Читать онлайн Вспомнить любовь, автора - Кейли Элизабет, Раздел - 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Вспомнить любовь - Кейли Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.67 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Вспомнить любовь - Кейли Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Вспомнить любовь - Кейли Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кейли Элизабет

Вспомнить любовь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

5

Ужасная метель, начавшаяся в день возвращения Фрэнка из беспамятства, затянулась на неделю, и больше никто не жаловался на бесснежное Рождество. Коммунальные службы города делали все возможное, чтобы по дорогам можно было хоть как-то передвигаться, но заносы росли, и все чаще на обочинах можно было увидеть белые холмики, бывшие когда-то автомобилями. В эти дни Бетси радовалась, что до больницы может добраться пешком.
Легкой морозец щипал щеки и нос, заставляя двигаться быстрее. Пальто, казавшееся когда-то теплым, почти не грело, руки в кожаных перчатках мерзли, и Бетси с сожалением вспоминала о своих детских варежках. Может, попросить тетю Эмми связать новые?
– А не пора ли провести чемпионат по бегу среди наших сотрудников? – поинтересовался Дэн, когда Бетси, вбегая в здание больницы, чуть не сбила его с ног.
– В такой холод приходится быстро бегать, – сказала она и широко улыбнулась. Настроение у Бетси было просто великолепным. – Каким чудом тебе удается пробраться через заносы?
– Я просто очень люблю свою машину, и она отвечает мне взаимностью.
Бетси сняла шапочку и стряхнула снежные хлопья с пальто и шарфа. Все тем же быстрым шагом они с Дэном прошли через приемное отделение. Из-за резкого похолодания число больных увеличилось: обмороженные конечности у взрослых, дети, лизнувшие на морозе монетку, и бесчисленные ангины. Зимой в приемном отделении всегда было шумно.
– Тебе еще не надоела бумажная работа? – поинтересовалась Бетси, когда они вошли в лифт.
– Надоела, но я не буду оперировать до Нового года. Только если что-то экстренное.
– Ясно. – Бетси давно подозревала, что Дэн слишком устал, бравада его уже не спасала. Она была рада, что он нашел в себе силы признаться в этом. Уж лучше пусть занимается рутиной, чем держит скальпель в дрожащих руках. – А как дела с владельцем супермаркетов?
История тянулась уже две недели, и в больнице начали заключать пари на то, как долго еще он будет водить за нос их главного врача.
– Мистер Дэкстон еще не определился, какую сумму и на каких условиях он пожертвует в фонд больницы, – официальным тоном сообщил Дэн. И более доверительным добавил: – Он уже у меня в печенках сидит. Не дай ему бог попасть ко мне на операционный стол.
Бетси рассмеялась. Лифт остановился на четвертом этаже. Административный этаж.
– Не переживай. – Она осторожно погладила Дэна по руке. – Все образуется. Я была рада видеть тебя.
Дэн вышел из лифта. Реанимационное отделение было этажом выше.
– Мы можем пообедать вместе? – вдруг спросил он, когда двери уже начали закрываться.
– Конечно! – успела крикнуть Бетси.
До самого вечера у нее не было времени подумать, почему же лицо Дэна стало таким счастливым? Ведь они просто посидят и поболтают, как старые добрые друзья.
Как всегда перед Рождеством, у Бетси было много работы. Все чаще стали поступать больные с серьезными обморожениями и переломами. И нельзя сказать, что все они были приятными людьми.
Вот, например, сорокалетний бездельник и алкоголик, которого уже давно все звали Грязным Гарри, и никто уже не смог бы вспомнить его фамилию, наверное, даже он сам. Гарри не раз попадал в больницу с обморожениями, ножевыми ранениями и пневмонией. И все время думал, будто оказался на курорте, где все вокруг должны выполнять его капризы.
– Что это за дрянь! – закричал он, вываливая больничный обед на пол.
– Это еда, – с трудом сдерживаясь, ответила Бетси. – Вы только что сами лишили себя обеда.
– Сама ешь это, если тебе так хочется! – заорал Гарри. – А я хочу нормальный кусок говядины с кровью!
– Вам придется либо есть то, что готовят в нашей столовой, либо обходиться совсем без еды, – отрезала Бетси.
– Это помои для свиней!
– Не думаю, что на улице еда была лучше, – резко сказала Бетси. – Если вы не хотите есть, я не буду вас заставлять или уговаривать. А сейчас дайте мне сменить повязки.
– Знаю я вас, палачей! – продолжал бушевать Гарри. – Если за вами не следить, залечите до смерти.
– В конце концов! – взорвалась Бетси. – Можно подумать, мне очень хочется прикасаться к вам!
– Ах ты бесчувственная…
Грязный Гарри так и не успел сказать, кем он считает медсестру. Он захрипел, поперхнулся и удивленно уставился вверх. Его горло сдавила крепкая мужская рука.
– Думаю, будет лучше, если ты станешь вежливее говорить с сестрой Боунс, – мило улыбаясь, сказал Фрэнк.
– Что вы делаете?! – закричала Бетси. – Немедленно отпустите его! Вы же можете сломать ему шею!
– Могу, – спокойно согласился Фрэнк. – Но еще я же могу поставить его на место.
Гарри прохрипел что-то, что должно было означать извинения.
– Да-да, я вас прощаю. Фрэнк, отпустите его!
Фрэнк неохотно разжал пальцы правой руки.
– Почему вы не в своей палате?! – возмутилась Бетси. – И вообще, что это все значит?
– Сколько же я могу лежать? – Фрэнк виновато развел руками. – Я вышел прогуляться, понадеялся, что новые впечатления вернут мне память. А в коридоре услышал шум и решил выяснить, в чем дело. Разве моя помощь оказалась не своевременной?
– Вы не должны были применять силу. Вы вообще не должны были вмешиваться. Я бы справилась с Гарри. Мы не в первый раз встречаемся.
– Я не могу спокойно стоять и смотреть, как обижают женщин, детей и животных.
– Очень мило! – фыркнула Бетси. – Но я сейчас не женщина, я медицинская сестра. И я приказываю вам вернуться в палату. А тебе, Гарри, лучше лежать молча. Все равно я буду менять повязки. А ты ведь уже знаешь, что их можно менять по-разному.
Грязный Гарри поёжился под ее стальным взглядом. Даже Фрэнку стало не по себе.
– Хорошо, я удаляюсь! – замахал он здоровой рукой.
– Вот и славно, – пробурчала она и повернулась к Гарри, чтобы заняться своей работой.
Сейчас Бетси не смогла бы с уверенностью сказать, на кого она злится больше, на Гарри, заварившего всю эту кашу, или на Фрэнка, вдруг решившего за нее вступиться. Тоже защитник нашелся! Всего-то неделю назад валялся без сознания и был почти как растение.
Бетси фыркнула и чуть сильнее, чем следовало, затянула бинт на повязке. Она тут же раскаялась в этом, но Гарри поморщился и сделал вид, будто все в порядке. Слова Фрэнка, точнее его действия произвели на грубияна впечатление.
Бетси быстро закончила обход других своих больных и в нерешительности остановилась у палаты Фрэнка. Она должна была измерить ему температуру, проверить, как заживают швы, просто узнать самочувствие, но Бетси не знала, как вести себя с ним после этой его выходки у постели Грязного Гарри.
Это часть моей работы, сказала она самой себе. И я должна это сделать. В первое время мне почти все не нравилось. Но я же привыкла.
Она тяжело вздохнула и толкнула дверь палаты Фрэнка. Лучшее, что она придумала, сделать вид, будто ничего не случилось.
– Как самочувствие? – спросила Бетси, протягивая Фрэнку термометр.
– Замечательно, если честно, не понимаю, зачем вы меня здесь держите.
– Вас уже давно следовало перевести в отделение терапии, но у нас сейчас горячий сезон, мест не хватает. Доктор Хэттвей решил, что, раз вас доставили в таком тяжелом состоянии, лучше понаблюдать до конца в нашем отделении.
– Я не совсем это имел в виду.
Бетси тяжело вздохнула. Ну что за пациент! Конечно, она сразу же поняла, о чем спросил ее Фрэнк, и просто попыталась уйти от ответа. Почему бы ему не довольствоваться тем, что она ответила?
– Я понимаю, что вы имели в виду, Фрэнк. Дело в том, что до сих пор, несмотря на активные действия полиции, найти ваших родственников не удалось. В любом случае до Рождества нам придется выписать вас. Доктор Хэттвей и так получит весьма неприятный разговор с департаментом здравоохранения. Мы делаем все, чтобы задержать вас в больнице как можно дольше. Видели бы вы свою карту! – Бетси покачала головой. – Мы просто не хотим выставлять вас на улицу, Фрэнк.
Он отвернулся к окну. Крупные хлопья снега налипли на стекла.
– У вас нет ни одежды, ни денег, ни жилья, ни друзей, ни родных. Как мы можем выбросить вас в мир, который вы едва помните? – Бетси знала, ее слова больно ранят Фрэнка, но он сам хотел услышать правду.
В тишине палаты запищал термометр.
– Давайте его сюда, – со вздохом сказала Бетси.
Температура была нормальной. Фрэнк действительно восстанавливался удивительными темпами.
– Со мной говорили представители отдела социальной защиты. Мне предоставят место в ночлежке, одежду и немного денег на мелкие расходы. Также у меня будут талоны на обед. Обещали помочь с работой. Но честно сказали, что только после Рождества, сейчас мертвый сезон. Да и кому я нужен, пока рука в гипсе?
Бетси почувствовала, как на глаза набегают слезы. Фрэнк был сильным человеком, очень сильным, но сейчас он боялся, как ребенок, потерявшийся в универмаге. Да и знал он о себе столько же, сколько трехлетний малыш: его зовут Фрэнк. Нет, даже меньше – малыш знает, как зовут маму и папу, а Фрэнк лишен и этого.
Она осторожно присела на край кровати и накрыла тонкой ладошкой крупную, сильную ладонь Фрэнка.
– Все будет хорошо, – уверенно сказала Бетси. – Конечно, вам будет нелегко, но со временем все наладится. Вы найдете работу, дом, и когда-нибудь к вам вернется память.
– Спасибо, ваша поддержка очень много значит для меня. – Фрэнк вымученно улыбнулся. Наверное, он завел этот разговор просто для того, чтобы услышать из уст Бетси, что все будет хорошо. Он сразу же поверил этой хрупкой женщине с добрыми красивыми глазами.
Бетси пожала его руку и удивленно поняла, что уже когда-то ощущала подобные прикосновения, но вот где?
– Мне нужно идти, – тихо сказала она.
– Да, вас ждут пациенты.
Фрэнк кивнул, но не отпускал ее руку. Ему казалось, стоит только Бетси выйти из его палаты, и солнышко вновь спрячется за тучи. Останется лишь бесконечный снег, холод и страх неизвестности.
Бетси встала и вытащила свою ладонь из его руки.
– Я к вам зайду в конце смены, – пообещала она. – А сейчас постарайтесь отдохнуть. Сон – лучшее лекарство.
Она улыбнулась на прощание и вышла из палаты, искренне надеясь, что Фрэнк не увидит предательских слез. Медсестра не имеет права плакать при пациенте. Да и вряд ли Фрэнку понравится жалость. Он не из тех, кто позволяет себя жалеть.


Дома Бетси была тихой и задумчивой. Домашние, словно почувствовав ее настроение, говорили приглушенно и старались как можно реже появляться в гостиной. Даже Джейсон сделал музыку в комнате тише. Бетси было о чем подумать. Вечером Дэн уговорил ее поужинать с ним. Дэн выглядел то ли расстроенным, то ли встревоженным, Бетси так и не смогла определить, как не смогла и отказать ему, хотя ужасно устала и мечтала только об одном: добраться до кровати.
Но после ужина с Дэном ее мечтам о спокойном сне не суждено было сбыться. Все было как обычно. Они сидели в любимом кафе, заказали лазанью и красное вино, болтали о знакомых, обсуждали больничные дела, и Бетси уже казалось, что Дэн просто начал бояться одиноких вечеров, как вдруг во время десерта он, запинаясь и краснея, словно школьник, сказал:
– Бетси, а ты выйдешь за меня замуж?
Она удивленно посмотрела на приятеля.
– Тебе пора в отпуск, – наконец смогла выговорить Бетси. – Что-то у тебя с чувством юмора не в порядке.
Но Дэн и не думал шутить. Он вытащил из кармана бархатную коробочку. Бетси замерла, понимая, что сейчас будет. Она все еще надеялась, что это глупая шутка. Но Дэн открыл коробочку, и Бетси подмигнул крупный бриллиант. Во всяком случае, достаточно крупный для сироты и медицинской сестры городской больницы.
– Элизабет Боунс, ты выйдешь за меня замуж? – повторил свой вопрос Дэн.
– О господи, что же ты делаешь? – Бетси покачала головой.
– Это значит «нет»? – Голос Дэна дрожал.
– Это ничего не значит. Ну что ты такое придумал? – упрекнула его Бетси. – Мы ведь дружим, мы просто друзья! Мы даже не целовались.
– Ни с кем и никогда мне не было так хорошо, как с тобой. – Тон Дэна была таким искренним, что Бетси чуть не расплакалась. – Я уверен, что мы сможем прожить всю жизнь рядом, быть вместе в горе и в радости, делить эту жизнь пополам и радоваться ей. Бетси, мы ведь подходим друг другу. Мы совершенно одинаковы, вот только я мужчина, а ты женщина. И вместе мы станем единым целым. Наверное, мне нужно было раньше сказать это, но я люблю тебя, Бетси. Уже давно люблю.
Она бросила быстрый взгляд на кольцо. Как все просто. Сказать сейчас «да», остаться на ночь у Дэна и больше никогда не видеть сны о мужчине своей мечты. Или видеть и тихо плакать в подушку? Но если мечта так мечтой и останется? Дэн прав, они подходят друг другу. Им будет очень хорошо вместе. Нет, им будет комфортно. Никаких сюрпризов, никаких ссор и размолвок. Они ведь понимают друг друга без слов. Чего еще желать?
Дэн вдруг закрыл коробочку. Губы его чуть подрагивали.
– Тебе нужно подумать, – уверенно сказал он.
Бетси кивнула.
– Я отвезу тебя домой.
Она вновь кивнула. И уже в машине сказала:
– Никто не понимает меня так, как ты.
Дэн вдруг повернулся к ней и поцеловал. Этот поцелуй пах медом и вересковыми полями под жарким солнцем, в нем была сладость и нега, но не было и капли морской соли. Терпкого, яростного натиска страсти. Это был нежный и трепетный поцелуй, и все же Бетси чувствовала разочарование. Она только надеялась, что уж этого Дэн не поймет.
– Мне нужно подумать, – тихо сказала она, едва их губы расстались.
Дэн ничего не ответил и только с тоской и болью смотрел, как по заснеженной дорожке идет женщина, которую он любит больше жизни и которая не любит его. Он слишком хорошо понимал Бетси, чтобы тешить себя иллюзиями. И все же любовь в его сердце не давала умереть надежде. На самом деле они ведь так похожи, разве они не смогут быть счастливы? Он сделает все, чтобы Бетси было хорошо рядом с ним, он окружит ее теплом и обожанием, будет поклоняться ей, словно богине, и со временем он сумеет пробудить в ее сердце ответное чувство.
Теперь Бетси сидела в тихой и пустой гостиной и смотрела на камин. Часто первый порыв самый верный. Она сразу же захотела сказать «нет» Дэну, наверное, так и нужно было поступить. Она же видела, как больно ему, зачем же продлевать эти мучения?
А если это мой последний шанс? – думала Бетси. Я же понимаю, что смогу прожить с Дэном всю жизнь, родить ему детей, уважать его, восхищаться им, и, может быть, когда-нибудь даже полюбить. Он достоин любви, достоин счастья, и я могу все это дать ему. Так почему же я сомневаюсь?
Все было так сложно и так запутано! С одной стороны реальный, живой Дэнис Хэттвей, преданный друг, честный человек, нежный и ласковый мужчина. А с другой стороны четырнадцать лет повторяющегося сна, мечта, которая может никогда и не воплотиться в жизнь.
– Знаешь, Бетси, обычно ответ приходит, когда его вовсе и не ждешь. А если долго сидеть и думать, думать, думать, голова может лопнуть. Так говорила моя прабабушка, а она дожила до ста пяти лет, родила и вырастила семерых детей, и вся округа ходила к ней за советом. Уважаемая и мудрая была женщина. – Дядя Уилл устало опустился на диван рядом с Бетси. – Выбор всегда сложная штука, иногда его лучше доверить судьбе. Позволь течению нести тебя, и ответ обязательно придет.
Бетси благодарно улыбнулась ему.
– Неужели в этой семье все владеют телепатией? – с наигранным раздражением спросила она.
– Нет, просто в этой семье тебя очень любят и хотят тебе добра. Прислушайся к моему совету, девочка. Ведь я никогда тебя не подводил.
Уилл похлопал Бетси по руке, и она благодарно сжала его жилистую, покрытую мозолями ладонь. И тут словно озарение снизошло на нее. Она перевернула ладонь Уилла и начала всматриваться в нее в поиске ответов на сокровенные вопросы.
– Ты начала гадать по руке? – поинтересовался он.
– Скажите, откуда у вас такие мозоли? – спросила Бетси, проводя пальцем по сухим бугоркам.
– Они есть у всех, кто ходит в море под парусом. Без них никак.
– У меня есть зацепка! А может быть, даже и две! – радостно воскликнула Бетси. – Теперь я знаю, как Фрэнк оказался в воде!


Бетси немного волновалась, рассказывая свою идею доктору Беррингтону. Невропатолог бывал очень груб, когда считал, что кто-то напрасно тратит его время. Но Бетси постаралась изложить все максимально сжато, чтобы не потерять ценное внимание врача и не дать ему заскучать.
– Мне кажется, стоит поговорить с Фрэнком о море, может быть, это поможет ему вспомнить хоть что-то, – закончила Бетси и робко посмотрела на врача.
Беррингтон пожевал губу, посмотрел на потолок, будто там был написан ответ, и наконец довольно кивнул.
– Вы задержались в медсестрах, Боунс, – сказал он. – Если решите стать невропатологом или психиатром, я напишу вам рекомендацию для поступления в колледж. Вы отлично соображаете, а это главное в нашей области.
– Спасибо, доктор Беррингтон. – Бетси почувствовала, как краска смущения заливает ее лицо. Она еще никогда не слышала, чтобы склочный врач кого-то хвалил. – Но мне нравится то, чем я занимаюсь.
– Кесарю кесарево, – хмыкнул Беррингтон. – Хотите присутствовать при этой важной беседе?
– Очень!
– Тогда идемте прямо сейчас. У меня есть десять минут. Надеюсь, Фрэнк окажется достаточно сообразительным.
Широкими шагами он пошел по коридору, Бетси с трудом поспевала за ним, прижимая к груди книги, взятые напрокат у дяди. Это были узкоспециализированные издания, и даже картинки в них показались Бетси не слишком занимательными – ни летящих по волнам яхт, ни моря с чайками, но Уилл поклялся, что любой яхтсмен оценит эти книги по достоинству. Это им сейчас и предстояло проверить.
– Книги, – в своей обычной манере, больше похожей на хамство, приказал Беррингтон.
Бетси молча протянула их врачу, и они вошли в палату. Фрэнк читал какой-то роман в мятой мягкой обложке и всем своим видом выражал вселенскую скуку. Он насторожился, когда увидел доктора Беррингтона, но сразу же расслабился, едва за грозным эскулапом появилась Бетси.
– Добрый день, Фрэнк, – приветствовал его Беррингтон.
– Добрый день, – вежливо отозвался Фрэнк.
– Не поможете ли нам? У нас с сестрой Боунс возникла проблема. – Беррингтон присел на край кровати Фрэнка, открыл книгу на первом попавшемся рисунке и спросил: – Что это за снасть? – Врач показал какую-то балку, что не была подписана на рисунке.
– Это стрингер, продольное ребро жесткости корпуса судна.
– Вот видите, мисс Боунс, – обратился Беррингтон к Бетси, будто между ними действительно вышел спор, – а вы уверяли меня, что это шпангоут.
– Это не может быть шпангоутом, потому что шпангоут – поперечное ребро жесткости!
Бетси и Беррингтон удовлетворенно переглянулись. Только сейчас Фрэнк понял, что попал в ловко расставленную ловушку.
– Откуда я все это знаю? – удивленно спросил он.
– Медсестра Боунс предположила, что вы занимаетесь парусным спортом, у вас на ладонях характерные мозоли. Теперь мы получили подтверждение. Вот и еще одна завеса упала, Фрэнк. Теперь вы сами убедились, как важно для вас получать новые впечатления. Думаю, пора нам вас выписывать, от детективных романов низкого качества здоровый человек может забыть, как его зовут.
– Мне тоже не слишком нравится это чтиво, но больше я ничего не смог найти.
– Если хотите, можете выбрать любую книгу из тех, что дал мне дядя, – предложила Бетси.
– Ваш дядя увлекается парусным спортом? – заинтересовался Фрэнк.
– Можно сказать и так. – Бетси тепло улыбнулась, как улыбалась всегда, когда речь заходила о ее семье. – Мой дядя владеет маленькой судоремонтной верфью.
– Ладно, пока вы тут мило обсуждаете семью сестры Боунс, меня ждут пациенты. Всего доброго, Фрэнк, и запомните этот урок. – Беррингтон кивнул Бетси и вышел из палаты.
Оставшись наедине, Фрэнк и Бетси почему-то засмущались и замолчали.
– Я был бы рад взять одну из этих книг, – признался Фрэнк, чтобы хоть как-то нарушить это молчание. – От них веет чем-то знакомым, можно даже сказать, родным.
– Когда закончится зима, вы сможете выйти в море. Может быть, это пробудит еще какие-то воспоминания, – предположила Бетси.
– А я-то думал, почему мне снится море! – Фрэнк улыбнулся. Сейчас он выглядел совершенно здоровым и даже не казался растерянным. Он словно нашел точку опоры.
– Дядя сказал, что ни одна из этих книг ему срочно не требуется. Он будет рад, что смог помочь вам вспомнить еще что-то. И я думаю, эта информация заинтересует полицию. Теперь у них появилась еще одна зацепка.
Она подошла к постели и протянула Фрэнку книги. Их пальцы встретились и замерли, боясь разлучиться.
– Спасибо вам, Бетси, – проникновенно сказал Фрэнк.
– Что вы, – пробормотала Бетси, чувствуя, что тонет в его серых глазах, – не за что. Я просто делаю свою работу.
– Вы просто спасаете меня.
Бетси услышала, как в коридоре раздался сигнал вызова.
– Мне нужно бежать, – сказала она и поспешно убежала из палаты.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Вспомнить любовь - Кейли Элизабет

Разделы:
12345678910111213141516

Ваши комментарии
к роману Вспомнить любовь - Кейли Элизабет



неплохой роман. 9. осадочек остался только потому, что герой из-за долга отказался от своей любви. я бы ему такое долго не прощала)))
Вспомнить любовь - Кейли Элизабетнемочка
16.10.2012, 21.09





Неплохо, сказочно, сказочно...о.о...
Вспомнить любовь - Кейли Элизабетиришка
30.07.2014, 0.04





Противоречивое чувство вызывает роман. Какой–то долг перед людьми придумал гл.герой,и отказался от любви – ушел так между прочем,не очень понравилось его поведение.
Вспомнить любовь - Кейли Элизабетлиса
12.08.2014, 14.54





Противоречивое чувство вызывает роман. Какой–то долг перед людьми придумал гл.герой,и отказался от любви – ушел так между прочем,не очень понравилось его поведение.
Вспомнить любовь - Кейли Элизабетлиса
12.08.2014, 14.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100