Читать онлайн Обольститель, автора - Кейн Андреа, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обольститель - Кейн Андреа бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.12 (Голосов: 34)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обольститель - Кейн Андреа - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обольститель - Кейн Андреа - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кейн Андреа

Обольститель

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

— Стоддард! Зачем вы поднялись, да еще в такую рань? — обеспокоенно спросил Брекли, спеша навстречу Николь.
Краешком глаза она заметила Раггерта рядом с Попоной.
— Я прекрасно себя чувствую, Брекли. — Николь одарила конюха слабой улыбкой. — Хотя и не горю желанием повторить вчерашний заезд.
— О, вы чуть было не погибли, зато доказали всем, что вы не только прекрасный наездник, но и благородный человек. Благодаря вам это дерби войдет в историю.
— Надеюсь. Тем более что это мое первое и последнее дерби.
Николь видела, как насторожился Раггерт.
— Что вы хотите этим сказать? — спросил Брекли.
— То же самое, что собираюсь сказать и лорду Тайрхему, — вздохнула Николь. — Дорогой Брекли, я не создан для скачек. У меня есть некоторый опыт, но мне недостает твердости. Я совершенно выдохся за недели тренировок, мои нервы были постоянно на взводе. Вчера я мог сам погибнуть или погубить кого-нибудь другого. Это окончательно выбило меня из колеи. Так что я поглубже упаковываю свой приз и говорю скаковой дорожке: «Прощай».
— Стоддард, вы несете несусветную чушь. Да вам цены нет! Вы хоть понимаете, от какого будущего отказываетесь?
— Понимаю, — кивнула Николь.
— Парень, дерби было только вчера, — задохнулся Брекли, неожиданно переходя на «ты». — Ты еще не отошел от потрясения. Почему бы тебе не взять отпуск? Отдохни, пропусти летний сезон, а осенью начнешь сначала. Седла, черт возьми, не падают каждый раз. Да что говорить, ты просто не имеешь права покидать скаковую дорожку.
— Именно сейчас я и должен это сделать.
— Послушай, у меня есть идея, — предпринял еще одну попытку Брекли. — Мне требуются помощники, чтобы тянуть эту лямку. Я договорюсь с лордом Тайрхемом, и ты будешь работать со мной. Временно, разумеется, пока вновь не почувствуешь вкус к скачкам. Денег, конечно, будет поменьше, чем у жокея, но с голоду не умрешь. Но самое главное — все время будешь рядом с лошадьми.
Эти слова наполнили сердце Николь благодарностью. Милый старый Брекли! Если он рассчитывал передать Стоддарду часть своей работы, то, конечно, собирался поделиться с ним и своим жалованьем.
«Как бы я хотела все рассказать тебе, мой друг! — мысленно произнесла Николь. — Но не могу. Пока не могу. Но я не забуду твоей доброты. Скоро я смогу отплатить тебе за нее».
Она улыбнулась про себя: в конце концов в том, что она станет маркизой Тайрхемской, есть определенные преимущества.
— Стоддард! — Дастин распахнул двери конюшни. — Ах, вот вы где! — Он подошел к Николь и Брекли. — Как вы чувствуете себя сегодня?
— Лучше, милорд. Но…
— Отлично. Поскольку я только что принял одно решение.
— Сэр?
— В Эпсоме граф Ленстон подал мне великолепную идею. После вашего вчерашнего выступления я горю нетерпением воплотить ее в жизнь. Сегодня утром я переговорил с судьями, и они, учитывая ваше бесподобное выступление во вчерашнем дерби, согласились допустить вас к соревнованиям, которые состоятся завтра.
— Но, милорд…
— Я получил специальное разрешение. Судьи единодушно согласились с тем, что было бы несправедливо ограничивать вас только одними состязаниями. — Дастин повернулся к Брекли: — На завтрашние состязания я выставляю Кубка. Они со Стоддардом с легкостью победят.
— Не сомневаюсь, милорд. — Брекли бросил вопросительный взгляд на потупившуюся Николь.
— Меня ждут, я должен вернуться в замок, — заключил Дастин, не обратив ни малейшего внимания на реакцию Стоддарда. — Но, поскольку Кубок уже выведен, я хотел бы, чтобы вы сделали на нем несколько кругов… А-а, Раггерт… — Дастин, казалось, только сейчас заметил тренера. — Как удачно, что вы здесь оказались. Это касается и вас, причем самым непосредственным образом. — Тренер мгновенно насторожился. — Мне не хочется нарушать ваш график, — продолжал Дастин, словно не замечая обеспокоенности Раггерта, — поэтому я не рассчитывал, что вы поможете нам сегодня поработать со Стоддардом. Но завтра у меня получается накладка. Задолго до того, как я решил выставить Кубка, мы с братом договорились о деловой встрече. А поскольку герцог с семьей уезжает в Броддингтон сразу же после закрытия эпсомских скачек, у нас не будет другой такой возможности. И я хотел бы, чтобы вы присмотрели за Стоддардом на его утренней тренировке. Брекли проведет хронометраж. Я вернусь перед самыми скачками, после чего вы сможете отдохнуть. Это вас не затруднит?
— Нет, сэр, — облегченно вздохнул Раггерт. — Я обо всем позабочусь.
— Не сомневаюсь, — холодно отозвался Дастин. — Еще раз примите мои поздравления, Стоддард. Вы были неподражаемы.
Круто повернувшись на каблуках, маркиз покинул конюшню.


— Стоддард, что, черт возьми, с вами происходит? — крикнул стоявший на финише Раггерт. — Такое впечатление, что вы в первый раз сели в седло!
— Перестаньте кричать? — рявкнул Брекли, изо всех сил стараясь сдержать гнев. — Разве вы не видите, что юноша явно не в себе?
— Не в себе? — переспросил Раггерт. — До соревнований осталось каких-нибудь шесть часов. Все, о чем я прошу, это провести Кубка через последнее препятствие, дать ему освоиться с этим упражнением. Если Стоддард не в состоянии это сделать, как он собирается участвовать в скачках?
— Раггерт прав, Брекли. — Николь подъехала к мужчинам и, прежде чем соскочить на землю, любовно похлопала лошадь по шее. — Все это бесполезно. Я пытался ради маркиза Тайрхема, но я напряжен в этом седле, как тетива лука, и Кубок это чувствует. Я только подведу хозяина, а мне очень бы этого не хотелось после всего, что он для меня сделал. — Николь тяжело вздохнула и отерла пот со лба. — Брекли, благодарю вас за доброту. Я, может быть, и согласился бы на ваше предложение, но не смогу смотреть маркизу в глаза. Особенно после того, что собираюсь сделать.
— Что сделать? — побледнел Брекли.
— Удрать, — заявила Николь.
— Удрать? — У Раггерта вытянулось лицо. — Вы хотите сказать, что не будете участвовать в состязаниях?
— Именно это я и имел в виду. Послушайте меня. Никто, кроме судей из Жокейского клуба, не знает о намерении милорда, в расписании состязаний об этом ничего не сказано. — Николь повернулась к Раггерту: — Лорд Тайрхем освободил вас после обеда. Зная ваше доброе к нему расположение, я прошу вас съездить в Эпсом предупредить судей. Расскажите им всю правду, не жалейте меня, и репутация лорда Тайрхема не пострадает. Об этом я беспокоюсь больше всего.
— Стоддард, подумайте хорошенько! — воскликнул Брекли.
— Я уже подумал, — пожала плечами Николь. — Простите меня, Брекли, но я… боюсь.
— Я поеду немедленно, — заявил Раггерт с лихорадочным блеском в глазах.
— Я тоже, — пробормотала Николь. — К началу состязаний я буду уже далеко. — Она потупила взор, потом снова посмотрела на Брекли и Раггерта: — Думаю, больше вы меня не увидите. Спасибо вам, Брекли. — Николь крепко пожала руку старому конюху. — Вы были мне добрым другом. А вы, Раггерт… Работа с вами стала для меня хорошей школой. Правда, мы порой ссорились, но сейчас, когда так много поставлено на карту, ваше желание помочь просто неоценимо.
— Пустяки! — махнул рукой Раггерт, направляясь прочь. — Счастливо, Стоддард!
Увидев, как быстро удаляется Раггерт, Брекли шагнул было вслед за ним, но Николь удержала конюха.
— Не надо, — тихо сказала она. — Поверьте мне, Брекли, все к лучшему. Пусть идет. И я тоже пойду. — Николь передала Брекли поводья, повернулась и направилась к дому. — Мы скоро увидимся, друг мой.
— Стоддард!
Николь улыбнулась, увидев растерянность на лице Брекли.
— Что?
— Кажется, вы сказали, что мы больше вас не увидим.
— Верно. Но это не означает, что я не увижу вас.


Ариана Кингсли достала из гардероба легкое синее платье и разложила на кровати.
— Вот это великолепно подойдет. — Она взглянула на стоявшую посреди комнаты Николь, все еще в грязных бриджах и рубашке. — Вы, мисс Олдридж, ворветесь в светское общество подобно урагану, — рассмеялась герцогиня. — О, на этот раз Дастин будет наказан по заслугам. Представляю себе выражение его лица при виде толпы твоих будущих поклонников.
— Не очень-то в это верится, — с сомнением произнесла Николь. — Я не обладаю твоей красотой, Ариана.
— Ах, мы еще не верим? — Ариана указала на ванную комнату. — Смой с себя грязь, а затем дай мне полчаса времени. Ты заставишь пасть на колени всех особей мужского пола в Англии.
Подойдя к кровати, Николь погладила мягкую ткань платья.
— Как оно прекрасно, — выдохнула она. — Ты правда не возражаешь, чтобы я надела его?
— Николь… — Ариана взяла в ладони руки девушки. — Я ждала этого момента два года. Ты — самое чудесное открытие в жизни Дастина, женщина, полностью его покорившая. И мне не терпится поскорее назвать тебя сестрой. Поэтому все, что я имею, — твое.
— Спасибо тебе, — сдержав подступившие слезы, произнесла Николь.
В дверь резко постучали.
— Кто бы это мог быть? — Ариана снова жестом указала Николь на ванную комнату. — Спрячься.
— Подчиняюсь, хотя в этом нет необходимости, — с загадочной улыбкой сказала Николь и принялась вынимать заколки, крепящие кепочку.
Как только она исчезла в ванной, в комнату ворвался Трентон Кингсли с Александром на руках.
— Трентон! — растерялась Ариана. — Еще не время ехать. Мы с Николь не одеты.
— Знаю, — отвечал герцог. — Но Николь сама попросила меня зайти в твою комнату за час до отъезда и принести Александра. Вот мы и пришли.
— И очень своевременно, — сказала Николь, входя в комнату и вынимая из волос последнюю заколку. С озорным блеском в глазах она подошла к Трентону. — Кажется, я кое-что обещала вашему сыну и намерена сдержать слово. — Николь наклонилась вперед, взяла крошечную ручку Александра и положила пальчики малыша на козырек своей кепочки. — Теперь она твоя, мой маленький лорд.
Александр удовлетворенно угукнул и стащил кепку с головы Николь. Темные локоны каскадом рассыпались по ее плечам.
— Ма-ма, — объявил мальчик, размахивая кепкой.
— Пока еще нет, — застенчиво ответила Николь, целуя Александра в лобик. — Но ты узнаешь об этом первым. — Николь водрузила на голову малыша свою кепку, которая тут же накрыла Александра до подбородка.
Из-под кепки раздался довольный заливистый смех.
— О Господи, — пробормотала Ариана. — Еще один наездник. Только этого нам и не хватало.
Николь улыбнулась всем троим.
— Спасибо, — сказала она.
— За что? — спросил Трентон.
— За то, что сохранили мою тайну. За то, что предложили мне свою дружбу. За то, что приняли меня в свою семью, и за то, что теперь я с легким сердцем прощаюсь с Олденом Стоддардом.


— Ступайте, Раггерт. — Развалившись в кресле, Ленстон потянулся к стоявшей на столе бутылке мадеры и бросил на тренера неприязненный взгляд. — Я не хочу никого видеть. Ни сегодня, ни завтра — никогда. — Налив себе вина, Ленстон сделал большой глоток. — Так что можете убираться отсюда.
— Дайте мне сказать, и ваше настроение тут же изменится. — Раггерт закрыл дверь кабинета и подошел к краю стола. — Не сомневаюсь, что вы немедленно помчитесь в Эпсом.
— Хотите пари? — не очень уверенно поинтересовался Ленстон.
— Не возражаю, — кивнул Раггерт. — Потому что его выиграю.
Глухо рассмеявшись, Ленстон снова наполнил бокал.
— Послушайте, Ленстон, все наши беды кончились. У нас появилась великолепная возможность вернуть деньги и ухватить удачу за хвост. И самое смешное, что для этого нам не придется ничего делать. Счастье само плывет к нам в руки.
Заинтригованный граф протер покрасневшие глаза.
— Вы, должно быть, еще более пьяны, чем я. Счастье? Удача? Да у меня ни шиллинга в кармане! Мне нечего поставить на кон, кроме вот этой рубашки. — Он сделал еще глоток. — Правда, остается еще жизнь, но Купер, который вот-вот приедет сюда, отберет у меня и ее. И я ничего не могу с этим поделать, как бы ни хотел. Я все испробовал: и подкуп, и угрозы, и шантаж. Даже ваши услуги не помогли. Я не в состоянии одолеть проклятого Кингсли. После поражения в дерби мои потери оказались слишком велики, чтобы их можно было компенсировать. Я конченый человек. — Ленстон сокрушенно вздохнул. — Это же просто смешно: надо мной взял верх какой-то сопливый мальчишка, оказавшийся в конечном счете героем.
— Героем на час, — сверкнув глазами, заметил Раггерт и наклонился ближе к Ленстону. — Слушайте, я насчет Стоддарда. Вчера Тайрхем уговорил судей в Жокейском клубе разрешить этому парню участвовать в сегодняшних скачках. Тайрхем сказал, что вы ему подали эту идею.
— Верно. И вы явились меня поздравить? — иронически хохотнул Ленстон.
— Нет. Я пришел сказать, что в этих скачках фаворитом будет ваша Хлоя, в особенности с таким замечательным жокеем, как Бейкер.
— Ну нет! Вы же сами только что сказали, что Стоддард заявлен. Он уже однажды побил Бейкера. Не сомневаюсь, что сделает это еще раз.
— Нет, не сделает, потому что не будет участвовать в состязаниях.
— Вы говорите загадками.
— В таком случае я поступлю проще — расскажу вам то, чего еще не знает маркиз Тайрхем. Полчаса назад Стоддард вышел из игры.
Бокал в руке Ленстона застыл на полпути ко рту.
— Вышел из игры? Каким образом?
— Удрал, смылся, слинял, растворился — как вам угодно. Он до смерти перепугался, когда у него, лопнули эти чертовы седельные ремни, и теперь боится ездить верхом. Я видел это своими глазами. Он настолько напряжен в седле, что не в состоянии перевести лошадь на иноходь. И чтобы не расстраивать маркиза, Стоддард попросту сбежал.
Ленстон медленно поднялся на ноги.
— Вы говорите, что Тайрхем ничего не знает об этом?
— Наконец-то вы начинаете понимать. Тайрхем уехал сегодня рано утром на какую-то деловую встречу со своим братом и вернется только к самому началу состязаний. Стоддард попросил меня предупредить судей, чтобы спасти репутацию Тайрхема. Собственно говоря, я сейчас должен находиться в Эпсоме и просить судей отменить заявку маркиза, чтобы он не был опозорен.
На лице Ленстона расцвела улыбка.
— Но вы… не поехали в Эпсом.
— Нет. Вместо этого я приехал сюда и советую вам не упускать случая. Ваша Хлоя теперь бесспорный фаворит и способна набить ваши карманы деньгами.
— Так-так-так, — засмеялся Ленстон, отодвигая бутылку. — Что ж, думаю, мне следует явиться в Эпсом прежде, чем туда прибудет Тайрхем и узнает о дезертирстве Стоддарда. В дополнение к официальной ставке я еще подобью Тайрхема заключить со мной личное пари, на которое этот наглец клюнет, не подозревая о надвигающейся катастрофе. — Граф в порыве энтузиазма хлопнул Раггерта по спине. — А вы в знак моей благодарности получите солидную сумму.
— Теперь вы можете это обещать с полным основанием.
— Мне надо принять ванну и переодеться. — Ленстон беспокойно посмотрел на свои карманные часы. — Вы же поезжайте обратно в Тайрхем и позаботьтесь о том, чтобы маркиз не приехал раньше. Мы не можем допустить, чтобы он раскрыл наш маленький секрет раньше времени. — Он ехидно усмехнулся. — Но когда наступит срок и Тайрхем появится с самодовольным видом в Эпсоме, я уже буду на месте. Моего доброго приятеля ожидает довольно любопытный послеобеденный сюрприз.


Несколько часов спустя Дастин в приподнятом настроении устраивался в своей ложе на ипподроме в Эпсоме, оставив два свободных кресла между собой и Трентоном.
— Нас ожидают весьма занимательные события, — сообщил он брату. — Я чувствую, что сегодня мне повезет.
— Рад это слышать, — раздался голос Ленстона, который в эту минуту вошел в ложу. — Представьте, я чувствую то же самое. Но я пришел поздравить вас, маркиз, с тем что вы приняли мое предложение и заявили Стоддарда в соревнованиях. Уверен, это будет незабываемое зрелище.
— Ах, вы уже об этом слышали! — откликнулся Дастин. — Что ж, должен еще раз поблагодарить вас за удачную мысль. Ведь Стоддард действительно замечательный жокей, и было бы несправедливо ограничивать его одними скачками. — Заглянув в программу состязаний, он добавил: — Я вижу, Бейкер снова выступает за вас, в этот раз на Хлое. Мудрый выбор.
— Это замечательная скаковая лошадь. Я только что сделал небольшую ставку на ее победу.
— В самом деле? Даже зная, что Стоддард будет выступать против нее на Кубке?
— Я уже сказал вам, — отозвался Ленстон, — что сегодня чувствую удачу. Так что же, вернуть вам долг за пари? — Ленстон сунул было руку в карман, но замешкался. — Или мы поднимем ставки и заключим новое пари?
— И на какую сумму?
— Ну-у, скажем, пятьдесят тысяч фунтов.
— Пятьдесят тысяч фунтов? — Брови Дастина полезли вверх, он повернулся к группе джентльменов, стоявших позади него. — Что вы мне посоветуете, господа?
— Соглашайтесь, Тайрхем, — ухмыльнувшись, заявил один из них. — Даже если вы проиграете, то не почувствуете этого.
Толпа родовитой знати ответила одобрительным ропотом. Дастин непринужденно протянул руку Ленстону:
— Согласен. Побить вас дважды за один сезон — что может быть приятнее?
— Не спешите торжествовать, маркиз, — ответил Ленстон, пожимая руку Дастина с весьма самоуверенным видом.
— Флажок вот-вот опустится, — заявил Трентон, озираясь вокруг. — Интересно, куда запропастились Ариана и Николь?
— Николь? — Ленстон вопросительно обернулся к Трентону. — Кто это?
— А вот и они! — воскликнул Дастин, и они с Трентоном поднялись навстречу приближающимся женщинам. — А мы уж начали беспокоиться.
— Прости, дорогой, — сладко пропела Николь, пропуская Ариану вперед и занимая место рядом с Дастином. — Мы с Арианой задержались, чтобы пожелать папе удачи.
— Удача всегда на его стороне, — ответил Дастин. — Николь, я хочу познакомить тебя с графом Ленстоном.
Николь слегка кивнула и бросила на графа взгляд, способный заморозить Темзу. Дастин смотрел на нее и только диву давался. Ленстон, казалось, остолбенел.
— Ленстон, — обратился к нему Дастин, — хочу предупредить вас, что Николь — моя невеста.
— Ваша невеста? — пробормотал граф, чувствуя, что земля уходит у него из-под ног. — Когда это случилось? Я ничего не слышал.
В глазах Дастина сверкнул недобрый огонек.
— Зная вашу репутацию, я не стал вас знакомить с ней заранее.
Крики зрителей заставили Ленстона обернуться. Он отказывался верить собственным глазам.
— Кто это там, впереди?
— Кубок, конечно, — отозвался Дастин.
— Кубок? — Ленстон побелел, как лист бумаги.
— Готовьте вашу чековую книжку, граф, — холодно произнес герцог Броддингтонский, не глядя на Ленстона. — Кубок выигрывает уже целый корпус.
На лбу Ленстона выступили крупные капли пота.
— Но я думал…
— Что вы думали? — спросил Дастин. Внезапно глаза Ленстона сузились. Кубок с жокеем приближались к их трибуне.
— Это не Стоддард! — вскричал граф.
— Нет, конечно. Разве Раггерт вас не предупредил?
Ленстон дернулся так, словно его ужалила змея. Вены на его висках вздулись, как только он встретил взгляд Дастина.
— Что вы имеете в виду? — чуть слышно прошептал он.
— Ленстон, я знаю все, — глядя ему прямо в глаза, твердо сказал маркиз.
— Дастин, он уже на три корпуса впереди, — объявил Трентон. — И это после нескольких недель отсутствия! Я просто поражен.
— Отсутствия… — повторил Ленстон в припадке безумия. Он пошатнулся, схватившись рукой за ограждение. Наконец-то он узнал жокея, скачущего на Кубке. — Тайрхем, — просипел Ленстон, — кто идет на Кубке?
— Полагаю, вы знаете ответ.
— Кто? Умоляю…
— Лучший жокей Англии, — ответила Николь, вздернув подбородок. — Мой отец.
— Ее отец?!
— Ах да, верно, — вмешался Дастин. — Я ведь не назвал вам фамилии своей невесты. Николь Олдридж.
Ленстон, казалось, стал ниже ростом.
— О Боже, — прошептал он.
— Поздно каяться, — отрезал Дастин. — Господь не покровительствует убийцам.
— Я никого не убивал! — закричал Ленстон, отступая. Он был похож на зверя, попавшего в западню. — Это все Олдридж! Он думает, что я убил Редли, но я не убивал. И я не приказывал Куперу убить его — он сделал это по собственной воле. Но Редли грозился разоблачить нас, и Купер заставил его замолчать. Это все деньги, будь они прокляты! — Он достал из кармана носовой платок и принялся вытирать лицо.
И в эту минуту зрители разразились криками восторга.
— Что ж, Ленстон, — громогласно произнес герцог, — вам предстоят новые расходы, не говоря уже о долгах. Олдридж только что выиграл скачки с невероятным преимуществом.
— Расходы? — машинально повторил Ленстон. — У меня ничего не осталось.
— Мало того, что вы преступник, так вы еще и полный банкрот! — Трентон бросил на графа взгляд, полный презрения. — Если вы не повеситесь сами, я убью вас за то, что вы угрожали моему сыну, вы, ничтожный, подлый, презренный человек!
Ленстон рухнул на скамейку.
— Дастин, помогите мне, — простонал он.
— Помочь вам?! — Дастин едва сдерживался. — Вы негодяй, Ленстон. Может быть, вы и не убивали Редли, но вы наняли людей, чтобы убить Олдриджа. Купер, Арчер, Перриш — все они сейчас рыщут в поисках человека, только что выигравшего скачки. Да, еще и Раггерт. Вы мне его рекомендовали с тем, чтобы он был в Тайрхеме вашими глазами и ушами. Вы приказали ему любым способом остановить Стоддарда, но Божьей милостью юноша избежал гибели и сумел избавить от увечий других жокеев. Короче, Ленстон, каждое из перечисленных мной деяний может рассматриваться как попытка убийства. Но это еще не все. — Дастин принялся загибать пальцы. — Вы приказали избить Гордона Салливана до полусмерти, потом распорядились сделать то же самое со мной. Вы послали письмо моему брату, в котором угрожали физической расправой его сыну. И нам еще предстоит узнать детали мошеннической системы, разработанной вами, с помощью которой вы шантажировали жокеев. И вы просите меня о помощи?
— Все было задумано совсем не так, — заикаясь, пролепетал Ленстона. — Никто не должен был пострадать. Мы только слегка запугивали людей, чтобы они выполняли наши требования. Я объяснил вам, что случилось с Редли. С Олдриджем вышло… недоразумение. Я молил Бога, чтобы Олдридж не появился в тот день в Ньюмаркете, но он был там и все слышал. Трудно было предугадать, как поведет себя Олдридж. Может быть, он намеревался шантажировать нас, как Редли? Или, что еще хуже, собирался разоблачить нас и сдать властям? Я дал Олдриджу возможность изменить решение, но он отказался. А потом он исчез. Так что же мне оставалось? Я должен был найти его и устранить. Что же касается Стоддарда, я не приказывал Раггерту причинять ему зло.
— А что же вы ему приказали — вежливо попросить? — возмущенно бросил Дастин. — Вы запутались, Ленстон, вы убедили себя в том, что заплатить другим за убийство — не означает убить самому. Какое заблуждение! Вы так же виновны, как Купер и Раггерт.
— Нет! Я никогда никого не убивал. Я не могу никого убить. Все это только потому, что я разорен! — Голос Ленстона сорвался на истерический крик. — Я задолжал уйму денег. Я перепробовал все, но каждый раз терпел поражение. Даже с этим проклятым Кинжалом. Как я его только не бил, чтобы сделать послушным. И в результате для меня он стал воплощенным крахом, для вас — победителем дерби. Я послал Раггерта в Тайрхем не с тем, чтобы навредить кому-либо, а чтобы он изучил ваши методы работы с лошадьми и держал меня в курсе ваших последних приобретений. Я надеялся, что это позволит мне выиграть некоторые забеги и возместить потери. С исчезновением Олдриджа я ожидал, что это будет несложно, но с появлением Стоддарда все пошло прахом.
— Вы не ожидали от Стоддарда такого мастерства, не правда ли? — усмехнулся Дастин. — Так же как не ожидали, что он откажется от предложения Арчера и Перриша. Совсем как в случае с Ником Олдриджем. Он предпочел покинуть скаковую дорожку, но не согласился сотрудничать с преступниками. Это называется принципиальностью, Ленстон, но вам этого не понять. У вас нет принципов.
Ленстон сдавленно застонал:
— Это был вопрос жизни и смерти, Дастин. Прошу вас, вы должны понять.
— О, я все понимаю. — Дастин повернулся и посмотрел на Саксона, который в ответ кивнул.
Ленстон вскочил: только теперь он понял, что их разговор не был приватной беседой. Он страшно побледнел, когда в ложу вошел Саксон, а вслед за ним люди, которых Ленстону меньше всего хотелось бы видеть, — судьи из Жокейского клуба. Кроме того, вокруг ложи собралось немало представителей высшего света. Они перешептывались и осуждающе покачивали головами. Пораженный Ленстон взглянул на Дастина.
— Так, значит, вы все это спланировали?
— До мельчайших деталей, — подтвердил Дастин. — Теперь джентльмены из Жокейского клуба могут не беспокоиться о том, что за их спиной творятся преступления. — Дастин повернулся к Саксону: — Полагаю, у нас достаточно доказательств для возбуждения уголовного дела?
— Более чем достаточно, милорд, — заверил Саксон. — Как раз перед вашим прибытием в Эпсом я передал Блейкеру все письменные материалы. Сейчас он занимается Купером и Раггертом. Как выяснилось, Купер разыскивается полицией Англии и Шотландии в связи с целой серией уголовных преступлений. Раггерт в свою очередь настолько напуган возможностью оказаться в Ньюгейте, что посвятил нас в такие детали, о которых мы и не подозревали. Арчер и Перриш арестованы. А я с превеликим удовольствием отконвоирую эту компанию в Скотланд-Ярд.
Ленстон захлопал глазами, пытаясь хоть что-то понять в происходящем.
— Если Олдридж все это время был у вас, зачем же вы ждали до сегодняшнего дня и подвергли меня этой пытке?
— А вот в этом и заключается самое интересное, — весело сообщил Дастин. — Видите ли, Ленстон, Ник Олдридж не слышал вашего разговора с Купером и не знал, что вы убили Редли. Он лишь мельком взглянул на вас и тут же ушел. Поэтому он был так потрясен вашим настойчивым желанием избавиться от него.
Тихо застонав, Ленстон закрыл лицо руками.
— О Боже! Риск, мучения, деньги — все впустую. — Он медленно поднял голову, на лице его было написано глубокое страдание. — Но ведь если Олдридж ничего не слышал, у вас нет прямых доказательств моей вины.
— У нас их не было до настоящего момента. Но вы только что сами признались в своих преступлениях. Действуйте, Саксон.
Детектив кивнул, взял Ленстона под руку и вывел из ложи.
— Благодарю вас, Тайрхем, — сказал лорд Чизвард, старейшина судей из Жокейского клуба. — С коррупцией, опутавшей мир скачек, теперь покончено, а все жокеи, вовлеченные в эту систему, изобличены. В немалой степени этому способствовал представленный вами список, а в отношении других мы проведем собственное расследование, и все виновные понесут должную кару.
— Не стоит благодарности, Чизвард, — ответил Дастин. — Честно говоря, я сделал это не только ради конного спорта, но ради своей невесты и ее отца.
— Мисс Олдридж, — обернулся к Николь Чизвард, — передайте, пожалуйста, наши глубочайшие извинения вашему отцу. И скажите ему, что все мы с нетерпением ждем его возвращения.
— Непременно передам, — ответила Николь. — Благодарю вас.
Дастин нахмурился при виде слезинок, блеснувших на ресницах Николь. Он ласково погладил ее по щеке.
— Что случилось, радость моя?
— Он его бил, — с болью в голосе прошептала Николь.
Дастину не надо было ничего объяснять.
— Больше это никогда не повторится, — тихо пообещал он. — Больше никто никогда не обидит Кинжала.
— Подумать только! — покачал головой Чизвард. — Известный человек, титулованная особа, коннозаводчик — и вдруг такое! Что ж, больше вам нечего бояться, мисс Олдридж.
— Благодарю вас, сэр, — сказала Николь. И тут обычно суровый лорд Чизвард удивил окружающих, одарив девушку мягкой улыбкой.
— Вы, моя дорогая, — сказал он, — как глоток свежего воздуха после этого представления. Тайрхем, вы счастливчик! Желаю вам всего наилучшего. Берите невесту и идите поздравьте Ника Олдриджа. Он в очередной раз одержал блестящую победу. Кстати, Тайрхем…
— Что?
— Очень сожалею, что вам не удалось убедить Стоддарда продолжить жокейскую карьеру. Есть какие-нибудь шансы на то, что он передумает?
— Сомневаюсь, — сказал Дастин, обнимая Николь за талию. — Он был непреклонен в своем решении и даже не оставил адреса. Сказал лишь что-то вроде того, что собирается осуществить свою давнюю мечту. Нет, Чизвард, не думаю, что мы когда-нибудь снова увидим Стоддарда.
— Какая жалость, — громко произнес старый джентльмен, направляясь к выходу. — Этот юноша мог бы стать вторым Ником Олдриджем.
— Ни секунды в этом не сомневаюсь, — согласился Дастин. Он вопросительно посмотрел на Николь: — А ты, любовь моя?
— Ах, я не знаю. — Николь с нежностью взглянула на будущего мужа. — Я сама мечтательница, поэтому очень хорошо понимаю Стоддарда, — сказала Николь и просияла, увидев идущего им навстречу отца. — Кроме того, — заявила она, — как бы ни был хорош Стоддард, на свете есть только один Ник Олдридж!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Обольститель - Кейн Андреа



Хороший приятный роман .
Обольститель - Кейн АндреаМарина
28.10.2011, 13.57





Очень туго шел роман, и не смогла заставить себя дочитать. Такое количество ничего не значаших диалогов заставило даже злиться. Целая глава диалогов, чтобы донести один маленький факт, Дочитала до пятой главы и бросила.....
Обольститель - Кейн АндреаLynn
23.09.2013, 9.27





Думаю, что вопрос коррупции на скачках мало кому из нас интересен. А любовная линия такая примитивная, для детей прямо. Прочитала до конца, так как была на пост. режиме из-за гриппа.
Обольститель - Кейн АндреаВ.З.,67л.
1.04.2015, 11.09





Прекрасный роман)я в восторге!)читайте однозначно!)
Обольститель - Кейн Андреалала
17.10.2016, 7.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100