Читать онлайн Маска предательства, автора - Кейн Андреа, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Маска предательства - Кейн Андреа бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.29 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Маска предательства - Кейн Андреа - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Маска предательства - Кейн Андреа - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кейн Андреа

Маска предательства

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

– Неужели это всегда будет таким чудесным? – прошептала Джеки, имея в виду их долгую страстную ночь.
– Всегда, chaton, всю жизнь! – Дэн поднес к губам ее локон, позолоченный первыми лучами солнца.
Джеки молчала.
– Жаклин! – Дэн посмотрел на нее. – Я знаю, как ты боишься будущего. Даже знаю почему. – И в ответ на ее удивленный взгляд сказал: – Мы с твоим отцом разговаривали... о твоем детстве и твоей маме.
Джеки опустила глаза, но Дэн не дал ей уйти в себя. Мягко подняв ее лицо к себе, он заставил ее смотреть ему в глаза.
– Я знаю, какую пустоту ты ощутила после ее смерти. Хотелось бы мне в тот момент быть рядом с тобой, сказать тебе, что со временем эта боль пройдет, обещать, что никогда тебя не оставлю, что тебе больше не придется испытывать такое горе утраты. Но меня не было. Поэтому я говорю тебе это теперь. Я люблю тебя, Жаклин. Ты можешь рассчитывать на мою любовь, потому что она принадлежит тебе навечно и без всяких условий. Я сильный, здоровый и совершенно уверен в своих чувствах.
Он погладил ее по щеке, желая вычеркнуть из ее души последние крохи сомнения.
– Разве я обманывал тебя, когда говорил, что всегда буду принимать тебя такой, какая ты есть, и не попытаюсь тебя изменить?
– Нет.
– Вот и сейчас я тебя не обманываю. – Он переплелся с ней пальцами и прижал их к своей груди. – Мы созданы друг для друга, дорогая, и ничто на свете не сможет ни разлучить нас, ни изменить мои чувства. Даю тебе в этом слово.
Джеки слегка улыбнулась:
– Слово джентльмена?
Он засмеялся:
– Нет! Слово мужа. Оно бесконечно надежнее, чем слово джентльмена.
– Это хорошо! Потому что за прошедшие месяцы ты показал себя не совсем джентльменом.
– Потому что ты, котенок, заставляла меня забыть о благородном поведении. Ты постоянно бросаешь мне вызов.
– Кстати, кажется, ты поклялся убить меня! – шутливо напомнила она.
Дэн задумчиво кивнул:
– В самом деле! – нахмурился, вспомнив, при каких обстоятельствах произнес эту угрозу. – Вчера ты меня до смерти напугала.
Джеки оперлась подбородком ему на грудь.
– Мне очень стыдно, правда! В следующий раз обещаю тебе быть более осторожной.
Дэн резко сел на постели, едва не сбросив Джеки на пол.
– В какой еще следующий раз?!
Джеки смущенно подобрала одеяло и завернулась в него.
– Ну, я имею в виду... Я же сказала, что мой похититель именно тот предатель, которого разыскивает министр Гамильтон. К сожалению, ему удалось сбежать. Поэтому нам нужно продумать меры, которые помогут раскрыть не только его, но и его сообщников. А поскольку Лэффи является для них самой вероятной целью...
– Только через мой труп! – в гневе вскричал Дэн, спрыгнул на пол и взволнованно заметался по комнате. – И думать не смей, чтобы снова использовать как приманку статьи Лэффи!
– Но, Дэн, я не...
– Нет и нет! Даже и не думай!
– Отличная идея! – воскликнул Гамильтон.
– Ты тоже сошел с ума, Александр? Как и моя жена? – возмутился Дэн.
– Я так и думала, что вы согласитесь, – сказала Джеки, не обращая внимания на замечание мужа. – По-моему, принимая во внимание обстоятельства, это наш единственный выход.
Дэн стукнул кулаком по столу Гамильтона:
– Если ты позволишь появиться такой же статье, как прошлая, ты навлечешь на Джеки повторное похищение! А я этого не допущу! Мне наплевать на нашу дружбу и на патриотизм! – Он метнул взгляд на Джеки: – И будь прокляты все мои обещания! На этот раз я этого не допущу, Жаклин, ты не напишешь такую статью.
Джеки шагнула к нему и застыла в воинственной позе.
– Ты запрещаешь мне писать?
– Черт побери, вот именно – запрещаю!
– А я отказываюсь подчиняться этому приказу.
– Позвольте сказать мне, – мягко вмешался Гамильтон, скрывая улыбку при виде хрупкой девушки, храбро противостоявшей несгибаемому Дэну Уэстбруку. – Я собирался предложить Лэффи несколько иной подход. Он должен спровоцировать предателя на определенные действия и вместе с тем никак не подвергнуть опасности Жаклин. Не желаете ли послушать? – Он весело улыбнулся. – Или так и будете насквозь прожигать друг друга яростными взглядами?
– Я слушаю, – буркнул Дэн, не оборачиваясь к нему.
– Я тоже. – Джеки и не думала сдаваться.
– Вижу! – усмехнулся Гамильтон и присел на край стола. – В последней статье Джеки сослалась на слухи о том, что я готовлю новые инструкции для переговоров Джея.
– Вот именно, и из-за этого ее едва не убили, – мрачно подтвердил Дэн.
– Но в следующей статье я предлагаю известить читателей, что новый план переговоров уже готов и только ждет ближайшего транспорта в Англию. Далее Лэффи должен упомянуть, что подробности этого плана не известны ни ему, ни кому-либо другому. То есть их знает только тот человек, который составил этот план.
– То есть вы. – Джеки взглянула на министра с явным интересом и восхищением.
– Разумеется. Поэтому допрашивать вас, Жаклин, преступникам уже не будет надобности: во-первых, потому, что эта новая статья убедит их, что вы не лгали похитителю о своем полном незнании плана переговоров, а во-вторых, по той причине, что они не рискнут организовать новое похищение – появление Дэна в том домике показало, что придется иметь дело и с ним.
– А в какое положение это ставит тебя, Александр, ты не подумал? – наконец обернулся к другу Дэн.
– Я считаю, что мне совершенно нечего опасаться. – Гамильтон улыбнулся. – Поскольку из статьи Лэффи будет ясно, что документ тщательно спрятан в моем кабинете, я буду проводить дома большую часть рабочего дня. А Дэн, вы и я будем по очереди снаружи следить за моим кабинетом.
– Но поверят ли предатели этой информации? – засомневалась Джеки.
– Безусловно, если вам удастся преподнести ее в убедительной, но достаточно уклончивой форме, – с озорной усмешкой произнес министр. – Вы же, кажется, хвастались, что вы неплохой писатель?
– Да, сэр, – немедленно ответила Джеки и нахмурилась. – Но если ваш план удастся, эти негодяи проникнут в ваш кабинет, чтобы отыскать документы.
– На это я и рассчитываю.
– Но, господин министр, ведь этого документа не существует!
– Да, но он появится! – Гамильтон обошел стол и помахал исписанными листами бумаги. – К тому времени, когда выйдет ваша статья, в одном из ящиков моего стола будет спрятано письмо, чье содержание будет полностью отличаться от того, которым сейчас руководствуется Джей во время переговоров с Гренвиллом.
Джеки подошла к столу:
– Вы намерены направить Джею инструкции, которые изменят его тактику переговоров?
– Нет. Я хочу направить преступников по ложному пути, заставив их так думать. Поймите, Жаклин, если это письмо не будет решительно отличаться от предыдущих инструкций Джею, мы не будем уверены, что изменники немедленно предпримут какие-то действия. Да, нам нужно их схватить, но также необходимо выяснить, на кого они работают – на Англию или на Францию. – Он задумчиво потер подбородок. – В первоначальных инструкциях я настаивал, чтобы Джей потребовал возмещения за американские суда, захваченные англичанами, а также обеспечил защиту американских судов и договорился о благоприятных условиях торговли с Британией. В теперешнем же письме я посоветую Джею поддерживать мир с англичанами любой ценой, соглашаться на любые их условия, только чтобы избежать войны.
– Если предатели англичане, это их порадует, – ответил Дэн. – Они доставят копию этого письма на первый же пароход, который отправится в Англию из Филадельфии. И когда Гренвилл прочтет этот документ, он поймет, что Америка готова сдать свои позиции, и станет решительно настаивать на своих требованиях.
– Но если предатели французы, – вмешалась Джеки, – они тоже поспешат выкрасть письмо и срочно доставить его во Францию, чтобы их правительство как можно быстрее выработало план действий с целью разрушить союз Америки и Англии!
Но тут ей пришло в голову, как легко это осуществить! За солидную мзду можно будет подкупить сколько угодно английских морских разбойников, которые будут захватывать американские корабли, и таким образом будут разорваны неустойчивые мирные отношения, пока еще связывающие Америку и Англию, и обе страны будут втянуты в войну.
– Вот именно, – согласился Гамильтон. – Таким образом, будь наши предатели англичане или французы, мы раскроем не только их, но и их задание. – Он вопросительно посмотрел на Дэна и Джеки: – Так что, попробуем?
Джеки обернулась к Дэну:
– Да.
– Да, но с определенными условиями.
– Вечно у тебя условия, – вздохнула Джеки.
– Первое условие – я пишу эту статью вместе с тобой, Жаклин. Не потому, что сомневаюсь в твоих способностях, но я больше посвящен в работу Джея и имею кое-какой опыт в военных вопросах. Во-вторых, пока преступники не будут схвачены, я требую, чтобы ты дала слово не выходить одна из дома и не открывать дверь незнакомым тебе людям! – Он многозначительно взглянул на нее. – И в-третьих, за кабинетом Александра будем следить только мы с ним, он – во время работы, а я – во время его отсутствия. И никто больше! Ну как, мой упрямый мистер Лэффи, вы по-прежнему согласны?
Джеки задумалась. Дэн, безусловно, исходил из благородного стремления защитить ее, но может ли она позволить ему принять участие в своей работе?
– Соглашайся, chaton, – тихо попросил Дэн, протягивая ей руку. – Ведь я только забочусь о тебе и вовсе не думаю повелевать! – Он затаил дыхание, ожидая, готова ли его жена на такой серьезный шаг.
Джеки улыбнулась и приняла его руку.
– Да, Дэн, я все равно согласна.
Дэн ожесточенно растирал ноющие от напряжения шею и плечи. В который раз за эту сырую августовскую ночь он пытался найти более удобное положение, скорчившись в мокрых зарослях деревьев, что служили ему укрытием, напротив канцелярии Гамильтона. Он напряженно вглядывался в сумрак, но вокруг все было тихо и мирно.
Дэн потер утомленные глаза. Новая статья Лэффи вышла в свет три дня назад, и с тех пор сон стал для него недостижимой мечтой. Каждый час бодрствования Дэн проводил или на перекрестке Третьей и Честнат-стрит, наблюдая за конторой Александра, или, покидая свой пост с появлением Александра, бдительно сторожил Джеки.
План Гамильтона быстро терял свою привлекательность.
Вдруг Дэн насторожился и стал еще более пристально вглядываться в темноту. Кто-то приближался.
Приготовившийся к рывку вперед, Дэн совершенно не ожидал приглушенного звука и какого-то движения за своей спиной, но мгновенно обернулся и бросился на темную фигуру. Схватив неизвестного за горло, он подтащил к себе его мягкое тело.
– Кто вы такой? – сквозь зубы спросил он, сбивая шляпу с дергающейся головы незнакомца.
На руку Дэна упала масса густых волос, а рука незнакомца вцепилась в его бицепс.
– Дэн... ты меня задушишь!
– Джеки?! – Дэн отдернул руки и быстро пригнул ее голову к траве, чтобы их не могли заметить. – Черт побери, Джеки! – прошипел он. – Какого черта ты здесь?
Джеки осторожно потерла горло и села на землю.
– Ты не спал уже три дня, и я пришла помочь тебе. Не бойся, я в точности исполнила твои распоряжения!
– Жаклин... – Он присел рядом, напомнив ей готовую к прыжку пантеру.
– Я ушла не одна, со мной была Грета, – быстро объяснила Джеки. – Мы даже взяли экипаж. Я велела вознице высадить меня на Уолнат-стрит, в квартале отсюда. А потом он поехал отвезти Грету домой. – Джеки вздохнула, видя, как ходят желваки на щеке Дэна. – Я понимаю, что нарушила третье условие, что следить за конторой будете только вы с министром. Но это не так уж страшно, правда? – Она с надеждой улыбнулась Дэну.
Дэн схватил ее за плечо:
– Я немедленно отправлю тебя домой!
– Ой, ты делаешь мне больно, – нарочито пожаловалась Джеки, чтобы отвлечь его.
Дэн погладил ее по горлу.
– Я же мог выстрелить в тебя, Джеки! Да ты понимаешь, что я мог тебя убить?
– Никогда! Тебе не позволил бы это сделать твой инстинкт. Ты бы сразу сообразил, что это я.
Дэн усмехнулся, поражаясь тому, как ловко жене удается его успокоить.
– Твоя вера в меня просто потрясает, – пробормотал он. – Только скажи: если уж мой инстинкт такой непогрешимый, почему я его не послушался и давно уже не убил тебя?
Джеки улыбнулась:
– Потому что твоя рассудительность превосходит даже твой знаменитый инстинкт. Не говоря уж о твоей необычайной способности оценивать мои таланты!
Дэн засмеялся:
– Верно, котенок. Не стану с тобой спорить.
Джеки посмотрела в сторону конторы Гамильтона:
– Никого не заметил?
– Нет, все тихо. Кажется, ты собираешься оставаться со мной?
– Если ты настаиваешь, я уйду, но только в этом случае.
Дэн улыбнулся:
– Но ты можешь обещать, что все время будешь держаться за моей спиной?
– Обещаю!
– Я серьезно, Жаклин.
– Я тоже.
Он легонько поцеловал ее в кончик носа.
– Ну ладно, прощаю. Тем более что ты добросовестно выполнила два моих требования.
– Я тебя люблю, Дэн.
– Я знаю, – с нежностью прошептал он, глядя ей в глаза. – А вооруженные нашей любовью, мы с тобой сделаем все на свете!
Дэн устроил Джеки рядом, обнял ее за плечи и снова стал следить за пустынной улицей.
Время тянулось медленно.
В самый глухой час Дэн снова почувствовал острое ощущение надвигающейся опасности. Он напрягся и сжал плечи Джеки, предостерегая.
Джеки сразу очнулась от легкой дремоты и стала вглядываться в темноту, гадая, что мог услышать или увидеть Дэн. Ей казалось, что все по-прежнему тихо. Тем не менее она не шелохнулась, доверяя безошибочному инстинкту Дэна.
Через несколько минут она расслышала звук шагов... осторожных, почти беззвучных. Шаги замедлились, затем возобновились и стали еще тише и медленнее, когда человек завернул за угол улицы. Джеки затаила дыхание, пристально наблюдая за освещенной смутным лунным светом фигурой в капюшоне... Вот человек осторожно, но настойчиво постучал в дверь конторы Гамильтона.
Джеки и Дэн не двигались. Незнакомец склонился к замку, повозился с ним, через некоторое время выпрямился и открыл дверь. Он отступил на тротуар и быстро посмотрел в оба конца улицы, чтобы убедиться, что его никто не видит.
Джеки неотрывно смотрела на человека. Его рост... телосложение... осанка... манера двигаться... Она прижала ладонь ко рту, заглушая восклицание.
– В чем дело? – еле слышно спросил Дэн.
– Это тот самый человек, который меня похитил.
– Ты уверена?
Джеки закивала:
– Абсолютно! Что будем делать?
Дэн пристально следил за незнакомцем, подавляя желание схватить и убить того, кто покушался на жизнь Джеки.
Незнакомец проник в контору.
– Будем ждать, – прошептал Дэн. – Сколько бы ни потребовалось...
Казалось, прошла целая вечность, тогда как на деле всего полчаса, в течение которых Джеки и Дэн настороженно скрывались в тени деревьев. Они следили за слабым огоньком свечи, который сопровождал передвижение незнакомца по кабинету. Тот метался взад-вперед, пока не замер в дальнем углу кабинета, где стоял шкаф министра.
– Кажется, предатель нашел свою добычу, – пробормотал Дэн.
Почти сразу после этого огонек погас и дверь приоткрылась. Человек осторожно вышел на улицу. Джеки рванулась вперед.
– Стой! – Дэн крепко схватил се за руку.
Джеки снова пригнулась рядом с мужем – она и не подумала его ослушаться, сознавая важность дела.
Незнакомец дошел уже до середины улицы, когда Дэн отпустил руку жены.
– Пора, – тихо скомандовал он. – Держись за моей спиной, поняла?
Она кивнула.
– Молодец. – Он медленно поднялся. – Идем. Медленно и бесшумно Дэн следовал за своей жертвой, держась на безопасной дистанции. Время от времени он останавливался, чтобы убедиться, что Джеки не отстала.
Им не пришлось далеко идти.
Не дойдя до Уолнат-стрит, незнакомец резко свернул к маленькому строению и быстро поднялся по ступенькам. Хозяин дома, очевидно, ждал его, потому что дверь сразу открылась, впустив гостя, после чего быстро захлопнулась.
– Господи! – с ужасом выдохнула Джеки, вглядываясь вперед из-за спины мужа.
Дэн быстро повернулся к ней.
– А что такое?
– Этот дом... В нем живет Моника!
– Моника?!
– Да. – Джеки с ужасом уставилась на Дэна. – Неужели и Моника в это замешана? Неужели она сообщница предателя?
– Очень даже возможно, – с горечью согласился с женой Дэн. – А иначе зачем предателю заходить к ней? Очевидно, твое недоверие к мисс Бриссет имело основание.
– Бедный отец! Он так ее любит!
– Да, знаю. – Дэн ласково погладил Джеки по щеке. – Но он справится с этим ударом, дорогая, мы ему поможем. А сегодня... – Дэн ощупал спрятанный в кармане сюртука пистолет.
Джеки все поняла. Они приближались к кульминационному моменту раскрытия тайны!
– Мы сейчас на них нападем?
Дэн покачал головой:
– Дадим им время прочесть письмо и сделать с него копию. Мы вступим в дело, когда они выйдут из дома. – Он всмотрелся в напряженное лицо Джеки и подтащил ее ближе к стене дома. – Садись, милая, ты устала. Думаю, до рассвета они не появятся, а до него... – он сверился с карманными часами, – еще два часа. – Он присел рядом с ней, спрятав в ладони ее озябшие пальцы. – Мы уже недалеко от развязки. Нужно только еще немного подождать.
Джеки встретила его нежный, заботливый взгляд.
– Не бойся, мой муж. Я готова подождать.
Ближе к рассвету Джеки задремала. Продрогнув, она теснее прижалась к теплому боку Дэна.
Ожидание казалось бесконечным.
Почувствовав, как легкое тело жены ослабело во сне, Дэн взглянул на нее и улыбнулся. Кое-как стянув с себя плащ, он накинул его на плечи Джеки, покрепче ее обнял. Довольно пробормотав что-то, Джеки прислонилась головой к его груди и заснула.
Дэн посматривал на постепенно светлеющее небо, настороженно прислушиваясь к каждому звуку и пытаясь сложить вместе кусочки головоломки. Участие в деле Моники Бриссет давало основание подозревать, что она шпионка Франции. Является ли ее сообщник тоже французом? Жаклин говорила, что ее похититель говорил без акцента. Но вместе с тем он говорил необычным голосом, а хриплым. Значит, он старался замаскировать свой голос. Да и не важно, был ли он французом, ведь на стороне Франции были не только французы по рождению.
Дэн откинул голову назад. Ему надоели бесконечные вопросы... пора бы получить на них ответы!
Как будто услышав его мысли, дверь в доме открылась и послышались приглушенные голоса.
Дэн мгновенно насторожился и осторожно толкнул жену.
– Джеки, пора! – тихонько прошептал он.
Джеки распахнула глаза и заморгала: уже совсем рассвело.
– Что... – было она, но Дэн прижал палец к ее губам, и она сразу все вспомнила. Она кивнула, давая мужу понять, что совсем проснулась и сознает ситуацию.
Дэн медленно поднялся, потянув за собой Джеки. Затем, держа ее за руку, он подкрался к дому и на углу его остановился. Заглянув за угол, Дэн дал знак Джеки двигаться, довольный, что они остаются незамеченными, но могут все видеть и даже отчетливо слышать голоса людей, приближавшихся к тротуару.
– ...на ближайшем судне, – говорил мужчина.
– Я так и собираюсь сделать. – Женский голос с явным французским акцентом принадлежал Монике.
– Я верну письмо на место, – ответил мужчина, одновременно появляясь в поле зрения Дэна.
Дэн дернулся, как от удара, заглушив крик, не веря своим глазам и ушам. Он услышал резкий вздох Джеки, которая тоже увидела лицо мужчины и крепко сжала руку Дэна.
– Только поспеши, – сказала Моника, вцепившись в лацканы сюртука Томаса. – Уже рассвело, и в любой момент может появиться Гамильтон. – Она быстро огляделась вокруг. – Мне нужно идти в дом, Томас... Нас могут увидеть.
– Когда же наконец мы сможем быть вместе? – нетерпеливо спросил он, удерживая ее за руку.
Моника вырвала свою руку.
– Не знаю, – отрезала она. – Прежде всего мне нужно выполнить задание. Да и тебе тоже.
– Я не забыл об этом, – с горечью ответил Томас. – Но после того, как все будет закончено, я хочу поговорить о нашем будущем.
– Если мы провалимся, у нас не будет никакого будущего! – Моника оттолкнула его. – Иди же! – И она быстро скрылась в доме.
С искаженным от боли лицом Томас посмотрел на закрытую дверь, затем перевел взгляд на капюшон, который смял в руках. Вдруг он с проклятием швырнул его на землю. Потом извлек из кармана письмо Гамильтона и устремил на него взгляд, исполненный невыразимого презрения. В последний раз оглянувшись на дом Моники, он поспешил прочь.
– Господи! – Смертельно побледнев, Дэн прислонился к стене дома.
– Идем за ним? – тихо спросила Джеки.
– Нет, – покачал Дэн головой. – И не потому, что он мой друг, – пояснил он, видя недоумевающее лицо Джеки, – а потому, что это ничего нам не даст. Ясно, что Томас собирается вернуть письмо на место. Он не знает, что кто-то был свидетелем его кражи, так что ему нет смысла скрываться. Теперь, когда с письма сделана копия, Томас просто положит его на место и вернется к своим делам. А сейчас нужно выяснить, куда Моника понесет копию письма и кто переправит его в Европу.
– Дэн, мне так жаль. – Джеки погладила его по руке. Лицо его было напряженным.
– Мне не меньше. Как я мог ничего не подозревать?
– Но ведь он был твоим другом.
Дэн горько рассмеялся.
– А ты еще так верила в мой инстинкт!
– И продолжаю верить. Дэн, ты не единственный, кого обманули. Видно, министр Гамильтон тоже ничего не подозревал.
– Томас обожал Александра. Он сражался с ним плечом к плечу. Что же случилось? Как он мог...
– Может, из-за денег?
– Деньги... Да, с деньгами у него было очень плохо. – Дэн готов был схватиться за соломинку.
– Или из-за женщины, – предположила Джеки.
– Из-за женщины. – Дэн взглянул в сторону дома, и в его глазах сверкнула ненависть, когда он вспомнил, с каким восторгом и обожанием говорил Томас о своей загадочной даме сердца. Он не сомневался, что огромная любовь Томаса могла подтолкнуть его на совершение предательства. Из-за одних денег Томас на это не пошел бы... он стал предателем из-за нее.
– Из-за женщины, которая способна предать не только свою страну, но и мужчину... даже двоих мужчин, которые так ее любят: несчастного Томаса и моего отца, который ничего не подозревал. – Джеки вздрогнула при мысли, что ей придется сказать отцу, что обожаемая им Моника не только ему изменяла, но и оказалась шпионкой. – Мне кажется, я готова задушить ее собственными руками!
– У тебя будет такая возможность, – заверил ее Дэн. – Вскоре мисс Бриссет покинет дом, направляясь к кораблю, о котором она сказала Томасу. А мы с тобой будем ее ждать.
– Теперь я понимаю, почему мой похититель так скрывал свое лицо и изменял голос.
– Да, – мрачно ответил Дэн. – Томас опасался, что ты его узнаешь... Господи, да ведь я сам сказал ему про тебя! Я, проклятый дурак, признался ему, что ты и Лэффи – одно лицо! – Дэн стиснул кулаки в бессильной ярости. – Хорош же я: требую, чтобы ты соблюдала осторожность, а сам собственными руками толкаю тебя в руки похитителя!
– Глупости! – возразила Джеки. – Если ошибочное мнение можно считать преступлением, то уж большей преступницы, чем я, не найдешь. Я спокойно смотрела, как мой отец превращается в круглого дурака, ухаживая за мошенницей и преступницей! Я ничего не видела!
– Но ты всегда с неприязнью относилась к Монике,– напомнил ей Дэн.
Джеки пожала плечами:
– Просто считала ее властной и алчной. Но такое мне и в голову не могло прийти!
Дэн вытащил пистолет, и глаза его зажглись холодной решимостью.
– Планам мисс Бриссет не суждено осуществиться. И она скоро об этом узнает.
Моника осторожно прикрыла за собой дверь и внимательно огляделась. Было семь часов утра, и, как она и рассчитывала, на улице не было видно ни одного пешехода.
Крепко зажав в руках маленькую коробочку, она спустилась на тротуар, мысленно репетируя свой разговор с Джорджем. Ей нужно говорить как можно более убедительно, в противном случае у него могут возникнуть подозрения, и тогда рухнет ее расчет быстро передать донесение Бонапарту.
Томас, конечно, думает, что она отправит письмо в Англию срочной почтой. Но по мнению Моники, Англия ещё успеет узнать о готовности американцев на любые уступки. Главное – как можно скорее сообщить об этом во Францию.
Если бы у нее была какая-нибудь другая возможность срочно доставить письмо Бонапарту! Посылать письмо Гамильтона с одним из кораблей Джорджа было рискованно, поскольку за Жаклин и ее семьей со времени ее неудачного похищения наверняка тщательно следили.
Но у Моники не было выбора. Вчера ночью, когда Томас обыскивал кабинет Гамильтона, Моника отправилась на пристань посмотреть расписание морских рейсов. На этой неделе во Францию отправлялось только одно судно – именно сегодня, и оно принадлежало «Уэстбрук шиллинг», а его груз – компании «Холт трейдинг».
Значит, необходимо убедить Джорджа взять ее посылку.
Торопливо идя по улице, Моника озабоченно хмурилась. Ей придется взывать к доброму сердцу Джорджа, убедить его, что ее любимая сестра снова впала в глубокую депрессию и отчаянно нуждается в срочной поддержке.
Внезапно ее лоб разгладился. Посылка с письмами – вот это что. Она скажет Джорджу что к ней вернулись все ее письма к сестре с пометкой, что адресат не найден. В то же время она якобы получила отчаянное письмо от Бриджит, в котором говорится, какой одинокой она чувствует себя без поддержки сестры, без ее теплых посланий!
На губах Моники заиграла удовлетворенная улыбка. Джордж так ее любит... Ее хитроумная уловка не может не сработать!
– Еще рано. – Дэн удержал Джеки.
– Но она убежит! – возразила Джеки, которой не терпелось схватить шпионку.
– Никуда она не денется. А вот если она нас заметит, то откажется от своего плана и все наше ожидание пойдет прахом. – Дэн пристально следил за торопливо идущей Моникой. – Терпение, котенок! – Он дождался, пока Моника почти исчезла из виду, затем кивнул: – Идем!
В столь ранний час на улицах только изредка встречались прохожие и не было ни одного экипажа. Дэн с Джеки незаметно преследовали Монику, не зная, куда она направляется; их недоумению суждено было разрешиться весьма неожиданным образом.
Дом, к которому быстро приблизилась Моника, был конторой «Холт трейдинг».
Джеки замерла на месте, стиснув руку Дэна, когда Моника проскользнула внутрь.
– Зачем она сюда пришла? С кем она может там встретиться?
Дэн задумчиво потер подбородок.
– Рассвет только наступил. Подумай как следует, Джеки. Кто из служащих твоего отца так рано приходит на работу?
– Мне и думать не нужно! Должно быть, мы ошибались, когда решили, с какой целью шла сюда Моника. Единственный человек, кого она может здесь застать... – Она вдруг побледнела.
– Джеки! Мы обязаны выяснить правду!
– Только не рассчитывай, чтобы я поверила, что она несет это письмо отцу! Он никогда не стал бы участвовать в такой подлости!
Дэн ласково погладил ее по щеке:
– Ты же репортер, котенок. Неужели ты еще не научилась сначала проверять факты, а уж затем делать выводы?
Джеки облизнула пересохшие от волнения губы и кивнула, успокоенная тоном Дэна.
– Ну вот и хорошо. А теперь идем.
Дэн приблизился к двери и прижался к ней ухом. Ничего не услышав, он дал Джеки знак подойти, и они осторожно вошли в контору. Передняя комната была пустой, но из-за закрытой двери кабинета Джорджа доносились голоса.
Дэн ворвался к кабинет.
Джордж испуганно вскинул голову. Он стоял, опершись спиной на стол и сложив руки на груди, очевидно, увлеченный разговором с Моникой. Она сидела рядом на краешке стола, держа на коленях коробочку и умоляюще заглядывая в лицо Джорджа. При виде Дэна глаза ее широко распахнулись от удивления... и страха.
– Дэн? Что это значит? – Джордж резко выпрямился.
– Я могу задать вам такой же вопрос, – ответил Дэн. – Но лучше я задам его мисс Бриссет.
Лицо Моники приобрело невозмутимое выражение.
– Не думаю, что я вас понимаю, мистер Уэстбрук.
– А я думаю, отлично понимаете, мисс Бриссет! – Джеки выступила из-за спины мужа и встала перед женщиной, которая исковеркала всю их жизнь.
– Джеки? – удивленно воскликнул Джордж.
– Папа, что она здесь делает? – потребовала ответа Джеки.
– Я пришла просто повидаться с вашим отцом, – с полным самообладанием ответила Моника, небрежно поправляя белокурые волосы.
– В семь утра? – язвительно уточнил Дэн.
– По-моему, я не обязана отчитываться перед вами в своих поступках!
– Но вам придется за них отчитаться перед американским народом! – выпалила Джеки.
Моника побледнела.
– Я не сделала ничего...
– Ничего? – Джеки подошла так близко, что заглянула прямо в глаза Моники. – Кража бумаг из кабинета министра Гамильтона – это, по-вашему, ничего?
– Что ты говоришь, Жаклин?! – воскликнул Джордж. – Моника пришла просто попросить, не смогу ли я отправить со своими товарами ее посылку во Францию!
– Ах, она уже успела попросить! – Дэн угрожающе подошел к Монике. – А что у вас в этой коробочке, мисс Бриссет?
– Это вас не касается, мистер Уэстбрук! – На щеках Моники загорелись красные пятна. – Но если желаете знать, я отправляю письма своей сестре... Что вы делаете?! – в ярости закричала она, когда Дэн выхватил у нее коробочку. – Как вы смеете?! Я пожалуюсь властям!
Дэн саркастически усмехнулся:
– Очень в этом сомневаюсь. – Он разорвал упаковку, не обращая внимания на крики Моники и требования Джорджа остановиться.
– Отдайте! – Откинув все притворство, Моника бросилась к Дэну, отчаянно пытаясь завладеть компрометирующим ее документом.
Дэн остановил ее.
– Ну-ка посмотрим, что у нас тут такое, – пробормотал он, доставая копию письма Александра. – Письма к вашей сестре, мисс Бриссет? Непохоже!
– Отдайте его мне, негодяй! – прошипела Моника. – Ради этого я работала долгие месяцы... и вам с вашей женушкой не вырвать у меня победу!
– Вес кончено, Моника! – Дэн схватил ее за руку. – Нам все известно... о ваших с Томасом планах, о деньгах, которые вам платили...
– Деньги? – Моника с презрением оттолкнула руку Дэна. – Вы думаете, я делала это ради денег? Нет, monsieur, это ваш бедный друг Томас стремился разбогатеть, но только не я! – Ее глаза сверкали от ярости и ненависти. – Я сделала это ради него и ради своей страны! Ему предназначено возвеличить Францию с Америкой в качестве ее союзника!
– Он? – прервала ее Джеки. – Кто это?
Моника гордо вздернула голову:
– Разумеется, не этот слабодушный идиот Томас! А может, вы думаете, я имела в виду вашего любвеобильного папашу, Жаклин? – Она метнула насмешливый взгляд на посеревшее лицо Джорджа. – Нет! Они оба были моими орудиями, до такой степени ослепленными любовью, что готовы были на все, о чем бы я их ни попросила! Нет, Жаклин, я говорю о генерале Бонапарте... о мужчине, а не о сопливом мальчишке.
– Подлая интриганка! – Джеки потеряла самообладание, и только Дэн помешал ей презрительно плюнуть в лицо Моники.
– Не надо, котенок. Она этого не стоит. А кроме того, – он с брезгливостью взглянул на Монику, – она только что дала нам в руки недостающую часть головоломки. Теперь мы знаем, куда и кому направлялось письмо Александра. И с какой целью!
– Я найду способ! – истерично выкрикнула Моника, мгновенно выхватила у Дэна письмо и бросилась к двери.
– Но из тюрьмы не убежите! – возразил Дэн и взял ее на прицел своего пистолета.
Услышав многозначительный щелчок курка, Моника остановилась как вкопанная, раздумывая, стоит ли рисковать.
– Успокойтесь, мадам! – сказал Дэн, словно угадав ее мысли. – Даже если бы вам удалось переправить это письмо Бонапарту, оно ничем не помогло бы ему. Дело в том, что все, что здесь написано министром Гамильтоном, – это обыкновенная фальшивка с целью заманить вас в ловушку, заставить выкрасть письмо и таким образом выдать себя... что вы и сделали, к нашему удовольствию!
Моника побледнела.
– То есть... содержание письма... сфабриковано?
– Каждое его слово.
– Значит, для Джея не составлялись никакие новые инструкции и министр Гамильтон...
– Просто положил конец вашим предательским замыслам. – Дэн наклонил голову в сторону Джеки. – С помощью Джека Лэффи, конечно.
Моника ослабела, и Дэн подошел, не сводя с нее нацеленного пистолета, и крепко схватил за руку.
– А сейчас идемте к властям, мисс Бриссет, – сообщил он ей, после чего обратился к Джеки: – Хочешь остаться здесь, chaton? – Он указал на Джорджа, который не двинулся и не проронил ни слова после яростной тирады Моники.
– Да. – Джеки встревоженно посмотрела на отца. – Я надолго не задержусь.
Дэн кивнул:
– Я доставлю мисс Бриссет к Александру. А потом сделаю еще одно неприятное дело, чтобы покончить с этим вопросом.
Джеки сразу поняла, что он намерен встретиться с Томасом.
– С тобой все будет в порядке?
Дэн посмотрел в ее озабоченное лицо.
– Конечно, – нежно ответил он. – Как всегда.
Дверь за ним закрылась.
Джеки обернулась к отцу, который потухшим взглядом смотрел вслед Монике.
– Папа... – Она мягко погладила его по щеке. – Чем я могу тебе помочь?
Джордж отвлекся от своих смятенных размышлений.
– Ты давно узнала... об этом?
– Нет, папа, всего несколько часов назад. Мы с Дэном видели, как мой похититель выкрал письмо из кабинета министра Гамильтона, и следили за ним. Он отправился сразу к Монике.
– Он был в маске?
– Да, вчера ночью. Но сегодня утром, когда он вышел из дома Моники, маски на нем не было. Это Томас Миллс.
– Как он смог сделать такую подлость по отношению к Дэну?! Из-за денег?
– Нет, папа. Не только из-за денег. Томас любил Монику.
– Это я слышал.
Джеки глубоко вздохнула.
– Папа, их отношения не ограничивались делом.
– Это я тоже понял. – Лицо Джорджа исказила гримаса горя... но не удивления, как ожидала Джеки.
– Ты знал?
Джордж пожал плечами:
– Ты уже поняла, Жаклин, что любовь не всегда означает только приятные чувства.
– Моника не любила тебя, папа.
– И это я знаю. – Он вздохнул. – Отвечая на твой вопрос, могу сказать, что уже некоторое время подозревал, что у Моники связь с другим мужчиной. Но предательство? С моей помощью? – Он развел руки в беспомощном жесте. – Каким же я был олухом! Я и не думал... – Он поник головой.
– Мне так жаль, папа. Я все бы сделала, чтобы избавить тебя от этого страдания.
Джордж поднял голову и нежно погладил дочь по щеке.
– Я знаю, дочка. – Он вглядывался в ее обеспокоенное лицо, и в его глазах промелькнуло новое выражение. – Ты так повзрослела за последние несколько месяцев, ma petite! Любящая открытая девочка, которая, как я думал, навсегда потеряна, вернулась ко мне. Только теперь ты стала женщиной... Очень умной и верной. – Он мягко улыбнулся. – Ты наконец приняла в сердце Дэна, да?
Джеки без колебаний ответила:
– Я люблю его, папа.
– И он тебя любит. – Несмотря на пережитую боль, Джордж испытывал величайшее счастье отца, который знает, что его дитя нашло свое счастье. – Не волнуйся обо мне, – сказал Джордж, шутливо дернув Джеки за локон. – Я, как и моя дочь, умею быстро восстанавливаться. Обещаю, что вскоре я совсем оправлюсь от этого удара.
Джеки обняла отца:
– Папа...
– Ни слова больше! – Он поцеловал ее в лоб. – Пусть прошлое остается прошлым. Настал момент отвести тебя домой, к твоему будущему.
– Дэн, что ты здесь делаешь?
Сидящий за письменным столом Томас поднял голову и взглянул на появившегося в дверях Дэна.
– Я заходил к тебе в контору, но мне сказали, что сегодня ты работаешь дома. – Дэн вошел в кабинет Томаса. – Входная дверь была не заперта, вот я и вошел.
Томас почувствовал странное ощущение страха, но решительно отмахнулся от него, отнеся это к своему нервному состоянию и полной измотанности. Он совсем не спал две ночи подряд, и хотя было только десять часов утра, ему казалось, что уже полночь.
– Тебе нужно было повидать меня?
Дэн молчал, теребя перо на столе Томаса.
– Разговор может быть легким или тяжелым, – деревянным голосом произнес он. – Зависит от тебя, дружище.
Томас медленно встал, и на его лбу заблестели капельки пота. Он сразу распознал хищную повадку Дэна.
– О чем ты?
Дэн поднял на него холодный взгляд.
– Если бы ты сделал это только ради денег, я бы переломал тебе все кости! – тихо сказал он. – Ты отлично знаешь, что мы с Александром готовы были помочь тебе всем, чем угодно. Но деньги играли здесь только небольшую роль, верно, Томас? Настоящей причиной была женщина. Что ж, это я могу понять, хоть и не простить. Я знаю, что значит настолько сильно любить женщину, что ради нее готов убить кого-то или сам умереть! – Дэн стукнул кулаком по столу, и Томас вздрогнул. Но ты коснулся своими грязными руками моей жены – женщины, которую я люблю.
– Я бы никогда не причинил вреда Жаклин, – умоляющим тоном произнес Томас. – Тебе следовало бы это знать.
Дэн не обратил внимания на его слова.
– Ты предал меня, предал Александра, ты предал свою страну! И все ради женщины, которая попросту использовала тебя в своих целях. Женщину, которая собиралась избавиться от тебя и... от Джорджа Холта. – В глазах Томаса проскользнуло осознание правды, и Дэн продолжал: – Да, бросить вас обоих, как только она достигла бы своей цели – возвеличения Франции и генерала Бонапарта.
– Что?!
– Моника и не думала отправлять это письмо в Англию, Томас. Она собиралась отправить его с товарами Джорджа Холта, которые отгружались во Францию. Правда, это не сослужило бы ей хорошую службу. – Дэн коротко пересказал Томасу замысел Гамильтона, и тот побледнел.
– Дэн, я...
– Нет, – твердо покачал головой Дэн. – Не оскорбляй меня отрицанием своего участия и не унижай нас обоих признанием. Лучше ничего не говори.
На горле Томаса судорожно задергалось адамово яблоко.
– Полагаю, Монику вы арестовали, – с трудом проговорил он.
– Арестовали.
Томас снял со спинки стула свой плащ.
– Я готов идти, – тихо сказал он и со слезами на глазах посмотрел на Дэна. – Ты веришь, что я глубоко сожалею обо всем?
– Верю.
– Спасибо. – Томас удрученно покачал головой и направился к двери, но остановился. – Кажется, я даже испытываю какое-то облегчение. – Он провел по лицу дрожащей рукой. – Мне становилось все труднее оставаться наедине с собой.
– Понимаю.
Они молча дошли до конторы Гамильтона. Здесь Томас удержал Дэна.
– Окажи мне маленькую услугу, – попросил он. – Дай мне вынести одному это унижение.
– Хорошо, – кивнул Дэн и хотел уйти.
– Дэн!
Дэн задержался.
– Прислушайся к человеку, которого когда-то ты называл своим другом, – волнением проговорил Томас. – Иди домой и скажи Жаклин, что ты ее любишь. И потом считайте счастьем каждый прожитый день, каждый час своей жизни! И без конца благодарите судьбу за вашу встречу! – Он постучал в дверь кабинета Гамильтона, затем с грустной бравадой махнул Дэну рукой: – Au revoir, друг мой.
Услышав, как стукнула входная дверь, Джеки вскочила с дивана и побежала в холл.
– Дэн!
– Привет, котенок. – Он подхватил жену на руки и зарылся лицом в ее душистые волосы.
– Все в порядке? – прошептала она.
– Теперь – да. – Он откинулся назад, вглядываясь в ее сияющие синие глаза, в которых отражались его мечты и заключалась вся его жизнь. – Как отец? – тихо спросил он.
– Ничего, со временем папа оправится. – Она заботливо всматривалась в его лицо. – Очень было тяжело?
– Все позади. А это главное. – Он коснулся ее губ своими, вспоминая слова Томаса. – Жаклин, я люблю тебя!
Джеки счастливо улыбнулась:
– И я тебя очень люблю... на всю жизнь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Маска предательства - Кейн Андреа



Замечательный роман. Правда нужно преодолеть первые нуднуватые главы. А так-супер. Особенно мне понравился кот-пьяница)))).
Маска предательства - Кейн АндреаЛюбовь
27.10.2012, 2.04





Прикажите мне, чтобы я вас поцеловал... нормально?
Маска предательства - Кейн Андреалена
13.06.2013, 17.38





Стиль романа хороший, а вот сюжет мне не очень понравился - слишком ополитизирован. Тяжело воспринимается максимализм главной героини по поводу её независимости и патриотизма.
Маска предательства - Кейн АндреаИрина
2.08.2013, 15.18





Стиль романа хороший, а вот сюжет мне не очень понравился - слишком ополитизирован. Тяжело воспринимается максимализм главной героини по поводу её независимости и патриотизма.
Маска предательства - Кейн АндреаИрина
2.08.2013, 15.18





Сплошные сопли. А кот в роли Шерлока, любящий виски, вообще полный бред. Не оправдала ожиданий книга, хотя начало заинтриговало.
Маска предательства - Кейн АндреаKatrin
30.06.2014, 2.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100