Читать онлайн Негодник, автора - Кейз Элизабет, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Негодник - Кейз Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.75 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Негодник - Кейз Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Негодник - Кейз Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кейз Элизабет

Негодник

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

На дворе оказалось гораздо холоднее, чем предполагала Бетани. Она очень вовремя набросила на голову и на плечи шаль, поскольку уже начинался дождь. Держа в руке корзину с ужином для Коннела, Бетани побежала к конюшням.
Мокрая и задыхающаяся, она приблизилась к одной из дверей. Сквозь щели в стене конюшни пробивался слабый свет. Бетани стояла в нерешительности. Следует ли постучаться? А вдруг Коннел там не один? А может быть, он вообще в другой конюшне?
Бетани уже раздумывала, не оставить ли корзину у входа, но тут дверь внезапно отворилась и на пороге возник Коннел. Не говоря ни слова, он отступил в сторону, как бы приглашая Бетани войти.
Заметно смутившись, она переступила порог конюшни. Коннел не стал закрывать за ней дверь. Медленно приблизившись к Бетани, он посмотрел на нее вопросительно. Оба молчали, и Бетани еще больше смутилась. В какой-то момент она вдруг поняла, что по-прежнему прикрывает голову шалью. Спустив шаль на плечи, Бетани попыталась улыбнуться, но у нее это не очень-то получилось – она все сильнее нервничала и даже уже жалела, что пришла.
Тут Коннел наконец-то заговорил:
– Что вы здесь делаете? – Вопрос был не очень-то вежливый, но прозвучал совершенно естественно.
– Дженна оставила для вас ужин. – Бетани протянула Коннелу корзинку как бы в объяснение и в оправдание своего неожиданного визита.
– А-а-а… – На губах Коннела появилась едва заметная улыбка, тут же погасшая.
Он по-прежнему в упор смотрел на Бетани, и ее от этого взгляда бросало в дрожь.
– Вам, наверное, лучше вернуться в дом, миссис Делении.
– Нет, я… Видите ли, я хотела поговорить с вами, – сказала Бетани с дрожью в голосе. Она чувствовала себя ужасно неуютно – словно все тайные чувства, которые ей удавалось скрывать долгие годы, стали вдруг для всех совершенно очевидными. Собравшись с духом, Бетани продолжала: – Я хотела поблагодарить вас за то, что вы сделали. За все, что вы сделали для меня и для…
– В этом нет нужды, – перебил Коннел, нахмурившись.
Вид у него был очень мрачный. Бриджет назвала это «страхом», но, судя по всему, он просто злился – точно такое же выражение Бетани много раз видела на лице человека, так похожего на стоявшего сейчас перед ней.
И тут в ней проснулось такое знакомое чувство страха. Бетани вздрогнула, отступила на шаги, как бы защищаясь, прижала к груди руки.
Коннел взглянул на нее с некоторым беспокойством:
– Вам нехорошо?
– Нет, я…
– Вам не следует здесь находиться. После того, что случилось с мальчиком.
– С Россом все в порядке. А Майкл поправится через день-другой.
Голос Бетани опять задрожал, и она ничего не могла с этим поделать. Ох, как же ей избавиться от волнения? Как подавить этот ужасный страх? Наверное, надо как-то изменить себя стать другой – не такой, какой она была прежде.
– Приятно об этом узнать, хотя новость могла бы и подождать. Но вы принесли еще и это? – Коннел кивнул на корзинку в руке Бетани. – Спасибо за ужин. Мне следует проводить вас обратно в дом.
Коннел взял Бетани за локоть и осторожно развернул к двери. Хватка его была крепкой и решительной, однако не грубой.
«Он не намерен меня обижать, – говорила себе Бетани. – Он спас Росса. Он – это не Финн. Коннел не злился – он тоже испугался». И ей тотчас же вспомнились слова тетушки: «Тебе следует подумать над выбором, который перед тобой стоит, и решить, какой выход для тебя наилучший, что сделает тебя счастливой».
Бетани чувствовала, что ей совсем не хочется уходить. В конце концов, она пришла сюда, чтобы поговорить с Коннелом. И он должен понять: она совершенно не верит сплетням и ее не интересует его репутаций.
Бетани уперлась рукой в дверной косяк и решительно повернулась к Коннелу. Сделав глубокий вдох, она посмотрела ему прямо в глаза и заявила:
– Я не намерена возвращаться в дом сию же минуту. Я ведь уже сказала, что мне надо поговорить е вами. А вы должны меня выслушать. И поверить мне.
С минуту они молча смотрели друг другу й глаза, и эта минута показалась Бетани вечностью.
– Не все мысли должны произноситься вслух, – снова нахмурившись, заметил Коннел.
Судорожно сглотнув, Бетани проговорила:
– Нам давно пора поговорить о вещах, говорить о которых не принято.
Он коротко кивнул:
– Да, пожалуй. – Губы его тронула улыбка; выспросил: – Но что вы знаете обо мне, Бетани?
Она тоже улыбнулась:
– Я знаю, что вы за человек, Коннел Делейни.
Он взглянул на нее с искренним удивлением:
– И что же я за человек, если не секрет?
– Вы приняли нас в тот момент, когда вам меньше всего этого хотелось. Спасая Росса, вы рисковали жизнью. И только на ваших плечах держится Гленмид. Полагаю, что вы человек, достойный всяческого уважения.
– Вы таким видите меня, милая Бетани?
Он наклонился к ней, и ее тотчас же словно окатило волной жара. Ей хотелось, чтобы Коннел поцеловал ее. Хотелось даже большего.
– Полагаю, есть люди, которые рассказывают о вас, Коннел Делейни, ужасные истории. Но я им не поверю.
– Вы думаете, что знаете реальное положение дел лучше их? Не посчитаетесь с общепринятым мнением? – Коннел обнял Бетани за талию.
– Да, не посчитаюсь. Потому что смотрю на все… свежим взглядом. – Дыхание Бетани участилось, и она почувствовала, как в ней разгорается огонь страсти, уничтожающий страх, когда-то посеянный в ее душе Финном. – А вы, Коннел, можете посмотреть на меня свежим взглядом?
– Как это?.. – Он еще ниже к ней склонился.
Сердце Бетани забилось все быстрее, и она с трудом переводила дух. Коннел же смотрел на нее вопросительно; казалось, он действительно ждал ответа.
– Свежим взглядом – значит, отбросив расчеты, отбросив прошлое, не считаясь со слухами и сплетнями, – пояснила Бетани. – Нам надо увидеть друг друга в новом свете.
Он усмехнулся и пробормотал:
– А что, если нам не понравится то, что мы увидим в «новом свете»?
– Тогда войдем дальше, попробуем что-нибудь другое, будем более осмотрительными. Но ни в коем случае нельзя поддаваться старым страхам и опасениям.
– Этот ваш подход кажется весьма решительным, но более рискованным.
– Чтобы разбить лед, необходима основательная встряска, – ответила Бетани.
Если бы кто-нибудь увидел их сейчас рядом, в этом полуобъятии, наверняка решил бы, что она слишком уж рискует. А может, она действительно рисковала? Да, возможно. Но ей не хотелось об этом думать, хотелось только одного – почувствовать губами губы Коннела.
А он смотрел на нее все так же, словно пытался заглянуть ей в душу. Бетани не могла прочесть мысли Коннела, однако чувствовала, что он не готов сделать решительный шаг. Она поняла: он не прогонит ее, но и не станет просить, чтобы она осталась. Следовательно, действовать должна именно она, Бетани.
Она облизнула пересохшие губы, стараясь успокоиться. А Коннел смотрел на нее все так же, но теперь в глазах его зажглись яркие огоньки. И этот его взгляд, казалось, придавал ей смелости и побуждал к откровенности. К тому же Бетани чувствовала, что с каждым мгновением ее все сильнее влечет к этому мужчине.
«Мне не следует его бояться, – говорила себе Бетани. – Ведь Коннел – не Финн. В нем нет ни капли от Финна, только внешнее сходство».
И тут Бетани наконец-то поняла: и во взгляде Коннела, и в его обращении с ней она нашла именно то, к чему стремилась всю жизнь, по чему тосковала и чего ждала, – нашла свободу.
– О, Коннел… – прошептала Бетани, привлекая его к себе и подставляя губы для поцелуя.
Она хотела, чтобы поцелуй этот продолжался и продолжался, но в то же время ей хотелось и большего. Никогда прежде Бетани не испытывала таких ощущений. Никогда. Она отринула мрак прежнего, мрак прошлого.
Сейчас для нее существовало только настоящее. Настоящее с этим мужчиной. С Коннелом.
– Бетани… О, Бетани…
Он произнес ее имя с любовь, нежностью, и его голос наполнил ее ощущением счастья. Тихонько вздохнув, она с улыбкой прошептала:
– Да, Коннел, да. – Это был ответ на вопрос, прозвучавший в его интонациях. И еще она давала понять, что готова ответить на любые другие вопросы, потому что теперь между ними не должно было оставаться секретов.


Глядя в ажурную сеть балок под крышей конюшни, Бетани чувствовала удовлетворение, какого никогда прежде не испытывала. Предаваться любви с Коннелом Делейни – это был совершенно новый опыт, абсолютно непохожий на тот, что она приобрела в грубых руках мужа.
Коннел доставлял ей необыкновенное удовольствие, а вот Финн… Бетани попыталась не думать о прошлом. Не следовало вспоминать Финна, тем более в такие, минуты, в жарких объятиях Коннела. Уткнувшись в его шею, Бетани улыбнулась и тихо прошептала:
– Спасибо тебе.


Коннел смотрел вслед уходившей Бетани и едва сдерживался: ему сейчас ужасно хотелось догнать ее, заключить в объятия и уже не отпускать до конца жизни.
Но увы, он не мог этого сделать. Не мог при данном положении дел. Гленмид так долго являлся основой его жизни, что Коннел не сумел бы жить без хозяйственных забот. Ведь только конюшни помогли ему выжить после смерти Рози, после предательства Финна и после того, как свою трагическую роль сыграл в этой печальной истории дядя Бреннан. «Гленмид для меня – это все», – не раз говорил себе Коннел.
Он теперь может забыть о деле своей жизни? Согласиться с тем, что не сможет спасти конюшни, пропадающие из-за его собственных ошибок? Может, ему, Коннелу, никогда не удастся стать таким, как его отец? Может, он гораздо больше похож на своего двоюродного брата?
Бетани растворилась во тьме ночи, и Коннел услышал лишь отдаленный стук закрывшейся за ней кухонной двери. Милая Бетани… Коннела переполняло страстное желание заключить ее в объятия, откровенно поговорить с ней, поделиться своими мыслями и планами.
Он нисколько не сожалел о том, что между ними произошло. Долго еще будут вспоминаться ему те чудесные несколько часов, что он провел с Бетани, Но он не мог допустить, чтобы это повторилось. Лучше уж огорчить Бетани сейчас, лучше уж держать ее на расстоянии – в ее же собственных интересах.
Вивиан Браун, кузина Джеймса, прибывшая из Америки, ищет, куда бы вложить деньги. Возможно, она вложит их в его конюшни. Но тут было и еще что-то неясное… Похоже, Джеймс что-то скрывал, Возможно, его кузина заинтересована не только в капиталовложениях. Но если так, то готов ли он, Коннел, ради конюшен продать себя в женихи?
Вивиан Браун – настоящая красавица, богата, а самое важное, что он ей понравился – Коннел прочел это в ее глазах. Даже Джек, узнав, о финансовых проблемах, предложил ее как прекрасную партию для племянника.
– Вивиан Браун – далеко не худший вариант, – говорил дядюшка. – Она производит впечатление женщины ветреной, капризной, но зато ищет, куда бы вложить свои сбережения. Если как следует постараться, можно заинтересовать ее Гленмидом… и тобой. – Джек ухмыльнулся. – Вивиан нужно развлечься. Старый муж во всем потворствовал, но она не знала ласк молодого и сильного мужчины. Поверь, это не худший вариант.
Коннел тяжело вздохнул; ему пришло в голову, что сейчас самое время подкрепиться чем-нибудь горячительным. Но за виски надо было идти в кабинет, а ему ужасно не хотелось возвращаться в дом. Ужасно не хотелось. Особенно когда он вспомнил, что там, наверху, комната Бетани. Милой Бетани, отдавшей ему всю себя этой ночью. Да, она отдала не только свое тело, но и свою прекрасную душу. И при этом ничего не требовала взамен.
Так, должно быть, произошло и с пришедшей к Финну Рози.
Коннел снова вздохнул. Сравнение обожгло его сердце нестерпимой болью. Он чувствовал себя точно таким же мерзавцем, каким в подобной ситуации оказался и Финн. Нет, даже хуже, потому что он должен был защищать свою гостью.
– Проклятие! – пробормотал Коннел. Скрипнув зубами, он сжал кулаки и принялся в раздражении молотить по ближайшему столбу. Вновь и вновь Коннел наносил удары, пока на руках его не появились ссадины и он не почувствовал резкую боль. Осмотревшись, он заметил, что лошади в соседних стойлах насторожились, а некоторые из них в тревоге заржали.
«Что же делать? – думал Коннел. – Что сделать для того, чтобы хоть как-то исправить свои ошибки?»
Увы, на эти вопросы у него не было ответов. Возможно, таких ответов и быть не могло.


Утро облегчения не принесло. Недолгий и беспокойный сон не помог преодолеть чувство горечи. Коннел поднялся с первыми лучами солнца, решив быстро позавтракать и ускользнуть из дома, прежде чем встанет кто-нибудь из новых обитателей, Но из его затеи ничего не вышло.
– Доброе утро, дядя Коннел!
За кухонным столом перед тарелкой с остатками завтрака и кружкой молока в руке сидел Росс Делейни – точная копия своего отца.
– Доброе утро, – пробормотал Коннел. Ему очень хотелось развернуться и уйти, но он сдержался. – Как ты себя чувствуешь?
– Хорошо, сэр. Миссис О’Тул сейчас в саду. И Мэри там же. А я буду сидеть здесь и ждать, когда они вернутся.
Коннел не удивился.
– После вчерашней авантюры тебе еще повезло, что тебя не привязывают к стулу веревками.
– Вы только не подсказывайте им, что можно так сделать. – Росс засмеялся и тут же одним глотком расправился с содержимым кружки.
«Опять вылитый Финн», – с улыбкой подумал Коннел. Хотя ему следовало бы задуматься, как же с этим быть впоследствии. Следовало бы подумать и о том, почему воспоминания о Финне в некоторых случаях вызывают у него улыбку.
– Росс Делейни, я сказала вам разбудить меня, прежде чем спускаться вниз. Ты же знаешь, мы не хотим беспокоить твоего… – Бетани, вошедшая в кухню, на мгновение замерла, увидев Коннела. В утреннем свете она казалась необыкновенно бледной, почти прозрачной.
Откинув со лба локон, она попыталась улыбнуться Коннелу, и тот вдруг почувствовал, что ему хочется подхватить ее на руки, отнести в ближайшее укромное место и еще раз пережить с ней то, что они пережили ночью на конюшне.
– Ах!.. – Бетани переводила взгляд с Коннела на сына и обратно. – Росс, ты…
– Я знаю, мама. – Росс соскользнул с табуретки и, обойдя вокруг стола, подошел к матери. – Но сегодня утро было солнечное, а мистер Блэк Джек сказал, что возьмет меня с собой на конюшни с первым утренним лучом солнца.
– Конюшни?.. Ох, я не думаю…
– Да уж, без конюшен нам не обойтись, – рассмеялся Джек, переступая порог кухни. – Доброе утро, парень! Доброе утро, миссис! Приветствую, Коннел! – Кивнув всем по очереди, Джек обратил свое внимание на мальчика: – Прежде чем строить какие-то планы насчет лошадей, парень, неплохо бы спросить разрешения у мамы. Вчера ты очень напугал ее. Думаю, она не скоро забудет о твоем приключении.
– Но мама… – Росс с мольбой в глазах посмотрел на Бетани: – Мама, можно мне пойти на конюшни с мистером Блэк Джеком? Пожалуйста… Обещаю, что буду слушаться каждого его слова. Блэк Джек говорит, что страх перед лошадьми надо подавлять сразу же, а не позволять ему превращаться в постоянную боязнь. Я не хочу стать трусом. Когда у меня появится пони, как я тогда буду вести себя с ним?
– Какой пони? – Бетани взглянула на Коннела.
– Это я ему сказал, – попытался вступиться за племянника Джек.
– Что ж, хорошо. – Бетани с облегчением вздохнула и запустила пальцы в волосы сына. – Можешь идти на конюшни, Росс. О пони мы поговорим в другой раз. Постоянно держись рядом с мистером Бренигеном. И во всем его слушайся. Если я узнаю о каком-то твоем…
– Спасибо, мамочка! – закричал Росс и крепко обнял ее.
– Не беспокойтесь. Пригляжу за ним как следует. – Джек взял Росса за руку и направился к двери. У порога обернулся и добавил: – А не то Бриджет отгрызет мне ухо.
Бетани видела из окна, как мужчина и мальчик спустились по аллее и прошли мимо загона, где разыгралась вчерашняя драма. Она провожала их взглядом, пока Джек с Россом не скрылись за углом конюшни.
– С Джеком он будет в полном порядке, – сказал Коннел.
– Если бы я не была уверена в твоем дяде, ни за что бы не отпустила Росса, – не оборачиваясь, ответила Бетани.
Коннел молча смотрел на стоявшую у окна женщину. Интересно, о чем она сейчас думает? Беспокоится за сына? Может, вспоминает о том, что произошло этой ночью? Если так, то как же он должен себя вести? Что должен сказать, чтобы ее успокоить, не нарушая при этом дистанции?
Он шагнул к Бетани и тотчас же почувствовал ее дурманивший запах. Ему страстно захотелось заключить ее в объятия и прижать к себе. И еще хотелось стоять рядом с ней и смотреть в окно, наблюдая, как солнце медленно всплывает над крышами Гленмида, заливая всю округу ярким утренним светом.
– Если ты устала…
Бетани наконец-то повернулась к нему лицом.
– За меня не беспокойся. – Она осеклась, заметив, что он стоит совсем рядом. Потом вскинула подбородок и посмотрела прямо ему в глаза. – Этой ночью… случилось то, что не должно было случиться. Но я уверена, что мы сможем избежать дальнейших нежелательных недоразумений.
«Нежелательных недоразумений?» – мысленно переспросил Коннел.
– Сможем избежать? В самом деле?
– Да, сможем, – кивнула Бетани – такая холодная, такая спокойная, совсем не похожая на женщину, страстно стонавшую в его объятиях всего лишь несколько часов назад.
Она шагнула к двери, намереваясь уйти.
– Ты куда?
– Тебе тоже надо подняться наверх.
«Тоже подняться? Что же она имеет в виду?»
– Бетани, что ты задумала?
Обернувшись, она удостоила его лишь мимолетным взглядом.
– На сегодня мы приглашены в Оук-Бенд. Помнишь, что Джеймс и Вивиан пригласили нас обоих к себе на обед? Мне надо приготовиться.
Бетани вышла из кухни, и дверь за ней со скрипом закрылась.
Значит, поездка к Джеймсу Кэри? Поездка в экипаже рядом с Бетани? И ему придется сидеть рядом с ней, не смея ее обнять?
Коннел скрипнул зубами. Он чувствовал, что у него будет трудный день. Куда проще было бы целый день выгребать навоз из конюшен.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Негодник - Кейз Элизабет


Комментарии к роману "Негодник - Кейз Элизабет" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100