Читать онлайн Каникулы Рейчел, автора - Кейс Марианн, Раздел - 57 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Каникулы Рейчел - Кейс Марианн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.75 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Каникулы Рейчел - Кейс Марианн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Каникулы Рейчел - Кейс Марианн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кейс Марианн

Каникулы Рейчел

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

57

Мне потребовалось целых две недели, чтобы залечить душевные раны после приезда Люка и Бриджит. За это время было, правда, несколько подземных толчков – предвестников будущей лавины. Но я не приняла сигналов. Я не почувствовала, что грядет больше землетрясение. И вот оно случилось.


Вдохновленная рассказами Фрэнси об интересных мужчинах, которых можно встретить на собраниях АН, я ждала очередного заседания с гораздо большим интересом, чем раньше. На случай если у нас не сложится с Крисом, полезно знать, где находится склад свободных мужчин. И какие у них там порядки.
Мы отправились: я, Крис, Нейл, еще парочка пациентов и, конечно, Фрэнси. В тот вечер она надела соломенную шляпку и длинный, на пуговицах, цветастый сарафанчик. Пуговицы практически не застегивались, позволяя полюбоваться то целлюлитным бедром, то не в меру пышной грудью. Несмотря на то, что Фрэнси провела в Клойстерсе чуть больше суток, я уже успела увидеть ее в дюжине разных нарядов. На завтрак она явилась в кожаном жакете и очень обтягивающих джинсах, заправленных в ужасные остроносые сапожки. На утреннюю группу – в оранжевом костюме по моде восьмидесятых, с плечиками размером каждое с добрый футбольный мяч. На дневную группу – в мини-юбке и топе. У нее было полно нарядов, но все они обладали несколькими общими свойствами: выглядели дешевкой, сидели плохо и подчеркивали все недостатки ее фигуры.
– У меня полно тряпок, – хвасталась она мне.
«Но какой в этом смысл, если они все так ужасны?» – хотелось мне сказать.
Мы направлялись в библиотеку в отличном настроении. Оно было даже неоправданно хорошим, если учесть, куда именно мы шли. Несмотря на все россказни Фрэнси, Общество Анонимных Наркоманов прислало к нам вовсе не мужчину. Это была Нола, красивая блондинка с коркским акцентом – та самая, которую я приняла за актрису на первом своем собрании.
– Привет, Рейчел! – сказала она мне с ослепительной улыбкой. – Ну, как вы тут?
– Нормально, – пробормотала я, польщенная тем, что она меня запомнила.
– А вы как? – мне хотелось поддержать разговор, я чувствовала к ней странную симпатию.
– Отлично, спасибо, – сказала она, одарив меня еще одной улыбкой, от которой у меня даже в животе потеплело.
– Не обращай внимания, – прошептала мне Фрэнси. – На воле на таких собраниях полно мужиков.
– Извините, – сказала Нола, когда все расселись по местам. – Я знаю, что некоторые из вас уже слышали мою историю, но дело в том, что женщина, которая должна была выступить перед вами сегодня, сорвалась во вторник и умерла от передозировки.
Я окаменела, только растерянно блуждала взглядом по комнате в поисках поддержки. Нейл посмотрел на меня с сочувствием.
– Ты в порядке? – произнес он одними губами, и я с удивлением обнаружила, что он больше не злится.
И не только это: я поняла, что и я больше не испытываю к нему ненависти. Я благодарно кивнула ему, почувствовав, что мое сердце уже не колотится, как бешеное, стремясь выскочить из груди.
Потом Нола еще раз рассказала нам свою историю. Слушая ее в первый раз, три недели назад, я была уверена, что она шпарит по заученному. Я ей просто не верила. Она была слишком красивая и ухоженная, чтобы убедить меня в том, что когда-либо могла сделать что-нибудь крутое. Но на этот раз все было по-другому. Ее спокойная убежденность сразу нашла отклик в моей душе. Ее пример убеждал. Как она не верила, что хоть на что-нибудь годна в жизни; как ей нравился героин и то ощущение, которое у нее от него возникало; как он стал ее лучшим другом, и она предпочитала его обществу любимого человека. Я как будто проходила весь этот путь вместе с ней.
– …и, наконец моя жизнь стала крутиться только вокруг героина, – объясняла она. – Все заботы – только о том, как достать деньги на него, а когда достанешь – уколоться, и о том, как скрыть это от своего парня, и что бы наврать ему на этот раз. Все это было очень утомительно, но настолько заполняло мою жизнь, что казалось мне абсолютно нормальным…
Серьезное выражение ее красивого лица, подкупающая искренность слов заставляли верить, что она действительно прошла через весь этот ужас, через этот ад, вытесняющий из человека его самого. У меня мелькнула поразительная догадка: «И я была такой же, как она!» Стараясь вернуть душевное равновесие, я твердо сказала себе, что ничего подобного, такой я не была. Но внутренний голос сурово напомнил, что да, именно такой и была. И вся моя система защиты, ослабленная непрерывными, длившимися больше месяца бомбардировками и иллюзией безопасности, возникшей из симпатии к Ноле, дрогнула.
Мне предстояло сделать несколько весьма неприятных открытий. Вдруг стало невозможно не признать очевидного факта: я постоянно думала о кокаине, валиуме и снотворных таблетках. Все мои мысли были лишь о том, как бы достать у Уэйна или Дитби то, что я могла себе позволить, а потом найти безопасные время и место, чтобы принять это. И еще, надо было скрывать купленные наркотики от Бриджит и Люка, стараться сохранять лицо на работе, как-то справляться со своими обязанностями, когда крыша ехала.
В ужасе я вспомнила, что Люк написал в своем отзыве – как же у него там было? – «Рейчел перепробовала все существующие наркотики. Возможно, она попробовала даже те наркотики, которых еще не изобрели». Меня вновь охватил гнев, как всегда, когда я думала о Люке и той боли, которую он мне причинил. Я просто не могла позволить себе поверить, что хоть одно слово из сказанного им – правда.
Я одновременно злилась, боялась и чувствовала огромную усталость. Так что когда Нола вдруг спросила:
– С вами все в порядке, Рейчел? Вы что-то неважно выглядите… – я с облегчением выпалила:
– Я была такая же… То есть, я тоже все время об этом думала… – Мне плохо! – чуть ли не в истерике призналась я. – Мне очень плохо. Я вовсе не хочу быть такой.
Я почувствовала, что на меня смотрят. Лучше бы их здесь не было. Особенно Криса. Мне не хотелось, чтобы он видел, как я слаба, но сейчас я была слишком испугана и расстроена, чтобы скрывать свою слабость. Я с надеждой смотрела на Нолу. Мне очень хотелось, чтобы она пообещала, что все у меня будет хорошо. И надо отдать ей справедливость, она приложила все старания, чтобы убедить меня в этом.
– Посмотрите на меня теперь, – сказала она с ласковой улыбкой. – Я вообще не думаю о наркотиках. Я от них совершенно свободна. И посмотрите на себя, – добавила она. – Вы провели здесь… сколько? – четыре недели? А ведь все это время вы обходились без наркотиков.
Да, обходилась. Честно говоря, большую часть времени я вообще о них не думала. Иногда, конечно, думала. Но не все время, не так, как пять недель назад. На мгновение я увидела во тьме луч надежды на новую, другую жизнь, прежде чем опять погрузиться в страх и смятение.
Уходя, Нола вырвала из своего блокнота листок и что-то на нем написала.
– Мой номер телефона, – сказала она, вручая листок мне. – Выйдете отсюда – позвоните. Просто звякните мне, когда захотите поболтать.
Я как в тумане, дала ей свой номер. Кажется, так принято у вежливых людей. Потом потащилась в столовую. Там Эдди как раз распределял рассыпанное на столе содержимое пакетика жевательных пастилок.
– Я так и знал! – воскликнул он прямо у меня над ухом. – Я так и знал.
– Что он знал? – спросил кто-то.
Я слушала в пол-уха. Только бы Люк не оказался прав!
– Я так и знал, что желтых больше, чем всех остальных, – сокрушался Эдди. – И черных тоже мало. Смотрите! Всего-навсего две черных! Красных – пять. Зеленых – пять. Оранжевых – восемь. А желтых… восемь, девять, десять… двенадцать! Целых двенадцать желтых. Это несправедливо. Покупаешь их ради черных, а получаешь эти противные желтые!
– А по мне, и желтые хороши, – вклинился чей-то голос.
– Ты просто помешался на своих черных, – добавил другой.
Началась крупная дискуссия о желтых пастилках, но я не проявила к ней никакого интереса. Я была слишком занята оценкой ущерба, нанесенного мною моей жизни. Я прикидывала, не стоит ли и правда на время отказаться от наркотиков, и еще, – а это тоже важно, – как я с этим справлюсь. Что я стану делать? Во всяком случае, уже не повеселюсь, это точно. Не то чтобы я и раньше сильно веселилась. Но без наркотиков, считай, жизнь кончена. Лучше смерть.
Но ведь можно просто держать себя в рамках, – ухватилась я за соломинку. Да ведь я уже как-то пробовала держать себя в рамках и не смогла. «Не смогу», – с ужасом поняла я. Раз начав, ты уже не сможешь остановиться, тебе все мало.
Вокруг меня бушевали страсти. Оказалось, что Сталин, к величайшему возмущению Винсента, опять знает ответы на все вопросы «Преследования».
– Но как? – хватался за голову Винсент. – Откуда?
– Не знаю, – пожал плечами Сталин. – Просто я читаю газеты.
– Но ведь… – в отчаянии начал Винсент. Ясно было, что он хочет сказать: «Ты ведь всего лишь рабочий, тебе не положено знать столицу Узбекистана!» Но с некоторых пор он такого уже себе не позволял.
Уснуть в ту ночь было большим облегчением, настоящим спасением для моего уставшего мозга. Но посреди ночи я внезапно проснулась. Еще что-то сдвинулось в моем несчастном сознании. На этот раз меня поразило кошмарное воспоминание о том, как Бриджит застала меня, когда я пыталась украсть двадцать долларов у нее из кошелька. «Я воровала!» – в ужасе поняла я, тихо лежа в постели. Это отвратительно. Но тогда я не думала о том, как это ужасно. Я ни о чем тогда не думала и ничего не чувствовала. Я рассудила просто: ее повысили, и у нее можно взять. Теперь я не могла понять, как я тогда могла даже думать так.
А потом, слава богу, опять стало легче. И утром, перед занятием по кулинарии, когда Крис обнял меня за плечи и прошептал: «Ну, как ты?», я смогла улыбнуться и ответить: «Намного лучше». Конечно, я все еще не могла уснуть, изобретая изощренные планы мести Люку, но будущее уже не выглядело таким мрачным. Оно больше не напоминало пустыню после пронесшегося смерча.
Меня снова начали забавлять вещи, которые забавляли раньше, когда я только-только появилась в Клойстерсе. Например, перепалки между пациентами. В понедельник вечером Чаки и Эдди сцепились из-за пастилок. Из-за черных, разумеется. Эдди орал на Чаки:
– Когда я сказал, что ты можешь взять одну, я не имел в виду, что это будет черная!
Чаки стояла вся красная и была ужасно расстроена:
– Боюсь, что теперь уже мало что можно изменить.
И она высунула язык, демонстрируя то, что осталось от пастилки.
– Хочешь? – спросила она, подойдя к Эдди. – А? Вокруг раздались одобрительные возгласы: «Молодец, Чаки!», «Верни ему его черную пастилку!»
– Боже мой – восхищенно воскликнул юный Барри. – Ты мне почти нравишься, Чаки!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Каникулы Рейчел - Кейс Марианн



Почитайте обязательно, здесь смешалось все - любовь и тараканы в голове. Много приколов, пореветь можно и смысл тоже присутсвует...
Каникулы Рейчел - Кейс МарианнСветлана
25.03.2012, 7.07





Перечитываю в третий или четвертый раз, я просто в восторге, о-б-о-ж-а-ю! Отличный юмор!
Каникулы Рейчел - Кейс МарианнМаша
27.02.2015, 22.48








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100