Читать онлайн Бриллиант в наследство, автора - Кейн Андреа, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Бриллиант в наследство - Кейн Андреа бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.92 (Голосов: 38)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Бриллиант в наследство - Кейн Андреа - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Бриллиант в наследство - Кейн Андреа - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кейн Андреа

Бриллиант в наследство

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Слейд слетел вниз по лестнице, как коршун.
— Аврора! — Он пересек холл десятью огромными шагами и с такой силой схватил сестру за плечи, что та сморщилась. — С тобой все в порядке?
Красивые бирюзовые глаза возмущенно уставились на него.
— Конечно. Слейд, ты что, сошел с ума? Слейд смутился.
— Наверное. — Он нехотя отпустил сестру, озадаченно осмотрел ее с ног до головы, убеждаясь, что она совершенно невредима — С тобой ничего не случилось?
— Случилось? Конечно, нет. Как и предполагалось, виконтесса всюду сопровождала меня. — Заправив за ухо прядь золотистых волос, Аврора кивнула на свою спутницу: — Право, Слейд, такая эмоциональность совсем тебе не свойственна.
Взгляд Слейда скользнул от сестры к элегантной, крайне изумленной женщине, стоявшей рядом.
— Элеонора?
— Привет, Слейд, — произнесла леди Стенвик, почувствовав напряжение, возникшее между братом и сестрой. Поглаживая рукой сверкающее ожерелье из бриллиантов и изумрудов, она сказала: — Наверное, мне лучше уйти.
— Нет, вам лучше остаться, — заявила Аврора, упрямо покачав головой. — И примите мои извинения за грубость моего брата.
— Что ты имела в виду под словами «как предполагалось»? — перебил Слейд, не обращая внимания на ее извинения, словно значение предыдущих слов только сейчас дошло до него. Аврора нахмурилась:
— Письмо, которое я тебе оставила. Я объяснила, куда я отправилась, с кем и на сколько. Определенно, ты должен понять мои мотивы. Ради Бога, Слейд, я же не могу навсегда остаться пленницей в Пембурне…
— Какое письмо? Я не получал твоего письма. Только записки с требованием выкупа, — добавил он.
Теперь настала очередь Авроры изумляться.
— Требования выкупа? А почему ты получал такие записки?
— Да потому, что добрая половина Девоншира думает, что тебя похитили. Потому что ты на целую неделю исчезла из Пембурна и никто понятия не имел, где ты. Прошел слух, что тебя похитили. И тут же стали поступать эти записки.
— О Боже! — Аврора выглядела явно озадаченной. — Слейд, мне очень жаль. Я даже и подумать не могла. Но я действительно оставила тебе письмо. — Носик у нее наморщился. — Не представляю, как ты его не заметил.
— Где ты его оставила?
— Я положила его на свою подушку в то утро, когда уехала, неделю назад.
Глаза Слейда яростно сверкнули.
— И куда же ты уехала?
— В Лондон. — Лицо Авроры вспыхнуло. — Это было восхитительно. Элеонора сопровождала меня на балы у Альмаков и Карлтонов. Мы катались верхом в Гайд-парке и ходили по магазинам на Бонд-стрит. Я даже заглянула в мужской клуб и понаблюдала за игрой.
— Ты хочешь сказать, что провела большую часть прошлой недели, путешествуя по Лондону без всякой охраны?
Ее подбородок вздернулся кверху.
— Я и сама могу прекрасно о себе позаботиться.
— Ты даже не потрудилась упомянуть о своем намерении нашим слугам, — обвиняющим тоном произнес Слейд. — Или это просто совпадение, что никто из них не доложил мне об этом? И они также не сообщили о визите Элеоноры и последовавшем за ним твоем отъезде.
Чувство вины охватило Аврору.
— Я встретилась с Элеонорой возле маяка. Это была единственная возможность покинуть Пембурн без расспросов и без сопровождения. В своем письме Элеоноре я объяснила, что мне нужно кое-что забрать с маяка до нашего отъезда и попросила, чтобы ее экипаж подобрал меня там. Она согласилась. Что касается наших слуг, то они и понятия не имели о моих планах. Я, как обычно, вышла на прогулку к маяку. А раз уж в моем гардеробе не было нарядов, модных в этом сезоне, то мне не нужно было брать багаж. Вместо этого мы с Элеонорой купили все необходимое в Лондоне. Она была просто изумительна. И не думай, она не имела никакого отношения к моему побегу. Она сейчас впервые обо всем слышит. Так что даже не думай обвинять ее.
— Не бойся, я обвиняю тебя.
— Слейд, прости, что я вмешиваюсь, — произнесла леди Стенвик с присущей ей деликатностью. В свои сорок лет она все еще выглядела великолепно, ее темные волосы были прекрасно уложены, а зеленое шелковое платье подчеркивало достоинства фигуры. — Мне ужасно жаль, что произошло такое досадное недоразумение. И правда, я только сейчас впервые услышала о плане Авроры. Конечно, я не оправдываю ее, я бы ни за что не согласилась, если бы знала обо всем. Но что касается ее безопасности, то она всегда была под присмотром. Нас сопровождали две служанки, кучер и четверо дворецких. Мы останавливались в моем доме в Лондоне, где полно слуг. Уж не говоря о том, что я сама постоянно находилась рядом с Авророй. — Тут виконтесса деликатно кашлянула. — Разве только исключая момент, когда она выпрыгнула из моего экипажа, чтобы быстро пробежаться по улице Святого Джеймса и заглянуть в мужской клуб. Но даже тогда она находилась в поле моего зрения.
— Я остановилась только возле Уайт-клуба, — быстро пояснила Аврора, — и сразу же побежала назад к экипажу Элеоноры, едва ее дворецкий отправился за мной. Я только успела заглянуть в большое полукруглое окно и увидела, как там играли в вист.
— Очень убедительно, — отозвался Слейд.
— Не стоит столько говорить о безопасности, да и о бессердечности тоже, — повторила Элеонора. — Кроме того, нужно сказать кое-что и в защиту Авроры, несмотря на ее опрометчивый поступок. Она была уверена, что ты прочитал письмо и знал, где она находится. Если бы нам стало известно, что все не так, мы бы сразу вернулись домой. Поверь мне.
Бессильная ярость, кипевшая в груди Слейда, утихла, и он повернулся к виконтессе, внезапно осознав всю грубость своего поведения.
— Элеонора, простите меня. Этот спор не имеет никакого отношения к вам и не должен был произойти в вашем присутствии. Большое спасибо за вашу трогательную заботу об Авроре, за то, что вы представили ее высшему свету, куда она так давно стремилась.
— Но мне уже двадцать лет, — напомнила Аврора. — И ты никогда не вывозил меня в свет. Неужели так несправедливо с моей стороны, что я хотела…
— Мы позже обсудим это, Аврора, — перебил ее Слейд, сурово поджав губы. — Сейчас я хочу, чтобы виконтесса знала, как высоко мы ценим ее заботу.
— Тебе не нужно благодарить меня за время, проведенное с Авророй, — произнесла леди Стенвик, отклонив благодарность Слейда. — Твои родители тоже принадлежали к роду Теомунда и были моими лучшими друзьями. Аврора для меня как дочь. Я с удовольствием сделаю для нее, так же как и для тебя, все, что в моих силах.
Слейд снова подавил раздражение, напомнив себе, что Элеонора не имеет отношения к безответственному поступку его сестры.
— Я даже не поинтересовался, как вы поживаете?
— Как дела у стареющей вдовы? — Легкая улыбка заиграла на губах виконтессы. — Хорошо, благодаря моему восхитительному путешествию с Авророй.
— Стареющей? — Слейд удивленно приподнял бровь. — Элеонора, да вы едва ли старше меня.
— Как это галантно с твоей стороны, Слейд. Однако если память мне не изменяет, тебе тридцать один год — ты почти на десять лет моложе меня.
— Да вы выглядите как молодая девушка, — бросилась на ее защиту Аврора.
Элеонора похлопала ее по руке.
— Это все потому, что ты вдохнула в меня молодость за эту неделю. Прошла вечность с той поры, когда я порхала с бала на бал, как ребенок с широко открытыми от удивления глазами, после моего представления при дворе. В действительности за эти два года после смерти мужа я почти не выезжала в свет. — Ее пальцы нежно прикоснулись к камням ожерелья. — Но, по правде говоря, это волнение пошло мне на пользу.
Слейд проследил взглядом за движением ее руки.
— Это подарок Теомунда? — вежливо поинтересовался он.
— Да. — Она взглянула на ожерелье. — Последний, он подарил его незадолго до смерти. Оно прелестно, не правда ли?
— Да. — Выражение лица Слейда сделалось задумчивым. — Оно очень напоминает ожерелье моей матери.
— Правда, их трудно различить. Твой отец заказал у ювелира подарок к Рождеству для твоей матери. Я так часто восхищалась им, что Теомунд через несколько лет обратился к тому же ювелиру и заказал ожерелье для меня. — Встревоженная морщинка пролегла между бровей графини. — Это ведь не расстроило тебя? То, что я ношу такую же вещь, какая была у твоей матери?
— Конечно, нет. Я уверен, что маму бы это обрадовало.
— Да. Но я не это имела в виду. Меня интересовало твое мнение. — Она тихо вздохнула. — Ты так часто бываешь в отъезде, что я даже не знаю, может, ты все еще… — Тут ее голос замер.
— Мои родители умерли десять лет назад, Элеонора, — заполнил паузу Слейд. — Мои раны затянулись, уверяю вас. Однако, — он мельком взглянул на Аврору, — это не означает, что я забыл, как они умерли. И не оставил своих намерений оградить мою сестру от опасности.
— Конечно, я понимаю. — Элеонора повернулась к Авроре. — Ну, мне пора удалиться. Очевидно, вам с братом нужно многое обсудить.
Аврора нахмурилась, без сомнения, предчувствуя неизбежное.
— Но…
— Благодарю вас за понимание, Элеонора, — твердо произнес Слейд. — Всего хорошего.
— До свидания.
Слейд едва дождался, когда виконтесса подхватит свои юбки и уйдет. Затем повернулся к сестре:
— Последствия твоих поступков мы обсудим позже. А сейчас ответь, где, говоришь, ты положила то вымышленное письмо, которое оставила мне?
— Оно не вымышленное, оно настоящее. И я оставила его на подушке. — Аврора Направилась к лестнице. — Я покажу тебе.
Три минуты спустя Слейд стоял на пороге спальни Авроры, сложив руки на груди.
— Ну?
Она недоуменно встряхнула покрывало.
— Ничего не понимаю. Я положила его вот сюда. Может, его сдул ветер?
— Ветер? Откуда? Мисс Пейн и ногой сюда не ступала, чтобы открыть окно. Она слишком беспокоилась из-за твоего отсутствия.
— Ну, я не знаю… А, вот оно! — Аврора сунула руку между матрасом и изголовьем кровати, вытащила письмо и протянула его Слейду. — Оно как-то туда завалилось. Неудивительно, что ты не заметил. Оно такое тонкое, что даже ты со своими зоркими глазами не смог разглядеть его.
Слейд развернул лист и изучил письмо.
— Черт, — пробормотал он, скомкав его и швырнув в угол комнаты. — Ты развлекалась в Лондоне, пока я здесь… — Он замолчал.
— Что ты делал? — спросила Аврора, слегка наклонив голову. — Слейд, я никогда не видела тебя таким расстроенным. Я знаю, как ревностно ты относишься к роли моего защитника. Конечно, все эти требования расстроили тебя. Но это же не первые угрожающие письма, имеющие отношение к бриллианту. И не первый раз кто-то пытается выманить его у нас. И ясно, что все эти записки лживы. Я здесь, цела и невредима. Так почему ты так себя ведешь?
Сцепив руки за спиной, Слейд окинул Аврору мрачным, напряженным взглядом, так хорошо ей знакомым.
— В две из этих записок были вложены твои волосы. Я поверил, что это настоящие письма. И выполнил все требования.
— Какие требования?
— Обмен: черный бриллиант — на тебя.
На лице Авроры отразилось неподдельное изумление.
— Так у тебя все-таки был бриллиант. Все эти годы…
— Не все эти годы, — перебил ее Слейд. Установилась неловкая пауза. — Камень оказался у меня совсем недавно.
— Понимаю. И как же он у тебя оказался? Неужели ты его нашел?
— Нет. Мне его подарили.
— Кто?
— Это не важно. Суть в том, что я отдал его человеку, который, как я думал, похитил тебя. Он сделал все что мог, чтобы заставить меня поверить, что ты у него в руках, — отметил Слейд. Он нехотя покачал головой. — Как же меня одурачили.
— А я не жалею, — заявила Аврора, взмахнув рукой. — Я даже рада, что бриллиант исчез. Наконец-то мы избавимся от того страшного проклятия.
Слейд недовольно ухмыльнулся.
— Никакого проклятия нет, Аврора. Только жадность тех, кто стремится завладеть камнем и всем тем, что с этим связано. Богатство, самодовольство… или месть.
Аврора глубоко вздохнула:
— Ты все еще думаешь, что в этом замешан Лоуренс Бенкрофт. Слейд, он слишком много пьет, чтобы изобрести какой-нибудь план мести за разорение своей семьи. Неужели тебе трудно допустить возможность, что негодяй, который шантажировал тебя, действовал в одиночку?
— Если это так, то он весьма умен и ловок. И к тому же проворен. Он сразу же узнал о твоей поездке в Лондон, сделал все, чтобы изобразить похищение, и нашел тебе прекрасную замену. И все это за один день, впечатляет, правда?
— Ну, я не невидимка. Сотни людей видели меня в Лондоне. Похититель мог оказаться в Лондоне или где-то рядом и сразу же отправить тебе послание. — Но тут в глазах Авроры промелькнуло удивление: — Какую замену?
— Молодую женщину, которую я принял за тебя, когда отдал камень. Женщину, которая потеряла отца, дом и едва не рассталась с жизнью. Она сейчас здесь, оправляется от многочисленных ран и сильного шока. Эта женщина издалека очень похожа на тебя, и именно ее волосы проклятый злодей посылал мне. Вот такая замена.
Аврора опустилась на кровать.
— Объясни мне все. — Она внимательно слушала, и глаза у нее округлялись по мере того, как Слейд подробно рассказывал о том, что произошло два дня назад.
— Кто она?
— Ее зовут Кортни Джонсон. Она дочь капитана судна, которое захватил этот проклятый пират. Ее отец был убит в тот самый момент, когда она стала пленницей. Вот все, что я знаю. Мисс Джонсон просыпается только на короткое время. Но она очень слаба, страдает от сильной боли и большую часть времени находится без сознания.
— И совершенно одна, — прошептала Аврора. — Господи, как я ее понимаю. — С трудом сглотнув, она спросила: — А сколько ей лет?
— Думаю, она примерно твоего возраста.
— Неужели мы с ней действительно так похожи?
— И да… и нет. — Слейд изучающе посмотрел на сестру, стараясь увидеть в ней женщину, а не ребенка, ответственность за которого легла на него десять лет назад. — У тебя такой же цвет волос, правда, глаза не такие, схожая фигура. С другой стороны, я не вижу большого сходства.
— Она хорошенькая?
— Не знаю, — последовал короткий ответ. — Она вся забинтована и укрыта одеялом.
— Сколько она пробудет в Пембурне?
— Это зависит от того, как быстро она поправится. — Слейд умолк и нахмурился. — Лучше спроси, куда она направится после.
Гнетущая тишина воцарилась в комнате.
— Ей не нужно никуда уходить, — произнесла наконец Аврора. — Знаешь, мне было бы легче, если бы она пробыла здесь как можно дольше. Ты вечно в отъезде, а я остаюсь совершенно одна, если не считать армии слуг, которых ты нанял стеречь и охранять меня. Было бы превосходно иметь компаньонку.
Слейд задумчиво посмотрел на сестру:
— Теперь я понимаю: ты тяготишься своим уединением. Я всегда предполагал, это из-за того, что ограниченность Пембурном лишала тебя возможности уходить к твоему маяку или как-то иначе озорничать. По правде говоря, я даже не задумывался о том, что ты можешь страдать от одиночества.
— Ты о многом не задумывался, — пожала плечами она. — Ты одиночка, Слейд. И поэтому думаешь, что остальные должны быть похожи на тебя. Но не все могут существовать настолько замкнуто.
— Не всегда есть выбор.
— Но может быть, в моем случае он появился?
— Ты не знаешь, согласится ли мисс Джонсон остаться в Пембурне. Она не из тех, кто принимает милостыню. Я чувствую, под ее хрупкой и изрядно пострадавшей внешностью скрывается сильная и гордая душа.
— Ты многовато чувствуешь для человека, который проводит очень мало времени с другими.
И снова тишина.
— А мисс Джонсон помнит все, что случилось? — поинтересовалась Аврора.
— К несчастью, да. И она опустошена.
— Я понимаю. — Аврора обвела пальцем затейливый узор на покрывале. — Слейд, можно мне с ней поговорить? Знаю, я была маленькой, когда умерли папа и мама. Но я все-таки найду, что сказать. Как знать, вдруг это хоть немного облегчит ее боль.
Он нехотя кивнул:
— Может, и так. Но не сейчас. Она заснула за минуту до того, как Матильда объявила о твоем появлении, и, вероятно, проспит несколько часов благодаря действию лекарства, которое оставил доктор Джилберт. Когда она проснется, я вас познакомлю.
— Прекрасно. — Аврора поднялась. — Теперь ты можешь отчитать меня за возмутительное поведение и возможные ужасные последствия моего путешествия в Лондон вместе с Элеонорой.
— А от этого будет толк?
— Вероятно, нет. Слейд покачал головой:
— Наверное, это неплохая идея — попросить мисс Джонсон остаться, если только это отвлечет твое внимание от внешнего мира и его соблазнов.
— Или, наоборот, просветит меня, — с улыбкой предположила Аврора.
— Не серди меня, Аврора. Я сейчас совершенно не расположен к шуткам. — Слейд беспокойно посмотрел на дверь спальни. — Мне нужно кое-что решить до того, как мисс Джонсон проснется.
— Тогда иди и решай.
Слейд заколебался, ощутив хорошо знакомую неловкость, которая всегда сопровождала его нечастые отеческие беседы с сестрой.
— Тебе что-нибудь нужно?
— Нет, но если потребуется, я прекрасно смогу позаботиться о себе и достать то, что нужно. Помни, Слейд, пока ты месяцами пропадаешь за границей, делая свои дела, я сама о себе забочусь. И мне вряд ли нужен надзиратель.
— Как только что доказала твоя опрометчивая поездка в Лондон, — последовал сухой ответ.
Аврора подняла глаза кверху:
— Я же тебе говорила…
— Я знаю, что говорила. — Губы Слейда плотно сжались, что было грозным предупреждением. — Эта тема закрыта. Ты больше не можешь покидать Пембурн без разрешения. Понятно?
Поджав губы, Аврора нехотя кивнула.
— Хорошо. — Сказав это, Слейд прошел через спальню и остановился в дверях. — Я сообщу тебе, когда мисс Джонсон проснется. Мне нужно успеть подготовить ее к твоему визиту.
Было уже за полдень, когда Кортни пошевелилась. Она немного потерялась во времени, но почти сразу вспомнила, где находится, а также и все предшествовавшие события. Боль в голове утихла, ребра тоже не беспокоили, но она не знала, было ли это результатом воздействия успокоительного или началом естественного процесса выздоровления.
Ей очень хотелось, чтобы сердечные раны могли также быстро затянуться.
— Как вы себя чувствуете, мисс Джонсон?
Это была экономка, мисс Пейн, которая вошла, неся поднос с чаем и тостами.
— Лучше, — отозвалась Кортни, ее голос прозвучал непривычно глухо.
— Шрам над бровью прекрасно заживает. Матильда поменяла повязки, пока вы спали. Она также заметила, что вы слабы, как новорожденный. И она права, — подтвердила мисс Пейн, решительно взявшись за приготовление чая. — Это неудивительно. Вы ничего не ели несколько дней и пили только лекарство. Ну что ж, сейчас мы все исправим. — Сказав это, она налила чай в чашку, затем поставила ее на поднос рядом с кроватью Кортни. — Давайте я помогу вам сесть.
— Большое спасибо. — Кортни с благодарностью приняла помощь, сморщившись только от резкой боли в ребрах, которая сопровождала ее движения.
Прошла, казалось, целая вечность, пока она устроилась полулежа; две подушки поддерживали ее спину.
— Так удобно? — спросила мисс Пейн.
— Да, очень.
— Теперь настало время восстановить ваши силы. — Это прозвучало скорее как приказ, а не приглашение, и Кортни даже слегка улыбнулась. Очевидно, мисс Пейн была не такой мягкосердечной, как Матильда, и именно поэтому ей велели следить за питанием Кортни. Что ж, Кортни постарается не разочаровать ее.
— Выглядит восхитительно. — Она взяла предложенную чашку чая и выпила, удивленная тем, что сразу ощутила сильную жажду. Мисс Пейн еще дважды наполняла чашку, и Кортни оба раза все выпила. Затем она попробовала тост, потихоньку обкусывая его по краям.
Желудок одобрительно заурчал.
— Помедленнее, — предостерегла ее экономка. — Желудок у вас был пуст несколько дней. Дайте ему время принять еду.
Она терпеливо ждала, пока Кортни то ела, то отдыхала, пока наконец через четверть часа не исчезли оба тоста.
— Прекрасно. — Мисс Пейн поднялась. — Ну вот, вы сразу порозовели.
— Действительно.
Лорд Пембурн прислонился к двери, глядя, как его гостья слизывает с губ последние крошки.
— Можно войти? — вежливо спросил он.
— Конечно. — По какой-то непонятной причине Кортни заволновалась, что, без сомнения, было реакцией на присутствие мужчины в ее спальне. Несмотря на предыдущие визиты графа, в этот раз она впервые пришла в себя настолько, что могла оценить свое положение. Ведь за все годы, проведенные в море, никто, кроме отца, не переступал порога ее каюты, по крайней мере когда она там находилась.
Граф, казалось, почувствовал ее смущение. Он медленно приблизился, остановившись на почтительном расстоянии от кровати.
Тем временем мисс Пейн быстро собрала поднос:
— Мисс Джонсон все съела.
— Я вижу. — Серебристо-серые глаза лорда Пембурна скользнули по пустым тарелкам. — И без капли подбодряющего бренди. Я рад.
Кортни покраснела, припомнив обрывки своего бессвязного лепета.
— Что касается ужина, то я велю повару приготовить бульон, — бормотала про себя мисс Пейн, — и бисквиты. Да, это хорошо подойдет. — Она вопросительно взглянула на графа. — Вы еще долго пробудете в Пембурне, милорд? Если так, то мне нужно будет распорядиться о дополнительных закупках и предупредить прислугу о вашем пребывании.
— Пока не уверен, — произнес он после небольшой паузы. — Я сообщу вам о своих планах. Сейчас, полагаю, побуду здесь.
— Очень хорошо, милорд. — Она вышла. Кортни теребила край простыни, изучая точеные черты лица графа и стараясь преодолеть свою застенчивость.
— Вы часто отлучаетесь из дома?
— Да.
— И надолго?
Его темные брови приподнялись.
— Обычно да. Я веду дела со многими компаниями, и мне приходится колесить по свету: Индия, колонии, Европа.
— Как неудачно. Он прищурился:
— Неудачно? Почему?
— Потому что это должно быть очень трудно и очень одиноко для вас.
— Почему вы так решили? На этот раз изумилась Кортни:
— Но ведь вы же говорили, что у вас есть сестра, да? Перед тем как я стала болтать о своем пристрастии к бренди.
— Да, помню, — улыбнулся он.
— Тогда вы, наверное, сильно скучаете по ней, когда находитесь вдали. Конечно, если не берете ее с собой. Ведь правда?
— Это не совсем так. Аврора остается в Пембурне, в безопасности, где о ней заботятся и тщательно охраняют, за исключением тех редких случаев, когда она ухитряется обмануть охрану.
Кортни задумалась.
— Я и не думала, что ваша сестра еще ребенок. Когда вы говорили о моем сходстве с ней, я была уверена, что она — взрослая девушка.
— Так и есть. — Глаза лорда Пембурна посветлели, став светло-серыми. — Но, как показывает история моей семьи, зрелость не исключает необходимости заботиться о безопасности. Несчастье, которое вы только что пережили, является наглядным тому доказательством. Если бы тот пират не вознамерился выдать вас за Аврору, то ужаса последних дней просто не было бы.
Кортни вздохнула, горечь и боль утраты снова нахлынули на нее.
— Простите, — сразу же последовало извинение графа, и на его красивом лице отразилось сожаление. — Это были жестокие и бездумные слова. Простите меня. Я совсем не собирался вас расстраивать.
— Вам не нужно извиняться. — Кортни подавила слезы, стараясь унять дрожь в голосе. — Слова ничего не могут изменить. Мысли о смерти папы постоянно преследуют меня: во сне и наяву. Я снова и снова вижу его лицо, слышу его крик, ощущаю его страх. Лорд Пембурн… — Ее подбородок приподнялся. — У меня есть к вам предложение. Если вы дадите мне несколько дней на поправку, я помогу вам найти вашу сестру.
Я знаю воды Канала
type="note" l:href="#FbAutId_1">[1]
так же хорошо, как и настоящий моряк. Могу провести вас к любой скрытой бухте, к любому пустынному острову, всюду, куда захотите. Кто бы ни удерживал леди Аврору, мы отыщем его. В обмен я прошу только одно, чтобы вы предоставили мне корабль после того, как мы найдем вашу сестру. Я верну его в целости сразу же, как смогу. Я бы купила его, но у меня нет денег, вы же знаете.
— Предоставить вам корабль, — спокойно повторил граф. — Чтобы вы могли броситься на поиски пирата, убившего вашего отца, и расквитаться с ним сполна.
У Кортни от удивления округлились глаза.
— Я понимаю, что вы чувствуете, — продолжал лорд Пембурн, видя ее явное замешательство. — Даже слишком хорошо. Я сам пережил это чувство неукротимой ярости. Но поверьте мне, то, что вы задумали, не изменит случившегося. И не облегчит горечи невосполнимой утраты.
— Мне все равно. — На этот раз слезы сами потекли у нее по щекам. — Я собираюсь отыскать этого негодяя, отыскать и убить его. А потом буду плавать из одного океана в другой, пока не отыщу папино тело. Он заслуживает достойного погребения. На зеленом холме в Сомерсете, рядом с мамой. Там они снова смогут быть вместе. О Господи… — Кортни закрыла лицо руками. — Почему я не умерла вместе с ним?
Кровать прогнулась, когда лорд Пембурн сел рядом и прижал ее к себе без малейшего колебания, которое сопровождало его предыдущую попытку утешить Кортни.
— Потому что тебе не суждено было умереть, — прошептал он, нежно гладя ее по волосам, — хотя я знаю, как мало утешения это принесет тебе сейчас.
— Если мне было суждено остаться в живых, то только для того, чтобы отомстить за смерть папы.
— Мисс Джонсон, Кортни, послушай меня. — Граф говорил тихо, его дыхание согревало повязку над ее бровью. — Ты сильно ранена. Понадобится неделя, прежде чем ты будешь твердо стоять на ногах, и только потом сможешь пересечь Канал. Кроме того, как я только что говорил, месть не так сладка, как кажется. — Он резко вздохнул, и у Кортни появилось странное ощущение, что он пытается убедить в этом не только ее. — Теперь, когда я все сказал, даю тебе обещание: мы найдем убийцу твоего отца не только ради твоего, но и моего блага.
Кортни приподняла голову, глядя на него мокрыми от слез глазами:
— Ради вашего блага?
— Кто бы ни был этот убийца, он действовал не один. Я в этом уверен. А тот, кто помогал ему осуществить этот замысел, хотел добиться большего, чем просто получить черный бриллиант.
— Вы говорите о причинах, которые кроются за похищением вашей сестры?
— В том-то и загадка. Похищения не было.
— Я не понимаю.
— Сегодня утром, за несколько минут до того как ты уснула, Аврора появилась на пороге Пембурна. Очевидно, скука толкнула ее на путешествие в Лондон, чтобы показаться в высшем свете.
Кортни заморгала:
— Понимаю. Нет, совсем ничего не понимаю. Легкая улыбка появилась на губах графа.
— И я тоже. Однако когда ты познакомишься с моей сестрой, то поймешь. Аврору никак нельзя назвать самодовольной молодой леди.
— Но если она сама поехала в Лондон, тогда почему вы получали записки с требованием выкупа?
— Я тоже над этим думаю. И более того, как мог один человек, тот пират, который убил твоего отца, иметь столько времени, чтобы успеть понаблюдать за Авророй, отправить письма в Пембурн, затем нанять судно, догнать ваш корабль, захватить его и удерживать команду несколько дней?
— Это невозможно, — покачала головой Кортни. — «Изабель» направлялась в колонии и находилась в трех днях пути от порта, когда он атаковал нас. Значит, он отплыл почти сразу вслед за нами, потому что преследовал нас и знал наше местонахождение. Уж не говоря о времени, которое понадобилось ему, чтобы снарядить свой собственный корабль и подплыть к «Изабель» под покровом темноты.
— И почему он так уверенно преследовал ваш корабль? Даже если он уже знал о твоем существовании и твоем сходстве с Авророй — а это довольно сомнительно, учитывая, что Аврора не появлялась в обществе, — то у него все равно не было повода для действия, пока он не увидел Аврору в Лондоне и не узнал ее. Ясно, что он давно разработал этот план и просто ждал возможности для его осуществления.
— Мне трудно все понять, — прошептала Кортни. — Если вы правы и пират действовал с кем-то заодно, то как этот кто-то узнал о намерении леди Авроры покинуть Пембурн и отправиться в Лондон? Наверняка ее решение ускользнуть отсюда было спонтанным.
— Но и не таким неожиданным. Аврора очень изобретательна, хотя не всегда удачлива в своих попытках посмотреть мир. Обычно она убегает не дальше маяка, что находится неподалеку от Пембурна, на самом берегу. Однако она жаждет гораздо большего. И каждому, кто наблюдает за поместьем, будет ясно, что она стремится получить большую свободу.
— Каждый, кто наблюдает за поместьем, — повторила Кортни. — Другими словами, вы думаете, что за Пембурном следят.
— Да.
— А кто?
Граф с горечью усмехнулся:
— Тот самый человек, чья семья следила за нами и осуждала нас многие поколения, с того самого момента, как начались поиски этого проклятого бриллианта.
— Бенкрофты? Вы имеете в виду эту семью?
— Да, если у кого и есть повод пронзить меня кинжалом, так это у Лоуренса Бенкрофта, нынешнего графа Морленда. Ненависть засела в нем глубже, чем можно себе представить.
— Настолько глубоко, чтобы инсценировать похищение и досадить вам.
— Не только досадить, — пояснил Слейд. — Но и расстроить мои планы, перехитрить, унизить меня и украсть сокровище, которое он считает своим. Сокровище, которое сейчас находится у Морленда, если моя догадка верна.
Тяжесть в голове у Кортни нарастала по мере того, как ослабевало действие лекарства.
— Что вы будете делать? — спросила она, непроизвольно прижимаясь к Слейду.
— То, что моя семья не делала в течение последних шестидесяти лет отправлюсь в Морленд. Навещу эту пьяную змею. И если он действительно является вдохновителем этого гнусного плана, то разоблачу негодяя.
Граф посмотрел на Кортни и приподнял ее поникшую головку.
— Может, дать еще лекарства?
— Нет, пожалуйста. Я не хочу спать. Когда я сплю, кошмары возвращаются. Кроме того, у меня мысли путаются после лекарства. А я хочу подумать над тем, что вы только что сказали. — Она отчаянно старалась превозмочь боль, пульсирующую в висках. — Если то, что вы говорите, правда и граф Морленд нанял того проклятого пирата, чтобы захватить папин корабль, тогда он должен знать, как вернуть бриллиант.
— Я тоже так считаю, — нахмурился Слейд. — Ты уверена, что можешь продолжать этот разговор? Видно, что тебе очень больно.
— Уверена. Пожалуйста, милорд, мне нужно думать, разговаривать. Хотя бы немного. Когда боль станет нестерпимой, я выпью лекарство. Но не сейчас.
Лорд Пембурн кивнул, гладя ее по волосам.
— Как хочешь.
К удивлению Кортни, граф не попытался отпустить ее. Вместо этого он приподнял девушку, поглаживая по затылку, и прижал ее щеку к своему жилету.
— Так лучше?
— Да, спасибо. — По правде говоря, это было просто замечательно. Граф обнял Кортни своей сильной рукой, и она почувствовала облегчение — удивительное ощущение покоя охватило ее. Даже сломанные ребра уже не так беспокоили девушку.
— Они исчезнут, ты знаешь.
Слова его не сразу дошли до сознания девушки.
— Кто?
— Кошмары. Они не будут длиться вечно. Постепенно ослабнут, станут не такими яркими и частыми. Наконец, только изредка будут посещать тебя. И неожиданно ты обнаружишь, что страшные сны отступают. Они больше не будут довлеть над тобой. И ты снова начнешь жить.
— Надеюсь, вы правы, — вздохнула Кортни.
— Да. — Он заколебался. — Мисс Джонсон, прежде чем продолжить наш разговор, я хотел бы попросить вас об одном одолжении.
— Одолжении? — В ее тоне прозвучала ирония. — Вы спасли мне жизнь, привезли в свой дом и теперь оказываете помощь и сочувствие, пробуждаете надежду. Вы можете просить обо всем, что угодно. И пожалуйста, — тихо добавила она, — называйте меня Кортни, как несколько минут назад. Я понимаю, так не принято, но ведь и то, что вы взяли в дом совершенно незнакомую женщину и теперь навещаете ее, тоже идет вразрез с правилами. В придачу ко всему, если быть совершенно откровенной, то ко мне никогда в жизни не обращались «мисс Джонсон», за исключением одного ненавистного года, который я провела в школе для девушек мадам Ла Саль. И мне хотелось бы забыть этот период жизни. Уверена, что мадам Ла Саль тоже постаралась поскорее забыть меня.
Граф удивил ее, да и себя тоже, громко хмыкнув в ответ. Этот хриплый звук как будто обдал Кортни теплом.
— Как страшно. Ну хорошо, Кортни. Моя просьба состоит в следующем: ты не подумаешь над тем, чтобы остаться в Пембурне в качестве Аврориной компаньонки? Не сейчас, пока ты поправляешься, а позже. Пока сестра, любительница приключений, тебе не надоест! Ты оказала бы мне огромную услугу.
Кортни сглотнула, уставившись на ворот его белой льняной рубашки.
— Услуга? Это больше похоже на завуалированное предложение милостыни. Да и ваша сестра уже не в том возрасте, когда ей нужна гувернантка. Нет, лорд Пембурн, я не могу согласиться, хотя и благодарна вам от всего сердца. Я, лежа здесь, и так испытываю неловкость, позволяя вашей прислуге заботиться обо мне. Но как только я немного окрепну, то сразу отправлюсь восвояси. Я не могу пользоваться вашей добротой, обременять собой ваш дом и ваших слуг, когда я ничем не могу отплатить вам.
— Поверь, принимая во внимание Аврорин характер, это я буду в долгу перед тобой, а не наоборот. — Слейд осторожно кашлянул. — Кортни, буду совершенно откровенен. Мы ведь с тобой выяснили, что у нас общая цель: найти тех, кто связан с инсценировкой похищения Авроры и убийством твоего отца. Ответь мне, если бы ты завтра покинула Пембурн, то разве не отправилась бы охотиться за этим пиратом?
Кортни едва заметно кивнула.
— Хорошо, я и сам намерен заняться тем же, начав слежку за человеком, который, как я полагаю — приведет нас к убийце твоего отца. Я говорю о Лоуренсе Бенкрофте. И я сделаю все возможное, чтобы узнать, замешан ли в этом Морленд.
— А если он к этому не причастен?
— Тогда я найду того, кто причастен. Кроме того, мои возможности более обширны, чем твои. Так зачем сражаться в одиночку, когда, оставшись в Пембурне, ты сможешь извлечь выгоду из моих поисков?
— Но что я могу дать взамен? — спросила Кортни со спокойным достоинством. — Я не приму милостыни.
— Думаю, ты не осознаешь, какое спокойствие принесешь мне, если будешь присматривать за Авророй и развлекать ее. Иначе говоря, для нее это означает безопасность, то есть то, что не в силах обеспечить множество слуг. Из докладов, полученных мной по возвращении из Индии десять дней назад, я узнал, что Авроре за три месяца дважды удавалось ускользнуть из Пембурна, однако последнее путешествие является рекордом для моей сестры. И это если не принимать в расчет шесть или семь неудачных попыток, когда она умоляла, шантажировала или пыталась обмануть прислугу.
— А куда она стремится убежать?
— Я даже содрогаюсь при этой мысли. Чаще всего ее целью является маяк. Она просто очарована мистером Сколлардом, его смотрителем. Понятия не имею почему, да я и не интересовался. Знаю только, что она стремится увидеться с ним при любой возможности. И обычно один из моих лакеев приводит ее домой.
Кортни невольно рассмеялась, это был ее первый смех за целую неделю.
— Милорд, мне кажется, у вас самые изможденные слуги во всей Англии и самая целеустремленная сестра. Трудно представить, что ради одной женщины нужно держать полный дом людей.
— Представь себе. Ты просто не знакома с Авророй.
— Конечно, нет. В таком случае, полагаю, я приму ваше предложение. А вам не приходило в голову, что если ваша сестра такая своевольная, как вы говорите, то она может не согласиться с нашим договором?
— Аврора более чем согласна, просто ликует. Она сама сказала мне об этом. Ты не должна беспокоиться на этот счет. Когда я оставил ее, она нетерпеливо расхаживала по гостиной, ожидая встречи с тобой.
Кортни была тронута этими словами:
— Ну тогда хорошо. Ваша логика убедительна, хотя я еще сомневаюсь в справедливости нашего соглашения. Но я останусь в Пембурне на некоторое время и составлю компанию леди Авроре. Хотя у меня нет ни малейшего представления, как отвлечь ее от стремления к внешнему миру. Но я постараюсь, милорд.
— Спасибо. — Пальцы графа осторожно сжали затылок Кортни, его тон слегка изменился, словно предупреждая ее о значимости последующих слов: — Кстати, что касается имен, то меня зовут Слейд, а не милорд.
— Хорошо, Слейд. — Кортни с неохотой отодвинулась, слегка поморщившись от возникшего неудобства. — Полагаю, сейчас вы можете позвать леди Аврору.
— Нет, сначала ты отдохнешь. — Его минутное напряжение рассеялось. Слейд осторожно опустил Кортни на подушки.
Паника охватила девушку, ведь сон означал, что она снова погрузится в темное пламя адских кошмаров.
— Я не хочу спать, — воспротивилась она.
— Не спи, просто отдохни — Проницательный взгляд Слейда отметил ее испуг. — Полагаю, хватит половины дозы успокоительного — чтобы только снять боль и заставить тебя вздремнуть. Согласна?
— Только половина — спросила Кортни с надеждой в голосе.
— Да. — На губах у него заиграла улыбка. — И целая порция бренди. Должен добавить, бренди гораздо нужнее, чтобы укрепить тебя перед встречей с Авророй.
— А вы побудете со мной, пока я отдыхаю? — Кортни вдруг поняла, что похожа на испуганного ребенка. Господи, но ведь именно так она себя и чувствовала.
— Да, я побуду с тобой. — Слейд мог позвать Матильду или мисс Пейн, но не сделал этого Он встал, сам наполнил бокал бренди и добавил в него немного успокоительного. — Выпей это, — произнес он, поддерживая ее голову, пока она пила. — Все до конца, я уверен, тебе это доставит удовольствие.
Кортни улыбнулась, сделав, четыре или пять внушительных глотков, затем отдохнула, прежде чем допить содержимое бокала.
— Прекрасно, я доволен. — Многозначительно кивнув на пустой бокал, он опустил ее на кровать.
— Спасибо, — прошептала Кортни.
— Рад помочь. — Он смотрел на нее из-под полу-прикрытых век, выражение его лица было непроницаемым. — Ну, теперь пусть лекарство делает свое дело. Когда боль утихнет, я позову Аврору.
Кивнув головой в знак согласия, Кортни погрузилась в приятную дремоту. Через несколько минут она ощутила легкость, по телу разлилось блаженное тепло, все вокруг тихо закружилось. Ресницы затрепетали, а потом опустились, мозг отдыхал от назойливых мыслей, а все ее существо блаженствовало, не чувствуя боли.
Слейд смотрел, как зеленоватые глаза Кортни затуманились, а затем закрылись, и его снова охватило странное и ошеломляющее чувство. Странное потому, что он был из породы людей, не поддающихся эмоциям или различным привязанностям.
Определение, данное ему Авророй, и в самом деле оказалось очень точным. Он был одиночкой, человеком, который полагался только на себя. Никогда, вплоть до этого момента, он не пытался так настойчиво убедить женщину остаться с ним, никогда не проявлял ни о ком такой заботы. И уж тем более он никогда не допускал, чтобы кто-то, будь то женщина или мужчина, обращался к нему по имени. Но только что Слейд пренебрег этими правилами в отношении женщины, которая, по ее собственным словам, была для него незнакомкой.
Почему?
Может, это просто отблески воспоминаний, которые она пробудила в нем? Весьма сомнительно. Он уже давно оправился после смерти своих родителей.
Возможно, он чувствовал за нее ответственность. Ведь судьбе было угодно, чтобы он спас ей жизнь. Эта идея казалась еще более надуманной, чем первая. Сантименты тут ни при чем.
Тогда что же?
Придвинув кресло, Слейд опустился в него и, наклонившись вперед, стал изучать лицо Кортни, пытаясь найти ответ. Она спокойно дремала, ужасные воспоминания не тревожили ее, шрам над бровью разгладился, дыхание было тихим и ровным.
То, что он ответил Авроре относительно красоты Кортни, было неправдой. Даже бинты не могли скрыть, что Кортни Джонсон весьма привлекательна, с нежными и тонкими чертами лица, высокими скулами и мягкими, пухлыми губами.
Девушка была очень изящной, как он мог убедиться сам, и такой хрупкой, что Слейд удивлялся, как она смогла вынести тяготы последней недели. Но под этой хрупкой оболочкой чувствовалась сила, которая могла соперничать с его собственной, та сила, благодаря которой Кортни выжила и которая проведет ее через все трудности.
Слейд непроизвольно взял прядь ее волос и с удивлением уставился на них. Еще один непривычный жест. У него никогда прежде не возникало желания прикоснуться к женским волосам. Он и не дотрагивался до них, разве только во время любовных связей, но даже тогда его потребность в физическом контакте основывалась скорее на похоти и ограничивалась теми моментами, когда его охватывала страсть. И вот в один день он импульсивно дважды обнял эту женщину и теперь испытывал сильное желание потрогать ее шелковистые волосы. Волосы, которые при ближайшем рассмотрении оказались не такими яркими, как у Авроры, а более нежного оттенка, красивого сочетания цветов меди, золота и темного меда.
Пряди волос медленно скользили между его пальцами и падали на подушку вокруг головы Кортни, как блестящий водопад.
— Я отдыхаю, — произнесла Кортни, не открывая глаз.
— Вижу. — Улыбка снова появилась на губах Слейда. Почему-то его тянуло к этой женщине. И именно поэтому, а также из-за своих собственных давних подозрений он поможет ей отыскать убийцу ее отца и того, кто вынудил его отдать черный бриллиант.
Ничто не спасет Лоуренса Бенкрофта, если он окажется этим человеком.
Пенящиеся морские волны бесшумно вкатывались в пустой грот. Там внутри расхаживала темная фигура, временами она останавливалась, изрыгая страшные проклятия, и с силой ударяла кулаками по каменной стене.
Проклятие! Где этот чертов пират? У него было предостаточно времени. Он должен был появиться здесь несколько часов назад с бриллиантом, моим бриллиантом. Я ожидаю этого целую вечность. И больше не намереваюсь ждать ни дня. Ему лучше появиться побыстрее. Если он осмелится противиться мне, то умрет. Как умерли до него другие.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Бриллиант в наследство - Кейн Андреа



Замечательный роман
Бриллиант в наследство - Кейн АндреаСветлана
29.04.2012, 19.41





Скучный роман, у этого автора есть книги лучше ))rnНо очень красивый эпилог, исполнились все мечты главной героини.rnОчень нежная и красивая любовь. Больше ничего не могу сказать мне роман не понравился. rn6/10
Бриллиант в наследство - Кейн АндреаЗлата
11.06.2012, 18.17





Читать можно.Роман-"под настроение".8 из 10.
Бриллиант в наследство - Кейн АндреаЛюбовь
17.10.2012, 13.59





Очень интересная книга, продолжение "Черный бриллиант".
Бриллиант в наследство - Кейн АндреаЛенчик
26.03.2013, 4.31





Роман понравился.Читать можно и нужно.
Бриллиант в наследство - Кейн АндреаНаталья 66
30.10.2013, 19.14





Интересный захватывающий сюжет, красивая любовь...Но всё время думала: "Когда же он (роман) закончится?" Не хватает страстей, все как-то правильно, логично.
Бриллиант в наследство - Кейн АндреаНатали
12.04.2014, 0.36








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100