Читать онлайн Фактор холода, автора - Кейн Рэйчел, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Фактор холода - Кейн Рэйчел бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Фактор холода - Кейн Рэйчел - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Фактор холода - Кейн Рэйчел - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кейн Рэйчел

Фактор холода

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Несколько человек взяли под руки упирающегося Кевина. Я и Мэрион не стали сопротивляться и последовали за ними. Мы пробирались через заграждения, направляясь к «Луксору». В связи с жаркой погодой у нас отпала необходимость в одеялах, и мы оставили их на ближайшей скамейке для бездомных. Одной рукой я сжимала сумку, перекинутую через голову, другую держала на животе, в котором теплилась жизнь еще не родившегося джинна. Я несла ответственность за эту жизнь.
По дороге в гостиницу никто из Маат не произносил ни слова. Навстречу нам спешили люди и ехали машины, всех привлекло облако дыма, висевшее над «Беладжио».
Мы вошли в пустынный вестибюль, охранники нервно оглядели нас, но Лэзло показал им какое-то удостоверение, и мы двинулись дальше в сторону комнат с ограниченным доступом. На этот раз комната была размером с зал для бальных танцев, выполненная в духе старого доброго английского клуба. На стенах панели из темного дерева, на полу мягкие ковры, бар с портвейном и шерри. И конечно, одетые в униформу лакеи по углам.
Над дверью располагался витраж из цветного стекла с эмблемой Маат в виде египетского символа.
– Сэр, – старший лакей, выглядевший таким же суровым и сосредоточенным, как и все господа из Маат, подошел к Лэзло, – что вам принести? – Естественно, у него был британский акцент. Никакое другое произношение не вписалось бы в общий интерьер зала.
– Думаю, что бренди в самый раз. Благодарю, Блевинс.
Блевинс наклонил голову. Мне стало интересно, в какой школе он научился быть надменным и угодливым одновременно и в то же время сохранять в себе чувство достоинства. Его небесно-голубые глаза остановились сначала на мне, потом на Мэрион, на Кевине. Он развернулся на каблуках и отошел.
Нас подвели к стульям, стоящим неподалеку. Кевина насильно усадили на один из них и приставили к нему джинна, который был мне до боли знаком. Оголенная грудь, небольшая парчовая жилетка, пышные штанишки, не говоря уже о гладко выбритой голове и серьге в ухе. Тот самый, которым недавно чуть не отобедала Рэйчел.
Он ухмыльнулся мне, оголив акульи ножи зубов. В этой улыбке не было и намека на дружелюбность.
– Я тебя помню, – прогудел он. – Ты не так давно шлялась вокруг. Искала неприятности на свою голову.
– И я их нашла, – ответила я.
Он наклонил голову в знак согласия.
Мрачный голос позади меня назвал мое имя:
– Джо.
Я повернулась, морщась от боли, и увидела приближающегося Льюиса. Вернее, катящегося ко мне. Теперь он восседал в инвалидной коляске, бледный и худой, выглядевший намного хуже, чем в прошлый раз, когда меня засосало в оконный проем. На его красных щеках горел лихорадочный румянец, руки тряслись. Судя по всему, его лихорадило. Он не смотрел в мою сторону, даже произнеся мое имя. Его глаза сфокусировались на Кевине, и мне не понравился огонек, горящий в них.
– Мы подошли к кульминации, – торжественно провозгласил Лэзло. – Мальчик. Самое время вернуть то, что ты украл.
Я могла бы заранее сказать ему ответ Кевина, поэтому не была удивлена, когда он огрызнулся:
– Идите вы, дедушка. Я не собираюсь ничего отдавать.
– У него больше нет Джонатана, – пояснила я. Все посмотрели на меня. Я выпрямила плечи, показывая, что ничуть не смущена. – Бутылка исчезла.
– Исчезла? – мягко повторил Лэзло. В его нежном голосе сквозила скрытая угроза.
– Она у Куина, – ответила я. – Как вы наверняка знаете. Теперь он ваша собственность.
Лэзло утомленно закатил глаза.
– Это вы убили Сиобан! – закричал Кевин и попытался встать со стула, намереваясь наброситься на Лэзло или любого другого поблизости. Я не уверена, кому он адресовал эти слова, видимо, всем нам.
– Боюсь, что так, но мы сделали это ненамеренно. – Лэзло потер лоб и снова принял свой величественный вид. – Боюсь, мы подвергли вашу жизнь опасности, мисс Болдуин. Но у нас не было такого желания.
– Во всем виноват Куин, так? Ему был нужен Джонатан. Бьюсь об заклад, это была его идея «спасти меня», когда я только попала сюда.
Никто не издал ни звука. Я повернулась к Кевину.
– Куин приставил Сиобан к тебе, чтобы выкрасть у тебя бутылку с Джонатаном. Послушай, Кевин, я думаю, что ты ей нравился. Но я уверена, у Куина было что-то на нее. В конце концов, он коп… Сиобан подняла уроненную мною бутылку. Положила ее в карман. А потом отдала мне другую.
Как я и думала с самого начала, она была профессионалом.
– Так это он застрелил Сиобан? – спросил Кевин. Его руки все еще тряслись, но выглядел он устрашающе.
– Зачем? Почему он это сделал?
– Потому что я пригнулась, – сказала я без обиняков. Я повернулась к Льюису, опустившись на колени перед его коляской и положив руки на его колени. – Он стрелял в меня, и Джонатан тут ни при чем. Только не в этот раз.
Он посмотрел на меня затуманенным взором.
– Тогда почему же?
– Вопрос на вопрос. Как его имя?
Кто-то попытался произнести что-то вроде: «Она что, выжила из ума», но я даже не обернулась. Льюис, глядя вперед лихорадочным взором красных глаз, произнес:
– Детектив Томас Куин.
Я рассчитывала услышать совсем не это. Я задумалась, но внезапно Лэзло продал голос. Его губы выгибались так, будто ему провели пластическую операцию с помощью заточенной ложки, не используя при этом анестезии.
– Томас Оренсел Куин, – кисло выдавил он. Как всегда, он зрил в корень. Зная мою историю, он не мог не догадаться.
– Орри, – произнесла я. – Неудивительно, что он хотел прикончить меня. Он не мог знать, что осталось в моей памяти с того дня, когда мы виделись в последний раз. Не был уверен, узнала ли я его или нет. Я его не узнала. Это было очень давно, а я так и не разглядела тогда его лицо. Но он не мог рисковать, зная, что я могу вести двойную игру. Полагаю, он убил бы меня раньше, но побоялся сделать это в «Луксоре». Боялся, что об этом прознает Маат. Он почувствовал себя увереннее, услышав историю, рассказанную мною Эшворту, но все еще не доверял мне. Он понимал, что я могу обо всем догадаться. Я просто не могла не сделать этого.
Джонатан говорил: все линии сходятся на мне. Я была связующим звеном многих событий, включая и это.
Томас Оренсел Куин: Орри. Чез Эшворт Третий погиб, везя меня к своему боссу, Орри… И в этот миг я поняла, что бизнес Орри крутится вокруг наркотиков.
Возможно, все так и было в самом начале. Легкие деньги для них обоих.
Я находилась в одной комнате с парнем, который был причиной моих ночных кошмаров вот уже несколько лет. Черт возьми, он мне даже нравился.
Внезапно события последнего времени навалились на меня со страшной силой…
Дэвид, превратившийся в груду пепла. Сиобан, погибшая вместо меня. Умирающий Льюис… Я позволила Куину стащить у меня бутылку Джонатана, когда ответ на все вопросы находился у меня перед глазами. Видимо, я не была достаточно быстра или сообразительна, чтобы увидеть это.
– Джоанн? – Это был голос Мэрион. Ее теплая рука легла на мое плечо. Я подняла голову и только сейчас осознала, как она устала. У нее выкрали джинна, тем самым принуждая ее к определенным действиям. Похоже, Куин начал заниматься темными делишками давным-давно.
Внезапно по моему позвоночнику пробежала леденящая волна.
– Когда исчез твой джинн?
– Пять лет назад, – судя по выражению ее лица, она могла бы назвать день, час и минуту, когда это случилось.
Я инстинктивно сжала руки в кулаки. Пять лет назад.
– Сколько лет уже пропадают джинны?
– В цифрах? – спросил Льюис. – Около шести лет. Может быть, меньше.
С того времени, как произошел тот случай в пустыне. С Чезом. С Орри. Со мной.
С тех пор как я попала в ту мрачную пещеру, и он задавал мне вопросы.
Льюис взял меня за руку и, несмотря на всю слабость в его теле, ухитрился так сжать ее, что я поморщилась.
– А Дэвид? – спросил он. Он уже знал ответ. – Что случилось?
– Рэйчел. Она… – Мое горло конвульсивно сжималось, когда я начинала думать об этом. – Она набросилась на Джонатана. Дэвид пытался помешать… – Я была не в силах закончить. Эта была битва, которую еще никто не наблюдал, не мог видеть, кроме меня – ифриты невидимы для человеческого глаза.
– Где они?
Моя рука непроизвольно легла на кожаную сумку.
– Я вернула Дэвида в бутылку Рэйчел… Я заявила права на нее. Отправила ее в бутылку, которую заменила Сиобан.
Льюис отпустил меня и протянул руку.
– Дай ее мне. – Я начала расстегивать сумку, потом остановилась. – Джо, у нас не так много времени. Поторопись.
Я вынула бутылку и отдала ему. Никакого странного ощущения. Я не ощущала никакого соединения с Рэйчел, но и чувства потери также не испытывала. Чего нельзя было сказать про Льюиса; я видела, как он, глубоко вздохнув, выпрямился, и его глаза на секунду свирепо полыхнули адским пламенем.
– Сколько энергии она высосала из Джонатана? – спросил он.
– Не скажу точно, у кого больше, у Дэвида или Джонатана, но думаю, много. – Я снова ощутила неприятные сокращения в желудке. – Дэвид, он очень плох. Боюсь, как бы он не…
– Он не мертв, – закончил за меня Льюис. То, как он произнес эти слова, заставило меня бросить на него резкий взгляд с сильным желанием добавить хороший хук. Хотя это была бы не совсем честная драка… Если бы он начал биться с черной пластиковой авоськой на моем боку, я бы поставила на авоську.
Он раскрыл кулак, и я обнаружила кровь Сиобан на его руке. Она грязными пятнами была размазана по бутылке. Я слегка прищурилась, так как мне показалось, что пятна начали двигаться, кружась по поверхности бутылки.
И постепенно всасываясь в нее.
Я ощутила внезапный приступ тошноты. В чем дело, Рэйчел, тебе уже не хватает плоти джиннов? Теперь ты решила закусить человеческой кровью?
– Какого черта ты творишь? – бросила я ему и вырвала свою руку, отступив в сторону. В течение нескольких секунд он балансировал бутылкой на ладони, потом посмотрел на меня пустым взглядом.
– Думаю, что должен сделать кое-что, – произнес он и бросил бутылку на ковер. Потом приподнялся с коляски, поднял ногу и опустил ее на бутылку, раздавив ее.
Комната слегка завибрировала, словно от небольшого порыва ветра на эфирном уровне. Это выразилось в виде белой энергетической волны. Во мне что-то дернулось, и маленький джинн завибрировал, словно крошечный камертон. Инстинктивно я сделала еще один шаг назад, прикрыв живот обеими руками, но это ощущение не было болезненным, скорее даже приятным.
Краем глаза я увидела ярко-золотистую вспышку, потом возникла двигающаяся тень… тень, обретающая форму, размер, грацию. Она шла неторопливой, изящной походкой, переходя из той реальности в эту.
Теперь волосы Рэйчел оказались коротко подстрижены, элегантно сочетаясь с великолепной формой головы. Они оттеняли форму ее скул, мягкие изгибы губ.
Ее глаза горели ярко-желтым янтарем.
Она была одета во все черное. Такой я еще никогда ее не видела. Черная шелковая майка, плавно повторяющая мягкие изгибы ее мускулистого женского тела. Выглядела она в духе семидесятых. Черные, облегающие бедра брюки, широкий пояс, стильные ботинки.
– Белоснежка, – произнесла она, и ее голос прозвучал вполне реально. Не совсем приятный на слух, но вполне реальный. Она слегка поклонилась мне и перенесла все внимание на Льюиса, усаживающегося в коляску. Это выглядело скорее как контролируемое падение.
– Ты выглядишь не совсем здоровым, мой друг.
– Да, – проскрипел Льюис. – Бывали деньки и получше.
Она протянула к нему руки, приложив их к его щекам. В ней чувствовался контраст; ее кожа была иссиня-черного цвета, неприятно напоминающая о той черной глыбе, которой она была, будучи ифритом. Вместо алмазно-острых когтей у нее оказались обычные ногти, выкрашенные в ярко-золотой цвет.
– Итак, – промурлыкала она, глядя ему прямо в глаза. Я не смогла бы выдержать этот взгляд ни при каких обстоятельствах. Льюис моргнул, но постарался не уклоняться от него. – Я страдала, Льюис. Так же, как и ты. Я понимаю, каково это – потерять себя, узнать, что такое голод, боль и ярость. И я знаю, каково чувствовать, когда это длится до бесконечности.
– Я все еще человек, – произнес он. – И бесконечность имеет для меня немного другое понятие.
– Думаешь? – Она слегка покачала головой. – Все равны перед вечностью.
– Почему ты здесь? – прошептала я. – Как тебе удалось…
Она переключила внимание на меня, не сводя глаз с Льюиса.
– Потому что произошла смерть.
– Человеческая смерть, – сказала я, но потом прикусила язык. Я вспомнила, как Джонатан превратился в джинна вместе с Дэвидом… на поле битвы, окруженный сотнями людских смертей. Потом смерть распространяется все больше, раскручиваясь по спирали, трансформируясь…
– Смерть дает жизнь. Так мне говорил Джонатан. – Это означало, что существует другой путь рождения Имары… нет. Я не могла думать об этом сейчас. Только не сейчас.
– Эта сила очень могущественна, – произнесла Рэйчел. – Хотя если бы я не тянула силу из таких могучих источников, то, вероятно, не смогла бы контролировать ее. Человеческая смерть нарушает равновесие, а не выравнивает его.
Она придвинулась к Льюису так близко, что, казалось, сейчас поцелует его своими сочными блестящими губами.
– Я дам тебе все, что тебе нужно. Его улыбка стала слегка комичной.
– Ты уже успела стать эксгибиционисткой? – Его голос приобрел низкий вибрирующий тембр. Я узнала его. Помнится, во время учебы в колледже он заставлял мои трусики падать к ногам в дальнем углу лаборатории.
– Скажи мне, что ты хочешь. – Она тоже понизила свой голос, почти до шепота, звучащего весьма эротично: – Скажи мне, что ты дашь мне взамен, любовь моя.
– Бесконечную благодарность?
– Ты должен сделать кое-что получше. – Ее губы почти касались его губ, я видела, как он краснеет.
Все присутствующие в зале: двадцать человек из Маат, молчаливый обслуживающий персонал, Мэрион, Кевин, охранники – все стояли, завороженные, наблюдая за происходящим. Не знаю, как остальные, но я ожидала увидеть, как начнет падать на пол срываемая ими в пылу страсти одежда, что, конечно, было крайне возмутительно для всех этих пожилых господ.
Рэйчел улыбнулась еще шире.
– Скажи, что ты дашь мне взамен.
– Свободу, – сказал Льюис и поцеловал ее. Вот это да. Настоящий французский поцелуй. По залу пронесся легкий шепоток. Старший лакей – Блевинс, что ли – смотрел на них так неодобрительно, будто немедленно хотел вывести их вон.
Рэйчел выпрямилась, отстранившись от него. Пульс Льюиса участился; я видела это по бьющейся жилке на его шее. Она же выглядела совершенно невозмутимой.
– Ты уже подарил мне ее, – произнесла она. – Теперь я требую твою любовь.
Я наконец-то увидела Льюиса в качестве идиота. Его глупый бессмысленный взгляд. Направленный. И нее.
– Что?
– Любовь, – медленно проговорила она. – Преданность. Сможешь ли ты дать мне это? Или мне уйти и оставить тебя с твоими проблемами?
Он облизал губы, видимо, все еще ощущая ее вкус во рту. Майрон Лэзло наконец-то стряхнул с себя оцепенение и, шагнув вперед, жестко сказал:
– Сейчас не время и не место…
– Тихо! – прошипела в ответ Рэйчел, выкинув в его сторону руку с ногтями, скорее похожими на ножи для разделки рыбы, чем на модный маникюр. – Я разговариваю не с тобой, человек. Это частная беседа.
Лэзло благоразумно решил отодвинуться подальше. На самом деле все сделали несколько шагов назад. Сейчас существовали только они: Льюис, его коляска и джинн.
Ей шел черный цвет. Крепкая, смертельно опасная и сексуальная, как молодая тигрица. Мне стало интересно, приобрела ли она что-нибудь из вышеперечисленного во время той битвы за выживание с Джонатаном и Дэвидом.
– Скажи мне, что ты хочешь жить, – обратилась она к нему.
– Я хочу жить, – произнес он, переведя взгляд с нее на Кевина, стоящего за мной. Я слышала, как парень шаркает ногами по ковру. Он был испуган. Он впал в ступор от одного вида Рэйчел и, похоже, начал испытывать чувство клаустрофобии. – Он не должен умереть, Рэйчел. Это мое условие.
– Льюис, я не знаю, какую игру она ведет с тобой, но она не сможет ничего исправить, – сказала я. – Я спрашивала Дэвида об этом. Он сказал, что никто, кроме Джонатана, не смог бы вернуть все на свои места. – На пути к Лас-Вегасу мы с Дэвидом обсуждали эту тему около недели. Он был однозначен в своем мнении.
– Это правда, – промурлыкала Рэйчел.
Она повернулась, посмотрев мне в глаза. В ней всегда было что-то от дикой кошки, что казалось так же естественно для нее, как дыхание для меня. И теперь я вновь испытала это чувство. Кошка, играющая с маленькой мышкой, прежде чем слопать ее. Джинны страшны в своем гневе, когда у них нет причины водить дружбу с нами, людьми.
– Я не могу. Но, видишь ли, милая, я теперь уже не я. Теперь нас больше. К тому же я не говорила, что собираюсь делать это в одиночку.
Она так завуалировала смысл своих слов, что я не сразу поняла их истинное значение. Но когда за ее спиной начали появляться тени, я поняла, что она говорила буквально.
Она действительно была не одна. Парень с серебряными волосами и серыми глазами, с бледной атласной кожей… Я вспомнила его, но это было не самое лучшее воспоминание. Ашан. Так сказать, второй после Дэвида заместитель Джонатана. Беспощадный ублюдок, прямо-таки переполненный силой, которая словно переливалась через край на эфирном уровне.
Там и сям начали появляться другие. Молодая девушка с волосами цвета воронова крыла и тщательно подведенными глазами, одетая во все малиновое. Ее пурпурные глаза горели как неоновые огни. Маленькая девочка по имени Эллис, в сине-белом фартучке. Потом это худое костлявое существо неопределенного пола.
Джинны. Много джиннов. Свободных джиннов.
Я остановила взгляд на маленькой Эллис, смущенно улыбнувшейся мне.
– Послушай, деточка, а разве тебе не полагается быть где-нибудь в другом месте?
– Кэти больше не принадлежит Хранителям, – произнесла она. – Она достаточно натерпелась. Теперь я свободна. – Она кивнула своей белокурой головкой в сторону Лэзло. – Теперь она с ними. И я тоже.
Зала казалось явно недостаточно, чтобы вместить в себя всю эту гудящую и вибрирующую энергию. Я услышала, как стаканы на подносе тихо позвякивают в унисон. Джиннов было слишком много, все в одном месте, я чувствовала, как нагревается воздух.
Лэзло также ощущал эту перемену в атмосфере.
– Довольно, Рэйчел, – произнес он. – Нам понятна твоя позиция. Вас много, и вы можете или помочь нам, или навредить, как вам будет угодно. Мы верим в то, что вы примете верное решение, так как вы доверяете нам. Это является принципом Маат. Баланс.
– Да, баланс, – ответила Рэйчел. – Свободные джинны не ссорились с вами. Но мы не позволим никому из вас уйти безнаказанным, так же как и кому-то из джиннов остаться пленником Хранителей.
Льюису определенно не хватало воздуха, который он вдыхал. Его кожа снова приобрела бледный оттенок, вокруг рта и глаз образовались белые круги, он страдал. Возможно, это происходило из-за чрезмерного присутствия джиннов в комнате. Он будто сжигал себя изнутри.
Рэйчел присела около его коляски и положила руки на его колени.
– Ашан, – сказала она, – раздели со мной свою силу.
Джинн подошел, положив руку ей на плечо. Бритый джинн с серьгой в руке молчаливо взял Ашана за руку. Черноволосая девушка в малиновом также поспешила к Рэйчел, раздвигая людей, и положила кончики пальцев ей на шею.
Они подходили, один за другим, двигаясь, словно привидения. Когда они проходили мимо меня, между нами проскакивали вспышки статического электричества. Они касались друг друга, формируя цепь силы.
Лэзло осознал это первым. Он взял меня за локоть и подтащил к Кевину.
– Возьми его за руку, – сказал он.
– Что? Я не хочу! – Мальчишка попытался вырваться. Его испуганные глаза превратились в огромные блюдца. – Не шути со мной! Ты же хочешь убить меня!
– Кевин, заткнись и делай, что говорят. – Когда я потянулась к его руке, он подал мне ее так, словно хотел стукнуть. Он попал мне в солнечное сплетение, и я согнулась пополам, судорожно глотая воздух.
В конце концов, я собралась с силами и вцепилась в его кулак двумя руками. Смертельная хватка. Благо, Лэзло не растерялся и перехватил другую руку Кевина. Крепко держа, я схватила его за плечо и пригнула к полу.
– Отпусти меня, чертова сука! – закричал он, извиваясь и пытаясь вырваться.
Воздух начал вибрировать. Сила сочилась из него, но он был слишком испуган и не мог ее контролировать. Но даже в таком состоянии он был способен нанести весьма ощутимый вред всему окружающему. Сфокусировавшись на своей энергии, я пыталась сбалансировать воздух вокруг него, не допуская возникновения хаоса, который он вызывал…
– Нет, Джоанн. Так не пойдет. Позволь ему попытаться самому.
– Он не будет пытаться, – судорожно выдавила я. Трудно разговаривать с кем-то, когда твоя диафрагма ни в какую не хочет втягивать воздух. – Иначе он сотворит то, что случилось тогда в «Беладжио», ты разве этого не понимаешь? Будет только хуже!
– Я знаю. – Он прикрыл глаза. Его лицо было безмятежным. Не пустым, а… умиротворенным.
Позади него Эшворт опустил свою руку на плечо синего пиджака, остальные последовали его примеру, формируя человеческую цепочку передачи энергии, которая была точь-в-точь как у джиннов.
Два круга силы, держащие друг друга в равновесии.
То, что испускал Маат, не являлось энергией по своей сути. Это скорее походило на ее отсутствие. В то время как Хранители концентрировались на субмолекулярном уровне, манипулируя молекулами, перестраивая окружающий мир под свою собственную модель, Маат забирался еще глубже. Я не могла этого увидеть, пока не уподобилась им, став спокойной и умиротворенной.
В эфире энергия Кевина бурлила как пламя, пожирающее все вокруг, – сила, способная разрушить города и сровнять все с землей. И эта сила перемещалась.
Но Маат окружал ее, удерживая в себе.
Отрицал ее.
– На каждое действие – противодействие, – промурлыкал Лэзло. – Для каждой вибрации – встречная волна. Мы не пытаемся выиграть битву. Мы хотим остановить игру.
Я вспомнила ту игру в карты. Карты порхали над столом. Хотя я только подумала об этом, Лэзло уже вздыхал, опережая мои мысли:
– Ты видишь силу там, где ее не существует. Мы не заставляем карты порхать. Мы просто отрицаем силу, движущую их.
Кевин яростно пытался разрушить комнату, вгрызаясь все глубже в породу под гостиницей. Ему было наплевать, пострадает ли кто-нибудь от его действий. Видимо, ему всегда было наплевать на это.
Мой внутренний голос кричал: «Сделай что-нибудь!», но я выжидала, наблюдая за происходящим.
Мэрион нежно коснулась моего плеча своей теплой рукой, и когда я посмотрела на нее, то увидела на ее глазах слезы.
– Я вижу, – произнесла она. – Я вижу, что надо сделать. Все это время мы разрушали, хотя могли спасти… – Она имела в виду Хранителей, которых ей приказывали лишать силы – другими словами, убивать. Это было своего рода откровение для нее, и, похоже, не самое радостное.
Маат все продолжал сдерживать вибрацию своим привычным спокойным методом. Это являлось базовым принципом движения волны; найти нужную частоту, и она исчезнет. На молекулярном уровне все резонирует с определенной скоростью.
Даже Земля.
Даже Кевин.
Маат не сражался с тем, что он творил. Они боролись с тем, кем он был изначально… успокаивая его и умиротворяя.
Останавливая его, словно мать, успокаивающая младенца, прикасаясь рукой к его губам.
Я обнаружила, что Кевин затих, и глянула вниз. Его измазанное слезами лицо стало беззащитным и открытым. Вся спесь сошла с него. Я чувствовала, как он напрягается, пытаясь что-то сделать; у него была сила Льюиса, и если бы он знал, как грамотно использовать ее, то наверняка разорвал бы мое сердце на куски или превратил мой мозг в желе. Мне хотелось предпринять что-либо, чтобы обезопасить себя, но я решила довериться Лэзло. Я точно поняла то, что если вызову волну возмущения своей энергией, то это сведет на нет все попытки Маат унять вибрацию вокруг Кевина.
Черт, Кевин действительно хотел моей смерти. Я ощущала, как это исходило от него красными волнами агрессивной энергии, клубящимися в эфирном поле. Нежный шепот пытался контролировать этот сгусток яростной энергии. Мне представилась клетка из тоненьких прутиков, пытающаяся сдержать разбушевавшегося льва. Да, такие аналогии не добавляли спокойствия моей и без того неспокойной душе.
– Теперь, – еле слышно выдохнул Лэзло, – возьми ее за руку.
Ее? Кого?
Я глянула вниз.
Эллис. Ее невинная улыбка не вполне сочеталась с мощью, находящейся внутри нее. По меркам джиннов, она была довольно стара, эта малютка.
Я вытянула руку, и она схватила ее своими крохотными пальчиками.
Мы соединили две субстанции вместе.
Ян и Инь.
Позитив и негатив.
В эфире это выглядело как две соединенные цепи, горящие ослепительно ярким светом. Захватывающее зрелище. Сложный и изящный рисунок, каждый кусочек находился на своем месте. Я восхищенно наблюдала за переливом цветов… зеленый – земля, синий – вода и воздух, красный – огонь. Они вспыхивали, прикасаясь к людям, и светлели, проходя через цепочку из джиннов, собирая энергию. Чтобы потом, через Рэйчел, влиться в тело Льюиса. Светящаяся белым светом радуга, наполняющая его силой. Его почти превратившееся в тень тело начало обретать былую форму и цвет. Пока еще не излеченное – для этого нужно время, – но уже и не разрушающееся. Не умирающее.
Пусть он сохранит свою сущность. Эти слова проносились через цепочку рук. Люди и джинны, являющиеся одним цельным живым существом. Льюис был его частью. Как и Кевин. Внутри него бушевал огненно-красный костер – его природная сила, которую должна была отнять Мэрион, посланная Хранителями. Можно было сделать это именно сейчас, без всякого риска для его жизни. Он бы выжил, мы бы позаботились об этом.
Но голос продолжал нашептывать: пусть он сохранит свою сущность. Видимо, он, как никто другой, понимал, что Кевин не выживет без природного дара, пылающего в его душе. Он не требовал и не приказывал. Маат основывался на странных принципах – прямо противоположных принципам Хранителей. Такая структура… такая символичная машина… Мы безмолвно дискутировали, скорее на эмоциях, чем на словах или с помощью логики. Мы спорили, соединив для этого наши души.
И, в конце концов, мы пришли к решению.
Мэрион убрала руку с моего плеча, и единая энергетическая цепь распалась. На сорок людей и джиннов, каждого со своими печалями и радостями, любовью и ненавистью. Каждый сам по себе.
Вот почему Хранители никогда не могли сохранять мир в равновесии. Они не знали как. Они просто не понимали.
Вот это было силой.
Кевин вдруг расплакался.
Я положила руку ему на плечо не для того, чтобы контролировать его, но чтобы успокоить.
– Ты причинила мне боль, – шептал он, всхлипывая. – Она мертва. Я не смог защитить ее.
Он продолжал плакать, раскачиваясь взад и вперед. Все его тело содрогалось. Я посмотрела на Мэрион. Ее лицо снова было спокойным и светящимся.
– Да, он все еще опасен, я знаю, – произнесла она. – Но в нем заложен огромный потенциал. Зная это, зная, что его можно контролировать, было бы глупо с моей стороны отнимать у него силу.
– Полагаю, ему нужен опытный наставник, – ответила я. И когда она открыла рот, перебила ее: – Не смотри на меня так. Он мне совсем не нравится.
Ее улыбка. Та самодовольная улыбка, которая была мне хорошо известна.
– Я сказала, нет. – Я продолжала настаивать. Кевин продолжал хныкать.
– С меня хватит. – Я повернулась к Рэйчел, все еще сидевшей возле коляски Льюиса. – Рэйчел.
Она поднялась на ноги одним резким, свойственным ей нечеловеческим движением – видимо, так уж запрограммировано в геноме джиннов, если он у них вообще есть, – и повернулась ко мне, показав свои свирепые глаза и не менее свирепую улыбку.
– Да, Белоснежка, – медленно произнесла она.
– Теперь моя очередь, – начала я, заметив, что люди вокруг начали шарахаться в сторону, видя выражение моего лица. – Ты помогла Льюису, потом ты помогла Кевину. Ты знаешь, чего хочу я.
Она бесстрастно изучала меня.
– Я не могу. Ты уже знаешь это. Его не так просто вылечить, особенно после того, во что он превратился.
– Ты была в худшем состоянии, однако сейчас ты выглядишь прекрасно, не так ли? – Я махнула на нее. – Не пудри мне мозги. Я не в том настроении.
– То, о чем ты думаешь, не сработает.
Я шагнула в ее сторону, не желая отводить от нее свой взгляд, что было весьма непросто.
– Ты излечишь Дэвида, или, клянусь, я разорву тебя на части. Я сделаю это целью моей жизни.
Молчание. Ответа не последовало. За нее ответила Эллис. Маленькая Эллис со своими неоново-синими глазами и улыбкой, уходящей во тьму веков.
– Она не сможет. Она восстановилась, поскольку использовала энергию более мощного источника, а также из-за смерти. Сейчас здесь нет никого сильнее ее, а также нет смерти.
– Я могла бы это устроить. – Я метнула взгляд на Лэзло, насмешливо приподнявшего брови в ответ.
– Это не имеет значения, – ответила Эллис. – Тебе нужен Джонатан.
Рэйчел кивнула.
– Я пойду с тобой, чтобы вернуть Джонатана. Он не может оставаться в лапах… – Она скорчила рожу и произнесла слово на языке джиннов. Несколько джиннов выглядели слегка шокировано. Эллис покраснела.
Ну, хорошо.
– Отлично. Кто-нибудь еще хочет присоединиться к нам?
Джинны переглянулись, потом начали исчезать, один за другим, показывая, что они против этого сомнительного предприятия. Остались только Ашан и Эллис.
– Ты будешь ответственна за ваш провал, – презрительно процедил он и также испарился.
Эллис окинула меня своим полным сожаления взглядом, пожала плечами и ушла в тень.
Верность братству джиннов была налицо.
– Отлично. Только я и Рэйчел. – Я ткнула пальцем в Лэзло, беседующего с двумя из Маат.
– Эй, Лэз! – Он откликнулся не сразу, но когда повернулся, его лицо было слегка хмурым, словно я издала не совсем пристойный звук. – Я иду за Куином. Ты можешь дать кого-нибудь из своих людей?
– Я пойду, – незамедлительно откликнулась Мэрион. – Я тебе понадоблюсь.
– Хорошо, ты с нами. – Я ожидала, пока Лэзло предложит свою кандидатуру. – Ну же, мужчина. Куин же твой верный пес. Ты не думаешь о том, чтобы пойти с нами? Может, хотя бы отвлечешь его внимание, пока я не пришибу этого подонка.
Несмотря на все мои слова, он не утратил чувства достоинства. Я посчитала это плохим знаком.
– Детектив Куин иногда помогал Маат, но только как временный союзник, – ответил он. – Мы столкнулись с ним несколько лет назад, когда он помог спасти одного из членов нашей организации. С тех пор он был нам полезен, сообщая о планах Хранителей на его территории. Также он содействовал нам в поиске и освобождении джиннов. Но в связи с тем, что он не является носителем хоть какой-то значимой силы, мы не рассматривали его как часть нашей команды.
– Что ты говоришь! – Мой голос звонко прозвучал в тишине зала. – Будь осторожнее, прикрывая свою задницу. Маат по уши увяз в дерьме, которым занимался Куин. Конечно, сначала он и Чез развлекались тем, что приторговывали наркотиками, но потом Орри открыл кое-что поинтереснее. Сколько может стоить джинн с бутылкой на черном рынке, ответь мне, Лэз? Миллионы, если найти нужного богатого ублюдка. Даже обычный смертный может использовать джинна в своих целях. Не так эффективно, как Хранитель, но все же. Они являются чертовски классными игрушками. – Я оглянулась на Кевина, вспомнив его распутную приемную матушку. – Вы, ребята, сделали его своим специалистом по грязным делишкам, так? Когда до вас доходит информация о джинне, которого можно освободить, вы посылаете Куина на эту благую миссию. Сколько раз он возвращался ни с чем, скажите-ка мне?
Лэзло беспокойно заерзал на месте.
– Мы ожидали, что провалы могут иметь место. Никто не сможет восстановить каждого…
– Сколько раз он возвращался с пустыми руками? Молчание. Вмешался Эшворт:
– Не меньше двадцати раз за последние несколько лет.
Мэрион глянула на Льюиса.
– Как насчет тех джиннов, которых Льюис прихватил с собой, покинув Хранителей? Куда они исчезли?
«Покинул» было слишком громко сказано. «Унес от них ноги», было бы более точным выражением, но я вовремя прикусила язык. Разве Мэрион виновата в том, что ее работа – избавлять Хранителей от неугодных.
На самом деле мне нравилось, что этим занималась она, а не кто-то другой. Она была честной, доброй и в то же время сильной духом. Никому не нужен некомпетентный исполнитель.
– Он их освободил, – ответила я за него. – Даровал им свободу, поскольку он не верит в джиннов-рабов.
Внезапно я осознала, что именно сорвалось с моего языка. То, чему она только что стала свидетелем в этом зале.
Она знала, что джинны могут существовать и вне бутылки, теперь же… она знает, что они могут жить своей собственной жизнью, со своими правилами и принципами. А также свободно могут взаимодействовать с людьми.
Этого как раз и не надо было знать Хранителям. Правда, Мэрион не выглядела шокированной этой новостью.
– Ты знаешь о свободных джиннах? – Она наклонила голову. – Как же так?
– Я была бы полной дурой, если бы не знала об этом.
– Кто-нибудь еще…
Она тепло улыбнулась мне.
– Вокруг столько идиотов, носящих отличительный знак Хранителя. Тебе следовало это знать, Джоанн. Правда, они так озабочены своими личными проблемами. Сомневаюсь, что они замечают что-то еще вокруг. В любом случае мир полон тайн. Большинство видит то, что они хотят увидеть, и ничего более. Иногда я задумываюсь, а может быть, это есть отличительный признак здравого рассудка?
Члены Маат гудели вокруг меня, дискутируя. Лэзло что-то громко говорил о том, что они не солдаты. Это отчасти являлось правдой; в этом я не могла их упрекнуть. Но, кроме того, я не была уверена, что могу доверять им, не говоря уже о Куине. Он был частью их организации слишком долгое время, чтобы снимать его со счетов.
На меня, скрестив руки, смотрела Рэйчел, на лице ее играла улыбочка.
– Ну что? – спросила я. – Нас только трое?
– Четверо, – услышала я еще один голос. Льюис приподнялся в кресле, принял устойчивое положение и заковылял к нам. Яростная дискуссия внезапно стихла.
– Я тоже иду.
– Ты не можешь… – начал было спорить Эшворт, но Льюис стрельнул в его сторону острым взглядом, и тот заткнулся. – Прекрасно. Самоубийца. Что до меня, то я умываю руки.
Он повернулся и пошел ко входу, расталкивая всех вокруг своей чертовой тростью. Судя по ухмылке, играющей на лице Рэйчел, для нее это было лучшее развлечение за последнее время. Она резко сорвалась и блокировала входную дверь. Некоторое время они играли в молчанку, потом Эшворт благоразумно решил, что его достоинство дороже позорного бегства. Он сделал вид, что это была его идея остаться в зале.
– Итак, я иду с вами, – сухо произнес Льюис, и я вдруг осознала, насколько тяжело для него было встать и подойти к нам. Его гордость была уязвлена. Но я не подошла к нему и не начала плакаться ему в жилетку о том, как я рада, что он выжил.
На самом деле я была рада, но черта с два я буду выворачивать душу наизнанку, особенно сейчас, когда предстоит серьезное дело.
– Это мы еще посмотрим. Ты же не собираешься упасть? – спросила я. У него в руках появилась трость, способная посоревноваться в манерности с тростью Эшворта.
– А что? Ты собираешься поймать меня?
– Никогда не перечу ослабевшим героям, – ответила я. Конечно, он мог стать еще той обузой, но, по крайней мере, цвет его лица стал ярче. Я также ощутила знакомую успокаивающую вибрацию, исходящую от него. С ним моя душа всегда была спокойна, и мир казался милым и безопасным. Ради эксперимента я решила взять его за руку.
Трах! Между нами проскочила голубая искра. Мы оба состроили рожи и отодвинулись друг от друга подальше. Все становилось на свои места – вспышки статики, а также обманчивое и соблазнительное тепло от его прикосновения. В ближайшем будущем я не хотела бы оказаться с ним в одной постели, пусть даже и с самыми невинными намерениями. Я не могла гарантировать, что моя сила воли не сломится.
– И это все? Нас только четверо? – Господа из Маат покидали зал так же стремительно, как и джинны… правда, в менее сверхъестественной манере. Несколько молодых членов все еще крутились рядом с нами, восхищенно наблюдая за врагами-Хранителями. Я все никак не могла привыкнуть к тому, что Льюис тоже принадлежит к их сообществу. Рэйчел также привлекала их внимание, главным образом благодаря ее обтягивающему шелковому костюму.
– Пятеро, – с трудом выдавил Кевин. Мы посмотрели сначала на него, потом друг на друга. – Не то чтобы я присоединяюсь к вам. Просто… Это же он убил Сиобан. Вы не смеете оставить меня здесь. С ними.
Не знаю, было ли это искренней любовью, но в глазах паренька можно было прочесть страдание. Ощущение кого-то, оставшегося позади, пусть даже это был один-единственный человек, которого ты любил в жизни. Даже психопаты могут любить. Я не помнила, чьи это слова, но их уместность в данной ситуации не вызывала сомнений.
Похоже, мы пришли к молчаливому согласию, походя в этом на наших господ из Маат.
– Держись меня, парень, – приказал Льюис.
Кевин прямо-таки ощетинился.
– Чтобы ты высосал меня досуха, да? – Мы все глянули на него. Он покраснел. – Вы поняли, что я имею в виду.
– Когда я говорю «держись меня», я имею в виду, что Куин расценивает тебя как самую опасную угрозу для него. Он думает, что ты все еще владеешь моей силой. Я намереваюсь использовать тебя в качестве живого щита.
Кевин оглядел его.
– Да ты что?
– Стал бы я тебе врать? Кроме того, я довольно слаб. Мне нужна твоя поддержка. – Да уж, ума Льюису не занимать. То, чего Кевин так страстно желал, но не мог добиться… уважения. Ответственности.
Кевин не хотел показать, что его это действительно взволновало.
– Хорошо, как скажешь.
Мэрион глянула на меня с таким видом, будто хотела спросить, доверяю ли я ему. Я не могла передать мимикой все, что я думаю о Кевине, поэтому предпочла не гримасничать в ответ. Важно было то, что Джонатан любил этого парня. Это могло послужить подспорьем в нашем нелегком деле. Да, Куину предстояло решить еще множество проблем, о которых он пока и не догадывался.
– Глупый вопрос, – сконфуженно произнесла Мэрион. – Но хотелось бы знать, где нам найти его. Мы не можем выследить джиннов, не говоря уже о Джонатане. Если только ты не… – Она посмотрела на Рэйчел. Та в ответ покачала головой. – Как же нам найти его?
– Джонатан сам рассказал об этом. Она выглядела озадаченной.
– Но он исчез, не закончив того, что хотел сказать.
– Не важно. Я знаю, что он пытался сказать мне. – Я повернулась к Эшворту, презрительно смотрящему на меня. Я чувствовала, что мы так и не пришли < ним к согласию. Правда, меня это не сильно волновало. – Дом вашего сына. «Ранчо Фантазий», которое находилось в Уайт Ридж. Вы все еще владеете им?
– Нет, – бросил он и повернулся, чтобы уйти. Рэйчел снова помешала ему:
– Кто купил его?
Рука Эшворта судорожно сжала наконечник трости; я видела, как побелели костяшки его пальцев.
– Я уверен, что вы уже знаете кто, – ответил он.
– Томас Оренсел Куин. – Я ни чуточки не сомневалась в этом. – Все остается в семье.
– Мне никогда не нравился этот скользкий ублюдок. – Эшворт двинулся к выходу, постукивая тростью о ковер. – Идите и будьте прокляты. Только сделайте мне одолжение и не умрите в доме моего сына. – В этот раз Рэйчел посторонилась, позволив не оскорбить его чувство достоинства.
Уайт Ридж. «Ранчо Фантазий». Орри. Я снова возвращалась в свой ужасный кошмар. Правда, на этот раз я была не одна.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Фактор холода - Кейн Рэйчел

Разделы:
В предыдущей части…Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

Ваши комментарии
к роману Фактор холода - Кейн Рэйчел



Потрясающая трилогия.Высший бал,очень хочется прочитать продолжение.
Фактор холода - Кейн Рэйчелмарина
27.01.2016, 12.35








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100