Читать онлайн Негодник, автора - Кейз Элизабет, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Негодник - Кейз Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.75 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Негодник - Кейз Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Негодник - Кейз Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кейз Элизабет

Негодник

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

«Чем же тетушка Бриджет так озабочена?» – думала Бетани, спускаясь по лестнице. Они должны были ехать в Оук-Бенд, и Коннел уже ждал ее внизу.
Бетани сделала все возможное, пытаясь найти в своем скудном гардеробе нечто более или менее подходящее для «выхода в свет». И все же ей казалось, что рядом с яркой и нарядной кузиной Джеймса Кэри она будет выглядеть весьма бледно.
День, проведенный в обществе Вивиан Браун, не являлся для Бетани пределом мечтаний. Если же учесть, что в поместье Джеймса и обратно предстояло ехать в одном экипаже с Коннелом Делейни, сидя рядом с ним, то эту поездку можно было назвать настоящей пыткой. Бетани готова была расплакаться, однако понимала, что давать волю чувствам неблагоразумно, ведь этот визит имел очень важное значение для будущего Гленмида и, следовательно, для будущего ее сына.
Коннел стоял внизу, рядом с экипажем. Увидев его, Бетани тотчас же почувствовала, как екнуло ее сердце, – а ведь она приняла твердое решение не поддаваться эмоциям. В черном сюртуке из тонкой шерсти и брюках в обтяжку Коннел был неотразим. На голове же у него красовался весьма элегантный котелок – просто потрясающе. Следовало признать, что хозяин Гленмида выглядел гораздо приличнее, чем его гостья в ее зеленой кашемировой юбке и в жакете, пусть еще и пригодных для носки, но явно видавших лучшие дни.
– Миссис Делейни, не забудьте шляпу. Вот, возьмите, пожалуйста. – В дверях за спиной Бетани появилась Мэри.
– Ах, спасибо… – Бетани надела шляпу и завязала под подбородком тесемки, затем дрожащими от волнения пальцами натянула перчатки и стала спускаться по лестнице к экипажу.
– Вы позволите? – Коннел протянул ей руку.
Минуту спустя они уже сидели рядом. Коннел хлестнул лошадь, и та помчалась по дороге, петлявшей среди бескрайних гленмидских пастбищ. Хотя они сидели рядом, Бетани тщательно следила за тем, чтобы не прикасаться к своему спутнику. И старалась не думать о том, что случилось минувшей ночью. Все, больше никаких воспоминаний!
Ей удалось поспать всего несколько часов, и сон не принес ей облегчения, скорее, наоборот: всю ночь ее преследовали картины их встречи с Коннелом, воспоминания о проведенных с ним часах. Подобного восхитительного опыта – когда все тело твое словно тает и ты замираешь от прикосновения мужского тела – Бетани в жизни своей не знала. Несомненно, никакое другое ощущение в мире не могло сравниться с этим восторгом. Теперь она могла с уверенностью сказать, что вся ее прошлая жизнь с Финном была чем угодно, но уж точно не союзом любивших друг друга мужчины и женщины.
Перевалив наконец через живописный гребень очередного холма, после почти двухчасового пути, проведенного в гробовом молчании, они подъехали к поместью Джеймса. А неподалеку от извилистой реки, на самом живописном ее изгибе, стоял на невысоком холме величественный особняк, выстроенный в стиле георгианской эпохи и очень похожий на дома богатых табачных плантаторов в северной Калифорнии.
Лихо подкатив к парадному входу, Коннел остановил лошадь прямо перед массивными дубовыми дверями. Выбравшись из экипажа, он обошел его, чтобы предложить помощь своей спутнице. От пристального взгляда его темных глаз сердце Бетани гулко забилось. Стараясь унять сердцебиение, она протянула Коннелу руку, и в эти мгновения ей показалось, что время остановилось.
Принимая ее руку, Коннел другой рукой осторожно обнял ее за талию и помог ей спуститься. И Бетани почудилось, что от прикосновений Коннела все в ней как будто перевернулось, и весь мир вокруг чудесным образом изменился. Из груди ее вырвался вздох, и сердце на мгновение замерло, опять вспомнились объятия Коннела и его ласки, вспомнилось все, что они с ним пережили накануне.
Собравшись с духом, Бетани внимательно посмотрела в глаза Коннела и тотчас же поняла, что происходило сейчас в его душе. Было совершенно очевидно, что он хотел поцеловать ее. И конечно же, она этого хотела. Но нет, никакого продолжения – она твердо это решила и не собиралась менять свое решение, пусть даже ей очень хотелось забыть о нем.
– Добро пожаловать в Оук-Бенд! – раздался веселый голос Вивиан Браун. – А. мы уже стали опасаться, что вы совсем забыли про нас.
Бетани и Коннел тут же отпрянули друг от друга. Затем Коннел повернулся к спускавшейся по ступенькам хозяйке.
– Рад видеть вас, миссис Браун. – Он склонился к ее руке для поцелуя. На кузине Джеймса было великолепное синее платье, скорее подходящее для роскошных балов, чем для скромных домашних приемов. – Да-да, очень рад видеть вас.
– Ах, мистер Делейни… – Вивиан ослепительно улыбнулась. – Поскольку мы с вами добрые соседи, я настаиваю, чтобы мы обращались друг к другу запросто, то есть называли, друг друга по имени. Джеймс и Бетани зовут вас Коннелом, и если только я буду обращаться к вам официально, то буду чувствовать себя как-то неловко…
Солнечный свет играл на ее блестящих волосах, уложенных в гладкую прическу, – таких черных, что отдельные локоны казались чернее самой темной ночи. В глазах же сверкали веселые огоньки. Вивиан была чудо как хороша, и даже Бетани не смогла бы найти изъяны в ее внешности.
– Мне доставит удовольствие все, что будет удобно для вас, Вивиан, – любезно ответил Коннел.
Бетани с досадой поморщилась и мельком взглянула на своего спутника. Вивиан же весело рассмеялась.
– Вы ведь помните вдову моего кузена? – Вспомнив наконец о Бетани, Коннел посмотрел на нее с улыбкой.
Вивиан изобразила искреннее удивление – словно только что поняла, что они с Коннелом не одни.
– Да, разумеется. Конечно, я помню дорогую малышку Бет. – Вивиан широко улыбнулась, демонстрируя великолепные белые зубы. – Прекрасно сегодня выглядишь, моя милая. Совершенно очаровательно. А что, шляпы такого фасона все еще носят в Северной Каролине? Помнится, у меня была очень похожая сезона три, может быть, четыре назад. Мне она никогда не шла, но на тебе смотрится неплохо.
Вивиан то и дело улыбалась и говорила почти без пауз. Было ясно, что красноречием Господь эту женщину не обделил. Бетани же рядом с ней чувствовала себя очень неловко и уже жалела о том, что приняла приглашение и приехала сюда.
– Моррисон!.. – позвала Вивиан, взглянув на стоявшего у порога дворецкого. – Моррисон, пожалуйста, посмотрите, где там застрял мистер Кэри. Я уверена, что не настолько он занят, чтобы не заметить, что гости наши уже приехали. Последние несколько дней Джеймс был страшно занят неотложными делами. – Вивиан снова повернулась к гостям. – У него множество всяких дел, И я стараюсь не слишком ему докучать. Возможно, поэтому и не знаю, что это за дела.
– Мои дела – это мои дела, и мне не хочется забивать твою головку излишними подробностями… – Навстречу им спускался по ступеням Джеймс. – Не сомневаюсь, что Вивиан удалось занять вас на время. Приношу извинения, что не смог своевременно встретить вас.
– Есть новости? – Задавая вопрос, Коннел пытался говорить как можно спокойнее, но Бетани уловила в его голосе тревогу.
– Дела обсудим позже. – Джеймс протянул другу руку.
– Ах, как замечательно, что вы приехали! – воскликнула Вивиан. – Нам здесь так не хватает общества. Я только что говорила Джеймсу, что мы должны почаще выезжать и навещать всех наших соседей. Говорила, Джеймс?
– И я уверен, что очень скоро мы сможем устроить в этом смысле… нечто грандиозное. – Джеймс многозначительно посмотрел на свою кузину, потом, взглянув на Бетани, подмигнул ей – словно делился каким-то секретом. – Вивиан еще не знает, каким отшельником стал Коннел за долгие годы.
– Жить затворником – это ужасно! Мы должны спасти Коннела, вытащить его из темницы, в которую он себя заточил. – Вивиан громко рассмеялась и тут же спросила: – А что думаешь на этот счет ты, а, Коннел? Сможем ли мы вытащить тебя из Гленмида и заманить в наш замечательный мир – в мир веселья и удовольствий?
– У меня есть чем занять время в Гленмиде, – миролюбиво отшутился Коннел.
– Бет, дорогая, позволь Джеймсу проводить тебя в дом, а я пока займусь твоим очаровательным шурином.
Коннел с удивлением покосился на Вивиан, когда та вцепилась в его руку. А Джеймс тотчас же взял под руку Бетани и, взглянув на «кузину», проговорил:
– Вивиан, дорогая, наши гости проделали долгий путь и, наверное, устали. Пригласим же их сначала в дом и предложим чего-нибудь выпить, а уж потом ты поговоришь с Коннелом о своих любимых лошадях.
Следуя за Вивиан и Коннелом, Джеймс провел Бетани в гостиную, где их ждал поднос с чайным сервизом, стоявший на очаровательном столике вишневого дерева.
– Бет, садись же. Ах, дорогая, ты выглядишь усталой! – Вивиан едва заметно нахмурилась, как бы изображая одновременно заботу и легкое раздражение.
Бетани села и молча взглянула на Коннела, усевшегося напротив нее. Вивиан же снова посмотрела на гостью:
– Ты ведь предпочитаешь чай, Бет?
По-прежнему улыбаясь, Вивиан налила всем чаю. Миссис Браун была довольно милой хозяйкой, судя по всему, при жизни мужа она часто принимала гостей. И все же Бетани в ее присутствии испытывала неловкость и даже некоторое раздражение – ей казалось, что Вивиан слишком уж выразительно поглядывает на Коннела и слишком уж часто улыбается именно ему.
А Коннелу, похоже, очень нравилось обхождение хозяйки. Принимая у нее чашку с чаем, он с широкой улыбкой произнес:
– Благодарю вас…
– Ах, нет, дорогой! – Вивиан громко рассмеялась. – Это я должна благодарить тебя. – Усевшись рядом с Коннелом, она продолжала: – Как я поняла из рассказов Джеймса, ты его ближайший сосед и друг. А Джеймс, несмотря на разделяющий нас океан, – мой любимейший кузен. Поэтому я должна поблагодарить тебя за то, что ты не оставлял Джеймса одного в этом глухом уголке. – Вивиан наклонилась к Коннелу так близко, что почти коснулась грудью его руки.
Ошеломленная происходящим, Бетани сделала такой большой глоток чая, что обожгла себе горло. На глазах у нее выступили слезы, но все же ей удалось удержаться от кашля.
Устроившись на диванчике рядом с Бетани, Джеймс проговорил:
– Вивиан обожает общество почти так же, как Коннел стремится избегать его. Они могли бы неплохо дополнять друг друга, вы не находите?
«Похоже, Джеймс подыскивает своей кузине нового мужа, – подумала Бетани. – В таком случае в ближайшее время ситуация в Гленмиде еще больше запутается и осложнится».
– Да, наверное, – пробормотала она, не глядя на хозяина. – Возможно, вы правы.
«Если целью сегодняшнего приглашения было сватовство, то день окажется гораздо длиннее, – говорила себе Бетани. – Теперь ясно, что я неверно истолковала слова Коннела, когда он заявил, что визит наш будет жизненно важен для будущего Гленмида».
– Джеймс, расскажи им о «Каррэ», – Сказала Вивиан. – Коннел, конечно же, найдет подробности очаровательными.
– Сию минуту, дорогая.
Он послал «кузине» взгляд, полный снисхождения, и опять обратил все свое внимание на Бетани.
– «Каррэ» – одни из самых замечательных торгов в Ирландии… и вообще где бы то ни было, – пояснил Джеймс. – Учреждены они были Ирландским скаковым клубом, который, помимо многих других замечательных мероприятий, проводит в первый понедельник мая ежегодную лошадиную ярмарку и бал-маскарад в ее честь. Посетителей всегда очень много, потому что выставляемые на продажу лошади очень высокого класса.
– Кроме того, это значительное общественное событие. – Глаза Вивиан заблестели от возбуждения. – Днем – лошади, вечером – танцы. Кто устоит?
– Только не я, – сказал Коннел. – Сколько себя помню, всегда хотел, чтобы Гленмид принял участие в этом мероприятии.
– Считай, что тебе повезло. – Джеймс сделал широкий жест в направлении приятеля. – Я добился приглашения на участие в этом году для тебя и для всех нас.
– Ты серьезно? – Коннел смотрел на хозяина с радостной улыбкой.
– Да, конечно, – кивнул Джеймс.
– Опять я твой должник. – Коннел еще шире улыбнулся. – Но как тебе это удалось?
– Видишь ли, я…
– Ах, какая разница?! – воскликнула Вивиан. – Зачем нам скучные подробности? В этом году Гленмидские конюшни будут участвовать в каррэских торгах, и это – самое главное. – Вивиан одарила Коннела обворожительной улыбкой. – И в качестве благодарности ты должен пообещать, что станешь моим партнером на балу. Джеймс, к сожалению, никудышный танцор.
– Для Гленмида все это очень хорошо, – со вздохом пробормотала Бетани.
– О да, разумеется, прекрасно! – Джеймс пожал Бетани руку и накрыл ее пальцы своей ладонью. – А теперь пойдемте… Я должен показать вам дом. Коннел, можно сказать, жил здесь, когда… одно время. Уверен, что наше путешествие не вызовет у него интереса, потому что он все здесь знает. Мы спокойно можем оставить его в обществе Вивиан. Пусть обсудят все важные детали будущего участия Гленмида в торгах.
Обсудить, какого цвета наряд следует надеть Вивиан? Или какая прическа более всего подойдет к случаю? Бетани понимала, что ей следует стыдиться ревнивых мыслей, но поделать с собой ничего, не могла.
– Послушайся Джеймса, Бет. Посмотри с ним дом. Учти, твой отказ убьет его, – Делая вид, что оправляет юбки, Вивиан еще ближе придвинулась к Коннелу. – Иди же, Джеймс, покажи Бетани особняк. – Вивиан ласково улыбнулась «кузену», – А я пока выясню, что знает Коннел о «Каррэ». Признаюсь, что нахожу все это мероприятие очаровательным. Причем не только, бал.
Тихонько, вздохнув, Бетани поднялась на ноги. Сейчас ей меньше всего хотелось, оставлять Коннела наедине с Вивиан Браун. Да и Коннел не производил впечатления человека, которому были бы неприятны знаки внимания этой чувственной женщины.
Направление мыслей Бетани привело ее к неутешительному выводу: возможно, очень скоро между Коннелом и Вивиан произойдет то же самое, что произошло с ним у нее, когда она пришла к нему ночью в конюшню. В очередной раз вздохнув, Бетани последовала за Джеймсом.
После того как дверь за Джеймсом и Бетани закрылась, Коннел молча уставился в пол. Ну почему его другу понадобилось показывать Бетани свой дом именно сейчас?
– Так-то лучше. Теперь мы сможем поболтать без помех. – Вивиан легонько тронула плечо Коннела и с улыбкой заглянула ему в лицо: – Что же ты молчишь, дорогой?
«Неужели Джеймс решил, что я сейчас сделаю предложение его кузине? – думал Коннел. – Неужели он именно на это рассчитывает?»
– Коннел, ты слышишь?
– Прошу прощения, я немного задумался. Что ты сказала?
– Я очень рада, что они ушли, – громко и внятно, словно говорила с глухим, сказала Вивиан. – Джеймс, конечно, милый, но порой он бывает ужасно скучным собеседником.
Вивиан потянулась через руку Коннела, чтобы поставить свою чашку на стол, и на мгновение прижалась грудью к его плечу. Кружева на ее блузке разошлись, и взору Коннела открылись роскошные пышные формы. Можно было не сомневаться, что прекрасная вдова необыкновенно хороша в постели. Но Коннелу казалось, что соблазнять ее под носом Джеймса не очень-то удобно.
– Дорогой, надеюсь, ты не сочтешь, что я слишком забегаю вперед. Но не могу ли я задать тебе несколько вопросов личного характера?
Коннел не сразу отреагировал; в эти мгновения он думал о том, чем сейчас могли заниматься Джеймс и Бетани. Наконец, взглянув на хозяйку, он молча кивнул.
– Видишь ли, я хотела… Относительно Розалин и ее трагического ухода. Я прекрасно понимаю, почему ты не женился. Но прошло столько времени, и тебе, несомненно, пора подумать о создании семьи. Наверное, многие женщины в округе пытались привлечь твое внимание. Ты такой красивый мужчина. Такой сильный, такой мужественный…
Коннел по-прежнему молчал, хотя кое-что его удивило. Пусть даже Вивиан была кузиной Джеймса, но он никак не ожидал услышать от нее имя Рози. Розалин являлась запретной темой, и ни он, ни Джеймс никогда о ней не упоминали.
Джеймс вернулся из Шотландии месяц спустя после трагедии и прискакал прямо в Гленмид: Он вовсе не жаждал мести, а, напротив, предложил во всем свою помощь, которую продолжал оказывать все последующие годы. Так же, как и сегодня – с приглашением на участие в каррэских торгах. Замечательно, что у него есть такой друг, как Джеймс, – друг, прекрасно понимающий его, друг, на которого всегда можно положиться.
– Я не раздумал о женитьбе, – ответил наконец Коннел. – В последнее время думаю все чаще.
– Правда? – Вивиан в очередной раз проделала трюк с чашкой, чтобы опять коснуться грудью Коннела. – Должна признаться, что положение замужней женщины кажется мне чрезвычайно привлекательным. Если честно, то после смерти моего дорогого мужа я только об этом и думаю.
Вивиан отхлебнула из своей чашки и пристально посмотрела на Коннела пытливым взглядом широко открытых глаз.
– Я очень тебе сочувствую, – ответил Коннел, не решаясь отодвинуться от собеседницы.
Вивиан же вздохнула и воскликнула:
– О, для меня это был кошмарный период!
Она вновь наклонилась к Коннелу. «Когда же наконец закончится этот танец с чашкой?» – подумал он в раздражении.
– Временами мне хочется, чтобы меня обняли, – продолжала миссис Браун. – Чтобы просто обняли – и все. А иногда бывают моменты… когда хочется чего-то большего, чем объятия.
Вивиан смотрела ему в глаза. Она была так очаровательна и так откровенна в своих желаниях… Коннел чувствовал, что может овладеть ею прямо здесь. Чувствовал, что она с готовностью откликнется на его порыв.
На мгновение отвернувшись, он пробормотал:
– Да-да, я очень… сожалею, очень сочувствую.
Коннел ничего не мог с собой поделать: мысленно он продолжал следовать за Джеймсом и Бетани. Хотя Коннел уже много лет не был в Оук-Бенде, он довольно хорошо помнил этот дом и знал, сколько времени может занять экскурсия по нему.
Ему не хотелось обидеть Вивиан Браун, но что он мог сказать этой женщине? Ведь она предлагала себя в самой вульгарной форме. И вообще потворство желаниям друга не может быть безграничным. Даже если Вивиан действительно намеревалась вложить деньга в Гленмид, то из этого вовсе не следовало, что он, Коннел, обязан был жениться на ней.
А может, отправиться на поиски. Джеймса и Бетани? Нет-нет, не стоит беспокоиться. Ведь Джеймса Кэри он знал всю жизнь, и если уж не доверять Джеймсу…
– Так как же, а, Коннел?
Он вдруг понял, что Вивиан что-то ему говорит и при этом в очередной раз прижимается к нему грудью.
– Да-да, конечно, – кивнул Коннел.
Вивиан надула губы, изображая обиду, а щеки ее покрылись легким румянцем.
– Мне кажется, ты меня совершенно не слушаешь!
– Ты права. Я ужасно невежливый. – Коннел криво усмехнулся. – Видишь ли, Вивиан, когда человек с головой погружен в какое-либо предприятие, он, к сожалению, теряет способность вести себя в обществе прилично. Приношу свои извинения.
Окинув взглядом комнату, Коннел тяжело вздохнул. «Когда же наконец они вернутся? Когда вернется Бетани?» – спрашивал он себя снова и снова.


– Если тебе улыбнулась удача, ты не должен от нее отворачиваться. – Джеймс тихо засмеялся. – Кажется, твой дядя частенько это повторял, не так ли?
– Да, верно. – Коннел допил остатки виски. – Подтверждаю, что говорил. Спасибо тебе, Джеймс, что сумел все это устроить.
– Но я настаиваю, Бет. У меня и так слишком много нарядов, и если они еще не вышли из моды, то обязательно выйдут к тому времени, когда я захочу их надеть, – без умолку болтала Вивиан, шагая рядом с Бетани.
Они присоединились к мужчинам после небольшого перерыва, на который все отправлялись: женщины – привести в порядок наряды и прически, мужчины – выпить по стаканчику после обеда.
– Я подберу что-нибудь подходящее тебе по цвету и по стилю, – продолжала Вивиан. – А пришлю завтра или послезавтра, так что у твоей швеи будет не меньше недели на то, чтобы укоротить юбку и ушить блузку.
Бетани с мольбой в глазах взглянула на Коннела; было очевидно, что болтовня хозяйки ужасно ее утомила.
– К сожалению, нам пора, – сказал Коннел. – Ведь нам долго возвращаться…
– Так скоро? – Вивиан надула губы.
Джеймс весело рассмеялся:
– За многие годы это, должно быть, самый длительный выезд Коннела из Гленмида. Думаю, нам очень повезло, что удалось удержать его в гостях так надолго.
– А как насчет нашей поездки на «Каррэ»? – спросила Вивиан.
– Непременно поедем, – ответил Коннел. – Спасибо за гостеприимство.
Вскоре подали экипаж, и Коннел с Бетани отправились обратно в Гленмид. Бетани казалось, что она никогда так не уставала, как в этот день. В сравнении с несколькими минутами, проведенными в обществе Вивиан Браун, натирка полов в огромном зале могла считаться развлечением.
Коннел молча правил экипажем; он думал о предстоящей поездке на каррэские торги и о том, какие последствия она может иметь для его конюшен. О сластолюбивой вдовушке он старался не думать, но все же время от времени о ней вспоминал.
На сей раз затянувшееся молчание Коннела нисколько не раздражало Бетани. Теперь, после проведенных в обществе Вивиан нескольких часов, у нее было о чем подумать – ко всем старым заботам и проблемам добавились и новые…
Но на многочисленные вопросы, которые она себе задавала, удовлетворительных ответов не находилось. Сумеет ли она должным образом подготовиться к предстоящей поездке? И вообще, стоит ли к ней готовиться? И если приобрести для этого новые наряды, то какие именно? Ведь она уже несколько лет ничего подобного не покупала.
А Вивиан будет там, и уж она-то сумеет привлечь к себе всеобщее внимание. Но ведь и ей, Бетани, следует выглядеть достойно. Да-да, следует выглядеть достойно, потому что она – мать наследника и будущего совладельца Гленмидских конюшен.
Тем временем в небе снова стали собираться тучи, и не было ни малейших сомнений в том, что очень скоро разразится буря. Более того, можно было с полной уверенностью сказать, что на сей раз грянет нечто грандиозное. По мере удаления от Оук-Бенда усиливался и ветер. Бетани покосилась на своего спутника. Коннел по-прежнему молчал, и временами Бетани казалось, что он попросту забыл о ее существовании – пусть даже их плечи и бедра постоянно соприкасались, когда их подбрасывало на ухабах.
И снова Бетани вспомнились чудесные часы, проведенные с Коннелом в конюшне. И при этих воспоминаниях она невольно вздохнула, чем наконец-то привлекла внимание спутника. Покосившись на нее, Коннел произнес:
– Ужасно не хочется мокнуть.
– Что?.. Ты о чем?
– Погода. – Коннел указал на темные тучи над головой. – Ливень начнется раньше, чем мы доедем.
– Да, конечно… – Бетани поджала губы. Итак, теперь, после «чудесно» проведенного дня, ей предстояло вернуться домой насквозь мокрой и забрызганной грязью – такой же вернулась и тетушка Бриджет после первой поездки в деревню. Что ж, замечательное окончание такого замечательного дня…
Тут Коннел снова на нее взглянул:
– Впереди есть пещера.
– Пещера?.. – переспросил она с удивлением.
– Да. Сейчас начнется гроза, и до ее окончания мы ехать не сможем.
Пещера? Господи, пусть бы это была ферма, гостиница, таверна… Ведь сейчас ситуация, которой ей хотелось избежать больше всего. Неужели придется остаться где-то наедине с Коннелом Делейни? Ах, только не это! Уж лучше промокнуть насквозь.
Минуту спустя на землю упали первые капли дождя, и Коннел вновь взглянул на Бетани. Кривая усмешка тронула его губы, однако он промолчал.
Прошло еще несколько минут, и дождь припустил вовсю, накрыв их сплошным потоком. Ни слова не говоря. Коннел свернул с дороги и съехал с небольшого холма. У его подножия натянул поводья и остановил экипаж.
– Бежим быстрее! – крикнул он, спрыгивая на землю и забегая на ту сторону экипажа, где сидела Бетани.
Без особых церемоний он стащил ее на землю и, схватив за руку, быстро зашагал по тропинке. Бетани покорно следовала за Коннелом, поеживаясь от холода. Сейчас она была безмерно благодарна тетушке Бриджет за накидку – та заставила племянницу взять ее с собой. Вскоре они добрались до входа в пещеру, и Коннел проговорил:
– Стой здесь, а мне надо позаботиться об Астрид.
– Что?.. – Шум дождя заглушил последние слова Коннела. – Позаботиться… о ком?
– Лошадь! – крикнул Коннел и снова выскочил под потоки воды.
Бетани обернулась, осматриваясь. Действительно похоже на пещеру. Толстые каменные стены и неровный пол. А у стены напротив виднелось что-то вроде очага. Бетани содрогнулась, но на сей раз не от холода. Неужели кто-то здесь живет?
– Теперь все в порядке. – Вернувшись в пещеру, Коннел снял мокрый плащ, и вода потоком хлынула, к его ногам. – Что же ты стоишь?! – Он взглянул на Бетани. – Снимай все мокрое. Если повезет и удастся развести огонь, то мы сможем высушить одежду.
– «Если повезет»? – Сняв шляпу и плащ, Бетани последовала за Коннелом к небольшому очагу.
– Видишь ли, я пересидел здесь немало дождей. Правда, это было очень давно. Не раз мы находили здесь надежную защиту.
Бетани наблюдала, как Коннел собирает щепки и складывает их в кучку. Несколько минут спустя вспыхнул огонь, который тотчас же стал разгораться.
– Принеси сюда свои вещи, – распорядился Коннел. – И мои тоже, если не трудно.
Бетани сгребла в охапку плащи и шляпы и понесла их Коннелу. Тот разложил все на камнях вокруг очага. Снова осмотревшись, Бетани спросила:
– А с кем ты прятался здесь от дождя? – Взглянув на лицо своего спутника, она тотчас же пожалела о том, что задала этот вопрос.
Коннел довольно долго молчал, наконец пробормотал:
– С Финном, разумеется. И с Рози.
Финн и Рози – эти двое принесли им с Коннелом слишком много горя, сделали их жизнь почти невыносимой. Эти двое – призраки из прошлого, которым нет места в настоящем.
– Ах, прости…
– За что? – Коннел смотрел на нее с некоторым удивлением. – То, что случилось между Финном, Рози и мной, – все это было очень давно.
«Да, но прошлое не оставляет тебя в покое, – мысленно ответила Бетани. – И меня тоже».
В пещере становилось все темнее. Коннел пристально смотрел на нее в мерцающем свете костра, и было в его взгляде что-то очень интимное и многозначительное – словно они сейчас существовали вне времени и все, что случилось здесь когда-то, не могло повлиять на жизнь вне этих стен.
«Что же здесь происходило? – думала Бетани. – Может, именно здесь Финн соблазнил Рози? А может, Рози и Коннел полюбили друг друга, когда прятались в этой пещере?» Но она не находила в себе мужества спросить об этом.
– Есть вещи, которые нам не следует обсуждать. – В голосе Коннела прозвучало предостережение.
Он находился сейчас так близко, что можно было до него дотронуться. И в то же время – недостаточно близко. На какое-то мгновение Бетани испугалась Коннела, испугалась своих мыслей, испугалась всего происходящего. Но в душе ее тотчас же закипел гнев, вытеснивший страх.
– Почему? – спросила она.
– Потому. – Он привлек ее к себе и поцеловал в губы. И Бетани тотчас же забыла обо всем на свете. Забыла о поездке к Джеймсу, о ливне, о прошлом. Сейчас, в эти мгновения, для нее не существовало ничего, кроме рук Коннела, обнимавших ее, ничего, кроме его жарких губ…




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Негодник - Кейз Элизабет


Комментарии к роману "Негодник - Кейз Элизабет" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100