Читать онлайн Черный бриллиант, автора - Кейн Андреа, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Черный бриллиант - Кейн Андреа бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.8 (Голосов: 40)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Черный бриллиант - Кейн Андреа - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Черный бриллиант - Кейн Андреа - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кейн Андреа

Черный бриллиант

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

У Джулиана дрогнули губы.
— Прекрасно, милая, как пожелаешь. — Он сделал плавный жест рукой. — Аврора, познакомься со Стоуном. Стоун, познакомься с моей экстравагантной женой. И прости ее за такой более чем скромный наряд, — добавил Джулиан, поправляя простыню, чтобы она плотнее закрывала плечи Авроры. — Мы не ждали гостей.
— Мистер Стоун, — осведомилась Аврора, — вы хорошо знакомы с моим мужем? — На ее лице можно было прочитать еще тысячу вопросов, которые она хотела задать.
Трудно было не рассмеяться, увидев растерянное выражение Стоуна.
— Знакомы ли мы?.. — Он бросил беспомощный взгляд на Джулиана. — Я… это…
— Мы знакомы много лет, — проговорил за него Джулиан. — Мы деловые партнеры. Он обеспечивает меня нужной информацией, которая помогает мне определить, как лучше действовать в сложившейся ситуации.
— Другими словами, он твой осведомитель, — спокойно заметила Аврора. — Он предупреждает тебя об опасности и советует, когда надо прятать спину.
На этот раз Джулиан не смог удержаться от улыбки:
— Примерно так.
— Я понимаю. — Аврора снова повернулась к Стоуну: — А сейчас как раз один из таких случаев, мистер Стоун?
Стоун по-прежнему не мог справиться со своей растерянностью.
— Успокойся, Стоун, — сказал Джулиан. — Лучше ответить на вопросы Авроры. Она ведь не отстанет, пока ты этого не сделаешь.
— Хорошо, — согласился Стоун, вытер рукавом лоб и покосился на Аврору. — Да, это как раз тот случай. — Сказав это, он взглянул на Джулиана: — Может быть, нам лучше поговорить наедине?
Веселье покинуло Джулиана. Он знал, что Стоун редко разговаривал таким тоном и не стал бы без причины использовать его сейчас. Все говорило за то, что этот ночной визит был вызван серьезными обстоятельствами.
— Аврора, оставь нас на минуту.
— Но…
— Аврора, — Джулиан посмотрел на нее с непреклонной решимостью, — возвращайся в спальню. Сейчас же.
Он увидел, как расширились глаза жены от самого тона этой команды, и почувствовал пронзившее его угрызение совести. Но через мгновение оно исчезло, вытесненное здравым смыслом.
Существовали некоторые границы, которые Джулиан никому не мог позволить переходить, даже своей смелой жене. На самом деле он предвидел это довольно затруднительное положение, в котором очутился, поскольку хорошо знал, что Аврора думает о его жизни как о большом непрекращающемся приключении, которое изобилует волнующими моментами и лишена всяких помех. Джулиану было известно также, что ему надо будет поставить Аврору на место не столько для того, чтобы сохранить свою драгоценную независимость, сколько для того, чтобы обезопасить ее жизнь. Он уже говорил ей, что есть некоторое различие между приключением и опасностью. Первое было захватывающим подарком, а второе — мрачной действительностью. И чтобы сохранить жизнь, необходимо хорошо различать эти два понятия.
Поэтому требовалось определить границы вмешательства Авроры в жизнь Джулиана.
— Рори, — Джулиан взял ее за плечо и встретился со смелым и внимательным взглядом бирюзовых глаз, — мне нужно поговорить со Стоуном наедине.
— Хорошо, — неожиданно согласилась Аврора, подобрав с пола тянущийся за ней хвост простыни, и направилась к кровати.
Джулиан нахмурился, увидев, как уступила Аврора, и удивился ее такому внезапному и охотному согласию, столь несвойственному ей.
— У тебя замечательная жена, — пробормотал Стоун, пристально посмотрев на Джулиана. — Чертовски красивая, но она всегда так… так…
— Да, — резко закончил за Стоуна Джулиан, быстр повернувшись и посмотрев ему в лицо. — Ты же продела этот путь не для того, чтобы обсуждать мою жену? Что привело тебя сюда?
— Маккол.
— Маккол? — Джулиан глубоко вздохну. — Что известно о нем?
— Он здесь, в Англии, знает о твоем браке и о том, на ком ты женился. Маккол поклялся выполнить свою давнюю и желанную месть. Однако теперь он задумал не только убить тебя, но еще и украсть черный бриллиант. Маккол уверен, что камень сейчас у тебя, и открыто жаждет твоей крови, Мерлин. Он искал тебя почти год. А теперь, когда Маккол знает, где ты, он не успокоится, пока не встретится с тобой.
— Черт возьми! — Кулак Джулиана рассек воздух. — Как раз сейчас мне совсем не нужна эта проблема. Какой дьявол принес Маккола в Англию? В последний раз я слышал, что он искал меня на Мальте. Но я специально сохранил в тайне свой отъезд с острова, чтобы он не знал, куда я направился.
— У него кончились деньги, и он приехал в Корнуолл в поисках работы. К несчастью, объявление о твоей свадьбе попало в каждую вшивую газетенку в Англии. Поэтому ему не потребовалось много времени, чтобы узнать, что ты женился на Хантли.
— Естественно, теперь он считает, что я заполучил и черный бриллиант.
— Точно. Он и раньше ненавидел тебя. А сейчас! Знать о том, что тебе так повезло в жизни? Да он просто сошел с ума. Ничто не может сделать его счастливее, чем похищение у тебя камня. Он хочет поставить тебя на колени, а потом рассечь саблей твой живот и удрать вместе с украденным бриллиантом, надругавшись над тобой. Он сумасшедший, Мерлин. Тебе необходимо быть с ним очень осторожным. Предельно осторожным.
— Да, в самом деле. — Джулиан провел рукой по волосам. — Где он сейчас?
— Только не у меня на хвосте, в этом ты можешь быть уверен. Я несколько раз проверял, не следит ли кто за мной. Ведь он знает только о том, что ты в Англии, но не знает, где я. — Стоун стал разминать себе шею. — Я же не писал о себе во всех газетах.
— Очень смешно. Где он был, когда ты слышал о нем в последний раз?
— В Корнуолле, бродил из кабака в кабак, пробираясь поближе к Полперро. Я догадываюсь, что он затаился около твоего поместья и ждет, когда ты вернешься.
— Вполне возможно, — быстро кивнул Джулиан. — Теперь я буду готов его встретить.
И вновь взгляд Стоуна скользнул мимо Джулиана.
— Ты дал ему теперь большое преимущество по сравнению с тем, что он имел раньше, — пробормотал он, показав жестом на спальню.
— Я смогу с этим справиться. — Джулиан рывком открыл дверь. — Спасибо, что нашел меня, я буду недалеко.
— Или я найду тебя сам, если будет нужно. Во всяком случае, будь настороже. — Стоун направился к выходу.
— Спокойной ночи, мистер Стоун! — воскликнула Аврора из спальни. — Наверняка мы еще увидимся. Стоун вздрогнул:
— Да, конечно. Спокойной ночи. — Он выскользнул за дверь и исчез.
Джулиан снова закрыл дверь на засов, остро чувствуя на себе настороженный и внимательный взгляд Авроры. Он был уверен, что его жена не будет ни ссориться с ним, ни устраивать ему допросов. Странно, но это знание волновало его так же сильно, как и заставляло принять твердое решение. Еще более удивительным было то, что, несмотря на все его планы, Джулиан даже и не предполагал, как трудно будет ему установить обоснованные рамки поведения для своей жены. Он был очень изобретательным человеком, который преодолевал случайности, тщательно изучая их. А потом находил путь, как обратить эти случайности себе на пользу, сводя таким образом риск неудачи до минимума. Так же Джулиан поступил, попросив руки Авроры, хотя ему очень хорошо было известно, сколько осложнений такой прекрасный брак должен принести им в жизни. Он все еще ждал, что найдет какой-нибудь компромисс, который удовлетворял бы право Авроры на свободу действий и его требования по отношению к жене. Этот компромисс не должен был полностью подрывать основы его существования и ставить под угрозу жизнь Авроры.
Джулиан никак не ожидал той потрясающей мощи их взаимного притяжения и того ненасытного желания, которое его жена, казалось, будет вечно зажигать в нем. Это было пагубным препятствием, бросающим его в неизведанные воды, плавание в которых не входило в его намерения.
Самое время было пристать к берегу.
Расправив плечи, Джулиан повернулся, прошел по комнате и присел на край кровати, специально ожидая, когда Аврора задаст тон разговора.
— Твой друг, оказывается, интереснейший человек, — начала она, подтянув колени к груди и оперевшись на них подбородком. — Быстрый, предприимчивый и преданный.
— Да.
— Ты, конечно, не собираешься ничего мне рассказывать? — как ни в чем не бывало продолжала Аврора.
Джулиан нахмурился, озадаченный таким неожиданно тихим поведением жены. Он ожидал всего с ее стороны:
Гнева, полного пренебрежения, может быть, даже негодования. Но только не такой спокойной оценки очевидного.
Что, черт возьми, она задумала?
— Нет, не собираюсь, — ответил он в той же откровенной манере.
— Почему нет?
— Потому что это как раз одна из тех ситуаций, о которых я упоминал раньше. Ведь я предупреждал тебя, что возможны приключения, в которых ты не будешь принимать участия. Приключения, связанные с опасностями, от которых я хочу тебя защитить.
— Наоборот, — возразила Аврора, поправляя сбившийся локон и убирая его за ухо. — Когда ты говорил о приключениях, в которых мне не надо участвовать, то обещал, что не будешь меня брать с собой только в тех случаях, если, оставшись без тебя, я буду в большей безопасности. Очевидно, что сейчас совсем другой случай, и будет невозможно обойтись без меня. Мистер Камден не станет передавать ничего из принадлежавших моему прапрадеду вещей никому, кроме Хантли. Более того, не было и никакого настоящего путешествия, мы только переехали в соседнее графство. И все же, хотя мы по-прежнему в Англии, ты, несомненно, рискуешь. И как я понимаю, руководствуясь своим собственным прошлым опытом, подвергаешь риску и меня тоже. Мне тоже грозит опасность только потому, что я ношу твое имя. Таким образом, эта ситуация совсем не похожа на те, о которых ты говорил, когда делал мне предложение. Следовательно, у тебя нет выбора, кроме как сдержать свое обещание, то есть защитить меня и рассказать мне, что или кто угрожает нам. Потому что в данном случае, независимо от того, понравится тебе эта мысль или нет, твое будущее непосредственно влияет и на мое.
В течение долгого времени Джулиан только внимательно и молча смотрел на нее, а потом начал смеяться.
— Этим смехом ты хочешь сказать, что все равно ничего не будешь мне рассказывать? — настаивала Аврора.
— Нет, этим я хотел сказать, что у тебя безупречная логика. В самом деле, сам Наполеон был бы счастлив иметь такого хорошего советника, как ты. И я содрогаюсь от мысли, какая судьба ждала бы в этом случае Англию.
Лицо Авроры засияло, она подалась вперед, в ее глазах плясало возбуждение.
— Я сейчас лопну от любопытства. Кто такой Маккол? Почему он охотится за тобой? Почему он так одержим желанием отомстить?
Джулиан засмеялся громче:
— Ты нас подслушивала, не так ли?
— У меня это очень хорошо получается.
— У тебя много чего хорошо получается.
— Да, я знаю об этом.
Внезапно смех Джулиана прекратился. Румянец на щеках Авроры, блеск в ее глазах — черт возьми, у него возникло дьявольское неодолимое желание опустить ее на простыни и снова заняться с ней любовью.
Аврора почувствовала, какое направление приняли его мысли. Джулиан заметил это по выражению ее лица, услышал его в легкой задержке дыхания Авроры, Она наклонилась ближе, дразня Джулиана и даря ему улыбку сирены.
— Подожди немного, — пообещала она, повторив данную им клятву. — Сначала расскажи мне о Макколе.
— Это что, шантаж, милая?
— Нет, стимул, Мерлин.
— Ну что ж, достаточно справедливо. — Джулиан взял за руку, успокаиваясь, чтобы обдумать свои слова, — Джералд Маккол и его брат Бреди были подлыми разбойниками. Они зарабатывали, воруя товары и привозя их контрабандой тому, кто мог побольше им заплатить.
— Были? — переспросила Аврора, приподняв брови.
— Да, Бреди мертв. Я убил его.
— За что?
— Десять месяцев назад они вдвоем выкрали картину, за которую можно было получить огромную сумму. Я перехватил эту картину и возвратил законному владельцу. Братья нашли меня. Бреди вытащил свою саблю, пытаясь зарубить меня. Мой пистолет оказался быстрее и куда более смертоносным. Пуля попала ему прямо в сердце. Джералд тогда поклялся позаботиться о том, чтобы я недолго топтал землю. Очевидно, сейчас он собрался привести в исполнение свою угрозу.
— А кому принадлежала картина?
— Одному очень любезному итальянскому графу, который, к несчастью, слегка помешался к старости. Втайне от него дворецкий, украл картину, считая, что граф никогда не заметит ее исчезновения, и продал ее разбойникам за весьма солидную сумму. Граф же оказался не таким дряхлым, как думал мошенник дворецкий. Он не только заметил, что его картина украдена, но и установил, кто ее украл. Дворецкого посадили в тюрьму, а граф назначил огромное вознаграждение за возврат картины. Картина ему, очевидно, была дорога как память, а не как художественная ценность. Ее графу подарила покойная жена в связи с появлением на свет их первого внука. Эта картина была гордостью его коллекции, не говоря уже о ее приличной стоимости. Братья Макколы были наняты каким-то подлым негодяем здесь, в Англии. Я даже не догадываюсь, кто бы это мог быть. Как я потом узнал, он пообещал братьям удвоить назначенное графом вознаграждение, если они найдут и привезут ему картину, а не станут возвращать ее законному владельцу. Заплатил бы он обещанное вознаграждение на самом деле или просто решил обманом завлечь этих двух жадных негодяев — вряд ли мы когда-нибудь об этом узнаем.
— Где они нашли картину?
— В хранилище французской галереи. Она была замаскирована — скрыта под холстом серенькой картины, написанной маслом. Я установил это за два дня до их прихода.
— За два дня! Так почему ты не забрал ее? Джулиан потеребил пальцами шелковистый локон Авроры.
— Потому что, моя нетерпеливая жена, никто не может просто так зайти в галерею и выйти с картиной.
— Ты мог бы купить ее.
— Она не выставлялась на продажу. По-моему, владелец знал, что скрывается под холстом. Во всяком случае, я уверен, что он принадлежал к числу людей, спрятавших там картину. Следовательно, я не мог воспользоваться такой возможностью. Поэтому ждал удобного времени и думал, как лучше проникнуть в хранилище ночью, взять картину и выбраться оттуда незамеченным. В конце концов я решил отложить все до того момента, как мне станет известно, что Макколы готовы действовать. Это решение потребовало некоторого изменения моих планов. Я подумал, что нам троим нечего всем вместе пытаться завладеть картиной и мешать друг другу. Поэтому, зная, какими ловкими ворами были Макколы, мне оставалось только подождать и позволить им совершить этот гнусный поступок. Они выкрали картину, а я после этого прихватил их.
— Я понимаю. — Аврора отвела взгляд, беспокойное выражение опечалило ее лицо.
— В приключениях есть и свои неприятные моменты, милая, — мягко напомнил ей Джулиан. — Я уже пытался сказать тебе о них.
— Раньше меня это мало волновало.
Это заявление застало Джулиана врасплох:
— Я не понял тебя.
— Ты думаешь, что я расстроюсь, потому что ты убил человека? Так вот, ты ошибаешься. Кроме того, ты считаешь меня ребенком, которого надо защищать от неприятностей. Но я уже давно пытаюсь доказать тебе, что я не ребенок. В тот день, когда ты стоял в кабинете Слейда и рассказывал мне, чем занимаешься, я ясно поняла, что некоторые твои неожиданные встречи не такие уж… безобидные. Так что если ты думаешь, что я в ужасе от всего этого, то ты ничего не понимаешь. Наоборот, я горжусь тем, что ты поступил так благородно, вернув сокровище его законному владельцу. — Аврора судорожно сглотнула. Джулиан почувствовал, как напряглись ее пальцы у него в руке. — Но мне страшно.
— Аврора, — он прикоснулся ладонями к щекам Авроры и повернул ее лицо к себе, чтобы посмотреть ей в глаза, — я никому не позволю тебя обидеть.
— Я переживаю не за себя, — ответила Аврора, — а за тебя.
У Джулиана сжалось сердце. Во взгляде жены он прочитал, как легко она ранима и в каком смятении чувств находится.
— Раньше ты был посторонним для меня человеком, — просто объяснила Аврора. — Теперь ты мой муж. Я сама, как и ты, удивлена, что говорю это. Но прошедшие несколько дней… Я никогда не ожидала… — Она запнулась, пытаясь разобраться в своих чувствах. — Суть в том, что я не хочу, чтобы с тобой произошло что-нибудь плохое. Но вдруг я поняла, что это вполне может случиться.
— Не беспокойся, красавица. — Джулиан снял простыню с ее плеч, обеспокоенный ее возбуждением, а может быть, и своей реакцией на это возбуждение. Он знал только один способ, как избавиться от этого. — Со мной ничего не случится. — Сказав так, Джулиан приник губами к шее Авроры и принялся рукой ласкать ее грудь. — У меня есть превосходный стимул, чтобы со мной ничего не случилось.
Аврора тихо простонала, слегка задрожав от охватывающего ее желания.
— Джулиан, — прошептала она, — люби меня… Поцелуй Джулиана не дал ей договорить.
— Доброе утро, ваша светлость. Вы договаривались о встрече с мистером Камденом? — Молодой клерк нахмурился, просматривая свою книгу в поисках несуществующей записи.
— Нет, Толледей, мы не договаривались, — ответил Джулиан, неторопливо осматривая изысканный офис с мебелью из ореха. — Но мне и моей жене необходимо увидеться с мистером Камденом по одному важному делу. Мы проделали длинный путь, чтобы попасть сюда. Я уверен, он примет нас.
Толледей посмотрел на свои часы, потом взглянул на закрытую дверь кабинета:
— У него сейчас посетитель, которому была назначена встреча на раннее утро, сэр. Они закончат с минуты на минуту.
— Мы подождем, — заверил его Джулиан. Как только он произнес эти слова, дверь открылась, и до них донесся голос Генри Камдена:
— Я позабочусь об этом прямо сейчас, Гилфорд.
— О нет, — тихо прошептала Аврора.
— Успокойся. — Джулиан сжал ее локоть. — Мы бы неизбежно его когда-нибудь встретили. Так пусть это произойдет сейчас.
— Джулиан, — Камден заметил гостей и застыл от удивления, — мне и в голову не могло прийти, что вы здесь. Разве я приглашал вас и вашу жену сегодня утром? — Он замолчал, понимая неловкость ситуации.
— Нет, мистер Камден, — быстро вмешалась Аврора. — Просим прощения, что прибыли без предупреждения. Но надеюсь, что наш приезд не ставит вас в затруднительное положение. — Ее пристальный взгляд коснулся виконта. — Здравствуйте, лорд Гилфорд.
Гилфорд тоже уставился на Аврору с Джулианом, беспокойно переминаясь с одной ноги на другую.
— Аврора, — натянутым тоном произнес он, — мы с мистером Камденом решили наши дела, поэтому ваш приезд мне не помешает. — Он прокашлялся, наверное, просто пытаясь успокоиться. — Прежде чем я вас оставлю, позвольте мне искренне поздравить вас в связи с вашим недавним бракосочетанием.
— Благодарю вас, Гилфорд, — ответил Джулиан, который в отличие от напряженного виконта был совершенно спокоен. — Я и моя жена благодарим вас за ваше поздравление.
— Хорошо, а теперь мне пора ехать. — Гилфорд повернулся к Генри. — Пожалуйста, известите меня, когда у вас появятся эти данные. — С этими словами он вышел из офиса, тихо закрыв за собой дверь.
— Мистер Камден, извините, я совсем не подумала о возможности такой встречи, — на одном дыхании выпалила Аврора.
— Чепуха, — отметая ее оправдания, сказал Генри, на губах которого можно было различить некое подобие улыбки. — Иногда хорошо устроить небольшой скандал. Это позволяет некоторым сохранять жизнерадостность. — Он сделал приглашающий жест рукой по направлению к своему кабинету: — Заходите, пожалуйста!
— Благодарю вас, вы очень любезны, — сказала Аврора, когда они с Джулианом присели на стулья.
— Это не любезность, моя дорогая, это приспособляемость. — В глазах Генри промелькнуло дружеское участие. — Вы замужем за этим джентльменом всего несколько дней. А я работаю с ним уже несколько лет и привык к любым неожиданностям. Раз уж мы коснулись этого вопроса, то, прежде чем мы перейдем к цели вашего визита, позвольте мне тоже выразить вам мои наилучшие пожелания. Пусть ваша совместная жизнь будет длинной, счастливой и принесет вам много радости.
— Мы и собираемся так жить. Генри, — ответил Джулиан. — Долго, счастливо, а если прошедшие несколько дней являются показательными, то и с массой восторженных моментов.
— Это обстоятельство, наверное, и объясняет цель вашего визита? — подсказал мистер Камден.
— Да, — наклонился вперед Джулиан. — Генри, этот визит имеет отношение к металлическому ящику Джеффри.
— Я понимаю. — Адвокат с беспокойством посмотрел на Аврору.
— Моя жена знает все, — сквозь зубы процедил Джулиан. — На самом деле вам лучше было бы остаться в Морленде в тот день, когда вы вручили мне этот ящик, а не уезжать сразу же. — Он поднял руку, не допуская возражений со стороны Генри. — Но я понимаю, что ваше решение уехать вызвано вашей обычной честностью.
— Я не буду скрывать, что меня заинтересовало наследство Джеффри, — разъяснил Генри. — Но любопытство — это не то качество, на котором держится репутация моей фамилии. Я уже говорил вам в Морленде, что, согласно инструкциям Джеффри, вы должны были ознакомиться с содержимым ящика лично.
— И я лучше, чем кто-либо другой, понимаю, почему он так сделал, иначе бы сейчас уже поделился своими находками с вами.
— Я вас понимаю.
— Но я поделился тем, что знаю сам, с Авророй, так что мы можем разговаривать свободно.
— Очень хорошо, — на лице Камдена появилось озадаченное выражение, — но я ничего не понимаю. У вас есть какие-то сведения, которых я не знаю, что же я тогда могу сделать для вас?
— Вы можете сказать нам, давал ли вам мой предок поручение относительно такого же ящика, — вмешалась Аврора.
Адвокат нахмурился:
— Я вас не понимаю.
Аврора закусила губу, тщательно выбирая слова.
— Принимая во внимание находку, сделанную нами в Пембурне, у нас есть основания полагать, что Джеймс Хантли, возможно, завещал такой же ящик своим наследникам. Так ли это?
— Об этом мне неизвестно.
— Мистер Камден, но я все-таки Хантли, — напомнила ему Аврора. — Я понимаю, что вы бы чувствовали себя более спокойно, если бы эту просьбу высказал Слейд. Но поскольку он сейчас находится с Кортни, которая ждет их первенца, то его присутствие здесь просто невозможно. Я могу послать записку Слейду, если вам это нужно, с просьбой, чтобы вы передали мне все вещи Джеймса, которые у вас, возможно, находятся…
— В этом нет необходимости, — прервал ее Камден. — Я знал вас еще ребенком, Аврора. И если бы у меня было то, что вы ищете, то я непременно передал бы это вам или Слейду. Но все дело в том, что у меня ничего нет. Находка, в результате которой вы пришли к выводу, что у Джеймса был такой же металлический ящик, как и у Джеффри, вводит вас в заблуждение. По крайней мере моей семье такой ящик не оставляли, и у меня просто нет ничего подобного.
— Черт возьми! — поднялся на ноги Джулиан. — Он должен где-нибудь быть, я уверен, что он существует. Моя интуиция подсказывает, что иначе просто быть не может.
Генри медленно поднялся из-за стола.
— Если до сих пор мое любопытство было только разбужено, то теперь оно просто клокочет.
— Я понимаю. Генри. Скоро, я надеюсь, мы сможем ответить на все ваши вопросы. Но сейчас, — Джулиан взял Аврору за локоть, помогая ей встать на ноги, — мы должны побыстрее уехать.
— Ладно, желаю вам удачи. — Генри внимательно посмотрел на них, в его глазах светилась ирония. — Трудно поверить, что в конце концов Бенкрофты и Хантли смогли примириться. Я уже начал было думать, что это невозможно. Но если кто-нибудь и сможет совершить невозможное, так это вы, Джулиан. Особенно в союзе с этой целеустремленной молодой леди. — Камден подошел к двери и отворил ее, чтобы гости смогли выйти. — Я уверен, что вы непременно найдете то, что ищете.
На следующий день Аврора мучилась сомнениями. Спешно покинув Сомерсет, они с Джулианом помчались в Пембурн, надеясь, что в их отсутствие Кортни и Слейд найдут что-нибудь важное.
Но результаты этих поисков оказались такими же тщетными, как и у них с Джулианом. Несмотря на то что Кортни и Слейд часами корпели над книгами и просматривали статьи, им так и не удалось найти никаких сведений ни о Джеймсе Хантли, ни о его соколах.
— Что теперь? — спросил Слейд, развалившись диванчике в библиотеке.
— Морленд, — выдавил слово Джулиан с такой интонацией, словно оно было ядом. — Самое время разобрать дом моего отца на кусочки. Если ключ к разгадке был спрятан в Пембурне, то, возможно, металлический ящик или по крайней мере намек на его местонахождение спрятан в Морленде. Только наши прапрадеды могли догадаться разделить ключи к тайне между двумя поместьями. Это должно было гарантировать, что семейства смогут найти ящик только вместе.
— Но ты уже обыскивал Морленд несколько раз, — возразила Аврора. — Очевидно, что ты единственный, кто может опознать металлический ящик, который выглядит так же, как и ящик твоего прапрадеда.
— Если его можно было увидеть, то да. Но возможно, я не обратил внимания на тайник Джеффри. И, что еще легче, мог проглядеть ключ, если в Морленде спрятан именно он, а не сам ящик. Помнишь, Рори, в прошлый раз, обыскивая поместье, я не искал ничего необычного. А теперь я собираюсь это сделать.
— Джулиан, — произнесла, откинувшись на спинку кресла, Кортни, — а может, цепочка ваших рассуждений уводит вас в ошибочном направлении?
— Как так?
— Давайте предположим, что ящик существует и ключ, найденный в соколиных клетках Джеймса, откроет его. Ведь вполне возможно, что ни в Пембурне, ни в Морленде нет ни намека на этот ящик. И для такого утверждения имеются довольно обоснованные причины. Вам не приходило в голову, что в ящике Джеймса, когда он его прятал, находился не ключ, указывающий на местонахождение черного бриллианта, а сам бриллиант?
Джулиан провел рукой по волосам.
— Я думал о такой возможности. Однако, представляя характер партнерских отношений Джеймса и Джеффри, я все же так не считаю. Если Джеффри использовал металлический ящик в целях решения задачи, то готов поспорить, что Джеймс сделал то же самое. Более того, я не верю, что Джеймс мог рискнуть оставить ключ от такой ценной вещи, как черный бриллиант, у всех на виду. Даже в том случае, если шанс, что кто-нибудь догадается о его двойном назначении, был мизерным.
— Даже если бы кто-то догадался, что ключ открывает и клетку, и ящик, они бы не узнали, где искать этот ящик, — заметил Слейд. — Сейчас мы сами попали в такое же затруднительное положение, и это еще одна причина, по которой я согласен с Джулианом. Могли ли наши прапрадеды завещать нам ключ от своих величайших сокровищ, не оставив указаний, как найти эти сокровища? Нет, не могли. Следовательно, если существует второй металлический ящик, а я верю, что он существует, то в нем содержатся дополнительные сведения, указывающие, где надо искать камень.
— О, он существует, — заявил Джулиан, — я уверен в этом. Очевидно, Джеймс и Джеффри хотели, чтобы до нас дошло, почему они сделали два ключа такими похожими друг на друга. Вопрос только в том, где второй ящик. По-моему, ответ на эту загадку хранится либо здесь, либо в Морленде.
— Так давай поедем туда. — Аврора вскочила, схватила Джулиана за руку и потянула его к двери. — Мы зря тратим время, до Морленда всего час езды. Кортни и Слейд могут продолжить обследование Пембурна, а мы с тобой обыщем Морленд, камень за камнем.
Через час с четвертью коляска с Авророй и Джулианом проехала через железные ворота Морленда и повернула к дому. Аврора почувствовала, как у нее похолодело сердце, когда увидела это неприветливое, суровое жилище. Неприятные воспоминания наполняли сознание Авроры по мере того, как коляска приближалась к дому.
— Аврора? — Почувствовав волнение жены, Джулиан нахмурился. — С тобой все в порядке?
— Я уже забыла, как угрюмо выглядит это поместье, ответила Аврора. — Оно нисколько не изменилось. Брови Джулиана выгнулись от удивления:
— Ты была здесь?
— Один раз, с Кортни, но в дом не заходила. Перед; тем как выйти замуж за Слейда, она решила встретиться с твоим отцом, надеясь, что возвратится к мужу с каким-то подобием мира. Я сопровождала Кортни и осталась ждать в экипаже, пока она говорила с Лоуренсом.
— Мой отец скорее продал бы душу дьяволу, чем согласился на мир с Хантли.
— Да, теперь я знаю это.
Джулиан провел тыльной стороной ладони по ее щеке.
— Тебе не надо заходить в дом, если это тебя так расстраивает.
— В любом случае я зайду! — выпрямилась Аврора. — Я так же сильно хочу найти этот металлический ящик, как и ты. И моего желания, несомненно, будет вполне достаточно, чтобы преодолеть все неудобства.
— Ты говоришь как настоящая авантюристка. — Джулиан собрался выйти из экипажа. — Ты храбрая девочка. Сможешь действовать самостоятельно? Ведь разделившись, мы сможем более эффективно использовать наше время. А поскольку ни ты, ни я не хотим задерживаться здесь ни на секунду, то моя цель состоит в том, чтобы найти тот предмет, который мы ищем, и как можно быстрее уехать отсюда.
— Отличный план. Откуда мне начинать?
— Я обыщу первый этаж, осмотрю все комнаты, гостиную и приемную. А ты ступай на второй этаж и осмотри все спальни, столы, ночные столики и гардеробы, а потом проверь остальные комнаты. Предполагаю, что большая часть мебели пуста, поскольку никто, кроме моего отца и его слуг, давно здесь не живет. Да ты сама в этом убедишься.
Эта мысль пришла Авроре в голову, когда она выдвинула ящик столика. Аврора попыталась представить себе, что должен был чувствовать Джулиан, когда он рос здесь. Его мать умерла, когда он был еще ребенком, а отец был бесчувственным тираном и терпеть не мог своего сына. Как же одиноко, наверное, чувствовал себя здесь ее муж. Правда, она тоже потеряла своих родителей в детстве. Но Авроре нравился дом, в котором она выросла. Ее взрослый брат, несмотря ни на что, уделял значительную часть времени заботе о ее благополучии.
У Джулиана тоже когда-то был брат, напомнила себе Аврора. Брат, которого он потерял, как только они оба стали мужчинами. Как сильно это подействовало на Джулиана? Сохранились бы сейчас близкие отношения между ними?
Непроизвольно Аврора вспомнила свой краткий разговор с мистером Сколлардом по поводу старшего брата Джулиана:
« — Он был хорошим человеком с честными намерениями и великодушным от природы. Он резко отличался от отца и деда.
— И от Джулиана?
— Не по убеждениям, а физически. Они были весьма разными.
— Были ли они близки?
— Да, душой.
— Душой? У них были одинаковые увлечения или они просто искренне заботились друг о друге?»
Мистер Сколлард так и не стал отвечать на ее вопрос. Он только сказал, что она должна спросить об этом у кого-нибудь еще, может быть, у Джулиана.
Безнадежная перспектива, уныло подумала Аврора. Джулиан и так неохотно рассказывал о подробностях своей жизни, а уж тем более не станет говорить о таких вещах. Ей еле-еле удалось выудить у него информацию о его вражде с братьями Макколами, о той ее стороне, которую он считал просто неудачным последствием своих приключений. Поэтому невозможно было даже и предположить, что Джулиан расскажет о своих чувствах, которые остались в прошлом.
Безнадежная перспектива.
И все же она не собиралась отказываться от попыток поправить это положение дел.
Аврора уже была готова закрыть ящик, как вдруг в дальнем правом углу краем глаза заметила тонкий блокнот. Она достала его и увидела, что это альбом для рисования. Ей стало безумно интересно, что же изображено в этом альбоме.
Аврора открыла его: перед ее глазами предстал выполненный карандашом набросок водопада, один из восхитительнейших эскизов, которые она когда-либо видела. Аврора как завороженная переворачивала страницы, всматриваясь в одну за другой исключительно точно выполненные зарисовки восхитительных пейзажей: рощу над прудом, ландшафт под покрывалом первого снега, закат солнца над Ла-Маншем. Автор этих рисунков был потрясающе талантлив.
Сгорая от любопытства и не в силах дольше ждать, Аврора взяла альбом под мышку и направилась вниз, заглянув в первую попавшуюся комнату.
— Чем могу помочь вам, ваша светлость?
Аврора резко развернулась и столкнулась с дворецким Морленда:
— О, Тайер, как вы меня напугали! Подскажите, где мне найти моего мужа.
— Он недавно был в кабинете своего отца, — последовал надменный ответ.
— Это где?
— По коридору четвертая дверь налево.
— Благодарю вас, — заторопилась Аврора, все еще не в духе от Тайера, дома… и всего прочего, что напоминало ей о Лоуренсе Бенкрофте.
Когда она вошла в кабинет, то услышала, как захлопнулся ящик.
— Джулиан? — осторожно произнесла Аврора, наблюдая, как он обыскивает стол. Джулиан тут же вскочил:
— Ты нашла что-нибудь?
— Я в этом не уверена — по крайней мере ничего важного не попалось. Все спальни, которые я только что осмотрела, были совершенно пустыми, за исключением последней. Там я нашла в ящике стола вот это. — Аврора показала свою находку.
Джулиан обошел вокруг стола и взял у нее альбом, открыв его на первом эскизе. На лице его появилось удивленное выражение, он рассматривал изображение, впиваясь в каждый его штрих. Джулиан словно встретил своего старинного друга, которого не видел целую вечность, и хотел рассмотреть каждую черточку на его лице, появившуюся за время их разлуки. Он увлеченно пролистывал страницы, время от времени останавливаясь, чтобы рассмотреть какой-нибудь рисунок или его часть.
— Эти рисунки превосходны, — тихо сказала Аврора, испытывая неловкость, словно вмешалась в разговор близких друзей. Она вдруг почувствовала, что между ней и мужем разверзлась пропасть.
— Да, он был поразительно талантлив. Я уже почти забыл об этом. — Джулиан отвернулся, его плечи окаменели, а в голосе чувствовалось напряжение. Он молча положил альбом на стол.
— Это рисовал Хьюберт? — догадалась Аврора. Долгое время Джулиан молчал.
— Да. И если ты не возражаешь, то я предпочел бы не говорить о моем брате.
— Но почему? Он, очевидно, очень много значил для тебя?
— Да, но с тех пор как он ушел, прошло уже больше тринадцати лет.
— Со смерти моих родителей прошло почти одиннадцать лет. Но это не значит, что я перестала помнить и тосковать о них.
Джулиан медленно повернулся, чтобы посмотреть ей в глаза, его поза стала менее напряженной, а выражение лица смягчилось.
— Я понимаю тебя, дорогая. И я сожалею о том, что ты вынесла тогда и по-прежнему чувствуешь сейчас. Однако у меня совсем другой случай. Любой неразрешенный вопрос, связанный с Хью, вызывает во мне нечто большее, чем чувство утраты или горя. Так что я, конечно, ценю твою заботу, но, пожалуйста, не принимай меня за разбитую игрушку, которую нужно склеить.
Аврора так расстроилась, что утратила всю свою предусмотрительность.
— За разбитую игрушку? — выпалила она. — Вряд ли. Я считаю тебя упрямцем, которому нужна дружеская поддержка или чье-либо участие в этом вопросе. Ты так чертовски замкнут, так стремишься сохранить свою проклятую независимость, что просто приводишь меня в ярость!
К удивлению Авроры, Джулиан процедил:
— И ты собираешься меня переделать?
— Я постараюсь это сделать, — ответила Аврора. — Если ты мне позволишь.
Джулиан долго молчал. Потом он снова откинулся на спинку дивана напротив стола, наблюдая за ней из-под прищуренных век.
— Что же ты хочешь узнать?
— О твоем брате. Расскажи мне о Хью.
— Зачем?
— Потому что он много значил в твоей жизни. Потому что ты, несомненно, очень сильно любил его. Потому что у меня есть довольно странная уверенность, что он каким-то образом причастен к нашему браку.
Эти слова зажгли интерес и в глазах Джулиана.
— Неужели?
— Да. Если ты вспомнишь, в тот день, когда ты сделал мне предложение, я сказала, что верю в существование какой-то причины или человека, заставляющего тебя исправлять прошлое и искать черный бриллиант. Тебе это нужно для того, чтобы снять пятно с фамилии Бенкрофтов. Этот человек не мог быть твоим отцом или дедом. Ты решил тогда не отвечать мне. Так может, ответишь сейчас? Этот человек твой брат?
— Ты очень догадлива, — прошептал Джулиан, сложив руки на груди. — Ну хорошо, дорогая, да, это был он.
— Поэтому я и хочу побольше узнать о нем.
— Хью был прекраснейшим человеком из всех, кого я когда-либо знал, — принципиальный, полный сочувствия, мудрый не по годам.
— Вы были очень дружны?
— Мы были такими же разными, как день и ночь. Хью — уравновешенный и спокойный, а я — упрямый и дикий. Он был постоянен, следовал традициям и непременно стал бы наследником поместья и титула. Я же, наоборот, был беспокойным, нетерпеливым, равнодушным к имению, делам и титулу, который мало что значил для меня, впрочем, так же как и этот отвратительный человек, носивший его. Хью предпочел не обращать внимания — нет, лучше будет сказать, предпочел смириться с полным отсутствием угрызений совести у нашего отца, хотя никогда и не поддерживал этого его качества. Я же не смог так поступить, как и не мог понять терпимости Хью, ведь он сам был таким скромным и добродетельным человеком. Правда, Хью верил в необходимость быть преданным своей семье, и это был один из его основных жизненных принципов. Теперь, когда я раздумываю над этим, мне кажется, что общими чертами характера у нас с братом были верность своим жизненным принципам и преданность друг другу. — Джулиан склонил голову и уставился глазами в пол. — Я хотел поделиться с ним своим хорошим здоровьем и крепким телосложением. Но этого не произошло. Хью был слабым, как тростник, а я был очень закаленным. Я почти не припоминаю времени, когда бы он не болел или не выздоравливал после болезни. Меня ночью часто будил его кашель, я лежал и слушал, мечтая о возможности поделиться с ним своим здоровьем. Но к несчастью, это было невозможно. Когда он умер… — пожал плечами Джулиан, — …разорвалась последняя нить, соединяющая меня с поместьем Морленд.
В горле у Авроры застрял комок.
— Я помню тот год, когда он умер, — сказала она тихо. — Мне было мало лет, но я хорошо помню, как Слейд рассказывал новости моим родителям, приехав из Оксфорда на каникулы. Он был очень расстроен, несмотря на все разногласия между нашими семьями. Несомненно, Слейд очень высоко ценил твоего брата.
— Слейд был очень добр ко мне, когда умер Хью, несмотря на ненависть, существовавшую между нашими семьями. Я никогда не забывал и не забуду об этом.
— Я уже говорила, что у вас со Слейдом много общего.
— Мы с ним преданны нашим семьям, по крайней мере тем своим родственникам, которые нуждаются в нашей преданности и заслуживают ее. Слейд отдал бы свою жизнь, чтобы защитить тебя. У меня не было такой возможности: я не мог сохранить жизнь Хью, несмотря на все мои отчаянные попытки и молитвы. Но пусть я буду проклят, если позволю, чтобы его имя осталось испачканным тем злом, которое причинили людям мои отец и дед, или обвинением в краже, которой никогда не было. Я собираюсь восстановить честное имя Хью. И только молю Всевышнего, чтобы я смог вернуть ему добрую память.
Аврора ничем не могла помочь ему. Она подошла к Джулиану и положила руки ему на плечи.
— Честь Хью так же безупречна, как и твои чувства к нему. И нет никакой необходимости ее восстанавливать. Почему же ты уверен в обратном?
— Потому что, как мудро заметил мой отец, честь Хью больше ему не принадлежит, поскольку он не может ее сейчас проявить. Теперь мне предстоит ее восстановить.
— Но почему Лоуренс так сказал?
— Чтобы заставить меня выполнить волю. И самое плохое, что доводы этого ублюдка неопровержимы. Каждое его гнусное слово.
— Он сообщил тебе все это после смерти Хью?
— Нет, после своей собственной смерти.
Аврора глубоко вздохнула:
— Я не понимаю тебя.
— Подожди, сейчас я расскажу тебе остальное. — После того как Джулиан начал говорить, он был, казалось, не в состоянии остановиться. — Мой прапрадед не единственный человек, который завещал мне трудную задачу в тот день, когда я просил у Слейда твоей руки. Когда Генри привез металлический ящик Джеффри в Морленд, я уже был удостоен сомнительной чести прочитать послание моего отца. Он тоже оставил мне кое-что, только с его стороны это вряд ли можно назвать подарком. — Аврора почувствовала, как напряглись руки у Джулиана. — Он завещал мне проклятие черного бриллианта. Я должен найти камень и снять проклятие. И он получил все что хотел — мое согласие. Как? Напомнив мне, что запятнаны не только мое и его имя, но и имя моего брата Хью. И до тех пор пока вопрос о краже камня не будет решен, имя Хью всегда будет связано с мрачным прошлым. И я, как последний оставшийся в живых Бенкрофт, — единственный, кто может исправить эту чудовищную несправедливость, не ради него, а ради Хью. Он оказался прав. Так же, как и ты, когда догадалась, что у меня есть другая причина, заставляющая меня искать этот чертов бриллиант. Да, и эта причина — мой брат.
— Лоуренс шантажировал тебя, заставляя искать камень? — повторила Аврора, не веря, что даже такой негодяй, как Лоуренс, мог опуститься до этого. — Он на самом деле своими язвительными намеками заставил тебя почувствовать, что на тебе лежит ответственность за то, чтобы снять пятно с имени Хью?
— Я спокойно переношу колкости моего отца, Аврора. По крайней мере те из них, которые необоснованны и предназначаются мне. Но подумай сама. Я последний Бенкрофт, меня совершенно не волнует моя собственная репутация, но я переживаю за репутацию моего брата. Так чья же это обязанность — сохранить незапятнанной память о Хью, если не моя?
Аврора была вне себя от злости и не могла ничего противопоставить логике Джулиана. Во всяком случае, бремя, которое лежало теперь на его плечах, было, конечно, незаслуженным, но все-таки его бременем.
— Неудивительно, что ты так настойчиво убеждал меня выйти за тебя замуж, — пробормотала она.
— Это была не единственная причина для нашего брака.
— Я знаю, — быстро заверила его Аврора, — и не утверждаю обратного. Меня не удивляют и твои мотивы. Как я уже говорила, я чувствовала, что тобой движет что-то личное, но просто не догадывалась, что именно. Теперь я знаю что. — Она помолчала, стиснув зубы. — Но если я раньше просто ненавидела Лоуренса Бенкрофта, то теперь я смогла бы убить его.
— Из-за меня?
— Не ты ли только что говорил о необходимости защиты своей семьи? — спросила Аврора. — Так вот, ты — мой муж. Разве это не причина для того, чтобы я захотела защитить тебя?
Глаза Джулиана потеплели, и в них загорелись маленькие огоньки.
— Да, дорогая, наверное, это подходящая причина, — Он привлек Аврору к себе, она прижалась щекой к его жилетке. — Спасибо тебе.
— Пожалуйста, — улыбнулась Аврора, очень обрадованная тем, что действительно достигла некоторого прогресса, стараясь разрушить крепкую стену, за которой скрываются чувства Джулиана. — Понимаешь, возможность поделиться своими чувствами так же важна, как и любовь. Откровенность ранит только сначала и только на мгновение. После этого ты испытываешь только одно сплошное удовольствие.
Прямо рядом с ее ухом раздался громкий смех Джулиана:
— Я запомню твои слова, дорогая.
— Как тебе будет угодно. — Взгляд Авроры упал на альбом. — Хью был очень талантливым художником.
— Да, конечно. — Джулиан отпустил ее и нагнулся, чтобы поднять альбом. — У него были потрясающие способности изображать все нюансы. Он унаследовал это от Джеффри, а я нет.
— Твой прапрадед был художником?
— Как тебе сказать… Он довольно хорошо рисовал. Взгляни, — указал Джулиан на висевшую на стене подробную схему поместья Морленд.
— Это нарисовал Джеффри? — Удивившись, Аврора подошла поближе, чтобы хорошенько рассмотреть схему.
На схеме было изображено обширное пространство земли, разгороженное на множество участков. Две тропинки вели к дому с юга, одна — от конюшен, другая — от сада. Третья тропа извивалась к северу от сдаваемых в аренду наделов до самых дальних границ поместья.
— Это действительно нарисовал он. Если ты приглядишься, то различишь его подпись и дату. Я увидел их и потратил больше часа на изучение этой чертовой темы, надеясь, что найду с ее помощью ключ к разгадке. Она, конечно, точна, но мне ничего не удалось обнаружить на ней.
— Точная схема, — пробормотала Аврора. — Словно ее рисовал Сокол. Но по иронии судьбы Джеффри ведь был Лисой. Сейчас снова, и также по иронии судьбы, тебя прозвали Мерлином. Видно, сама судьба хочет, чтобы партнерство Джеффри и Джеймса существовало и поныне. Для этого они сами, наверное, и спрятали равные доли своего наследства. — Она рассматривала схему, одновременно удивляясь, как художнику удалось так подробно изобразить поместье. — Ты прав, Хью унаследовал талант прадеда. Просто удивительно, что эти дороги выглядят как настоящие, словно они сами тянутся к своему определенному месту назначения. — Аврора провела указательным пальцем по двум пересекающимся линиям: — Эти две тропинки ведут к живой изгороди вокруг дома, сначала они бегут отдельно друг от друга, а потом сливаются. А эта, — она указала на извилистую дорожку, начинающуюся от сдаваемых в аренду наделов, — сворачивает на север и полностью исчезает. — На ее губах появилась очаровательная улыбка. — Ты знаешь, вся эта картина напоминает мне о легенде, которую любил мистер Сколлард. Он рассказывал ее мне много раз, наверное, поэтому она и стала моей любимой, ведь мне тогда было всего восемь лет.
— И о чем же эта легенда? — с улыбкой спросил заинтересованный Джулиан.
— О реке Тамаре. Ты знаешь эту легенду?
— Все, что я знаю о Тамаре, я узнал, плавая по ней. Она поразительно живописна, извивается среди холмов и долин. Ее берега закованы известняковыми скалами, где ютятся деревни. Она отделяет Корнуолл от Девоншира и течет до Плимута. Этой удивительной области около реки посвящено много творений наших поэтов. Поэтому, хотя я и не знаю никакой легенды о Тамаре, но и не удивлюсь, если таковая существует.
— Ты хочешь послушать ее? Джулиан хихикнул:
— Я готов наслаждаться ею.
— Легенда объясняет, как Тамара получила свое имя. — Аврора пристально посмотрела на схему, начав свой рассказ: — Река была названа в честь красивой морской нимфы Тамары, которая когда-то давно жила в пещере глубоко под землей. Тамара отчаянно хотела увидеть великолепный и красочный мир, который, как она знала, существовал наверху. Поэтому, несмотря на предостережения своего отца о том, что по земле Дартмута ходят великаны, Тамара все-таки нашла дорогу на поверхность. Выбравшись наверх, она убедилась, что отец действительно был прав. Два великана — Тави и Торридж — увидели Тамару и влюбились в нее, причем каждый из них захотел обладать ею. Они гнались за Тамарой через торфяники до северного берега Корнуолла, где поймали ее и потребовали, чтобы она выбрала кого-нибудь из них. Ее отец, взбешенный тем, что дочь не послушала его, так и не смог убедить ее вернуться назад. Тогда он с помощью волшебства наслал на великанов глубокий сон и превратил Тамару в серебряный тихий поток. Когда Тави проснулся, то обратился к своему отцу-колдуну, который также превратил сына в поток, спешащий через торфяники и прокладывающий свой путь сквозь лесистую местность в поисках Тамары. Наконец Тави нашел ее, и они слились вместе, плавно и медленно впадая в Ла-Манш. Торриджу тоже удалось превратиться в реку, но он сбился с пути и побежал в другую сторону, на север через холмы в Атлантический океан. — Аврора прикоснулась к линии, которой Джеффри обозначил тропинку, тянущуюся от сдаваемых в аренду наделов на север: — Вот это Торридж спешит на север через леса, чтобы исчезнуть в океане. А эти, — она показала две линии на схеме, тянущиеся к югу и сливающиеся перед живой изгородью, окружающей дом Морленда, — они, как Тамара и Тави, встречаются на землях Дартмута, около Тавистока, и плавно впадают вместе в море.
— Встречаются в… — На лице Джулиана появилось озабоченное выражение, его глаза впились в схему. — Ты сказала, что это довольно известная легенда?
— Да, наверное. Мистер Сколлард часто рассказывал ее. Джулиан резко вскочил на ноги, ему потребовалось всего четыре широких шага, чтобы подойти к Авроре.
— Повтори, что ты только что говорила о слиянии двух рек.
Аврора бросила на него озадаченный взгляд:
— Никогда бы не подумала, что ты такой романтик. Ну да ладно. Эти тропинки похожи на русла рек Тамары и Тави перед тем, как они сливаются в Тавистоке и текут к Ла-Маншу.
— Значит, это там.
— Что это?
— Ты просто подсказала нам нужный ответ. — Джулиан показал на часть схемы поместья, где две тропинки соединялись и тянулись вниз. — Металлический ящик должен быть где-нибудь в этом районе.
— Джулиан, помилуй Бог, о чем ты говоришь?
— Подумай, Рори. Я предполагал, что ящик находится в Морленде, просто пока мы его не нашли. Потом я решил, что Джеффри и Джеймс спрятали здесь не ящик, а ключ, который поможет найти его. Как оказалось, они спрятали здесь и то, и другое. Ключ здесь, на схеме, прямо перед тобой. А ящик? Образно говоря, он тоже в Морленде, точно там, где это изображено на схеме. На самом деле он находится где-нибудь за торфяниками Девоншира, между Тавистоком и Калстоком.
Глаза Авроры округлились от удивления.
— Ты говоришь, что Джеффри нарисовал эту схему как некую секретную карту?
— Точно. Посмотри внимательнее и подумай над самой легендой. Если эти две тропинки изображают две реки, а Морленд — то место, где они сливаются, то эта маленькая живая изгородь перед домом изображает холмы Тавистока, а высокая изгородь за домом — известняковые скалы, которые тянутся до океана. Посмотрим на другие образы. Вот это выглядит как горная тропинка, иногда пересекающая расщелины, иногда поднимающаяся в небо на перевалы к самым вершинам.
— Да, в этом есть какой-то смысл. — Сердце Авроры бешено заколотилось, она внимательно рассматривала ту часть схемы, на которой был изображен дом поместья Морленд. — Неудивительно, что мистер Сколлард постоянно повторял мне эту легенду, чтобы я ее запомнила. Значит ли это, что все, о чем говорил мне мистер Сколлард, для меня гораздо важнее, чем кажется на первый взгляд? Впрочем, я не могла понять этого в то время. Он наверняка точно знал, что мне когда-нибудь потребуется эта информация для… — Внезапно Аврора замолчала, придя в восторг от радостного предчувствия: она наконец нашла то, что они искали?
— Джулиан, взгляни. — Дрожащей рукой Аврора указала на основание первой полосы живой изгороди позади дома. Там было небольшое темное пятно, едва различимое под величественным пиком, поднимающимся от этого основания. — Здесь карандашом сделана жирная метка, похоже на то, что ее поставили уже после того, как была нарисована эта схема. Как ты думаешь?
— Да, действительно. — Джулиан внимательно рассматривал точку, его глаза загорелись торжеством. — Где еще можно спрятать ящик лучше, чем в расщелине основания одинокой скалы? Это же идеальное и прекрасное место для тайника. Ты просто молодец. — Он обнял Аврору, крепко поцеловал и отпустил. — Поехали.
— Поехали? — У Авроры перехватило дыхание не столько от действия его поцелуя, как от его слов. — В скалы?
— Конечно. — Лицо Джулиана отражало бурную радость, которая пронизывала также и Аврору. Он опустил руку в карман и достал ключ, который нашел в соколиных клетках Джеймса. — Ну, моя прекрасная авантюристка, самое время проверить легенду мистера Сколларда и посмотреть, как твоя нимфа Тамара и ее великан Тави примут нас.
Аврора оторвала свой восхищенный взгляд от ключа и посмотрела на мужа.
— Веди, Мерлин, к нашему очередному приключению, к ящику Джеймса.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Черный бриллиант - Кейн Андреа



Мне очень понравился этот роман. Главные герои достойны друг друга, он смелый, решительный. Она добрая, нежная, но при этом не уступает мужу ни в чем. rnОчень понравилось, что в первую брачную ночь и в последующие дни героиня не была глупой девственницой,а смело и искренне отдовалась своим чувствам.rnЭпилог, был достойным завершением романа, который произвел на меня большое впечатление. Советую Вам, один из лучших романов Андреа Кейн. rn10/10
Черный бриллиант - Кейн АндреаЗлата
12.06.2012, 18.36





Роман очень понравился !!! Но эпилог -это просто прекрасно !!!
Черный бриллиант - Кейн АндреаМари
29.06.2012, 17.25





Тяжеловата для чтения мне кажется ...но сюжет захватывает...Книга не для отдыха...некоторые абзацы перечитывала несколько раз чтоб понять суть
Черный бриллиант - Кейн АндреаЛиля
29.06.2012, 21.18





Меня хвавтило на 4 гл. и то через абзац, нудно
Черный бриллиант - Кейн АндреаЛика
29.06.2012, 22.12





Неплохой роман. много приключений и загадок! ГГероиня иногда раздражала своей философией. Сначала автор разжевал её мысли, потом ГГероиня объясняет свои чувства подруге, и тоже самое и теми же словами она объясняет это ГГерою! Ну читатель же не тупой, лично я все с первого раза поняла (хотя и блондинка!) Впечатление , что автору надо было количество страниц повысить! это 2-ая часть, а 1-я "Бриллиант в наследство"
Черный бриллиант - Кейн АндреаЮлия
22.07.2012, 15.12





Слишком много приключений, нередко явно высосанных из пальца. Как-то становится неинтересно. Приключений должно быть в меру.
Черный бриллиант - Кейн АндреаВ.З.,64г.
8.10.2012, 14.24





Мне понравился роман. Эпилог-супер. Достойное окончание серии.
Черный бриллиант - Кейн АндреаЛюбовь
20.10.2012, 0.49





Супер мне очень понравилось
Черный бриллиант - Кейн АндреаАнна
19.05.2014, 18.54





У этого автора есть намного лучше романы, а данный роман меня совсем не увлек, все время ловила себя на мысли, что читая роман думаю обо всем, только не о сюжете. Гл. героиня раздражала, куда муж, туда и она, ну должно же быть хоть капелька личного времени для обоих. Весь роман чередуются поиски сокровищ и занятия любовью, и т. д. Две последние главы немножко взбодрили, эпилог хороший.
Черный бриллиант - Кейн АндреаТаня Д
21.12.2014, 11.42





Всё не так и плохо читайте!
Черный бриллиант - Кейн АндреаЮлия
20.06.2015, 13.50





Прочитала до 6 главы и эпилог, ничего интересного, диалогов больше чем действий. Сюжет не спорю интересный, но написано нудновато.
Черный бриллиант - Кейн АндреаНина
15.11.2015, 9.04








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100