Читать онлайн Изумрудный сад, автора - Кейн Андреа, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Изумрудный сад - Кейн Андреа бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.5 (Голосов: 24)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Изумрудный сад - Кейн Андреа - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Изумрудный сад - Кейн Андреа - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кейн Андреа

Изумрудный сад

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

— Ну вот и все, мисс Бранди. Еще секунда — и перевязка закончена.
Бранди с огромным усилием открыла глаза и посмотрела непонимающим взглядом на миссис Коллинз.
— Какая перевязка? Ох… — застонала она, когда голову пронзила резкая боль.
— Лежите спокойно, — сказала экономка. — Теперь с вами все в порядке. Рана болезненна, но не опасна.
Бранди тут же все вспомнила и начала сползать с дивана.
— Громкий треск. Ланселот… Ох. — Бранди показалось, что череп сейчас расколется, и она легла обратно, радуясь, что под головой мягкие подушки.
— Бельчонок не пострадал, мисс Бранди. — Из другого угла гостиной до нее донесся голос Герберта. — Я сам видел. Вот уж не думал, что наступит день, когда я буду благодарен этому чертовому зверьку. Но так оно и есть.
— Герберт, — шепотом позвала Бранди, — что случилось? Герберт и миссис Коллинз переглянулись.
— В вас стреляли, мисс Бранди, — тихо ответил Герберт.
— Стреляли? — По какой-то причине мозг Бранди отказывался понимать. — Как? Кто?
— Сам не знаю. — Садовник робко подошел к дивану, с его лица не сходило удивление. — Глупая случайность, я думаю. Кто-то охотился в этих местах без разрешения и не знал, что здесь живут люди. Я возился на клумбе позади дома. Услышал визг бельчонка, похоже, из леса. Помчался в том направлении. Не успел пробежать и нескольких шагов, как услышал чей-то вой, затем выстрел, а потом вы вскрикнули. Я подбежал к вам одновременно с Бентли, Бельчонок сидел рядом с вами. Вид у него был какой-то странный, мех всклокочен, словно негодник побывал в переделке. Готов поклясться, он понял, что вы ранены. Зверек подождал, пока мы с Бентли подбежим, и вскочил на дерево. Вот откуда я знаю, что он не пострадал. А вот вы были без сознания. — Герберте трудом проглотил ком в горле. — Из раны хлестала кровь. Мы боялись, что потеряли вас.
— Бентли здесь? — Бранди отчаянно пыталась привести в порядок свои мысли.
— Был здесь. Он приехал этим утром проверить, как вы. Его карета не пробыла здесь и десяти минут, когда он услышал шум. То, что произошло, потрясло его не меньше меня.
— Но, слава Богу, кость не задета, — вмешалась миссис Коллинз, довольно улыбаясь. — Рана отлично перевязана, если мне позволено будет заметить. Хотя я до сих пор жалею, что ты, Герберт, и Бентли не поймали того негодяя, который это совершил. Я бы хотела сказать ему пару слов. Вторгаться в чужие владения — это уже преступление, но охотиться или стрелять по мишеням, не удостоверившись, что в лесу никого нет? — Она энергично тряхнула головой. — Чудовищно!
— Я слышала, как закричал Ланселот, — пробормотала Бранди дрожащим голосом. — Он спрыгнул с дерева… я видела. Должно быть, напал на того, кто был в лесу. Ты говоришь, тот человек ушел?
— Да, — подтвердил Герберт. — После того как вы оказались в доме, в безопасности, я снова отправился в лес и прочесал каждый дюйм. Но негодяя и след простыл. Вот только попадись он ко мне в руки… хм… парой слов он бы у меня не отделался. Я бы поговорил с ним при помощи кулаков.
Бранди сцепила зубы и медленно повернула голову, чтобы взглянуть на садовника.
— Ты сказал, Бентли был здесь. Где он теперь?
— Недавно уехал в Колвертон. — Герберт попытался улыбнуться. — Чтобы привезти к вам вашего героя.
— Квентин вернулся? — Бранди плохо соображала, но это она поняла.
— Угу. И, по мнению Бентли, у него найдется повод для недовольства: и это происшествие, и ваше вчерашнее исчезновение, и еще с десяток других вещей.
Как бы вдогонку его словам послышался топот копыт — лошади мчались по аллее все ближе и ближе, затем остановились перед домом. Хлопнула дверь, потом другая, по коридору эхом разнеслись громкие шаги. Дверь в гостиную с грохотом распахнулась.
— Бранди. — Квентин в три шага пересек комнату и лишь на секунду замешкался, когда миссис Коллинз посторонилась, а затем пристроился на краешке дивана. — Солнышко, как ты?
Несмотря на головокружение, Бранди распознала неподдельный страх и тревогу в голосе Квентина. Она с трудом выдавила улыбку.
— Вообще-то мне немного не по себе, милорд, — пробормотала она, потянувшись к его руке. — Если вы хотите победить меня в каком-нибудь соревновании, то сейчас, думаю, самое подходящее время.
— Беспечная глупышка. — Квентин поднес ее ладонь к губам. — Тебя нельзя оставить ни на минуту. Клянусь, я бы выпорол тебя, если бы не был так рад, что ты жива.
— Нет, не выпорол бы. Если бы ты хотел меня выпороть, то сделал бы это давным-давно. За двадцать лет я давала тебе предостаточно поводов.
— Даже больше, чем предостаточно, — поправил он. Квентин, хмурясь, наклонился вперед и принялся внимательно изучать повязку взглядом опытного человека, привыкшего видеть всякие раны — от легких до смертельных. Его пальцы легко коснулись ее теплой щеки, словно он еще раз хотел убедиться, что Бранди жива.
— Насколько серьезна рана, миссис Коллинз? — хрипло спросил он. — Бентли говорил, было много крови.
— Это так, — подтвердил вошедший Бентли. Он облегченно вздохнул, увидев, что Бранди в сознании. — Мисс Бранди, слава Богу!
— Это правда, милорд, — говорила миссис Коллинз, — было много крови. Но как только я смыла ее, то увидела, что рана несерьезная: пуля лишь скользнула по виску.
— За это мы должны поблагодарить ее негодного бельчонка, — вмешался Бентли. — Судя по той картине, которую мы с Гербертом застали, Ланселот напал на злодея. На это указывает и шум, который мы слышали, и растрепанный вид Ланселота. Вполне возможно, он спас жизнь мисс Бранди. Я с содроганием думаю, что было бы, не действуй он так быстро… — Бентли замолчал, решив не развивать свою мысль.
Миссис Коллинз строго поджала губы.
— Тот человек, наверное, был пьян. Или пьян, или слеп. Как он мог не заметить мисс Бранди? Да у нее такой цвет волос, что ее без труда можно увидеть даже в самом густом лесу.
— Миссис Коллинз, — Квентин положил конец рассуждениям экономки, — не могли бы вы принести Бранди чаю? И еще пару одеял?
— Конечно. — Экономка заторопилась исполнить просьбу. В комнате наступила тишина. Бентли решительно прокашлялся.
— Милорд, полагаю, нам с Гербертом нужно подкрепить свои силы. Поэтому, если вы обойдетесь недолго без нас, мы бы хотели пройти в столовую и угоститься рюмочкой коньяка.
— Давайте.
— В столовую? — Герберт поскреб в затылке. — Но и здесь, в гостиной, достаточно коньяка.
— Да, но какого-то сомнительного качества. Предполагаю, в этом году коньяк не совсем удался, — сухо заметил Бентли.
— Коньяк есть коньяк. Кроме того, я хочу остаться с мисс…
— Невозможно. Весь запас в гостиной должен быть заменен на более подходящую марку. — Дворецкий уже испепелял Герберта взглядом. — Поэтому трогать его нельзя. Ну что, пошли?
Бентли разнял руки, которые держал за спиной, и начал подталкивать Герберта к выходу. Взглянув через плечо на Квентина, он закатил глаза и вышел, плотно прикрыв за собой дверь. Бранди прикусила губу, подавляя смех, что бы голова не разболелась еще больше.
— По-моему, Бентли набирается от меня бестактности, милорд, — пробормотала она. — Ему сейчас явно не хватило тонкости.
Квентин даже не улыбнулся, а, наклонившись вперед, прикоснулся губами к краю губ Бранди.
— Рана очень болит?
— Нет, просто саднит. — Она потянулась к нему и легко обхватила за шею. — Хорошо, что ты здесь. Я даже не понимала до сих пор, как мне тебя не хватает.
Квентин взглянул на нее по-особенному:
— Я налью тебе выпить. И хочу, чтобы ты проглотила все, до последней капли, понятно?
— Слушаюсь.
Поднявшись, он подошел к сервировочному столику и налил щедрую порцию коньяка. Бранди внимательно следила за его действиями.
— Скажите, милорд, это не из того ли запаса, качество которого вызывает сомнения?
На этот раз ее шутка произвела желаемый эффект. На лице Квентина мелькнула улыбка.
— Из того самого. Но для наших целей и такой сгодится. — Он опустился рядом с ней и осторожно приподнял ей голову. — Это должно снять боль. Пей медленно, — велел он, поднося рюмку к губам раненой.
Бранди кивнула и сделала маленький глоток, ее передернуло.
— Раз так случилось, хорошо, что эта бутылка пойдет на лечение, — сказала она, состроив гримаску. — Я бы не смогла оценить даже самую превосходную марку. Вкус у коньяка отвратительный.
— Жаль, что тебе не понравилось. Потому что ты должна выпить абсолютно все.
— Слушаюсь, сэр, капитан Стил. — С видом великомученицы Бранди подчинилась, недовольно бормоча после каждого глотка.
— Отлично. — Квентин отставил пустую рюмку. — Можешь больше не ворчать. Пытка окончена. Теперь лежи спокойно, и пусть коньяк делает свое дело. — Он опустил ее голову обратно на подушку.
— Ты бесчувственный тиран, — пробормотала она, устраиваясь поудобнее.
Он приподнял черную бровь:
— И это говорит та самая проказница, которая как следует отругала меня, назвав чертовым дураком? Бранди слегка улыбнулась и потупилась.
— А ты и есть чертов дурак. — Она зевнула. — Ты слышал, о чем я говорила? Мне тебя не хватало.
— Слышал. — Квентин убрал локон с ее лба.
— Ну и?..
Он нежно погладил ее по щеке.
— И что?
— Ты разве не собираешься ответить мне?
— А ты уверена, что тебе нужен мой ответ? Мне казалось, ты не захочешь меня слушать, после того как разбила вдребезги мою гордость.
Бранди с трудом открыла глаза, в которых читались боль и нерешительность.
— Конечно, уверена. Пожалуйста, Квентин, ответь мне. Быстро. Мне нужно знать, что ты думаешь. — Она боролась с теплой истомой, сковавшей руки и ноги. — И что чувствуешь.
— По-прежнему нетерпелива. И откровенна. Правдива и порывиста. Какой бы хаос ни творился в мире, мое солнышко всегда остается самой собой. Слава Богу.
Бранди затаила дыхание.
— Я скучал по тебе каждую секунду в разлуке, — прошептал Квентин, дав ей ответ, которого оба ждали. — Но в отличие от тебя я понимал это. Всегда. Не было ни минуты, когда бы мне не хотелось помчаться домой, в Изумрудный домик, чтобы обнять тебя. — Он намотал на палец блестящую прядку ее волос. — Тебе будет приятно узнать, что от моей глупости не осталось и следа. И теперь я могу дать тебе не только правильные ответы, но и задать нужные вопросы. Такой ответ считается удовлетворительным?
— Вне всякого сомнения, милорд. — На ресницах Бранди сверкнули слезы. — Если все это сон… Если бы я была тяжело ранена и находилась сейчас без сознания… я бы предпочла никогда не просыпаться.
— Посмотрю, что можно сделать, — с серьезным видом ответил Квентин. — Но по моему опыту, гудящие головы и кровавые раны явно указывают, что человек в сознании.
— Хорошо. — Бранди подняла руку и прижала ладонь к его подбородку. — Квентин!
— М-м?
— Прежде чем состоится наш разговор, а состояться он должен — я знаю, прежде чем ты начнешь так кричать, что все, кроме Бентли, разбегутся… — Она снова зевнула. — И прежде чем я совсем поглупею из-за этого коньяка, так что уже ничего не буду помнить… прежде чем все это случится, ты не поцелуешь меня? — Она погладила его затылок. — А после — кричи сколько угодно, я не возражаю.
Руки Квентина очень осторожно и нежно скользнули под ее голову, чтобы успокоить боль. Он наклонился и прикоснулся к ее губам в мягкой красноречивой ласке, которая проняла Бранди до самых кончиков пальцев.
— Одного поцелуя мне мало, — запротестовала она, когда он хотел выпрямиться. — Я хочу больше.
В груди Квентина заклокотал приглушенный смех, в котором слышалось и веселье, и облегчение.
— Ты всегда хочешь большего. — И он снова поцеловал ее, упиваясь мягкостью и податливостью ее губ.
Бранди ответила на поцелуй, ее руки скользнули под сюртук на спину, и она погладила ее сквозь тонкую ткань рубашки. Ее прикосновение, казалось, затронуло какую-то струну в самой глубине души.
— Господи, как я испугался, — пробормотал он возле ее приоткрытых губ. — Мысль о том, что ты ранена… или еще хуже…
— Со мной все в порядке, — уверила его Бранди чуть дрогнувшим голосом. — Я даже не испугалась. Просто не успела. — Веки у нее отяжелели. — Не хочу спать, — запротестовала она, пытаясь побороть действие коньяка. — Хочу целоваться. — Ресницы коснулись щек. — Я так люблю, когда ты целуешь меня. Это просто рай. — Она еще раз зевнула. — Кроме того, если мы будем целоваться, мне не придется рассказывать ни о поездке в Таунзбурн, ни о моем плане. — Руки упали, голос затих. — Ни о вчерашнем визите в контору мистера Хендрика…
Она заснула. Зато Квентин бодрствовал.
— В контору Хендрика? — Он даже подскочил. — Что еще за визит… — Увидев, что Бранди спит, он понял — ответа от нее не добиться.
Но получить ответ он все-таки был намерен.
— Бентли. — Квентин вошел в столовую. — Нам нужно поговорить. Герберт, — продолжил он, не сводя сердитого взгляда с дворецкого, — ты не извинишь нас?
— С мисс Бранди все в порядке? — встревожился Герберт.
— Да. Она уснула. С ней сейчас миссис Коллинз. Можешь по пути заглянуть в гостиную.
— Ладно. — Герберт отставил рюмку. Он не решался что-то сказать, но потом все-таки высказался: — Простите, милорд, я хотел спросить… Я буду работать у беседки. Не могли бы вы послать за мной, когда мисс Бранди проснется? Мне бы хотелось навестить ее, если она будет себя хорошо чувствовать.
— Конечно. Уверен, Бранди тоже захочется тебя повидать… после того, как я с ней поговорю.
— Разумеется, сэр. — Герберт безошибочно понял намек Квентина и поспешил ретироваться.
Бентли ждал, пока они не остались одни.
— Что вас расстроило, милорд? — спокойно поинтересовался он.
— Думаю, это ты мне скажешь. Прежде чем заснуть, Бранди что-то пробормотала насчет вчерашнего визита к Хендрику. Не мог бы ты просветить меня, о каком визите шла речь?
— Понятия не имею. — Бентли нахмурился. — Единственная вчерашняя поездка, о которой я знаю, это та, которую мисс Бранди совершила со мной в Таунзбурн. И я вам уже сообщил все подробности и результаты этого визита. Что касается конторы мистера Хендрика… — Дворецкий поджал губы. — То вполне возможно, именно туда мисс Бранди и отправилась, когда покинула Герберта, чтобы сбежать в Лондон.
Квентин сжал кулаки.
— Не могу поверить. Меня не было всего несколько дней. И за это время Бранди уговорила моего дворецкого, которому я так доверял, отправиться с ней в поездку, хотя я был категорически против, обнаружила тайник с записной книжкой, подвергнув тем самым опасности свою жизнь, и убежала от спящего садовника, чтобы тайком пробраться в Лондон, где она, очевидно, встречалась с моим поверенным бог знает по какому поводу.
— Простите, сэр, но вы возражали только против того, чтобы мисс Бранди ехала в Таунзбурн одна — чего она фактически и не сделала. Вы также просили, чтобы она подождала один день, прежде чем начнет действовать, — она так и поступила. Таким образом, ни она, ни я не ослушались вас. Что касается ее поездки к мистеру Хендрику, предполагаю, она была вызвана обнаружением записной книжки, якобы поставившей под угрозу ее жизнь, хотя, если принять во внимание бесполезность моего визита в Аллоншир, с этой книжкой она рисковала не больше, чем с любым обычным документом. И последнее: Герберт — прекрасный трудолюбивый работник. Но так уж получилось, что ему требуется хороший долгий сон. Мне не хотелось бы показаться нескромным, милорд, но, наверное, я все-таки избаловал вас своей редкой способностью обходиться почти без отдыха. Большинство людей нуждается время от времени в передышке.
Квентин бросил на него короткий взгляд:
— Ты закончил перечислять свои добродетели?
— Вполне, сэр.
— Хорошо. Тогда, быть может, вернемся к нашему вопросу?
— Я предполагаю, вы имеете в виду поездку мисс Бранди в Лондон?
— Отличное предположение. — Квентин принялся вышагивать по комнате.
— Уверяю вас, сэр, мисс Бранди ни словом не обмолвилась о том, что намерена посетить контору мистера Хендрика. Даже не предполагаю, чем была вызвана такая срочность. Когда я уезжал в Беркшир, она, казалось, собиралась ждать моего возвращения, прежде чем предпринять дальнейшие шаги.
— Точно так же, как собиралась ждать моего? — Квентин чуть склонил голову, вопросительно глядя на дворецкого.
— Здесь вы правы, милорд.
— Да… но, к сожалению, я немного опоздал. — Квентин мерил шагами комнату, мысленно собирая детали головоломки, чтобы представить всю картину происшедшего за последние несколько дней. — Что ж, Бентли, мы оба оказались в дураках. Нам следовало бы догадаться, что Бранди не сможет, да и не станет ждать. Она беспокойна, как мотылек, и не способна усидеть на месте. А что еще хуже, она бросается вперед, не думая о возможных последствиях. Предполагаю, что в ее умную беспокойную головку пришла какая-то блестящая идея, показавшаяся ей настолько важной, что она решилась действовать безотлагательно. Теперь нам остается определить, что это была за идея и каковы ее последствия. — Он остановился и поймал встревоженный взгляд Бентли. — И имеют ли эти последствия какое-нибудь отношение к сегодняшней, якобы случайной, стрельбе.
— Мне приготовить записку для мистера Хендрика, сэр?
— Нет. — Квентин решительно покачал головой. — Я не хочу встречаться с Эллардом, пока точно не буду знать, что он обсуждал с Бранди. Хотя, зная Бранди, могу утверждать, что она вознамерилась добраться до тех джентльменов, чьи имена перечислены в книжке Ардсли.
— Рискую разжечь ваш гнев, милорд, но идея вполне разумная.
— Для нас — да, для Бранди — нет. — Квентин нахмурился. — Ты уверен, что Смизерс ничего не знает? Неужели до него не дошло ни одной сплетни, хотя бы отдаленно подозрительной?
— Вполне уверен, сэр. Он поддерживает дружеские отношения с камердинерами четырех беркширских джентльменов, упомянутых в книжке виконта. За последние несколько месяцев ни у одного из них финансовое положение не изменилось.
— Нам остается разузнать еще о восьми джентльменах, — заметил Квентин. — Любой из них может оказаться тем, кого мы ищем. Проклятие. Я должен взглянуть на записную книжку Ардсли.
— Я запомнил почти все имена из этого списка, сэр.
— Этого недостаточно. Мне нужны абсолютно все имена, . без исключения. А еще мне нужно взглянуть на них рядом с соответствующими цифрами, чтобы прийти к какому-то разумному заключению. Короче, мне нужно внимательно ознакомиться с самой книжкой.
— Понимаю вас, сэр. Думаю, здесь проблем не будет. Уезжая из Таунзбурна, мисс Бранди захватила с собой записную книжку. Скорее всего книжка хранится в Изумрудном домике.
— Если только она теперь не у Хендрика.
— Я об этом не подумал, — нахмурился Бентли. — А что вы станете делать, если ваше предположение окажется верным?
— Отправлюсь в Лондон и поговорю с Эллардом, .. Я уверен, мне все равно придется это сделать, потому что Бранди наверняка потребовалась его помощь, когда она решила действовать по своему плану.
— Не знаю, сэр, затронет это ваши планы или нет, но мастер Дезмонд получил поздно вечером послание от мистера Хендрика.
Квентин прищурился:
— Тебе, случайно, не известно содержание письма?
— В точности — нет. Но, по словам Сандерса, мастер Дезмонд, прочитав письмо, пробормотал что-то насчет встречи с мистером Хендриком сегодня вечером.
— В Колвертоне?
— Нет. В Лондоне.
— А, так мой братец едет в Лондон. И мы с тобой можем догадаться, зачем он вдруг срочно понадобился Хендрику.
— Вы предполагаете, что мистер Хендрик сообщил мастеру Дезмонду о визите мисс Бранди, — подсказал Бентли.
— Вне всякого сомнения. Бедный Эллард, должно быть, лишился дара речи, когда Бранди возникла в его конторе без сопровождения своего верного опекуна или хотя бы служанки. Я уверен, он поставил точку в своем письме к Дезмонду еще до того, как карета Бранди отъехала от его дверей. — В глазах Квентина промелькнула догадка. — По крайней мере это объясняет, почему Дезмонд не примчался к постели больной. Он сейчас на пути в Лондон и скорее всего даже не подозревает о происшествии.
— Да, вероятно, он не знает о выстреле, — согласился Бентли. — Но не потому, что он в пути. Подозреваю, мастер Дезмонд не сможет выехать из дома в ближайшие несколько часов.
— Так где же он был, когда ты приехал в Колвертон и сообщил дурную весть?
— В постели, милорд. — Бентли презрительно фыркнул. — Сандерс попытался разбудить его, но безрезультатно. Состояние здоровья мисс Бранди внушало опасения, и я не собирался тратить время на приготовление черного кофе, чтобы привести мастера Дезмонда в чувство. Поэтому я посоветовал Сандерсу сообщить хозяину новость, когда он сможет оторвать голову от подушки. А это произойдет, судя по тому, когда он добрался до своей спальни вчера ночью, — Бентли вынул часы и убедился, что время перевалило за полдень, — никак не раньше часу дня.
— И тогда он помчится к Изумрудному домику на своем белом скакуне, — холодно завершил Квентин. — Я рад, что ты мне это рассказал. Теперь я смогу ему помешать. Меньше всего мне хочется, чтобы Бранди испытала на себе последствия его запоев, когда он пребывает в самом мрачном настроении. — Увидев, что Бентли удивленно приподнял брови, Квентин добавил: — Тебе, возможно, показалось, что я сегодня непривычно зол. Это потому, что мой затянувшийся визит в Лондон дал такие результаты, , от которых моя симпатия к Дезмонду уменьшилась во много раз.
— Я обескуражен, сэр. Вы же сказали, что лорд Батерст удовлетворил вашу просьбу и предоставил вам отсрочку, разве не так?
— Так. Но только когда я встретился с ним лично, а до этого его чиновники целый день не обращали на меня внимания, избегали объяснений, тянули канитель.
Бентли ничего не понимал:
— Какое странное обращение, милорд.
— Странное и беспрецедентное. Что я не преминул заметить Батерсту. Он был озадачен не меньше меня. По его предложению я расспросил каждого адъютанта. На это ушла целая вечность, но в конце концов я обнаружил одного молодого паренька. Бедняга оказался настолько впечатлителен, что поддался на давление аристократа. Ему внушили, что если он хочет сохранить свою должность, то ему следует создать видимость на бумаге, будто мое присутствие в Америке продиктовано безотлагательной необходимостью. Ты еще не догадался, кто все это внушил ему? Не кто иной, как мой любящий братец.
Бентли с трудом обрел голос:
— Зачем это понадобилось мастеру Дезмонду?
— А ты не догадываешься?
— Мисс Бранди.
— Конечно. Дезмонд не хочет, чтобы я был рядом с ней, потому и организовал мой поспешный отъезд в колонии. Однако его замысел обречен. И не только потому, что я вовремя его раскусил и Батерст дал мне отсрочку, но и потому, что даже после раскрытия убийства и моего отъезда из Англии я никогда больше не стану принижать свою роль в жизни Бранди, как и не буду отрицать своих чувств к ней.
— Браво, сэр. Квентин повел бровью.
— Я рад, что заслужил твое одобрение, Бентли, — сухо заметил он. — Ну а теперь, когда мы все выяснили, не могли бы мы вернуться к сегодняшней таинственной стрельбе?
— Прошу прощения, милорд, — в комнату заглянула миссис Коллинз, — но мисс Бранди проснулась и просит вас прийти.
— Мне здесь подождать, сэр? — спросил Бентли.
— Нет. Ступай со мной.
Кивнув, Бентли последовал за Квентином, тактично оставаясь в тени, когда Квентин пересекал гостиную, направившись к дивану, на котором лежала Бранди, укутанная одеялами, с пышными подушками под головой. Выглядела она очень маленькой, бледной и хрупкой.
— Хорошо поспала, солнышко? — с наигранной беспечностью спросил Квентин, но его выдал напряженный взгляд.
— Да, наверное. — Бранди неуверенно тронула повязку на голове.
— Тебе лучше?
— Да, значительно. — Она пытливо вгляделась в его лицо. — Сон помог. Но не так, как то, чем я занималась перед ним. — После короткой паузы она спросила: — Ведь это было на самом деле, мне ведь не приснилось?
Квентин чуть заметно улыбнулся.
— Хм. — Он сел рядом с ней и прижал ее ладонь к своим губам. — Мы оба этим занимались.
— Хорошо. — Она облегченно вздохнула и, почувствовав присутствие дворецкого, повернула к нему голову без тени смущения. — Спасибо еще раз за мое спасение.
— Благодарите бельчонка, миледи, я только лишь помог ему. Бранди улыбнулась:
— В таком случае нам придется приготовить особое угощение из орехов и ягод в честь славного подвига Ланселота.
— Милая, — строго повторил Квентин, — ты уверена, что боль отступила?
У Бранди вырвался глубокий покорный вздох.
— Если ты имеешь в виду, по силам ли мне вынести твой разнос, то мой ответ, к сожалению, утвердительный. Просто скажи, что успел тебе поведать Бентли, а остальное дополню я. Можешь поднять крик в любом месте моего рассказа.
С Бентли случился внезапный приступ кашля. Квентин хмуро взглянул сначала на дворецкого, потом на Бранди.
— Я знаю о твоей поездке в Таунзбурн, — сообщил он. — И о записной книжке, которую ты нашла. Кстати, почему ты никогда не упоминала о тайнике в отцовском столе?
— А ты не спрашивал.
— Очень смешно. Другими словами, ты с самого начала намеревалась обыскать стол самостоятельно.
— Нет. Я с самого начала намеревалась обыскать стол с тобой. Ты был в Лондоне. Поэтому я обыскала его с Бентли. — Она снова повернула голову к дворецкому. — Визит к Смизерсу дал нам какую-нибудь зацепку?
— Никакой, миледи. Ни один из четырех беркширских джентльменов, упомянутых в списке виконта, судя по всему, не стал в последнее время обладателем огромного состояния. Бранди сникла:
— Что ж, остается надеяться, что мой план, реализованный мистером Хендриком, поможет нам узнать, виновен ли кто-нибудь из остальных.
— Какой еще план? При чем здесь Хендрик? — взвился Квентин. — Черт возьми, Бранди, ты ездила вчера в контору к Элларду?
— Да. Я попросила его организовать встречу всех джентльменов, перечисленных в папиной книжке, и чтобы я могла там присутствовать. — Бранди нахмурилась. — Ах да, и Дезмонд. Мистер Хендрик настоял, чтобы Дезмонд тоже там был.
— Неудивительно. Ты уже говорила с Дезмондом об этом?
— Нет, мистер Хендрик встречается с ним сегодня. Вообще-то я заезжала вчера в Колвертон по дороге домой, но, по правде говоря, мне хотелось повидать тебя и Бентли, а не Дезмонда. Как бы там ни было, я не видела никого. Замок был темный. Должно быть, все спали.
— Я не спал, — возразил Квентин. — Меня даже там не было. В Колвертон я вернулся только этим утром.
— Этим утром? На рассвете? Почему же ты сразу не приехал ко мне? — возмутилась Бранди.
Квентин растерянно покачал головой:
— Просто не верится. Нет, не на рассвете. Если тебе так нужно знать, маленькая проказница, моя карета подкатила к замку как раз в ту минуту, когда Бентли отправлялся в Изумрудный домик. Он пересказал мне все события последних дней и уехал а я тем временем выкупался и переоделся. После чего я намеревался сразу же отправиться сюда, хотя еще не знал, что тебя ранили. Удовлетворена?
Бранди сверкнула глазами:
— Да.
— Хорошо, тогда давай вспомним, кто кого отчитывает.
— Как скажете, милорд.
— Вернемся к этой встрече, которую ты пытаешься устроить. — Квентин сложил руки на груди. — Какова ее цель?
— Ну конечно же, определить, виновен ли кто-нибудь из перечисленных в папиной книжке, — удивилась Бранди.
— Ты в самом деле полагаешь, что если убийца и мошенник окажется в конторе у Хендрика, то, не выдержав угрызений совести, он во всем признается?
Что одно твое появление заставит его вскочить и объявить себя виновным?
Бранди поморщилась:
— Незачем прибегать к сарказму или оскорблениям. Разумеется, я так не думаю. Но если один из них в самом деле обманул отца, то его записи не совпадут с цифрами из папиной книжки. И он не сможет оклеветать кого-то другого, ведь в этой же комнате будут сидеть все его партнеры. Таким образом его хитрость раскроется.
— Вот, значит, как. — Квентин еще больше помрачнел. — Скажи мне, это была идея Хендрика?
— Нет. Моя.
— Мог бы и не спрашивать. Ну и какая роль отведена Хендрику в твоем грандиозном плане?
— Он представляет деловые интересы всех джентльменов из списка. Хендрик пообещал мне просмотреть их документы и сделать первый шаг для организации нашей встречи.
— Первый шаг?
— Он разослал письма, чтобы выбрать удобный для всех день и час.
Квентин и Бентли переглянулись.
— Когда, Бранди, когда он разослал эти письма?
— Вчера вечером.
— Проклятие! — Квентин отвернулся, на его скулах заходили желваки.
— Почему ты так расстроился? — спросила Бранди, вопросительно изогнув брови. — И почему ты так бурно реагируешь? Я предполагала, что ты разозлишься, но ты не просто разозлился. Ты невозможно жесток. Квентин, что случилось? Прежде ты никогда со мной так не обращался.
На лице Квентина отразилось глубокое смятение.
— Прежде я никогда из-за тебя так не волновался. Признание, произнесенное не столько для Бранди, сколько для себя самого, перекинуло невидимый мостик между прошлым и настоящим, соединив их в единое целое. Квентин и Бранди посмотрели друг другу в глаза и уже не смогли оторваться. Бентли незаметно выскользнул из комнаты. Квентин осторожно запустил пальцы в волосы Бранди.
— Солнышко… — выдохнул он.
— Позже. — Она нежно прижала палец к его губам, не позволив говорить. — Не теперь. Я хочу насладиться словами, когда ты впервые произнесешь их. Не хочу, чтобы ты поспешно выпалил их, отчитывая меня при этом, пусть даже из самых лучших побуждений. — Она приподнялась и коснулась губами его губ. — Позже, — шепотом повторила Бранди.
Рука Квентина скользнула под блестящую гриву и нежно погладила теплый затылок.
— Мое прекрасное солнышко, — пробормотал он, — почему так происходит, что каждую драгоценную секунду обязательно затмевает темная реальность?
— Потому что эти мгновения не следует ни с чем связывать, чтобы мы могли как следует ими насладиться. — Она снова улеглась на подушки. — А теперь расскажи мне, почему ты вышел из себя, узнав, что мистер Хендрик разослал письма?
— Ладно. — Прежде чем дать объяснение, Квентин продумал каждое слово, подыскивая достаточно весомые, чтобы внушить ей мысль о необходимости соблюдать осторожность, и в то же время достаточно мягкие, чтобы не вселить в нее страх. — Есть одна версия, которая, очевидно, не пришла тебе в голову. Она довольно спорная, признаю, но тем не менее ее нельзя сбрасывать со счетов. Я до сих пор не упоминал о ней потому, что это всего лишь домысел и мне не хотелось пугать тебя. Бог свидетель, ты и так достаточно натерпелась за последние несколько недель. Но может быть, стоит обсудить мою версию теперь, хотя бы ради того, чтобы заставить тебя, упрямицу, задуматься. — Он взял ее руку в свою. — Еще и двух часов не прошло, как в тебя стреляли и промахнулись только благодаря милости Божьей. Ты не подумала, что, возможно, это вовсе не случайная стрельба? Что кто-то попытался… — он хотел было произнести «убить тебя», но не смог, — причинить тебе зло?
— Причинить мне зло? — повторила в ужасе Бранди.
— Подумай об этом. Предположим, твоя версия верна и катастрофу действительно подстроили для Ардсли. Пойдем дальше. Предположим, убийца хотел заставить замолчать твоего отца, чтобы тот не только не раскрыл сам факт обмана, но и личность мошенника. Это ему удалось, он устранил все угрозы. Потом неожиданно в дело вмешивается умненькая и настойчивая дочь Ардсли и не успокаивается, пока не находит проклятую записную книжку. Преступник вновь рискует оказаться разоблаченным. Бранди, — Квентин говорил очень ласково, крепче сжимая ее пальцы, словно стараясь смягчить удар, — он уже убил троих, чтобы защитить себя. Неужели ты и впрямь полагаешь, что он остановится перед следующим убийством?
Щеки Бранди стали совсем белыми.
— О Господи… я не думала об этом.
— Послушай меня, солнышко. Все это лишь предположение. Весьма маловероятное. Но с нас и предположения достаточно, если речь идет о твоей безопасности. Теперь ты понимаешь, почему я так разбушевался от одной мысли, что ты разъезжаешь по Лондону или еще где бы то ни было одна, без провожатых?
Бранди молча смотрела на него, постепенно осознавая услышанное.
— Теперь я понимаю, почему ты так бурно отреагировал, услышав о письмах мистера Хендрика, — пробормотала она еле слышно. — Ты полагаешь, один из адресатов виновен, а прочитав записку мистера Хендрика, он сразу поймет, что я затеяла, и тогда попытается…
— Я не хочу, чтобы ты делала поспешные выводы.
— Сам знаешь, что я их не делаю, иначе не рассказывал бы мне о своей теории. А ведь она очень логична. — Подбородок Бранди задрожал. — Герберт предположил, что стрелявший случайно забрел сюда, думая, что в Изумрудном домике никто не живет. Теперь я понимаю, насколько надуманно такое объяснение. Герберт, несомненно, пытался успокоить меня. И правда, кто это мог решить, что в Изумрудном домике пусто? Мы с Памелой часами работали в саду почти каждый день на виду у всех, кто проезжал мимо. А после ее смерти я провела больше времени в беседке, чем в доме. Нет, Квентин. Тот, кто стрелял из пистолета, знал, что я где-то поблизости. — Глаза ее наполнились ужасом. — Должно быть, он поджидал меня в лесу. Хотел убить.
Осторожно приподняв больную, Квентин прижал ее к себе.
— Не нужно, солнышко. Это чистой воды вымысел. Мы даже не знаем, есть ли в нем хоть зернышко правды. — Он дотронулся губами до ее лба. — Но пока мы ни в чем не уверены, не будем больше по-глупому рисковать, ладно?
Бранди кивнула, все еще не придя в себя.
— Я виновата, — наконец проговорила она. — Какой же глупой я была! Мне и в голову не приходило ничего подобного.
Квентин зарылся лицом в ее волосы, чувствуя, как по телу Бранди пробегает дрожь от испуга, и ненавидя себя за это.
— Ты вовсе не глупая, — возразил он изменившимся голосом. — Ты красивая, храбрая женщина. И я не хочу, чтобы ты боялась. С тобой ничего не случится. Я не позволю.
Бранди пыталась подавить свой страх, но не сумела.
— Когда ты отплываешь в колонии? — спросила она, боясь ответа.
— Когда убийство будет раскрыто. Лорд Батерст дал мне отсрочку.
Она отпрянула, на лице ее читалось облегчение.
— Слава Богу. Квентин… — И вновь в ее взгляде появился болезненный испуг, пронзивший ему душу. — Останься со мной. Не уходи.
Именно с этой мольбой она обратилась к нему целую вечность тому назад — в тот день, когда он вернулся в Котсуолд. Мольба та же самая, но он теперь другой.
— Не уйду, — невольно произнес он, давая невыполнимое обещание, которое поклялся себе не давать. — Я не покину тебя — никогда.
Бранди решительно покачала головой, отвергая его слова.
— Я не это имела в виду, — объяснила она взволнованным шепотом. — Я знаю, что для нас не существует вечности. Есть только настоящее. Здесь. В Изумрудном домике. Пока не пройдет этот кошмар. Прошу тебя, Квентин, останься со мной.
В душе Квентина шевельнулось что-то глубокое и болезненное.
— Не могу, Бранди.
— Почему? — В ее глазах заблестели слезы. — Потому что я лишусь своей репутации? Так мне наплевать на нее.
— Нет. — Он сжал ее лицо ладонями. — Потому что я лишусь самоконтроля.
— А мне и на него плевать. Я даже была бы рада.
С полустоном-полусмехом Квентин вновь привлек к себе Бранди.
— Ах, милая, если бы все было так просто!
— Но так оно и есть.
— Нет. Не так. Проклятие, солнышко, ты, наверное, даже не понимаешь, что поставлено на карту.
— Я знаю, что поставлено на карту. — Бранди отпрянула, пытливо заглядывая ему в глаза. — А ты?
— Так хорошо, что мне хочется обнять тебя и освободить одновременно.
— А если я не хочу, чтобы меня освободили? — Бранди мгновение молчала. — Квентин, — вновь заговорила она, легко поняв, какие противоречивые чувства борются в его душе, — Что бы ни произошло между нами, ты все еще мой самый дорогой друг. И всегда им останешься. Ты мне нужен рядом, хотя бы чтобы утешать меня. — По ее губам скользнула озорная улыбка. — А если вдруг твой самоконтроль подведет тебя, тогда придется прибегнуть к моему. Неплохо для разнообразия, ты так не считаешь?
Грудь Квентина заколыхалась от смеха.
— Очень неплохо. А как, моя непоседа, ты этого добьешься?
— Думаю, ты слишком высокомерен, чтобы представить, будто на меня совершенно не действует твое обаяние?
Смех тут же прекратился.
— Напротив, солнышко, я теряю голову, когда ты в моих объятиях. И так же, как ты, не могу противостоять этому.
Бранди прижала ладонь к его подбородку.
— Изумрудный домик твой. Нужно ли мне напоминать, что в доме находится твоя собственная спальня?
Он коснулся губами ее ладони.
— Но смогу ли я воспользоваться ею?
— Это тебе решать.
— Ты искушаешь судьбу, знаешь ли.
— Нет, я искушаю тебя. Квентин улыбнулся:
— И даже не представляешь, как сильно.
— Думаю, представляю. По правде говоря, я на это и рассчитываю. — Бранди сверкнула глазами. — А еще я рассчитывала на то, что ты никогда не мог сказать мне «нет».
Квентин тряхнул головой.
— Ты мне тоже, — напомнил он ей.
— Ты прав. — Она смотрела на него не отрываясь говорящим взглядом. — Останься со мной, — тихо повторила Бранди. — Миссис Коллинз тоже будет здесь, чтобы замолчали самые болтливые языки. Привези Бентли с собой. В конце концов как только распространится новость о несчастном случае со мной, все сразу согласятся, что мне нужен постоянный уход. Зная, как близки наши семьи, общество просто решит, что ты и Бентли помогаете миссис Коллинз заботиться обо мне.
— Что я и намерен сделать. После всего, что произошло, я не хочу оставлять тебя ни на одну минуту. — Квентин нахмурился. — Проклятие. Мне нужно повидать Хендрика.
— Вероятно, ты найдешь его в Колвертоне. Он говорил, что на сегодня у него запланирована встреча с Дезмондом.
— В Лондоне, не здесь. И если уж мы заговорили о моем брате, то у меня найдется для него пара вопросов… когда он оторвется от бутылки, чтобы выслушать их.
— У меня тоже. Я хочу показать Дезмонду записную книжку и расспросить его об огромных папиных потерях.
Квентин с интересом посмотрел на нее:
— Значит, ты не отдала книжку Элларду?
— Разумеется, нет. Я позволила ему переписать все цифры и забрала книжку с собой, чтобы показать тебе.
— Отлично. Где эта книжка?
Показав на платье, Бранди хитро улыбнулась:
— Под ним. Не хочешь ли достать?
Квентин дернул темной бровью:
— Ты играешь с огнем.
— Я готова сгореть. — Она уткнулась в теплую шею Квентина. — Поезжай в Лондон, если нужно.
— Нет. — Дрожь пробежала по его телу, руки властно сомкнулись вокруг нее. — Я поеду в Колвертон, поговорю с Дезмондом, но в Лондон не вернусь. А брату скажу, пусть после беседы с поверенным он привезет его в Котсуолд. Тогда и ты, и я сможем задать наши вопросы и высказать наши опасения.
— Прекрасно. Тогда вообще не уезжай никуда. Отправь Дезмонду записку и вели ему препроводить мистера Хендрика прямо в Изумрудный домик.
— Нет, так не годится. Бентли приказал бедняге Сандерсу сообщить Дезмонду о несчастном случае с тобой, как только он проснется. Мы оба знаем, что, услышав эту новость, он захочет заехать сюда по пути в Лондон, как велит ему долг опекуна, заботящегося о своей подопечной, тем более если он узнает, что я уже вернулся. Нет, лучше мне поговорить с Дезмондом прямо сейчас. Кроме того, — Квентин взглянул на нее пламенным взглядом, опалившим ее с головы до ног, — мне все равно нужно поехать в Колвертон, чтобы забрать вещи.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Изумрудный сад - Кейн Андреа



Замечательный роман. интересный и с юмором. Класс!
Изумрудный сад - Кейн АндреаДиана
22.10.2011, 13.53





Скукота... не дочитала.
Изумрудный сад - Кейн АндреаОльчик
21.10.2012, 21.32





Хороший, интересный, с юмором и тайнами. Читать можно. 9 из 10
Изумрудный сад - Кейн АндреаЛюбовь
24.10.2012, 15.35





Роман из разделов любовь, приключения, злодеи.Хотелось бы больше любви и более сильных чувств. А так - только приятное чтение.
Изумрудный сад - Кейн АндреаВ.З.,64г.
3.12.2012, 13.11





А, а мне как раз нравятся такие романы, где побольше приключений. И раздражает, когда на протяжения всего произведения пускают сопли и постоянно выясняют отношения!
Изумрудный сад - Кейн АндреаВера
13.07.2013, 21.13





Чушь собачья!!!! Дочитала до 8 гл и все.... Гг-и какие-то никакие... ,,бранди, солнышко,,-на протяжении всего романа, аж блевать охота, а это вась-вась со слугами, в доме герцога-то. 5 баллов
Изумрудный сад - Кейн АндреаЯна
26.05.2014, 2.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100