Читать онлайн Вспомнить любовь, автора - Кейли Элизабет, Раздел - 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Вспомнить любовь - Кейли Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.67 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Вспомнить любовь - Кейли Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Вспомнить любовь - Кейли Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кейли Элизабет

Вспомнить любовь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

9

Рождественский снег превратился в непроходимую грязь, зарядили бесконечные мелкие дожди. В Суонси вернулась настоящая приморская зима. Теперь вечерами, возвращаясь домой, Фрэнк часто поёживался, представляя жуткую комнату на пять человек в ночлежке. Дом Редфастов быстро стал и его домом, иногда Фрэнку даже казалось, будто он родился здесь и вырос. В памяти то и дело всплывали мелкие детали, вдруг появлялись знания и умения, о которых Фрэнк даже не подозревал. Например, в один из дней, когда Уилл попросил занести Фрэнка какие-то данные в компьютер, Фрэнк с удивлением обнаружил, что неплохо разбирается в бухгалтерии. Это еще больше запутало его. Ведь совсем недавно, каких-то три недели назад, он уверенно взял в руки рубанок. Его знания, умения и навыки противоречили друг другу. Фрэнк никак не мог составить целостную картину своей прежней личности, не мог понять, чем же он занимался в прошлой жизни. То ли был бухгалтером, то ли компьютерщиком, то ли яхтсменом.
Его часто тревожили странные сны. В них Фрэнк встречал каких-то людей, ходил под парусом, танцевал на балах. Это был калейдоскоп не то воспоминаний, не то иллюзий. Фрэнк не мог отделить правду от вымысла. Он знал, что это были весточки из прошлого, но не мог вспомнить ни одного лица, ни одной зацепки, что позволила бы ему вернуть память.
Те редкие проблески, которые иногда вызывал запах или текстура, тонули в море новой информации из другой жизни. Уже через минуту они казались лишь призраками, фантомными болями в отнятой ноге.
Фрэнк не жаловался. Да и на что ему жаловаться: у него был теплый дом, с ним рядом были удивительные люди, которых ему все чаще хотелось назвать своей семьей, и в соседней комнате спала девушка, смущавшая его душу так же сильно, как и видения из прошлой жизни.
После поцелуя под омелой Бетси еще долго держалась с ним холодно и отчужденно. Эмми, Уилл, Аделаида и Джейсон легко приняли его в свою семью, открылись ему, чужаку без имени и прошлого, а вот Бетси, медсестра, вытащившая его с того света, ухаживавшая за ним, сжимавшая его руку в самые тяжелые моменты, она вела себя так, будто видела впервые. Но постепенно лед таял. Бетси привыкала к присутствию в доме нового человека, сны о мужчине и море перестали сниться ей, и лишь иногда, глядя на четко очерченные губы Фрэнка, она вспоминала их вкус, но тут же гнала прочь это воспоминание. Душевное спокойствие вдруг стало для Бетси дороже всего.
Они даже перешли на «ты», правда, лишь после того, как Эмми заявила, что их церемонность уже просто смешна. И все же, несмотря на тишину в двух соседних спальнях, очень часто два одиноких человека не могли до рассвета сомкнуть глаз и пытались уловить хотя бы звук из соседней комнаты.
Бетси давно знала действенный способ уйти от переживаний. Ей всегда достаточно было погрузиться с головой в работу, но сейчас этот метод не действовал. Дома был Фрэнк, а в больнице – Дэн. Он изо всех сил делал вид, будто ничего не случилось, но Бетси часто ловила на себе его тоскливый взгляд. Она даже предложила Дэну вывести ее из бригады, но Дэн сказал, что об этом не может быть и речи. Ему нужна профессиональная медсестра рядом, специалист, который понимает его без слов и в котором он может быть уверен на сто процентов.
Лишь однажды Дэн сорвался. Они шли рядом по коридору и обсуждали сложную операцию на мениске. Если восстановление пойдет успешно, женщина сможет ходить.
– Ты был великолепен, Дэн, – искренне восхитилась Бетси. Каждый раз ее поражали удивительный профессионализм, чутье, дар, которыми был наделен хирург.
– Я ничего не стою, если рядом нет моей команды, – комплиментом на комплимент ответил Дэн. – Жаль, что жизнь – не операция и здесь мы не сработаемся.
Бетси отвела глаза и промолчала. У них был трудный день, эта слабость простительна.


Дни шли за днями, складывались в недели. Постепенно переживания ушли в прошлое, мелкие каждодневные проблемы заслонили их. Дэн становился все раскованнее в разговорах с Бетси, а Фрэнк уже не смотрел на нее со страхом дворняжки, которая каждый миг боится, что хозяева выгонят ее.
Дэн решил целиком посвятить себя медицине и отказаться от любых планов устроить личную жизнь. Он был благодарен Бетси за честность, он уважал ее выбор, ее решение. Может быть, на самом деле им бы было легче расстаться, но Дэн понимал, что это было бы поступком труса. А потому он изо всех сил старался возродить прежние легкие и доверительные, но исключительно дружеские отношения. В день святого Валентина Дэн даже пригласил Бетси на ланч. Оба сильно волновались, чувствовали себя скованно, но к десерту их беседа стала, как и прежде, дружеской, от былого смущения не осталось и следа. Они вновь делились своими переживаниями, мыслями, чувствами, обсуждали последние новости и сплетни закрытого мирка больницы и даже несколько раз осторожно пошутили на тему неудавшегося брака между главным врачом и медсестрой.
Домой Бетси вернулась в приподнятом настроении. Она сразу же отдала коробку шоколада, подарок Дэна, тетушке Эмми и устроилась в гостиной на диванчике.
Бетси долго не могла понять, что же мешает ей расслабиться. Наконец ее осенило: в доме стояла странная тишина.
– Тетя, а где Джейсон? – спросила Бетси, возвращаясь на кухню, где Эмми колдовала над бесчисленными кастрюльками.
– Не поверишь! Отправился на свидание. – Эмми сияла. Конечно, свидание означало, что младший сын становится взрослым. – Он даже оделся прилично и вытащил из ушей эти ужасные серьги с черепами.
– На что человек только ни пойдет ради любви, – хмыкнула Бетси. – А где дядя и Фрэнк?
– Им нужно срочно разобраться с бухгалтерией. Фрэнк сейчас сидит над документами, а Уилл считает своим долгом сидеть рядом с ним. В конце концов, это он напортачил.
Эмми уже давно уговаривала мужа нанять профессионального бухгалтера, но Уилл упорно отказывался. Конечно, все закончилось проблемами с налоговой. Хорошо, что рядом оказался Фрэнк, явно разбирающийся во всех тонкостях бухгалтерского учета. И понятно, почему Уилл чувствует себя виноватым и хочет хотя бы своим присутствием поддержать Фрэнка. Но Бетси подозревала, что есть еще одна причина. Уиллу сегодня вечером предстояло услышать «Я же тебе говорила!» в самых разнообразных вариациях. И теперь сидя в своем крошечном офисе при верфи он изо всех сил оттягивал этот неприятный момент.
– Так что ужинать сегодня будет только женская часть семьи, – закончила тетя. – Как прошел твой день.
– Нормально. Удивительно, но работы было немного. Пообедала сегодня с Дэном, – безразличным тоном сказала Бетси, и удивилась тому, что этот тон был вовсе не наигранным.
– Как у него дела? Еще не собирается распрощаться с жизнью холостяка?
– Мне об этом он ничего не сообщал.
Эмми пристально посмотрела на Бетси.
– Есть что-то, что мне нужно знать?
– Ровным счетом ничего, – уверенно сказала она. Действительно, зачем тетушке знать о предложении Дэна, о метаниях Бетси, и о том, что ей все чаще снится поцелуй с Фрэнком. Это только ее жизнь, а у Эмми и своих забот полно. Вот и третий сын завел девушку… – Вам нужна моя помощь?
– Что ты! – Замахала руками Эмми. – Сегодня все будет более чем скромно.
– Тогда я буду в гостиной.
– Конечно, дорогая.
Тетушка вернулась к своим кастрюлям.
Бетси несколько минут раздумывала, стоит ли включать телевизор, и в итоге решила насладиться редкими минутами тишины. Она взяла книгу, которую давно хотела прочитать и все как-то не хватало времени. Но роман оказался удивительно скучным, и незаметно Бетси уснула.
Ей снилось что-то очень хорошее. Удивительно, но в этом сне не было моря, лишь чьи-то мягкие прикосновения.
– Бетси, – позвал ее знакомый голос.
Она открыла глаза. Фрэнк стоял возле диванчика на коленях. Его рука лежала на плече Бетси, серые глаза ласково смотрели на нее.
– Я, кажется, уснула, – пробормотала она.
Вставать, да и вообще двигаться, не было никакого желания. Взгляд Фрэнка словно загипнотизировал ее. Бетси вдруг поняла, что, возможно, ласковые прикосновения вовсе и не приснились ей. А даже если это было всего лишь видение, ей хотелось, чтобы сон стал явью.
– Эмми просила не будить тебя.
– Ой, я же проспала ужин.
– Ничего страшного. Уилл повел Эмми и Аделаиду в ресторан, отмечать День святого Валентина.
– Аделаиду?!
– Она может быть очень настойчивой. – Фрэнк ласково улыбнулся.
– И совершенно лишена такта. А Джейсон еще не вернулся?
– Нет. И мне кажется, раньше полуночи его можно и не ждать.
– Получается, мы одни?
Фрэнк несмело улыбнулся и развел руками. Бетси почувствовала неловкость. Она села, поправила блузку, прическу и, глядя куда угодно, лишь бы не на Фрэнка, сказала:
– Наверное, ты голоден.
– Мы с Уиллом перекусили. И я тут принес для тебя…
Он замялся и покраснел, словно мальчишка на первом свидании.
– Поздравляю с Днем святого Валентина.
Фрэнк протянул Бетси коробку конфет. Не самые дорогие, аляповато оформленные, но Бетси была счастлива.
– Молочный шоколад с фундуком! Фрэнк! Откуда ты узнал?
– Я почему-то сразу решил, что ты должна любить именно эти конфеты.
Боже мой, Фрэнк знает меня всего два месяца и сразу же угадал, какой шоколад мне нравится. Дэн знаком со мной уже пять лет и все равно упрямо дарит самый дорогой шоколад, который я терпеть не могу. А ведь я не раз ему намекала, однажды даже прямо сказала…
– Спасибо, – искренне сказала Бетси. – Это мои любимые.
– Жаль только их выпускают в такой ужасной упаковке, – заметил Фрэнк.
Бетси улыбнулась. Он просто читает ее мысли. Жить в одном доме с телепатом не легкая задачка. Она открыла коробку и вытащила первую шоколадку.
– Угощайся, пожалуйста.
Фрэнк присел рядом с ней на диван, стараясь быть как можно дальше, и взял конфету.
– Как дела на верфи? – завела Бетси ни к чему не обязывающий разговор.
– Строим яхту для этого Ф. Д. Рида. – Фрэнк мечтательно закатил глаза. – Знаешь, ничего красивее я еще не видел. Вот бы выйти на ней хоть раз в море.
– Ты вновь хочешь ходить под парусом?
– Ну, доктор Беррингтон рекомендовал мне это как один из способов возвращения памяти.
Фрэнк говорил легким веселым тоном, но он не мог обмануть Бетси.
– Тебе очень тяжело? – участливо спросила она.
– Не знаю, – честно ответил Фрэнк. – Я здоров, нашел дело по душе, нашел дом, в котором мне хорошо. Имею ли я право жаловаться? Жить без прошлого можно. Одна беда: иногда какой-то звук или запах напомнит что-то из прошлой жизни. Ты мучительно пытаешься вспомнить, что же это было, и не можешь. Тогда становится страшно. В моем мозгу есть какая-то пустота. Иногда я боюсь, что мне затянет туда, и я уже никогда не смогу выбраться. У меня остались какие-то смутные воспоминания о том времени, пока я лежал без сознания. Мне кажется, будто я пробирался через эту пустоту к свету, к солнцу, к ветру… – Фрэнк запнулся. У него перехватило дыхание. – Да, я не имею права жаловаться. В конце концов, благодаря тебе у меня есть имя. А это уже много. Наверное, я даже почти счастлив. И ведь я не знаю, был ли я так же счастлив в той, другой жизни. А иногда я задумываюсь, что же будет, когда память вернется ко мне. Здесь я чувствую себя на своем месте, как будто вся моя жизнь и была дорогой в этот дом. Мне нравится работать на верфи. Уверен, я смогу сделать так, чтобы имя твоего дяди гремело по всей стране, чтобы лучшие яхтсмены приезжали к нему. Он ведь очень талантлив и безумно любит свое дело, но совершенно не умеет руководить им.
Бетси улыбнулась. Фрэнк точно описал дядю Уилла.
– Я полюбил твоих родных, этот дом. Мне хорошо здесь. – Фрэнк помолчал секунду. – А еще здесь ты.
Он испуганно поднял глаза на Бетси, словно вовсе не хотел говорить этого.
– Фрэнк, я…
– Прости, я не должен был этого говорить. Кто я такой? Бродяга без фамилии, без средств, даже без своего дома…
– Фрэнк! – Бетси чуть повысила голос, пытаясь прекратить этот поток слов.
– Я просто забылся. – Он вскочил и принялся широкими нервными шагами мерить комнату. – Уверяю тебя, больше этого не повторится.
– Фрэнк! – Бетси почти кричала.
Он резко остановился и удивленно посмотрел на нее. Бетси встала и подошла к застывшему Фрэнку.
– Ты больше никогда не будешь говорить подобные глупости, – твердо сказала она. – Ты умный, добрый, замечательный человек. Ты умеешь быть благодарным. Моя семья приняла тебя и полюбила. Но первой тебя увидела я. Ты поразил меня своей силой воли, своей жаждой жизни, еще когда тебя привезли без сознания. Мало кто выжил бы после пяти часов в ледяной воде. А ты не просто выжил, ты сохранил здоровье и рассудок. Я видела, как ты боролся с этой пустотой, видела, как выкарабкивался, выигрывая у смерти каждый день. Я помогала тебе чем могла, но я сделала ничтожно мало, все самое важное сделал ты. И сейчас не могу поверить, будто передо мной стоит тот же самый человек!
– Ты считаешь меня сильным?
– Дело не в том, что я думаю или считаю. В тебе есть сила, не физическая, мышцы накачать может любой дурак, в тебе есть душевная сила. Ты человек дела и чести. Не знаю, почему я уверена в этом после неполных трех месяцев знакомства, но это так. Может быть, этим ты и привлек меня. Мужчина, который смог побороть смерть, не станет извиняться за то, что сказал правду о своих чувствах. Не разочаровывай меня, Фрэнк.
Она была так близко! Ее глаза горели яростным огнем, тонкие, но сильные пальчики были сжаты в кулаки. Казалось, если Фрэнк скажет что-то, что ей не понравится, она набросится на него.
И тогда Фрэнк сделал шаг. Всего один шаг, и вот Бетси уже в его объятиях.
– Что толку думать о том, что было и что могло бы быть, – прошептал он. – Если сейчас рядом со мной ты.
Бетси чувствовала, как дрожат у нее колени.
– Жаль, что нет омелы, – пробормотала она и потянулась к губам Фрэнка.
Это был тот поцелуй, о котором она мечтала в машине Дэна два месяца назад. Поцелуй, полный страсти, вожделения и в то же время ласки. Шторм и натиск разъяренной стихии, и нежные прикосновения прибоя к босым ногам.
– Ты пришел, и ты пахнешь морем, – пошептала Бетси, едва только они отпрянули друг от друга. – Когда-нибудь я расскажу тебе о своих снах.
Она приложили палец к губам Фрэнка и увлекла его за собой к диванчику.
Бетси не знала, сколько прошло времени, с тех пор как Фрэнк заключил ее в объятия и поцеловал.


Обнаженные, освещенные пламенем электрического камина, они лежали, плотно прижавшись друг к другу, словно были не в силах расстаться.
– Знаешь, я думал, что никогда не решусь сделать первый шаг, – признался Фрэнк. – Я так боялся, что ты оттолкнешь меня, что обидишься, и я потеряю последнюю надежду. Я много думал о том, что могу тебе дать. Ведь на самом деле, кроме верности и любви, я ничего не могу дать тебе.
– Мне этого достаточно, – вставила Бетси.
Фрэнк благодарно улыбнулся.
– И все же эти мысли постоянно преследовали меня. Каждую ночь я пытался услышать твое дыхание. Так надеялся, что однажды дверь откроется и на пороге моей комнаты появишься ты. Такая прекрасная, такая желанная. А потом вновь включал голову и понимал: ты никогда не сделаешь этого. Ведь ты была такой холодной, такой строгой. Иногда мне даже казалось, что между медсестрой Боунс и Бетси, племянницей Уилла Редфаста, огромная пропасть. А еще я думал, что мне просто показалось, будто я интересен тебе, что это была лишь жалость к человеку, вернувшемуся с того света.
– Я думала и боялась, – весело ответила Бетси. – Мне было страшно признаться самой себе в этих чувствах. Что уж говорить о тебе! И на самом деле, сначала я жалела тебя, а потом поняла, что жалость тебе не нужна. Жалеть тебя значило бы обижать. И даже когда я встретила тебя в эту жуткую метель накануне Рождества, я пригласила тебя в свой дом, не потому что пожалела, а потому что хотела быть ближе к тебе. Вот только тогда я не отдавала себе в этом отчета. Я действовала импульсивно. Совсем как сегодня вечером. А уж потом, когда ты очаровал моих родных, когда тетушка Эмми решила предложить тебе остаться, когда дядя Уилл нашел работу, я начала думать и испугалась. Сейчас мне даже кажется, что думать вредно.
Она улыбнулась и удобнее устроилась на груди Фрэнка. Его сердце билось ровно и сильно. Бетси почему-то вспомнила, как совсем недавно Дэн пытался услышать хотя бы слабый звук. Как долго они боролись за жизнь Фрэнка. Если бы она тогда знала, что старается не только для него, но и для себя. Если бы знала, что теперь в биении этого сердца будет все ее счастье…
– Тогда, под омелой, я сразу все понял, – чуть слышно сказал Фрэнк. – Если у меня еще были какие-то сомнения до, то этот первый поцелуй… Он все расставил по местам. Спасибо Тревору.
– И я все сразу поняла и, наверное, потому испугалась. Знаешь, Фрэнк, я ведь давно знала, что ты придешь ко мне. В четырнадцать лет мне приснился сон. Из моря выходил мужчина, протягивал мне руку и звал с собой. И я шла. Это был прекрасный и чистый сон, сон о моей будущей любви, вот только мне никогда не удавалось рассмотреть лицо мужчины. А потом, когда я узнала тебя, я поняла, кого я видела во сне. Смешно. Всю жизнь я свято верила, что этот сон вещий, а когда встретила мужчину, подаренного мне судьбой, начала себя уговаривать, что нельзя верить снам, что сон – лишь порождение уставшего разума. Я такая глупая!
– Ты самая умная девушка на свете, – прошептал он и прикоснулся губами к мочке ее уха.
Фрэнк пропускал сквозь пальцы шелковистые пряди волос, отливающие в искусственном пламени золотом.
– Наверное, в детстве ты была рыжей, – вдруг сказал он.
– Я и сейчас иногда становлюсь рыжей, если лето жаркое и мне удается дней десять поваляться на пляже без шляпы.
Бетси провела пальчиком по щеке Фрэнка. Кулинарные способности тетушки Эмми еще не сделали свое дело, и щеки Фрэнка были впалыми. Только это еще свидетельствовало о тяжелой болезни. Под пальцем Бетси была жесткая щетина.
– Прости, если бы знал, обязательно бы побрился. – Фрэнк поцеловал пальчик Бетси.
– Глупости. Мужчина без растительности на лице – это что-то странное. Ты мне нравишься таким, какой ты есть.
Рука Бетси легла на грудь Фрэнка. Она запустила пальчики в жесткие волосы на его груди и прихватила губами мочку его уха.
– Что же ты делаешь? – пробормотал Фрэнк, склоняясь над ней. Бетси лишь лукаво улыбнулась и выгнулась навстречу его ласкам.
Но вдруг на пороге кто-то затопал и загремел ключами.
– Джейсон, – пробормотал Фрэнк.
– Тетя, – одновременно с ним сказала Бетси.
Не медля ни секунды они бросились собирать вещи и взлетели по лестнице, как раз когда в прихожей раздался голос Джейсона:
– Мама, я вернулся.
На площадке второго этажа Фрэнк пытался попасть ногой в штанину джинсов и бормотал:
– Чувствую себя подростком!
– Новые впечатления тебя полезны.
Бетси поцеловала его в щеку и убежала в свою комнату, чтобы надеть удобную домашнюю одежду.
На ходу застегивая рубашку, Фрэнк спустил вниз и окликнул Джейсона.
– Как прошло свидание? – поинтересовался он.
– В этом доме вообще что-то можно скрыть?! – делано возмутился мальчик. – Где мама?
– Уилл пригласил ее в ресторан.
– Понятно, где бабушка, можно даже и не спрашивать. Ты не знаешь, на кухне есть что-нибудь съедобное?
– Тетя Эмми приготовила ужин, сейчас я разогрею. Подождите пару минут, – небрежным тоном сказала Бетси.
Пока Фрэнк отвлекал внимание Джейсона, Бетси успела одеться и даже привести в порядок прическу.
– Ну и как все прошло? – спросил Фрэнк просто для того, чтобы как-то поддержать разговор.
Джейсон только закатил глаза. Бетси и Фрэнк понимающе переглянулись. Им бы тоже не слишком хотелось рассказывать домашним о том, что произошло этим вечером в гостиной. У любого человека есть что-то личное, недоступное даже для самых любимых и близких людей.
Пока Бетси возилась на кухне, Джейсон прошел в гостиную и упал на диван, театрально прикрыв глаза. Фрэнк остался стоять в стороне. Он все ждал, когда же мальчик скажет что-то вроде «ох уж эти женщины», чтобы казаться в своих глазах взрослым мужчиной.
– Фрэнк, ты когда-нибудь влюблялся? – неожиданно спросил Джейсон.
– Да.
– Правда, здорово?
Фрэнк встретился с ним глазами и вдруг понял, что мальчик действительно вырос. В его жестах, мимике больше не было ничего театрального. Джейсон еще не стал мужчиной, но и мальчиком больше не был. Кажется, теперь дома будет тихо.
– Правда, – согласился Фрэнк. – Какая она?
– Самая замечательная. Ей действительно было безразлично, куда мы пойдем. Никакого пафоса. Мы с ней весь вечер говорили, я даже не попытался поцеловать ее. Мне кажется, для этого слишком рано.
Фрэнк подумал об их романе и еще больше утвердился во мнении, что они ведут себя, как подростки. А может быть, они просто так долго ждали этой любви, что больше нет сил терпеть, ходить на свидания, дарить цветы? Конечно, он с удовольствием будет все это делать, но только для того, чтобы доставить Бетси радость. Если ей будет приятнее сидеть вечером обнявшись у телевизора – пожалуйста. У них нет времени на ухаживания. Это у Джейсона все впереди, он может подождать, а они сейчас должны ловить каждый момент счастья.
– Я вот думаю, куда бы сводить Мэри в следующий раз?
– Я совсем плохо знаю город, о девушках помню и того меньше, – признался Фрэнк. – Все, что я могу тебе предложить, прогулка на яхте, когда можно будет выйти в море.
– О, это было бы здорово. Ты возьмешь Бетси, я возьму Мэри, и мы целый день проведем в море. Кстати, своди Бетси в кино, она как-то жаловалась, что все мужчины ее возраста считают правильным водить даму в ресторан, и плевать им на то, что ей хочется посмотреть новый фильм.
– Хм. – Это было самое глубокомысленно замечание, на которое был способен Фрэнк. – А тебе не кажется…
– Что я вторгаюсь в твою личную жизнь? Но, Фрэнк, вы всему дому сообщили о том, что наконец-то вместе.
Фрэнк удивленно смотрел на Джейсона.
– Во-первых, коробка конфет на полу. Ни за что не поверю, что Бетси могла вот так просто ее бросить, значит, была слишком увлечена чем-то другим. Во-вторых, ваш побег на второй этаж. Это было просто смешно. Правильнее было бы остаться в гостиной и спокойно одеваться. Времени у вас было достаточно. И, в-третьих, вытри шоколад со щеки.
– Ужинать! – крикнула Бетси.
Довольный собой, мальчик поднялся с дивана и пошел на кухню.
– Джейсон, – окликнул его Фрэнк, – ты очень сообразительный парень, но мне кажется…
– Да не собираюсь я никому ничего рассказывать! – отмахнулся Джейсон. – Как ты себе это представляешь? Мама, Фрэнк и Бетси сегодня вечером…
– Лучше не надо, – попросил Фрэнк.
– К тому же вы, ребята, сами себя выдадите в первую же минуту. Слишком у вас сияющий вид.
Джейсон оказался прав. Уже следующим вечером тетя Эмми, что называется с ножом к горлу, пристала к Бетси.
– Что у вас с Фрэнком? – поинтересовалась Эмми, когда они собирали посуду после ужина.
– Тетя! – возмутилась Бетси.
– Да ладно, и слепому видно, что между вами что-то есть. Впрочем, по-другому и не могло быть. Мы все поняли, еще когда вы целовались под омелой.
– На мой взгляд, поцелуй был вполне целомудренный.
– Поцелуй, да. Но если бы ты только знала, как вы друг на друга смотрели после него! Зато потом: «Фрэнк, передайте солонку». – «Прошу вас, Бетси». – Эмми очень удачно спародировала племянницу.
Бетси не выдержала и расхохоталась.
– Неужели я была так смешна?
– Еще смешнее. И все же что вы планируете?
– Мы пока ничего не планируем, – сдалась Бетси, осознав, что спорить бесполезно. – Мы вместе всего один день. Сами еще толком не поняли, что произошло.
– Ох уж эта современная молодежь! – Эмми покачала головой. – Я, когда встретила твоего дядю, сразу же поняла, что он будет моим мужем и отцом моих детей.
Бетси предпочла промолчать. О том, что Фрэнк придет в ее жизнь, она знала еще четырнадцать лет назад и все это время ждала его. Если бы тетя знала об этих снах, она бы не задавала таких вопросов.
– И все же вы говорили о будущем? – продолжала настаивать Эмми.
– Нет, вчера нам было не до планов, – отрезала Бетси и, чтобы дать настойчивой тетушке понять, что разговор окончен, заявила: – Пойду в подвал, займусь стиркой.
Загружая белье в машину, Бетси волей-неволей думала о словах тети.
Что ждет их с Фрэнком любовь?


Весна ворвалась в Суонси. Море зелени, море цветов, море солнце и свежий, терпкий запах моря наполнили улицы. Тепло и свет прогнали холод из души Бетси. Так долго она боялась поверить в свое счастье и, даже когда призналась, что любит Фрэнка, каждый день ждала чего-то страшного, словно у судьбы больше не было никаких интересов, как только разлучить их!
Не зря говорят, бойтесь, что ваши мечты сбудутся. Мечта Бетси обрела реальность, плоть и кровь, но, пока за окном падал снег, она никак не могла поверить в свое счастье, отдаться ему и жить им.
В середине марта, идя вечером с работы, Бетси вдруг почувствовала себя свободной и разрешила себе любить.
Этим вечером она за ужином объявила семье, что они с Фрэнком будут жить в одной комнате, пока не подыщут себе жилье.
Все, включая Фрэнка, были поражены этим заявлением. Впрочем, причины у всех были разные: Фрэнк подозревал, что Бетси так и не решится признаться кому бы то ни было в своих чувствах, Эмми поразила сама мысль, что ее племянница может куда-то уехать, Аделаида пробормотала что-то о современных нравах. Один Уилл искренне удивился новости. Он обладал удивительной способностью не понимать намеков и полутонов, а потому до сих пор был в неведении.
Нельзя сказать, что с этого дня у Бетси началась новая жизнь. Она все так же вставала рано утром, шла на работу и возвращалась усталая, но теперь дома ее ждал любимый мужчина, в чьих объятиях она все еще теряла голову, совсем как в первый раз.
Поиски жилья решительно пресекла Эмми. Она заявила, что, пока Бетси остается членом их семьи, она никуда не отпустит племянницу. И на недовольный взгляд Аделаиды спокойно ответила, что даже в их с Уиллом молодости не было ничего зазорного в том, что молодые люди живут вместе вне брака.
Бетси была даже рада. Ей не хотелось покидать дом, где она провела столько счастливых часов. Она привыкла к тому, что в доме всегда много людей, что есть с кем поговорить. Конечно, остаться в доме тети, жить в одной комнате с молодым человеком было несколько неправильно, но Бетси утешала себя тем, что Эмми все равно нашла бы тысячу причин, чтобы не отпускать ее. Бетси еще очень хорошо помнила, как женился Джордж. Его мать до сих пор считала, что дом, в котором жила семья сына, не самое лучшее жилье. Рядом с ней им всем было бы удобнее. Вот только Джордж, хорошо зная мать, не был в этом уверен.
Жизнь в доме Редфастов шла своим чередом. Уилл и Фрэнк строили яхту, первый крупный заказ на верфи Уилла. Благодаря усилиям Фрэнка у Редфаста больше не было проблем с отчетностью, а следовательно, и в семейном бюджете установилось равновесие. Бетси в больнице старалась как можно реже попадаться на глаза Дэну. Он уже знал, что Бетси встречается с их бывшим пациентом, но ничего не сказал, не позволил себе ни одного неодобрительного взгляда, однако в глубине его карих глаз поселилась тоска. Бетси было больно даже смотреть на него, но сделать она ничего не могла. Ей казалось, что со временем эта боль пройдет. Как всякий счастливый человек, она была склонна преуменьшать страдания окружающих.
Зато в их с Фрэнком отношениях все было великолепно, Бетси просто не находила другого слова. Каждую свободную минутку они старались проводить вместе. Им все время было о чем поговорить. Фрэнк знал столько удивительных историй! Гуляя по набережной, они обсуждали все на свете, и каждый раз во время этих прогулок Фрэнк вспоминал что-то из прошлой жизни. Какой-то незначительный эпизод, забавную зарисовку из детства или просто интересного человека, встреченного как-то на улицах Лондона. Они уже поняли, что Фрэнк долгое время жил в столице, если вообще не родился там, что он каким-то образом связан с финансовыми кругами и вращался среди довольно обеспеченных людей. Но это было ничтожно мало.
Фрэнк мучился оттого, что не может вспомнить лица матери, ее голоса, имени отца. Бетси, как могла, утешала его, уверяла, что память вернется, ведь постепенно какие-то воспоминания появляются! Нужно только набраться терпения. Фрэнк и сам все это понимал, слова Бетси не слишком утешали его. Утешало ее присутствие, чувство, что она с ним, даже когда они не вместе. Фрэнк искренне, всей душой полюбил Бетси.
– Знаешь, когда-то медсестра Боунс помогла моему телу вернуться к жизни, а теперь Бетси возрождает мою душу, – сказал он, стоя у парапета и глядя в море.
Бетси положила руку ему на плечо и попыталась заглянуть в глаза, но в них отражалось только море.
– Ты самое дорогое, что есть в моей жизни, – продолжал Фрэнк. – Я, хоть и мало знаю о себе, все же могу сказать, что никогда никого не любил так сильно, как тебя.
Он повернулся и обнял Бетси, крепко прижимая к себе, словно боялся, что порыв ветра украдет ее. Сердце Бетси вдруг наполнилось дурными предчувствиями. Что-то угрожающее было в этом кроваво-красном закате, в этом пронизывающем ветре с моря. Она видела обреченность в глазах Фрэнка и не могла понять, откуда же это чувство появилось в его душе.
Но тепло объятий, сладость поцелуев прогнали ледяной страх, и вскоре Бетси забыла о странном предчувствии. Фрэнк был рядом, Фрэнк любил ее, что еще нужно? Особенно весной, когда вокруг так красиво!
Тем, кто не жил у моря, может показаться, будто только в лесу или в поле можно увидеть приход весны, а море – триллионы кубометров воды, песок и камни, разве может оно меняться? Но те, кто встретил хотя бы одну весну на берегу, никогда не забудут, как однажды утром море вдруг меняется. И очертания берегов остались прежними, и те же камни лежат у кромки, но вода совершенно другая. Серые, холодные валы вдруг окрашиваются бирюзовым, голубым, зеленоватым, и тогда понимаешь: весна пришла и сюда.
Бетси радовалась, видя эти изменения, но огорчалась, замечая, как в глазах Фрэнка появляется тоска, едва он посмотрит на неспокойные воды Суонского залива. Причины этой тоски Бетси поняла сразу же, как только на горизонте появился первый парус.
– Ты завидуешь! – воскликнула она, правильно истолковав выражение глаз Фрэнка.
Он чуть подумал и кивнул.
– Ты хочешь в море? – Бетси прижалась к нему.
Они стояли на берегу и рассматривали белый треугольник на голубой глади. Солнце клонилось к закату, и все вокруг окрашивалось в нереальные тона. Тени, вода, сам свет, казалось, становились гуще. Во всем появлялась таинственность, притягательная и чуть пугающая красота.
Фрэнк молчал. К чему слова? Бетси и так его понимала, как никто другой.
– Знаешь, иногда мне становится страшно, – призналась Бетси. – Я видела во сне, как ты пришел ко мне из моря, и я боюсь, что ты уйдешь от меня туда.
– Я никогда не уйду от тебя, – спокойно сказал Фрэнк, и Бетси поняла, что это правда.
– Глупо ревновать к морю! – усмехнулась она, но улыбка вышла горькой. – Знаешь, мне кажется, мы могли бы решить эту проблему. У дяди Уилла где-то на приколе стоит старая яхта. В ней опасно выходить в море, но я уверена, ты сможешь привести ее в порядок. Если хочешь, я сегодня же поговорю с дядей.
– Я сам поговорю с ним. – Фрэнк притянул ее к себе и прижался губами к виску. – Я люблю тебя.
– И я люблю тебя, – прошептала Бетси, впервые с ненавистью глядя на море.
С этого дня их жизнь изменилась. Бетси часто горько думала, что оказалась права: Фрэнк еще не вышел в море, даже ноги в нем не замочил, а она уже потеряла часть его внимания. Теперь вечерами он возился со старой яхтой, в одиночку пытаясь привести ее в нормальный вид. Уилл скептически наблюдал за этим процессом, качал головой, но вскоре его скептицизм сменился любопытством. И теперь не только Бетси ревниво ждала любимого мужчину вечером.
Сидя в темной комнате в одиночестве, Бетси часто думала, что сегодня же поговорит с Фрэнком и поставит ультиматум: или она, или яхта. Но едва Фрэнк возвращался домой и с горящими глазами начинал рассказывать о том, как продвигается ремонт, глупые мысли немедленно исчезали из ее головы, уступая место здравому смыслу: ультиматумами нельзя ничего добиться, уж лучше, чтобы глаза Фрэнка вот так сияли, и когда-нибудь этот ремонт закончится!
Апрель пролетел в смене настроений. Когда Фрэнк пропадал со своей яхтой, Бетси обижалась, но, едва он возвращался домой и брал ее за руку, обиды проходили.
Должна же быть у него своя жизнь, однажды сказала себе Бетси. Было бы гораздо хуже, если бы он слонялся по берегу и щенячьими глазами смотрел на яхты в море. Скоро весь залив покроется парусами, каково бы ему было тогда? Мне нужен счастливый Фрэнк, и, раз я одна не могу сделать его счастливым, придется потесниться.
Честный разговор всегда помогает, даже если это разговор с самим собой.
На Пасху вся семья собралась в доме Эмми и Уилла. Фрэнк уже совершенно освоился. Все до единого члены семьи просто влюбились в него, Бэби за весь день так и не соизволила покинуть его руки, хотя Тревор, Ральф и Сара делали все возможное, чтобы привлечь к себе ее внимание. И Фрэнку явно нравилось возиться с детьми.
Ближе к вечеру, когда Джордж и Джон собрались уходить, Луиза отозвала Бетси в сторону.
– У меня к тебе будет просьба, – сказала она. – Я понимаю, что так делать нехорошо, но я не удержалась и рассказала вашу с Фрэнком историю одному своему знакомому, он журналист. И теперь Клайв загорелся мыслью написать о вас очерк. Сможете вы с Фрэнком встретиться с ним и поговорить?
Бетси удивленно посмотрела на нее. Она никак не могла поверить, будто их с Фрэнком отношения могут заинтересоваться кого-то, кроме них и членов семьи.
– Ты не сердишься? – робко спросила Луиза.
– Сержусь? – удивилась Бетси. – Ты не сделала ничего плохого.
– Так вы встретитесь с Клайвом?
– Я поговорю с Фрэнком. Это ведь касается нас обоих.
– Хорошо, – кивнула Луиза. – Когда что-нибудь решите, позвони мне. До встречи.
Вечером Бетси со смехом рассказала Фрэнку о том, что они могут стать героями очерка. Фрэнк к этому известию отнесся безразлично. Пожал плечами и сказал, что, если Бетси не против, они могут встретиться с этим журналистом. Почему нет? Бетси поняла, что его заботит что-то другое. Но, раз Фрэнк не стал рассказывать, она решила не расспрашивать. Наверное, не может найти какую-нибудь деталь для яхты.
Поздно ночью, когда они лежали, плотно прижавшись друг к другу, Фрэнк вдруг сказал:
– А ведь мы закончили яхту.
Бетси, уже успевшая задремать в тепле его тела, встрепенулась и села, сбрасывая с себя одеяло.
– Правда?! Что же ты молчал?
– Завтра я хотел выйти в море. Ты пойдешь со мной?
Фрэнк приподнялся на локте и внимательно посмотрел на нее. В окно лился лунный свет, и в его сиянии Бетси казалась призрачным существом. Черные волосы густым водопадом падали на хрупкую спину. Несколько колечек завились вокруг тонкой шеи. Фарфоровая кожа, казалось, светилась в лунных лучах. Еще никогда Бетси не была такой прекрасной и такой желанной.
Она почувствовала настроение Фрэнка и лукаво улыбнулась.
– Я пойду с тобой хоть на край света, пусть даже и на твоей яхте, – прошептала она, наклоняясь к Фрэнку.
Запах ее волос, аромат кожи, тепло тела сводили его с ума. Он ничего не ответил, сейчас слова были не нужны.


Ветерок был по-летнему теплым. Несмотря на ранний час, солнце уже припекало. Бетси пожалела, что не взяла с собой шляпу, но все это стало не важно, едва она увидела яхту Фрэнка. Старое, разваленное и насквозь прогнившее корыто исчезло – перед Бетси стоял кораблик из сказок: плавные летящие линии, золотистые доски, белоснежный парус.
– Она прекрасна! – выдохнула Бетси.
Фрэнк счастливо улыбнулся и ласково прикоснулся к борту яхты. Теперь-то Бетси понимала, почему Фрэнк так долго возился с ней! Там, где остальные видели старую ворону, он сразу же заметил прекрасного лебедя.
– Я назвал ее «Элизабет», – сообщил Фрэнк, помогая Бетси подняться на борт. – Имя много значит для судна, я уверен, оно принесет удачу.
– Спасибо, – растроганно пробормотала она.
Яхта с берега казалась достаточно вместительной, но на самом деле Бетси с трудом нашла себе местечко, чтобы разместиться там с минимальным комфортом и не мешать Фрэнку управлять яхтой.
Он играючи справлялся с бесчисленными снастями. Яхта легко поймала ветер и отошла от причала. Они быстро набирали скорость. Ветер надувал парус, и ткань трещала от напряжения. Бетси чувствовала, как кружится голова, но скорость не пугала, а пьянила ее. Она вдруг встала, повернулась навстречу ветру и раскинула руки.
Фрэнк рассмеялся. Ветер трепал его волосы, соленые брызги попадали в лицо, но он чувствовал себя в своей стихии, будто всю жизнь только и делал, что ходил под парусом.
Вскоре вокруг них были лишь скалы и песчаные пляжи. Фрэнк заметил небольшую лагуну и завел в нее яхту. Теперь кораблик послушно качался на волнах, парус безвольно повис, и Фрэнк убрал его.
– Не думала, что возле Суонси есть такие красивые места, – призналась Бетси, рассматривая берег.
– Просто раньше ты смотрела с другой стороны, – улыбнулся Фрэнк.
– Да, ты прав, все зависит от того, под каким углом смотреть, – прошептала Бетси.
Она присела у борта и опустила руку в воду. Солнце уже разогрело воздух, но вода еще оставалась холодной.
Фрэнк осторожно присел рядом с Бетси.
– Я бы еще не стал купаться, несмотря на то что у меня богатый опыт пребывания в ледяной воде.
Бетси улыбнулась ему и вытащила руку. Капельки влаги переливались на коже, словно бриллианты. Солнечные зайчики плясами на лице и волосах Бетси.
– Я долго думал, что ты значишь в моей жизни, – тихо сказал Фрэнк.
Что-то в его тоне заставило Бетси насторожиться. Она выпрямилась и пытливо посмотрела ему в глаза. В них читалась решимость. Бетси поняла, сейчас произойдет что-то очень важное.
– А ответ пришел неожиданно. Ты для меня все. Пусть я мало что помню, пусть я могу дать тебе еще меньше, но я все же решился на этот шаг. Просто я очень боюсь потерять тебя. Элизабет Боунс, ты станешь моей женой?
Фрэнк достал из кармана колечко с маленьким камешком, сияющим на солнце, совсем как капелька воды.
У Бетси перехватило дыхание. Она и ждала и боялась этих слов. Долгое время она запрещала себе даже думать о том, что ждет их, и привыкла жить одним днем, от одного счастливого мгновения к другому. И вот ей предстояло принять важное, самое важное решение.
Бетси прислушалась к себе. Конечно, она боялась. Противный липкий комок страха прятался где-то в глубине ее души. Но он был почти незаметен за ярким, сияющим чувством любви к Фрэнку. О чем она вообще думает?
– Да! – выдохнула Бетси.
Фрэнк облегченно выдохнул.
– Я так боялся! – признался он, надевая кольцо на палец Бетси. Оно пришлось точно впору.
– Как ты угадал! – удивилась она.
– Думаешь, я зря каждый день целовал твои пальчики? – усмехнулся Фрэнк.
Он притянул к себе Бетси и поцеловал ее.
– Когда ты хочешь сыграть свадьбу? – спросил Фрэнк.
– Как можно быстрее! Я просто не могу поверить своему счастью и боюсь, что все это окажется сном.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Вспомнить любовь - Кейли Элизабет

Разделы:
12345678910111213141516

Ваши комментарии
к роману Вспомнить любовь - Кейли Элизабет



неплохой роман. 9. осадочек остался только потому, что герой из-за долга отказался от своей любви. я бы ему такое долго не прощала)))
Вспомнить любовь - Кейли Элизабетнемочка
16.10.2012, 21.09





Неплохо, сказочно, сказочно...о.о...
Вспомнить любовь - Кейли Элизабетиришка
30.07.2014, 0.04





Противоречивое чувство вызывает роман. Какой–то долг перед людьми придумал гл.герой,и отказался от любви – ушел так между прочем,не очень понравилось его поведение.
Вспомнить любовь - Кейли Элизабетлиса
12.08.2014, 14.54





Противоречивое чувство вызывает роман. Какой–то долг перед людьми придумал гл.герой,и отказался от любви – ушел так между прочем,не очень понравилось его поведение.
Вспомнить любовь - Кейли Элизабетлиса
12.08.2014, 14.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100