Читать онлайн Изумрудный сад, автора - Кейн Андреа, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Изумрудный сад - Кейн Андреа бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.5 (Голосов: 24)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Изумрудный сад - Кейн Андреа - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Изумрудный сад - Кейн Андреа - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кейн Андреа

Изумрудный сад

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Входя в кабинет, Бентли едва слышно постучал в дверь. Дезмонд со стуком отставил полупустой стакан и, резко обернувшись, зло уставился на дворецкого:
— Бентли, будь столь любезен, научись сначала стучать, а уже потом входить в комнату.
— Постараюсь, сэр. — Бентли вытянулся по стойке «смирно». — А пока мне необходимо все-таки поговорить с вами.
— Я не настроен вести беседы. — Дезмонд отвернулся и прикончил остатки коньяка в два глотка.
— Это очевидно, ваша светлость, — сухо заметил Бентли. — Что даже к лучшему, в противном случае вы весьма скоро не смогли бы не только беседовать, но даже произнести членораздельно хотя бы один звук. Скажу больше, — продолжил он, пока Дезмонд снова наполнял свой стакан, — если вы будете продолжать в таком темпе, вы не сможете не только говорить, но даже сохранять вертикальное положение без посторонней помощи.
— Благодарю за ненужную оценку моей трезвости, — отрезал Дезмонд. — А теперь прошу меня простить…
— Я бы рад, ваша светлость, но, как я уже сказал, мне нужно с вами поговорить.
— Ладно. Что там такое? — Дезмонд снова повернулся к дворецкому, слегка качнувшись при этом.
— Могу ли я предположить, что вы захотите переехать из ваших теперешних покоев в спальню хозяина?
— Да, рано или поздно это придется сделать.
— Я так и думал, поэтому взял на себя смелость собрать вещи вашего отца и подготовить их для переноса в кладовую. Дезмонд слегка смягчился:
— Ты поступил очень разумно, Бентли.
— Я сделал это для покойного герцога, сэр. — Последовала напряженная пауза, во время которой Дезмонд осушил свой стакан. — Однако, собирая личные вещи его светлости, я заметил, что не хватает резной шкатулки.
— Шкатулки?
— Да, ваша светлость. Той, что сделана в пару шкатулке герцогини.
— Разве Памела не завещала ее Бранди?
— Полагаю, да. Но то была шкатулка, принадлежавшая ее светлости, а я не могу найти шкатулку герцога.
— Ничем не могу тебе помочь, Бентли. — Дезмонд заморгал, безуспешно пытаясь сосредоточиться. — Не знаю, что сделал отец со своей шкатулкой. Да и, честно говоря, мне все равно. Меня сейчас тревожат более важные дела. Почему бы тебе не расспросить слуг? Может, кто-то ее переложил в другое место. — Взмахом руки велев дворецкому уйти, Дезмонд вновь повернулся к буфету и нахмурился, когда увидел, что стакан пуст. — Закрой за собой дверь, Бентли, — невнятно проговорил он и плеснул себе еще одну щедрую порцию коньяка.
— Слушаюсь, сэр. Я вижу, как вы заняты, поэтому прослежу, чтобы вас не побеспокоили.
Не уловив сарказма в голосе дворецкого, Дезмонд просто кивнул.
— Отлично, — пробормотал он, уткнувшись в стакан. — Просто отлично.
Бентли едва заметно состроил презрительную гримасу и покинул кабинет, ломая голову, какой сделать следующий шаг, чтобы отыскать пропавшую вещь. Неожиданно его осенило:
Сандерс. Если кто и знает, где находится шкатулка, то это лакей покойного герцога. Бентли, воплощение деловитости, повернулся и направился в крыло, где жила прислуга.
— Бентли, — окликнул его Квентин, который в эту секунду вошел в замок. Дворецкий замер:
— Да, мастер Квентин?
— Я должен немедленно с тобой поговорить.
— Слушаюсь. — Бентли повернул обратно, не задавая никаких вопросов.
— Пройдем в библиотеку, разговор должен остаться между нами.
— Очень хорошо, сэр.
Оказавшись за плотно прикрытой дверью библиотеки, Квентин тут же взял быка за рога без всяких вступлений.
— Дезмонд сообщил тебе, с какой целью нас вчера посетил Гловерс?
— Гловерс? А-а, это тот джентльмен с Боу-стрит. Нет, я решил, что ему просто нужно было сообщить вам и мастеру Дезмонду последние подробности несчастного случая, прежде чем официально закрыть дело.
— Хотел бы я, чтобы так и было. — Квентин потер виски. — Бентли, Гловерс приехал, чтобы сообщить нам следующее: отцовскую карету повредили, одна из осей была подпилена.
В лице Бентли не осталось ни кровинки.
— Нет.
— Боюсь, это правда. Моих родителей и Ардсли убили. Бентли понадобилась целая минута, чтобы взять себя в руки.
— Власти уже арестовали преступника, совершившего такое неслыханное злодейство?
— Власти даже не могут сказать, на чью именно жизнь покушались. У них нет ни подозреваемых, ни мотивов, ни малейшей зацепки.
— Ясно. — Бентли нахмурился. — Я начинаю понимать необычное поведение вашего брата.
— О чем ты?
— Мастер Дезмонд… его светлость… последние несколько часов сидит в кабинете и пьет одну рюмку за другой.
— По правде говоря, я не могу его осуждать, — вздохнул Квентин. — Каждый справляется с потрясением, как может. Дезмонд пьет. Я горюю. А Бранди, например, хочется самой задержать преступников.
— Как это похоже на мисс Бранди.
— Бентли, я отсутствовал четыре года. Мне нужно, чтобы ты рассказал мне обо всем так, словно я сам был свидетелем происходящего.
— Сэр?
— Было ли за последние недели или месяцы какое-нибудь событие, заставившее тебя поверить, что жизнь одного из моих родителей… а может быть, обоих… находится в опасности?
Бентли отрицательно покачал головой:
— Небольшое разногласие действительно произошло. На днях вы о нем упоминали. Но ничего такого серьезного.
— Разногласие? Что ты такое говоришь? О чем это я упоминал?
Дворецкий закашлял от неловкости.
— Вы расспрашивали меня о мастере Дезмонде и о внезапных переменах, которые я заметил в его отношениях с людьми. Естественно, я предположил, что вы имеете в виду… — Бентли замолчал, подыскивая самые осторожные слова, — одного человека конкретно.
— Правильно. Я имел в виду его отношения с Бранди.
У Бентли отвисла челюсть.
— С мисс Бранди, сэр?
— Да. Дезмонд пытался меня уверить, будто у них серьезные отношения. Я просто хотел услышать от тебя подтверждение.
— Вы подразумеваете романтическое увлечение, милорд?
— Это подразумевал Дезмонд. — Квентин внимательно вглядывался в изумленное лицо Бентли. — Судя по твоему выражению, должен ли я предположить, что ты не согласен с утверждением моего брата?
— Абсолютно не согласен, милорд. Мастер Дезмонд проявлял большую заботу о мисс Бранди после несчастья. Почти не отходил от нее. С другой стороны, ей не к кому было обратиться — вы ведь находились в отъезде. Но говорить о серьезных отношениях?.. — Дворецкий с сомнением фыркнул. — По-моему, из них не получится пара. А вы как думаете, сэр?
— Я тоже так думаю. — Квентин встряхнул головой, испытав огромное облегчение от признания Бентли. Но он временно подавил это чувство, терзаемый более важной проблемой. — Бентли, ты только что вспомнил наш разговор, когда я интересовался, как переменился Дезмонд по отношению к людям. Но если ты имел в виду не Бранди, тогда кого же? — Бентли не отвечал. — Бентли, мои родители погибли. Я недавно узнал, что их хладнокровно убили. И хотя обычно я восхищаюсь твоей преданностью и осторожностью, в данном случае я настаиваю, чтобы ты отступил от своих принципов. Если не ради меня, то ради отца.
— Разумеется, сэр. — Бентли бросил осторожный взгляд на закрытую дверь. — Мне показалось, будто вы узнали о ссоре мастера Дезмонда с покойным герцогом.
— Еще одна? — Квентин саркастически выгнул брови. — Я бы не назвал это переменой. Отец и Дезмонд ссорились, сколько я помню. Хотя, — задумчиво добавил он, — сегодня Бранди упомянула, что в последние месяцы они прекрасно ладили. Очевидно, она ошиблась.
— Не будет преувеличением, мастер Квентин, если я скажу, что это была не обычная перебранка.
Что-то в голосе дворецкого заставило Квентина задуматься.
— А чем эта ссора отличалась от десятка предыдущих? Бентли сцепил руки за спиной, приготовившись исполнить свой долг — как бы ни было больно.
— Ссора была такая же, как все остальные, сэр: громкая, злая и проходила за закрытыми дверями. Но вот то, что произошло сразу после нее, заставило меня поверить в серьезность разногласий.
— И что же это?
— Ваш брат выбежал из комнаты — было очевидно, что он в сильном расстройстве. Через секунду появился покойный герцог и приказал мне вызвать в Колвертон мистера Хендрика с целью изменить завещание.
Квентин сощурился:
— Отец именно так выразился?
— Да, сэр, слово в слово. Он был опечален и взволнован одновременно.
— Ясно. Возможно, он успокоился и передумал.
— Нет. Письмо доставили, как распорядился ваш отец. Я сам отослал его. Мистер Хендрик явился без промедления на следующий день. Он и ваш отец провели несколько часов, запершись в библиотеке.
— Что они обсуждали?
— Не имею представления, сэр. Я не присутствовал при разговоре, а его светлость не стал больше со мной делиться.
— Проклятие! — Квентин провел рукой по волосам. — Что-то здесь не сходится. Если отец изменил завещание, почему это не выяснилось на вчерашнем оглашении? Не было сказано ни слова ни о каком дополнительном распоряжении или недавней поправке к существующему документу.
— Вот именно, сэр.
— Единственное логическое объяснение: отец скорее всего успел передумать, пока Эллард не уехал из Колвертона. Но почему? Что… или кто… убедил отца изменить решение?
В комнате повисла тяжелая тишина. Квентин громко откашлялся.
— Судя по твоему описанию бурной ссоры, мы можем смело предположить, что какие бы изменения ни намеревался сделать отец, они не были в пользу Дезмонда. Брат мог прийти в такую ярость, только если были затронуты его собственные интересы.
— Согласен, сэр. По правде говоря, мастер Дезмонд выкрикнул что-то в этом роде, когда выбежал из комнаты. В то время я не обратил внимания на его слова.
— Наверное, потому, что в прошлом он сотни раз в запальчивости обвинял отца без всяких на то оснований в намерении лишить его наследства. Тем не менее именно это предубеждение Дезмонда наводит на мысль, что он-то и заставил отца оставить завещание без изменений.
— Только ваш брат может подтвердить или опровергнуть это предположение. Вы постараетесь выяснить с ним этот вопрос?
— Нет. — Квентин решительно покачал головой. — Он только выпустит иголки — так происходит каждый раз, если дело касается отца и кого-нибудь из нас. Он чертовски неразумен. Вбил себе в голову, будто я был у отца любимчиком, хотя мы оба с тобой знаем, что это абсолютно не так. Нет, Бентли, разговор с Дезмондом не принесет ничего, кроме неприятностей. Кроме того, — продолжал Квентин, рассуждая вслух, — я уверен, Дезмонд никогда не просчитывает шаги вперед, если дело не касается его самого. А мы с тобой должны. Например, мы оба с тобой знаем, что отец и Дезмонд постоянно ссорились из-за неумения Дезмонда вести дела. Предположим, отец решился переделать завещание из-за какого-то поступка Дезмонда, который привел к плачевным результатам для одного или нескольких коллег отца.
— Я понял, куда вы клоните, милорд. Вы предполагаете, что возмущенный партнер, к тому же очень несдержанный, мог отомстить, повредив карету покойного герцога.
— Вот именно. В конце концов, даже если Дезмонд и совершил какую-то неосторожность, главой семейства Стилов являлся отец, поэтому он стал мишенью. — Квентин устало потер шею. — Я понимаю, что бреду наугад. Но кто-то убил моих родителей. И пока я не узнаю, кто это, мне придется рассмотреть любую возможность, даже самую невероятную.
— Разумеется, сэр. А как, позвольте вас спросить, вы намерены приступить к делу? И могу ли я чем-нибудь вам помочь?
— Ты должен сохранять наш разговор в тайне — по крайней мере какое-то время.
— Это само собой разумеется, милорд.
— Что касается меня, думаю, лучше всего начать со встречи с Хендриком. Он больше, чем кто-либо другой, знает, какие изменения в завещание хотел внести отец и были ли они действительно внесены. Я отправлюсь в Лондон на рассвете.
— Мудрое решение. Передать Уайту, чтобы он уложил ваши вещи?
— В этом нет необходимости. Я там пробуду всего лишь день.
Квентин нахмурился, столкнувшись с новой заботой — ее вызвала завтрашняя непредвиденная поездка в Лондон.
Бранди.
Ведь он намеревался с восходом солнца отправиться в Изумрудный домик и убедиться, что с ней все в порядке. После той ужасной новости, что он обрушил на нее, и неожиданного поцелуя, вызвавшего у обоих смятение чувств, ее душевное состояние наверняка далеко не спокойно.
Хотя, конечно, он слишком опекает ее. Бранди по своему характеру борец. И все же ему не хотелось оставлять ее одну. А на Дезмонда не приходилось рассчитывать как на надежную замену, пока он в таком состоянии, о котором говорил Бентли.
Так кто же мог поехать к ней, чтобы тонко и в то же время успешно отвлечь ее от мрачных мыслей до его возвращения? Ответ был совсем близко.
— Бентли. — Квентин со всей серьезностью посмотрел в глаза другу. — Я хочу попросить тебя об одолжении.
— Все, что угодно, сэр. Вам не придется просить дважды.
— Меня не будет в Котсуолде весь день. Ты, возможно, сочтешь это глупым, но я бы хотел, чтобы ты съездил в Изумрудный домик и проведал Бранди. Она не очень хорошо восприняла известие с Боу-стрит. Я беспокоюсь о ней. А Дезмонд, ты знаешь…
— Понимаю. Считайте, что это сделано.
— Спасибо, Бентли. Ты исключительный друг.
— Не за что, милорд. Я волнуюсь о мисс Бранди так же, как… — Последовала тактичная пауза. — Почти так же, как вы.
Квентин заморгал, пытаясь уловить, был ли скрытый. смысл в словах дворецкого. Но выражение лица Бентли осталось невозмутимым, он даже бровью не повел. Если он о чем-то и догадывался, то это было тщательно скрыто за маской достоинства.
Хотя как он мог что-то подозревать, когда Квентин сам точно не знал, что произошло в те чудесные мгновения, когда Бранди была в его объятиях?
— Это все, милорд? — едва дошел до него вопрос Бентли.: — Если так, то я вернусь к поиску, которым занимался, когда вы меня позвали.
— Хм-м? — рассеянно кивнул Квентин, все еще мысленно находясь за четыре мили отсюда на заросшем травой берегу ручья. — Разумеется, Бентли. Продолжай свои дела.
— Вы случайно не видели шкатулку вашего отца, сэр?
— Шкатулку отца?
Ему придется забыть вкус ее губ, мягкие изгибы прижавшегося к нему тела. Придется… но как? Как ему забыть изумительнейшее чудо, которое он едва вкусил?
Бранди… его единственное солнышко.
Как он умудрился быть так близко и ничего не видеть?
Тут Квентин вдруг понял, что Бентли вопросительно смотрит на него, явно ожидая ответа на вопрос — но какой, Квентин не имел представления.
— Прости, Бентли. О чем ты меня спросил? На лице дворецкого промелькнуло удивление.
— О шкатулке вашего отца, сэр. По-видимому, ее куда-то переставили. Я просто поинтересовался, вдруг вы видели ее где-нибудь.
— Нет, не видел, — отозвался Квентин, пытаясь придумать какой-нибудь полезный совет. — Возможно, раз шкатулка была завещана Дезмонду, он забрал ее в свои покои.
— Наверное, вы абсолютно правы, сэр. Когда я расспрашивал его светлость, он был в таком состоянии, что вряд ли мог бы вспомнить, чем он владеет. Лучше я расспрошу его завтра. — Решительно кивнув, Бентли направился к двери и взялся за ручку. — Доброй ночи, сэр. Надеюсь, мистер Хендрик ответит на все ваши вопросы.
Напоминание о предстоящей миссии подействовало на Квентина как ушат холодной воды: он сразу очнулся от грез.
— Я тоже на это надеюсь, Бентли, — напоследок произнес он. — Очень надеюсь.
— Питере, мне нужно повидать мистера Хендрика. Он у себя?
Клерк вскочил из-за стола и встревожено уставился на Квентина. Потом он схватил календарь и принялся нервно перелистывать страницы, все время качая головой.
— Прошу прощения, милорд, но мистер Хендрик или упустил из виду, что назначил с вами встречу, или я забыл записать вас на прием.
— Ни то, ни другое. Я не записан на прием, но уверен, что Эллард примет меня, учитывая серьезность ситуации, о которой Дезмонд сообщил ему вчера. Достаточно сказать, что после нашей последней встречи открылись ужасные обстоятельства. Я немедленно должен видеть Элларда.
— Входи, Квентин. — Дверь кабинета распахнулась, и Хендрик жестом пригласил гостя войти, тут же кивнув клерку. — Спасибо за старательность, Питере. Но лорд Квентин абсолютно прав. Учитывая серьезность ситуации, запись на прием не нужна.
— Слушаюсь, сэр. — Перепуганный человечек вытащил носовой платок и промокнул лоб, облегченно вздохнув.
— Не хочешь ли выпить чего-нибудь, Квентин? — спросил Эллард, закрывая за собой дверь. — Или сразу же перейдем к этому ужасному делу?
— Второе. — Квентин опустился на стул. — Эллард, я знаю, Дезмонд был у тебя вчера. Но вечером мы с ним не виделись, поэтому у меня не было возможности расспросить его, как ты отреагировал на заключение, к которому пришли власти.
— Как отреагировал? — заморгал Хендрик. — Я был в, ужасе.
Квентин покачал головой:
— Я не то имел в виду. Разумеется, ты был в ужасе. Я хотел узнать, можешь ли ты назвать кого-то, кто захотел бы причинить вред одному из моих родителей или Ардсли Таунзенду?
Хендрик задумчиво забарабанил кончиками пальцев по столу.
— Никого, — наконец произнес он. — Памела, Кентон и Ардсли были трое самых любимых и уважаемых членов общества. У меня в голове не укладывается, что кто-то мог намеренно причинить им зло.
— Ты в точности повторяешь мои мысли. — Квентин нахмурился, глядя в одну точку. — Я долго думал, пытаясь найти ответ, но пока без всякого успеха. Однако мне пришло в голову, что следует воспользоваться твоим предложением и взглянуть на завещания родителей.
— Их завещания? — Хендрик недоверчиво посмотрел на Квентина. — Каким образом последнее волеизъявление подскажет тебе личность убийцы?
— Я вовсе этого не утверждаю. — Квентин наклонился вперед. — Эллард, когда были составлены завещания родителей?
— Когда? Наверное, лет десять назад. Я велю Питерсу принести их и тогда смогу назвать точную дату. А ты внимательно ознакомишься с ними.
— Буду очень благодарен. Пока Питере ищет завещания, скажи мне, есть ли у тебя какие-нибудь другие отцовские документы, деловые бумаги, например?
— Разумеется. Я скажу, чтобы Питере принес всю папку. — Поверенный вышел из кабинета, чтобы отдать краткие распоряжения, и сразу вернулся. — Квентин, могу я спросить, что ты ищешь?
— У меня нет на это ответа, Эллард, — не потому, что я темню, а потому, что просто не знаю. Мне только известно, что власти зашли в тупик, и я должен сделать все, что в моих силах, чтобы отыскать ублюдка, который убил моих родителей.
— Понимаю. — Хендрик взглянул на Питерса, который вошел в кабинет с толстой папкой в руках.
— Здесь все, сэр, — сообщил клерк, положив папку на стол Хендрика. — Документы сложены в хронологическом порядке.
— Спасибо, Питере, можешь идти. — Хендрик открыл папку и вынул первый документ. — Завещание твоего отца, — объявил он, вручая бумагу Квентину.
Как только завещание оказалось в его руках, Квентин тут же взглянул на дату.
— Хендрик, здесь указано «20 мая 1804 года».
— Как я и сказал, десять лет назад.
— А были внесены какие-нибудь изменения? Дополнительные условия?
— Ни одного.
— Тогда объясни мне, почему отец вызвал тебя в Колвертон на прошлой неделе, имея цель изменить завещание. Хендрик вздохнул, но глаз не отвел.
— Я надеялся, что ты не узнаешь об этой встрече.
— Так она все-таки произошла?
— Да, произошла. Кентон намеревался изменить один пункт своего завещания. К счастью, я сумел разубедить его до того, как дело было сделано. А так как изменения не были внесены, я не видел причин поднимать этот вопрос, чтобы не доставлять тебе лишних огорчений.
— Но что все-таки было? Какую часть завещания хотел изменить отец и почему эта поправка могла расстроить меня?
Хендрик медленно перевел дыхание, теребя перо.
— Изумрудный домик, — наконец произнес он. — Кентон пожелал изменить условия его наследования.
— Изумрудный домик? — Квентин ожидал чего угодно, но только не этого.
— Да. Твой отец очень любил тебя, Квентин, — заверил его Хендрик, приступая к объяснению.
— Не стоит утешать меня, как ребенка, Эллард. Я знаю, какие чувства отец питал ко мне и Дезмонду. Говори по существу.
— Очень хорошо. — Хендрик сложил руки на столе. — Согласно настоящему завещанию, тому, которое я зачитал два дня назад, Изумрудный домик переходил к тебе. И Кентон, и Памела решили, что домик должен являться частью твоего наследства. Однако шло время, и Кентон начал беспокоиться. Ты не проявлял никакого интереса к выбору жены и не собирался бросать военную карьеру или хотя бы поставить ее на второе место после женитьбы и семьи. Другими словами, ты оставался холостым человеком, без наследников, и вел жизнь, полную каждодневного риска. Какова была бы судьба Изумрудного домика, если бы ты умер, не оставив наследника?
— Смею предположить, что Дезмонд в таком случае унаследовал бы все мое состояние вместе с Изумрудным домиком.
— Вот именно. — Хендрик приподнял бровь. — А ты уверен, что твой брат обрадовался бы такому дару? И берег его, как того желала Памела?
— Я вижу, куда ты клонишь, — тихо ответил Квентин. — Итак, как же хотел отец распорядиться Изумрудным домиком?
— Он планировал отписать его непосредственно Брандис и таким образом уберечь от далеко не заботливых рук твоего брата.
— Если бы отец так поступил, я бы понял. Бранди любит летний дом не меньше меня, да и мама была бы спокойна, что имение перейдет к надежному хозяину.
— Правильно, но в таком случае оно навсегда бы ушло из вашей семьи. Предположим, в один прекрасный день ты все-таки женишься, заведешь семью. Разве тебе не хотелось бы, чтобы твои дети радовались той красоте, которой так дорожили твои родители, да и ты тоже?
— Я не думал об этом, но, наверное, да, хотелось бы.
— Поэтому я дал Кентону совет, который достигал обе цели: сохранить домик за тобой и одновременно определить его будущее.
— Каким образом?
— Я убедил его оставить завещание в прежнем виде, а взамен торжественно пообещал поговорить с тобой, когда ты вернешься в Котсуолд. Я так и собирался поступить, но попозже, когда рана немного затянется.
— И о чем же ты хотел со мной поговорить? — чуть суховато и одновременно насмешливо спросил Квентин, — О прелестях брака? Или ты просто намеревался потащить меня к алтарю, ведя на привязи какую-нибудь ни о чем не подозревающую девицу?
— Разумеется, нет. Я просто хотел объяснить тебе ситуацию — что я сейчас и делаю — и предложить, чтобы ты сам распорядился Изумрудным домиком на случай своей смерти.
— Отец мог бы сам это сделать, передав домик в наследование Бранди, если вдруг я умру, не оставив наследников.
— Да, Кентон тоже это предлагал. Но я ему объяснил, что такое решение было бы поспешным, к тому же несправедливым по отношению к тебе. Он и Памела всей душой желали, чтобы Изумрудный домик был твоим, поэтому распоряжения О дальнейшей судьбе поместья по всем правилам следовало отдавать тебе. И хотя я со своей стороны должен был всячески убеждать тебя отписать домик твоим наследникам, в то же самое время я полагал, что определить будущего хозяина поместья надлежит именно тебе.
— И отец согласился?
— Да. По-моему, Кентон никогда по-настоящему не сомневался, что ты отдашь правильные распоряжения. По правде говоря, я думаю, что беспокойство за твою жизнь на время затмило его разум, иначе он никогда бы не решился изменить свои планы относительно домика. Как бы то ни было, после нашего с ним разговора Кентон в конце концов понял, что если война закончится и ты вернешься домой, то несправедливо и совершенно не нужно переделывать завещание. Он согласился подождать, доверив тебе заботу о поместье. Кентон просил только, чтобы ты сделал это письменно — быстро и рационально, пока тебя вновь не призвали на военную службу.
— Понятно. — Квентин задумался над словами Хендрика. — Иными словами, мне предстоит распорядиться Изумрудным домиком, решив, заводить семью и детей или нет; А если я все-таки предпочту остаться холостяком, тогда отписать домик Бранди.
— Таковы были бы мои рекомендации. — Хендрик застенчиво улыбнулся. — Разумеется, я еще раз повторяю, решение остается только за тобой. И само собой, даже если ты согласишься, составление соответствующего документа мы отложим до тех пор, пока не будет раскрыто это жуткое преступление.
— Определенно. — Квентин поднялся с кресла, положив завещание Кентона на стол. — Кроме того, пока не обнаружен убийца родителей, никакой проблемы не существует. Потому что до тех пор я не намерен возвращаться в армию. Следовательно, нет никакой опасности, что моя жизнь оборвется от пули, и Изумрудный домик, таким образом, благополучно и совершенно законно принадлежит мне.
— Конечно. — Хендрик показал на папку. — Ты не хочешь просмотреть остальные документы Кентона?
— Да, не откажусь.
Снова опустившись в кресло, Квентин подвинул к себе папку и принялся перелистывать страницы в надежде обнаружить хотя бы малейшую зацепку. Но все, что он нашел, — многочисленные деловые документы, предельно ясные и безобидные, не предвещавшие ничего зловещего или пагубного ни для одной из сторон.
— Это все? — спросил Квентин, взглянув на последний документ.
— Да. Соглашение, которое ты держишь, еще не подписано. Мы с Кентоном как раз обсуждали его, когда… — Хендрик осекся, не договорив.
Слова поверенного что-то напомнили Квентину, и он снова поднес документ к глазам, чтобы прочитать его внимательно.
— Вы об этом говорили с Дезмондом два дня назад, когда я пришел в контору?
— Что?
— Когда я пришел в тот день, Дезмонд упомянул, что вы с ним оговаривали окончательные условия делового соглашения. Это о нем шла речь?
— Вообще-то да. — Хендрик чуть подался вперед. — Это проект соглашения между клиентом и адвокатом, составленный твоим отцом и мною.
— Я вижу. — Квентин быстро пробежал глазами документ, удостоверившись, что это обычное соглашение, по которому Хендрик был обязан вести дела семьи Стилов в течение пяти лет, получая ежегодно внушительную, но не выходящую за рамки разумного сумму в десять тысяч фунтов. — Здесь все как будто в порядке, — сказал Квентин, возвращая документ в папку. — Так какой же пункт Дезмонд захотел обсудить с тобой?
— Пункт, касающийся моего вознаграждения. — Взор Хендрика затуманила печаль. — Если ты заметил, этот неподписанный документ — единственное соглашение между Кентоном и мной во всей папке. Причина этого в том, что, по-моему, сама идея составить письменное соглашение за подписью твоего отца была абсурдной и ненужной. Кентон был тонкий тактичный человек, я представлял его деловые интересы много лет. Он и так проявлял чрезмерную щедрость ко мне. Поэтому каждый раз, когда он поднимал вопрос о письменном соглашении, я отнекивался. Но Кентона нельзя было переубедить. Он настаивал на том, что раз я защищаю его интересы, мне следует защищать и свои собственные. В конце концов я сдался. Вот так появилось это соглашение. Очевидно, Дезмонд, который присутствовал в конторе, когда Кентон оговаривал условия, захотел удостовериться, что желание отца выполняется в точности, как первоначально задумывалось. Но если ты другого мнения, я буду рад обсудить с тобой любые пункты или вообще порвать в клочки дурацкий документ.
— Ни в коем случае. — Квентин закрыл папку и положил на стол. — Я уже сказал, что с документом все в порядке, и я согласен с решением Дезмонда исполнить волю отца. Что касается твоего вознаграждения, то ты прав. Отец был чрезвычайно щедрый человек. А еще он отлично разбирался в делах и умел считать деньги. Поэтому, если он решил, что твои услуги стоят такой суммы, значит, они стоят никак не меньше. — С этими словами Квентин вновь поднялся. — Благодарю за терпение, Эллард. Не стану дольше задерживать тебя.
— Ерунда, — отмахнулся Хендрик, тоже вставая. — Ты не отнял у меня ни минуты. Сейчас важно узнать, кто убил твоих родителей. Как бы мне хотелось хоть чем-то помочь тебе!
— Мне тоже. Но по крайней мере мы исключили большую часть деловых партнеров отца из числа подозреваемых. — Квентин замолчал, глубоко задумавшись.
— Что такое? Мы что-то упустили из виду?
— Нет, не совсем. Мне просто пришло в голову, что мы просмотрели лишь бумаги отца. Хендрик очень удивился:
— Я не держал отдельно бумаги Памелы, если ты это имеешь в виду.
— Я говорил не о матери. Я подразумевал Ардсли. — Квентин поднял руку, предвидя возражения Хендрика. — Эллард, я сознаю, что не имею законных прав просматривать бумаги Ардсли. Я и не прошу тебя об этом. Но ты оказал бы мне великую услугу, если бы просмотрел их содержание — немедленно, если можно — и сообщил Дезмонду, раз он теперь наделен полномочиями вести все дела Таунзендов, о любой мало-мальски подозрительной детали.
— Считай, что это сделано, — торжественно пообещал Хендрик. — Я немедленно займусь документами Ардсли и все, что обнаружу, доведу до сведения Дезмонда. Даю тебе слово.
— Очень тебе благодарен, — ответил Квентин. — Всего хорошего, Эллард.
— Всего хорошего. И, пожалуйста, держи меня в курсе всех новостей — всех без исключения.
— Конечно.
Хендрик уставился вслед Квентину, обдумывая задачу, которую ему предстояло решить. Он слышал вполуха, как Питере попрощался с посетителем и тихо закрыл за ним входную дверь. Очнувшись от задумчивости, Хендрик встал, пересек кабинет в пять широких шагов и оказался у стола Питерса.
— Могу чем-нибудь быть полезен, сэр?
— Да, Питере, можешь. Во-первых, найди мне папку с документами Ардсли Таунзенда. Затем отошли письмо новому герцогу Колвертона. Напиши, что мне нужно срочно с ним увидеться. Завтра. В одиннадцать часов. В моей конторе.
— А если он не согласится, сэр?
Хендрик был уже на полдороге к своему столу.
— Согласится.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Изумрудный сад - Кейн Андреа



Замечательный роман. интересный и с юмором. Класс!
Изумрудный сад - Кейн АндреаДиана
22.10.2011, 13.53





Скукота... не дочитала.
Изумрудный сад - Кейн АндреаОльчик
21.10.2012, 21.32





Хороший, интересный, с юмором и тайнами. Читать можно. 9 из 10
Изумрудный сад - Кейн АндреаЛюбовь
24.10.2012, 15.35





Роман из разделов любовь, приключения, злодеи.Хотелось бы больше любви и более сильных чувств. А так - только приятное чтение.
Изумрудный сад - Кейн АндреаВ.З.,64г.
3.12.2012, 13.11





А, а мне как раз нравятся такие романы, где побольше приключений. И раздражает, когда на протяжения всего произведения пускают сопли и постоянно выясняют отношения!
Изумрудный сад - Кейн АндреаВера
13.07.2013, 21.13





Чушь собачья!!!! Дочитала до 8 гл и все.... Гг-и какие-то никакие... ,,бранди, солнышко,,-на протяжении всего романа, аж блевать охота, а это вась-вась со слугами, в доме герцога-то. 5 баллов
Изумрудный сад - Кейн АндреаЯна
26.05.2014, 2.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100