Читать онлайн Фактор холода, автора - Кейн Рэйчел, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Фактор холода - Кейн Рэйчел бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Фактор холода - Кейн Рэйчел - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Фактор холода - Кейн Рэйчел - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кейн Рэйчел

Фактор холода

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Когда я очнулась, вокруг царил сплошной мрак. В голове что-то пульсировало и стучало, словно двигатель, требующий регулировки. Меня словно запихнули в духовку, я вся скрючилась. Во рту ощущался вкус горелой меди. Мне потребовалось несколько секунд, чтобы вспомнить, где я была и что видела. Перед глазами стояла картина убийства… Мужчина вонзил нож в незащищенную спину женщины. Я вздрогнула.
«Возьми себя в руки», – сказала я себе. Мои чувства сообщили мне, что, скорее всего я в багажнике автомобиля. Большого и просторного. Внутри воняло разлитым автомобильным маслом и перегретым металлом. Подо мной все оказалось пропитано влагой, от нее шел отчетливый запах крови. Моей крови. Из головы как из ведра лилась красная жидкость, я ощущала сильнейшее головокружение. Судя по легкому дрожанию автомобиля, мы ехали по дороге. Я оценила свои шансы. Я могла лежать тихо и спокойно в надежде, что безжалостный убийца забыл, что запихнул меня в багажник… Неприемлемый вариант. Второй шанс я могла использовать, постаравшись снести машину с дороги порывом ветра, выбраться из багажника и потихоньку вырвать у мерзавца одну конечность за другой… Эта перспектива показалась мне довольно привлекательной. Я попыталась нащупать что-нибудь, с помощью чего можно открыть багажник. Домкрат подошел бы в самый раз, но я предпочла бы пушку сорок пятого калибра. У меня с собой был сотовый телефон, хотя я сомневалась, что зона покрытия присутствовала здесь, посреди этой чертовой пустыни.
Автомобиль начал снижать скорость. Я сглотнула приступ тошноты и попыталась получше устроиться в багажнике. Как только его бы открыли, я пулей бы выскочила из него. Я попыталась сконцентрироваться и успокоиться. Я собиралась призвать ветер, который потребуется мне при столкновении с похитителем моего бренного тела. Но мой пульс никак не хотел подчиняться. Я работала в трудных условиях и до этого, но тогда я боролась с природными силами, а не с хладнокровным убийцей. Перед моим взором все еще стояла умирающая женщина, кровь и стальной нож. Я представляла себя лежащей лицом вниз и цепляющейся за песок в надежде обрести свободу.
Внезапно сработали тормоза, и меня кинуло вперед. Мы остановились.
Я собрала в руках всю силу, необходимую для создания ветра. Голова отчаянно раскалывалась.
Тепловые потоки стремились вверх и в глубину. Слой холодного воздуха опускался к земле. Все размеренно циркулировало. Этакий танец спокойной и стабильной системы. Чез, достигнув своей грязной цели и отпугнув воздушный патруль, вернул все на свои места.
Хранитель – соучастник убийства. Меня просто выворачивало при мысли об этом.
Я ощутила, как дрогнула машина, когда кто-то вышел из нее и хлопнул дверью. Потом я скорее почувствовала, а не услышала, шуршание шагов вдоль борта автомобиля. Звук ключа, царапающего металл где-то у меня под носом. Я собралась в кулак… И, когда темнота уступила место яркому свету, бьющему снаружи, издала боевой клич, уперлась ногами в дно багажника. Увидев неясную тень снаружи, я вцепилась в нее и, когда она отпрянула, позволила вытащить себя на свет божий. Когда мои ноги ощутили асфальт, я перегрела воздух над нами и создала могучий восходящий поток. Его сила подняла нас обоих над землей. Я отцепилась от своего врага и упала на багажник. Он же продолжал парить в воздухе, потеряв контроль над собой.
– Джоанн, подожди минуту! Помоги! – вскрикнул он, и я замерла, убрав волосы, застилавшие глаза.
Чез Эшворт Третий, белый как молоко, болтался где-то в вышине, находясь на пути в блаженную страну Оз. Я планировала быстренько отправить его в верхние слои атмосферы, где разреженный воздух и леденящий холод погубили бы его в секунды, но теперь я оказалась в растерянности.
Чез не являлся убийцей. Тот другой был ниже, толще и страшнее. Чез же выглядел неуклюжим и нелепым.
Я медленно обратила процесс в обратную сторону, успокаивая ветер и балансируя энергией. Постепенно Чез начал снижаться, пока, наконец, не коснулся земли.
Недовольный порыв ветра пронесся мимо нас, осыпав меня кучей песка.
– Какого черта… – начала я, но он протянул ко мне руки, ладонями кверху, желая остановить меня.
– Я все могу объяснить. Только… не повторяй это снова, хорошо? – Он действительно выглядел непуганым. – Мы не можем здесь оставаться. Садись в машину. Пожалуйста! Поторопись!
– Почему я оказалась в багажнике?
– Это было единственным способом вырвать тебя оттуда без… – Он то и дело бросал тревожные взгляды на горизонт и на пустынную дорогу. – Просто садись в машину, пожалуйста!
– Я видела, как он убил ту женщину, – не знаю, почему это вырвалось у меня. Эти слова давили на меня изнутри, и мне нужно было выпустить их наружу. Избавиться от назойливой картины убийства. – Он пырнул в спину.
Лицо Чеза побелело еще больше, насколько это возможно, он выглядел, словно загнанный зверь.
Он схватил мою руку и, отведя в сторону, захлопнул багажник. Потом повел к задней части машины, которая оказалась красно-коричневым «кадиллаком севилья» из его гаража. Я не удивилась, обнаружив, что салон имеет дорогую кожаную отделку. Она оказалась жесткой и прохладной, когда я села внутрь. Чез обежал машину спереди, бухнулся на место водителя, врубив скорость, выскочил на дорогу. Когда стрелка спидометра дошла до отметки сто тридцать километров, он глубоко вздохнул и сказал:
– Послушай, ты получила хороший удар по голове. Возможно, убийство – просто галлюцинация…
– Чушь собачья.
– Дай же мне сказать, милая…
Я подняла дрожащий палец.
– Не твоя милая… А в следующий раз, когда ты назовешь меня деткой или дорогой, я надеру тебе задницу так, что увидишь этикетку своего нижнего белья – так распухнет твой зад. Понял меня?
Он молчал, барабаня пальцами по рулевому колесу. Потом кивнул.
– Кто он? – спросила я.
– Не знаю.
– Не люблю повторяться. Ты забыл про свою задницу? Я знаю, ты производил манипуляции с погодой, чтобы отпугнуть воздушный патруль. Все дело в наркотиках, да? Какая-то сделка с наркотиками?
– Я не знаю!
– Тебе же платили за это. Ты должен знать его имя.
Он выглядел раздраженным.
– Слушай, я знаю его как Орри, понятно? Орри.
– Как с ним познакомился?
– У нас с ним бизнес.
– И опять ты забыл про свой зад.
– Нет, я серьезно, у нас была деловая встреча. Я не знал, что он… Ну, ты понимаешь.
– Собирается убить безоружную женщину? – Я ощутила позывы в желудке, но черт меня возьми, если я позволю себе проблеваться прямо перед ним. – Что за деловая встреча?
– Он платит мне за то, что я держу погоду ясной и отгоняю патрули. Ты понимаешь, воздушное наблюдение. Это…
– Он платит тебе за обеспечение наркокоридора, – перебила я.
Это объясняло странные модели погодных условий на его картах. Он манипулировал погодными условиями, обеспечивая воздушные коридоры для самолетов и отгоняя полицейские патрули.
– Господи, Чез! – Я потерла свою раскалывающуюся голову. – Ты должен был догадаться, что тебя поймают рано или поздно.
Его лицо приняло лукавый вид. Отлично. Чез, полный идиот, думал, что он умнее всех.
– Ну, я не один такой, понимаешь. Каждый пытается делать что-то на стороне. В работе Хранителей без этого никак.
Я уставилась на него, приоткрыв рот.
– Что?
– Да ладно тебе, не строй из себя невинное дитя. Послушай, я согласен, что Орри погорячился… Боже, меня самого чуть не вывернуло, когда он сотворил это с той бедняжкой. Единственное, что я мог сделать, так это убраться оттуда поскорее. Он собирался убить тебя!
– И ты спас меня, долбанув по голове и засунув в свой чертов багажник.
У меня вдруг возникла мысль: как он смог добраться до того места на своем «кадиллаке», не оставив его застрявшим в песках на веки вечные? Это же не вездеход. Он просто не смог бы проехать на нем до места встречи с Орри.
Зато там был серо-коричневый джип, припаркованный возле ручья, который прекрасно справился бы с такой задачей. Они наверняка погрузили мое бездыханное тело в него и вывезли обратно к дороге.
Джип, принадлежавший убийце. Орри.
Я отвернулась от Чеза, боясь выдать себя выражением лица.
– Как я оказалась в машине? – спросила я его.
– Что?
– Ты что, тащил меня? Мы же были посреди чертовой пустыни. Чтобы добраться до шоссе, нужно пройти бог знает сколько.
– Ну, я не мог оставить тебя там. – Он попытался придать голосу альтруистические нотки. Правда, прозвучало это довольно нелепо. – Хватит, Джоанн. Послушай, у меня есть деньги. Много денег. Просто дай мне номер своего банковского счета и считай, что ты миллионерша. Клянусь. Все, что тебе нужно сделать, это отправить Хранителям нужный отчет и забрать деньги. Так делают все остальные. – Он наверняка имел в виду трех предыдущих проверяющих. Он их подкупил. Ну, конечно же. Неудивительно, что все отчеты оказались такими хорошими.
– А другие тоже видели, как убивали женщин? – Ее руки, скребущие грязь и тянущиеся к спасению, стояли у меня перед глазами. – Что она совершила, Чез? Украла товар? Шантажировала Орри?
– Ты не возьмешь деньги, – вздохнул он.
Я могла бы ответить ему, что приму взятку, но находилась не в том настроении.
– Нет.
– Я знал. Знал это с той минуты, как увидел тебя. Знаешь, как ты выглядишь через астральное зрение? Как чертова Святая Джоанн Великомученица. Твой образ горит и пылает в эфире. Но ты можешь и сгореть. – Он покачал головой. – Это реалии жизни. Ты берешь деньги и молчишь. Ты сеешь добро. Мы все так делаем. Мы спасаем жизни людей. Почему же нам иногда не…
– Она мертва! – закричала я и сама ужаснулась ярости, сквозившей в моем возгласе. – И с тобой тоже все кончено. Понятно? Все кончено. Все. Больше никто не погибнет.
Чез с жалостью глянул в мою сторону. Он наклонился и взял сотовый, лежащий на сиденье между нами. Набрал номер и произнес.
– Да, я на шоссе, подъезжаю к пещерам. Будь там, через пару минут.
«Похоже, я была неправа насчет зоны покрытия сети», – глупо подумала я. Он отключился. Я пристально поглядела на него, на его пестрый наряд, превосходный загар, дорогой маникюр.
– Ты меня вырубил, – произнесла я. – А он отвез меня к твоей машине. Почему вы просто не оставили меня там? Вы двое уже убили одну женщину; почему бы не прикончить вторую?
– Послушай, ты не имеешь ни малейшего понятия, что происходит, – ответил он. – Я не могу вот так просто тебя убить. Если ты исчезнешь, мне придется отвечать на неприятные вопросы. Просто… Просто возьми деньги, хорошо? Возьми их и уходи. Ты не должна была находиться здесь, ты должна была остаться в Лас-Вегасе.
– Вот в чем была проблема.
– Да. Ты ходишь и ищешь неприятностей на свою голову. Отлично. Из всех Хранителей мне достался одинокий ковбой.
К несчастью, мне не хватало верного помощника.
Мы миновали светящуюся точку дорожного знака с надписью «Пещеры Карлсон, 1,6 км». У меня осталось около тридцати секунд на то, чтобы обдумать план действий. Проблемой оказалось то, что я была ранена, ослабела от потери крови и находилась с самым худшим из всех возможных Хранителей Погоды. Мы могли бы схватиться с ним, это полбеды. Но при этом могли пострадать другие люди, это гораздо хуже. Хорошо, что ни у кого из нас не было при себе джинна – разрушительных последствий оказалось бы много больше.
Я взглянула на свой сотовый. Если бы я только могла сделать звонок, попросить о помощи…
Нет, они не смогут добраться сюда вовремя. Позвоню Джону Фостеру, он прикажет своему джинну вытащить меня отсюда. Это уже что-то…
Я приняла решение и потянулась за трубкой. Чез резко крутанул руль влево и толкнул меня к двери. Телефон звякнул о стекло и упал куда-то за пассажирское сиденье. Черт. Я выдала себя. Теперь слишком поздно…
Я вызвала ветер.
То же самое сделал и Чез.
Машину бросило на обочину от резкого удара двух порывов ветра со скоростью восемьдесят километров в час. Она начала вертеться как пушинка, загребая гравий и переворачиваясь. Я едва не потеряла контроль над могучим, словно товарный поезд, реактивным потоком, который пыталась направить в нужную сторону. Носящиеся в воздухе камни колотили по стеклам с грохотом барабанного боя. Что-то тяжелое било по кузову, заставляя его сотрясаться. Стекло с моей стороны начало покрываться паутиной трещин. Я поднажала, так как Чез попытался схватить меня. «Кадиллак» перевернулся набок и покатился кубарем по дороге.
Окно с шумом разбилось, не выдержав давления воздуха, я взвизгнула и нанесла по машине еще один удар, пытаясь перевернуть машину обратно на колеса. Не обращая внимания на осколки разбитого стекла, я ужом протиснулась через окно и выпала на горячий придорожный песок. «Кадиллак» все еще находился в движении. Порывы ветра швыряли его из стороны в сторону, и я сжалась в комок, когда он пронесся надо мной. Еще один удар ветра по машине, со скоростью больше ста пятидесяти километров в час, и она взмыла в небо, крутясь в воздухе, будто я выстрелила по ней из корабельного орудия. Она пролетела по воздуху около восьмисот метров, прежде чем грохнуться колесами на какой-то кактус.
Я угомонила ветер, ощущая в себе какую-то перемену. Чувство онемения в правой ноге. Я оглянулась по сторонам и обнаружила кусок блестящего металла, вонзившийся в мое бедро. Кусок острый, как нож. Началось головокружение, я побледнела, прерывисто дыша.
В этот момент я обнаружила, что все только начинается.
На значительном расстоянии от меня происходило что-то ужасное. Слышался нарастающий рев ужасающей мощи, вырвавшийся из-под контроля. Кто-то из нас, возможно, мы оба, был причиной этого. Я потянулась за ветром, но не смогла его обуздать. Он был скользкий как стекло, несся со страшной силой в своей слепой ярости.
Над горизонтом возникло грязное пятно. Зловещая клубящаяся завеса.
Волна коричневого цвета, медленно переходящего в черный. Она нарастала, как цунами. Птицы в безумстве пытались спастись от нее, свернув к югу, но я видела, что волна накрыла и их. Я слышала истории о черных валах, приходящих из зоны пыльных бурь, но сама никогда их не видела. Они были неконтролируемыми, ужасающими и внушающими почтение творениями природы. Словно море тьмы, заслоняющее солнце, горизонтальное торнадо, смертельное в своем неистовстве. Черные валы поднимали в воздух все, что попадалось на пути – кактусы, перекати-поле, изгороди, куски колючей проволоки и изодранные останки животных.
Теперь один из них приближался ко мне.
Я вскрикнула и попыталась снова овладеть им, но он был слишком огромен, и в размерах, и по своей силе. Только джинн, вероятно, мог совладать с ним.
Думай. Бежать времени не было. Вал почти надо мной. Останься я там, где была, он бы содрал с меня живьем кожу, освежевал до смерти, так сказать. Стена из ветра внутри этой штуки имела скорость что-то около двухсот пятидесяти километров в час, может, больше.
Я сделала только то, о чем успела подумать. А именно сотворила подушку из твердого воздуха над собой, сцепила молекулы между собой и, запечатав себя в этом пузыре, начала молиться.
Черный вал ревел, несясь над асфальтом шоссе. Он вырвал дерево из земли, расщепив его на кусочки, словно зубочистку, и бросил в непроницаемую тьму. Сверкали голубоватые молнии, статическое электричество поражало все, что могло притянуть его разряд, всякий раз, зловеще вспыхивающий на кромке этой ужасной черной волны. Горящие синеватые линии пронизывали воздух над телефонными линиями. Неистово хлопающий крыльями ястреб исчез в комке перьев, проглоченный черной стеной. Солнце скрылось за черным штормовым фронтом, и я закрыла глаза.
Наконец пришел отдаленный грохот этого беснующегося кошмара. Внутри моего твердого пузыря звучал один сплошной нечеловеческий вопль, похожий на звук корежившегося металла. Я боялась открыть глаза, но догадывалась, что песок вокруг исчез, прибитый к плотно утрамбованной поверхности земли.
Пожалуйста, боже мой…
Я ощутила на лице острые иголки горячего песка. Статическое электричество пропитало воздух. Я слышала треск разрядов повсюду. Я делала усилия, цепляясь за сферу, защищавшую меня, но завывающий монстр снаружи был силен, невероятно силен… Я не могла его сдержать. Не могла… давление черного вала продавливало мой воздушный пузырь – единственную преграду между мной и смертью.
Я вся сжалась и прерывисто дышала, стараясь не поддаться желанию завыть вместе с этим безумным шквалом снаружи. Рискнув на секунду взглянуть вверх, я с ужасом заметила черную змею острого как бритва электрического провода, проносящегося в сантиметрах от моего лица.
Еще один порыв раскаленного песка прорвался через мою защиту, огнем плеснув на мои колени. Я попыталась запечатать сферу заново, но воздух стал свободно выходить наружу. Молекулы неподконтрольно кувыркались вокруг. Повсюду то и дело вспыхивали искры.
А потом мой щит ослаб, и я оказалась в огне.
Это продолжалось несколько секунд, но боль оказалась настолько сильной, что дезориентировала меня в пространстве. Дышать было невозможно – внутренний инстинкт не позволял мне открывать глаза и рот. Песок быстро похоронил меня, что в некотором роде было блаженством для ободранной кожи.
Давление ветра снизилось сначала до резких толчков, потом до умеренных порывов, потом до легкого бриза.
А потом наступила тишина.
Черный вал пошел дальше, миновав меня.
Мои легкие горели. Я сгребла песок в сторону и выползла, села. Осторожно вдохнула и закашлялась, почувствовав вкус озона во рту.
Было неестественно тихо. Кругом ничего, кроме носящейся в воздухе мелкой, словно тальк, пыли. Вокруг первобытный ландшафт. Никаких следов асфальтового полотна дороги, местами протертого до гравия.
Я перекатилась на спину и выдернула кусок металла из бедра. Мир закружился перед глазами и потемнел. Почувствовав фонтаном хлынувшую кровь, я стянула блузку, приложив ее к своей ране. Я ухитрилась встать на ноги и заковыляла, выискивая «кадиллак».
Сначала я его не узнала. Он выглядел так, будто пролежал здесь сотни лет. Кузов был изодран, стерт до основания. Шины разодраны до мельчайшего волокна, капот отсутствовал вместе с дверьми и крышкой багажника. Кожаная отделка салона была изодрана в мелкие клочья и засыпана песком.
Чеза видно не было. Я обогнула остатки автомобиля и наткнулась на кучу тряпья. Видимо, он выполз наружу и пытался сделать подобие убежища за правым задним колесом. Единственно возможный вариант, но и это не помогло. Он не создал себе защитную оболочку так, как это сделала я, или создал, но она не продержалась достаточно долго.
Его тело полностью лишилось кожи.
Он превратился в черно-красное месиво с проглядывающей белизной костей.
Я опустилась на колени и хотела заплакать, но в глазах совершенно не осталось влаги.
– Глупый дурак, – прошептала я. – Боже, мне так жаль.
Я решила проверить, жив ли он, прикасаясь пальцами к его сырой плоти, непроизвольно съеживаясь. Он не дышал, пульс также не прощупывался. После долгой, утомительной паузы я поднялась и похромала обратно к шоссе, находясь в полубессознательном состоянии, раненая и обожженная песком.
Все еще живая, несмотря ни на что.
Застрявшая посреди пустыни под палящими лучами солнца.


Я не стала рассказывать им остальное. Эта история не закончилась смертью Чеза, но я посчитала, что с них хватит и этого. Когда я окончила рассказ, в комнате воцарилась гнетущая и холодная тишина. Почти все игроки смотрели кто вверх, кто вниз, но не на меня.
Все, кроме Куина, чей взгляд был сконцентрирован на мне и на Чарльзе Эшворте, который теперь выглядел иссушенным, усталым и постаревшим.
– Благодарю вас, – наконец промолвил он, повернувшись к столу. Его голос звучал хрипло. – Мне она больше не нужна. Делайте с ней все, что пожелаете.
В его словах прозвучали весьма неприятные нотки. Я слегка заерзала в кресле. Никто больше не удерживал меня, и я почти оправилась после электрошока. Несмотря на присутствие Куина и двух дуболомов снаружи, я имела очень неплохие шансы выбраться отсюда живой, даже если придется вступить в схватку.
– Не волнуйтесь, – проговорил Майрон своим теплым нежным голосом. – Мы не хотим причинять вам вреда.
Я пробормотала что-то вроде «не надо меня дурачить», но Куин услышал мои слова. Я заметила ответную вспышку гнева в его глазах.
– Да, кстати. По поводу того, что конкретно вы имеете в виду, Майрон? – спросила я. Это прозвучало отнюдь не подобострастно. – Что, черт возьми, вы хотите сделать со мной?
Он улыбнулся. Мне стало не по себе, поскольку улыбка казалась доброй, по-отечески мягкой, с одной стороны, а с другой – было в ней что-то, от чего у меня мурашки поползли по коже.
– Мы хотим, чтобы вы присоединились к нам, – ответил он. – Отправьте свой отчет Хранителям. Вы напишете, что все хорошо и проблема решена.
– Решена?
– Напишите, что Джонатан сбежал, а Кевин убит. Мы не хотим, чтобы встреча с нами упоминалась вообще, тем более чтобы в отчете говорилось о существовании нашей организации. Время от времени мы будем давать вам некоторые поручения. Вы станете действовать от нашего имени. Это будет цена за вашу свободу.
Я сглотнула, желая просто попить простой холодной воды, потом ответила:
– Есть две проблемы. Первая, я не получаю приказов от вас. Вторая, не важно, что я скажу, когда вернусь, они просто не поверят такому сверхъестественному разрешению ситуации с Джонатаном и Кевином.
Все сидящие за столом переглянулись, улыбаясь друг другу. Черт, они все выглядели такими самодовольными, аж противно. Должно быть, в их организации так принято.
– Моя дорогая, мы и не думаем, что Хранители поверят, – уверил меня Майрон. – Я обещаю, что Кевин будет мертвым. Тихо и тщательно умерщвленным еще до конца этого дня. Что касается Джонатана… Тут, я полагаю, вам придется быть поубедительнее.
– Она не предаст Хранителей, – заметил один из них. – Она тверда как скала.
– Скалу тоже можно разбить, – вставил Эшворт. – Нужно только иметь молот потяжелее.
Да, он мне не нравился еще больше, чем его сынок.
– Вам не нужно принимать решение прямо сейчас, – вернулся к разговору Майрон, наклонившись вперед. Он выглядел очень официально. – Джоанн – могу я называть вас Джоанн? – вы не глупы. Уверен, вы знаете, что Хранители погрязли в коррупции. Та ситуация, в которой вы оказались с Чезом, – он бросил взгляд на Эшворта, говоривший о том, что ему неприятно вспоминать то, что случилось, – она была слегка необычной. Я также понимаю, что вы столкнулись с самым опасным преступником во всей Флориде.
– Плохой Боб, – брякнула я и тотчас же пожалела об этом. Все сидящие за столом медленно кивнули мне в ответ.
– Вы оказали всему миру огромную услугу, избавившись от этого негодяя.
– Я не делала это для всего мира. Я сделала это, спасая свою задницу.
– Не важно, чем вы руководствовались. Результат оказался превосходным. Плохой Боб, конечно же, признался вам, что действовал не в одиночку. Были и другие Хранители, вовлеченные в нелегальный бизнес. Вы должны быть осведомлены, что коррупция процветает во всей организации. Вы не так глупы, чтобы не осознавать, чем все это пахнет. Отчасти из-за этого мы и были созданы, и продолжаем существовать. Хранители превратились в колыбель Зла, а не Добра. Их нужно вывести на чистую воду.
Я не хотела думать о Плохом Бобе, о том, что он говорил мне, что пытался сделать со мной. Внезапно где-то внутри возник образ его обветренного лица, проницательных синих глаз, его рук, вливающих демона в мое горло. Я ощутила, как моя грудь внезапно сжалась, захотелось выбраться отсюда, удрать от этих самодовольных господ, пытающихся пробудить во мне неприятные воспоминания.
Я встала. Никто не запаниковал по этому поводу, даже я. Куин стоял на своем месте, прислонившись к стене, руки скрещены на груди. Я подошла к бару и, глядя в глаза бармену, заказала родниковой воды. Он молча передал мне бутылку. Откупорив ее, я стала пить, ощущая присутствие пустыни, страха и смятения. Я отдала ему пустую бутылку.
Потом повернулась к Майрону и объявила:
– Хранители действительно не идеальны. Что заставляет вас думать, что вы лучше?
Он улыбнулся. Неверная тактика. Эти ребята и не думали ощущать себя никем, кроме как всемогущими, не важно, что я говорила.
Я попыталась еще раз:
– Вы не можете убить Кевина.
– Почему нет?
– Он еще ребенок.
Майрон с любопытством изучал меня.
– И в то же время вы сами намеревались покончить с ним.
– Я хотела забрать у него силу. Не думаю, что это означает, что он должен был умереть. Черт побери, вы ведь такие умные, разве вы не можете придумать другой путь нейтрализовать его?
– Хранители не смогли, – вставил один из игроков.
– Они заперты снаружи. А вы находитесь внутри. – Я принялась расхаживать по комнате, давая им привыкнуть к мысли о том, что я могу свободно передвигаться. Конечно, с Куином такая штука не пройдет.
Полицейский наблюдал за мной терпеливым, изумленным взглядом. За всем этим сквозила беззаветная преданность старикам. Куин был мне нужен в качестве союзника, или ничего не выйдет. Интересно, как он оказался замешанным в эту историю? Коп, работающий на анти-Хранителей? За этим что-то крылось… Однако у меня не было времени на изучение его биографии.
– Хорошо, предположим, что я приму ваше предложение… Объясните, что конкретно вы предлагаете? – Я завела руки за спину, сцепив их в замок так, чтобы они не заметили дрожи. Мягкий ковер пружинил под ногами. Есть преимущество в том, что ты единственная женщина в комнате, особенно среди таких пожилых господ. – Деньги? Силу? Что?
– Мы даем вам шанс заняться тем, о чем вы мечтали всю жизнь, – сказал Майрон. – Мы предлагаем вам творить Добро.
Я улыбнулась.
– Ух, ты, ну а если я не приму ваше щедрое предложение?
Куин не двигался, но неожиданно он стал намного больше ростом. Ничего сверхъестественного. Просто трюк. Холодное выражение лица вместе с теплотой взгляда. Только и всего.
– Тогда нам придется прибегнуть к весьма неприятной альтернативе, – пропел Майрон. Он не смотрел на Куина, но я уловила, о чем идет речь. – Я уверен, вы в курсе, что как минимум один Хранитель уже нашел здесь свою погибель. Мы не были тому причиной, но и не сделали ничего, чтобы это предотвратить. Джонатан и Кевин вполне бы справились с таким заданием, как ваша ликвидация, если бы мы дали им повод. Но поверьте, дорогая, я думаю, нам нет нужды враждовать. Наша организация основана на тех же принципах, которые чтите и вы. Хранители больше не являются спасением для человечества; они паразиты, увековечившие круг порока и насилия, поработившие существ, которые по праву обязаны быть свободными. Вы наверняка не желаете быть частью подобной организации.
Я осторожно глянула на комнату астральным зрением. Она была пронизана сверкающими линиями и нитями силы, словно паутина. Прямо сейчас старики не пытались меня контролировать. Но когда я потянулась за энергией, они сразу же дали мне по рукам. Физическая атака также исключалась – я была слаба и безоружна.
– Мисс Болдуин? Боюсь, мне нужен ваш ответ.
Я собиралась выдать ему тираду, отнюдь не характерную для хрупких женщин, но тут кто-то учтиво постучал в дверь, и она открылась. Внутрь комнаты заглянула женщина – этакая бизнесвумен, с прекрасно уложенными волосами, превосходно одетая – и подала всей компании какой-то знак. Дверь тихо закрылась.
– Ara, – слегка раздраженно промычал Майрон. – Похоже, нам придется сделать перерыв, мисс Болдуин. Уже четыре часа. Мистер Куин? Пожалуйста, проводите нашу гостью в ее комнату.
Куин оттолкнулся от стены и, подойдя ко мне, взял за руку. Выглядело это по-джентльменски, но я ощущала некое подобие властности. Он провел меня по мягкому ковру к двери, открыл ее и выпихнул наружу без лишних слов.
Однако я успела обернуться.
Старики распечатывали другую колоду карт, даже и не думая обсуждать то, что произошло несколько минут назад.
Куин провел меня мимо охраны. Того, кого старые господа из Маат называли «четыре часа», снаружи не наблюдалось. Все, что я могла видеть, это обычную работу казино. Я подумала о том, чтобы закричать насилуют, пожар или обман, но, учитывая то, что все охранники знали Куина – он обменивался дружеским кивком с каждым, – решила подождать более удобного случая. Может быть, Кевин придет ко мне на помощь. Это было бы иронией судьбы.
Гостиница «Луксор» обладала всем тем, что я так страстно желала лицезреть – превосходные репродукции египетских статуй, искусная подделка сокровищ Тутанхамона, сувенирные лавки, сверкающие золотом, серебром и драгоценными камнями, но Куин даже и не думал замедлить шаг.
– Эй, – окликнула я его, когда мы пронеслись мимо витрины магазина, торгующего египетской мебелью. – Знаешь, что общего между всеми злодеями в мире? Они не делают покупок. Слишком заняты злыми делишками. Вам, ребята, необходимо научиться ходить по магазинам.
Куин хохотнул и обнял меня за плечи. Никакой эротики – он просто хотел вести меня в более быстром темпе. От него пахло лесом, этакая смесь резкого лосьона после бритья и легкого запаха пота. Может быть, немного оружейного масла. Но никакого табака. Он явно не увлекался курением.
– Милая, – произнес он. – С тобой очень приятно работать. Должен тебе сказать, я видел олигархов, владеющих огромными корпорациями, которые ломались и плакали как девочки, испытывая на себе гораздо меньше того, что ты только что пережила. Ты хорошо держалась.
– Если я хорошо держалась, скажи мне, а старый добрый Чарльз тоже получил порцию электричества? Я просто этого не заметила, так как билась в конвульсиях.
Он похлопал меня по плечу. Многие мужчины таким похлопыванием выразили бы сексуальную заинтересованность, но Куин, похоже, не хотел сказать этим что-то определенное. Похлопывание было просто дружеским.
Мы подошли к ряду закрытых стальных дверей. Одна из них открылась, и Куин завел меня внутрь.
Стеклянное окно. Я моргнула и выглянула наружу, наслаждаясь видом Лас-Вегаса днем, который мог только сравниваться с видом Лас-Вегаса вечером. Мы подошли к весьма странному лифту, но все стало понятно внутри, когда Куин нажал кнопку и мы начали подъем.
Он не поднимался прямо вверх. Он скользил под углом.
– Это не просто подъемник, это угловой подъемник, – произнес он. – Нравится вид?
Должна признать, он был очень мил. Наш подъемник – или как его там – медленно полз под наклоном вверх, вдоль огромной стеклянной пирамиды. Каждый следующий этаж обозначался приглушенным звяканьем. Я развлекалась, выискивая знакомые гостиницы снаружи. Париж, Нью-Йорк с его американскими горками и статуей Свободы в половину натуральной величины. Белая полоса гостиницы «Беладжио» с ее фонтанами, с беззвучно бьющими в небо струями.
Мы остановились где-то у самой верхушки здания.
Куин вытащил меня наружу, провел вниз по холлу и открыл дверь стандартным электронным ключом-карточкой.
– Ну что ж, – вздрогнув, произнесла я. – Ничего, пойдет.
Одна стена моего номера являлась единым сплошным окном, сделанным под углом так, что солнечный свет искрился в тусклом золоте египетской мебели. Кровать выглядела просто роскошно. Через дверь в ванную я заметила огромное джакузи, развернутое к окну.
– Ты знаешь, как заточить девушку в золотую клетку.
– Ты не пленница, – ответил Куин и передал мне ключ. – И мы не обязательно должны быть врагами. Послушай, если хочешь, можешь спуститься вниз, сходить в казино, в бассейн или посетить спа… Только не пытайся покинуть здание.
Я взяла прохладный и гладкий кусочек пластика.
– А что, если я сделаю это? Он молчаливо поднял бровь.
– Как ты понимаешь, я не могу просто так болтаться здесь, ожидая, когда эти придурки решат, что делать. На это нет времени. Джонатан и Кевин будут охотиться за мной, и, поверь мне, я не думаю, что кому-нибудь из нас это нужно. Если они настигнут меня, будет чертовски жарко.
– Тебе не нужно беспокоиться о мальчишке.
– То, что ты так говоришь, еще раз доказывает, что ты ни черта не знаешь.
Не меняя выражения лица, он засунул руку в пиджак. У меня в памяти всплыл его пистолет, и, напрягшись, я подумала, возможно, ли остановить пулю теми силами, которыми я владела. Но он вытащил еще одну карточку, правда, другого цвета.
– Наслаждайся. – Он протянул ее мне. – На счету пять тысяч. Балдей, а мне нужно возвращаться к работе.
– Куин! – Я поймала его за руку, когда он развернулся, чтобы уйти. – Я не могу оставаться здесь!
Он убрал мою руку и направился к двери.
– А если нет, – вежливо произнес он, открыв дверь, – мне придется сломать тебе лодыжки. Это тебя остановит.
Дверь закрылась с тихим щелчком. Я пожевала губу, посчитала до тридцати и выглянула наружу.
Его нигде не было видно. Я подбежала к окну. Подъемник полз вниз, и Куин стоял в нем, лицом к окну.
Я подошла к телефону, сняла трубку и, дождавшись гудка, набрала номер, который помнила наизусть.
Междугородный звонок, но мне было плевать, сколько это стоит. Пусть стариканы платят за него.
Три гудка. Четыре.
– Бэрхарт слушает, – произнес низкий женский голос.
Я с шумом выдохнула. Оказывается, я непроизвольно задержала дыхание.
– Мэрион! Не говори ничего, просто слушай! Я нахожусь внутри, но здесь творится что-то странное. Все совершенно…
Клик. Линия отключилась. Я стукнула по аппарату, потом трубкой по тумбочке и повесила ее.
– Понимаешь, – я говорила в пустоту, – было бы намного проще, если бы мне помог какой-нибудь дружелюбно настроенный джинн. Ну же, я знаю, ты здесь. Ты болтаешься вокруг меня уже не один час. И кстати, спасибо, что не додумалась спасать меня. Я бы не хотела сейчас злиться.
В углу комнаты начало материализовываться тепловое пятно. Я сфокусировалась на нем, наблюдая, как из тени постепенно вырисовывается образ Рэйчел, превращаясь в блестящую форму из тупых углов и острых срезов. Конечно, я не могла распознать в этом ифрите ее, но кто еще мог преследовать меня по пятам, словно потерявшийся щенок.
– Ты можешь мне помочь? – спросила я.
Черная, насекомообразная статуя в углу не произнесла ни звука.
– Послушай, зря ты увязалась за мной. Могу только предположить, что у тебя имелось для этого веское основание. Скажи мне, в чем дело?
Она зашевелилась. Я почувствовала тревогу, так как она не двигалась ни как джинн, ни как человек. Скорее, как мешок с лезвиями. Я шагнула назад, коснулась кровати и села.
– Есть ли у меня здесь союзники? – спросила я в пустоту. – Кому я могла бы доверять?
Я не уверена, но существо вроде бы кивнуло мне в знак согласия. Может быть.
– Кому? – бесполезный вопрос.
Она не могла разговаривать. У нее не хватало энергии еще в прошлый раз.
Ко мне протянулась угольно-черная блестящая рука, состоящая из твердых углов. Из слабого подобия руки начали вытягиваться бледные, словно кристаллы, когти. Я не поддалась первому порыву отползти за кровать. Если бы она захотела, то достала бы меня и там.
Я ощутила какое-то тянущее чувство внутри. В панике я попыталась двинуться с места, но было поздно.
Ее алмазные когти погрузились в меня. Вообще-то не совсем в меня. Мое тело осталось целым, но когда я астральным зрением взглянула в эфир, то, наконец, увидела, что она делает.
Она держала блестящее, раскаленное добела ядро прямо в центре моего живота, чуть выше таза. Осторожно баюкала его в своих когтях.
Затаив дыхание, я таращилась на это таинство через кристальную решетку моего астрального тела. На этого блестящего и странного гостя внутри меня.
– Боже мой, – услышала я свой шепот.
Я никогда не видела ничего подобного, и в то же время я точно знала, что это означает.
Я – беременна.


Я чертовски испугалась.
Сначала я перелезла через кровать, держа на расстоянии Рэйчел с ее когтями. Все инстинкты во мне вопили в один голос. Она не последовала за мной. Казалось, я не могу ни дышать, ни думать. Мир во мне словно перевернулся. Я прислонилась спиной к входной двери и, соскользнув вниз, села на карточки и обхватила голову.
Невозможно, совершенно невозможно. Я не могла…
Я вспомнила реакцию Джонатана тогда, в номере гостиницы «Беладжио». Его загадочные слова: если он сказал тебе, что это будет гарантией того, что я не причиню тебе вреда… Джонатан полагал, что я знала об этой искре жизни внутри меня.
Я тяжело вздохнула и огляделась. Рэйчел замерла в противоположном углу, присев, когти наружу. Как черная статуя в мягком полуденном свете. Словно чужой из фильма ужасов.
– Ублюдок. – Мой голос звучал странно. – Он знал об этом, правда? Дэвид знал, что он со мной делает. Вы, ребята, ничего не делаете просто так.
Я знала это, потому что еще совсем недавно сама была джинном. Также я знала, насколько они могут контролировать жизненные формы, которые выбирают. Дэвид избрал меня в качестве сосуда для рождения жизни – жизни джинна. Одну вещь я наверняка запомнила, обучаясь в школе – джинны не репродуцируются. Они не могут. Так как же это, черт побери, стало возможным? Согласно учениям Хранители контролируют всех джиннов, которые стерильны и вечны. Конечно, они могли глубоко заблуждаться по этому поводу или откровенно лгать. В мире существовали свободные джинны, их множество. Поэтому вставал вопрос: а так ли они правы? Неужели все джинны стерильны. Над этим стоило призадуматься.
У меня зародилась уверенность, правда, ничем не объяснимая, что джинны могут репродуцироваться, если чувствуют себя в настроении сделать это. По какой-то непонятной причине Дэвид был не прочь сделать это со мной.
И естественно, он забыл сначала спросить об этом меня. Или проинформировать непосредственно после акта, так сказать.
Мне вспомнился Дэвид с горящими медью глазами, произносивший «ты должна доверять мне». И я, идиотка, покорно отвечающая «да».
Рэйчел шевельнулась. Я снова попятилась к двери, и она застыла, шевеля когтями, будто они представляли обособленный организм, никак ни связанный с нею. Потом они медленно втянулись в углоподобную руку. Исчезли.
– Ты знаешь, что происходит, – сказала я. Тишина в ответ. – Полагаю, мы должны покормить тебя, если я хочу получить от тебя какую-то помощь. Что-нибудь отличное от мерцающего сгустка энергии внутри меня.
К ее чести, она даже и не пыталась употребить его в качестве обеда. Возможно, для нее это было бы равносильно мятной конфете.
– В этом здании есть джинны? – спросила я. Ее подобие головы медленно колыхнулось вверх-вниз. – Дай подумать. Наверняка у Маата есть несколько. – Еще один кивок головой. – Отлично. Все что нужно, так это пробраться к ним, украсть джинна, накормить тебя, и я снова буду дома, свободная. При условии, что ты не просто покинешь меня, но позволишь мне оседлать ветер.
Подобно Куину, она не дала ни положительного, ни отрицательного ответа.
Я обхватила свою ноющую голову дрожащими руками.
О Господи. Я – беременна.
Я собиралась избавиться от ребенка весьма жестоким образом.


Мне был нужен детальный план. Я решила в процессе обдумывания сделать несколько полезных вещей. Долго стояла я под горячим душем. Вымыла волосы, высушила их, нанесла на лицо маску из средств, в изобилии находившихся в ванной комнате. Потом забралась в джакузи, чтобы расслабиться и подумать о будущем. Я смотрела через окно на далекую линию горизонта, вспоминая тот черный вал на пустынной песчаной дороге.
Мне был нужен джинн, но Маат не выпустил бы ни одного, не имея на то острой необходимости. Это означало неприятности. Весьма крупные неприятности. Неприятности для окружающих людей. По моей коже прошел трепет, и пузырьки ни причем. Может, тепло давало о себе знать, но неожиданно у меня возникла идея.
Не самая лучшая, но сам факт уже являлся прогрессом. По крайней мере, у меня было два шанса для удачного исхода дела. Если план «А» провалится, план «Б» будет вполне подходящим. Мне это понравилось. В любом случае план «А» редко срабатывал.
Я еще немного полежала в джакузи, ожидая притока новых идей, но больше ничего не приходило в голову. До ночи было еще далеко, но солнце потихоньку начало приближаться к западной части неба. Я скользнула в роскошный хлопковый халат, расшитый фирменными гребешками гостиницы, для удобства обхватила руками талию. Я очень хотела поговорить с Дэвидом. Вернее, поорать на него. О чем он, черт возьми, думал тогда. Что-то не припомню, чтобы у нас был разговор о потомстве. Правда, некоторое время, я находилась в бессознательном состоянии, и тогда он упоминал об этом. Вполне в духе мужчин.
Сейчас я не хотела об этом думать. У меня было чем заняться, и все предприятие представлялось мне весьма рискованным. Слишком рискованным, чтобы думать о том хрупком, искрящемся сгустке жизни внутри меня. Но выбора у меня не оставалось. Дэвид просто поставил меня перед фактом. Я не знала, что в первую очередь нужно делать с младенцем-джинном. Мне не у кого было спросить про это, кроме Рэйчел, которая не смогла бы ответить мне и не рассказала бы всю правду, если бы и могла.
Я оделась и решила сходить за покупками.


Есть две вещи, в которых нужно преуспеть, если хочешь выглядеть как светская львица из Лас-Вегаса: модная одежда и твое отношение к жизни. Я принадлежала ко второму типу. Спустившись вниз к магазинам, я поняла, что первый тип мне гораздо ближе. Я прошлась вокруг и остановила выбор на магазине с весьма приличными ценниками – не то чтобы это означало высший класс, но магазинчики со скидками определенно отметались в сторону. Мне нужно только лучшее и только сейчас. Я вошла в магазин вся помятая и растрепанная и показала клерку цвет моей карточки. Продавщица оказалась маленьким прекрасным созданием, блондинка с волосами Клеопатры, серо-зеленые глаза, кожа, словно бледная весенняя роза. На ней была прекрасная одежда, стильная обувь.
– Дневной наряд или вечерний, мисс? – спросила она меня, приподняв идеально подведенные брови. У нее был превосходный акцент жительницы Восточною Лондона.
– Вечерний.
– Для повседневного ношения или…
– Вот что я тебе скажу, прелестная моя, покажи мне то, что сделает меня абсолютно неотразимой.
Она ухмыльнулась, и в ее глазах зажегся лукавый огонек.
– Это не составит большой трудности, – ответила она, и я поняла, что она моя подруга навеки. – Присядьте, пожалуйста. Мы сейчас подберем что-нибудь для вас.
Спустя сорок пять минут я стояла перед огромным трюмо в голубом, шелковом, обтягивающем вечернем платье. В нем не было ничего особенного, пока не начинаешь подмечать отдельные детали. Я оценивающе повертелась. Прозрачная синяя ткань спускалась от уровня шеи вниз к груди – это могло сразить наповал кого угодно. В районе талии ткань снова становилась прозрачной, вокруг нее блестящими бусинками вился поясок, свисая до бедер. Великолепно. Убивает наповал. Это платье невозможно носить, не будучи уверенным, в себе на все сто процентов.
Две тысячи четыреста долларов плюс сдача. Я еще раз повернулась вокруг себя. Консультант украсил мою шею сапфировой подвеской, достаточно большой и смотревшейся так, чтобы заставить мое сердце биться чаще.
– Ну что ж, говорят, аксессуары в наряде – это все, – произнесла я.
Она понимающе улыбнулась мне и протянула пару прекрасных синих туфелек на шпильке, приподнявшими меня на добрые десять сантиметров.
Мы обменялись рукопожатием, и она дала мне восемьсот долларов сдачи, запаковала мою старую одежду и пообещала прислать мне ее в номер после чистки. Я дала ей щедрые чаевые, выпрямила плечи квадратом и приступила к плану «А».
Время немного поработать.
Я пошла сквозь торговый зал, притягивая взгляды мужчин и слыша шепот женщин. Правда, некоторые, хмурясь, отворачивались в сторону. Туфли сидели на ногах как влитые, платье, словно вторая кожа, обволакивало меня. Охранники тоже оценивающе глазели на меня. Конечно, они знали, кто я, но, тем не менее, мой наряд делал свое дело. Я направилась к игровым столам, встав рядом с мужчиной, одетым с большим шиком. За ним скучали два огромных парня, вероятно, его телохранители. Перед ним лежала огромная куча игральных фишек, на которую можно было выстроить еще один «Титаник», правда, несколько меньших размеров.
Я присела к столу, подарив ему одну из своих лучших улыбок, и поставила на кон одну фишку. За этим столом играли в блэк-джек. Отлично. Я всегда была хороша в блэк-джеке.
Крупье принял мою ставку и раздал карты. Забравшись на высокий стул, я скрестила ноги. Мужчина, которому я дарила свои улыбки, улыбнулся в ответ. Он почти забыл о своем ходе.
– Ваш ход, – сказала я и склонилась над картами. Он сфокусировался на своих, попросил еще одну, потом еще. Затем скинул карты, наблюдая, как тысяча долларов уплывает в сторону крупье. Потом он развернулся и начал глядеть на меня неприкрытым, оценивающим взглядом. Я притворилась, что ничего не замечаю, и, в свою очередь, глянула на карты, положила туза на валета.
– Я выиграла. – Я улыбнулась крупье и подмигнула партнеру, помогая преодолеть горечь потери. Он улыбнулся в ответ.
Два профессионала за работой.
Я получила неплохой выигрыш, оставив купюру для дилера, и засунула остаток в маленькую, элегантную сумочку, которую в последний момент мне всучила продавщица в магазине. Сумочка была синего цвета с ручной вышивкой по бокам. Она так шла к моим туфелькам. Пусть не какой-то известный брэнд, но там и не раздаю! бесплатных сумочек, правда?
Парень по соседству придвигался ко мне все ближе и ближе с каждой новой раздачей. Я еще немного поиграла, немного пофлиртовала. Напитки подавали за счет заведения, но я предпочла колу, поскольку имела внутри маленького спутника, и хотя джинны почти не восприимчивы к смерти, я не была такого же мнения о джиннах-младенцах.
Мистер Транжира, наконец, решил представиться, правда, это прозвучало набором беспорядочных слогов, и я пропустила его имя мимо ушей. Он упомянул парочку телевизионных шоу и фильмов, в которых успел засветиться. Он был большой, широкоплечий, с темными волосами и такими же глазами. Его лицо олицетворяло красоту и жестокость, в зависимости от направления света и угла обзора. Он уважал темные тона – темно-бордовый, темно-синий. Мы хорошо подходили друг к другу. Но самое главное, что в нем было – так это взгляд. Мне хватило нескольких секунд, чтобы определить это. Он явно не стремился к интеллектуальному обогащению.
Минут через десять мы уже сидели под ручку с его охраной за спиной. Я высказала предложение, что казино в гостинице «Беладжио», возможно, окажется более податливым в плане выигрыша, как, впрочем, и я, за определенную сумму. Мы стали протискиваться через толпу на пути к вестибюлю. Множество туристов узнавали моего спутника и останавливали нас, чтобы взять автограф. Некоторые даже фотографировали. Он воспринимал все с юмором и использовал меня как красивую куклу, с которой не стыдно показаться на публике. Я думаю, в этом заключалась основная функция всех его подружек, как на людях, так и в приватной обстановке.
Мы почти пересекли вестибюль, направляясь к выходу, когда появился Куин. Ему хватило одного взгляда, чтобы понять, что я задумала. Этот парень был действительно шустрым малым. Он не попытался подойти к моему избраннику. Вместо этого он выбрал из его охранников того, что был побольше, и что-то прошептал ему на ухо. Черт возьми. Я видела, как план «А» безнадежно проваливается.
Охранник наклонился к бледному уху моего протеже, видимо, передавая ему слова Куина. Мой красавец стал заметно нервничать, криво улыбаясь мне. Похоже, он не знал, что сказать. Мы все еще находились в вестибюле почти у самых дверей наружу.
– Извини. Ты действительно… У тебя такой вид. Твое платье и все такое. Любой купился бы на это. Но я не… Меня не должны видеть с… Без обид. Серьезно.
Он едва не споткнулся, спеша обратно за игровой стол. Когда я попыталась пойти за ним, его гориллы сомкнули за ним свои спины, показывая, что меня больше не хотят видеть.
В ярости я повернулась к Куину.
– Что конкретно ты сказал ему?
Он оглядел меня с головы до ног и улыбнулся.
– Что у тебя есть маленький сюрприз под одеждой. Вроде того, что в штанах у всех мужиков.
– Ты сказал ему, что я мужчина?
Куин пожал плечами.
– И он поверил в это? С моим-то платьем? – похоже, это расстроило меня больше, чем провал плана «А».
– Не всем же быть такими смышлеными, – торжественно заверил он меня. – Иди за мной.
– Куда? – Я не двинулась с места.
План «Б» начал воплощаться в жизнь.
– В одно спокойное место.
– Имеешь в виду туда, где поменьше свидетелей. – Я была слишком близко к выходу. Нужно использовать этот шанс. – Послушай… Пришел, увидел, победил. Я пришла, потратила твои деньги, теперь я ухожу. Если хочешь попытаться остановить меня, давай. Но в этом платье, да еще если я начну орать со всей мочи… Думаешь, никто ничего не заметит? – Я мило улыбнулась. В этих туфлях я была почти на пять сантиметров выше него. – А потом я вызову статическую бурю, которая замкнет здесь все электрические цепи. А вдобавок еще и сожжет половину компьютеров. После этого я вылью восемь сантиметров осадков на этот дорогущий ковер и игровые автоматы. Думаешь, у них есть страховка на случай наводнения?
Куина, похоже, это не забавляло. Он осуждающе посмотрел на меня.
– Не глупи, Джоанн. Ты же знаешь, я могу сделать тебе очень больно. Я не умею метать молнии, как ты, но я определенно смогу сделать с тобой что-нибудь плохое.
Прекрасно. На нем был бронежилет. Не лишняя деталь гардероба.
Я наклонилась к его уху.
– Вот что я тебе скажу, дорогой. Мы не в приватной комнате, где твои старые хрычи могут поджаривать меня электрическими разрядами. Сейчас мы среди людей, и я собираюсь выйти из этих вот самых дверей наружу. Если хочешь остановить меня, давай. Но тебе понадобятся те здоровые остолопы, охраняющие вашу тайную комнатку.
Он схватил меня за руку, я высвободилась и, отступив назад, заорала благим матом.
– Не трогай меня, ты, извращенец! Я не буду надевать нижнее белье твоей дочери!
Люди начали останавливаться, глазея на нас. Он дернул головой в сторону охранников в зале. Я сконцентрировала в руках энергию, ощутив ответный сигнал в эфирном поле, и отправила крепкий бриз гулять по залу. В воздух взлетели кучи бумаги, со стороны конторских столиков начали раздаваться вопли клерков. Вздымались женские юбки и слышались мужские возгласы одобрения. Теперь я играла с ним, а не с аудиторией.
– Мой тебе совет, Куин, не воюй со мной. Я не боюсь маленьких драм вроде этой. Я проделала дыру в здании ООН на виду у всего Совета Безопасности.
Он остановился, глядя мне в глаза, и я ощутила ледяную угрозу, исходящую от него. Куин был не тем человеком, которого стоило недооценивать.
– Если будешь продолжать в том же духе, они убьют тебя. – Он оглянулся. К нам в быстром темпе приближались работники службы безопасности. – Что ты собираешься делать? – Он быстро соображал. Он знал, что я не попытаюсь убежать, иначе я бы уже была в дверях.
– Сваливать отсюда, – солгала я. Это бы только приумножило мои проблемы. К тому же я не собиралась покидать здание через главный вход. Ветер растрепал мои волосы, превратив их в развевающийся темный кошмар. – Я не сдамся без боя, и тебе придется очень долго объясняться перед твоими стариканами, черт возьми. У меня такое чувство, что им это очень не понравится. Бьюсь об заклад, им нравятся провалы не больше, чем плохие манеры и демонстрация силы прямо в вестибюле этой гостиницы.
Он несколько секунд молчал, потом сделал едва заметный жест, остановивший приближающихся секьюрити. Мы больше не были в центре внимания. Туристы громко переговаривались по поводу возникшей ситуации и прижимали к себе свои чемоданы, когда я заставляла ветер превратиться в небольшие вихри. Конечно, это не был какой-нибудь РО по шкале Фуджиты, но достаточно для того, чтобы вызвать неоднозначную реакцию. Пиджак Куина вздыбился, обнаружив пистолет внутри. Он не потянулся за ним, и у меня возникла мысль, что он ему и не нужен.
– Ты мне нравишься, – произнес он, ослепив меня почти искренней улыбкой. – Ты же знаешь это, правда? В тебе чувствуется стиль. Такое редко встретишь.
– Я тоже тебя люблю, – бросила я в ответ. – А теперь мне пора. Увидимся!
Я повернулась и направилась к стеклянной стене дверей и светящейся заднице сфинкса, стоящего снаружи.
Кто-то встал у меня на пути, маленький и одетый в ладно сидящий костюм, сшитый у портного. Черная трость с серебряным набалдашником в лучших викторианских традициях. Чарльз Эшворт Второй, мрачный, надменный и непоколебимый ветром, кружащимся вокруг него.
– Прекрати! – Его голос звучал так же твердо.
– Сначала укуси меня в зад, дедуля, – бросила я, не останавливаясь ни на секунду. Я нарастила мощь ветра, превратив его в бурю, сбивающую людей с ног, вызвавшую крики ужаса у туристов, клерков и остальных посетителей. Я нацелилась на Куина и, сбив его с ног, пригвоздила охранников к стене. Потом послала мощный порыв прямо в Эшворта.
Его посеребренные волосы на голове лишь слегка взъерошились.
– Не будь тупицей. – Он явно был раздражен. – Ты не можешь причинить мне вреда.
– Экстренное сообщение, Чак. Я не собираюсь тихо сидеть и ждать, пока меня поджарят как рождественскую индейку. – Я создала молнию, прекрасно осознавая, что она дестабилизирует воздушные потоки внутри помещения и распространится по эфиру темной волной дисбаланса. – Убирайся с дороги, или я сделаю ответный комплимент и поджарю тебя как курицу!
Он махнул посохом, целясь в место за моей спиной, и я учуяла в эфирном поле чье-то присутствие, принимающее физическую форму.
– Я предупреждаю, мы остановим тебя. И церемониться с тобой не собираемся.
Джинн. Ну, конечно же. План наконец-то принес свои плоды.
– Рэйчел! – вскрикнула я и повернулась к начавшему проявляться джинну. – Время обеда!
Джинн был мне знаком. Я встречала его пару недель назад в начале моего путешествия. Он приглядывал за домом Льюиса в Коннектикуте. Он не слишком заботился о моде, брил голову, выставлял напоказ волосатую грудь и шелковые штаны, как будто вышел из сказок «Тысяча и одной ночи». Ноги его по колено клубились дымком. Он уже начал тянуться ко мне. Я нацелилась на него порывом ветра, достаточным, чтобы сдуть ковровое покрытие с пола, и отправила его прямо в объятия черного чудовища с острыми как бритва когтями. Рэйчел обняла его и втащила в тень. Оба при этом яростно кричали.
Рэйчел была очень голодна. Мне стало дурно при мысли об этом, но, черт возьми, ставки оказались слишком высоки и становились еще выше. Может быть, она не сможет поглотить его до конца. Может быть…
План «Б», похоже, сработал даже слишком хорошо. Я планировала покинуть «Луксор» не иначе как в чьей-то компании. Тогда я превратилась бы в отличную мишень для Джонатана и Кевина. Что ж, мне просто необходимо принять этот риск на себя…
Я потеряла след Эшворта, но он скоро напомнил о себе, ударив тростью мне по спине. Я пошатнулась, упав на одно колено, и потрясла головой, разгоняя разноцветные звездочки в глазах. Почувствовав, что он готовится к следующему удару, я нырнула вперед, на этот раз столкнувшись с Куином. Он что-то яростно кричал мне в ухо. Трость Эшворта молотом обрушилась на мою бедную спину во второй раз. По моему позвоночнику вверх и вниз побежали спазмы и судороги. Вокруг кричали люди, наша потасовка была неприметной на фоне всеобщего безумства, которое я организовала. Ветер все еще бесцельно метался по залу, наполненный моей яростью, грозясь вырваться из-под контроля. Воздушные потоки, приготовленные мной, начали трещать и вырываться из подчинения, выбивать искры из ближайших к вестибюлю игральных автоматов. Звенели зуммеры, мигали разноцветные огни, сыпались монеты. Голубая молния прыгнули вверх и вспыхнула – видимо, взорвались предохранительные щитки.
– Остановись! – закричал мне Куин с окаменевшим лицом, пытаясь опустить меня на ноги. – Не заставляй меня убивать тебя!
Я нашла отличное применение своей туфельке, пнув его в голень острым носком и загнав шпильку каблука ему в ногу.
Эшворт еще раз протянул меня по плечам своим чертовым посохом. Словно огонь пробежал по моей ключице. Адская боль, черт побери. Я резко обернулась. Ни малейшего присутствия Рэйчел и того джинна. Они оба исчезли.
– Остановись! – крикнул мне в ухо Куин. Проигнорировав его, я сосредоточилась на ветре, продолжая направлять его поток, вертящий игральными картами в воздухе и сбивающий кости со столов. Моя темноволосая звезда телевидения визжала при виде кучи денег, сдуваемых ветром со стола для блэк-джека.
Хаос. Я не ощущала хоть какого-нибудь маломальского удовлетворения от проделанной работы, но и сожалеть по этому поводу тоже не хотела.
Эшворт достал меня еще раз. Теперь он попал мне по затылку. Все помутилось и стало расплывчатым. Кто-то говорил со мной, шепча что-то через эфирное поле. Но звук не проходит по эфиру, правда? Нет, это не были слова… Вибрация. Свет. Сила. Соединение.
Прекрати, Джо.
Я узнала его. Узнала этот голос, или частоту, или течение его силы, как угодно. Узнала шелестевшие цвета его ауры, когда он заключил меня в свои объятия.
Пожалуйста, Джо. Хватит.
Это был не Куин. Кто-то еще был там. Кто-то другой поднимал меня и уносил прочь. Я ощутила себя в безопасности и мире.
Я чувствовала себя невредимой.
Я открыла глаза и увидела прекрасное, напряженное лицо Дэвида, его темно-коричневые глаза, горящие раскаленной медью, когда он смотрел на меня.
– Тебя нельзя оставить ни на минуту, – произнес он, и его губы растянулись в улыбку. – Мне нравится твое платье.
Ветер прекратился. Электричество перестало трещать и искриться.
Все остановилось.
Включая и меня, ибо я погрузилась в полную темноту.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Фактор холода - Кейн Рэйчел

Разделы:
В предыдущей части…Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

Ваши комментарии
к роману Фактор холода - Кейн Рэйчел



Потрясающая трилогия.Высший бал,очень хочется прочитать продолжение.
Фактор холода - Кейн Рэйчелмарина
27.01.2016, 12.35








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100