Читать онлайн Маска предательства, автора - Кейн Андреа, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Маска предательства - Кейн Андреа бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.29 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Маска предательства - Кейн Андреа - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Маска предательства - Кейн Андреа - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кейн Андреа

Маска предательства

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

– Дорогая моя, ты очаровательна! – Джордж Холт, сам выглядевший невероятно импозантным в своем модном вечернем облачении, восхищенно улыбнулся дочери, помогая ей сойти со ступенек кареты.
Джеки недовольно взглянула на здание «Сити-Таверн».
– Это странно слышать, папа, потому что у меня очень плохое настроение! – возразила она, поправляя шелковый плащ.
– Возможно, – усмехнулся ее отец. – Следовательно, тебе удается отлично его скрывать!
Он ласково пожал ее руку, затянутую в перчатку.
– Я очень благодарен тебе за то, что ты согласилась поехать со мной на бал министра Гамильтона.
– Хотя ты не предупредил меня заранее! – искоса взглянув на него, заметила Джеки.
Улыбка Джорджа поблекла.
– Моника не виновата, что заболела, Жаклин.
Джеки уловила в голосе отца предостерегающие нотки и промолчала. Когда дело касалось очаровательной Моники Бриссет, Джордж Холт становился упрямым, ничего не желал замечать и попросту глупел на глазах. Так повелось с самого начала, когда он впервые увидел ее в отеле «Иллер» в феврале прошлого года, во время ежегодного бала в честь дня рождения президента Вашингтона. Ничто не могло изменить чувства Джорджа... даже тщательно скрываемая Джеки антипатия, которая боролась в ее душе с огромной радостью, что наконец-то, спустя десять лет одиночества после смерти ее матери, Джордж полюбил другую женщину.
Опираясь на руку отца, Джеки молча вошла в тускло освещенный парадный подъезд «Сити-Таверн». В кофейной комнате, расположенной слева от холла, пили виски и обсуждали свои дела купцы. Впереди Джеки дамы в роскошных нарядах под руку с влиятельными мужчинами филадельфийского общества направлялись к лестнице, которая вела к бальному залу. Расправив пышные складки сиреневого платья, Джеки двинулась направо.
Но отца оказалось не так-то легко сбить с пути.
– Не сегодня, Жаклин. – Он твердо взял за локоть и отвел от комнаты для сбора подписей свою дочь, которая старалась уловить, о чем там спорят репортеры различных газет и журналов.
Джеки последовала за ним, бросив через плечо недовольный взгляд.
– Но, папа, я только хотела узнать, есть ли новости о предстоящей войне с Англией или о пошлинах на виски. Ты же не станешь возражать, если...
– Стану! – Он провел ее сквозь густую толпу и увлек на широкую деревянную лестницу. – Сегодня мы просто гости на этом светском рауте. Так что постараемся держать себя соответственно.
– Хорошо, папа, – заставила себя ответить Джеки.
Больше всего ее бесило, что на этот раз ее отец был прав. И как бы ей ни хотелось принять участие в горячих спорах о том, что делать с теми производителями виски, которые упорно отказываются платить введенные налоги, она ценила оказанную им честь быть приглашенными на бал министра Гамильтона и считала себя обязанной перед отцом соблюдать все требования приличия.
Бальный зал в Лонг-Рум был ярко освещен, в его полированном полу отражались многочисленные огоньки свечей, а вдоль стен выстроились значительные персоны. В напоенном духами воздухе зала плыли звуки менуэта Моцарта и смешивались с мелодичным женским смехом и низкими голосами мужчин. Облаченные в платья из шелка, с прическами, украшенными страусовыми перьями и лентами, леди собирались небольшими группками по четыре-пять человек, оживленно беседуя и отведывая предлагаемые закуски. Словно почувствовав присутствие Жаклин, они подняли головы, оценивая это новое и незнакомое добавление к их кругу.
Невысокая темноволосая дама в нежно-голубом платье отделилась от своей группы и приблизилась к Джеки и Джорджу.
– Мистер Холт, рада вновь увидеться с вами! – Она радушно улыбнулась ему.
Джордж Холт поклонился и нагнулся поцеловать ей руку.
– Я счастлив, миссис Гамильтон. Польщен, что вы нашли возможным пригласить меня на ваш вечер. – Он отступил в сторону, выдвинув вперед Джеки. – Могу я представить вам свою дочь Жаклин?
Опять чарующая улыбка.
– Мисс Холт, ваш отец нисколько не преувеличивал вашу красоту! Добро пожаловать!
Джеки улыбнулась в ответ, сразу проникнувшись симпатией к этой грациозной женщине с ясным и добрым лицом.
– Благодарю вас, миссис Гамильтон, я также счастлива быть здесь сегодня.
Чувствуя на себе любопытные взгляды остальных дам, Джеки смело осмотрела зал. Бетси взяла ее за руку.
– Идемте со мной, я представлю вас остальным гостям. – Она обратилась к Джорджу: – Муж будет рад повидаться с вами. Он среди тех джентльменов, что собрались в углу. – Она указала на большую группу мужчин, среди которых Джеки узнала сенаторов, чьи политические представления совпадали с взглядами Гамильтона.
– Благодарю вас, дорогая. Я его найду. – Поймав призывный взгляд Джеки, Джордж скрыл улыбку. – Миссис Гамильтон, вы не будете возражать, если я сам представлю Джеки гостям? – С видом заговорщика он наклонился к Бетси. – Моей дочери еще нет двадцати, она очень застенчива.
Джеки с трудом удержалась от возражения, услышав эту бессовестную ложь.
Бетси с готовностью кивнула:
– Конечно, сэр. Я ее отлично понимаю. – Она взяла Джеки за руки. – Развлекайтесь, дорогая. Если вам понадобится моя помощь, прошу вас, не стесняйтесь и смело обращайтесь ко мне!
– Вы очень любезны, миссис Гамильтон, – проговорила Джеки, отчасти чувствуя смущение за небольшой обман.
– Спасибо тебе, папа, – сказала она, как только они остались одни. – Кажется, ты избавил меня от необходимости провести весь вечер в праздной болтовне.
– Я так и подумал. – Он оглядел зал. – Вижу, в данный момент наш хозяин увлечен каким-то разговором. Давай-ка я тем временем представлю тебя кое-кому, а к Гамильтону подойду позже.
Проследив за взглядом отца, Джеки едва разглядела в толпе профиль министра Гамильтона, а его собеседника вообще не увидела. Она живо кивнула отцу, и они направились в противоположную от этой группы сторону.
– Кажется, прибыли уже все гости, кроме Томаса, – понизив голос, говорил Александр Гамильтон. – Он придет?
– Сомневаюсь, Александр, – откровенно признался Дэн. – Ему приходится работать даже по ночам. Он изо всех сил пытается найти способ возместить свои убытки. – Он умолк, заметив болезненно исказившееся лицо Гамильтона.
Его друг испытывал глубокое сочувствие и отчасти свою вину в отношении финансовых потерь Томаса. Во время войны за независимость Томас служил под началом Гамильтона, бок о бок сражался с ним во время его блестящей осады Корнуоллиса у Йорктауна, и Гамильтон относился к Томасу с особой теплотой. Но никакие дружеские чувства не мешали Гамильтону выступать за повышение импортных пошлин, поскольку он придавал этому факту огромное значение в становлении экономической независимости Америки.
Гамильтон окинул взглядом переполненный зал.
– Вижу, тебе не удалось уговорить свою мать принять мое приглашение?
– Ты знаешь, Александр, она считает неприличным появляться в свете без моего отца, – помрачнев, отвечал Дэн. – А мне представляется маловероятным, чтобы он порвал связи с Англией, так что вряд ли в ее положении что-либо изменится. Так или иначе, но она просила меня передать тебе привет и сожаление, что не сможет присутствовать.
Коротко кивнув, Гамильтон тактично сменил тему беседы.
– Если мы рассчитываем достичь своей цели и сорвать маску с Лэффи, тебе придется потанцевать всего с одной дамой. Поэтому я позаботился о том, чтобы тебя не выбирали в качестве партнера для танцев. Так тебе будет легче циркулировать по залу. – Многозначительно взглянув на Дэна, он добавил: – Надеюсь, этот вечер не окажется безрезультатным!
Дэн опустошил бокал с мадерой и поставил его на поднос проходящего мимо лакея.
– Есть единственный путь это узнать, не так ли?
И он с уверенной улыбкой смешался с гостями.
– Добрый вечер, Уэстбрук, присоединяйтесь к нам. – Приглашение исходило от одного из союзников Гамильтона по конгрессу, сенатора Руфуса Кинга из Нью-Йорка.
– Джентльмены! – Дэн вошел в кружок политиков. Всех их он знал уже давно, и вряд ли среди них мог быть нужный ему человек, однако никто не был избавлен от подозрений.
– Мы только что говорили о последней статье Лэффи в «Дженерал эдвертайзер». – Кинг как будто угадал мысли Дэна. – Довольно злобная статейка, верно?
Старательно сохраняя невозмутимое выражение, Дэн неохотно ответил:
– Не более, чем его предыдущие. Лично я придаю мало значения его болтовне и считаю, что мое мнение разделяют очень многие.
Шесть пар проницательных глаз впились в него, оценивая его реакцию. Всем было известно о его дружеских отношениях с Гамильтоном.
– Значит, вы не находите, что нам угрожает реальная опасность войны с Англией? – напрямик спросил Ричард Гастингс, очень состоятельный филадельфийский купец.
Дэн скрестил руки на широкой груди.
– Угроза, конечно, существует. Всем это отлично известно. Однако...
Но Гастингс еще не закончил свой выпад.
– А если война начнется... не поставит ли это вас в противоречивое положение, Уэстбрук?
Ледяные глаза Дэна впились в толстого пожилого человека.
– Я считаю, что это будет наихудшим исходом для нашей только что созданной и ослабленной войной страны!
– Не спорю. Но если Америка ее проиграет, вас-то все равно дожидаются дома, в Англии, солидное наследство, земли и титул!
– Мой дом, Гастингс, – это Филадельфия, – вкрадчиво произнес Дэн тихим голосом, под которым скрывалась ярость. Он уже больше десяти лет назад без малейших сожалений наотрез отказался от своего наследства.
Заметив, как заиграли желваки на щеке Дэна, Гастингс поторопился оборвать разговор и ретировался в поисках мадеры.
Дэн раздраженно обернулся к оставшимся в кружке мужчинам, приняв решение постараться выяснить все, что сможет, а потом убраться отсюда ко всем чертям. Неожиданно вечер потерял для него всю свою привлекательность.
Джеки испытывала крайнее раздражение.
Единственный дельный разговор, при котором ей пока пришлось присутствовать, велся крупными бизнесменами, друзьями и конкурентами ее отца. А поскольку она отлично знала всю подноготную «Холт трейдинг компани», ей было скучно выслушивать бесконечные похвальные отзывы об извлекаемых компанией огромных доходах.
Но стоило ей покинуть общество отца, как несколько молодых джентльменов тут же стали наперебой приглашать ее на танец.
Вскоре ей стало ясно, что они не заслуживали права называться джентльменами, а танцы можно было смело охарактеризовать как непристойные заигрывания под видом безобидного скольжения по залу, и Джеки, решительно отказав двум-трем кавалерам, отправилась бродить между гостями.
– Они были бы только рады конфликту между нами и Англией, хотя уже после революции они пролили много крови! Ничто не доставило бы французам такого удовольствия, как союз с ними Америки против общего врага – Британии!
Джеки навострила уши, услышав это резкое заявление из небольшой группы профедералистически настроенных политиков, и медленно приблизилась к ним настолько, чтобы иметь возможность слышать, но вместе с тем не привлечь к себе внимания.
– Совершенно верно! – Джеки узнала голос Уильяма Ларсона, крупнейшего филадельфийского банкира, горячего сторонника Англии. – Не так ли, господин министр?
– Пожалуй, радость слишком сильно сказано, – сдержанно произнес Александр Гамильтон, взвешивая каждое слово. – Не думаю, чтобы они обрадовались перспективе новой кровопролитной войны, какие бы выгоды она им ни сулила. Каждый день корабли, прибывающие из Европы, привозят известия об очередной партии казненных на площади Революции. Думаю, что для французов первоочередной задачей является воцарение порядка в стране.
– Совершенно с вами согласен! – Джеки увидела, как к группе присоединился ее отец и ответил на дипломатичную тираду Гамильтона. – Но я не могу винить Францию за то, что она рассчитывает на наше сочувствие. В конце концов, это англичане...
– Надеюсь, – презрительно фыркнул Ларсон, – наше правительство как следует подумает, прежде чем связывать себя союзом с французами. – Насупив кустистые брови, он непреклонно потряс крупной головой. – Мы ничего не выиграем, поддерживая страну, чье правительство занято резней. Для нас будет намного полезнее укрепить торговлю с Англией... это куда более выгодная цель.
– Несмотря на то что они захватывают в Карибском море сотни американских торговых судов? – возмущенно осведомился Джордж Холт.
– В самом деле, – согласился Гораций Бенсон, один из партнеров Джорджа, разделяющий его умеренные политические взгляды. – Англичане нагло нарушают наш нейтралитет. Подумать только, они захватили больше трехсот американских судов с грузом!
– Англия нам нужна, – воинственно заявил Ларсон. – А вот во Франции мы не нуждаемся!
Джеки обратилась в слух.
– Главное то, – продолжал Ларсон, – что Англия делает все необходимое, чтобы добиться господства. И мы должны поступать так же. И если это означает идти на уступки англичанам, значит, что ж, нужно на них идти!
Незаметно для самой себя Джеки оказалась в группе спорящих, готовая ответить Ларсону гневной отповедью, когда отец случайно повернулся в ее сторону, нахмурил брови и незаметно покачал головой. Она без слов поняла, что он хотел ей сказать: «Не устраивай сцену, Жаклин, даже не думай!»
Джеки остановилась. Возмущение боролось в ней с глубоким уважением и любовью к отцу, и, чтобы успокоиться, она стала считать до десяти, но на счете пять ее терпение иссякло и она поспешила удалиться.
Музыка смолкла, и Дэн высвободился из цепких рук женщины, с которой танцевал. Она подняла на него умоляющий взгляд зеленоватых глаз.
– Прошу тебя, Дэн... Всю неделю ты не появлялся у меня... Тебе обязательно уходить?
Он собирался ответить ей, но тут его взгляд уловил в толпе гостей незнакомку в сиреневом платье. Его поразила ее юная красота... и он успел понять по ее походке и по гордо вскинутой темноволосой головке, что она чем-то возмущена... Вот она на мгновение мелькнула в арке зала, затем исчезла. Совершенно очарованный, Дэн гадал, кто эта девушка и почему он не видел ее сегодня... он не забыл бы ее, если бы его представили. В надежде снова увидеть эту редкостную красавицу он не отрывал взгляда от арки.
Но девушка не появлялась.
Не в силах противиться своему желанию, Дэн отправился на поиски прекрасной незнакомки.
– Дэн!
Дэн вспомнил о своей партнерше.
– Извини, Амелия. – Он смущенно улыбнулся. – Сегодня я не самый удачный партнер. – Он беспокойно посмотрел в сторону арки. – Меня занимают срочные дела.
– Деловые вопросы? – Амелия надула губки, не желая так легко отстать от него.
Раздумывая, куда могла отправиться незнакомка, Дэн рассеянно ответил:
– Да... очень важные деловые вопросы. Но как только я их разрешу, я сразу к тебе приду. – И без дальнейших объяснений он зашагал прочь.
Холл на втором этаже был пуст. Дэн проверил все небольшие гостиные, но безрезультатно. Оставался еще первый этаж. Он начал быстро спускаться по лестнице, но внезапно остановился.
У самых дверей комнаты для подписей спиной к нему стояла незнакомка и, по всей видимости, поправляла корсаж.
Он тихо подошел сзади.
– Я могу вам чем-то помочь?
Джеки напряженно прислушивалась к доносящимся изнутри голосам и была застигнута врасплох бархатным баритоном и этим бесцеремонным вопросом. Стремительно обернувшись, она с яростью встретила веселый взгляд молодого джентльмена.
– Что вы сказали? – надменно проговорила она. Дэну показалось, будто его оглушили. Вблизи девушка оказалась еще более прекрасной, ее красоту только подчеркивали сверкающие негодованием огромные синие глаза.
Густая масса блестящих каштановых волос обрамляла безупречное по своим чертам юное лицо и ниспадала на спину, ее платье нежно-сиреневого цвета не скрывало изящества и стройности фигуры. Но особенно притягивали ее глаза. Они сверкали на него из-под густых загнутых ресниц, глубокие, усеянные, как звездами, золотистыми искорками.
И взгляд их был убийственным.
– Вы закончили? – насмешливо осведомилась Джеки, имея в виду его пристальный осмотр.
Губы Дэна изогнулись в медленной улыбке.
– Н-нет, по-моему, я только начал.
Джеки вздрогнула. Кто бы ни был этот тип, его поведение было вызывающе неприличным.
– Если вы меня извините, сэр, я собиралась подышать свежим воздухом. – Она выразительно посмотрела на него. – В чем теперь я нуждаюсь еще больше. – Неохотно удалившись от вожделенной двери, она вышла из «Сити-Таверн».
Улица была пустынной. Джеки несколько раз вдохнула свежий воздух полной грудью и пожалела, что не захватила плащ, потому что вздрогнула от холода.
– Не угодно ли вам накинуть мой плащ? – раздался рядом низкий бархатистый голос.
– Нет, благодарю вас! – не оборачиваясь, отрезала она. – Я не нуждаюсь ни в вашем плаще, ни в вашем обществе.
Он усмехнулся:
– А многим мое общество кажется очень приятным. Но как бы там ни было, вам не стоит находиться здесь одной. В такой поздний час это небезопасно для леди.
– В самом деле? – Она повернулась к нему лицом. – А что именно заставляет вас считать меня леди?
Взгляд Дэна затуманился, оценивая ее дорогое платье и украшения, а также нежную кожу в вырезе декольте.
– Об этом говорит весь ваш внешний вид.
– Он может быть обманчивым.
– Безусловно, – согласился он. – Что ж, если вы не та, кем кажетесь... – И без предупреждения он нагнул голову и коснулся губами пульсирующей жилки на ее горле.
Джеки отпрянула и залепила ему звонкую пощечину.
– Подлец! Если улицы небезопасны для таких леди, как я, то только из-за подобных вам джентльменов!
И она величественно проплыла мимо него, подхватив пышную юбку и надменно вскинув голову. Спустя мгновение дверь «Сити-Таверн» оглушительно захлопнулась за ней.
Дэн машинально потер горящую щеку. Он и сам себе удивлялся, не понимая, что толкнуло его на столь недопустимую вольность с этой юной красавицей. Бесспорно, она была благородного происхождения, но при этом совершенно не похожа на тех леди, с которыми ему приходилось встречаться в высшем свете. Смелая, крайне независимая и... Да, признался он, его явно задело, что ее нисколько не обезоружило его мужское обаяние, перед которым обычно пасовали все женщины. Все сводилось к одному – это был вызов, от чего Дэн Уэстбрук никогда не уклонялся.
Злорадно усмехаясь, Дэн вернулся в «Сити-Таверн» и стал подниматься по лестнице. Пора было установить личности обоих противников: неуловимого Джека Лэффи и такой же загадочной злючки с лицом ангела и языком змеи.
Остановившись в дверях Лонг-Рум, он внимательно всматривался в лица собравшихся, честно признавшись себе, что ищет не Лэффи, а эту дерзкую девчонку.
Но ее нигде не было видно. Дэн пробирался между шумными толпами гостей, не прекращая выискивать девушку. Наконец он заметил ее сиреневое платье и тут же кинулся в погоню.
Она была от него на расстоянии руки, когда дорогу ему преградил Уильям Ларсон, который к этому времени уже едва держался на ногах.
– Уэстбрук! Где т-ты б-был? – Он схватил Дэна за руку. – Нам нужно, чтобы ты выка... вы-ска-зал-ся... особенно если м-мы собираемся в-воевать, как говорит Лэффи!
Дэн вздрогнул, видя, как сиреневый цвет растворяется в толпе. Он готов был вырвать руку и броситься вдогонку, но произнесенное Ларсоном имя Лэффи заставило его опомниться.
– Я выходил подышать воздухом, Ларсон. Так что ты говоришь о Лэффи?
Словно по волшебству, их мгновенно обступила группа джентльменов.
– Мы обсуждали оценку Лэффи, данную англичанам, Уэстбрук, – пояснил ему доктор Лоренс Хариген. – И прав ли он, что их поведение в отношении наших судов закончится войной.
– Это вполне может произойти, – бесстрастно сказал Дэн, обводя взглядом собравшихся вокруг людей и подмечая на их лицах целую гамму чувств – от полного одобрения до настороженного скептицизма. – Но мы должны молиться, чтобы она не началась. Наша страна не готова к тому, чтобы обороняться против англичан. Вместе с тем пока еще мы не можем обойтись без торговли с Англией. А отсюда следует, что мы должны найти мирный способ решения этой проблемы.
– Эта проблема, как вы ее назвали, – возразил Поль Жабо, француз по происхождению, – заключается в явной и не спровоцированной нами агрессии со стороны Англии. Разве недостаточно того, что они воюют с Францией, снова угрожая свободе? Неужели нам не хватает смелости выступить за то, что мы считаем святым и правым делом? В конце концов, французы...
– Имеют право ожидать нашей поддержки!
Все обернулись на звонкий девичий голос. Раскрасневшаяся от гнева Джеки вошла в их кружок, высоко подняв голову.
– А что? – Она уперлась сжатыми кулаками в талию. – Разве французы не поддержали нас во время нашей революции? Или мы успели уже забыть, как отчаянно старались вырваться из-под власти английской монархии? Что же произошло с нашим стремлением к свободе? Разве не все народы имеют на нее право? – Она переводила разгневанный взгляд с одного лица на другое, словно бросая им вызов. Наконец ее взгляд упал на сдержанное лицо Дэна. – Очевидно, для многих не так важны принципы, как прибыли. Что ж, это достойно сожаления!– Она обошла Дэна, стараясь не коснуться его. – Простите, – только и сказала она, прежде чем вновь скрыться в толпе гостей.
Воцарилась мертвая тишина, в продолжение которой мужчины растерянно переглядывались, пораженные невиданной смелостью женщины.
– Господи... – пробормотал доктор Хариген, изумленно оборачиваясь к Дэну.
– Кто она такая? – спросил тот.
– Понятия не имею. Я вижу ее в первый раз.
– Я тоже, – признался Жабо.
Губы Дэна изогнулись в легкой усмешке.
– А эта леди во многом права, не так ли?
– Но...
Дэн прервал Харигсна, энергично тряхнув головой:
– Извините, джентльмены, но мне нужно выпить. Если позволите... – Он решительно зашагал прочь, налил себе бренди и опустошил стакан, пристально поглядывая на зал, еще более настроенный поймать своего противника.
– Добрый вечер, Дэн, – вежливо приветствовал его Джордж Холт.
– А... Джордж... Добрый вечер. – Дэн взглянул на своего партнера, чья торговая компания частенько фрахтовала его суда для перевозки товаров в Европу и из нее.
Джордж вопросительно поднял брови.
– Ты выглядишь растерянным. Что-нибудь неладно?
– Неладно? – повторил машинально Дэн, не отрывая взгляда от пестрой толпы гостей. – Нет... Хотя, по правде сказать, я действительно озадачен... Я встретил здесь невероятно интересную девушку. Исключительно красивую, но при этом необычайно умную и обладающую собственным мнением, чего я никогда не замечал в девушках. – Он с сожалением цокнул языком. – Мне не удалось узнать ее имя, потому что она меня избегает. Но при этом она ухитрилась дважды за вечер довольно ощутимо уколоть меня своим острым язычком.
– А-а! – сухо заметил Джордж. – Судя по всему, ты встретился с моей дочерью.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Маска предательства - Кейн Андреа



Замечательный роман. Правда нужно преодолеть первые нуднуватые главы. А так-супер. Особенно мне понравился кот-пьяница)))).
Маска предательства - Кейн АндреаЛюбовь
27.10.2012, 2.04





Прикажите мне, чтобы я вас поцеловал... нормально?
Маска предательства - Кейн Андреалена
13.06.2013, 17.38





Стиль романа хороший, а вот сюжет мне не очень понравился - слишком ополитизирован. Тяжело воспринимается максимализм главной героини по поводу её независимости и патриотизма.
Маска предательства - Кейн АндреаИрина
2.08.2013, 15.18





Стиль романа хороший, а вот сюжет мне не очень понравился - слишком ополитизирован. Тяжело воспринимается максимализм главной героини по поводу её независимости и патриотизма.
Маска предательства - Кейн АндреаИрина
2.08.2013, 15.18





Сплошные сопли. А кот в роли Шерлока, любящий виски, вообще полный бред. Не оправдала ожиданий книга, хотя начало заинтриговало.
Маска предательства - Кейн АндреаKatrin
30.06.2014, 2.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100