на свою мать. Именно такой – строгой и настойчивой – была много лет назад Дженна О’Тул, опекавшая мальчишек Делейни.
Экономка же вдруг внимательно посмотрела на дочь и проговорила:
– Мэри, ты что, забыла? Ты, кажется, хотела что-то спросить у мистера Делейни, верно?
Щеки Мэри вспыхнули, и девочка, сделав реверанс, сказала:
– Прошу прощения, сэр. Миссис Делейни просила меня узнать у вас, где можно и где нельзя гулять с мальчиком. Она сказала, что не хотела бы, чтобы ее сын гулял там, где не положено.
Росс, надевавший куртку, замер, уставившись на человека, от которого сейчас зависела его судьба. Коннела же вдруг пронзило чувство острой жалости при воспоминании о том, с каким нетерпением они с Финном всегда стремились вырваться из дома, вырваться на просторы бескрайних пастбищ Гленмида. Но Коннел решил, что этого мальчика лучше держать в узде.
– Попробуйте погулять во фруктовом саду, Мэри, – предложила входящая в кухню Бриджет. Заговорщически подмигнув Коннелу, она добавила: – Если, конечно, хозяин разрешит.
Росс покосился на Коннела, затем с мольбой в глазах посмотрел на Бриджет:
– Но, тетушка, ведь лошади…
– Полагаю, фруктовый сад – прекрасная идея. – Сейчас Коннелу хотелось только одного – чтобы мальчик поскорее ушел. Он и сам бы убежал из кухни, если бы оба выхода не были перекрыты. – Не ходите на ту сторону дороги – там у нас выгоны и конюшни. Все же здесь не парк развлечений.
Если бы Коннел не был так напуган вторжением гостей в его жилище, он никогда не смог бы представить, что с его уст сорвутся те же самые слова, которыми когда-то одергивали его дядюшка Бреннан и отец.
– Но, тетушка Бриджет, неужели ты не знаешь, что лошади совсем в другой стороне? – Маленький Росс посмотрел округлившимися глазами сначала на Коннела, потом опять перевел взгляд на тетку.
– Я уверена, что ты найдешь в саду несколько деревьев, которые тебе необходимо покорить, мой мальчик. – Бриджет обняла мальчика за плечи. – С них ты сможешь осмотреть окрестности, не предпринимая дальних прогулок. А лошади здесь повсюду. Ты непременно их увидишь, очень скоро увидишь.
Но Росс, явно не желавший смириться, уставился на свои ботинки и пробормотал что-то невнятное, причем явно на гэльском языке.
Коннел с удивлением поднял брови. В этом мальчике было слишком много от Финна. Именно так реагировал когда-то маленький Финн, если кто-либо из взрослых покушался на его свободу.
Сочувствие слетело с лица Бриджет, когда она крепче сжала плечи Росса и строго проговорила:
– Что за поведение, мой дорогой? Как ты разговариваешь со взрослыми? Учти, что мы уже не на корабле. Здесь никто не станет потакать твоим капризам.
Коннел с сочувствием посмотрел на мальчика. «Мистер Росс без ума от лошадей», – кажется, так сказала Мэри. Наблюдать за лошадьми, сидя на яблоне, – совсем не то, что находиться во дворе рядом с ними. Но Коннел тут же подавил в себе жалость. Самодисциплина – вот первое, чему следует научиться наезднику.
– Да, мэм, конечно, – со вздохом пробормотал мальчик. Подняв голову, он посмотрел на Бриджет и снова вздохнул. – Мэм, прошу меня простить. Просто я не подумал…
– Тогда иди и веди себя как следует. Постарайся не огорчать Мэри. – Бриджет отпустила плечи мальчика и добавила: – Постарайся следить за своими манерами, Росс. Мы все немного устали после долгого путешествия. Но мы все равно должны вести себя как воспитанные люди. – При этих словах Бриджет вопросительно взглянула на Коннела, взглянула так, словно ожидала какой-то реакции с его стороны.
«Неужели Бриджет знает о том, что произошло на кухне этой ночью?» – с беспокойством подумал Коннел. Ему вдруг ужасно захотелось последовать примеру Росса – то есть потупиться и попросить прощения.
– Гленмидские лошади не игрушки, парень, – сказал он, взглянув на мальчика. – Самое главное – ты должен помнить: прежде чем подойти к ним, надо научиться слушаться и подчиняться. Ты меня понял?
Росс молча кивнул, потом вдруг сказал:
– Да, конечно. Мне кажется, вы не очень-то похожи на моего отца, но сейчас говорите точно так же, как он.
Это было сказано таким тоном, что Коннел не смог удержаться от вопроса:
– А что именно говорил твой отец?
– Он всегда говорил мне «нет» или «потом». Но «потом» никогда не наступало.
Росс вышел из кухни в сопровождении Мэри О’Тул. Резко развернувшись, Коннел последовал за Бриджет. Ему очень хотелось догнать мальчика, посадить его себе на плечо и отправиться с ним в конюшни, но он сдержался.
* * *
Как только его губы прижались к ее губам, ощущения Бетани наполнились запахами свежей травы и сандала. И тотчас же все в ней словно вспыхнуло – по всем членам пробежал совсем ей незнакомый огонь желания.
Он провел пальцами по ее подбородку. Дыхание его касалось ее щеки. Бетани никогда не чувствовала такого ласкового и трепетного к ней отношения.
Невольно вздрогнув, она открыла глаза – и замерла в изумлении.
Неужели Финн? Но ведь он никогда не вызывал в ней подобных ощущений; Мужчина, обнимавший ее, чуть отстранился. Во взгляде его темных знойных глаз читался вопрос, но никак не осуждение.
Финн никогда так не смотрел на нее.
Это был Коннел.
А Финна больше нет, и он никогда не вернется.
Присев на постели, Бетани вернулась в реальность, такую далекую от ее прежней жизни. Судорожно сглотнув, прошептала:
– Тебе больше нечего бояться. Финн Делейни уже никогда не вернется и не причинит тебе боли.
Бетани снова улеглась и тихонько вздохнула. Что же делать теперь? Как вести себя с кузеном Финна? Ведь трудно было не заметить его враждебности по отношению к ней. И почему ей снится такое? Почему ей показалось, что поцелуи Коннела Делейни столь разительно отличаются от холодных ласк покойного мужа? И вообще, почему ей приснилось, что она целуется с Коннелом?
– А-а-а, хорошо, что ты уже проснулась, айшон. Что ты только что сказала? Я не совсем поняла. – В дверях появилась тетушка Бриджет с подносом, покрытым льняным полотенцем.
– Что сказала? Ничего существенного. – Бетани, как бы потягиваясь, вытянула руки вверх, очень надеясь, что тетка не заметит, как они дрожат.
Бетани настолько была измотана, что до сих пор чувствовала тошноту. Ночью она вернулась из кухни в такой ярости, что едва держала себя в руках. Как смел Коннел Делейни смотреть на нее таким взглядом и выуживать из нее откровенные признания? Ведь сам же не ответил толком ни на один из ее вопросов. К сожалению, она не сопротивлялась, когда он обнял ее и поцеловал. Так что не было ничего удивительного в том, что после этого Коннел вторгся в ее сны.
Набрав полную грудь воздуха, Бетани медленно выдохнула.
– Не могу поверить, что я действительно уснула.
Бриджет прошла в комнату и отодвинула плотную штору, закрывавшую окно напротив кровати. В спальню хлынули потоки света, и в солнечных лучах начали свой танец мотыльки пыли. Сколько времени эта комната не видела тщательной уборки? Разумеется, это не тот вопрос, который Бетани могла бы спокойно задать хозяину дома, особенно после событий прошедшей ночи. Да и существует ли вообще какая-либо тема, которую можно было бы разумно обсудить с Коннелом?
– Последние несколько лет были для тебя невероятно трудными. Столько тяжелых испытаний! – воскликнула Бриджет, повернувшись к Бетани. – Ты, конечно же, заслушиваешь более спокойную жизнь, чем та, что была у тебя до сих пор. Но придется подождать. Нам потребуется время, чтобы обжиться здесь. Очень хорошо, что тебе удалось поспать несколько часов и немного освежиться.
Освежиться? Отголоски сна все еще жили в душе Бетани, и она чувствовала что угодно, но только уж никак не свежесть. Откуда ей было взяться после всего произошедшего? Она так надеялась обрести покой в этом доме, но теперь ей уже казалось, что надежды ее были глупыми и наивными мечтаниями. Что же касается Коннела Делейни… Ах, ну почему он так уверен, что она хочет обмануть его?
Откинув со лба волосы, Бетаин чуть приподнялась и тихо проговорила:
– Да, наверное, придется подождать. Пока что Гленмид нисколько не походит на местечко, где мы могли бы избавиться от наших проблем.
Жизнь была тяжелой, холодной и одинокой, но таковы были ее суровые законы, к которым Бетани привыкла за годы замужества. Что-то заставляло ее верить, что их приезд в Ирландию изменит жизнь к лучшему, но теперь стало ясно: ничего хорошего их с сыном здесь не ждет. Но она не должна сдаваться. Ей следовало собраться с мыслями и что-то придумать… Во всяком случае, Росс больше не должен расплачиваться за ошибки своих родителей.
Поставив поднос на ночной столик, Бриджет присела на краешек кровати и взяла Бетани за руку.
– Увидишь, дела пойдут лучше, Вот горячий чай, печенье и яблоки. Быстренько позавтракай, а потом принимайся за дело. У тебя все получится, не сомневайся. Сейчас у тебя появилась прекрасная возможность устроить свою жизнь по-новому.
– Всю жизнь? Трудная задачка! – Бетани попыталась улыбнуться. Впрочем, тетка была права. Ей действительно следовало изменить свою жизнь, потому что от этого будет зависеть будущее ее ребенка, и ради благополучия Росса она выдержит все.
– Так-то лучше, моя дорогая. Начни класть свои стежки, как ты говоришь, когда начинаешь что-то новое. И так же говаривала еще твоя мамочка. – Бриджет пожала руку Бетани. – Посмотрим, успеешь ли ты все сделать до моего возвращения, айшон.
– До возвращения? – Бетани в ужасе смотрела на тетю. Она не была готова снова встретиться лицом к лицу с Коннелом при свете дня, тем более наедине. – Ты куда-то уезжаешь?
– Я только съезжу с Дженной О’Тул в деревню. У нас там кое-какие дела. А мистер Коннел сейчас в конюшнях. Так что можешь наслаждаться утром в полном одиночестве… Или, может быть, желаешь прокатиться с нами в повозке?
После недель, проведенных на борту корабля, и долгой дороги в тряской карете из Дублина перспектива поездки в повозке не встретила горячего отклика в душе Бетани. К тому же встреча с Коннелом Делейни не грозила ей в ближайшее время.
Покачав головой, Бетани пробормотала:
– Нет-нет, что-то не хочется. Может быть, в другой раз. А где Росс? Его уже давно не слышно.
Бриджет расплылась в улыбке:
– Наш парнишка играет на улице в обруч с Мэри О’Тул. Ужасно доволен. Скорее всего, после завтрака он заснет как убитый.
Бетани поднялась и села на краю кровати рядом с тетей. Нельзя же валяться в постели весь день.
– Росс хорошо позавтракал? Чем он занимался? Наверное, устроил полный беспорядок, исследуя содержимое буфета в детской.
Конечно, неплохо передать Росса дочери экономки на час-другой, чтобы та показала мальчику, где и что у них тут находится. Но Бетани привыкла сама заниматься сыном. По мере того как ухудшалось финансовое положение их семьи, Финн постоянно увольнял кого-нибудь из прислуги, включая воспитателей. И с каждым таким увольнением Бриджет и Бетани все больше времени уделяли ведению домашнего хозяйства. Часы же, заполненные уроками, которыми Бетани занималась с Россом, были единственной ее радостью в череде серых, однообразных будней.
– Они с Мэри мгновенно очистили буфет. После чего целый час сооружали игрушечный загон и заполнили его статуэтками лошадей, которые обнаружили в одном из шкафчиков. Фигурки много лет назад вырезал еще отец мистера Коннела, и, надо сказать, вырезал очень ловко.
Продолжая болтать, Бриджет поднялась с кровати и сняла покрывавшее поднос полотенце. Налив чашку горячего чая, она подала ее Бетани.
– Последний раз я видела, как Росс гоняется за цыплятами вокруг деревьев во фруктовом саду за кухней.
Бетани сделала глоток крепкого чая; и постаралась успокоить разыгравшиеся нервы.
– А ты спросила разрешения, чтобы Росс играл там? Мне не хотелось бы, чтобы между моим сыном и Коннелом возникли трения с первых минут их знакомства.
– Дорогая, не беспокойся. Должна сказать, что во время своей первой встречи и Росс, и мистер Коннел вели себя весьма достойно.
– Они уже встретились? А как… как это было? – Бетани со стуком поставила чашку на поднос, расплескав при этом чай. Она просила Мэри проследить, чтобы Росс не беспокоил мистера Делейни, рассчитывая, что такое предостережение отдалит момент общения между ее сыном и хозяином поместья. – Росс испугался? Надеюсь, Коннел не был груб?
Бетани поняла, что в постель вернуться ей больше не придется. Она должна быть с Россом. Следовало сказать сыну, чтобы не выходил без нее из детской. Что мог подумать ребенок, столкнувшись лицом к лицу с человеком, внешне поразительно похожим на его отца? Бетани вскочила с кровати, но Бриджет, строго посмотрев на племянницу, проговорила:
– Бетани Дойл Делейни, вам следует держать себя в руках. Все вышло случайно. Когда Росс с Мэри спустились в кухню, там оказался мистер Коннел, заканчивавший свой завтрак. Они с Россом познакомились, но все выглядело совершенно естественно, так что можешь не беспокоиться.
– Но я должна была при этом присутствовать. Он…
Бриджет отрицательно покачала головой:
– Присутствовать совсем не обязательно. Дети воспринимают некоторые вещи гораздо проще, чем нам кажется. Сходство Коннела с отцом Росса вовсе не покажется мальчику зловещим предзнаменованием, если только ты сама не заговоришь с Россом на эту тему.
– Более вероятно, что об этом заговорит Коннел.
Плохо же придется тому, кто посмеет напутать ее сына недобрым взглядом или грубым словом. Особенно если это будет Коннел Делейни.
Бриджет посмотрела на Бетани испытующим взглядом:
– Думаю, что вчера во время встречи с Коннелом ты была слишком измотана. Постарайся бросить свою предубежденность из-за сходства Коннела с мужчиной, за которым ты была замужем. Прежде чем судить Коннела за грубость, взгляни на него просто как на человека.
Бетани задумалась. Была ли она несправедлива к Коннелу? Была ли слишком категорична, осуждая его за грубость? Ей вспомнилась ее первая встреча с хозяином Гленмида. Тогда Бетани показалось, что Коннел был удивлен их приезду, но не более того.
Тут раздался стук в дверь, и Бриджет пошла открывать. Бетани же взяла шаль и накинула ее на плечи. Она надеялась, что это вернулся, наигравшись, Росс.
– Кто там? – Бриджет приоткрыла дверь.
– Парень с повозкой приехал, – сообщила Дженна О’Тул. – Если вы еще не раздумали ехать со мной, нам лучше поторопиться.
Бриджет открыла дверь пошире.
– Дайте мне минутку. Я только схожу за шляпой и перчатками и буду совсем готова. Или я нужна тебе здесь, Бетани?
Обернувшись к племяннице, Бриджет взглянула на нее с тревогой. Бетани покачала головой:
– Нет-нет, тетушка. Со мной все будет в порядке. Поезжайте. Миссис О’Тул, не зайдете ли в комнату? Может, подождете Бриджет у меня?
– Благодарю, миссис Делейни. Очень любезно с вашей стороны. – Миновав Бриджет, Дженна прошла в комнату. – Не привезти ли и вам чего-нибудь?
– Нет, благодарю вас, – ответила Бетани. С улыбкой взглянув на пожилую женщину, она спросила: – А как часто вы ездите в деревню за покупками?
– В основном раз в неделю. Иногда раз в две недели. – Отвечая на столь простой вопрос, миссис О’Тул еще больше смутилась. – У нас есть постоянные поставщики, которые доставляют нам большую часть продуктов и вещей в зависимости от сезона.
Экономка Гленмида внимательно осмотрела комнату. Затем провела пальцем по стоявшему у входа столику для шитья и нахмурилась, обнаружив на нем толстый слой пыли.
– Прошу прощения за нынешний беспорядок. Поскольку гости у нас бывают не часто, мы обходимся почти без прислуги.
– Надеюсь, мы не добавим вам хлопот, – сказала Бетани. – Мы с Бриджет, конечно же, не будем сидеть сложа руки. Не хотелось бы, чтобы наше присутствие создало какие-либо проблемы.
Увы, с точки зрения Коннела Делейни, проблема состояла уже в самом факте их приезда.
– О, не беспокойтесь. Спасибо за предложенную помощь, но никому из гостящих в Гленмиде нет нужды заниматься хозяйством. – Миссис О’Тул виновато взглянула на Бетани. – Мистер Коннел посылает меня в деревню, чтобы нанять дополнительную прислугу. Кроме того, жены некоторых наших конюхов помогут нам с уборкой и большой стиркой. Поэтому вам и не следует беспокоиться.
– Да, наверное. Но кое-что делать мы должны, – возразила Бетани. – Мы не привыкли бездельничать. – Коннел Делейни нанимает новую прислугу? Интересно, шаг этот предпринимается, чтобы нанести еще одну обиду? Или же, напротив, он поможет добиться мира?
– Я уверена, что вы найдете для себя кучу дел, раз уж вы не можете сидеть без дела, – ответила Дженна. – У нас тут всегда найдутся какие-нибудь занятия.
– Видите, я совсем недолго. – Бриджет стояла в дверях в шляпе с уже завязанными ленточками. В глазах ее светилось возбуждение, исключающее продолжение дискуссии.
– В таком случае я пойду, миссис Делейни. Приходите ко мне на кухню, когда будет время. – Экономка, пытаясь изобразить реверанс, неуклюже присела.
Тетушка Бриджет хохотнула и, подмигнув Бетани, взяла миссис О’Тул под руку.
– Ах, Дженна, только не говори, что ты хочешь, чтобы Бетани помогала тебе на кухне.
– Это несправедливо, тетушка Бриджет! – с притворным негодованием воскликнула Бетани. – Отец Лониген всегда говорил, что мок кексы – лучшие в приходе. И Росс их любит.
– Кексы? – переспросила Дженна. – Вы обязательно должны дать мне рецепт, миссис Делейни.
– Обязательно дам. Хорошей вам поездки, тетушка и миссис О’Тул, – сказала Бетани с улыбкой.
– Дождаться не могу, когда вновь увижу деревню, – проговорила Бриджет уже за дверью. – Многое там изменилось после того, как я уехала?
Бетани довольно долго пробыла одна в отведенной ей комнате. Ей надо было успокоиться и собраться с мыслями, прежде чем снова встретиться с Коннелом Делейни. Ей предстояло все обдумать и решить, когда они с сыном покинут Гленмид. Россу нужна спокойная жизнь – если не здесь, то где-то еще. Они с сыном пересекли океан вовсе не для того, чтобы тревожиться ежечасно и ежеминутно.
Бетани перенесла поднос с чаем к окну и, отхлебывая из чашки, стала любоваться синевшими вдали холмами. Неудивительно, что Финн любил эти места. Ярко-зеленые сочные пастбища, огороженные белыми изгородями аккуратные загоны для выездки, сараи между домов под соломенными крышами – Гленмид был прекрасен. Хорошо, если бы Росс почувствовал это место своим домом. Но прежде чем это случится, прежде чем они осядут в Гленмиде, она должна узнать все о семействе Делейни и об этом месте. И конечно же, надо выяснить, почему ее муж уехал отсюда.
Теперь, когда прошло первое волнение, связанное с их приездом, она не позволит Коннелу запугать ее – что бы он о ней ни думал. И Коннелу не удастся вывести ее из равновесия. Она будет спокойно задавать свои вопросы и так же спокойно отвечать на вопросы Коннела.
Минуту спустя, уже допивая чай, Бетани увидела. Коннела, широким шагом направляющегося от конюшен к дому.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Негодник - Кейз Элизабет


Комментарии к роману "Негодник - Кейз Элизабет" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100