Читать онлайн Обольститель, автора - Кейн Андреа, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обольститель - Кейн Андреа бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.12 (Голосов: 34)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обольститель - Кейн Андреа - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обольститель - Кейн Андреа - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кейн Андреа

Обольститель

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

Заявление Дастина было встречено всеобщим молчанием. Николь взглянула на Трентона, застывшего в немом оцепенении.
— Стоддард — это… — наконец выговорил он. — Это Николь Олдридж?
— Да, ваша светлость, — отозвалась Николь своим настоящим голосом. — Я — дочь Ника Олдриджа.
— Ну конечно! — сказала Ариана, кивая. — Теперь все становится на свои места. Неудивительно, что Дастин с таким рвением старается разоблачить этих преступников. Рада с вами познакомиться, Николь, — тепло добавила она. — Вы можете смело доверить нам свою тайну.
— Каким же глупцом я был! — вглядываясь в лицо Николь, вскричал Трентон и подошел к ней ближе. — Никогда не видел ничего подобного…
— Верю, милорд, — озорно улыбнувшись, ответила Николь. — Я долго отрабатывала мужские манеры. Мне удалось провести всех, даже Пула.
— Молодчина! — заключил Дастин, поднеся руку Николь к своим губам и уже не скрывая своих чувств.
— Вы с Дастином встречались до того, как затеяли этот маскарад? — спросила Ариана.
— Только однажды. — Глубоко вздохнув, Николь пересказала всю историю, начиная с их встречи на берегу Темзы.
— Николь не только обманщица, но и отличная наездница, — вставил Дастин. — Вам надо посмотреть, какова она в седле.
— Ариана говорила мне то же самое, — отозвался Трентон.
— Когда я пришла наниматься на работу, то понятия не имела, что джентльмен, которого я встретила, и маркиз — одно лицо, — призналась Николь. — Если бы я это знала, то отказалась бы от своей затеи.
— Как хорошо, что вы этого не знали, — заявила Ариана.
— Николь, а где же ваш отец? — поинтересовался Трентон.
— Он здесь, в Тайрхеме, — ответила Николь после неловкой паузы.
— А кто-нибудь еще знает об этом? — насторожился Трентон.
— Никто, кроме присутствующих здесь и Салли.
— Салли?
— Гордон Салливан, — пояснил Дастин, — тот самый жокей, которого избили, как и меня. Эти подонки, Арчер и Перриш, хотели узнать, где скрывается Олдридж.
— Он ничего им не сказал, — вставила Николь.
— Перриш? — переспросил Трентон. — Я думал, что мы знаем только одно имя — Арчер.
— До сегодняшнего утра так оно и было. Но Николь и я слышали, как Арчер называл своего напарника Перришем.
— А как случилось, что вы, Николь, оказались поблизости от места преступления? — спросил Трентон. — Это что, простое стечение обстоятельств?
— Нет, — честно ответила Николь. — Я видела Дастина перед тем, как на него напали. Он пришел в коттедж, чтобы рассказать нам с папой о полученной вами записке и попросить разрешения рассказать вам всю правду. Затем мы договорились, что встретимся у конюшен в шесть часов. Я думала, Дастин до этого намерен поговорить с вами. А когда он не пришел к назначенному сроку, поняла: что-то здесь не так. Поскакала через лес к коттеджу и услышала голоса этих людей. Я начала топать и шуметь, и это сработало.
— Простите меня, Николь, я не думал учинять вам допрос. Просто… — Трентон беспомощно посмотрел на извивавшегося в его руках Александра.
— О, ваша светлость, я все понимаю. Но ведь я сама согласилась открыть вам правду. Мы сделаем все, что в наших силах, для безопасности вашего сына.
— Благодарю вас. — Трентон неуверенно кивнул и посмотрел на брата. — Итак, теперь мы знаем имена этих негодяев и знаем о существовании их сообщника со шрамами на руке. Теперь нам остается ждать возвращения Саксона.
— Ах! — вскричала Николь, крепко сжав руку Дастина. — Мне только что в голову пришла одна мысль. Дастин, ты помнишь, что говорил Перриш перед тем, как убраться?
— Да-а, — протянул Дастин, пытаясь сосредоточиться, — что один удар — за его голову, а второй — за Арчера.
— Правильно. А последний удар он сопроводил напоминанием, чтобы ты держался подальше от дел, которые тебя не касаются. Перриш сказал, что если ты хочешь спасти свою жизнь и жизнь племянника, то тебе лучше прекратить ночные беседы с братом. От кого он мог узнать, что у вас с герцогом состоялся ночью разговор?
В комнате повисло тягостное молчание.
— Правда, — сказал наконец Дастин. — Значит, кто-то сказал Перришу.
— И этот кто-то находился в доме во время нашего разговора, — помрачнел Трентон. — И не просто в доме, а рядом с кабинетом. Как еще могли подслушать нашу беседу? Дверь и окна были плотно закрыты. Говорили мы вполголоса.
— И Пул никого не видел, — добавил Дастин. — Очень возможно, что этот человек находится в Тайрхеме. — Он попытался подняться и вскрикнул от боли.
— Что ты хочешь делать? — набросился на брата Трентон. — Ты не в том состоянии, чтобы допрашивать прислугу.
— Дастин, — тихо сказала Николь, — надо действовать очень осторожно. Надо побыстрее выявить предателя, но при этом нельзя обижать подозрением невиновных. Поэтому я предлагаю сегодня хорошенько подумать, а завтра начать действовать. К тому же тебе рано вставать с постели.
Вздохнув, Дастин вновь откинулся на подушки:
— Хорошо, Дерби. Подождем до завтра.
— Просто поразительно, — заметил Трентон. — За тридцать два года мне ни разу не удалось так быстро тебя убедить. В чем ваш секрет, Николь?
— Я люблю его, — последовал ответ.
— Коротко и ясно, — констатировал герцог.
— В таком случае, милорд, — спросила Николь, пряча улыбку, — возможно, вы возьметесь преградить путь потоку женщин, стремящихся исцелить раны маркиза?
— Если этого не сделает Трентон, за дело возьмусь я, — засмеялась Ариана.
— Я также надеюсь, ваша светлость, — Николь продолжала смотреть на герцога, — что вы не сердитесь на мою неловкость по части стаскивания бриджей с мужчин.
При этих словах у Трентона вытянулось лицо.
— Мой Бог, — пробормотал он, багровея. — Приношу свои извинения. Но я понятия не имел… — Он свирепо взглянул на брата. — Это ты виноват! Почему ты меня не предупредил?
— Я намекал, — усмехнулся Дастин. — Но мне было любопытно посмотреть, как Николь будет изворачиваться.
— Я, кажется, пропустила что-то интересное? — спросила Ариана.
— Ничего особенного, мой ангел, — отозвался Трентон, продолжая испепелять Дастина взглядом. — Просто я приказал Стоддарду раздеть Дастина, и он… и она — бедная девочка! — начала это делать.
— О, Трент, — сказала Ариана прерывающимся от смеха голосом, — это слишком даже для тебя!
Но герцог проигнорировал это замечание и обратился к Николь.
— Я, — сказал он, — даю вам разрешение наказать маркиза в Эпсоме. Можете обойти его не на шесть корпусов, а на все двенадцать.
— Я постараюсь, ваша светлость, — поклонилась Николь.
— Трентон, — поправил ее герцог.
— Николь, вы обрели очень надежного союзника, — заметила Ариана. — Точнее, двух союзников.
— Благодарю, ваша светлость, — пробормотала Николь, тронутая до глубины души. — Пожалуйста, простите меня за обман.
— У вас были на то веские причины. И потом, меня зовут Ариана, — сказала герцогиня.


Саксон вернулся в Тайрхем около полудня и был сразу же приглашен в спальню маркиза.
— Наконец-то! Входите, Саксон, — нетерпеливо произнес Дастин, слегка приподнимаясь в кресле.
— Дядюшка сказал мне, что вам уже лучше, милорд, — сказал Саксон.
— Напротив, я с ума схожу от беспокойства. Ну, рассказывайте, что вам удалось сделать.
— Милорд, благодаря указаниям Стоддарда я без труда нашел нападавших. Как мы и предполагали, они направлялись к главной дороге, где их ждали лошади. Должен сказать, ваша светлость, вы их славно отделали, и им пришлось потратить немало усилий, чтобы забраться в седла. Я следовал за ними, пока они не добрались до места.
— Где это?
— Конюшни при въезде в Лондон, милорд. Там было грязно и темно, и я видел только их фигуры. Но я слышал, о чем они говорили с человеком, который, очевидно, у них за главного. Так по крайней мере можно предположить по его поведению. Разговор был коротким. Они сказали, что работа сделана, а тот, третий, передал бандитам деньги. По его словам, хозяин очень доволен работой, но не заплатит больше ни пенса, пока они не найдут Ника Олдриджа. После этого те двое удалились. — Саксон раскрыл тонкую папку, которую держал в руках. — Я же со своей стороны задержался, чтобы повнимательнее присмотреться к этому третьему.
— Вот как!
— Да. Он вышел на свет, не подозревая о моем присутствии, и я как следует разглядел его. — Саксон бросил взгляд в свои записи. — Рост примерно пять футов десять дюймов, среднего телосложения, небрит, нечесан, волосы светлые. Глаза бледно-голубые, холодные и проницательные. Самая яркая примета — огромный шрам на левой руке. Внешность отвратительная, как и говорил ваш бывший жокей. Те двое называли его Куп.
— Куп! — встрепенулся Дастин. — Наконец-то мы знаем его имя. Вы говорите, что конюшни находятся при въезде в Лондон?
— В Ист-Энде, если быть точным, сэр.
— Черт возьми! — Дастин принялся расхаживать по кабинету. — Надо проследить за этим Купом и выяснить, кто его хозяин. Это, несомненно, человек влиятельный.
— Вполне с вами согласен, сэр. Изощренность махинаций говорит о том, что хозяин этого Купа хитер, не стеснен в средствах и наверняка известен в обществе.
— Но пока неизвестен нам, — возразил Дастин. — Сейчас единственная ниточка к нему — это Куп.
— Верно, милорд. Значит, надо следить за конюшней Купа.
— Но кому мне это поручить? — спросил Дастин. — Я обещал Тренту, что вы будете присматривать за Александром. Но Стоддард тоже в опасности и нуждается в нашей защите. Особенно сейчас.
— Сейчас, сэр?
— Да. Перриш, пиная меня ногами, обронил фразу, чтобы я прекратил разговоры с братом на опасные темы.
— Он так сказал? — удивился Саксон. — Значит, у них в Тайрхеме имеется пара чутких ушей.
— Поэтому я и хочу, чтобы вы нашли обладателя этих ушей, продолжая присматривать за Стоддардом и Александром. Но кого же мы пошлем наблюдать за конюшней Купа?
— Не беспокойтесь, я уже принял меры, поэтому и задержался. Я знал, что нужен вам здесь, и взял на себя смелость привлечь к расследованию некоего Уильяма Блейкера, с которым мы вместе начинали в агентстве мистера Хэкберта. Блейкер человек надежный и дотошный. Мы частенько помогаем друг другу. Я, разумеется, не стал посвящать Блейкера во все подробности. Его задача — наблюдать за конюшней Купа, следить за всеми его перемещениями и за каждым посетителем. Блейкер уже занял пост. Вы одобряете мои действия, милорд?
— Саксон, — просияв, ответил Дастин, — вы бесценный человек, и я увеличиваю ваше вознаграждение.
— Благодарю вас, сэр, я не забуду вашего обещания, — усмехнулся Саксон. — У меня есть просьба, милорд.
— Говорите?
— Я хотел бы порасспросить Стоддарда.


Трентон решительно постучал в дверь коттеджа. Он подождал ровно минуту, как велел Дастин, еще раз постучал и тихо произнес:
— Это Броддингтон. Мне нужно с вами поговорить. — И снова молчание: из коттеджа не донеслось ни звука.
— Стоддард, откройте дверь, — сказал Трентон. — Меня прислал Тайрхем.
В замке щелкнул ключ, дверь приоткрылась.
— Входите, милорд, — сказала Николь, открыв дверь ровно настолько, чтобы в нее мог протиснуться Трентон.
— Я понимаю, вы меня не ждали, но… — начал было герцог, но тут же изумленно замолчал, увидев Николь Олдридж с распущенными волосами, волнами спускавшимися на плечи. — Вот это да! — пробормотал он.
На губах Николь промелькнула едва заметная улыбка.
— Могу ли я считать ваше восклицание комплиментом?
— Можете считать, что я полный глупец.
— О, не будьте к себе слишком строги. Ведь что-то от Стоддарда во мне осталось. — Николь указала на рубашку и бриджи.
— Да, но… — пробормотал Трентон. — Неудивительно, что Ариана до сих пор смеется, вспоминая выражение моего лица, когда Дастин объявил, кто вы. И я ее не осуждаю. До сих пор я считал себя проницательным человеком.
— Проницательность здесь ни при чем, — мягко заметила Николь. — Дело в том, что единственная женщина, на которую вы действительно обращаете внимание, — ваша жена. Так оно и должно быть.
Трентон внимательно посмотрел на Николь.
— Ариана была права. Теперь и я понимаю, почему Дастин испытывает к вам такие чувства. Когда этот кошмар останется позади, я надеюсь, вы дадите нам шанс узнать вас получше.
— С удовольствием, Трентон, — отозвалась Николь. — И в тот же момент я позволю Александру стянуть с меня кепку.
— Он будет в восторге, уверяю вас, — ответил герцог. — Это будет его реванш за усы Дастина, которые Александру так и не удалось оборвать.
— С Дастином все в порядке?
Трентон энергично кивнул.
— О да. Он чувствует себя лучше, но по-прежнему проявляет упрямство. Он предпринял три безуспешные попытки прийти сюда, но добрался только до вестибюля. Поэтому вместо него явился я.
— Слушаю вас, милорд.
— Саксон просит разрешения поговорить с вами, вернее, со Стоддардом. Дастин хочет, чтобы вы сами выбрали время, если, конечно, вообще согласитесь.
Николь задумчиво покусывала губы.
— Почему он не сделал этого раньше? Ведь Саксон знал, что я протеже Ника Олдриджа. — Николь помрачнела. — Вопрос не в том, буду я с ним говорить или нет, а в том, должна ли я рассказать ему все? С другой стороны, я могу оказать вам плохую услугу, если о чем-то умолчу. К тому же я вряд ли смогу убедить Саксона в том, что я парень. Ведь речь идет об опытном детективе. Как же мне быть?
— Ты расскажешь ему правду, Ники, — раздался голос Ника Олдриджа. — Мы зашли слишком далеко, чтобы отступать. Утаивать что-либо от Саксона — значит тормозить расследование, а стало быть, сын герцога по-прежнему будет в опасности. — Повернувшись к Трентону, Ник поклонился: — Милорд, мне нет нужды спрашивать, брат ли вы маркиза Тайрхема. Вы очень похожи. А я — Ник Олдридж.
Трентон крепко пожал жокею руку.
— Я видел вас на скачках, Олдридж, — сказал герцог. — Что же до фамильного сходства, то еще сегодня утром и я сказал бы то же самое о вас с дочерью. Но не сейчас.
— Ах, просто вы видите Николь, а не Стоддарда, — отозвался Ник. — Но, если не считать любви к лошадям, она больше похожа на свою мать, чем на меня.
— Саксон узнал что-нибудь новое? — спросила Николь.
— Ничего существенного, — ответил герцог, отводя взгляд.
— Другими словами, Дастин запретил вам что-либо мне говорить.
— Другими словами, Дастин сказал мне, что обсудит это с вами позже. А сейчас он хочет, чтобы вы снова надели жокейский костюм и прошли со мной в замок.
— Вы, кажется, сказали, что он позволил мне самой решать, говорить с Саксоном или нет.
— Так и есть, — отозвался Трентон. — Но вас зовет маркиз, а не Саксон. Очевидно, вы с ним договорились на сегодняшний вечер. Он также настаивал на том, чтобы кто-то сопровождал вас до замка. Выбор пал на меня.
— Ступай, Ники, — вмешался Олдридж. — Поговори с Саксоном, ответь на все его вопросы. Потом переговори с маркизом. И последнее, Проказница. Если Саксон вдруг пожелает поговорить со мной, скажи ему, я к его услугам.
— Папа, ты…
— Пусть приходит сюда, и я отвечу на все вопросы, которые он посчитает нужным задать.
— Ну хорошо. — Оглядев себя, Николь обнаружила, что у нее под рубашкой нет перевязи. — Простите меня, — сказала она и направилась к лестнице. — Через минуту Олден Стоддард спустится к вам.
— Не знаю, как благодарить вас, милорд, — сказал Ник, оставшись вдвоем с Трентоном. — Ники и не подозревает, как она беззащитна именно сейчас.
— Можете спать спокойно, — ответил Трентон. — Я знаю своего брата. Он не допустит, чтобы с Николь что-то случилось. Более того, это мне следует вас благодарить. Доверяя нам, вы подвергаете себя риску. Но вам не придется раскаиваться.
— Полагаюсь на ваше слово, милорд.
— И последнее. Вам что-нибудь говорит имя Куп?
— Куп? — задумчиво протянул Ник. — Нет. А кто это?
— Это человек со шрамом на руке. Дастин подумал, что, может быть, его имя вам что-нибудь напомнит.
Ник потер подбородок.
— Этот тип не идет у меня из головы с того момента, как маркиз впервые упомянул его. Клянусь жизнью, не могу вспомнить, где я его видел. Но я обязательно вспомню.
— Не сомневаюсь. — Трентон взглянул на Николь, спускавшуюся по лестнице. На ее голове прочно сидела жокейская кепочка. — Приветствуем лучшего жокея Тайрхема. Вы готовы?
— Да, — вздохнула Николь. — Идемте, милорд, пока я не потеряла самообладания.


— Что вы так нервничаете, Стоддард? — спросил Саксон, постукивая пальцами по папке. — Я просто собираюсь задать вам несколько обычных вопросов.
— Я это понимаю. — Николь резко остановилась. — Но мои ответы вряд ли будут обычными.
На лбу Саксона пролегла глубокая складка.
— О чем это вы?
Николь подошла к двери и, приоткрыв ее, увидела в коридоре Трентона. Герцог ободряюще кивнул ей, и девушка вернулась в библиотеку, плотно закрыв за собой дверь.
— Вам, наверное, сказали, — начала Николь, — что в Тайрхеме есть предатель. А наш разговор никто не должен слышать. О том, что я намерен сказать, знают только маркиз и его родные.
— Меня уже посвятили во все детали этого…
— Нет, не во все, — перебила Николь, присаживаясь рядом с Саксоном на кожаный диванчик. — И не потому, что лорд Тайрхем не доверяет вам, но он защищал меня.
— Вы ведь протеже Ника Олдриджа.
— Я дочь Ника Олдриджа!
Саксон с грохотом уронил папку.
— Простите, я, кажется, плохо понял…
Сделав это признание, Николь теперь уже спокойно рассказала Саксону все.
— Лорд Тайрхем предоставил нам убежище, дал мне работу и заверил, что сохранит нашу тайну. Теперь вы в курсе дела, и я надеюсь, что это вам поможет.
— Что ж, — сказал Саксон, — в таком случае все мои вопросы отпадают.
— Папа дал согласие побеседовать с вами. В коттедже.
— Отлично. Завтра утром я к нему явлюсь.
— Только прошу вас, приходите пораньше. Я не разрешаю отцу открывать дверь.
— Хорошо. Я буду у вас завтра в половине шестого.
— Благодарю вас, — сказала Николь, украдкой вытирая вспотевшие ладони о бриджи. — Еще одно…
— Да?
— Не знаю, как на это посмотрит маркиз, но, думаю, вам следует знать. Дело в том, что с этой недели в Тайрхеме работает новый тренер.
— Раггерт?
— Да. У него хорошие рекомендации, и он очень опытный тренер…
— Но? — подсказал Саксон.
— Но, честно говоря, я ему не доверяю. Раггерт все время следит за мной, постоянно расспрашивает о личной жизни, о прошлом, о моих отношениях с Ником Олдриджем. Он гораздо больше времени уделяет мне, чем лошадям.
— Хотите, чтобы я к нему присмотрелся?
— Хочу убедиться, что я не права.
— Считайте, что сделано, — сказал Саксон. — Спасибо за откровенность, мистер Стоддард. Эти сведения, несомненно, помогут мне обеспечить безопасность обитателей Тайрхема и ускорить расследование.
— Удачи, сэр!


Дверь в спальню Дастина распахнулась.
— Как ты себя чувствуешь? — первым делом спросила Николь.
— Наконец-то! — Дастин впустил Николь в комнату и закрыл за ней дверь. — Я распорядился, чтобы нас не беспокоили.
— Что? — Николь растерянно посмотрела на Дастина — его шелковый халат чуть распахнулся, и стала видна повязка на груди. — Пул сказал, ты еще слишком слаб, чтобы спуститься вниз, и попросил, чтобы я поднялась к тебе.
Вместо ответа Дастин привлек Николь к себе и принялся гладить ее плечи.
— Дастин, мне кажется…
— Да, дорогая, — ответил маркиз, самодовольно ухмыляясь. — Мне пришлось слегка приврать насчет своей слабости. Я хотел, чтобы ты пришла сюда. — И он потерся губами о щеку Николь, от чего по ее телу пробежала сладкая дрожь.
— Не хочешь узнать, о чем я говорила с Саксоном? — спросила Николь. — И рассказать мне, что он обнаружил, проследив за Арчером и Перришем?
— Потом. — Указательным пальцем Дастин приподнял подбородок Николь. — Поцелуй меня.
— Дастин…
— Поцелуй меня!
— Ты разбередишь свои раны, — сказала Николь, нежно погладив Дастина по щеке. — Нам нужно поговорить.
— Да, но не о Саксоне. — Дастин обнял Николь и увлек ее к мягкому креслу, в которое и опустился, усадив Николь на колени. — Вот так.
— Что — так? — удивилась Николь.
— Ты не встанешь с моих колен, пока мы не закончим разговор. А речь пойдет о нашем будущем, — сказал Дастин, заглядывая в глаза Николь. — Я задремал после твоего ухода, и знаешь, что мне приснилось? Что ты беременна.
— О Господи! — Плечи Николь бессильно опустились. — Я даже не предполагала… — Она запнулась. — Я никогда и мысли не допускала, что могу…
— Такая возможность тебя расстраивает?
— Нет, — прошептала Николь, но глаза ее увлажнились.
— Не могу передать, какое счастье я ощутил. Скажи мне, чего ты желаешь. Я все исполню.
«Хочу, чтобы мы были вечно вместе!» — хотелось крикнуть Николь. Ее охватил восторженный трепет при мысли, что она может носить в себе ребенка Дастина. И это только укрепило Николь в принятом решении: она принадлежит Дастину, какие бы условия он ни выдвинул. Николь крепче сжала руки.
— Прежде чем я расскажу тебе о своих мечтах, желаниях, ты должен кое-что узнать. Возможно, это упростит для тебя принятие решений.
— Продолжай, — сказал Дастин, приподняв бровь.
— Помнишь, я говорила, что никогда не буду твоей любовницей? Что никогда не соглашусь с такой ролью?
— Помню.
— Так вот, я передумала. — Николь без тени смущения посмотрела на Дастина. — Гордость, идеалы, мечты — все это ушло, когда я поняла, что люблю тебя. Я не могу жить без тебя. И потому я буду для тебя кем ты пожелаешь. Буду также молить Бога, чтобы твоя любовь ко мне длилась как можно дольше.
— Спасибо, Дерби, — дрогнувшим от волнения голосом произнес Дастин. — Это драгоценный подарок, но мне этого мало.
Николь в недоумении замерла.
— Я, может быть, чересчур самонадеян, — продолжал Дастин, — но меня, как и тебя, не устраивают полумеры. Я хочу надеть на твой палец обручальное кольцо и возвестить всему миру, что ты моя! Я хочу спать с тобой в одной постели, хочу детей и внуков. Хочу жить и состариться с тобой. Короче говоря, я хочу, чтобы ты стала моей женой. Выходи за меня замуж.
— Брак — это очень серьезно, Дастин, — судорожно выдохнула Николь.
— Я вполне серьезен, дорогая.
— Брак — это надолго, Дастин.
— Нет, Николь, это навсегда.
— Учти, я не собираюсь тебя ни с кем делить, — прошептала она.
— Я не дам тебе повода даже думать об этом. Так было с той минуты, когда мы встретились, и так будет всю жизнь.
— А что, если я не смогу приспособиться к жизни в замках? Вот ты говоришь, что титул для тебя ничего не значит, и я верю тебе. Но, Дастин, я — и вдруг маркиза…
— Прекрасно. Я откажусь от титула.
— Что?
— Хотя, по-моему, из тебя выйдет бесподобная маркиза. Но… если тебя мучает эта проблема, считай, что она решена.
— Вот так просто?
— Да просто! Надеюсь, ее величество благосклонно отнесется к моему поступку. Так какие еще преграды тебя смущают? Балы? Высший свет? Николь, мы купим ферму и будем разводить лошадей. Мы будем только вдвоем. Ты сможешь днем ходить в бриджах, а ночью спать обнаженной в моих объятиях…
— Прекрати. — Николь приложила пальцы к губам Дастина. Да, он любит ее. Он готов полностью изменить свою жизнь, лишь бы быть с нею. У Николь голова пошла кругом. Господи, да она счастливейшая из женщин!
— Я не приму от тебя таких жертв, — сказала она. — Я ведь полюбила тебя таким, какой ты есть.
В глазах Дастина вспыхнули озорные огоньки:
— А как насчет того, что ты каждую ночь будешь спать обнаженной в моих объятиях?
— Ну-у, этот пункт мы, пожалуй, включим в договор, — покраснев, ответила Николь.
— Николь, — Дастин поцеловал ее руку, — скажи «Да», и в конце месяца ты станешь миссис Кингсли.
— В конце месяца? — обомлела Николь. — Дастин, это же всего через пять дней после дерби!
— Ну хорошо, — неохотно уступил Дастин. — Буду благоразумен. Даю тебе две недели, чтобы прийти в себя после дерби или же после того, как мы поймаем преступников… в зависимости от того, что случится раньше.
— И это ты называешь благоразумием? — рассмеялась Николь.
— Но ведь ты уже знаешь, что мужчины в нашем роду, когда чего-то очень хотят, становятся одержимыми, а я хочу тебя больше всего на свете. Я намерен жениться на тебе, пока ты не изменила своего решения или не возвела между нами новых преград, способных помешать нашему счастью.
— Нет, я не стану этого делать, — заверила его Николь, размышляя, может ли человек умереть от счастья. — Ты уничтожил все препятствия, как и обещал.
— Вот видишь! — самодовольно усмехнулся Дастин. — Но продолжим. На рассвете я приду к твоему отцу просить твоей руки, а ты продумай тем временем, как тебе хотелось бы отпраздновать наше бракосочетание: пир на весь мир, официальный прием, маленькое торжество в семейном кругу. Как ты решишь, так я и поступлю. Главное, что после всего этого ты станешь моей.
— Мне хотелось бы, — тихо промолвила Николь, приникая к груди Дастина, — отпраздновать свадьбу здесь, в Тайрхеме. Но не в замке.
— В конюшнях? — предположил Дастин.
— Нет, в саду. Со всеми, кого мы любим: родными и друзьями. И со звездами, что свели нас с тобой.
Улыбнувшись, Дастин так крепко обнял Николь, точно намеревался больше никогда не выпускать ее из своих объятий.
— Значит, сюда явится дюжина грозных жокеев, любящих тебя так же, как Салливан?
— Они увидят, что я счастлива, и примут тебя в свою семью с распростертыми объятиями.
— Почту за честь. — Дастин положил подбородок на макушку Николь. — Кого еще ты хотела бы видеть на свадьбе?
— Маму, — срывающимся голосом произнесла Николь. — Она будет с нами, как и твои родители, — добавила она, поворачивая голову и заглядывая Дастину в глаза.
— Я люблю тебя, — выдохнул Дастин, ловя губы Николь. — Я всегда буду исполнять твои желания.
— Я тоже тебя люблю. — Николь обняла Дастина за шею. — И это — навек. Так что после дерби Олден Стоддард намерен подать в отставку. — Ей вдруг неожиданно страшно захотелось стать маркизой Тайрхемской.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Обольститель - Кейн Андреа



Хороший приятный роман .
Обольститель - Кейн АндреаМарина
28.10.2011, 13.57





Очень туго шел роман, и не смогла заставить себя дочитать. Такое количество ничего не значаших диалогов заставило даже злиться. Целая глава диалогов, чтобы донести один маленький факт, Дочитала до пятой главы и бросила.....
Обольститель - Кейн АндреаLynn
23.09.2013, 9.27





Думаю, что вопрос коррупции на скачках мало кому из нас интересен. А любовная линия такая примитивная, для детей прямо. Прочитала до конца, так как была на пост. режиме из-за гриппа.
Обольститель - Кейн АндреаВ.З.,67л.
1.04.2015, 11.09





Прекрасный роман)я в восторге!)читайте однозначно!)
Обольститель - Кейн Андреалала
17.10.2016, 7.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100