Читать онлайн Маска предательства, автора - Кейн Андреа, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Маска предательства - Кейн Андреа бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.29 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Маска предательства - Кейн Андреа - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Маска предательства - Кейн Андреа - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кейн Андреа

Маска предательства

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Погруженный в невеселые мысли, Джордж тяжело поднимался в свою комнату. Монику что-то беспокоило. Он давно уже это подозревал, но сегодня окончательно в этом убедился. Он пригласил ее в прекрасный «Новый театр» на Честнат-стрит в надежде, что развлечение развеет ее. Но во время замечательного спектакля «Ричард III» она нервно ерзала в кресле и беспрестанно оглядывала зал, и ее рука лежала в его ладони безжизненная и холодная.
Позже, когда они оказались наедине, она пребывала в дурном настроении и, казалось, мысленно отсутствовала. Обеспокоенный Джордж надеялся, что в постели она станет прежней, очаровательной и любящей Моникой.
Но и это не помогло. Как и прежде, она шептала ему нежные слова и отдалась ему с той же пылкостью, к которой он уже привык... но все равно казалась чужой, и он испытывал в груди странное чувство пустоты, как будто обладал только ее телом, но не душой.
«Может, у нее появился другой мужчина?» – спрашивал он себя в сотый раз. Но сердце его отрицало эту возможность.
В то время как ум продолжал терзаться сомнениями.
Тихое поскрипывание и приглушенный вскрик заставили его очнуться от грустных мыслей. Джордж озадаченно двинулся на звук и установил, что он исходил из комнаты Джеки.
Рядом сидел Виски, который раздраженно царапался в плотно закрытую дверь. Услышав приближающиеся шаги Джорджа, он удвоил свои усилия и жалобно замяукал.
Джордж улыбнулся:
– Что случилось, Виски? Бедняжка! Я вижу, Джеки про тебя забыла. – Он подошел ближе и почесал ему за ушами.
Обычно Джеки оставляла дверь приоткрытой, чтобы котенок мог войти в ее комнату, когда ему захочется спать. Видно, сегодня она забыла это сделать. Но эта беда поправима.
Джордж выпрямился и повернул ручку, бесшумно впустив Виски. Вместе с Виски из коридора упал луч света, осветив темную комнату и кровать с двумя спящими.
Два человека?
У Джорджа перехватило дыхание, и в следующую секунду из его груди вырвался яростный крик.
– Что это значит? – загремел он, врываясь в комнату. Дэн мгновенно проснулся, инстинктивно прикрыв Джеки своим телом.
– Джордж, – проговорил он растерянно. Он не мог ничего отрицать, настолько очевидной была ситуация.
– Черт побери, Уэстбрук! Что вы себе позволяете?
Джеки сонно моргала и пыталась сообразить, что происходит.
– Папа?
Дэн быстро прикрыл одеялом ее плечи, и Джеки окончательно проснулась.
– Проклятие! – пробормотала она, прижимая к себе одеяло. Даже широкие плечи Дэна не могли заслонить ее от искаженного болью, обвиняющего взгляда отца. – О Боже! – в испуге воскликнула она.
– Поздно уже молиться, Жаклин! – Охваченный тревогой за дочь, Джордж перевел гневный взгляд с обнаженной дочери на всклокоченного со сна мужчину.
Дэн бросился защищать любимую женщину:
– Жаклин ни в чем не виновата, Холт, это все из-за меня. Это я ее соблазнил. И если вы позволите мне одеться... – он потянулся за валяющимися на ковре панталонами, – то я готов принять на себя весь ваш гнев.
– Это очень благородно с твоей стороны, Дэн, – прервала его Джеки, ужас которой быстро перешел в раздражение, а смущение и растерянность уступили место возмущению. – Но ты представляешь все в неверном свете. Это не ты затащил меня в постель. Не слишком ли быстро ты забыл, что я сама явилась к тебе, умоляла тебя не останавливаться, я...
– Ради Бога, избавь меня от подробностей! – воскликнул Джордж и обратился к Дэну: – Одевайтесь и немедленно спускайтесь ко мне в кабинет!
Джеки пожалела, что так и не научилась сдерживать свой язык и темперамент.
– Никогда его таким не видела, – пробормотала она, глядя вслед ушедшему отцу. – Господи, Дэн, что я ему сделала?
Услышав этот поразительный по своей наивности вопрос, Дэн едва удержался от смеха, но прозвучавшая в ее голосе боль смахнула улыбку с его лица, кольнув его прямо в сердце. Он отбросил панталоны, повернулся и взял ее за плечи.
– Жаклин, не вздумай изменить себе! Во-первых, ты ничего не сделала, это сделали мы. Во-вторых, нам нечего стыдиться. Мы с тобой знаем, что нас связывают открытые и настоящие чувства... и знаешь что, Жаклин... выходи за меня замуж! – Она устремила на него пораженный взгляд, и он ласково погладил ее по плечу. – Я тоже не ожидал, котенок, что вот так сделаю тебе предложение. Я бы предпочел сделать это в более романтичной обстановке... например, во время прогулки на закате по благоухающему саду или... – зубы его блеснули в озорной улыбке, – лежа рядом у горящего камина. – Он провел руками по ее густым волосам и, подняв к себе ее лицо, с теплым юмором взглянул ей в глаза. – Но, принимая во внимание тот факт, что твой отец готовит сейчас оружие, чтобы разделаться со мной, думаю, медлить не стоит.
Она продолжала молчать, все также пораженно глядя на него, и он нахмурился:
– Ну, не так уж должно было тебя удивить мое предложение, Жаклин! Бог видит, что мы с тобой не просто любовники. Мы просто не можем жить друг без друга! И не можем же мы продолжать жить как сейчас. – Он выразительно посмотрел на ее слегка прикрытое одеялом тело. – Что ведет нас к единственному выходу, то есть к браку. – Он успокаивающе погладил ее по щекам. – Я знаю, что ты думаешь... то есть думала о браке. Но теперь ты точно знаешь, что я не намерен заставлять тебя измениться, я не стану отнимать у тебя твою независимость. – Он выдержал многозначительную паузу. – Все, что мне от тебя нужно,– это твое уважение... и честность. Но ведь у нас есть и то и другое, не так ли?
Джеки медленно осознала смысл его слов и судорожно перевела дыхание.
– Жаклин?
Она не сводила с него взгляда, обуреваемая противоречивыми мыслями. Она была поражена внезапно сделанным предложением Дэна, испугана собственной радостной реакцией на него... и больно задета его последними словами.
Честность. С этим последним словом Джеки вернулась к действительности, забыв обо всем, что сегодня произошло. Потому что она знала, что на деле между ними не может быть полной честности. А значит, и ничего другого.
Дэн читал все чувства по ее глазам: смущение, боль, борьбу... и вину.
Последнее больно ранило его сердце.
– Жаклин... В чем дело? Раз и навсегда открой мне, что ты от меня скрываешь! Я имею право это знать! – И он энергично встряхнул ее.
Она отвела взгляд, не желая смотреть в его гневные глаза, не в силах не думать о справедливости его слов. Да, если он станет ее мужем, он будет иметь право все знать о ней. Но если она не подчинится этому требованию, если по-прежнему будет скрывать от него свое занятие, сколько времени понадобится такому проницательному человеку, как Дэн, чтобы узнать правду? В любом случае это будет означать конец Джека Лэффи. В качестве ее мужа Дэн будет иметь право запретить ей писать статьи и добьется, чего бы это ни стоило, выполнения своего приказа. Нет, она не может стать женой Дэна! Более того, теперь, когда их обнаружили вместе в постели, они не смогут быть просто любовниками. Оставалось только расстаться с ним.
Медленно, но решительно Джеки отняла его руки от своего лица.
– Ты прав, Дэн, – ответила она со спокойной решимостью. – Дальше мы не можем так продолжать. Точнее, мы совсем не можем продолжать наши отношения. – Она отодвинулась от него и завернулась в одеяло, словно подчеркивая свое отчуждение. – Эта ночь была иллюзией, – сказала она, стараясь говорить бесстрастно. – Но наступившее утро разрушило ее, потому что оно – реальность. Я понимаю, что ты действовал благородно, видя ярость отца, но, уверяю тебя, тебе незачем беспокоиться. Папа очень меня любит, и хотя сейчас он, конечно, возмущен, в конце концов он простит меня. А что касается брака, для нас было бы нелепо жениться из-за неправильно понятого чувства долга. Я уже говорила тебе, что не собираюсь выходить замуж... что, как ты только что подчеркнул, я отношусь к браку по меньшей мере скептически. – Джеки с трудом выговорила последние слова, потому что в горле у нее словно комок встал. – Короче, я снова вынуждена повторить то, что сказала тебе на прошлой неделе... – Она решительно подняла голову. – То, что сегодня между нами произошло, снова не случится никогда.
Дэн готов был ударить ее, настолько был возмущен. Он не поверил ни единому ее слову. Но почему она все равно ему отказывает? Если ею движет только стремление сохранить свою независимость, то это казалось слабым предлогом для такого решительного ответа. Что влияет на Жаклин более сильно, чем ее любовь к нему? «Ты знаешь ее чувства к английской монархии... и к французской революции, – вспомнил он слова Александра. – Ты говоришь мне, что она совершает одна по ночам таинственные вылазки из дома. Не кажется ли тебе...» Дэн в ужасе закрыл глаза, впервые осознав смысл этих слов. Да, кажется, и с каждой минутой все больше. Все сходилось: политические симпатии Джеки, ее необъяснимые ночные прогулки, ее отказ связать с ним свою жизнь, хотя он отлично знает, что она любит его.
Дэн до боли стиснул кулаки, пытаясь удержать бурлящие в груди эмоции. Жаклин Холт была или крайне гордой девчонкой, не желающей отказаться от своей независимости, или... кровь в жилах Дэна застыла, когда он осознал другое предположение... или была не более чем неуловимой интриганкой и – Господи, не допусти! – предательницей!
Выяснить это было можно только одним способом.
Придя к решению, Дэн встал и быстро оделся, презирая себя за подозрения, какими бы обоснованными они ни казались, презирая Жаклин за ее возможный обман, с ненавистью думая о мерах, которые он вынужден был принять для разрешения этой ужасающей ситуации.
Внешне спокойный, но кипя от ярости, Дэн обернулся и медленно приблизился к кровати, где застыла Джеки. Он молча сел рядом, чувствуя, как напряжен в нем каждый мускул. После тяжелой паузы он провел ладонью по ее пульсирующей на горле жилке, затем по тонкому плечу, затем по груди. Джеки задрожала, не в силах сдержать реакцию своего тела на его прикосновения.
Дэн сразу понял, что ему делать дальше.
– Никогда, Джеки? – пробормотал он и, нагнувшись, слегка коснулся ее губ. – Кажется, ты так сказала? – Он почувствовал пробежавшую по ней дрожь и вознаградил ее более долгим и чувственным поцелуем, от которого у нее захватило дыхание. – Ты уверена... никогда? – Он положил руки ей на груди и стал легонько касаться ее напрягшихся сосков, от чего у Джеки вырвался тихий стон, и она притянула его к себе.
Дэн поднял голову, в его глазах сверкало торжество.
– Я уже говорил, Жаклин, что ты не умеешь лгать, – мягко уколол он ее. – Я требую, чтобы ты сказала мне сейчас... когда ты вся дрожишь и просишь моей ласки... Скажи мне, что ты меня не хочешь, что я не могу взять тебя прямо сейчас, когда внизу меня ждет твой отец, а простыни еще не просохли от нашей прежней страсти. Скажи мне это!
Возмущенная его мстительным тоном, Джеки инстинктивно подняла руку, чтобы дать ему пощечину, но он перехватил ее руку и устремил на нее стальной взгляд.
– Отлично, дорогая, давай поговорим о правде... которую ты склонна сильно искажать. А правда состоит в том, что ты вряд ли хочешь положить конец нашей страсти. Не правда ли, котенок? – Он поймал налету ее вторую руку и крепко сжал. – Ты считаешь, Жаклин, что выиграла, но борьба только началась. Ты сказала, что сегодняшняя ночь была всего лишь иллюзией. А я говорю, что это единственное реальное, что есть между нами. Но скоро наступит и другая реальность. Хочешь узнать, какая? – Он прижал ее к себе, и дыхание ее стало прерывистым и частым. Он мрачно улыбнулся: – Ты выйдешь за меня замуж, mon chaton colereux! Это я тебе обещаю. А как тебе известно, я всегда держу свои обещания, не так ли?
Джеки ответила новой попыткой вырваться из его рук. Дэн сжал ее еще сильнее.
– Молчишь? Тогда позволь освежить твою память. Помнишь, я обещал тебе, что ты сама ко мне придешь? Ты так и сделала, верно, дорогая? Ты пришла ко мне и просила... нет, умоляла меня... – его холодный взгляд с оскорбительным одобрением остановился на ее обнаженном теле, – любить тебя. Дважды, насколько я помню. – Джеки по-прежнему молчала, только глаза ее метали стрелы в Дэна, который оставался невозмутимым. – А теперь выслушай и как следует запомни мое новое обещание. Ты выйдешь за меня замуж, Жаклин, даже если мне придется силой тащить тебя к алтарю. А когда ты станешь моей женой, я не остановлюсь, пока не раскрою все твои тайны, одну за другой, пока твоя душа не будет лежать передо мной обнаженной, как сейчас твое тело. – И он скрепил свою клятву сильным и властным поцелуем.
– Негодяй, как ты смеешь?! – задыхаясь, прошипела она, когда он поднял голову.
Дэн довольно усмехнулся:
– Скоро ты поймешь, мой очаровательный котенок, что я не привык отступать. И эта моя черта тебе очень нравится... как и те ощущения, которые я вызываю у тебя. Скажи, что это не так, Жаклин. – Он нагнулся поцеловать ее.
– Нет... не так, – выдохнула она, хотя ее пронизывало острое наслаждение от его поцелуя. – Я... только... хочу... чтобы ты... отпустил... меня...
– А я уже давно не держу тебя, – протянул он насмешливым тоном.
Джеки только теперь это осознала и метнула на него мстительный взгляд.
– Черт тебя побери!
Она соскочила с кровати, бросилась к гардеробу, выхватила платье и с трудом натянула на себя трясущимися от злости руками. Все это время Дэн лежал, наблюдая за ней с задумчивым и насмешливым видом.
– Убирайся вон! – Джеки распахнула дверь и застыла в ожидании. – Тебя ждет мой отец!
Удовлетворенный исходом их поединка, Дэн не спеша встал. Он еще раз доказал Джеки и самому себе, что между ними возникла связь, которую просто невозможно ни отрицать, ни игнорировать. Он подошел к Джеки.
Она была великолепна в ярости. Ее синие глаза сверкали, щеки пылали, воинственно поднятую голову обрамляли разметавшиеся локоны. Но в глубине этих разгневанных глаз он угадывал страх и уязвимость.
– Не нужно так, котенок, – пробормотал он в последней попытке сбросить покров ее тайны. Он зарылся лицом в ее душистые волосы, позволяя своему сердцу говорить вопреки разуму. – То, каким будет наш брак, зависит только от тебя.
– Никакого брака между нами не будет! – решительно отрезала Джеки.
– Повторяю то, что сказал... Подари мне свое уважение, полное доверие и правдивость, и я буду тебе верным и преданным мужем на всю жизнь. – Он приподнял ее лицо и серьезно заглянул ей в глаза: – Довольно притворяться, моя прекрасная, моя отчаянная Жаклин! Мы оба знаем, что ты что-то скрываешь от меня. Клянусь, что бы это ни было, я поддержу тебя всеми своими силами и защищу тебя от любых последствий. – Казалось, он хотел сказать что-то еще, но удержался. – Больше не стану заставлять ждать твоего отца. Да! Предоставляю тебе самой решить, как лучше устроить наше обручение и свадьбу.
Джеки откинула голову и крепко стиснула кулаки.
– Последний раз говорю тебе, Дэн: я не выйду за тебя замуж!
Дэн усмехнулся:
– А мое последнее слово, Жаклин, что ты выйдешь! – Он прошел мимо нее, задержавшись на секунду, чтобы поднести к губам ее сжатую в кулак руку. – Доброй ночи, котенок. – Он вышел в коридор, с властным одобрением окинув ее взглядом. – Тебе необыкновенно идет белый цвет!
Она захлопнула дверь у него перед носом.
Джордж Холт резко остановился посреди кабинета, когда появился Дэн, который выглядел спокойным и невозмутимым, как будто пришел с деловой встречи, а не с пылкого свидания с дочерью Джорджа. Мужчины настороженно смотрели друг на друга; Джордж – обвиняюще, Дэн – честно и открыто.
– Даже не знаю, как начать, – упавшим голосом проговорил Джордж со страдальчески искаженным лицом.– Как вы могли так поступить?
Дэн глубоко сочувствовал и понимал Джорджа, который обожал свою единственную дочь и теперь считал ее обесчещенной.
– Прежде всего хочу повторить, что в этом не было вины Жаклин. Это я...
– Я уже слышал ваши благородные признания, – нахмурясь, прервал его Джордж, – и то, что вы признаете себя ответственным за совращение Жаклин, нисколько меня не утешает. Во-первых, по чьей бы инициативе это ни произошло, результат один и тот же. А во-вторых, – и он метнул на Дэна острый взгляд, – я хорошо знаю свою дочь, Уэстбрук, очень хорошо. И могу вас заверить, что, каким бы искушенным человеком вы ни были, она не уступила бы вам, если бы сама этого не захотела. Скажу больше – не будь на то ее воля, вам ни за что не удалось бы силой взять ее, она сражалась бы с вами как дикая кошка. Так что мне ясно, что моя дочь питает к вам сильные чувства.
Губы Дэна изогнулись в улыбке.
– Вы совершенно правы, Холт. – Он решительно скрестил на груди руки. – Хочу быть с вами таким же откровенным, как и вы. Дело в том, что я хотел Жаклин с первой нашей встречи и всеми силами стремился соблазнить ее. Признаюсь, я испытываю глубочайшее удовлетворение и восторг, что мне это удалось. – Он поднял руку, останавливая возражения Холта. – Позвольте мне договорить. Но вы еще не все знаете. Дело в том, что вместе с тем я глубоко разочарован.
– Что вы несете?! – пораженный наглостью этого заявления, воскликнул Джордж. Налив себе бренди, Джордж молил Всевышнего дать ему силы. – Насколько я понимаю, вы взяли у Жаклин все, что она могла вам дать и к чему вы стремились. – У него так тряслись руки, что он расплескал бренди.
– Увы, Холт, я хочу гораздо больше, чем ваша дочь готова мне дать. Я хочу, чтобы Жаклин была мне не любовницей, а женой.
Джордж круто обернулся:
– Вашей женой? Но я не понимаю... если вы хотите жениться на Жаклин, тогда почему...
– Всего две минуты назад вы сами ответили на этот вопрос, – сухо заметил Дэн. – Если Жаклин чего-то не желает, ее и силой не принудишь это сделать.
Должен с глубоким сожалением признаться, что ваша дочь самым решительным образом отвергла мое предложение.
– Понятно. – Джордж осушил стакан, затем уставился на него, как если бы оценивал ситуацию.
Дэн напряженно ждал его ответа, уверенный, что он многое прояснит. Если между ними действительно очень близкие отношения, Холт должен знать истинные причины, которые лежат за отказом Жаклин: только ли ее стремление сохранить свою независимость или нечто более серьезное и зловещее?
Джордж хрипло откашлялся.
– Могу я спросить о ваших чувствах к Жаклин?
На этот вопрос Дэн мог ответить немедленно и без малейших колебаний.
– Я полюбил Жаклин с первого дня, как только ее увидел.
Лицо Джорджа расслабилось от облегчения.
– Я так и думал... Подозреваю, что Жаклин тоже вас любит.
Дэн радостно улыбнулся:
– Она пытается убедить меня в обратном, но мне кажется, вы правы. – Пока он это произносил, его как ударом молнии пронзила страшная мысль, и улыбка мгновенно слетела с его лица.
Он вдруг осознал, что готов жениться на Жаклин, какой бы ни оказалась скрываемая ею тайна. И если Жаклин замешана в измену своей стране, они окажутся по разные стороны пропасти, а его жизнь превратится в сущий ад, потому что он никогда не сможет ее забыть, потому что обречен любить ее всю свою жизнь!
Потрясенный этим открытием, Дэн подошел к столу, без приглашения налил себе бренди и тут же его выпил. Забавно, с бессильной горечью подумалось ему. Он, который с юных лет шел своей дорогой, своим трудом заработал состояние, положение в обществе, уважение окружающих, вдруг превратился в игрушку в руках женщины. Ничего не скажешь, потрясающий жизненный итог!
Он снова наполнил свой стакан.
Джордж недоумевающе следил за Дэном.
– Вы недовольны тем, что Жаклин вас любит?
Дэн принужденно рассмеялся:
– Нет, нет, Холт, я не просто доволен, я счастлив! Только ведь это ничего не меняет. Она не хочет выходить за меня замуж. Так что вы понимаете, в каком положении я оказался.
Джордж кивнул и налил себе еще порцию бренди.
– Да, Уэстбрук. Как я сказал, я знаю свою дочь. – Он уставился на напиток, явно смущаясь и подбирая слова. – Могу я предположить... может ли быть у Жаклин... ребенок?
– Вполне возможно. Я ничего не делал, чтобы это предотвратить.
На щеках Джорджа загорелись красные пятна, и он с силой стиснул стакан.
– Следовательно, нам нужно заставить ее изменить отказ на согласие, не так ли?
– Именно так. Значит, я могу рассчитывать на вашу поддержку?
– Мою поддержку? Думаю, вы несколько запоздали с просьбой о моем благословении, Уэстбрук. После происшедшего мне остается только дать согласие на брак между вами и моей импульсивной и своенравной Жаклин. Вы с ней сами все решили и, насколько я понимаю, соединили свои судьбы. Сейчас Джеки принадлежит вам по всем основаниям, кроме законных уз брака.
– Так оно и есть. – Дэн понимал, что это прозвучало слишком самодовольно, но ничем не мог обуздать свою радость, тем более что с каждой секундой победа казалась все ближе. – Однако Жаклин с этим не согласна и не намерена стать моей невестой.
– Я поговорю с ней, – решительно сказал Джордж, отставляя свой стакан.
– Давайте вместе с ней поговорим.
– Нет. – Холт энергично потряс головой. – Я должен поговорить с Жаклин наедине. Вы не все в ней понимаете, Уэстбрук, только я могу подойти к этому.
Дэн настороженно вскинул голову.
– Ваша дочь, Холт, скоро станет моей женой. Разве я не могу быть в курсе всего, что ее касается?
– Разумеется... в свое время. Но сегодня позвольте мне одному поговорить с ней.
Дэну стоило огромных усилий сдержаться, понимая, что сегодня он ни на шаг не приблизится к тайне Жаклин.
– Хорошо, Джордж. – Дэн направился к двери. – Я даю вам время до завтрашнего дня, чтобы вы заставили Жаклин образумиться. – Он помедлил, крепко стиснув челюсти. – Но потом я вернусь и, как бы там ни было, объявлю ее своей невестой.
– Последний раз говорю, папа, – я не выйду замуж за Дэна Уэстбрука! – Вконец рассерженная, Джеки с размаху опустилась на кровать, так что дремавший там Виски взлетел в воздух, а затем плавно приземлился на неубранную постель. Понюхав подушку, которой касалась голова Дэна, он брезгливо сморщился и перебрался на подушку Джеки.
Расстроенный, Джордж прислонился к двери.
– Твое поведение совершенно безрассудно, Жаклин, и вовсе на тебя не похоже!
– Потому что ты просишь от меня невозможного, – упрямо возразила она. – Мне очень жаль, что ты застал у меня Дэна. Я этого не хотела. Я вообще не хотела ничего, что произошло сегодня ночью. Но так уж получилось. Только я все равно не намерена пожертвовать всей своей жизнью из-за одного опрометчивого поступка.
Джордж подошел и сел с ней рядом.
– Ты отлично понимаешь, что речь идет не просто об опрометчивом поступке, – мягко укорил он ее. – Ты знаешь, я все простил бы тебе... даже такое... и не стал бы требовать, чтобы ты жертвовала своей жизнью. Но то, что сегодня произошло, касается не только твоей невинности. Речь идет о твоем сердце.
Джеки отвела взгляд в сторону.
– Папа, я не могу за него выйти.
– Ну, вот мы и подошли к главному. «Не могу» или «не хочу»? Скажи, ты его любишь?
– Он мне небезразличен.
– Ну, я бы сказал, далеко не безразличен. Во всяком случае, ты не побоялась возможности получить от него ребенка.
Джеки вся сжалась.
– Не думаю, что так быстро можно завести ребенка.
Джордж обнял ее за плечи:
– А если ты ошибаешься? Ты хочешь лишить своего ребенка отца, лишить его права любить и быть любимым, как любим мы с тобой друг друга?
– Это несправедливо, папа! – с болью прошептала она.
– Возможно, но тем не менее это правда. – Он нежно погладил Джеки по волосам. – Ты с самого начала была мне счастьем и блаженством. Любому своему внуку я пожелал бы, чтобы он был таким же желанным для его родителей, какой была ты для меня и твоей матери, – с любовной теплотой сказал он. – Знаешь, когда ты только что родилась, Мария не могла на тебя наглядеться и все время твердила, что ты удивительный ребенок и когда-нибудь станешь выдающейся женщиной. Она говорила с такой убежденностью, что мне оставалось только ей верить. И время доказало ее правоту. К трем годам ты уже подвергала сомнению вещи, которые другие дети принимают без вопросов: почему ночь становится днем? Зачем люди спят, когда за это время можно узнать столько интересного?.. – Он устремил вдаль затуманившийся воспоминаниями взгляд. – В пять лет ты уже умела читать, а потом обнаружила мою библиотеку и так увлеклась чтением, что тебя невозможно было оторвать от книги. Ты старалась читать сама, а если книга оказывалась слишком трудной, требовала, чтобы я тебе читал. Ты росла, и твои интересы росли вместе с тобой... и твои вопросы становились все глубже и серьезнее.
– Помню, я была ужасно непослушной, – тихо перебила его Джеки. – Меня часто удивляло, почему вы с мамой не наказывали меня. Особенно мама. Она была так привержена традициям, была такой любящей, такой... довольной всем.
– Мария души в тебе не чаяла. Она рано поняла, что характером ты не в нее, но ее это даже радовало. Ах, Джеки, если бы она была сейчас жива, как бы она тобой гордилась!
Джеки прислонилась головой к плечу отца.
– Надеюсь, что это так, – дрогнувшим голосом пробормотала она.
– Я это точно знаю. Она любила тебя больше всего на свете.
– Я ее тоже очень любила...– Джеки охватила горечь, как всегда, когда она решалась подумать о матери. Прошедшие годы не ослабили ни ее горя, ни чувства одиночества. – Мне ее так не хватает, – едва слышно прошептала она, но Джордж услышал ее. Он знал, как сильно внезапная смерть Марии подействовала на живую и восприимчивую десятилетнюю девочку, которая так и не поняла, почему ее любимая мама, являвшаяся средоточием вселенной, так неожиданно и навсегда ее покинула.
С того дня Джеки не пролила ни слезинки, но очень изменилась.
Она скрывалась в своей комнате, в одиночестве перенося боль и горе, и долгие месяцы сторонилась всех, даже любимого отца. Со временем она покинула свое уединение, но в ее отношении к отцу появились сдержанность и настороженность, как у дикого зверька, который не решается выказать привязанность к человеку.
Джордж уже никогда не встречал ее прежнего взгляда, полного радостной доверчивости и открытой любви.
Но Джордж, сердце которого тоже было разбито утратой обожаемой жены, понимал переживания дочки и не обижался, мудро полагая, что со временем снова сумеет завоевать ее доверие и стать ей близким и надежным другом.
– Я тоже по ней тоскую, малышка, – пробормотал он и замолчал, взвешивая те важные слова, которые собирался ей сказать. – Мы с Марией очень преданно и глубоко любили друг друга, и я знаю, что она всем сердцем желала тебе встретить такую же любовь... чтобы ты полюбила такого же исключительного мужчину, как ты сама, мужчину, который не только очень любил бы тебя, но и стал бы тебе верным другом, а не просто властным мужем. Дэн Уэстбрук – именно такой мужчина, Жаклин. И ты это знаешь. И помни, твоя мама хотела бы, чтобы ты вышла за такого человека замуж... чтобы ты узнала счастье в любви и замужестве.
Джеки внезапно выпрямилась, обуреваемая противоречивыми чувствами.
– На карте стоит нечто большее, чем мое счастье.
– А! – задумчиво сказал Джордж. – Ты говоришь о пресловутом Джеке Лэффи.
Джеки медленно обернулась к отцу:
– Выходит, ты об этом знаешь!
Джордж усмехнулся:
– Я был бы невероятным глупцом, если бы не обратил внимания на загадочное совпадение политических взглядов моей дочери, которая, кстати, в последнее время стала по ночам куда-то исчезать, со взглядами скандально известного Jacques la fille, правда? – Джордж произнес псевдоним, который изобрела Джеки, используя французское написание имени Жаклин: Жак-девушка. – Посмотрим, какие у нас есть доказательства. В Лонг-Рум ты прислушиваешься к серьезным дискуссиям джентльменов вместо того, чтобы танцевать, как другие леди. Ты читаешь от корки до корки каждый номер газеты, а именно «Дженерал эдвертайзер», тогда как другие девушки зачитываются любовными романами. На балах тебя тянет к политикам, которые обсуждают обязательства Америки, и бесцеремонно отвергаешь молодых людей, добивающихся твоего внимания. – Он умолк, но глаза его все еще смеялись. – Хочешь, чтобы я продолжил?
– И что ты чувствуешь в связи с моей тайной? – с настороженным любопытством поинтересовалась она.
– Гордость... Тревогу. Желание оберечь тебя. – Его лицо выражало отеческую гордость. – Ты можешь винить меня в этих чувствах?
Джеки покачала головой, все еще потрясенная признанием отца. Подумать только, он все время знал!
Джордж вздохнул и медленно встал, глядя на свою замечательную дочь.
– Я постоянно читаю твои статьи и, должен сказать, изумлен твоим пониманием политики, а еще больше отвагой. Ни одна другая женщина не посмела бы высказываться так откровенно.
– Бейч сразу отказал бы мне в работе, если бы узнал, что под псевдонимом «Лэффи» скрывается женщина. Он думает, что это пишет республиканский политик... мужчина с сильными связями, имеющий постоянный доступ к самым влиятельным кругам правительства. Только поэтому он и принимает мои статьи.
– Я знаю, – серьезно согласился Джордж. – Вот почему я не стал тебя отговаривать... хотя очень тревожусь за твою безопасность.
– За мою безопасность?
Джордж поднял к себе ее лицо:
– Жаклин... Я много раз видел, как ночью ты уходишь из дома. Несколько раз я незаметно провожал тебя, чтобы убедиться, что с тобой ничего не случилось. Но я не всегда могу с тобой быть, поэтому очень тревожусь.
– Я думала, что делаю все так скрытно, а ты давно уже все знал! – Джеки с досадой усмехнулась.
– Да, и с тех пор никак не могу решить, как мне поступить.
Джеки побледнела.
– Папа, не пытайся меня остановить. Прошу тебя, папа, для меня это так важно...
– Я понимаю, Джеки. Но сейчас очень трудный момент... Принимая во внимание напряженные отношения Америки с Англией и то, что во Франции все еще проливается кровь... боюсь, ты очень рискуешь.
– Я уверена во всех фактах и излагаю в статьях свое мнение, нисколько себе не изменяя.
Джордж покачал головой:
– Я не подвергаю сомнению твою независимость, ma petite. Меня беспокоит влияние твоих статей на общественное мнение... Подстрекают ли они людей и таким образом вносят более глубокие разногласия внутрь нашей страны, не говоря уже о том, что вызывают более непримиримое отношение к Англии? Или они служат только целям ознакомления народа с политической обстановкой и в таком случае являются необходимыми в наше время, когда и без того слишком много тайн? Я просто не знаю.
– Ты рассуждаешь точно так же, как Дэн, – не подумав, заявила Джеки. – Его это тоже беспокоит.
– Дэн знает, чем ты занимаешься? Знает, что Лэффи – это ты?!
– Нет... Конечно, нет, – возразила она, взволнованно вскакивая на ноги. – Хотя я часто задумываюсь, не подозревает ли он чего-либо. – Но тут же решительно покачала головой: – Но должно быть, я ошибаюсь, потому что если Дэн заподозрит, что Лэффи и я – одно лицо, он не станет со мной встречаться. Дэн ненавидит Лэффи и взгляды, которые он выражает.
– Естественно. Дэн и министр Гамильтон очень близкие друзья и убежденные федералисты.
Джеки молча кивнула, и в глазах ее промелькнуло выражение боли.
– Так как же я могу стать его женой, папа? У нас с ним совершенно разные взгляды. Дэн лишит меня всего, во что я верю.
– Ты так думаешь? А мне кажется, он готов предоставить тебе гораздо больше свободы, чем другие мужья.
Джеки встретила его сообщение скептическим взглядом.
– Но это ни о чем не говорит. Просто, возможно, Дэн не такой тиран, как большинство мужчин.
– А на мой взгляд, это говорит о многом, – возразил Джордж, стараясь заставить Джеки понять истину. – Не обманывай себя, думая, что его снисходительность к тебе показывает его слабость, Жаклин. Могу тебя заверить, что он вовсе не слабый человек: это доказывает его манера руководить компанией.
– Папа, а у Дэна было много женщин? – неожиданно спросила Джеки.
Джордж смущенно закашлялся.
– Я не посвящен в личную жизнь Дэна, Жаклин. Скажем так, что между леди, которых я видел с ним под руку, и историями, о которых рассказывают... – Он опять покашлял. – Да, конечно, у него были женщины, – сказал Джордж и обрадовался, увидев сверкнувшие ревностью глаза дочери.
– Так я и думала, – заметила Джеки, стараясь скрыть боль от отцовского признания.
– Так вот, моя дорогая, наоборот, Дэн – один из самых сильных и самых уважаемых мужчин, которых я знаю... и может быть опасным врагом. Да, Джеки, могу тебя заверить, Дэн Уэстбрук – это сила, с которой стоит считаться, человек, который не имеет слабостей... за исключением тебя.
– Меня?! – Джеки деланно рассмеялась. – Боюсь, папа, ты преувеличиваешь значение моей скромной особы для Дэна. Мы с ним постоянно ссоримся. – Джордж недоверчиво выгнул брови, и она поспешила оправдаться: – Людей может связывать страсть, но она не может быть серьезным основанием для брака.
– Я говорю не о страсти, а о любви.
Джеки плотно сжала губы, сердце ее бешено заколотилось.
– Дэн Уэстбрук любит тебя, ma petite, – мягко продолжал Джордж. – Он сам мне это сказал.
Джеки отвернулась, вспомнив, при каких обстоятельствах Дэн впервые сделал ей это признание.
– Если даже и так, придется ему как-нибудь это пережить. Потому что...
– И ты его любишь.
Джеки вздрогнула и напряглась.
– Это невозможно, папа. Я не могу любить Дэна... Я никогда себе этого не позволю.
В голосе ее прозвучала боль, и Джордж снова подошел к ней и заставил посмотреть себе в глаза.
– Мы не всегда можем владеть своими чувствами, дорогая... Уж мне-то это известно, как никому.
– Ты говоришь о Монике? – удивилась Джеки, поскольку отец редко упоминал при ней о своих чувствах.
Джордж кивнул.
– Но ты ведь ее любишь, папа?
– Да, Жаклин, очень люблю. – И прибавил мысленно: «Хотя временами жалею об этом», – припомнив странное поведение Моники в последнее время.
– Так же, как ты любил маму? – после неуверенной паузы спросила Джеки.
– Нет, – сразу ответил он. – Такая любовь, какую я чувствовал к Марии, приходит к человеку только раз в жизни. Никто не сможет занять в моем сердце ее место. Мои чувства к Монике... сложные... совсем другие. Она играет в моей жизни большое значение, заполняя пустоту, от которой я столько лет страдал. Но это не та всепоглощающая любовь, какой я любил твою мать... и какая, мне кажется, послана судьбой вам с Дэном.
Оба некоторое время молчали.
Затем Джеки тихо вздохнула:
– Ах, папа, жизнь так сложна! Кажется, судьба намерена помешать нашему союзу с Дэном.
Джордж сжал ее пальцы.
– Разве для тебя статьи Лэффи – единственный способ изложить свои взгляды? – осторожно спросил он.
Джеки встретила его взгляд.
– Нет, но разве люди смогут отнестись серьезно к взглядам, которые излагает женщина? Думаю, что нет. – Она грустно посмотрела на отца. – Ты хочешь, чтобы я отказалась от этого занятия?
– Я хочу, чтобы ты жила спокойно и счастливо.
– Не думаю, папа, чтобы мне было дано наслаждаться одновременно и тем, и другим. Я не могу отказаться от Лэффи. Но кажется, не смогу отказаться и от Дэна. – Последние слова были выговорены дрожащим шепотом, и отец понял, что стоило для Джеки это признание.
Он ласково погладил ее по щеке:
– Подумай как следует, ma petite. Я не хочу заставлять тебя выйти замуж за Дэна против желания. Но подумай хорошенько, прежде чем лишить себя столь редкого шанса на счастье. Подумай о своих чувствах, о своем будущем, о... – он выразительно посмотрел на смятую постель, – о будущем своих детей. Но главное – доверься своему сердцу, моя сугубо практичная дочь. И оно сослужит тебе добрую службу. – Он легко коснулся губами ее лба. – Завтра днем Дэн вернется за твоим решением.
Завтра днем. Сердце Джеки сжалось, когда она пожелала отцу спокойной ночи, закрыла за ним дверь и прислонилась пылающим лбом к раме окна.
Для того чтобы решить свою судьбу, у нее оставалось всего двенадцать часов.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Маска предательства - Кейн Андреа



Замечательный роман. Правда нужно преодолеть первые нуднуватые главы. А так-супер. Особенно мне понравился кот-пьяница)))).
Маска предательства - Кейн АндреаЛюбовь
27.10.2012, 2.04





Прикажите мне, чтобы я вас поцеловал... нормально?
Маска предательства - Кейн Андреалена
13.06.2013, 17.38





Стиль романа хороший, а вот сюжет мне не очень понравился - слишком ополитизирован. Тяжело воспринимается максимализм главной героини по поводу её независимости и патриотизма.
Маска предательства - Кейн АндреаИрина
2.08.2013, 15.18





Стиль романа хороший, а вот сюжет мне не очень понравился - слишком ополитизирован. Тяжело воспринимается максимализм главной героини по поводу её независимости и патриотизма.
Маска предательства - Кейн АндреаИрина
2.08.2013, 15.18





Сплошные сопли. А кот в роли Шерлока, любящий виски, вообще полный бред. Не оправдала ожиданий книга, хотя начало заинтриговало.
Маска предательства - Кейн АндреаKatrin
30.06.2014, 2.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100