Читать онлайн Черный бриллиант, автора - Кейн Андреа, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Черный бриллиант - Кейн Андреа бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.8 (Голосов: 40)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Черный бриллиант - Кейн Андреа - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Черный бриллиант - Кейн Андреа - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кейн Андреа

Черный бриллиант

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

— Я заметила, что ты так и не рассказал Слейду и Кортни о своих подозрениях насчет того, что за нами следили, когда мы вчера ездили в Морленд, — произнесла Аврора, как только их экипаж выехал за ворота Пембурна, направляясь в Полперро.
Джулиан пожал плечами:
— На это не было никакой причины. Ведь на самом деле ничего не произошло, просто сработало мое шестое чувство. Я, конечно, уверен, что оно меня не обмануло, но тем не менее это все-таки чувство. Кроме того, твой брат и так уже помешался на почве безопасности Кортни. Если бы я рассказал ему о своих подозрениях, то это только усилило бы его опасения. И тот, кто следил за нами, охотится за мной, а не за Хантли.
— Ты уверен?
— Уверен. — Джулиан сделал паузу. — Кстати, о недосказанном, ты ведь тоже мне еще не рассказала, о чем вчера вечером тебе так не терпелось поговорить с Кортни?
Аврора лукаво улыбнулась:
— Но ты еще и не спрашивал. Если помнишь, когда ты добрался до кровати, то вообще почти не разговаривал. У тебя на уме, кажется, было что-то другое.
— Да. — Джулиан привлек Аврору поближе к себе, подбородком потерся о ее шелковистые локоны. — Меня волновало то, что волнует каждый раз, когда я думаю о тебе. — Его руки скользнули по груди Авроры. — Это просто непостижимо, что ты со мной делаешь.
Слегка задрожав, Аврора придвинулась к Джулиану, собираясь расстегнуть его рубашку.
— У нас впереди много времени, — соблазнительно напомнила она. — Долгая и скучная поездка в экипаже, и совсем нечем заняться.
Наклонившись, Аврора задернула занавески на окошке рядом с мужем. То же самое проделал он в день их свадьбы.
Джулиан поймал руку Авроры и задержал ее.
— Ты это делаешь, потому что не хочешь ответить на мой вопрос?
— Вовсе нет. — Аврора пристально посмотрела прямо ему в глаза, размышляя о своем плане и о тех шагах, которые она совершила, чтобы воплотить его в жизнь. — Дело в том, что я так же сильно хочу тебя, как и ты меня. Что касается твоего вопроса, то я с большим удовольствием отвечу на него. Я стремилась поговорить с Кортни, потому что хотела рассказать ей о том, что последовала ее совету и призналась тебе в своей любви.
Джулиан коротко вздохнул:
— Я понимаю.
— А теперь ты будешь любить меня? — прошептала Аврора, распахивая Джулиану рубашку и потянувшись к нему лицом. В это время ее ладони поглаживали грудь мужа, покрытую жесткими и курчавыми волосами.
Хрипло простонав от нетерпения, Джулиан приник губами к ее губам.
— Пока пламя не поглотит нас, — горячо выдохнул он. Пламя их страсти полыхало в течение всего пути до Полперро.
И все это время за ними незаметно следовал какой-то экипаж.
Владения Джулиана не обманули первого впечатления Авроры и на поверку оказались просто замечательными и продуманными до последних мелочей. Кроме того, она в первый раз смогла рассмотреть свой новый дом при свете дня. Помимо небольшого садика и нескольких акров подстриженных газонов, вокруг каменного дома не было никакой другой растительности. Но уже с подъездной аллеи открывался захватывающий вид: скалы, возвышающиеся над окружающим ландшафтом, и воды Ла-Манша, простирающиеся вдаль, насколько хватало взгляда.
— Может, мы немного пройдемся, прежде чем войдем в дом? — спросила Аврора, сверкнув глазами, как только карета остановилась.
— Конечно.
Только это слово вылетело изо рта Джулиана, как Аврора рывком открыла дверцу кареты и выпрыгнула из нее, чуть не сбив ошеломленного лакея.
Засмеявшись, Джулиан присоединился к ней, перед этим успев отдать несколько приказаний кучеру и лакею. Потом он схватил Аврору за руку и повел ее туда, куда она хотела: вниз к воде по маленькой извилистой тропинке.
Когда они подошли к песчаной полосе берега, Аврора вырвалась вперед, от возбуждения у нее закружилась голова.
— Здесь есть все, о чем ты рассказывал, и даже больше, — заметила она, шагая по кромке берега, о который с шумом разбивались волны Ла-Манша, заливая ее туфли и оставляя хлопья пены на платье. — Над нами скалы, а под нами вода — это же просто мечта для искателя приключений.
— Я так и думал, что тебе это понравится. — Джулиан ухмыльнулся, явно наслаждаясь ее бурной реакцией.
— Понравится? Я просто влюблена в этот пейзаж! — Аврора поспешно подняла юбку и стала выжимать подол.
— Думаю, что это не поможет. Платье уже испачкано. Аврора рассмеялась и прекратила свое занятие, сырая материя свисала прямо на песок.
— Верно. Тем более что оно было слегка подпорчено несколько часов назад. Тобой…
— Это что, претензия? — Джулиан бросил на нее самодовольный взгляд.
— Нет, мой самонадеянный муж, это просто констатация факта.
Аврора повернулась, прикрыв рукой глаза от солнца, чтобы внимательно осмотреть дом. Увитые плющом стены на уровне крыши резко сужались. Второе крыло, задняя стена которого была наклонной, уходило под защиту скал.
— Дом даже больше, чем мне показалось с первого взгляда.
— Что, слишком большой? — Джулиан обнял ее сзади.
— Нет. В самый раз.
— Хорошо, а теперь не хочется ли тебе зайти внутрь и познакомиться с прислугой? — Он потерся носом о шею Авроры. — Или мне, как и в прошлый раз, отложить этот спектакль и отнести тебя на постель?
— В этот раз не надо, — рассмеялась Аврора, освобождаясь из его объятий. — Иначе твоя прислуга, несомненно, посчитает меня распутной. Что еще они могут подумать, если повторится такое же представление, но теперь уже прямо средь бела дня?
— Меня не волнует, что они подумают. А тебя? Аврора стала серьезной.
— Ты же знаешь, что меня это тоже не волнует. Но мне хочется наконец познакомиться с домашними.
Помолчав, она одернула подол своего сырого платья, пытаясь найти слова, чтобы объяснить нечто чуждое как для себя, так и для мужа, и надеясь, что эти слова не расстроят его. Кроме того, отчаянная откровенность заставляла ее говорить только правду. Поэтому Аврора решила взять быка за рога:
— Джулиан, ведь это мой первый настоящий дом. Пембурн был для меня скорее тюрьмой, по крайней мере пока туда не приехала Кортни. Хотя даже тогда меня привлекали прежде всего она и Слейд, но никак не дом. Я понимала, что не должна предъявлять претензий к своему родовому гнезду, но, возможно, я ошибалась. Возможно, мне просто требовалось какое-нибудь другое гнездо, о существовании которого я и не подозревала до недавнего времени. Это понятие, наверное, трудно объяснить до конца… Но если его нельзя объяснить, значит ли это, что оно не имеет права на жизнь?
Джулиан внимательно посмотрел на нее, прищурившись. В его топазовых глазах загорелись маленькие огоньки.
— Нет. Это понятие объяснимо и имеет право на жизнь. — Он провел пальцами сквозь ее волосы. — Мне доставит большое удовольствие познакомить тебя с твоим новым домом, но если только ты поклянешься не слишком привязываться к нему. Потому что мысль о том, что мне придется обходиться без тебя несколько месяцев подряд, невыносима, неприемлема. Я почти не могу оторваться от тебя, чтобы показать окрестности. Так что смотри не передумай путешествовать со мной за границу.
В горле у Авроры запершило от признания Джулиана о том, что он так нуждается в ней. Впервые муж позволил себе зайти так далеко.
— Я не передумаю. Не смогу передумать. — Она прикоснулась ладонью к щеке Джулиана. — Я почувствовала бы себя такой же опустошенной, как и ты.
Он повернул голову и коснулся губами ладони Авроры, а затем накрыл рукой ее пальцы.
— Пойдем, дорогая. Познакомишься с твоей прислугой. Слуги Джулиана были такими же необычными, как он сам, — от Даниеля, толстого дворецкого без униформы, до Хедриджина, бородатого и мускулистого камердинера, который не только не носил униформы, но и именовался другими слугами не иначе как Джин. Аврора догадывалась, что это имя имело мало общего с краткой формой его фамилии.
Здесь было еще около двадцати необычно одетых мужчин и женщин, которые встретили ее не традиционными поклонами, а широкими улыбками и искренними, а оттого не менее теплыми и почтительными приветствиями.
— Ну как? — спросил Джулиан, сверкнув глазами, когда они прошли через скромно обставленный дом и остались одни в его спальне. — Что ты думаешь об обитателях поместья Мерлина?
Аврора выгнула брови:
— Поместья Мерлина?
— Конечно, — расплылся в белозубой улыбке Джулиан. — Разве не может дворянское поместье называться таким именем?
— Конечно, может, — не удержалась от смеха Аврора. — Скажи, это мне только показалось или действительно все твои слуги немного странные? И кроме того, расскажи, как Джин получил свое имя?
— Они такие же, как и я, может быть, даже немного больше странноватые, чем я, — согласился Джулиан. — Что касается Джина, то он не только может завязать непослушный галстук, но и выпить перед этим залпом пять рюмок напитка своего тезки — и справится со своей задачей твердой, уверенной рукой.
— Это действительно подвиг. — Аврора смахнула с глаз вызванные смехом слезы. — Это его настоящие рекомендации? Или ты просто спросил его прежнего работодателя?
— Ни то и ни другое. — Улыбка Джулиана исчезла, в его экспрессивном тоне послышалось явное напряжение. — Я встретил Джина в одном из своих путешествий. Его работодателем был мерзкий пират, который собирался зарезать Джина, вступившегося за служанку в кабаке, которую тот хотел затащить на корабль Для своих утех. Я убедил этого грязного ублюдка, что он вполне может обойтись и без девушки, и без Джина.
— Служанка из кабака тоже здесь?
— Это Эмма — девушка, которую я представил тебе в общей комнате. Та, которая так почтительно смотрела на тебя.
Аврора побледнела, вспомнив тоненькую белокурую служанку, стиравшую пыль с буфета. Синие глаза девушки округлились от страха, когда она повторила реверанс после того, как первый получился неуклюжим.
— Джулиан, но ведь ей не больше шестнадцати лет.
— Пятнадцать, — поправил он. — А было тринадцать, когда случился инцидент, о котором я только что тебе рассказал.
Джулиан погладил Аврору по щеке.
— Не гляди на меня так удрученно. Она цела и невредима благодаря вмешательству Джина. Теперь у меня есть двое замечательных слуг, а у них есть дом.
Он провел большим пальцем по губам Авроры, а потом погладил тревожную морщинку у нее между бровями.
— Подумай, как тяжело мне было раньше, — пошутил он, стараясь вызвать улыбку у жены. — Я не только должен был застилать сам кровать, но и завязывать свои галстуки.
— Но ты же никогда не носишь галстуков, — рассеянно ответила Аврора. Ее мысли были заняты совсем другим. Вдруг она встрепенулась: — Джулиан, твои слуги, все эти мужчины и женщины, которые работают здесь, похожи на Джина и Эмму, не так ли? Всех их ты спас от беды?
— Не делай из меня героя, дорогая. Да, я помог им избежать неприятных ситуаций, предложил работу и кров. Но мои слуги полностью отрабатывают свои деньги, — сказал Джулиан с чуть заметной улыбкой. — Можешь не поверить, но со мной трудно ужиться. Я требую добросовестной работы от слуг, независимо от того, нахожусь ли я здесь или пребываю за границей. У моих работников широкие и разнообразные обязанности, включающие в себя и способность справляться со всякого рода неприятными гостями, которые могут появиться здесь в мое отсутствие без приглашения.
— Это не умаляет твоих заслуг. — Грудь Авроры вздымалась. — Ты, Джулиан Бенкрофт, замечательный человек. Ты можешь жить по своим собственным правилам, но эти особые правила более достойны подражания, чем все многочисленные общепринятые правила. Твое благородство тому порукой.
Она сжала свои прелестные губки, и в глазах у нее вспыхнуло негодование.
— Это только доказывает, что ваш отец, будучи негодяем и лгуном, был еще и неисправимым глупцом. Я хотела бы растерзать его за то, что он осуждал тебя.
В приливе нежности черты Джулиана смягчились, и он привлек к себе Аврору, запрокинув ей голову для поцелуя.
— Ты чертовски возбуждаешь, когда сердишься. Аврора снова улыбнулась:
— Смотри на меня, когда я сердита, когда я скрытничаю, когда я рискую, когда я дерзка, когда я полна желания, когда я…
— Значит, постоянно. — Джулиан прервал ее речь своими губами.
— Эй, Мерлин, это может подождать. — Джин вошел в комнату, на его лице не было ни капли волнения по поводу того, что он прервал их жаркие объятия.
Никак не смутился и Джулиан, он даже не пошевелился, чтобы выпустить жену.
— Выйди, Джин. Между прочим, пора бы тебе научиться стучаться.
— В следующий раз. А сейчас с вами приехал повидаться Стоун.
Джулиан поднял голову:
— Стоун? Сейчас? Джин кивнул.
— Он говорит, что привез новости.
— Хорошо. Я собирался послать за ним, теперь мне не надо беспокоиться по этому поводу. Скажи ему, что я сейчас приду.
— Нет. — Аврора схватила Джулиана за руки. — Скажи ему, что мы сейчас придем. — Она не отступила даже тогда, когда глаза Джулиана сощурились, а его губы выдавили слово «нет». — Дело, по которому ты хочешь увидеться со Стоуном, беспокоит и меня.
Она остановилась и не стала дальше развивать свою мысль, увидев, что Джин все еще в комнате, и не просто стоит, а стоит рядом с ними, глазея на них сверху вниз.
— Кроме того, — Аврора сфокусировала свое внимание на Джулиане, подарив ему дразнящую усмешку, — мистер Стоун и я — старые друзья. Ведь он видел меня и в более интересном виде, когда я была раздета…
— Остановись, — засмеялся Джулиан, прижимая свой указательный палец к ее губам. — Ты просто невозможна. Хорошо, пойдем со мной.
— Мое место как раз рядом с тобой. — Аврора невинно посмотрела на Джина, проходя мимо: — Что-нибудь не так?
— Х-м? — Камердинер замотал головой, открыв рог, — Нет, мадам. Все нормально и становится лучше с каждой минутой. На самом деле, я думаю, эта работа становится такой интересной, что мне, возможно, придется оставаться трезвым, чтобы наслаждаться ею.
— Какие у тебя новости, Стоун? — спросил Джулиан, входя в гостиную. Аврора шла сбоку от мужа и закрыла за собой дверь. — Ты помнишь мою жену, — добавил он, касаясь локтя Авроры.
Зрачки у Стоуна расширились, но он просто кивнул:
— Да, рад вас видеть, леди… леди…
— …Аврора, — подсказала она. Ее губы дрогнули. — Или миссис Мерлин. Называйте меня, как вам больше нравится.
— О… — Стоун сглотнул. — Я полагаю, что мне придется подумать об этом и…
— Стоун! — Джулиан снова привлек внимание своего партнера к теме разговора. — Ты видел Маккола? Иначе зачем ты здесь?
— Да, я здесь именно поэтому, но лично его не видел. Не могу этого себе позволить: он узнает меня. Но слухами земля полнится. Я слышал, что он вызывающе ведет себя, Мерлин: ночью пьет, избивает людей на улицах, кричит о том, как заставит тебя заплатить. Каждый день он исчезает на несколько часов. Вероятно, прочесывает улицы, высматривая тебя. А теперь, когда твой дом…
— Мы вскоре покончим с этим делом, Маккол и я, — стальным голосом произнес Джулиан. — К несчастью, он выбрал удачное для него время, но это ему не поможет. И если он сейчас ищет меня, то пусть так и будет. Я готов к этому еще с того момента, как ты сказал мне, что он в Англии.
— Разве ты его еще не видел?
— Нет. Но кто-то следит за мной последние несколько дней. Догадываюсь, что это Маккол.
— Есть еще кое-что, что тебе надо знать. У Маккола новая сабля из редкой бронзы, которую он украл на Мальте. Я слышал, что эфес сабли покрыт драгоценностями, а лезвие такое острое, что может разрубить человека пополам. Ходят слухи, что Маккол приготовил ее именно для тебя. Он размахивает саблей каждый день и заявляет, что разрубит ею твое сердце, после чего переступит через твой труп и удерет с черным бриллиантом.
— Ну-ну! Негодяя преследует навязчивая идея, не так ли? — Джулиан прислонился к стене и выглядел поразительно спокойным.
Аврора чувствовала, как у нее сжимается все внутри.
— Что-нибудь еще? — , спросил Джулиан.
— Ничего, кроме того, что Маккол прекратил ждать и приступил к действиям. А если это так, то я думаю, ты узнаешь о них раньше, чем я успею предупредить тебя.
— Думаю, что ты прав. Ладно, хватит о Макколе. У меня есть еще одно дело, которое нужно обсудить с тобой. Что ты знаешь о старом моряке, который оставил море и сейчас проводит свое время, вспоминая прошлое в местной пивной?
Стоун моргнул.
— Черт возьми, Мерлин, да под это описание может подойти человек тридцать.
— Нет, не может. Когда я сказал старый, то имел в виду очень старого человека, а не пятидесятилетнего или шестидесятилетнего. Скорее всего ему лет восемьдесят с небольшим, но у него живой ум и хорошая память, он помнит много морских историй.
— Такой старый? — задумчиво произнес Стоун. — Теперь, когда ты уточнил его возраст, я вспомнил, что есть такой человек — по-моему, его зовут Барни. Когда я уезжал из Фовея, то видел его в двух пивных — в «Океане» и в «Бухточке». Он пил и шамкал, рассказывая о днях, проведенных в море. Я и не думал о нем, пока ты только что не сказал, кто же все-таки тебе нужен. Если говорить честно, то я был слишком занят, расспрашивая людей, не видели ли они Маккола, чтобы обращать внимание на что-то другое. Но этот Барни действительно стар и подходит по возрасту к твоему описанию. И он хорошо знаком со всеми, так что, похоже, он постоянный клиент там. — Стоун нахмурился и продолжил: — Думаю, что его нетрудно будет найти, если тебе нужен именно он.
— Да, нетрудно. — Джулиан выпрямился, пристально уставился в глаза Стоуну. — Опиши его.
— Я уже говорил, что не видел его вблизи. Но попробую вспомнить. Серые волосы — или то, что осталось от них. Сутулые плечи — черт возьми, да он был стар, как замшелый пень. Бакенбарды, скрипучий голос. Это все, что я помню.
— Этого достаточно. — Джулиан задумчиво потер подбородок. — Фовей — порт на западе отсюда. Вот объяснение тому, что я никогда не встречал его. Я знаю те две пивнушки, о которых ты говорил, хотя никогда не заходил ни в одну из них. «Океан» располагается на пристани, а «Бухточка» — примерно через милю дальше по берегу реки.
— Да. Но тебе не следует появляться там, где может оказаться Маккол со своей саблей. Он бывает в каждой из этих пивных три или четыре раза на дню, выпивая и расспрашивая о тебе. Так что держись подальше от тех мест, Мерлин, иначе попадешь в беду.
— Нет, я поищу Барни. Это Маккол ищет неприятностей. — Джулиан взглянул на Аврору, которая побелела как полотно, и нахмурился.
— Ты должен извинить нас, Стоун, — резко сказал он. — Моя жена выглядит усталой после нашего путешествия. Я хочу проводить ее наверх. Кроме того, наше дело на сегодня решено.
— Да?.. — Стоун, казалось, придерживался совсем другого мнения, но ничего больше не сказал. — Я пойду. Даниелю не надо провожать меня.
Потом засомневался, быстро взглянув на Аврору.
— Помни, о чем я сказал, Мерлин. Маккол охотится за тобой, и сейчас он хорошо вооружен, потому что знает твое уязвимое место. Не дай ему воспользоваться этим оружием. — С этими словами Стоун вышел.
— Аврора? — Джулиан подошел к жене и приподнял ее подбородок. — Ты хорошо себя чувствуешь?
— Я считала, что со мной все в порядке, — справилась с собой Аврора. — Но навязчивая идея, которая овладела этим животным, — во что бы то ни стало убить тебя… — Она тяжело вздохнула: — Стоун имел в виду меня, когда говорил об уязвимом месте?
— Не обращай внимания, это не должно тебя беспокоить. Со мной все будет в порядке, так же, как и с тобой. Я позабочусь об этом.
— Ты же человек, Джулиан, а не Бог. Как ты можешь быть таким самоуверенным?
— Потому что я уверен в этом. — Джулиан улыбнулся краем рта. — Значит, ты считаешь, что я не Бог. А я уж подумал, что ты уподобляешь меня языческом божеству.
— О черт, Джулиан! — Рука Авроры сжалась в кулак и уперлась в плечо мужа. — Оставь наконец ев красноречие и самонадеянность. Мы же говорим о жизни, а не об игре.
— Знаю. — Джулиан стал серьезным и поднес ее кулачок к своим губам. — Я пытался сказать тебе об этом с самого начала. Но ты меня не слушала.
— Мне казалось, что такого просто не может быть в действительности.
— И вот мы столкнулись с этим. — Дыхание Джулиана коснулось ее пальцев. — Но все равно еще нет необходимости впадать в отчаяние. Я же довольно долго выживал в таких ситуациях, поэтому собираюсь и дальше поступать так же. Так что тебе ни о чем не нужно волноваться. Я обещал, что обеспечу твою безопасность, — и сдержу свое слово.
— Кого ты подбадриваешь, меня или себя? — Пылкая, Аврора не желала успокаиваться. — Ты повторяешь эту клятву постоянно с того дня, когда попросил моей руки, словно тебе самому нужно убедить себя в собственной надежности. Почему? Я же никогда не подвергала сомнению твое слово, и ты никогда не ошибался и всегда принимал нужные меры, чтобы обеспечить мою безопасность. Или ты думаешь, что меня это не касается и не мое дело указывать тебе на твое самомнение? Неужели ты считаешь, что был еще кто-то, кого ты не смог защитить в полной мере? Если так, то я могу предположить, что этим человеком мог быть только Хьюберт.
Аврора почувствовала, как напрягся Джулиан, но, несмотря ни на что, продолжала добиваться цели. Под ее ласковыми пальцами на его щеках ходили желваки.
— Джулиан, ты не забыл своего брата. Ты пытался обеспечить его безопасность всеми возможными способами. Ты предложил ему в качестве защиты свою дружбу, уважение и порядочность — и это в семье, где существовали только жадность и своекорыстная ненависть. Ты охотно предложил бы ему свою жизнь, если бы это было в твоих силах. Но ведь это не в твоей власти. Некоторые силы просто настолько могучи, что их не преодолеть даже такому надежному защитнику, каким, например, являешься ты. Хрупкость тела — одна из этих трагических сил, которая и определила судьбу Хью. Он был больным, Джулиан, слишком больным и слабым, чтобы бороться. И это очевидный факт, изменить который не в наших силах. Поэтому ты должен перестать обвинять себя. Так позаботься обо всем и обо всех, о чем и о ком ты сможешь позаботиться: обо мне, о своих слугах, о сокровище, которое тебе надо вернуть на место, о жертвах, спасенных тобой. И о Хью тоже — о его принципах, сострадании, душе. Правда, всегда некоторые цели будет слишком трудно претворить в жизнь, даже для тебя. Ведь не все превратности судьбы подвластны тебе. Но, Джулиан, это обстоятельство не должно расслаблять тебя, оно и делает тебя человеком.
Волны напряжения опоясали спазмами горло Джулиана.
— Также ради тебя самого, — продолжила Аврора, — твоего будущего и твоей судьбы я не позволю тебе подвергать себя опасности, словно твоя собственная жизнь не имеет для тебя никакого значения. Она имеет значение для меня.
К ее собственному удивлению, горячие слезы хлынули у нее из глаз и потекли по щекам.
— Джулиан, я люблю тебя. — Она попыталась справиться с рыданиями. — И ты нужен мне.
— И ты тоже нужна мне — сейчас. — Чувство захлестнуло его, голос стал хриплым. Он резко повернулся, толчком захлопнул дверь и закрыл ее на засов. После этого поднял Аврору на руки и отнес на диван.
— Но я имела в виду не это, — запротестовала Аврора, мотая головой.
— Я знаю. — Джулиан ухватил подол ее платья, стараясь стащить его через голову нетерпеливыми движениями. — Но только так я могу заглушить все твои страхи, сомнения и волнения. Только так я могу побороть твою боль и заполнить всю твою пустоту.
— И свою? — тихо спросила Аврора, ища его лицо.
— Да, — хрипло согласился он. — И мою. Джулиан опустил Аврору на подушки. Его пальцы ненадолго задержались на обнаженных бедрах жены, а потом он стал расстегивать пуговицы на своих панталонах.
— Не прогоняй меня.
— Я не в силах этого сделать, — шепнула Аврора, в ее глазах отражалась страсть.
Джулиан тяжело вздохнул — и потом резко выдохнул:
— Наверное, я не смогу ждать.
— Значит, и не надо ждать. — Она распахнула объятия навстречу ему.
Джулиан любил Аврору как дикарь, погружаясь в нее с сокрушающей силой, подстегиваемый исступленным голодом, который он не мог ни понять, ни сдержать. Он выкрикнул имя жены, вместе с ней возносясь к звездному сиянию безумного наслаждения…
Джулиан едва переводил дух, его сердце бешено колотилось. Слияние страсти с предшествующими этому событию волнующими признаниями оказалось для него более тяжелым испытанием, чем он мог вынести.
Медленно тянулись минуты.
По спокойному дыханию Авроры Джулиан догадался, что она заснула. Медленно он приподнялся на локтях и внимательно посмотрел на прекрасное лицо жены, ее влажные ресницы веером покоились на щеках, словно лучи красно-золотого пламени.
Бог помог ему, он был безумно влюблен.
То, что начиналось как восхитительное приключение — страсть и цель, требующие соблазнительного и невероятного союза, — за несколько дней переросло в нечто гораздо большее, чего он никогда не мог представить в своих самых необузданных фантазиях.
Его жена влюбилась в него.
Даже воспоминание о признании Авроры сдавило грудь Джулиану и разрушило все смешные возражения, которые он выдвигал про себя в пользу своей независимости. Было бы абсурдно притворяться, будто ничего не изменилось, что признание Авроры, несмотря на всю его искренность и трогательность, ничего не меняет.
Он был бы обманщиком и дураком.
Джулиан медленно поднял руку, лаская тыльной стороной ладони нежные щеки жены. Если признаться, то он хотел услышать эти слова — и жаждал чувства, которое породило их. Джулиан наслаждался тем, что Аврора отдала ему свое сердце, и получил несравненное удовольствие, услышав, как она вслух произнесла эти слова. Даже его тело горячо реагировало на ее слова, каждый раз взрываясь все сильнее и сильнее, когда Аврора рассказывала о своих чувствах.
Он считал, что это сильное притяжение между ними основывалось на плотском влечении. Для Джулиана разумным объяснением происходящего было то, что пылкость Авроры и ее красота возбуждали это небывалое и ненасытное желание у него.
Теперь очевидно, что здесь замешано нечто более значительное.
Одно лишь желание, независимо от его силы, не могло объяснить ту нежность, которую он чувствовал, когда наблюдал, как Аврора познает мир, отправляется навстречу первому приключению, радуется первой победе, испытывает в первый раз страсть. Но и это не могло объяснить его собственную возрастающую потребность делить с ней жизнь. Ему было необходимо, чтобы Аврора была каждую секунду рядом с ним. Джулиан познакомил ее с теми сторонами своей жизни, к которым прежде не допускал никого, не говоря уж о том, чтобы самому предложить кому-то узнать о них: встречи со Стоуном, экспедиции за трофеями, рассказы о своем прошлом.
Помоги ему Бог, он беседовал с ней даже о Хью. Джулиан никогда не чувствовал потребности обсуждать с кем-либо этот вопрос, отчасти потому, что для него это было слишком болезненно, а отчасти потому, что ему никогда не встречался человек, с которым бы он захотел поделиться чем-то личным. Физическая близость — это одно, а душевная — совсем другое.
Хотя к Авроре это не относилось.
С ней стали возможными даже поездки в Морленд. Надо заметить, что всякий раз, когда Джулиан вспоминал об этом мавзолее, в котором он провел свое детство, дом вызывал у него только чувство пустоты и боли. Теперь при воспоминаниях о Морленде Джулиан представлял не жестокие стычки со своим отцом, а увлекательные мгновения, проведенные в объятиях Авроры.
Мгновения, во время которых она сказала, что полюбила его.
Он не сомневался, что это правда. Особенно после того, что недавно произошло в этой комнате. Джулиан имел в виду не их любовные утехи, а пылкую речь Авроры, которую она произнесла перед этим. Как горячо она боролась с его самоосуждением, заставляя Джулиана смириться со смертью Хью и перестать думать о прошлом, которого ему не изменить. И все это только потому, что Аврора хотела, чтобы ее муж достиг мира в своей душе, которого он избегал до сегодняшнего дня. Ее проникновение в мысли Джулиана, в мотивацию его поступков просто поражало — даже он сам никогда не осознавал, насколько глубоко смерть Хью повлияла на его решения и на нерушимость принимаемых им на себя обязательств.
Аврора желала… нет, приказывала, чтобы Джулиан был в безопасности, так, как это могла делать только она. И даже не стала пытаться скрывать почему — потому что она любит его и потому что он нужен ей. Аврора призналась в своих чувствах без малейшего колебания, предлагая ему такую откровенность отношений, в возможность которой он никогда не верил.
Но с другой стороны, это была Аврора — вся прямодушная, живая и пылкая. И так же страстно она пробивалась к его душе.
Что же такое творится с ним? Черт возьми, да он просто пропадает.
Джулиан убрал руку со щеки Авроры, пытаясь понять смысл своих недавних рассуждений.
Пришло время прекратить расценивать свои чувства к Авроре как естественное продолжение растущей страсти, прекратить убегать от них и перестать бояться того, что они разрастаются, тем более что так уже случилось.
Внезапно Джулиану открылась истина.
Он влюбился в свою жену.
Осознание этого факта было ошеломляющим, даже несмотря на то что подспудно Джулиан боролся с этим чувством уже некоторое время. Он, который ни в ком не нуждался, ни на кого не надеялся, ни с кем не делился своими проблемами, влюбился в свою жену.
Более поразительным был еще и тот факт, что теперь Джулиан, столкнувшись со своими настоящими чувствами, принимал их с удивительной легкостью — по крайней мере в том, что касалось отказа от своей духовной независимости. Возможно, потому, что, когда это осознает Аврора, его отказ покажется совсем незначительным по сравнению с выгодой, которую он получит.
Прекраснейшая жена Джулиана полностью переменила его взгляды на любовь и брак, предложив ему союз, который был крайне необычным. Он значительно превосходил все, что только можно было предвидеть, а тем более наблюдать у других людей. Находясь рядом с ним, Аврора должна обновить его энтузиазм, его тягу к приключениям. Когда они вместе станут путешествовать по свету, Джулиан будет видеть все, как в первый раз, — жизнерадостными глазами жены.
Да, любовь к Авроре должна на самом деле заставить его отправиться в новые путешествия. Но более ценным является то, что впервые в жизни у него появится причина стремиться домой.
Желваки заходили на скулах Джулиана. Сама мысль о том, что он влюбился в свою жену, была бы очень привлекательной, если бы не несколько отрезвляющих моментов, один из которых Аврора затронула во время своей страстной речи, а другой заставлял его бороться со своими чувствами к жене.
Джулиан вполне серьезно относился к своим обязанностям по охране жизни тех людей, которые находились под его покровительством. Это является довольно трудным делом даже тогда, когда эти люди посторонние для тебя. Но если они становятся близкими тебе, как теперь близка ему Аврора, это дело становится несоизмеримо более тяжелым, чувство ответственности все более усиливается.
Джулиан помнил все, что произошло в тот день, когда он просил у Слейда руки Авроры. И он принял эти свои новые обязательства в тот самый момент, когда надел обручальное кольцо ей на палец. Она в этот день стала его женой, и Джулиан должен защищать ее жизнь, как свою собственную.
Значит, так было необходимо.
Сейчас это стало очень важным обстоятельством.
Поскольку теперь он любил ее, его забота об Авроре диктовалась уже не обостренным чувством долга, а духовной потребностью. А это делало Джулиана легко уязвимым и давало его врагам и врагам Авроры большое преимущество.
«Ну ладно, пусть так и будет», — подумал Джулиан. Он теперь должен все как следует обдумать и решить, как защитить Аврору от опасности. Джулиан должен защитить ее любой ценой. Но он не должен и не может перестать любить Аврору. Более того, Джулиан и не хотел этого. Любовь к жене значила для него больше, чем все его удачные авантюры, вместе взятые.
Он должен сказать ей об этом.
Джулиан нежно погладил прядь волос на голове Авроры, наклоняясь к ней губами. Он должен разбудить ее и любить, нашептывая о своих чувствах, пока она не задрожит в его объятиях…
Старинные часы в коридоре пробили шесть.
Джулиан нахмурился, возвращаясь опять к малоприятной действительности.
Наступил вечер. Он взглянул в окно и заметил, что зимнее небо было уже темным. Им нужно было поспешить, если они хотят добраться до Фовея, проверить обе пивные, о которых упоминал Стоун, и попытаться найти там Барни. В таком преклонном возрасте и в такой час он, возможно, мог уже оставить своих друзей-моряков и отправиться домой спать.
Было крайне необходимо найти его.
А для этого надо было как можно раньше провести Аврору в эти грязные пивные и вывести ее оттуда как можно быстрее. Чем позднее им удастся это сделать, тем больше шансов у них попасть в беду.
И встретиться с Макколом.
Джулиан серьезно и внимательно посмотрел на свою жену, предупреждение Стоуна снова прозвучало у него в голове: «Помни, о чем я сказал, Мерлин. Маккол охотится за тобой, и сейчас он хорошо вооружен». Вспомнил Джулиан и то, что сказал Стоун Авроре: «Не дай ему воспользоваться этим оружием».
Стоун просто не знал, насколько он был прав, сделав такое предположение.
Огромная волна желания защитить Аврору пронзила Джулиана, вызывая прилив ярости. Пусть этот грязный ублюдок Маккол только попытается причинить вред его жене. Да если он тронет ее пальцем, то умрет, даже не успев моргнуть.
Глубоко вздохнув, Джулиан отложил на будущее тысячу признаний в своих чувствах и снова поцеловал Аврору, но на этот раз не соблазняюще, а решительно:
— Просыпайся, любимая.
Аврора вздохнула, что-то пробормотала неразборчиво и бессознательно подставила свое лицо для поцелуя.
— Единственная, — дышал Джулиан ей в губы. — Пора. Мы должны одеться, быстро проглотить обед и ехать в Фовей. На все это у нас лишь час.
Аврора резко открыла глаза.
— Я заснула, — произнесла она. Джулиан слегка улыбнулся:
— Да, я вижу это.
— М-м, ты хорошо выглядишь, — прошептала Аврора, обнимая мужа за шею, приподнимаясь и прижимаясь к нему.
— Если мы снова займемся этим делом, то никогда не найдем Барни, — предупредил он, борясь с желанием ответить на зов ее тела.
Аврора простонала успокаиваясь:
— Что за гнусный ультиматум?
— Это не ультиматум, дорогая. — Джулиан взъерошил ее волосы. — Это только задержка.
— Я ненавижу ждать.
— Я знаю, — засмеялся он, проводя пальцем по изгибу ее губ. — Когда тебе захочется, я буду твой.
— Очень хорошо. Если нам надо ехать, значит, мы должны ехать. — Теперь уже совсем проснувшись, Аврора заколебалась: — Джулиан, у тебя появились какие-нибудь мысли по поводу того, что я тебе говорила?
— Да, уже появились. — Он неохотно оторвался от Авроры, опускаясь на колени, чтобы поправить ее сбившееся платье. — Я думал все время, пока ты спала.
Джулиан оправил юбку жены.
— Мы поговорим позже, после того как закончится наше сегодняшнее приключение.
— Хорошо. — Аврора пристально вглядывалась в лицо мужа, пытаясь найти ответ. Вдруг ее взгляд упал на собственное измятое платье, и мысли Авроры приняли совсем другое направление. — Я не могу ехать в такой одежде, — пробормотала она, осматривая дыры на платье и грязь на подоле.
— Конечно, не можешь. — Глаза Джулиана блеснули, когда он застегивал свои панталоны, которые имели такой же жалкий вид, как и платье жены. — Вот почему я и разбудил тебя. Если мы поторопимся, то у нас будет время, чтобы быстро принять ванну и переодеться. Я скажу Джину, чтобы он подготовил все для этого. Все, что нам надо сделать, — так это подняться наверх в наши комнаты.
— Комнаты? — Аврора откинула назад волосы и засмеялась. — Да ты не даешь мне заглянуть в мои комнаты, не говоря уже о том, чтобы осмотреть их. Я даже не знаю, где они находятся и как выглядят.
— Они покрашены в бледно-голубой цвет и примыкают к моим комнатам. Это все, что тебе нужно знать. Поверь мне, ты будешь нечасто ими пользоваться. — И с лукавой усмешкой Джулиан отпер дверь. — Согласна?
— Конечно. — Аврора подошла к нему и разгладила рубашку у него на груди. — Знаешь, ты выглядишь совершенно растрепанным. Словно весь день только и занимался любовью.
— Я так выгляжу? — Джулиан поймал руку жены и поднес ее к своим губам. — Это потому, что я действительно целый день занимался любовью. Более того, если бы у меня была такая возможность, то день любви перешел бы в вечер, а потом в ночь.
— Я напомню тебе о твоих словах позже.
— Буду рассчитывать на это. — Он слегка провел языком по большому пальцу Авроры.
— Джулиан, остановись, — скомандовала Аврора, задрожав, — или мы никогда не выйдем из этой комнаты, и уж тем более не поедем в Фовей.
— Ты права. — Вздохнув, Джулиан отпустил ее. — Готова пойти наверх?
— Да. Если мы быстро проскочим, то слуги, может быть, и не обратят внимания на наш растрепанный вид. — Неуверенность в собственном утверждении сквозила в ее глазах. — Впрочем, не важно. Зная твоих слуг, сомневаюсь, что нам удастся их одурачить.
Аврора остановилась и поджала губы, казалось, что ей в голову пришла внезапная мысль.
— Джулиан, это напомнило мне, что я должна немного подумать о себе. Понимаю, что это самый необычный дом. Но я все-таки герцогиня, и мне нужна служанка, не так ли?
Джулиан выгнул дугой брови, удивившись, куда она клонит:
— Конечно.
— И мне можно самой выбрать себе эта женщину, не так ли?
— Если я правильно помню правила протокола, то; да, так.
— Прекрасно. — Аврора ослепительно улыбнулась ему. — Значит, я выбираю Эмму.
— Эмму? — Он ожидал чего угодно, но только не этого. — Любимая, но ведь ей едва исполнилось пятнадцать лет. И кроме того, у нее совершенно нет никакого опыта по обслуживанию дам.
— Верно. Но молодость и неопытность имеют свои преимущества. Эмма будет быстро и старательно учиться, не говоря уже о том, что ей не с кем будет меня сравнивать. Следовательно, она никогда не узнает, что преданно служит такой необычной госпоже.
Джулиан засмеялся:
— Я не могу ничего возразить против этого.
— Значит, договорились?
Внезапно Джулиан понял ход мыслей Авроры:
— В какой степени на твое решение повлияли причины, о которых ты только что рассказала мне, и в какой степени оно основано на моем рассказе о том, как Эмма очутилась здесь?
Аврора ответила ему со своей неизменной откровенностью:
— В равной степени сыграло свою роль и то, и другое. Кроме того, я не могу забыть, как Эмма посмотрела на меня, когда мы знакомились, — словно у меня в руках все чудеса света. И не потому, что у меня есть титул, и даже не потому, что я вышла за тебя замуж, хотя она так преданно смотрит на тебя с непомерным обожанием в глазах. А потому, что я устроена в жизни, счастлива, у меня есть будущее. Я понимаю ее лучше, чем она считает. Когда мне было столько же лет, как ей, мои родители умерли, а Слейд постоянно был за границей, я была заперта в Пембурне, как зверек, попавшийся в ловушку. Я чувствовала себя одиноко и неуютно и, несмотря на множество заботливых слуг, окружавших меня, постоянно ощущала одиночество и малообещающее будущее. Догадываюсь, что она должна чувствовать то же самое. Я думаю, что смогу помочь ей, предложив положение, которое должно польстить ей, и возможность поболтать с женщиной.
— Согласен, — нежно погладил жену по щеке Джулиан. — Значит, это будет Эмма.
Его рука скользнула на затылок жены, и он привлек ее к себе, потянувшись губами к ее рту.
— Твои родители выбрали для тебя самое подходящее имя из всех имен, — прошептал Джулиан ей в губы. — Они руководствовались при этом тем, что ты наполняешь мир небесным светом. Спасибо тебе за это, душа моя.
Он прижал Аврору к себе и поцеловал еще крепче.
— Ты думаешь, Эмма обрадуется? — прошептала Аврора, задыхаясь.
— Я думаю, что она задрожит от радости. — С невероятным усилием Джулиан поднял голову, восхищаясь ошеломленным выражением в глазах жены и ее очаровательным лицом. — И еще думаю, что нам необходимо побыстрее покинуть эту комнату, иначе от моей решимости не останется и следа. Я снова займусь тобой прямо здесь и прямо сейчас, а на Барни мне будет глубоко наплевать.
С этими словами он резко вздохнул, немного успокаиваясь, и открыл дверь.
— Рядом никого нет, — пробормотал Джулиан, выглядывая в коридор. Потом он снова посмотрел на Аврору; — Ты готова?
— Готова, разве что у меня до сих пор дрожат колени. Джулиан улыбнулся:
— Значит, остается только одно решение. — Он поднял Аврору на руки и зашагал из гостиной по направлению к лестнице. — Пока все идет хорошо, — заявил бодро Джулиан, осмотрел пустынный коридор и после этого начал подниматься наверх, перешагивая через ступеньку. — Возможно, нас все-таки не заметят.
— Возможно, — рассмеялась Аврора так самозабвенно, что почти не могла говорить. — С другой стороны, может, слуги специально нас избегают.
— Не надо так думать. Мои слуги, конечно, обладают разными качествами, но отнюдь не пугливы. — Джулиан повернулся на площадке второго этажа и направился прямо к своим комнатам.
— Теперь мы в безопасности, — провозгласила Аврора, как только они пересекли порог. — Никогда не думала, что мы на самом деле сумеем пройти мимо…
Она осеклась, открыв рот.
— Как видишь, не сумели.
Джулиан опустил ее на кровать и начал расстегивать свою рубашку. Он кивнул Джину, который сидел на корточках в центре комнаты и выливал горячую воду из горшков в большую медную ванну.
— Это ванна для меня или для герцогини? — беззаботно спросил Джулиан.
— Эта для вас. — Джин поднялся, вытирая рукой лоб. — Ванну для миссис Мерлин я подготовил раньше. Она ждет ее в другой комнате.
— Между прочим, — он вопросительно посмотрел на Аврору, — это ничего, что я называю вас миссис Мерлин? Я слышал, как вы позволили Стоуну называть вас так, а мне это имя нравится намного больше, чем леди Аврора. Еще я слышал, как Мерлин упомянул что-то о поездке в Фовей. Я понял так, что он хотел поехать сегодня вечером. Ему не придется долго ждать. Итак, полагаю, с этим делом уже все ясно. Как бы то ни было, поскольку ваша одежда не годится для такой поездки, я подумал, что вам понадобится ванна. Конечно, я собирался спросить, но, когда подошел к гостиной, дверь была заперта. Это свидетельствовало о том, что вам двоим компания не нужна. Так что я просто пошел и приготовил ванны. Все, что мне нужно знать, так это кого бы вы хотели позвать, чтобы помочь вам?
Аврора широко открыла рот от изумления, не в силах ничего вымолвить.
— Теперь мы квиты, не так ли, миссис Мерлин? — Широкая усмешка появилась на бородатом лице Джина. — Похоже, мы оба с вами любим делать сюрпризы.
— Да, — согласилась Аврора, ее глаза снова заблестели. — Кажется, так.
— Тут ты хватил немного чересчур, даже для моей жены, — заметил Джулиан своему камердинеру. — Поэтому пока она не отошла от шока, вызванного твоими действиями, не говоря уж о твоем подслушивании, я отвечу за нее.
Он сбросил рубашку и присел на край кровати, чтобы снять ботинки.
— Аврора решила, что в качестве служанки она хотела бы иметь Эмму. Не так ли, дорогая?
Аврора кивнула, ее плечи затряслись от смеха.
— Да. Хотя я уверена, что для твоего камердинера это не сюрприз. Несомненно, он уже слышал эту новость. Джин издал довольный возглас:
— Нет. Эту новость я пропустил. Ах я сукин сын…
— Джин, — резко заметил ему Джулиан.
— Извините меня, мадам, — закашлялся камердинер. — Эмма будет вне себя от радости. Я сообщу ей об этом?
— Пожалуйста. И, Джин, — Аврора подняла руку, чтобы задержать его уход, — спасибо тебе за твою чуткую заботу и пристальное внимание. Теперь относительно ответов на твои вопросы. Миссис Мерлин — отличная форма для обращения ко мне, а Эмму, как ты только что слышал, я на самом деле выбрала себе в служанки. И еще у меня есть одна просьба: теперь, когда мы квиты, не мог бы ты воздержаться от любых неожиданных появлений в моей спальне или в спальне Джулиана на тот случай, если я вдруг в этот момент буду не совсем одета?
В темных глазах Джина сверкнули смешливые огоньки.
— Конечно, обязательно. Мне вообще лучше больше не появляться неожиданно не только в ваших спальнях, но и в других комнатах. Мое посещение гостиной сегодня — хорошее этому подтверждение. Наверное, с этого момента я начну стучаться во все двери, чтобы просто обезопасить себя. Вы понимаете? Вам не стоит больше ни о чем беспокоиться. Я, возможно, чересчур груб, но я джентльмен во всех отношениях, и только одно это обстоятельство заставляет меня быть честным. — Джин искоса бросил взгляд на Джулиана и засмеялся, встретившись с предупреждающим взглядом своего хозяина. — Я учитываю еще и то, что если я войду к вам, то Мерлин меня убьет.
— Вы выглядите прекрасно, мадам, — в пятый раз присела Эмма, теперь она воткнула последнюю шпильку в прическу Авроры. — Я могу сделать еще что-нибудь для вас? Подать вам перчатки? Веер?
Аврора поднялась от своего туалетного столика и улыбнулась:
— Нет, благодарю тебя, Эмма. Ты замечательно поработала: уложила мне волосы и помогла одеться — никто никогда бы не догадался, что это твой первый день работы в качестве служанки. Что касается перчаток и веера, то они слишком официальны для того места, куда я собираюсь поехать сегодня вечером.
— Хорошо, миледи. Благодарю вас. — Эмма сделала еще один реверанс.
— Эмма. — Аврора нежно положила руку на плечо девушки. — Это я должна благодарить тебя. Я пока тоже еще не привыкла, — она блеснула глазами, — к дому Мерлина, как и ты к своим новым обязанностям, которые только что исполняла. Но я в восторге, что у меня есть такая молодая девушка, с которой можно поговорить и которая может так красиво уложить волосы. Спасибо тебе, что ты согласилась стать моей служанкой. Но, учитывая, что я говорила тебе о моей предрасположенности попадать в беду, пожалуйста, побереги свою энергию для того, чтобы помогать мне, а не делать реверансы.
Эмма решительно кивнула:
— Благодарю вас, мадам, я поберегу. — Она разгладила юбку бежевого муслинового платья Авроры. — Вы хотите надеть ожерелье? Драгоценности оживили бы это платье.
— Нет, не думаю. — Аврора оглядела свой наряд и покачала головой: — Туда, куда я еду, мне лучше выглядеть бесцветной и неприметной. Драгоценности будут только мешать делу. Но мне нужен мой ридикюль.
Она подошла к столику и взяла маленький атлас мешочек.
— Это и есть мое необходимое украшение.
— Конечно. Никогда не знаешь, вдруг понадобится носовой платок или шпильки для волос.
— Верно, — согласилась Аврора, положив пальцы на гладкую шелковистую поверхность ридикюля. Потом она потянула за шнурки, плотно завязывая мешочек, и надежно прикрепила его сбоку. — Платок, шпильки… или другие необходимые вещи.
Аврора оценивающе посмотрела на себя зеркало.
— Просто никогда не знаешь наперед, что может тебе понадобиться.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Черный бриллиант - Кейн Андреа



Мне очень понравился этот роман. Главные герои достойны друг друга, он смелый, решительный. Она добрая, нежная, но при этом не уступает мужу ни в чем. rnОчень понравилось, что в первую брачную ночь и в последующие дни героиня не была глупой девственницой,а смело и искренне отдовалась своим чувствам.rnЭпилог, был достойным завершением романа, который произвел на меня большое впечатление. Советую Вам, один из лучших романов Андреа Кейн. rn10/10
Черный бриллиант - Кейн АндреаЗлата
12.06.2012, 18.36





Роман очень понравился !!! Но эпилог -это просто прекрасно !!!
Черный бриллиант - Кейн АндреаМари
29.06.2012, 17.25





Тяжеловата для чтения мне кажется ...но сюжет захватывает...Книга не для отдыха...некоторые абзацы перечитывала несколько раз чтоб понять суть
Черный бриллиант - Кейн АндреаЛиля
29.06.2012, 21.18





Меня хвавтило на 4 гл. и то через абзац, нудно
Черный бриллиант - Кейн АндреаЛика
29.06.2012, 22.12





Неплохой роман. много приключений и загадок! ГГероиня иногда раздражала своей философией. Сначала автор разжевал её мысли, потом ГГероиня объясняет свои чувства подруге, и тоже самое и теми же словами она объясняет это ГГерою! Ну читатель же не тупой, лично я все с первого раза поняла (хотя и блондинка!) Впечатление , что автору надо было количество страниц повысить! это 2-ая часть, а 1-я "Бриллиант в наследство"
Черный бриллиант - Кейн АндреаЮлия
22.07.2012, 15.12





Слишком много приключений, нередко явно высосанных из пальца. Как-то становится неинтересно. Приключений должно быть в меру.
Черный бриллиант - Кейн АндреаВ.З.,64г.
8.10.2012, 14.24





Мне понравился роман. Эпилог-супер. Достойное окончание серии.
Черный бриллиант - Кейн АндреаЛюбовь
20.10.2012, 0.49





Супер мне очень понравилось
Черный бриллиант - Кейн АндреаАнна
19.05.2014, 18.54





У этого автора есть намного лучше романы, а данный роман меня совсем не увлек, все время ловила себя на мысли, что читая роман думаю обо всем, только не о сюжете. Гл. героиня раздражала, куда муж, туда и она, ну должно же быть хоть капелька личного времени для обоих. Весь роман чередуются поиски сокровищ и занятия любовью, и т. д. Две последние главы немножко взбодрили, эпилог хороший.
Черный бриллиант - Кейн АндреаТаня Д
21.12.2014, 11.42





Всё не так и плохо читайте!
Черный бриллиант - Кейн АндреаЮлия
20.06.2015, 13.50





Прочитала до 6 главы и эпилог, ничего интересного, диалогов больше чем действий. Сюжет не спорю интересный, но написано нудновато.
Черный бриллиант - Кейн АндреаНина
15.11.2015, 9.04








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100