Читать онлайн Бриллиант в наследство, автора - Кейн Андреа, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Бриллиант в наследство - Кейн Андреа бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.92 (Голосов: 38)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Бриллиант в наследство - Кейн Андреа - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Бриллиант в наследство - Кейн Андреа - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кейн Андреа

Бриллиант в наследство

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

— Помните, никто не знает, что нас нет, — напомнил Слейд, придержав лошадей, когда они подъехали к воротам Пембурна. — Все считают, что я в своем кабинете. Это нам на руку. Оридж, вы должны отвлечь мисс Пейн. Не знаю как. Скажите, что вам нужны дополнительные подушки или что вы обнаружили клопов в постели. В общем, придумайте что угодно, только задержите ее. Мы с Кортни обыщем ее комнату, может, удастся отыскать то, что могло бы указать на ее сообщника.
— Будет сделано, сэр.
— После этого я снова соберу прислугу и скажу им истинную причину нашей проверки. Я объясню, что недавно обнаружил свидетельство, подтверждающее тот факт, что кто-то в Пембурне оказывал преступникам содействие в краже, в результате которой были убиты мои родители, что этим свидетельством является записка, написанная рукой предателя. Дальше я скажу, что после тщательного анализа мне удалось сократить число подозреваемых до трех. Потом поясню, что, учитывая тяжесть преступления, я никогда никого не обвиню, не имея полной уверенности в виновности этого человека. После этого сделаю вид, что немедленно отправляюсь в Лондон к опытному специалисту по почерку. Я даже сяду в свой экипаж и отъеду. Это подтолкнет мисс Пейн к действиям, она либо захочет предупредить своего хозяина, либо будет искать у него защиты.
Кортни наклонила голову набок, и на ее губах появилась восторженная улыбка:
— Нам с Авророй придется поучиться у тебя, милорд. Твой план так же гениален, как и наш.
— Для меня это высшая похвала, учитывая, что она исходит от тебя. Возможно, мистер Сколлард именно это и подразумевал, когда говорил, что моим оружием станет разум. — По лицу Слейда скользнула тень. — Мисс Пейн так долго жила в нашей семье. Трудно даже поверить, что она оказалась способной на такое преступление.
— Воровство и убийство — совершенно разные вещи, — напомнила ему Кортни. — А наверняка мы знаем только одно: мисс Пейн замешана в краже. Но нет никаких намеков на то, что она желала смерти твоим родителям или помогала убить их.
— Но ведь их убили, — мрачно сказал Слейд. — И она не пришла и не изобличила Армона в убийстве, не призналась в своем участии в краже, которая привела к их смерти. Хуже того, она осталась в Пембурне как доверенное лицо, когда ей следовало гнить в тюрьме.
— Я не нахожу, что мисс Пейн особенно добра или преданна, — отозвалась Кортни. — Но я и не считаю ее жестокой. Мне кажется, тот, на кого она работает, заставил ее молчать, возможно, при помощи Армона. Может, они угрожали ее положению, ее здоровью или даже жизни, если она обмолвится хоть словом или откажется помочь им в будущем в новых преступлениях.
— Таких, как захват корабля твоего отца ради того, чтобы завладеть черным бриллиантом.
Кортни кивнула.
— А потом, когда я появилась в Пембурне, ей, без сомнения, приказали следить за мной, слушать, не скажу ли я что-нибудь такое про Армона, что могло бы повредить им. Теперь понятно, почему она проводила со мной так много времени, когда я поправлялась. Я никогда не понимала ее заботливости, если еще учесть, что она не умела ухаживать.
— Это также объясняет, почему она оказалась в твоей комнате вчера вечером. Скорее всего искала что-нибудь, проливающее свет на то, что тебе удалось разузнать во время нашей поездки в Лондон.
— В этом есть смысл. Никому не придет в голову удивляться, если экономка зашла в чью-то спальню… — Кортни внезапно замолчала. — Тогда все ясно и с письмом Авроры!
— Каким письмом?
— Тем, которое она оставила тебе, когда отправилась в Лондон. Помнишь? Она нашла его застрявшим у спинки кровати и решила, что оно само туда провалилось. Но это не так. Его взяли, а потом положили на место в тот день, когда вернулась Аврора. Мисс Пейн знала о намерении Авроры отправиться в Лондон и воспользовалась этим с максимальной выгодой для своего сообщника. Не имея никаких письменных объяснений от Авроры, ты не мог сомневаться в обоснованности требований выкупа и в том, что Аврору действительно похитили. Эта хитрость удалась, и мисс Пейн обо всем знала, в то время как Аврора была в полной безопасности и развлекалась в Лондоне с Элеонорой.
— Какое коварство… — Слейд перевел дыхание. — Прости меня, Кортни, но я не могу быть таким милосердным, как ты.
— Я вовсе не милосердна и не жду этого от тебя. Из-за содействия мисс Пейн ушел мой отец и твои родители. — Кортни сцепила руки, стараясь унять дрожь. — Но мисс Пейн действовала не одна. Она действовала и не на пару с Армоном, который уже заплатил своей жизнью. Она выполняла приказания другого человека. И именно его мы должны найти, чтобы этот безжалостный негодяй понес заслуженное наказание. Мы не можем допустить, чтобы гнев затуманил нам рассудок.
— Кажется, вы наставляете меня на путь благоразумия и логики, мисс Джонсон? — нежно поддразнил Слейд, сжав ее руки в своих.
Его небольшая колкость возымела свое действие, и Кортни улыбнулась:
— Похоже на то, лорд Пембурн.
— Поразительно. — Слейд поднес ее руку к губам. — Кажется, мы вместе обнаружили еще одно чудо.
Слейд в третий раз проверил коридор в крыле, где располагались комнаты прислуги, прежде чем позвать Кортни.
— Давай, — прошептал он.
Они проскользнули в комнату мисс Пейн и тихо закрыли за собой дверь.
— В столе? — спросил Слейд.
— Нет, — откликнулась Кортни. — В ящиках комода. Ты посмотри в тех, что слева, а я справа.
Кортни подошла к комоду, опустилась на колени и выдвинула самый нижний ящик.
— Почему в комоде? — спросил Слейд, присев возле нее. — Я считал, что все записи должны храниться в ее письменном столе.
— Нет, если они личного характера. — Кортни просмотрела содержимое, затем аккуратно уложила все, прежде чем закрыть ящик и открыть тот, что был над ним. — Женщины имеют привычку прятать личные вещи в укромных местах, где никто не сможет их увидеть. Вот почему нам приходится искать. — Она покачала головой, закрыв верхний ящик. — Здесь ничего нет.
— И здесь тоже, — отозвался Слейд, выполнив свою задачу. Он осмотрел стоявшую в комнате мебель. — А конторка — это достаточно личная вещь?
Кортни улыбнулась:
— Да. Я посмотрю там. А почему бы тебе не проверить ночную тумбочку?
Слейд бросил тревожный взгляд на входную дверь.
— Еще десять минут — и уходим.
— Но Слейд…
— Разве не ты только что говорила мне, что мы должны думать? Вот я и размышляю. Если мисс Пейн застанет нас здесь, то наша надежда добраться до ее хозяина исчезнет. Конечно, если мы найдем какие-нибудь факты, это будет замечательно. Если нет, то только она сможет вывести нас на того, кто нам нужен. Но в любом случае через десять минут мы уйдем отсюда.
— Хорошо, — послушно кивнула Кортни. Она подошла к конторке и выдвинула ящик, где лежало белье. Приподняв стопку ночных рубашек, девушка просунула под них руку.
Пальцы наткнулись на что-то гладкое и плоское.
— Слейд, — шепотом позвала она. Он оказался рядом как раз в тот момент, когда Кортни вытащила дневник. — Записи довольно случайные, — заметила Кортни, перелистывая страницы. — Они датируются 1796 годом, когда мисс Пейн поступила на работу в Пембурн. Посмотри… — Разгладив страницу, Кортни показала на проставленное вверху число: 5 января 1807 года. — Это ее первая запись, сделанная в тот год, когда были убиты твои родители.
— За два месяца до их смерти, — мрачно уточнил Слейд.
Кортни держала дневник, и они вместе прочитали:
«Я старею. Моя кожа огрубела от жестких щеток, а плечи ссутулились от тяжелой работы. Я пришла сюда молодой девушкой с радужными мечтами и романтическим сердцем. А сейчас я смотрю в зеркало и вижу старую деву без будущего и с жалованьем экономки. Графиня старше меня на десять лет, но кожа у нее гладкая, а глаза блестят. Легко понять почему. Она купается в бриллиантах и окружена вниманием. В то время как я одинока, с ничтожной суммой, отложенной на будущее. Единственное, чему научила меня жизнь, — в ней нет справедливости».
Кортни нахмурилась.
— Ясно, что мисс Пейн была очень несчастной женщиной.
— Ясно, что она и сейчас такая, — пробормотал Слейд. — Вопрос в том, на что ее толкнуло это чувство?
До них донеслись приглушенные звуки приближавшихся шагов, и Слейд застыл, как волк, почуявший опасность.
Кортни затаила дыхание, ожидая, пока торопливые шаги приближались, достигли двери спальни мисс Пейн… и затихли, удаляясь.
Девушка вздохнула с облегчением:
— Я знала, что мистер Оридж нас не разочарует.
— Даже Оридж не сможет слишком долго задерживать мисс Пейн, чтобы не вызвать у нее подозрений, — забеспокоился Слейд, снова посмотрев на закрытую дверь. — Мы не можем этого допустить. Ясно и то, что нам нельзя брать дневник с собой. Мисс Пейн может обнаружить его исчезновение. Так что давай ускорим процесс, просмотрим записи ближе к тому дню, когда произошло убийство. Может, она называет какие-то имена.
Кивнув, Кортни пропустила несколько страниц с коротенькими записями, пока не добралась до страницы, датированной 18 марта 1807 года и исписанной сверху донизу.
— Давай попытаемся здесь, — прошептала она.
«Она и понятия не имела, как унизительно для меня было просить прибавку к жалованью. И она мне отказала. Она сказала, что я уже получаю почти столько, сколько и Сиберт. Но так не должно быть. Я работаю гораздо больше, чем этот старый дурак. Она продолжала унижать меня, предложив мне деньги взаймы. Но я не нуждаюсь в деньгах. Я их заработала. Разве она заработала целый гардероб восхитительных нарядов или те сокровища, которые граф хранит взаперти в библиотеке? Что ж, я знаю, к кому обратиться, кто убедит леди Пембурн в моей ценности. Это виконтесса Стенвик. Я подойду к ней. Она всегда говорила, что я незаменима, что я просто находка для Пембурна. И графиня уважает ее мнение. Да, так я и сделаю. Я поговорю с леди Стенвик. Она поймет. Она мне поможет».
Следом начиналась другая запись, датированная 20 марта 1807 года:
«Она согласилась принять меня завтра. Мы успели поговорить всего несколько минут до возвращения леди Пембурн, но виконтесса сказала, что у нее есть идеальное решение моей проблемы. И она так приободряюще улыбнулась, когда сказала это. Возможно, она хочет предложить мне место в Стенвике. Больше денег, блестящее будущее. Я с трудом могу дождаться».
— Это ни о чем нам не говорит, — заявил Слейд, — кроме того факта, что мисс Пейн наглая и лживая. Это просто невероятно, что она решилась переступить все рамки и обратиться за помощью к одной из знакомых моей матери, причем не к кому-нибудь, а к ее ближайшей подруге.
— Странно, что Элеонора согласилась принять ее. Учитывая все обстоятельства, я бы скорее подумала, что она пойдет прямо к твоей матери и расскажет о неверности ее экономки.
— Она, вероятно, так и сделала.
— Тогда почему мисс Пейн не уволили? — Кортни задумчиво листала дневник дальше, но там были только чистые страницы, без всяких записей. — Теперь я совсем запуталась. Если мисс Пейн была так взволнована предстоящей встречей с Элеонорой, то почему ничего не написала о результатах этой встречи?
— Может, их и не было. Может, она одумалась и не ходила в Стенвик. А может, Элеонора получше подумала о своей доброте и вышвырнула мисс Пейн в тот момент, когда та появилась. — Слейд взял Кортни за руку и заставил встать на ноги. — Положи дневник туда, где ты его нашла. Он не раскрыл нам ничего, кроме мотивов, которыми руководствовалась мисс Пейн. Но их и так несложно угадать. Воровство всегда вызвано жадностью. Пойдем.
Кортни недоверчиво покачала головой и отступила назад.
— Слейд, здесь слишком много резких противоречий. Элеонора — воплощение светских манер. Она бы никогда не согласилась встречаться с экономкой твоей матери. Но она это сделала. Мисс Пейн может быть расчетливой и жадной, но вряд ли она заблуждалась. И почему ее записи обрываются здесь? А ты не находишь странным то совпадение, что записи обрываются за неделю до того, как она оказалась втянута в заговор по краже драгоценностей твоей матери? Что-то должно было предшествовать этому шаху или кто-то, тот, кто приказал ей нарисовать план дома и передать его Армону. Кто бы это ни был, но мисс Пейн должна была встретиться с ним между двадцатым и двадцать седьмым марта. Но в этом дневнике нет никаких упоминаний о такой встрече, ни о других встречах вообще, разве только радость, что ее согласились… — внезапно Кортни замолчала и сильно побледнела. — Господи… нет.
— Нет, — повторил Слейд, решительно покачав головой. — У тебя сильно разыгралось воображение, Кортни. Это невозможно.
— Да? — тихо спросила она дрогнувшим голосом. — Наверное, ты прав. Я, вероятно, так переутомилась, что больше не способна разумно мыслить, и так стремлюсь разрешить все, что готова даже сомневаться в том, кого Аврора обожает, кого я сама считаю подругой. Но я лучше буду презирать себя потом, когда все это останется позади, но сейчас, Слейд, мы должны рассмотреть любую возможность.
Кортни резко выпрямилась.
— Предположим, что мисс Пейн встречалась с Элеонорой. Предположим, что у Элеоноры была причина не говорить об этом твоей матери. Предположим, что она предложила мисс Пейн деньги, положение и еще бог весть что в обмен на нечто гораздо более ценное?
Слейд замер.
— Бриллиант? Ты думаешь, что Элеоноре был нужен черный бриллиант?
— Я считаю, что тот, кто руководил всем этим, хотел получить черный бриллиант. Итак, допустив, что Элеонора виновна, я думаю, она увидела возможность заполучить этот камень. — Кортни помолчала. — И не однажды, а два раза. Десять лет назад она была близкой подругой твоей матери. Элеоноре нужно было выяснить, где хранится бриллиант, и когда мисс Пейн сблизилась с ней, у нее появилась прекрасная возможность завладеть камнем, не подвергая себя опасности.
У Кортни промелькнула новая мысль, и она заглянула в дневник, указывая на запись от 18 марта.
— Посмотри, мисс Пейн упоминает о шкатулке с бриллиантами твоей матери и ее местонахождении, так что она все знала. Если она рассказала об этом Элеоноре, то Элеонора наверняка решила, что черный бриллиант находится в том же сейфе, что и шкатулка, и решила завладеть им. Не знаю, где она отыскала и наняла Армона, но он прекрасно подходил для отведенной ему роли. Она не рассчитывала, что твои родители появятся в доме в момент ограбления. Но камня там не оказалось. Так что она вернулась к своему первоначальному плану, правда, после смерти твоей матери она сблизилась с Авророй. Думаю, для нее это не составило большого труда, учитывая потребность Авроры в любви и внимании. И все это время Элеонора чувствовала себя в полной безопасности, зная, что ты убежден в виновности Лоуренса и Хилтона Бенкрофтов.
Желваки заиграли на лице Слейда.
— У Хилтона рассудок помутился еще за месяц до смерти моих родителей. Именно тогда они с Лоуренсом ворвались в мой дом, выкрикивая обвинения.
Вслед за этим признанием Слейд ясно вспомнил совет мистера Сколларда, который прозвучал так четко, словно Сколлард произнес его: Сделай со своим разумом то, что ты сделал со своим сердцем: освободи его от теней, которые загораживают твое зрение. Как только ты добьешься этого, то сразу увидишь то, что есть, а не то, что ты предпочитал видеть.
Резко вздохнув, Слейд встретился взглядом с Кортни.
— Факт в том, что я ошибался. Бенкрофты не виноваты. Но я был слишком ослеплен эмоциями, чтобы быть объективным. Я больше не собираюсь повторять подобной ошибки. Так что давай разберем эту версию.
Кортни кивнула, ее била дрожь.
— А как быть со второй попыткой украсть бриллиант? — спросил Слейд. — С той, что привела тебя ко мне?
— Снова допустив, что Элеонора виновна, можно сказать, что ей представилась еще одна прекрасная возможность добиться своей цели, — ответила Кортни. — Неугомонная Аврора стремилась повидать мир. Ты находился в Индии и должен был вернуться в разгар сезона в Лондоне. Элеоноре требовалось всего лишь договориться со своими подручными: Армон должен был отослать записки о выкупе и произвести обмен, а мисс Пейн — скрыть оставленное Авророй письмо, чтобы ты и понятия не имел о местонахождении сестры. Затем Элеонора получила бы бриллиант, и никто бы не узнал об этом.
— Но Армона одолела жадность, — продолжил Слейд; он выглядел совершенно подавленным. — Тот обманул Элеонору, совершил обмен на день раньше и ускользнул с камнем. — Слейд задумался. — Но тут встает другой вопрос. Можешь ли ты представить, что очаровательная женщина, которая пьет в нашем доме чай, является жестоким убийцей? Потому что тот, кто нанял Армона, хладнокровно застрелил его. Это далеко не случайная смерть, Кортни, это преднамеренное убийство.
— Я понимаю. Однако если за этим действительно стоит Элеонора, то вся ее внешность — это личина, а в действительности мы совершенно ее не знаем. Она притворялась дружелюбной, даже сделала вид, что скорбит о твоих родителях и заботится об их детях. Она устраивала заговоры, кражи, манипулировала и косвенно была замешана в убийстве. Может ли такой человек пойти на преднамеренное убийство? Я считаю да.
— Она могла стрелять в тебя, — размышлял вслух Слейд. — У нее было достаточно времени, чтобы проследовать за нами до Сомерсета, как и тогда, когда она вернулась из Лондона и, узнав о предательстве Армона, успела доскакать до Дартмута и убить его. Но у нее был повод разделаться с Армоном. Почему же она хотела убить тебя? Почему ты неожиданно превратилась для нее в угрозу?
Воспоминания словно током пронзили Кортни.
— Бог мой, — выдохнула девушка. — Я сама дала ей для этого повод. Перед тем как мы отправились в Лондон, я сказала, что собираюсь обшарить весь корабль Армона, пока не найду хоть что-нибудь, указывающее на его сообщника. Слейд, когда я говорила это, со мной не было никого, кроме Авроры и Элеоноры.
— Черт возьми! — Слейд провел руками по волосам. — Неудивительно, что мистер Сколлард повторял об опасности, появляющейся на пороге Пембурна.
— Все верно. Он сказал тебе это вчера. — Кортни сжала руку Слейда. — А вчера в полдень Элеонора приезжала навестить Аврору. Господи, все это имеет смысл, жуткий смысл!
— Кортни… — заговорил Слейд, и в его голосе послышался испуг. — Если ты права и все эти доводы окажутся правдой, то выходит, я был настолько слеп, что подвергал опасности жизнь Авроры.
— Не надо так думать. Аврора в порядке, у нее все будет хорошо. — Кортни повернулась, убрала дневник под стопку ночных рубашек и закрыла ящик. — Давай не предпринимать никаких поспешных действий, пока не убедимся, что наши рассуждения верны. У нас ведь нет никаких доказательств и никаких признаний. Мы даже не знаем, что Элеонора собирается делать с бриллиантом, если он действительно у нее. Ясно, что она не пыталась продать его и не знает, что это подделка. Она точно этого не знает, потому что еще вчера говорила Авроре, что твое решение рассказать обо всем на страницах «Тайме» просто гениально и что твои родители теперь обретут покой. — У Кортни ком встал в горле.
Слейд взял Кортни за руку, его глаза горели.
— Пойдем. Настало время для ответов.
В Пембурне было тихо как в могиле.
Еще долго после того как Слейд вышел из зала, где снова собирал всю прислугу и рассказал об истинной цели проведенной ранее проверки почерка вплоть до подробного изложения найденного документа, слуги оставались там и в ужасе перешептывались. То, что один из них был соучастником убийства, казалось невероятным.
Мисс Пейн закуталась в плащ и прошла мимо Си-берта. Она так сильно дрожала, что едва могла говорить.
— Сиберт, мне нужно немного подышать воздухом.
— Понимаю, мадам. — Он и сам был белым как полотно.
Выйдя из дома, она забралась в фаэтон и быстро помчалась по дороге, оставляя за собой клубы пыли.
— Вот наш проводник, — прошептал Слейд Кортни и Ориджу, которые сидели рядом с ним в спрятанном у обочины дороги экипаже. — Поехали.
Элеонора прогуливалась по саду, восхищаясь новой изумрудной брошью и думая о том, что скоро ей доставят такие же серьги. Она получала необыкновенное наслаждение, когда надевала свои дорогие украшения. Но многие из ее драгоценностей были настолько дорогими, что было рискованно не только надевать их, а даже вытаскивать из сейфа. У виконтессы была собрана замечательная коллекция сокровищ, наконец среди них появился и величественный черный бриллиант. Но она не осмеливалась носить многие из своих драгоценных украшений и редких камней, опасаясь, что кто-нибудь может узнать свои вещи и попытается отобрать их у нее. Однако эта жертва была не так уж велика Элеонора могла любоваться ими каждый день, наслаждаться их холодным блеском, видеть, как они переливаются всеми цветами радуги при ярком солнечном свете или загадочно мерцают в лунную ночь. Как они были совершенны — без малейших изъянов, не имеющие себе равных, и в противоположность всему они были бессмертны.
И все принадлежали ей.
Стук колес приближающегося фаэтона оторвал Элеонору от размышлений, и она насторожилась, глядя, как быстро он подъехал и остановился перед ней.
Глаза Элеоноры потемнели, когда она увидела, кто приехал.
— Ты с ума сошла? — прошипела она, когда мисс Пейн спрыгнула на землю. — Что ты здесь делаешь?
— Они все знают, — задыхаясь, произнесла мисс Пейн. — Лорд Пембурн и эта девушка. Они знают.
Элеонора напряглась.
— И что они узнали?
— Они обнаружили мою схему. Не знаю, где и как им это удалось. Знаю только, что она у них есть, и теперь им известно, что кто-то в Пембурне причастен к краже, и они вот-вот узнают, кто это.
— Как они это сделают?
— Лорд Пембурн заставил всех слуг написать несколько слов, придумав вымышленный предлог. Сейчас он направляется в Лондон, чтобы найти эксперта по почерку. Он собирается сравнить почерк каждого с записью на схеме. Как только он это сделает, я буду разоблачена.
— Ясно. — Нахмурившись, Элеонора погладила свою брошь, прохладная поверхность изумруда была такой успокаивающей. — Как это ужасно неприятно.
— Неприятно? Да наши жизни в опасности, а вы считаете, что это просто неприятность?
Рука Элеоноры замерла.
— Наши жизни?
— Простите меня — моя жизнь, — торопливо поправилась мисс Пейн. — Леди Стенвик, вы должны понять, я не могу туда вернуться. Они отправят меня в тюрьму. Пожалуйста, вы должны предоставить мне ту работу, которую обещали, когда я впервые обратилась к вам десять лет назад. Я понимаю, что после того как Армон убил графа и графиню, я не могла оставить Пембурн, не вызвав подозрений. Но больше так продолжаться не может. Если я вернусь туда, это будет равносильно моему смертному приговору. — Послышалось приглушенное рыдание. — Армона больше нет в живых, и он не сможет подтвердить мою невиновность. Лорд Пембурн наверняка решит, что я замешана в убийстве. Я не могу пойти на такой риск.
— Нет, конечно, не можешь. — Элеонора поджала губы. — И я тоже не могу.
— Тогда вы дадите мне эту должность?
— Что толку в твоей работе, дурочка? Стенвик не спасет тебя от тюрьмы. Сыщики просто придут сюда, а не в Пембурн, чтобы забрать тебя. И не только тебя, — добавила Элеонора, и ее пальцы судорожно сжали брошь, — но и меня тоже.
— Что же нам делать?
— Боюсь, что оставаться в Англии больше нельзя. Единственное решение — как можно быстрее покинуть страну. — Она задумалась. — Армон мертв, — размышляла вслух Элеонора. — Остаешься только ты и Гриме. Мне с большим трудом удалось убедить его хранить молчание о том, что я была вынуждена убрать Армона. Но он такой несговорчивый, и его так легко запугать. Одному только Богу известно, что он может наговорить лорду Пембурну, если на него нажать.
— Может, нам оставить его здесь? — предложила мисс Пейн.
— Нет. Здесь никого нельзя оставлять. — Элеонора прищурилась. — Никого. — С этими словами она решительно кивнула. — Я хочу, чтобы ты немедленно отправилась в Дартмут и предупредила Гримса о создавшемся положении. Вы оба будете ждать меня там. Я соберу вещи и договорюсь о безопасном путешествии на континент. Потом присоединюсь к вам. На рассвете мы уплывем.
— А Гриме согласится так поспешно уехать из Англии?
Элеонора ободряюще улыбнулась:
— С Гримсом не будет никаких проблем.
Гриме беспокойно расхаживал за спиной мисс Пейн и вытирал пот со лба, когда появилась Элеонора. Виконтесса грациозно спустилась со своего фаэтона, задержавшись только, чтобы взять небольшую сумку, прежде чем направиться к поджидавшим ее компаньонам.
— Послушайте, миледи, — начал Гриме. — Я не знаю, что, черт возьми, здесь происходит. Знаю только, что вы держите меня в деле. Черт, да вы покупаете девяносто процентов бриллиантов, что проходят через мои руки, независимо от того, кто их поставляет: Армон, когда был жив, или другие. Но все пираты и контрабандисты, с которыми я знаком, живут здесь, в Англии. Я и понятия не имею, к кому обращаться на континенте.
— А зачем ты мне все это рассказываешь? — поинтересовалась Элеонора. Она посмотрела вниз, чтобы удостовериться, что ее сумка рядом. Жалобы Гримса напомнили ей, что потребуется некоторое время, прежде чем она найдет другого сообщника, которым можно было бы так же легко манипулировать, как и этим Но это лишь небольшая временная задержка. У нее прекрасная коллекция бриллиантов, которая не позволит скучать в этот промежуток. Один черный бриллиант занимал ее целыми неделями, она восхищалась его гранями, наслаждалась его несравненной красотой. Гриме в недоумении уставился на нее:
— Разве вы не понимаете, зачем я все это говорю? Мисс Пейн сказала, что мы уезжаем из страны.
— Так сказала мисс Пейн? — Элеонора удивленно подняла брови. — Она ошиблась. — Женщина быстро вытащила из-под накидки пистолет. — Это я покидаю Англию. А вы просто остаетесь.
Раздался выстрел, и пуля ударила в ствол пистолета Элеоноры.
Удивленно вскрикнув, она выронила оружие.
Из-за деревьев вышел Оридж, его пистолет был нацелен на Элеонору.
— Думаю, вы убивали уже достаточно, леди Стенвик.
— Более чем достаточно, — добавил Слейд, выйдя из укрытия и встав прямо перед Элеонорой. — Если бы ты была мужчиной, то я избил бы тебя до полусмерти, — прорычал он сквозь зубы.
— А у меня нет таких предубеждений, — выпалила Кортни. — Ты хладнокровное и бессердечное чудовище. Это тебе за родителей Слейда, за папу и за боль, которую твоя вина причинит Авроре. — Кортни размахнулась и изо всех сил ударила Элеонору по лицу. — Надеюсь, ты вместе со своими бриллиантами сгниешь в тюрьме.
Элеонора даже не моргнула.
— Сгнию? — Она вздрогнула, похоже, скорее от удивления, а не от боли. — Вот здесь вы ошибаетесь, Кортни, и ты, Слейд, и Аврора, и все остальные невежественные дураки, о которых ты упомянула. Это люди гниют. Бриллианты, напротив, очень долговечны. — Странный свет появился в глазах Элеоноры. — Они существуют вечно.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Бриллиант в наследство - Кейн Андреа



Замечательный роман
Бриллиант в наследство - Кейн АндреаСветлана
29.04.2012, 19.41





Скучный роман, у этого автора есть книги лучше ))rnНо очень красивый эпилог, исполнились все мечты главной героини.rnОчень нежная и красивая любовь. Больше ничего не могу сказать мне роман не понравился. rn6/10
Бриллиант в наследство - Кейн АндреаЗлата
11.06.2012, 18.17





Читать можно.Роман-"под настроение".8 из 10.
Бриллиант в наследство - Кейн АндреаЛюбовь
17.10.2012, 13.59





Очень интересная книга, продолжение "Черный бриллиант".
Бриллиант в наследство - Кейн АндреаЛенчик
26.03.2013, 4.31





Роман понравился.Читать можно и нужно.
Бриллиант в наследство - Кейн АндреаНаталья 66
30.10.2013, 19.14





Интересный захватывающий сюжет, красивая любовь...Но всё время думала: "Когда же он (роман) закончится?" Не хватает страстей, все как-то правильно, логично.
Бриллиант в наследство - Кейн АндреаНатали
12.04.2014, 0.36








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100