Читать онлайн Фактор холода, автора - Кейн Рэйчел, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Фактор холода - Кейн Рэйчел бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Фактор холода - Кейн Рэйчел - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Фактор холода - Кейн Рэйчел - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кейн Рэйчел

Фактор холода

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Когда я резво проскочила через пневматические двери гостиницы, грязные и залитые дождем, то испытала неприятное чувство, вызывающее дрожь – дежавю. Все хоть раз испытывали такое чувство. Важно не зацикливаться на этом и продолжать делать то, что делали.
Я сделала еще шесть шагов по направлению к вестибюлю и обнаружила фонтан из искусственного камня. Только тогда я осознала, что это не дежавю.
Я действительно была здесь. Шесть лет назад.
– Вот дерьмо, – прошептала я и начала бороться с острым желанием вернуться к машине и ехать дальше. Но снаружи гремел гром. Да и не было особого смысла пытаться бежать от этой части моей прошлой жизни.
Кроме того, не в моей привычке бежать от плохих воспоминаний.
Я выпрямилась и подошла к регистрационному столу. Гордой походки у меня не получилось, в частности из-за хлюпающих туфель, но я старалась держаться независимо. Я не узнала девушку за столом – персонал наверняка уже сменился несколько раз с тех самых пор, когда блондинка с упругой задницей подавала мне ключ от номера. Эта же – брюнетка – при моем приближении прекратила надувать жевательную резинку и, выпрямившись, мило улыбнулась.
– Ух, ты, – выдохнула она. – Снаружи творится черт знает что, да?
– Без сомнения, – промолвила в ответ я и откинула мокрые пряди волос с лица. – Надеюсь, у вас есть свободная комната.
– Да, – ответила она. – Для некурящих подойдет?
– А там есть сушилка для волос?
– Да.
– Отлично.
После стандартной процедуры с кредитной карточкой она выдала мне небольшой миленький электронный ключ-карточку, и я захлюпала по направлению к лестнице мимо мелодично журчащего фонтана. Не то чтобы мне привиделся призрак – по крайней мере я надеялась, что это не так, – но я не могла не почувствовать леденящий холод, когда проходила мимо фонтана.
Чарльз Спэнсер Эшворт Третий.
Черт, мне так не хотелось вновь здесь очутиться. Только не сейчас.
Дэвид ждал, пока я открою дверь в комнату. Он был одет в обычную фланелевую рубашку в синюю клетку, синие джинсы и кеды. Его старомодная куртка оливкового цвета свисала со спинки стула. Он бросился на кровать, вытянулся и подложил под голову руки. Я пинком захлопнула дверь и встала, уставившись на него.
Потом я услышала звуки капающей воды.
Без слов я помчалась в ванную, скинула с себя мокрую одежду, включила душ с горячей водой и роскошно помылась, используя любезно предоставленный шампунь и маленькие симпатичные кусочки мыла. Две упаковки одноразового кондиционера позволили мне причесать мои непослушные волосы. Они снова начали виться, черт побери. В моем натуральном человеческом облике я имела блестящие, прямые, черные как смоль волосы. После моего перерождения они стали волнистыми в духе локонов Ширли Тэмпл. Я взялась за сушилку и, стиснув зубы, продолжила работу над собой, пока не осталась вполне довольна результатом.
Когда я вышла из ванной, моя одежда оказалась сухой, аккуратно сложенной и убранной в шкаф, хотя Дэвид продолжал лежать на кровати в том же самом положении. Только теперь он был с голой грудью, правда, укрытой простыней. Я поставила его запечатанную бутылку на столик рядом с радиочасами.
Он улыбнулся, не открывая глаз, и его грудь, поднявшись, опала, как будто он вдохнул аромат моего тела.
– Ты пахнешь жасмином.
Я бросила полотенце и скользнула под простыню, устраиваясь рядом с ним.
– Гостиничное мыло… Надеюсь, это комплимент.
Он оперся на локоть, чтобы посмотреть на меня.
У меня перехватило дыхание от того, что я увидела в его глазах. Сладостная, горячая глубина. Джинны созданы из огня, страсти и мощи. Я не раз чувствовала это на себе… Это нельзя сравнить ни с чем другим. Его кожа не касалась моей, но это не важно. Он коснулся меня в более интимной форме. Сладкая вспышка удовольствия вспыхнула где-то в основании моего позвоночника и начала медленно подниматься вверх.
– Как далеко ты хочешь зайти? – спросил он меня.
Не совсем то, что я надеялась от него услышать. Я моргнула пару раз, давая понять, что понятия не имею, о чем он говорит. Дэвид, увидев мое замешательство, продолжил:
– Кевин боится. Он молодой, глупый и ему страшно. Я думаю, есть все причины полагать, что если он не сошел с ума раньше, то сейчас точно слетел с катушек. Итак, как далеко ты хочешь зайти, чтобы остановить его?
Что-то промелькнуло в моей голове. Что-то из того сна в машине. Бешеное пламя, сжигающее самое себя. Я стряхнула наваждение.
– Так далеко, как будет нужно. Кто-то должен с ним разобраться.
Он убрал локон волос с моего лица.
– Это могут сделать другие.
– Сделать вовремя, чтобы спасти жизнь Льюису? – спросила я и увидела, как его глаза цвета жаркой бронзы медленно закрываются. – Нет. Ничего личного, Дэвид. Он очень важен… Льюис важен для… черт, для каждого. А Кевин убивает его.
– Тебе нужно кое о чем себя спросить, – мягко проговорил он.
– Как далеко я хочу зайти? Я только что сказала…
– Нет. – Его взгляд заставил меня замереть. – Почему это всегда должна быть ты. Ты так могущественна или так самоуверенна?
Я застыла. Потом перекатилась и притянула своего обидчика поближе. Я чувствовала, как его теплые пальцы слегка ласкают мое плечо. Его голос был тихим шепотом, льющимся мне в ухо, теплым и нежным, как вельвет.
– Я боюсь за тебя. Я уже дважды терял тебя, Джо. Пожалуйста. Прекрати спасать мир. Ты можешь сделать это для меня?
Я должна была быть честной с ним.
– Не думаю, что смогу. Не в этот раз. Это наша оплошность, Дэвид. Я должна попытаться все исправить.
Я ощутила его теплый вздох.
– Так я и думал.
Его губы мягко коснулись оголенной кожи на моем плече. Я глубоко вздохнула и повернулась к нему… но он пропал. Испарился. Исчез, словно джинн, коим и являлся.
Не уходи, ты мне нужен, пожалуйста, останься…
Он мне действительно был нужен, особенно сегодня вечером, особенно сейчас. Но я была упертой девчонкой. Такие девчонки не умоляют.
Я закрыла глаза и попыталась заснуть, но воспоминания возвращались ко мне.


Теперь, когда я вспомнила, что бывала здесь раньше, я не могла забыть обстоятельства моего появления здесь. Все началось с Чеза.
Вы, вероятно, знаете кого-то вроде Чарльза Спэнсера Эшворта Третьего. Может быть, не под таким смешным именем и не с такой родословной, может быть, не такого богатого, но вы его знаете. Он парень без видимого таланта, но прекрасный оратор и болтун с крикливыми идеями. Он никогда не пытался добиться чего-либо, потому что это трудно. Все, о чем он думал, это идеи. Идеи, как сказал бы он вам, намного важнее, чем исполнение. Потому что тяжелую работу может выполнить любой… Такие люди, как Чез, обычно удачливы в жизни, потому что существует целая бизнес-культура, состоящая из тех, кто верит в то, что реальный труд предназначен для низших классов. Они обычно работают консультантами или управленцами, имеют дорогие машины, правда, без особых характеристик, любовниц и, по крайней мере, одну бывшую жену, а также детей от нее.
Мой Чез был Хранителем. Я имела несчастье быть направленной для проверки его работы.
Прежде всего, нужно сказать, что быть Хранителем Погоды в Неваде не самое напряженное занятие в мире. Штаты, окружающие Неваду, имеют действительно большие проблемы, но к тому времени, как плохая погода достигнет Невады, Хранители соседних штатов в большинстве случаев успевают уладить все неприятности. Это место могло быть проблематично для Хранителей Земли, но не для Хранителей Огня и тем более Погоды. Поэтому данная проверка является для Хранителя Погоды этого штата чем-то довольно… необычным. Но где-то за два года до моего назначения проверяющим по этому штату там происходили довольно забавные вещи.
Такая поездка – счастливый билет для того, кто направлялся в бесплатную поездку в Вегас, и в этот раз я оказалась этим счастливчиком. Флорида, Калифорния, Техас, Оклахома, Канзас, Миссури… – штаты с жарким климатом, и нас частенько направляли туда выполнить работу такого рода.
А в этот раз получилось все по-другому. Мне повезло.
Когда я прибыла в международный аэропорт Мак-Кэран в Лас-Вегасе и обнаружила, что Чарльз – «Зови меня Чез» – Эшворт не удосужился встретить меня, я поняла, что неприятности неизбежны. Я имею в виду, что когда к вам приезжают с проверкой и просят обеспечить транспорт из аэропорта, разве вы не попытаетесь произвести приятное впечатление? Только не Чез. Он оставил сообщение, в котором попросил меня арендовать машину и написал, что зарезервировал для меня номер в «Цезаре». Так как я намеревалась предъявить Чезу счет за арендованную машину, я взяла «ягуар», проехала по улице под названием «Неоновая Миля» к нелепо выглядевшей, в романском стиле, гостинице. Я подъехала ко входу, чтобы передать машину обслуживающему персоналу, но там уже была очередь. Я поколебалась несколько секунд, потом достала папку, которую просматривала в самолете.
Хотя номинально офис Чеза находился в Вегасе, это было не то место, где регистрировалось сомнительное поведение погодных условий. На самом деле нужное мне место находилось в северной малолюдной части штата, на пустынных просторах. Множество штормовых фронтов, сходящихся друг с другом в очень необычное время. Это интересно. И никаких случайностей – похоже, Чез владел недвижимостью в том районе…
Служащий постучал в окно моего автомобиля. Я посмотрела на него, улыбнулась и нажала на кнопку, чтобы опустить стекло.
– Извините, – сказала я. – Я передумала.
Я выехала на дорогу, проверила, на месте ли дорожная карта, которая прилагалась к «ягуару», потом развалилась на кожаных, теплых словно кровь сиденьях и решила, что совершу небольшое путешествие.
Эпицентром всех волнений было местечко под названием «Уайт Ридж», которое на карте обозначалось такой крохотной точкой, что его скорее можно было принять за ошибку при печати, чем за населенный пункт.
Без промедления я туда и направилась.
Мне пришлось испытать четырехчасовой кошмар – поездку по сельской местности. В итоге я обнаружила городишко, имевший магазин «Вол Март», пустынный бизнес-центр, ветхую закусочную и – на самом краю города – маленькую гостиницу «Холидэй Инн». Я припарковалась на стоянке, вытащила из сумочки сотовый телефон и папку, чтобы проверить телефонный номер. Набрав его, я услышала, как автоответчик голосом Чарльза Спэнсера Эшворта Третьего, похожим на голос радиоведущего, вещает: «Пожалуйста, оставьте свое сообщение, и я свяжусь с вами. Если вы одинокая леди, я свяжусь с вами быстрее». О да, обаяние прямо-таки сочилось из него. А может, сочился он. Я оставила ему деловое сообщение, в котором говорилось о том, что я прибыла, где я нахожусь и еще о том, что жду встречи с ним, и чем скорее, тем лучше.
Улица была раскаленной добела, когда я вошла в гостиницу через пневматические двери. На мне был белый брючный костюм и неоново-желтый купальник на бретельках под курткой. Яркие желтые туфли. Мой наряд был, к сожалению, далек от совершенства, но в то же время я не могла выйти за рамки своего бюджета, надеясь купить что-нибудь от кутюр в будущем. В то же время я была достаточно модно одета, чтобы притягивать к себе взгляды. Я подкатила мою крепкую дорожную сумку на колесиках к стойке и оформила комнату. Сбросив туфли в своем новом временном обиталище, я пощелкала каналами телевизора и попыталась понять, почему подушки во всех гостиницах или слишком мягкие, или, наоборот, слишком жесткие. Спустя два часа в номере раздался телефонный звонок.
Чез уже был в вестибюле.
Я спустилась по расшатанным ступенькам мимо фонтана и увидела его. Однозначно это был Чез, не Чарльз. Высокий, крепко сбитый, загорелый, с волнистыми темными полосами и искрящимися глазами. На лице наигранная белозубая улыбка, превосходные зубы. Он выглядел, как будто только что прибыл из Голливуда, где расслаблялся у бассейна, учитывая его легкую летнюю рубашку, брюки-слаксы и мокасины без носков. Все было словно напоказ, но я не собиралась журить его за это. По крайней мере, сильно.
Он оглядел меня с головы до ног, явно оценивая – не та обычная быстрая оценка типа «Мне не следовало бы этого делать, но я не могу себя сдержать», – оценка, которую дают учтивые мужчины, а та, припасенная для вечера пятницы у стриптиз-клуба за пять минут до закрытия. Его пристальный взгляд остановился на моем бюсте. Ну, хорошо, понятно, что не нужно носить бикини, если не хочешь привлекать внимание окружающих, но, извините, моя грудь очень даже неплохих размеров. Крепкие, увесистые дыньки налицо.
– Джоанн? Я думал, что ты будешь ждать меня в Лас-Вегасе. Я поздно возвратился в город, – не дожидаясь моего ответа, он взял меня за руку и экстравагантно поцеловал ее, все это время пристально глядя мне в глаза. – Очаровательно.
– Мистер Эшворт…
– Называйте меня Чез. Вы напрасно потратили время, приехав в эту гостиницу. У меня здесь загородный дом… – Это прозвучало так, словно он был старым добрым деревенским землевладельцем, титулованным и кичащимся дворянским происхождением. – Милая…
– Джоанн! – Мне уже осточертело играть в игру, кто кого перебьет, с этим мистером Очарование. – Пожалуйста, обращайтесь ко мне по имени, если не трудно.
Он ослепил меня улыбкой, которая выглядела слишком наигранной, чтобы казаться примирительной.
– Джоанн, да, конечно. Извините. Послушайте, я думаю, Хранителям было вовсе не обязательно присылать кого-то сюда для проверки. У меня нет никаких страшных тайн или секретов. Не подумайте, что я не рад вашей компании, но…
Я вызволила свою руку.
– Мне будут нужны все ваши документы.
– Ну конечно, – еще одна улыбка, как в рекламе зубной пасты. – Правда, они все у меня в городе.
– Вы ничего не храните в своем загородном доме? Видимо, вы проводите здесь очень мало времени. – Я раскрыла свою папку на стойке портье и нашла интересующие меня карты. – Когда я наносила на карту синоптические ситуации, все выглядело так, как будто основная часть манипуляций произведена именно в этой местности, не в Лас-Вегасе. Так что, все склоняется к тому, что ваш офис находится здесь. Если, конечно, вы ведете соответствующий учет документов.
Улыбка сползла с его лица.
– Мне нечего скрывать.
Господи Боже! По каждой записи в моей папке можно было понять, что здесь творится что-то странное, но трое предыдущих аудиторов, посланных сюда, не нашли ничего подозрительного. Целью моей миссии было провести расследование, найти что-нибудь и взять Чеза за задницу, а потом направить официальный запрос и сместить его с должности.
Протокол. Даже в сверхъестественных делах нужно было следовать принятым в этом случае определенным человеческим процедурам.
– Тогда, я думаю, вы не будете возражать, если я проверю все бумаги в вашем офисе, – объявила я.
– У меня не…
– Чез, – перебила я его, улыбнувшись улыбкой типа «не шути со мной». – Я знаю, у вас есть здесь офис. Давайте больше не будем терять времени, хорошо?
Он выглядел отнюдь не счастливым.
– Пошли, – кинула я, направившись к «ягуару» И не дожидаясь его очередной неубедительной завлекающей улыбки.
Я хранила полное молчание во время нашей получасовой поездки к его дому, даже, несмотря на довольно тихую скорость, с которой мы ехали. В машине я виртуозно преодолела в себе желание стукнуть его, что определенно квалифицировало меня как святую… Поверьте, он действительно был назойливым. Мне стало очевидно, почему его запихнули в эту дыру. Многословный, стремящийся к наживе и ищущий сексуальных приключений и недалекий тип. Я не знаю, насколько талантлив он был, но, думаю, даже самая могучая сила на этой земле не смогла бы сделать из него хорошего Хранителя.
Потом я осознала, что меня тоже могут обвинить в болтливости, стремлении к наживе и глупости. А я надеялась, что я все-таки умна. В любом случае умнее его.
Мы свернули на вымощенную дорогу, проехали через ворота из кованого железа, украшенные – я не шучу – хромированным силуэтом обнаженной женщины, точная копия фигурок на грузовиках, не обладающих вкусом дальнобойщиков. Над входом можно было увидеть надпись «Ранчо Фантазий».
Дом был выполнен в утрированном стиле династии Тюдоров, что здесь, посреди голой прерии, смотрелось крайне нелепо. Цветущая лужайка перед домом ядовито-зеленого цвета… Она выглядела подозрительно яркой, словно кто-то выкрасил ее с помощью пульверизатора. Гараж с тремя машинами, все древние «корветы». И конечно, все красного цвета. В углу стоял «кадиллак севилья» темно-малинового цвета. Модель из тех, что любят сутенеры.
Чез продолжал заговаривать мне зубы всю дорогу до главного входа, но я его не слушала. Я вглядывалась в эфирное поле. Астральное зрение позволяет прекрасно разглядеть слой поверхности, в частности, когда есть четырехмерный временной слой, дающий возможность увидеть прошлое. Но жилищу Чеза было нечем гордиться. В эфирном поле оно показало свое истинное лицо. Его оболочка… была сплошь затуманена тенями. Печально. Даже место обитания Чеза не производило впечатления на окружающий мир.
Да и сам Чез казался пустым местом. Люди склонны проявляться в эфирном поле как визуальное отображение собственного образа; Чез выглядел как печальная, затуманенная картинка его физической формы. Интересно, что видел он, когда смотрел на меня сквозь эфир. Люди имеют особенность принимать самые странные эфирные формы.
Единственным хорошим моментом оказалось то, что Чез не был серийным убийцей. По крайней мере, не с таким скучным эфирным отображением. Не то чтобы я не могла защитить себя, но меня радовало то, что не нужно беспокоиться хотя бы об этом. У меня в голове скопилась куча других проблем.
Дом Чеза выглядел на редкость безвкусным – в стиле ретросемидесятых.
Чез попытался обратить мое внимание на свою водяную кровать. Я прервала его и дала понять, что хочу оказаться в его кабинете. Тот находился позади дома и выглядел так, будто Чез оформил его по специальному каталогу, но отнюдь не для работы. Все тут выглядело очень дорогим, но не было ничего действительно хорошего. Шкаф с документами оказался ручной работы, выполненным из какого-то экзотического вида дерева, но все ящики застревали. Внутри царил хаос из непромаркированных папок, кучи не относящихся друг к другу бумаг, важные документы вперемежку с каким-то мусором. Я слышала, что Чез целый год не подшивал свои ежеквартальные отчеты. Все они, вероятно, были здесь, засунутые куда-то вглубь вместе с порнофотографиями, скачанными из интернета. Записи, которые я нашла… Выражение «слегка потрепанные» было бы слишком мягким описанием.
Спустя два часа я была готова кричать, готова разрушить все это место с помощью торнадо. Вместо этого, напомнив себе, что я профессионал, черт побери – я сгребла все в кучу, разложила по коробкам то, что представляло какой-то интерес, и составила опись изъятых документов, в то время как улыбка Чеза становилась все тоньше и тоньше.
Багажник «ягуара» был довольно вместительным, гуда поместилось шесть коробок, я кинула оставшиеся четыре на заднее сиденье и направила автомобиль к гостинице.
Начав разбираться с документами, я заказала в номер салат из тунца и включила кабельное телевидение.
Только тогда я поняла, что на эту проверку уйдет уйма времени.


Очнувшись от воспоминаний, я осознала, что вместо того, чтобы тихо отойти ко сну, лежу в темноте, таращусь в потолок и наблюдаю, как капли дождя струятся по окну. Снаружи парковку заливал свет яркого голубовато-белого цвета, словно за окном непрерывно сверкали молнии.
Я подумала, что с дождем нужно что-то делать, но потом решила оставить его в покое, так как пока он не представлял собой реальную угрозу. В данный момент множество Хранителей Погоды скиталось по стране. Союз Хранителей находился на гране развала, поскольку часть высшего руководства погибла… А здесь, в этой пустыне, будто сам сатана вырвался из-под контроля. Но я находилась здесь с особым заданием, и мне следовало сконцентрироваться на нем.
Как в последний раз.
А потом посмотрим, что будет.
Я закрыла глаза при мысли о крови и попыталась, правда тщетно, уснуть.


Я проснулась, обнаружив, что лежу на правом боку и смотрю прямо в лицо Дэвиду. Он наблюдал за мной. Я зевнула, потянулась и поняла, что мне нужно хорошенько почистить зубы, не говоря уже о полоскании рта – вещи, о которых я не задумывалась, будучи джинном. Воспоминание о тех безмятежных днях сделало мое нынешнее состояние еще более невыносимым.
– Хорошо спала? – спросил Дэвид.
Это было не так, и он знал это.
– Куда ты уходил?..
Нет, беру слова обратно, я не хочу это знать. Почему ты исчез?
– Мы чуть не подрались, ты помнишь? – Он поднял руку и провел кончиком пальца по тыльной стороне моей руки по направлению к плечу. – Это ни к чему бы не привело. Ты была уставшей и ослабевшей.
– Драка может принести разный результат.
Раньше такое случалось. Наше первое занятие любовью произошло после драки в отеле. Я видела, что джинн тоже предался воспоминаниям.
– Не обязательно вступать в драку, чтобы заниматься любовью. – Его голос упал на октаву, став тише, но за всем этим чувствовалось внутреннее напряжение, из-за которого голос его зазвучал живее, стал глубже. Его рука скользила по моему левому боку, двигаясь к моей ключице.
– Закрой шторы, – прошептала я.
Они тихонько захлопнулись, закрыв от нас хмурившиеся облака и мирно журчащий дождь. Я осознала, что Дэвид лежит под простынями рядом со мной, полностью обнаженный. Его аккуратно сложенные очки покоились на тумбочке рядом с его синей сверкающей бутылью. Нас ничто не разделяло, кроме кожного покрова, моего настоящего – и его, сотворенного с помощью магии. И все это казалось более реальным от того, что он выбрал меня.
Мне стало холодно. И, как будто зная об этом, он обнял меня и прижал к своему горячему телу. Его пылающие губы коснулись моего лба, будто даруя мне благословение, которого я не заслуживала, потом двинулись но направлению ко рту. Сладостные, медленные поцелуи, безмятежные, словно дождь за окном. Они согревали изнутри, заполняя во мне все пустоты.
Он что-то промурлыкал – слова, незнакомые мне, на языке, похожем на жидкое пламя. Я немного отстранилась, глядя ему в глаза. В них пылала страсть, скованная твердой волей.
– Что это значит? – спросила я.
Он провел кончиком пальца по моим губам, запоминая их очертания, словно слепой, и не ответил.
– Дэвид, ответь мне, что это означает?
Я почувствовала, как в нем нарастает напряжение.
– Не надо тебе знать, – прищурившись, ответил он.
– Что это значит? – настойчиво продолжала я, чувствуя, как во мне поднимается энергетическая волна.
Дэвид был обязан сказать мне правду, но у джиннов правда может оказаться очень своеобразной. Ему не запрещалось отвечать на другом языке. Мы могли бы играть в эту игру целый день, если бы он был в духе. Владеть его бутылью не означало обладать его душой.
Но он и не пытался уйти от ответа. Его глаза стали цвета тусклой меди, словно у человека, и его рука замерла у моей щеки.
– Это часть ритуала, – медленно произнес он. – Буквальный перевод – я буду тосковать, если тебя не будет. Так как ты смертная и рискуешь понапрасну, я могу потерять тебя. Мне это не нравится, но я знаю, что это случится, так как ты очень чувствительна.
Между нами ничего не было. Два тела, сплетенные вместе и пропитанные влагой пота. Все мое тело пульсировало и испытывало боль, но мой разум продолжал терзаться одной мыслью.
– Что за ритуал?
– Джоанн…
– Что за ритуал? – Молчание. – Я спрашиваю, что за ритуал?
И опять он произнес это на том странном языке. Языке джиннов, но таким образом, что его слова сильно напоминали человеческие. Он снова прижал меня к себе, приблизил свои горячие губы к моему горлу, заставив меня извиваться в его объятиях. «Непонятно, кто кем обладал в данной ситуации», – это все, о чем я подумала, когда смогла более или менее соображать. Но он не собирался объяснять мне что-либо. По крайней мере, на человеческом языке.
Его руки были повсюду. По моей коже пошли мурашки, я стонала от удовольствия. Я так долго об этом мечтала… Он перевернул меня на спину, лег сверху и, взяв за запястья, вытянул руки вдоль моих черных волос. Я изнывала под его поцелуями и ласками, которые не достигали своей цели, хотя я желала этого всей душой.
– Боже, Дэвид, пожалуйста… – прошептала я.
Я не была уверена, чего мне хотелось больше, близости или ответа на мой вопрос. А может, чего-то совершенно другого. Мое сердце билось, как у маленького пугливого кролика, оказавшегося перед удавом… Я не могла видеть конец своего жизненного пути. Всю жизнь я пряталась от этого, действуя и ожидая то, что встанет на пути в следующий миг.
Но только не Дэвид. Он мог. Он боялся потерять меня, боялся, что каждый последующий миг станет последним. Я заставила его бояться всего этого могущества и огня.
Его взгляд, направленный на меня, был безжалостным, и только в глазах чувствовалась беззащитность. Странная, неожиданная человечность.
– Пожалуйста, не спрашивай меня об этом.
Его слова заставили мое сердце биться с удвоенной силой.
– Не буду, – чуть слышно ответила я и ощутила, что напряжение постепенно покидает его. – Потому что ты мне расскажешь об этом сам.
– Ты должна мне доверять.
Я усмехнулась.
– То, что ты лежишь на мне – разве это не доверие?
Он отпустил мои запястья, сел на колени, простыня соскользнула с него. Свет в комнате словно озолотил его тело. Во мне как будто что-то порвалось, сломив последнее сопротивление.
Я ощутила его жаркие руки на своих бедрах, двигающиеся вверх.
– Ты должна доверять мне, – шепотом произнес он, и в его глазах зажглось что-то новое. – Ты сможешь?
– Да.
– Уверена?
– Да! – Глядя ему в глаза, я поднялась на вытянутых руках, согнула колени и, подтянув их к себе, привлекла его ближе.
Он слегка коснулся зубами моего плеча. Я обняла его, ощущая поднимавшиеся и опадавшие волны. Волны мощи, чистые и изменявшиеся, как погода.
Он шептал мне слова, которые разрывали меня, уничтожая и перестраивая по мере нашего движения. Я не понимала ни слова, но теперь это было не важно, потому что наконец-то я поняла самое главное. Как плоть воспринимает касание, а легкие воздух. Он говорил, что любит меня, как это говорят джинны, и на свете не было ничего прекраснее, чем слушать это.
Я уснула в его объятиях, ощущая себя в тепле и безопасности, и на этот раз мне ничего не снилось.


Проснулась я от шума. Сработал рефлекс. Я проверила все астральным зрением и не обнаружила ничего необычного, потом осознала, что это грохочет гром и какие-то люди находятся за дверью моего номера.
– Джо! – Это был грубый, мужской голос с повелительными нотками. – Открой сейчас же эту чертову дверь!
Я узнала его. Уронив голову на подушку рядом с Дэвидом, я произнесла то, что он уже знал.
– Отлично! Босс пришел проверить, как у нас дела.
Дэвид отстранился от меня, и я ощутила, как ярость полыхнула в нем, закипая в глазах. Это могло привести к очень нежелательным последствиям.
– Исчезни, – приказала я. – Сама все улажу.
На секунду его горящий взгляд словно испепелил меня, но за всем этим гневом я чувствовала его беспокойство за меня. Я властно и быстро поцеловала его, и он испарился.
Дверь с грохотом отворилась. Я взвизгнула и зарылась под одеяло, почувствовав холодок спинки кровати.
Вошел мой босс Пол Жанкарло в сопровождении еще трех Хранителей. Одной из них была Мэрион Медвежье Сердце, женщина, которую я боялась больше всего на свете; милая леди с ужасающим могуществом и правом использовать его.
Я скользнула на эфирный уровень и увидела Пола в его нынешнем воплощении – его очертания ясно давали понять, что он рыцарь, закованный в броню, с мечом в руке. В реальном мире он выглядел скорее как беженец из сериала «Семья Сопрано», с золотой цепью через темно-волосатую грудь, обтягивающая футболка для гольфа отнюдь не делала его похожим на игрока, тмящего мяч к лунке. Сексапильный и опасный как черт знает что.
Бронзовые черты Мэрион были невыразительны здесь, и реальном мире, они оттенялись ее серо-черными волосами, собранными в толстую косу. На ней была черная кожаная куртка с бахромой, синие джинсы и черные ковбойские сапоги. Здесь, в эфирном поле я также заметила ореол из орлиных крыльев в ее ауре.
С двумя другими Хранителями у меня было скорее шапочное знакомство. Оба были из высшего руководства и прибыли из других стран, один из Канады, другой из Бразилии. Их присутствие здесь совсем меня не обнадеживало. Пол бросил на меня равнодушный взгляд, и это могло значить что-то очень, очень плохое. У него всегда находилось время заметить и оценить такие маленькие метали, как, например, голая женщина в постели.
– Быстро одевайся, – приказал он.
Повернувшись, он вышел. Мэрион осталась в комнате, закрыв за остальными дверь. Скрестив руки, она упор посмотрела на меня. Я ответила ей тем же.
– Вы позволите мне одеться? – задала я ей вопрос.
Она склонила голову набок, сверкнула глазами и, улыбнувшись, покачала головой. Тогда я сбросила одеяло и обнаженной прошла через комнату к шкафу с одеждой. Дэвид оставил мою одежду заботливо уложенной.


Пока я одевалась, Мэрион все время смотрела на мою кровать, потом произнесла:
– Ты же понимаешь, что это неправильно.
Я не хотела играть в молчанку и, застегивая бюстгальтер, спросила:
– Почему?
– Он другой. Даже если он любит тебя, Джоанн, а я не сомневаюсь, что это так и есть, я повидала достаточно, чтобы знать, чем все это кончится. Раб не может любить господина. Раб терпит господина. Это крайне неприятно, но это так. А твое поведение ни к чему не приведет. – Она понизила голос. – В конце концов, ты его потеряешь. Даже если этого не произойдет, ты станешь крайне уязвимой.
– Это не так, – возражая, я чувствовала, что это неправда. Этого я боялась в самом начале. Поэтому я и не хотела официально иметь Дэвида в качестве джинна. То, что произошло между нами, было слишком хрупким, к тому же я была человеком, правда, не слишком умным.
Она перевела на меня взгляд – слишком мудрый и в то же время жалостливый, я почувствовала себя, словно какая-то дешевка.
– Пока не так, – проворчала она. – Но пройдет какое-то время… Понимаешь… Я это знаю по личному опыту.
Интересно. Я никогда не видела джинна Мэрион и не знала никого, кто видел. Конечно, он у нее был. При ее уровне странно было бы не иметь его. И в то время… Для нее это была закрытая тема. Наверное, поэтому ее слова прозвучали совершенно неожиданным признанием. Даже не оборачиваясь, я знала, что Дэвид маячит за моей спиной. Он уже не боялся проявить себя, так как знал, что игра окончена. Зная это, я чувствовала себе увереннее, хотя понимала, что он немногое сможет сделать в сложившейся ситуации. Как, впрочем, и я.
– Спасибо за совет, – ответила я. Мой голос звучал слегка иронично и приглушенно. В этот момент я натягивала свой вязаный свитер. Я посмотрела на туфли. Они оказались сухими – еще один подарок от Дэвида. Надев их, я направилась в ванную комнату.
Мэрион, шагнув вперед, преградила мне путь. Я нахмурилась.
– Послушайте, как бы срочно все это ни было, я все-таки имею право пописать и прополоскать рот, согласна?
Она медленно, словно раздумывая, покачала головой. Это меня напугало.
– Я буду готова через тридцать секунд.
Я плавно обогнула ее сбоку.
Чтобы досадить, я потратила на утренний туалет целую минуту.


Разговор о спасении мира переместился в вестибюль гостиницы. Мы устроились рядом с искусственным журчащим фонтаном, где я впервые встретила Чеза. Пол решил немного переставить мебель, сдвинув диваны и стулья вместе. Персонал за стойкой, казалось, не замечал нас. Видимо, Пол приказал своему джинну сделать нас незаметными для чужого взгляда. То, о чем мне постоянно напоминал Дэвид, намного проще, чем заклинание невидимости. Я спустилась по ступенькам вслед за Мэрион. Дэвид снова перестал быть видимым. Я никогда не могла сказать наверняка, исчезал ли он или только делал вид. Эту способность чувствовать его я потеряла после того, как перестала быть джинном.
Пол ходил взад и вперед по вестибюлю. Это означало, что ситуация была весьма серьезной. Еще месяц назад я видела, что ответственность начинает давить на него. Раньше Пол был вполне доволен своей должностью Хранителя Сектора, имея под контролем большую часть западного побережья. Но события, связанные с перевоплощением меня в джинна и обратно, внесли изменения Ассоциацию Хранителей. Пол был тем из немногих оставшихся Хранителей, кто смог взять на себя дополнительное бремя. И, видит Бог, работы было очень много. Постоянный стресс уже наложил на него свой отпечаток в виде мешков под глазами и не исчезающих морщинок около рта.
Я была просто поражена, увидев его здесь и сейчас. Ситуация с Кевином, без сомнения, оказалась очень серьезной, но Пол должен управлять организацией, которая без него бы просто встала. И я надеялась, что он не будет мешать личные дела с деловыми вопросами.
Я присела на диван рядом с Мэрион, Пол перестал расхаживать и, наконец, заговорил:
– Джоанн Болдуин, вы знаете Мэрион. Познакомьтесь с Иесусом Фариасом из Бразилии и Робертом Вестом из Канады.
Двое Хранителей кивнули мне, я ответила. Вряд ли кто-то из них горел большим желанием находиться здесь.
– Парень, за которым ты гоняешься… – продолжил Пол.
– Кевин, – уточнила я.
Его взгляд остановился на мне, потом он продолжил:
– Да, Кевин. Он взял в кольцо весь Лас-Вегас и продолжает играть с погодными условиями, чтобы держать вас подальше. Это не может больше продолжаться. Мы уничтожаем сами себя, пытаясь закончить это дело миром.
– Извините, – протянула я. – Выбор на самом деле небольшой, Пол. Или мы оставляем его в покое, или ловим его. Но думаю, ни то ни другое не будет чем-то приятным, тем более я думала, что мы договорились…
– Да, – прервал меня Пол. – Мы договорились, что вы приедете сюда и попытаетесь остановить его, но, послушай, Джо, пока вы этого не сделали. Ты не стала ближе к цели ни на сантиметр. Твоему джинну не хватает силы сойтись лицом к лицу с этим дегенератом, и все это может кончиться очень большим несчастьем, если ты продолжишь играть в ковбоев.
Канадец, Вест, тоже решил вставить слово:
– Твой парень Кевин дестабилизирует не только погоду. Мы регистрируем весьма ощутимое возрастание давления. Если мы не воспрепятствуем этому, ваши проблемы здесь покажутся детскими игрушками.
Aгa. Точно. Он не был Хранителем Погоды. Скорее Хранителем Земли.
– И насколько все плохо?
– На данный момент мы ожидаем весьма разрушительное землетрясение вне береговой зоны, где-то возле городов Ванкувер и Орегон. Сила его мощи может равняться девяти баллам, но, вероятно, все будет хуже. Гораздо хуже.
Девятибалльное землетрясение? То, что погубило двадцать пять тысяч человек в Иране, было шесть с половиной баллов.
– Насколько хуже?
– Количество энергии увеличивается в сорок раз для каждого деления по шкале Рихтера. Это землетрясение, возможно, и вовсе выйдет за ее грань. Гипотетически оно будет равно одиннадцати баллам. Если брать шкалу интенсивности Меркали, может быть, двенадцать баллов. Тотальное разрушение, все здания взлетят на воздух…
Другими словами, достаточно серьезно, чтобы до смерти перепугать Хранителей.
– Я не хочу указывать вам, что нужно делать, но если использовать небольшие землетрясения, чтобы…
– Выпустить энергию? Бесполезно. Такое количество энергии нельзя выпустить, не получив взамен дополнительные разрушения. – Его глаза были холодны. – Хотя в одном вы правы. Но не следует указывать, что мне нужно делать.
Теперь бразилец хотел сказать слово. Его английский звучал великолепно, с небольшими музыкальными интонациями:
– Хочу добавить, что, по нашим оценкам, температура в этом регионе поднялась на пять градусов с тех пор, как мальчишка начал свои атаки. Он не имеет никакого представления о том, как выпустить лишнюю энергию и сбалансировать систему. Если температура продолжит повышаться, мы не сможем его контролировать. Все начнет видоизменяться. А вместе с вышедшей за все пределы шкалой стабильности…
Пол остановился и посмотрел прямо на меня.
– Мы говорим о таянии ледников, Джо. Потопы. Природные катаклизмы. Землетрясения, не поддающиеся контролю даже со стороны джиннов, которых, кстати, у нас и так слишком мало. Не знаю, в курсе ты или нет, но ситуация становится критической. Недавно мы потеряли джинна, которого не могли себе позволить потерять. У нас едва их хватает, чтобы сводить концы с концами… Видит Бог, я догадываюсь, куда они все пропадают…
Мэрион стрельнула в него взглядом, ясно говорящим, что Пол не должен был говорить об этом.
Я вскинула брови в удивлении. Хранители теряют джиннов? Я знала, что они ощущают в них недостаток. Так было всегда. Но я не подозревала, что кто-то из Хранителей знает отчего это происходит. Теперь становилось ясно, откуда все эти треволнения. Когда бутылка с джинном разбивается, он исчезает. Все Хранители всегда знали, что джинны покидают наше измерение, направляясь в место более безопасное и экзотичное… Но они не знали того, что знала я. Того, что многие из джиннов остаются здесь, свободные и никем не востребованные. Они находятся прямо на виду…
Но я не собиралась рассказывать им об этом.
– За всем этим может последовать еще одна эпоха ледникового периода, – печально продолжил Фариас. – И мы, возможно, уже ее не остановим, так как в последнее время у нас были большие потери, как среди персонала, так и среди джиннов.
Очень странно. Какой-то малец поднял температуру вокруг Лас-Вегаса на пять градусов и на тебе, еще один ледниковый период. Но погодные условия могут сыграть и не такую шутку. Смысл не в том, что температура повысилась, а в том, что это вызвало цепную реакцию. Количество осадков, превышающее всякую норму, изменение параметров скорости ветра. Ураган Эль-Ниньо.
Последний раз, когда случились довольно серьезные изменения в погодных условиях Земли, от засухи погибла империя народа майя, а неурожайный год в Европе вызвал хаос, погубивший миллионы людей. Говорят, что это явилось началом Темной Эры. Понадобились целые поколения Хранителей, чтобы снова взять все под контроль и стабилизировать природную экосистему. Или, по крайней мере, создать какую-то видимость баланса сил. Когда весь мир пошатнулся, задачей людей стало приведение его в первоначальное равновесие.
Я глубоко вздохнула.
– Итак, если вы не хотите, чтобы я прекратила преследовать Кевина, что же мне тогда делать?
Пол уселся в кресло и, наклонившись вперед, сцепил руки перед собой. Золотая цепь на его шее зазвенела. Эта был медальон Святой Еврозии, заговоренный амулет против плохой погоды. Я вспомнила, что когда его предшественники принимали такую позу, то разговор принимал доверительный характер.
– Парень напуган, – произнес он. – Он понимает, что ситуация вышла из-под контроля, но он не хочет вести с нами переговоры. Я уверен, он думает, что мы собираемся уничтожить его.
Как будто это было не так. Все очевидно.
– Ну и каков ваш план?
– Если будет нужно, я готов обрушить на него всю мощь Хранителей, но я не хочу войны. Это слишком опасно. Если все пойдет таким путем, погибнет много людей.
– Вы намерены заключить с ним сделку.
– Да.
– И что, вы хотите, чтобы я стала вашим посредником? Чушь собачья. Последние три недели он всеми силами пытался держать меня на расстоянии от Вегаса.
Они все посмотрели на меня… Пол внимательным, печальным взглядом, Мэрион с жалостью, а те двое – с презрением, смешанным с любопытством.
Внезапно я поняла где-то на подсознательном уровне, что мне совершенно не нравится весь этот разговор.
– Джо, дай мне свою бутылку с джинном, – попросил Пол.
В воздухе повисло молчание. Секунды медленно тянулись одна за другой. Я почувствовала, как кровь ударила мне в голову.
– Что?
– Твоего джинна, Дэвида. – Он наклонился, положил локти на колени. Выглядел он очень серьезно. – Ну же, Джо, официально он тебе не принадлежит, в любом случае к тебе он попал случайно. Изначально он принадлежал Плохому Бобу. Мы бы уже давно попросили тебя сдать его в объединенный резерв Ассоциации, если бы наш разговор не принял таких оборотов. Ты пока еще не уполномочена владеть джинном, а нам нужна каждая боеспособная единица, чтобы сохранить систему в равновесии.
Я глотнула воздуха, он показался мне горячим и разреженным.
– Вы, наверное, шутите?
– Нет. – Пол протянул руку. Просто протянул, никто больше не сделал никакого движения. – Ну же, Джо, давай не будем превращать все это в официальную процедуру.
– Если бы вы не хотели делать это официально, вам следовало прийти без этой вооруженной компании.
Один ноль в мою пользу. Он моргнул.
– Джо, прошу тебя. Я слишком устал, чтобы собачиться с тобой. Давай не будем доводить до крайности.
– Доводить до крайности? – повторила я и медленно встала.
Они все также поднялись на ноги. По моему телу поползли мурашки.
– Я не отдам его, Пол. Он и не должен был быть заточен в эту чертову бутылку. Он не…
Внезапно Дэвид материализовался из воздуха, встав за креслом Пола с белым лицом и горящим взглядом. Он произнес только одно слово:
– Осторожнее.
Внезапно я осознала, что я могла только что сказать. Я чуть не рассказала Полу о джиннах, свободно бродящих по нашей реальности и не имеющих своего господина. Их было очень много, больше, чем Хранители могли себе представить. Если бы я выболтала о них, то Хранители посчитали бы своим долгом найти и поработить их… для собственной защиты. Или еще чего-нибудь такого, что могло принести выгоду им и никому более. Особенно сейчас, когда Хранители были страшно напуганы. Они бы использовали всё и вся, чтобы спасти себя и всё человечество от надвигающейся угрозы.
Я проглотила то, что собиралась высказать, и закончила:
– Он не будет сдан ни в какой резерв. Он не ресурс. Я заявила права на него, и он останется со мной.
Дэвид моргнул и исчез.
Я внезапно ощутила себя одинокой, стоящей здесь с четырьмя Хранителями, смотрящими на меня в упор. Хранителями, каждый из которых имел в своем подчинении джинна. И это не случайно.
– Вы сказали, что не хотите войны, – обратилась я к Полу. – Не начинайте ее со мной.
Он позволил мне направиться к лестнице. Когда я начинала подниматься, пройдя мимо безумно веселого фонтанчика, он произнес:
– Я понимаю, что ты вроде как влюблена в этого джинна, который, кстати, ни на что не годен… Но об этом мы поговорим позже… А теперь… Ты же не уйдешь вот так просто, не правда ли?
Я даже не обернулась. Даже не поколебалась и пошла дальше.
Теперь голос Пола звучал вполне официально:
– Властью, данной мне Советом Хранителей, я приказываю тебе передать нам твоего джинна. Если ты не сделаешь этого, к тебе будут применены самые решительные меры. Мэрион уполномочена уничтожить тебя. Ты потеряешь все, Джо. Все. Даже свою силу. И возможно, это убьет тебя. Но сейчас мне совершенно плевать на это.
На самом верху лестницы внезапно возник Дэвид. Он медленно спускался навстречу мне. На нем была его дорожная одежда, длинный оливковый плащ. Выглядел он как юный невинный ангел. Словно мое внутреннее видение отобразилось в нем. Или он находился в своей собственной реальности? Насколько он действительно был собой? Я не знала. Я не могла знать.
На секунду он задержал на мне взгляд, потом пошел вниз к вестибюлю, руки в карманы. Все Хранители снова вскочили на ноги и, я уверена в этом, с трудом удерживали своих джиннов от этой неравной битвы.
Он оглянулся через плечо. В его глазах горели огоньки ярко-красной бронзы, когда он улыбнулся мне мягкой обезоруживающей улыбкой.
– Дай им то, что они хотят, Джо, – произнес он. – Все будет в порядке.
Вокруг него, словно бесплотные тени, сновали джинны. Он был окружен, заперт, загнан в ловушку.
Я медленно вытащила из кармана бутылку, чувствуя пульсацию силы, заключенной в ней. Я думала, каково это – потерять Дэвида.
Я не могу. Не могу.
Если бы я предприняла что-либо, все вокруг мигом превратилось бы в атомную войну. Слишком много силы было собрано здесь и слишком много людей, способных обратить в ничто половину континента.
И слишком много эмоций.
Я приготовилась разбить бутылку о поручень.
– Джо, – ласково прошептал он мое имя и погладил меня по щеке кончиками пальцев. – Нет. Так нужно. Делай то, что они говорят.
Дэвид помог мне спуститься вниз к Полу. Он снова протянул мне руку. Я не могу.
Я выпустила бутылку из рук, позволив ей пролететь полметра, прежде чем она попала в руки Пола. У Дэвида была возможность вмешаться. Он мог оттолкнуть Пола, помешать ему схватить бутылку; мог в эти доли секунды разбить ее о воображаемый камень.
Я дала ему шанс.
Но он ничего не сделал.
Пол поймал стеклянный контейнер, и я ощутила, как наша связь с Дэвидом внезапно прервалась. Хотя он и держал мою руку, он исчез, ушел от меня. Теперь он казался мне кем-то вроде призрака.
Его глаза потемнели, теперь это были карие глаза обычного человека.
Печальные и тихие, настороженно смотрящие.
– Отличный выбор, ребятки, – произнес Пол. Он выглядел усталым и подавленным, когда он смотрел на Дэвида.
– Прошу вернуться в бутылку.
Я чувствовала, как Дэвид пытается бороться, но его непреодолимо затягивало внутрь, и вот он исчез.
Пол потянулся за пробкой, которую я также передала ему. Мои пальцы внезапно онемели.
Я смотрела, как он запихивает пробку в бутылку. Все четыре Хранителя испустили вздох облегчения. Пол отдал бутыль Мэрион, которая, вынув черный маркер, нарисовала на ней руну. Я распознала в ней мистический знак, что-то вроде «Не открывать. Содержимое под давлением». Она открыла кожаный ранец, лежащий рядом со стулом и, аккуратно поместив бутыль в специальный контейнер, замкнула его.
– Отлично. – Я втянула побольше воздуха в легкие и попыталась выпустить душивший меня гнев наружу. – Итак, вы убрали с дороги Дэвида. Когда же наступит мой черед?
Пол посмотрел на меня, вздрогнул, нахмурившись, как будто я знала то, чего не следовало бы.
– Мне теперь нужно мчаться в Вегас и познакомиться с этим малолетним психом?


Пол не ответил. Вместо него заговорила Мэрион:
– Ты не нужна Кевину, Джоанн. Он не доверяет тебе. Ты не можешь вести с ним переговоры от нашего имени.
Мой разум будто онемел. Тогда зачем весь этот…
Чтобы заполучить Дэвида. Забрать его от меня, чтобы потом столкнуть нас в этой сумасшедшей игре.
Я почувствовала надвигающуюся опасность еще до того, как Пол произнес:
– Ты отправляешься домой, Джо. Немедленно.
– К черту! – Я закружила вокруг Мэрион, пытаясь выхватить бутылку с Дэвидом.
И тогда я услышала, как Пол прямо сказал:
– Мэрион, хватай ее.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Фактор холода - Кейн Рэйчел

Разделы:
В предыдущей части…Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

Ваши комментарии
к роману Фактор холода - Кейн Рэйчел



Потрясающая трилогия.Высший бал,очень хочется прочитать продолжение.
Фактор холода - Кейн Рэйчелмарина
27.01.2016, 12.35








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100