Читать онлайн Обольститель, автора - Кейн Андреа, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обольститель - Кейн Андреа бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.12 (Голосов: 34)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обольститель - Кейн Андреа - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обольститель - Кейн Андреа - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кейн Андреа

Обольститель

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Окрыленный Дастин поспешил домой. Каждая клеточка его существа ликовала при мысли, что сегодня вечером исполнится еще одна мечта Николь. Мечта, которую, как и ее желание участвовать в дерби, нельзя купить в магазине и принести домой в праздничной упаковке. О, это будет замечательная прогулка!
Его размышления прервал встревоженный голос Пула.
— Милорд, — стоявший на дорожке дворецкий, увидев Дастина, облегченно вздохнул. Достав из кармана носовой платок. Пул вытер им вспотевшее лицо, взгляд его беспокойно перебегал от Дастина к входной двери и обратно. — Куин сказал, что вы в конюшнях. Я только что вернулся оттуда, обследовав их дюйм за дюймом, но не смог вас найти.
— Я был у Стоддарда. Что случилось?
— Милорд, его высочество весь день дожидается вашего возвращения. Герцог прибыл четверть часа спустя после того, как отъехала ваша карета. Он очень обеспокоен телеграммой, которую мы ему послали.
— Еще бы не обеспокоен! — раздался голос Трентона Кингсли, который в эту минуту вышел из дома, бросая на брата гневные взгляды. — Я услышал твой голос. Где ты пропадал? И что это за чушь насчет Александра? Кто смеет ему угрожать?
— Привет, Трент! — воскликнул Дастин с беззаботным видом. — А ты где пропадал? Я ждал тебя еще несколько дней назад. — Дастин повернулся к дворецкому: — Спасибо, Пул. Ты сделал все как надо.
Он взбежал по ступенькам и сердечно обнял брата, чутьем угадав тревогу, скрывавшуюся за гневным видом Трентона.
— Прекрати рычать. Ты наводишь ужас на Пула. Пойдем в кабинет. Выпьем коньяка, и я все тебе расскажу.
Коротко кивнув, Трентон чуть ли не бегом бросился в кабинет.
— Рассказывай! — приказал он, плюхаясь в кресло, когда Дастин его догнал. — Кто угрожает Александру? И почему?
Дастин наполнил бокалы и протянул один из них брату.
— Несколько дней назад, после моего возвращения из Спрейстона, меня посетили два человека. Они настаивали, чтобы я не нанимал Ника Олдриджа, которого, если ты помнишь, я хотел принять к себе на работу.
— Они угрожали тебе? — вскричал герцог. — Но ведь это же бред! Если они и хотят убрать Олдриджа с дорожки, в данный момент это неосуществимо. Он не в состоянии участвовать в скачках. По сообщениям газет, Олдридж сейчас лечится в Шотландии. — Трентон замолчал, подозрительно прищурившись. — Если, конечно, газеты не лгут.
— Очевидно, мои посетители пришли к такому же заключению. Они заявили, что, если я хочу, чтобы с Александром ничего не случилось, я должен держаться от Олдриджа подальше. Предупреждение было недвусмысленным, как и мой ответ — однозначный и категоричный, но я их хорошенько припугнул. — Дастин стиснул зубы. — Не думаю, чтобы они осмелились приблизиться к Александру. Но я обязан был тебя предупредить.
— Это все, что ты можешь сообщить? — вскинув бровь, спросил Трентон — Любопытно. А мне почему-то кажется, что ты чего-то не договариваешь.
— Если и так, то это не имеет никакого отношения к Александру. Я намерен положить конец проделкам этих мерзавцев.
Герцог задумчиво посмотрел на брата.
— Ты знаешь об исчезновении Ника Олдриджа больше, чем говоришь мне, — произнес он наконец.
— Если верить газетам, его излечение проходит успешно.
— Я спрашиваю не об этом.
— Но я ответил тебе.
Трентон возмущенно фыркнул:
— Нет, тут что-то более серьезное. Позволь мне помочь тебе.
— Не сейчас. — Дастин покатал бокал меж ладоней. — Я обязан соблюдать конфиденциальность.
— К черту конфиденциальность! Чего она стоит, спрашиваю я, если тебе и твоей семье угрожают? Ты же не какой-нибудь сыщик, в конце концов.
— Ты прав. — Слова брата заставили Дастина задуматься. — Но ты подсказал мне отличную идею. Спасибо, Трент. Ты уже помог мне, и гораздо больше, чем можешь себе представить.
— Так ты не хочешь больше ничего мне рассказать?
— Я сказал все, что тебе следует знать. Ты просто должен повнимательнее следить за своей семьей. Между прочим, где сейчас моя обожаемая невестка и мой неугомонный племянник?
— В Броддингтоне. Мы вернулись из Спрейстона сегодня утром. Поэтому я и задержался. Я хотел приехать сразу же, как только получил твою телеграмму. Но Ариана — проницательная женщина. Если бы я чересчур поспешно покинул остров, она бы заподозрила неладное. А я не хочу тревожить ее.
— Правильно. У нее и так забот полон рот с этим восьмимесячным стихийным бедствием. Кстати, об Александре. — Дастин указал на свою верхнюю губу. — Ты заметил, что я сбрил усы? Твоему наследнику придется теперь крепко подумать, какие пытки для меня изобрести. Боюсь, что для этого ему не потребуется много времени.
Трентон проигнорировал игривый тон брата:
— Ты уходишь от вопроса. Почему? Не в твоих привычках что-либо скрывать от меня. Ты взял на себя защиту Ника Олдриджа?
— Трент, давай оставим это. Я не могу сказать больше того, что сказал. Ты просто должен верить мне.
«Верь мне» — собственные слова Дастина прозвучали для него напоминанием о предстоящем вечере.
— Не хочу быть невежливым, но я вынужден прервать наш разговор.
— У тебя какие-то планы на сегодняшний вечер?
— Да.
— Я ее знаю?
— Нет. Но узнаешь. Скоро.
Трентон поставил на стол бокал с недопитым коньяком.
— Звучит серьезно.
— Так оно и есть.
На лице герцога застыло удивление.
— Когда это ты успел? Ты же только неделю назад в Спрейстоне грустил и маялся от одиночества.
— Ах, когда это было! Неделю назад.
— Ты всерьез увлекся кем-то всего за несколько дней?
— За несколько минут, — поправил Дастин. Он выдержал многозначительный взгляд Трентона. — Как это было и у тебя с Арианой.
— То было совершенно другое дело.
— В самом деле? Это почему же?
— Ариане нужна была помощь. А мне была нужна Ариана.
— Ситуация настолько аналогичная, что у меня просто нет слов, — улыбнулся Дастин.
— Дастин, — вскинулся Трентон, — если эта женщина твое очередное увлечение, то…
— Трент, оставь, пожалуйста, свои нравоучения. Ты будешь первым, кто узнает все мои секреты. А теперь возвращайся домой, к Ариане. И не беспокойся об Александре. И обо мне тоже. — Дастин широко улыбнулся. — Ведь мы — Кингсли! Значит, прорвемся.
— Ты намекаешь…
— Спокойной ночи, Трент.
— Ну хорошо! — хватив кулаком по столу, сдался Трентон. — Спокойной ночи. — В дверях он задержался. — Ты позовешь меня, если будет нужна помощь?
— Мне не нужна помощь в общении с женщиной.
— Очень остроумно. Я говорю об угрозах и о том, во что ты ввязался.
— Я призову тебя, как только возникнет необходимость.
— Дастин, будь осторожен!
— Непременно, дорогой брат.
Трентон вновь смерил маркиза задумчивым взглядом.
— Мне не терпится с ней познакомиться. Она, должно быть, восхитительна.
Улыбка тронула губы Дастина.
— Не то слово.


— Платье? — Ник Олдридж так и застыл с открытым ртом. — Ты надела платье?
— Папа, не поднимай шума из-за пустяков. — Николь спускалась по лестнице, критически оглядывая себя с головы до ног. — Как я выгляжу?
Обеспокоенность, с которой был задан вопрос, не ускользнула от внимания Ника.
— Превосходно. Умопомрачительно. Из-за платья. — Ник поднял подбородок дочери и заглянул ей в глаза. — Твои глаза светятся, Ники, я этого раньше не замечал. Свет, я полагаю, зажег Дастин Кингсли.
— Что, так заметно?
— Да. Но не беспокойся, он ничего не заметит. Он так в тебя влюблен, что едва ли сможет поднять глаза.
— Ты и вправду так думаешь?
— Я это знаю. А думаю я о том, что он намерен предпринять в дальнейшем. Ники…
— Папа, не надо. — Николь прижала палец к его губам. Меньше всего ей сейчас нужны были напоминания о прежних победах Дастина или лекция о том, как избежать его чар. Тем более что желание противиться им таяло у Николь с каждой минутой.
Стук в дверь избавил Николь от отцовских наставлений.
— Папа, — сказала она, — положись на мое благоразумие.
— Я-то полагаюсь. А как быть с маркизом? — Ник прошел к двери и услышал уже привычное: «Это Тайрхем». — Милорд, — приветствовал Дастина Ник.
— Добрый вечер, Олдридж. — Дастин в темном пиджаке и брюках — соблазнительный как смертный грех, — переступил через порог. — А где Николь… — Он осекся и уставился на девушку, точно перед ним появилось привидение.
— Моя реакция была точно такой же, — сухо заметил Ник. Кашлянув, он отступил в сторону, давая Николь возможность присоединиться к своему кавалеру. — Приятной вам прогулки.
— Спасибо, папа, — пробормотала Николь. Она шагнула к Дастину, задаваясь вопросом, как мужчина может быть таким поразительно красивым? — Добрый вечер, милорд. Мы идем? — Не услышав ответа от онемевшего маркиза, Николь поинтересовалась: — Как вы себя чувствуете?
— Спа… Благодарю вас… Превосходно.
Николь почувствовала, что сейчас расхохочется.
— Верится с трудом. — Она повернулась к отцу. — Папа, я скоро вернусь.
— Да, через час, — напомнил Ник. — В десять часов! — крикнул он вслед. Дастин рассмеялся.
— Строг, не правда ли? — Он взял Николь под локоть и повел прочь от коттеджа.
— Вовсе нет, — возразила Николь и тут же смолкла, почувствовав близость Дастина. Мысли ее смешались.


В этот вечер Николь была полна предчувствий. В ней просыпалась женщина, сознающая, что жизнь ее вот-вот изменится. Эта мысль одновременно восхищала и страшила ее.
До этого вечера она пыталась бороться со своими чувствами, но только сегодня, когда она наряжалась в непривычное одеяние, до нее дошло истинное значение слов Дастина.
«Скажи, разве ты не оживаешь, когда мы вместе? Не только когда мы прикасаемся друг к другу, но просто говорим? Смеемся? Спорим? Ах, Дерби, если только я окажусь прав, тогда, наверное, мы сможем исправить несправедливости жизни и противостоять им вместе».
Она не может этого отрицать. С самой первой встречи Дастин прочно вошел в ее жизнь, заполнил все ее мысли. Она помнила все до мельчайших подробностей: и объятия Дастина, и вечер на берегу Темзы, и первый визит Дастина в этот домик. Родственность их душ была очевидной, и никакая тревога не могла ее заслонить. И тут Николь с поразительной ясностью поняла, что все ее чувства укладываются в несколько простых, но трепетных слов: «Я люблю Дастина Кингсли!». Мысль эта, хотя и не такая уж неожиданная, усилила беспокойство Николь. Надежда на то, что у нее есть защита от чар Дастина, улетучилась безвозвратно. Сердце Николь больше ей не принадлежало. Теперь оно в руках судьбы.
Рука девушки инстинктивно потянулась к шее и нащупала заветный амулет.
— Ты сегодня очень задумчива, — заметил Дастин, когда они шли через лес.
— Правда? — Николь заморгала и подставила разгоряченное лицо холодному вечернему ветерку. — Прости. Я нервничаю.
— Не надо, — сказал Дастин, пристально разглядывая Николь. — Ты выглядишь превосходно. Совсем как в вечер нашей встречи.
— Это потому, что на мне то же самое платье, — ответила она, чувствуя, как гулко стучит ее сердце. — У меня их всего два. Это немножко поновее.
— Почему ты решила надеть его сегодня вечером?
Николь отвела взгляд.
— Мне ненадолго захотелось побыть женщиной, — она запнулась. — Для тебя.
— Спасибо, — голос Дастина прервался. — Я польщен.
— Куда мы идем? — спросила она, заметив, что они оказались в незнакомой ей части леса, а коттеджи арендаторов пропали за деревьями.
— Увидишь.
Уставившись на носки своих туфель, Николь ломала голову над тем, о чем следует говорить и как справиться с застрявшим в горле комом?
— Туда. — Дастин указал рукой влево. С любопытством повернув голову, Николь вгляделась в темноту и удивленно воскликнула:
— Хижина! Кто в ней живет?
— Никто. По крайней мере, сейчас. — Обхватив рукой талию любимой, Дастин повлек ее вперед. — Пойдем. Твой отец выделил нам на эту прогулку один час. Не хочу терять ни секунды.
Подойдя к хижине, Дастин отворил дверь и провел Николь внутрь. Не зажигая лампы, он прошел к окну и отворил деревянные ставни. Лунный свет залил скудно обставленную комнату.
Дастин подозвал девушку кивком головы.
— Я всегда бывал здесь только один. И то, что ты сегодня рядом со мной, значит для меня больше, чем все сокровища мира.
Николь, встав рядом с Дастином, взглянула на заросший деревьями крутой склон, потом посмотрела на усеянное звездами небо.
— Как красиво! — выдохнула она. — Луна и звезды. Сверкающие бриллианты плывут в сапфировом море.
— Правда. — Дастин проследил за взглядом Николь. — Я построил эту хижину несколько лет назад.
— Ты сам ее построил?
— Хм-м… Мой отец был архитектором, так же как и мой брат Трентон. По сравнению с ними я дилетант. Но все же кое-чему я у них научился и даже возвел две небольшие постройки. Эта — моя любимая, хотя и совсем простенькая. Здесь мое личное убежище.
— От чего? — шепотом спросила Николь.
— От той суетной жизни, которую я, по твоему мнению, так высоко ценю. Все эти балы, бесчисленные приемы и вечеринки. — Лунный свет озарял лицо Дастина. — Здесь же тишина, нет ни скучных разговоров, ни лондонского гула и ничего не значащих любовных связей. Только я и ночь. — Дастин повернулся к Николь. — А сейчас — и ты.
Сердце Николь сжалось, как только она выслушала эту исповедь.
— Я судила о тебе несправедливо, ведь так? — спросила она тихим дрожащим голосом. — Здесь ты больше Дастин Кингсли, чем маркиз Тайрхем. Расскажи мне о себе.
— Что бы ты хотела узнать?
— Все, чем ты захочешь со мной поделиться.
Тыльной стороной ладони Дастин погладил Николь по щеке.
— Я поделюсь с тобою всем, Дерби.
Николь почувствовала, как сердце екнуло у нее в груди.
— Трентон твой единственный брат?
— Да. Трент на два года старше меня. Герцог Броддингтонский — это знаменитость.
— Ты сказал, он архитектор?
— А еще и преданный муж, безнадежно влюбленный в свою жену, и один из самых лучших отцов на свете. Кингсли всегда сами прокладывали себе дорогу.
— Мне кажется, я заслуживаю порицания, — сказала Николь.
— Я не хотел тебя обидеть. Я говорю о том, что титулы для нас ничего не значат. Трент ничуть не изменился с тех пор, как умер отец и завещал ему герцогство. Он все тот же прекрасный человек.
— А ты? От кого ты унаследовал свой титул?
— Я его не унаследовал. Мне его пожаловала королева Виктория.
— Правда? — Николь, пораженная словами Дастина, подалась вперед. — Когда? За что?
— Около десяти лет назад. Мой отец был близким другом королевы и ее супруга. Мы с Трентоном часто сопровождали отца во время его визитов в Балморал и Осборн-Хаус. Во время одной из таких поездок было совершено покушение на жизнь королевы. Мне пришлось… вмешаться. Ее величество пожелала вознаградить мою услугу, и я был возведен в звание маркиза Тайрхемского.
— Ты спас жизнь королевы?
— О, это слишком громко сказано, — поморщился Дастин. — Я совершенно неподобающим образом толкнул ее величество, когда она выходила из кареты, после чего сбил с ног преступника, целившегося в королеву из пистолета. Он оказался психически ненормальным, его схватили и отправили в сумасшедший дом.
— Неудивительно, что королева наградила тебя.
— А потом она наградила еще и Трентона. Два года назад он спас принцессу Беатрис, когда она чуть не утонула в Осборнском заливе.
— И как же он был вознагражден? Ведь Трентон уже был герцогом.
— Она даровала Трентону нечто гораздо более ценное, чем титул. Она подарила ему Ариану.
— Жену?
Дастин утвердительно кивнул.
— Это долгая история. Достаточно сказать, что мой брат был обвинен в преступлении, которого он не совершал. Интрига была задумана очень хитроумно. Трент долго вынашивал план мести. А клеветником оказался брат Арианы. Поэтому, когда королева посулила Трентону любую награду за спасение своей младшей дочери, брат попросил ее величество вынести указ, обязующий Ариану выйти за него замуж.
— Он женился на ней только для того, чтобы отомстить ее брату?
— Так думал Трент, — усмехнулся Дастин. — А получилось, что он влюбился в Ариану с первого взгляда.
Николь уловила в тоне Дастина нотки нежности.
— Ты очень любишь их?
— Да. Так же, как и своего племянника Александра.
— У них есть ребенок? — оживилась Николь. — Сколько ему лет?
— Восемь месяцев. Но своими выходками он может озадачить целую армию. Он ползает быстрее, чем я хожу, и уже сумел привести в негодность такое количество вещей, которое мне не под силу сосчитать. Очень надеюсь, что когда-нибудь подобное существо будет обитать и в моем доме.
Глаза Николь увлажнились. Как бы ей хотелось произвести на свет такое существо!
— А теперь давай поговорим о тебе, — внезапно предложил Дастин.
— А что обо мне говорить? — удивилась Николь.
— Ну я, например, знаю, что ты села на лошадь в двухлетнем возрасте, к десяти прекрасно говорила по-французски и ненавидела рукоделие почти так же, как и рисование.
Сообразив, в чем дело, Николь ужаснулась.
— Это все Салли, — пробормотала она. — Господи, что он еще тебе рассказал?
— О, множество интересных вещей, но что самое главное, он дал мне необходимые инструкции.
— Инструкции? Значит, ты это имел в виду, когда говорил, что Салли дал тебе немало советов?
— Верно. Он хотел мне втолковать, что ты особенная девушка. Он учинил мне допрос с пристрастием, выясняя мои чувства к тебе, а также мои намерения относительно твоего будущего. Беседа получилась весьма содержательной.
Николь была готова от стыда сквозь землю провалиться, но ей страстно хотелось узнать, что же ответил Дастин на вопросы Салли.
— Именно поэтому я и привел тебя сюда, — добавил Дастин. — Салливан сказал мне, что ты очень любишь смотреть на звезды. — Он погладил Николь по щеке. — Сегодня я хочу показать тебе, откуда я смотрю на звезды. Надеюсь, тебе это место понравится. Скажи мне, Дерби, в вечер нашей встречи ты тоже смотрела на звезды?
— Я загадывала желания, — призналась Николь. Она указала Дастину на амулет.
— Это очаровательно, — пробормотал он, подавшись вперед, чтобы лучше рассмотреть изящный кусочек серебра.
— Мне его подарила мама, когда мне было пять лет. По ее словам, это амулет.
— Вот как? — Дастин, казалось, был заинтригован. — Каким же образом он действует?
— Мама верила, что все желания, которые когда-либо придут мне в голову, будут храниться в амулете. А потом судьба решит, когда их выполнить.
— Чудесно! — Дастин взял медальон в руку, но открывать его не стал. — Твоя мама была необыкновенной женщиной.
— Да. — Голос Николь задрожал. — Как раз о ней я и думала, когда ты подошел ко мне в тот вечер на берегу Темзы. Я вспоминаю ее каждый день.
Дастин погрузил пальцы в волосы Николь, ласково погладил шею.
— Когда она умерла?
— Семь лет назад, — вздохнула Николь. — Когда ты рассказывал про Трентона и Ариану, я вспомнила, как отец с первого взгляда влюбился в маму. Судя по его рассказам, скачки были его единственной страстью. А когда они встретились, мама стала для него всем в этой жизни. — Слезинки задрожали на ресницах Николь. — Так недолго поверить и в чудеса.
— Это правда, — согласился Дастин. — Я и сам в них поверил. Здесь, сейчас. — Их взгляды встретились.
— Мое самое удивительное чудо! — Дастин привлек к себе Николь, тело его напряглось. — Дай мне обнять тебя! Боже, что может быть прекраснее? — спросил он, приникая к ее губам.
Обвив руками шею Дастина, Николь подумала, что ничего прекраснее этого мгновения на свете не существует. Она прильнула к Дастину, сливаясь с ним в поцелуе, страх прошел, опасения улетучились, в объятиях ее держал не маркиз Тайрхем, а Дастин, ее любимый, красивый, бесценный Дастин.
Шепча его имя, Николь теснее прижалась к Дастину. Она задрожала, когда его губы завладели ее ртом, увлекая в мир опьяняющих ощущений и дурманящих желаний. Дастин приподнял Николь от пола, прижал ее к своему телу и впился в нее поцелуем со всесжигающей страстью.
— Николь… — вымолвил Дастин. Он тяжело дышал, глаза затянула пелена желания, которое было чем-то неизмеримо большим, чем похоть. Губы Дастина прошлись по изгибу плеча Николь и нащупали пульсирующую жилку на ее шее. Когда Дастин снова притронулся к губам Николь, в его поцелуе появилась настойчивость, с которой он безуспешно пытался бороться и которую безошибочно почувствовала Николь.
— Дастин, я хочу этого, — задыхаясь, прошептала она. — Я… — Николь мучительно подыскивала подходящие слова. — Я не боюсь.
Из груди Дастина вырвался стон, он оторвался от губ Николь и покачал головой:
— Нет, я не имею права. Я привел тебя сюда не за тем, чтобы соблазнить.
— Но ты меня вовсе не соблазняешь!
— В самом деле? — Дастин плавно опустил Николь на пол, лицо его приняло суровое выражение. — Я так сильно тебя хочу, что ничего не соображаю. Я не смею ни к чему тебя принуждать.
— А разве ты принуждаешь? — воскликнула Николь, у которой от нахлынувших ощущений слегка кружилась голова. — Мне это очень нравится. — И она снова потянулась к губам Дастина.
— Послушай, Николь, — сказал Дастин, отстраняясь и глядя ей в глаза, — Мне нужно большее, чем… один вечер. Мне нужна ты. Вся. Сегодня. Завтра. Всегда.
— Ты мне тоже нужен, — мечтательно проговорила Николь. — Но сейчас мне хочется одного — чувствовать головокружение, которое вызывают у меня твои объятия. — Она озорно взглянула на Дастина. — Это… неправильно?
— Нет, дорогая, это очень даже правильно!
— В твоих объятиях я чувствую, как тлеющий во мне огонек с каждым мгновением разрастается в огромный костер. Скажи, это результат действия той самой техники, о которой ты говорил?
Мучительный вздох.
— О Боже, надеюсь, что нет! — вскричал Дастин. Он наклонился, чтобы продолжить поцелуй, но тут же взял себя в руки.
Николь, поглаживая волосы Дастина, какой-то отдаленной частью своего сознания понимала, что он пытается защитить ее от нее самой, но в эту минуту она не желала никакой защиты. Пальцы ее коснулись щеки Дастина, прошлись по разгоряченной коже и спустились к шее.
Дастин напрягся всем телом.
— Перестань. — Он перехватил руку Николь.
— Почему?
— Потому что я дошел до предела, за которым уже не смогу себя контролировать, а ведь ты едва ко мне прикоснулась. — Он поцеловал руку Николь, развернул ее и поцеловал ладонь. — Ты так прекрасна! — прошептал Дастин, целуя другую руку Николь. — Мягкая, зовущая, дурманящая… — Он притянул ее к себе. — Я почти чувствую тебя под собой, — вымолвил Дастин, впиваясь в губы Николь.
Желание пронзило Николь, заставив ее позабыть не только страх, но и все на свете.
— Дастин, — прошептала она, обхватив его шею руками. — Не останавливайся!
Дастин оторвался от губ Николь, покрывая горячими поцелуями ее шею, открытую часть груди, спустился ниже, прикоснувшись к краю лифа.
— Время истекает, — хрипло произнес он наконец. — Я должен отвести тебя домой.
— Еще только одну минуту. — Руки Николь скользнули под пиджак Дастина, но бедняжка не знала, что делать дальше. — Подскажи мне, — шепнула она. — Пожалуйста.
Внутри Дастина, казалось, что-то оборвалось. С безотчетной решимостью его пальцы скользнули по верхней части платья Николь, несколько секунд повозились с пуговицами и распахнули отвороты. Одной рукой Дастин обхватил Николь за талию и наклонил ее чуть назад, чтобы освободить доступ к ее разгоряченному телу.
— О… Боже! — Колени Николь подогнулись, как только губы Дастина сквозь ткань нижней рубашки ухватили ее сосок. Жар охватил все тело Николь, запылав в ее лоне, она словно издалека услышала хрипловатый стон Дастина, погружавшегося в бездну наслаждения.
Она чувствовала его, о, как она чувствовала его! Сильные руки Дастина поддерживали обмякшее тело девушки. Дрожа так же сильно, как и сама Николь, Дастин стянул ее платье вниз и распахнул сорочку, уничтожая последнюю разделявшую их тела преграду.
Дастин пожирал Николь жадными глазами.
— Ты прекрасна! — Он принялся гладить ее грудь, и эти ласки иглами наслаждения вонзались в тело Николь. — Как ты можешь прятать такую прелесть?
Ответом ему был тихий стон, как только Дастин, наклонившись, захватил губами ее сосок.
Предполагала ли Николь, что ласки Дастина могут быть столь всепоглощающими? Она вскрикнула, как только губы Дастина коснулись ее соска, обдав кожу горячим, влажным дыханием. Стянув пиджак, Дастин бросил его на пол и опустился на него вместе с Николь. Наполовину накрыв ее тело своим, Дастин склонился к другой груди Николь и принялся ласкать ее языком.
Николь видела себя словно сквозь туман. Протянув руку, она расстегнула рубашку и жилетку Дастина и развела их полы в стороны. Ладони ее прошлись по его волосатой груди и дальше, к округлым широким плечам Дастина.
— Дай мне ощутить твое прикосновение, — попросила Николь.
Дастин подчинился, опустив торс на грудь Николь. Это было подобно удару молнии. Дастин откинул голову и издал хриплый стон мучительного наслаждения.
— Дерби… я… — Он приблизился к Николь, прижавшись грудью к ее соскам, немного раздвинул ее ноги и поместился меж бедер Николь. Просунув руку под ее шею, он слился с Николь в неистовом поцелуе, продолжая ласкать ее грудь.
Николь слегка застонала, гладя мускулистую спину Дастина, ее бедра инстинктивно приподнялись, плотнее прижимаясь к нему. Дастин в ответ рванулся вперед, надавил крепче, приникнув к теплой пещерке, к которой так стремился. Бедра его стали ритмично двигаться, понуждая Николь раздвинуть ноги пошире. Не помня себя, Дастин расположил свое орудие против ее лона, испытывая мучительное ощущение, разрешению которого мешали лишь несколько слоев одежды.
Его горячие толчки сотрясали тело Николь, раскаленной лавой жгли ту самую точку, куда стремилась отвердевшая упругая плоть Дастина. Теряя рассудок, она участила движения, ловила его ритм, выгибалась, остро чувствуя необходимость избавиться от зудящей боли, становившейся все сильнее с каждым безудержным движением ее бедер.
— Николь, нет. Ах Боже… любимая… — Дастин изо всех сил замотал головой, руки его, метнувшиеся было к пуговицам брюк, остановились, усилием воли Дастин сжал их в кулаки и, отстранившись, уперся в пол. Это движение помогло Дастину прийти в себя, хотя тело его требовало продолжения.
— Нет! — Николь схватила его за руки, пытаясь остановить отступление. — О-о, Дастин, не уходи. Я этого не вынесу!
— Я тоже. — Лоб Дастина покрылся потом, все тело билось в неудержимой дрожи. — Но я должен остановиться. Дерби, я сейчас сорву с тебя платье и овладею тобой прямо здесь, прямо сейчас!
— Мне все равно…
— Нет, не все равно. И мне тоже. — Слова Дастина привели Николь в чувство.
— Боже правый! — Он заглянул в ее глаза. — Ты представляешь себе, что делаешь со мной?
— Что? — прошептала Николь, разрываясь между неудовлетворенным желанием и просыпающимся стыдом.
— А вот это. — Дастин лег на спину, давая возможность Николь оглядеть его и себя. Оба полуголые, на деревянном полу, в растерзанной одежде. — Я безумно хочу тебя, но я желал лишь ощутить вкус твоих губ, а закончил тем, что повалил тебя на пол. И где? В этой хижине. Ни вина, ни цветов, ни ласковых слов. Сдержанный влюбленный мгновенно исчез, стоило мне заключить тебя в объятия.
Его слова проникли прямо в сердце Николь, заставили ее почувствовать себя бесконечно униженной.
— Самый прекрасный комплимент, какой ты только мог сделать.
— Это не комплимент, — ответил Дастин, целуя углубление меж грудей Николь. — Это правда.
Николь содрогнулась.
— Мне все еще больно, — пожаловалась она слабым голоском.
— Моя прекрасная, непосредственная Дерби. — Неимоверным усилием Дастин заставил себя оторваться от Николь и поправить ее одежду. — Мне тоже больно.
Следя за пальцами Дастина, застегивающими платье, Николь вдруг залилась краской стыда.
— Я выгляжу как распутница.
Дастин взял Николь за подбородок и заставил посмотреть себе в глаза.
— Никогда так не говори, — приказал он. — И никогда так не думай. То, что здесь произошло, целиком на моей совести — не на твоей.
Николь улыбнулась, и ее улыбка проникла в самую душу Дастина.
— Благодарю тебя за галантную попытку пощадить мою стыдливость. Но я, кажется, тоже была не последней в наших… наших… — Она снова покраснела.
— Занятиях любовью, — договорил за нее Дастин. — Называй это подобающим образом, Николь, потому что мы всегда будем так говорить. Теперь между нами нет места стыдливости. — Он хотел еще что-то сказать, но передумал.
— Всякий раз, когда я думаю, что освоилась с чувствами, которые ты во мне пробуждаешь, во мне тут же проявляются новые, — призналась Николь. — Я начинаю молотить руками по воде, но… всякий раз иду ко дну.
Дастин привлек Николь к себе и поцеловал ее волосы.
— Ты не поверишь. Дерби, но я чувствую точно то же. То, что с нами случилось, поразительно. Да нет, это просто чудо.
Николь зажмурилась, вникая в смысл сказанного Дастином и вновь пугаясь будущего ближайшего и отдаленного. Как только исчезнет угроза жизни ее отца, Николь уже не сможет более скрываться под именем Олдена Стоддарда. Ей придется вновь стать Николь Олдридж, покинуть Тайрхем, скаковую дорожку и… Дастина.
Николь понимала: Дастин ждет от нее какого-то решения. Он постоянно заявлял, что Николь нужна ему, правда, не уточнял, в каком качестве. Но какую бы роль он ей ни отводил, Дастин, разумеется, не откажется от их близости, пусть и эпизодической. Теперь и она тоже.
Так когда же это кончится? Намерен Дастин предложить ей руку или только постель и покровительство? Даже если он и думает о женитьбе, хватит ли у нее сил пожертвовать своим образом жизни ради Дастина? Стать маркизой Тайрхемской? Это означает прощай, дерби, скачки, жокейская кепка. Это означает приемы, реверансы, ужимки, скучные чаепития, надзор за прислугой.
Боже правый, да сможет ли она вынести такое существование?
— Николь! — Дастин наклонил ее голову немного назад, чтобы разглядеть выражение ее глаз. — О чем ты задумалась?
— О том, что впереди много препятствий.
— Что ж, мы их преодолеем, — сказал Дастин, встал, потянул за собой Николь и поддержал ее, когда она, поднявшись, вдруг пошатнулась. — Я хочу, чтобы ты знала, — продолжил он, застегивая непослушными пальцами рубашку и жилет и одаривая Николь своей непостижимо обаятельной улыбкой. — Я никому не позволю украсть у меня мое сокровище. — И с этими словами он запечатлел на ее губах нежный поцелуй.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Обольститель - Кейн Андреа



Хороший приятный роман .
Обольститель - Кейн АндреаМарина
28.10.2011, 13.57





Очень туго шел роман, и не смогла заставить себя дочитать. Такое количество ничего не значаших диалогов заставило даже злиться. Целая глава диалогов, чтобы донести один маленький факт, Дочитала до пятой главы и бросила.....
Обольститель - Кейн АндреаLynn
23.09.2013, 9.27





Думаю, что вопрос коррупции на скачках мало кому из нас интересен. А любовная линия такая примитивная, для детей прямо. Прочитала до конца, так как была на пост. режиме из-за гриппа.
Обольститель - Кейн АндреаВ.З.,67л.
1.04.2015, 11.09





Прекрасный роман)я в восторге!)читайте однозначно!)
Обольститель - Кейн Андреалала
17.10.2016, 7.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100