Читать онлайн Вспомнить любовь, автора - Кейли Элизабет, Раздел - 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Вспомнить любовь - Кейли Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.67 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Вспомнить любовь - Кейли Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Вспомнить любовь - Кейли Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кейли Элизабет

Вспомнить любовь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

4

Множество проводов и трубочек опутывали мужчину. Бетси ловко, уверенная, что не причиняет своими действиями боли, поменяла повязки и проверила катетеры. Под повязками швы вздулись и покраснели, но Бетси знала, что это даже хорошо: организм бросил все силы на восстановление.
Шрамы украшают мужчину, подумала Бетси, поправляя подушку неизвестному, отважно боровшемуся со стихией целых пять часов.
В палате реанимации пахло лекарствами и чем-то неуловимым. Бетси казалось, что так пахнет смерть. Запах не раздражал, она уже давно привыкла, но чуть-чуть пугал, заставлял всегда быть настороже и внимательнее относиться к пациентам.
Сейчас мужчина уже не так сильно пах неизбежностью, как пару часов после операции. Ему уже отключили принудительную вентиляцию легких, здоровое, молодое сердце больше не давало сбоев, и немного удивленный Дэн сообщил Бетси, что шансы на выздоровление у этого пациента высокие. Но хирурга все еще беспокоило состояние головного мозга мужчины. Впрочем, Дэн здесь ничего сделать не мог. Позже, когда пациент придет в себя, его осмотрит доктор Беррингтон – лучший невропатолог графства, еще одна гордость Дэна. Чего ему стоило уговорить строптивого врача остаться в больнице Святого Петра! Зато теперь доктор Беррингтон был самым ярым защитником больницы и благодаря своему весу в научных кругах и многочисленным знакомствам не раз помогал ей. И даже если бы он и палец о палец не ударил, чтобы помочь Хэттвею, все равно главный врач был рад специалисту такого уровня.
– Давайте, мистер, – тихо сказала Бетси. – Вам уже пора бы прийти в себя.
Глазные яблоки под плотно закрытыми веками пришли в движение. Бетси обрадованно улыбнулась.
– Эй, мистер! – позвала она.
Вновь чуть заметная реакция.
Бетси удовлетворенно кивнула и сделала пометку в карточке. Пациент реагирует на звуки. Это очень хорошо. По крайней мере, он не растение. Бетси мысленно сделала себе пометку, что уже можно вызвать доктора Беррингтона для консультации. Бетси не сомневалась, что доктор Беррингтон весьма заинтересуется этим случаем.
Она еще раз внимательно осмотрела пациента, проверила показания приборов. Все было в норме: сердцебиение, пульс, дыхание – перед Бетси лежал физически совершенно здоровый человек, если не учитывать того, что он был без сознания.
Прошло почти семь дней после операции. Неизвестный восстанавливался просто удивительными темпами, вот только в сознание не приходил. Это сильно беспокоило врачей, но теперь, когда появилась реакция на звуки, можно было надеяться, что через пару дней мужчина откроет глаза и наконец скажет, как его зовут.
Полиция прилагала все усилия, чтобы найти его родных. Ни под одно описание о пропавших людях мужчина не подходил. Давали объявления в газеты и на телевидение, но родные так и не объявились. Не совсем понятно было и то, как он попал на дикий пляж. Да и что можно делать в море в декабре? Вопросов у полиции было слишком много, а ответов не было совсем.
Бетси и другим медсестрам было приказано сразу же позвонить в полицию, как только мужчина придет в себя. Впрочем, они и так бы сделали это. Ведь неизвестный не мог заплатить за лечение, больница несла убытки. Казна неохотно покрывала подобные расходы. Дэн Хэттвей каждый раз проклинал себя за мягкотелость, объясняя комиссии, почему работающие под его началом врачи назначали дорогостоящее лечение или анализы. Но, возвращаясь в больницу, сразу же об этом забывал и предоставлял своим пациентам (не важно, со страховкой или без) все лучшее, что было в распоряжении больницы.
– Ну что ж, мистер, я к вам зайду через пару часов, – попрощалась с пациентом Бетси.
Она бросила взгляд в окно и поёжилась. Косой дождь превращал все вокруг в размытый акварельный набросок меланхолика в депрессии. До Рождества оставалось три недели, а праздничного настроения не было и в помине. Даже подарки покупать не хотелось.
– Может быть, вы откроете глаза, когда пойдет снег? – поинтересовалась Бетси. – Я бы так поступила, уж слишком противно сейчас за окном.
Она поправила на пациенте одеяло и вышла из палаты. Середина рабочего дня, у нее еще столько дел!
Дэн оказался верен своему слову, и последнюю неделю Бетси работала в реанимационном отделении, ни разу не присутствуя на операции. Конечно, суточные дежурства давались непросто, но не было сумасшедшего напряжения операционной, постоянной борьбы за жизнь, неизвестности, беспомощности, которую Бетси часто ощущала, наблюдая, как работает хирург. Послеоперационные больные были тяжелыми, но рядом с ними Бетси чувствовала себя нужной, даже необходимой. Кто еще смог бы так легко поставить капельницу? Так профессионально сделать укол? Говорили, что у нее золотые руки, но Бетси знала, дело не в руках, она просто очень любила свою профессию.
По внутренней связи Бетси нашла доктора Беррингтона и сообщила ему о своих наблюдениях за «неизвестным мужчиной», как называли этого пациента между собой врачи и медсестры. Беррингтон действительно заинтересовался и пообещал заглянуть в конце смены.
– Бетси!
Она подняла глаза от очередной карты и удивленно посмотрела на старшую сестру Берроуз.
– В чем дело, миссис Берроуз?
Высокая, очень худая, словно высохшая от непомерной ответственности старшая медицинская сестра Берроуз вселяла трепет в любые, даже самые закаленные сердца. Поговаривали, что ее побаивается и известный забияка и антагонист всех и вся доктор Беррингтон.
– Кэролайн все же решила родить. Тебе придется подежурить за нее до конца этой недели.
– Хорошо, – кивнула Бетси. Об этом они уже давно договаривались.
Остальные медсестры или имели семьи, или активно строили свою личную жизнь, поэтому обычно подменить просили Бетси.
– Но на Рождество график остается прежним? – на всякий случай уточнила она.
Единственным условием, которое ставила Бетси, было свободное Рождество. Она считала, что этот день нужно провести с семьей. Пусть у нее отпуск будет в феврале и придется дежурить все воскресенья года, но на Рождество она должна быть дома.
– Конечно. Мы знали, что до Рождества Кэролайн придется родить в любом случае. – Кстати, наконец-то начался снегопад! – Сестра Берроуз развернулась и пошла к выходу из реанимационного отделения.
Бетси несколько секунд переваривала эту новость. Затем вскочила из-за стола так стремительно, что несколько карт упали на пол, и бросилась в палату неизвестного мужчины.
Он сидел на кровати и недоуменно смотрел на множество проводов и трубок, опутывающих его тело. Бетси замерла на пороге. Она знала!
Мужчина услышал, что кто-то вошел, и повернулся на звук. Хрупкая, в белоснежной форме и с плотно скрученным пучком волос на затылке медсестра казалась слепленной из снежинок, которые он увидел, едва открыл глаза.
Их взгляды встретились, и Бетси поразила прозрачная глубина его серых глаз, их детскость, наивность. Он смотрел чуть обиженно, недоуменно. Ее сердце пропустило один удар, ей захотелось броситься к нему, обнять и успокоить. Но Бетси взяла себя в руки. Конечно, она долго ждала его возвращения, но это вовсе не повод пренебрегать своими обязанностями.
– С возвращением! – радушно приветствовала она мужчину. – Я медицинская сестра Элизабет Боунс, можете называть меня Бетси. Как вы себя чувствуете?
– Вроде нормально. – Голос у мужчины был хриплым, слова с трудом прорывались через пересохшее горло. Казалось, за эту неделю он разучился говорить. – Можно мне воды?
Бетси кивнула.
– Только лежите смирно, – попросила она и вышла в коридор к автомату.
Через пару минут мужчина жадно пил прохладную чистую воду. Казалось, он никогда не сможет напиться.
– У меня во рту привкус соли, – пожаловался он.
– Неудивительно. – Бетси забрала у него стакан и выбросила в урну у выхода. – Вы пять часов провели в морской воде.
– В морской воде? – переспросил он.
– Да, вас нашли на берегу полицейские и доставили к нам. По температуре вашего тела и другим признакам мы установили, что вы пробыли в воде не меньше пяти часов, а может быть, и больше.
– Как же я туда попал?
Бетси развела руками.
– Это мы хотели спросить у вас, мистер… – Она замолчала, как бы давая понять ему, что неплохо бы представиться.
– Мистер… – Мужчина запнулся и жалобно посмотрел на Бетси. Сейчас он выглядел по-настоящему испуганным. – Я… я не помню своей фамилии.
Бетси ободряюще улыбнулась и сказала:
– Вы совершили маленький подвиг. Редко кто выживает после такого приключения. А во время операции у вас три раза останавливалось сердце. Но за неделю, что вы были без сознания, ваш организм восстановился. Сейчас вы активно выздоравливаете. Хирург сказал, что через пару недель можно будет снять гипс с руки.
Мужчина перевел взгляд на свое предплечье.
– А я и не заметил.
– Сейчас я приглашу к вам врачей. Хирурга, который вас оперировал, и невропатолога. Они осмотрят вас и решат, как дальше будет проходить ваше лечение. Пока лежите и не вставайте. И прошу вас, не пытайтесь сами отключить аппаратуру. Многие пациенты пытаются сделать это и сильно себе вредят. Как только врачи разрешат, я сама все отключу и вытащу все катетеры. Потерпите немного.
Бетси улыбнулась и повернулась, чтобы выйти из палаты. Нужно срочно найти Дэна и доктора Беррингтона, и еще позвонить в полицию. Как жаль, что он ничего не помнит!
– Постойте! – окликнул ее мужчина.
– Да? Что я могу для вас сделать?
– Я не помню своего имени, не помню почти ничего о себе, лишь какие-то обрывки. Что со мной?
Бетси решила быть откровенной. Этот мужчина был сильным, он имел колоссальную сопротивляемость. Лучше сказать ему правду.
– Мы предполагали, что из-за переохлаждения и остановок сердца могут быть нарушения работы головного мозга. Я не врач, я медсестра, и поэтому могу только предполагать, что в вашем случае наступила амнезия. Полная или частичная, пока еще не ясно. Но вы не волнуйтесь. Подобные состояния часто проходят.
Мужчина открыл рот, но Бетси его прервала.
– Я не врач, – еще раз повторила она. – Больше ничего сказать вам не могу. Потерпите немного и поговорите с лучшим невропатологом графства.
– А какого графства?
– Вы сейчас в центральной больнице города Суонси, графство Уэст Гламорган, Уэльс.
– Суонси? – удивленно переспросил мужчина.
– Вы не помните наш город?
– Нет, помню, мне кажется, я здесь когда-то бывал. Но я не помню, как я здесь оказался сейчас. Мне кажется, я не должен был быть здесь.
– А где вы должны были быть?
– В… – Мужчина запнулся.
Бетси почувствовала прилив жалости к нему.
– Это ужасно… – пробормотал он. – Я ничего толком не помню, даже своего имени…
– Не переживайте так, – попыталась утешить его Бетси. – Воспоминания непременно вернутся. Вот увидите, доктор Беррингтон волшебник, он сделает все возможное. И невозможное. А теперь отпустите меня, хорошо?
– Да, конечно. А скажите, как вам кажется, какое имя мне подошло бы?
– Я не могу давать вам имя, – печально улыбнулась Бетси.
– Но должны же меня как-то называть! Прошу вас!
Под молящим взглядом этих серых глаз Бетси сдалась.
– Мне кажется, вам бы подошло имя… – Она задумалась и внимательно посмотрела на мужчину.
Впервые она оценивала его как человека, а не как пациента. Высокий, сильный, крепко сложенный, но достаточно изящный. Светлые волосы в беспорядке, на щеках и подбородке проступила русая щетина, но так было не всегда. Да, он очень красивый мужчина – и в то же время очень сильный. Наверное, про таких людей говорят «цельный». И имя его должно быть краткое, точное, цельное.
– Фрэнк, – уверенно сказала Бетси. – Мне кажется, вас должны звать Фрэнком.
– Фрэнк, – повторил он, словно пробуя на вкус сочетание звуков. И судя по улыбке, оно ему понравилось. – Да, меня зовут Фрэнк.
– Не забывайте, я только что придумала это имя. Не стоит тешить себя ложными надеждами. – Бетси было тяжело это говорить, но мужчину следовало спустить с небес на землю. Может быть, родители назвали его вовсе не Фрэнком, а, например, Сомерсетом?
– Нет-нет! Меня точно зовут Фрэнком! – убежденно сказал он. – Я слышу, как многие голоса произносят это имя. Я чувствую, это мое имя. Теперь вы моя вторая крестная мать, Бетси.
Она покачала головой.
– Дождитесь врача, хорошо?


Доктор Беррингтон и Дэн Хэттвей долго и внимательно осматривали пациента. Они что-то вполголоса друг другу говорили, озабоченно качали головами и бросали на Фрэнка долгие задумчивые взгляды. Все это могло привести в бешенство кого угодно, и Фрэнк не был исключением.
– Может, вы что-то скажете мне наконец?! – вышел он из себя после очередного обмена мрачными взглядами.
– Вам нельзя волноваться, – наставительно сказал невропатолог.
– Как я могу не волноваться, когда вы смотрите на меня так, будто мне до смерти осталась пара часов!
Бетси, находившаяся в палате, чтобы в случае необходимости помочь врачам, бросила на Дэна быстрый взгляд. Она знала, каким нетерпимым он может быть, когда пациенты пытаются показать характер. Но, к ее удивлению, Дэн спокойно отреагировал на выпад Фрэнка. Он лишь еще раз пощупал пульс и довольно кивнул.
– До смерти вам еще очень долго, – сообщил Дэн. – Ваш организм в прекрасной форме. Если бы не гипс на руке, я бы сказал, что вы совершенно здоровы физически.
– Мне кажется или вы старательно подчеркиваете то, что здоров я только физически? – с подозрением глядя на врача, спросил Фрэнк.
– Доктор Беррингтон объяснит вам, – уклонился Дэн от прямого ответа.
Беррингтон поджал губы и окинул пациента еще одним долгим взглядом.
– Думаю, вы уже поняли, что у вас амнезия, – начал он, размеренно и четко произнося слова, словно читал лекцию в университете. – До сих пор наука не может однозначно ответить, почему возникает подобное состояние.
– Вы же сами говорили, что это из-за пяти часов в ледяной воде и нескольких остановок сердца во время операции, – перебил его Фрэнк.
– Нет, молодой человек! – Беррингтон сердито посмотрел на него. – Да, все это, несомненно, послужило причиной, но я говорю о том, что мы не понимаем механизма и, соответственно, не знаем, как повернуть вспять те изменения, что произошли в вашем мозге. Это очень, очень сложная материя!
Бетси приподняла брови и обменялась взглядом с Дэном. Беррингтон иногда был невыносим, но он так любил свою профессию, что, когда впадал в раж, остановить его уже ничто не могло.
– Кое-что мы можем сделать для вас и с теми скудными крохами знания, что есть в копилке человечества.
– Например? – мрачно поинтересовался Фрэнк.
– Сделаем повторную томографию. Если выявим какие-то нарушения вроде гематом, непроходимости сосудов, будем их лечить. Может быть, поможет.
– А если все будет в порядке?
– А если все будет в порядке, вам остается только надеяться на Бога и случай. Часто амнезия заканчивается так же неожиданно, как и начинается.
– Но ведь бывает, что и не заканчивается?
– Бывает, – спокойно согласился Беррингтон.
– И что же делать в этом случае?
– Скажите, Фрэнк, вы знаете многих людей, которым был дан шанс начать жизнь действительно с чистого листа? – спросил невропатолог. – Ваш разум свободен от шор прошлого, совесть чиста от ошибок и сожалений. Живите и радуйтесь жизни, вот мой вам совет.
Беррингтон решил, что на этом его моральный долг как врача по отношению к пациенту выполнен, и повернулся к Бетси.
– Я сделаю необходимые назначения, как только будут результаты, сообщите мне.
– Конечно, доктор Беррингтон.
– Всего хорошего.
Бетси широко улыбнулась Дэну и подошла к кровати Фрэнка.
– Доктор Беррингтон отличный специалист, – сказала она.
– Да? – позволил себе усомниться Фрэнк.
– Да, – подтвердил Дэн. – Я понимаю, как вам сейчас тяжело, но, поверьте, есть люди, которым гораздо хуже. Вы молоды, здоровы. Беррингтон прав, вы можете начать новую жизнь. Если смотреть под этим углом, это – великий дар.
– Что ж, нужно распорядиться им правильно, – с тяжелым вздохом сказал Фрэнк.
– Вижу, оптимизм вернулся к вам, – похвалил его Дэн.
– Раньше, чем воспоминания.
– Не расстраивайтесь. В случаях амнезии мы не можем сказать, когда память вернется и вернется ли вообще. Но могу вас подбодрить, вы вспомнили свое имя. Это уже много. Думаю, вы не так часто бывали в больницах, здесь нет ничего, что могло бы передать вам привет из прошлой жизни: запахи, звуки, тактильные ощущения. Но вот выйдете от нас, окунетесь во внешний мир, и воспоминания обрушатся на вас лавиной.
– Спасибо, доктор Хэттвей, – искренне поблагодарил Фрэнк. – И за операцию, и за поддержку.
– Это моя работа, – скромно ответил Дэн. – Бетси, я освобожусь через пару часов, ты еще будешь в больнице?
– Да.
– Я хочу с тобой поговорить.
– Конечно, доктор Хэттвей, – степенно ответила Бетси.
Она внимательно посмотрела в глаза Дэну, но не смогла прочитать, что же такое он хотел обсудить с ней. Это было странно, обычно Бетси читала его, как раскрытую книгу. Она почувствовала беспокойство.
– Всего доброго, Фрэнк, – попрощался Дэн и вышел из палаты.
Бетси несколько секунд смотрела ему в спину, потом встряхнулась и вернулась к работе. К чему гадать? Через два часа она все узнает. Бетси умела ждать.
Она повернулась к Фрэнку и широко улыбнулась.
– Ну вот, доктор Беррингтон дал отличный прогноз! – сообщила она.
– Не уверен. – Фрэнк задумчиво нахмурился. – По-моему, он сказал, что ничего не знает и ничего не может обещать.
– Вы просто плохо знаете доктора Беррингтона. То, что он вообще пустился в объяснения, значит многое. Уверена, память к вам вернется. Главное не нервничать и принять это испытание. А еще лучше отнестись к нему, как к приключению.
Бетси положила ладонь на изящные и в то же время крепкие пальцы Фрэнка и сжала их, пытаясь его приободрить.
– Спасибо, Бетси, вы так много для меня делаете! – искренне сказал он.
– Бросьте, Фрэнк, это моя работа.
Бетси поспешила убрать руку. Она часто прикасалась к своим пациентам, часто вот так же пожимала пальцы, но впервые испытала смущение. Было в этом мужчине что-то такое, что заставляло ее нервничать. Бетси решила спастись бегством.
– Сейчас я закрою шторы, и вы попробуете поспать. До сих пор медицина не придумала лучшего лекарства, чем сон.
Бетси подошла к окнам и опустила шторы. В палате наступил приятный полумрак. Да, Фрэнк многое перенес сегодня, ему нужен отдых. Бетси не забыла, что должна позвонить в полицию, но ей стало жаль Фрэнка. Полицейские никогда не отличались тактичностью.
– Спите спокойно, Фрэнк, если что, у вас под рукой кнопка вызова медсестры. Я буду на посту еще два часа.
Она улыбнулась и вышла из палаты. Фрэнк долго смотрел ей вслед и поглаживал пальцем кнопку. Ему так хотелось нажать ее и вызвать Бетси сюда, попросить посидеть с ним, поговорить, вновь взять его за руку, но он понимал, у нее много дел.
Когда Фрэнк уснул, его палец все так же лежал на кнопке вызова сестры.
Выйдя из палаты, Бетси облегченно вздохнула, а потом покачала головой. Фрэнк ее пациент. Ей приходилось ухаживать за взрослыми мужчинами. Многие были красивее и представительнее Фрэнка, но ведь к ним она ничего не испытывала!
Эти чувства противоречат медицинской этике! – твердо сказала себе Бетси. Фрэнк просто еще один пациент. Может быть, более несчастный, ведь рядом с ним нет ни одной близкой души, и тем не менее он пациент, а уж потом мужчина.
Она зашла еще в две палаты, спросила, не может ли чем-то помочь больным, и отправилась на сестринский пост. Лампочки на пульте, куда стекалась информация со всех приборов из палат отделения, успокаивающе мигали зеленым. Бетси с разочарованием посмотрела на лампочку палаты номер пять, где лежал Фрэнк, но и она была зеленого цвета. Бетси поняла, что ей бы хотелось, чтобы Фрэнк вызвал ее, не важно зачем. Сейчас она просто не могла найти повода зайти к нему.
До конца ее смены лампочка оставалась зеленой.


Бетси погрузилась в работу с головой, лишь изредка поглядывая на пульт. Она и не заметила, как к посту подошел Дэн.
– Мисс Боунс, иногда даже вам нужно отдыхать!
Бетси подняла уставшие глаза и пару раз моргнула.
– Тебе пора домой, – сообщил Дэн. – На улице ужасный снегопад, если хочешь, я подвезу тебя.
– Ты же знаешь, мне идти десять минут, – отмахнулась Бетси. – Ехать мы будем дольше.
– Я просто подумал… – Дэн замялся.
Бетси удивленно подняла на него глаза. Что бы это значило? Она впервые видела смущающегося доктора Хэттвея.
– Мы могли бы зайти куда-нибудь выпить кофе, поболтать.
– Это было бы чудесно! – воскликнула Бетси. – Мы так давно не сидели в спокойной обстановке, не говорили…
– Значит, решено. – Дэн улыбнулся. – Я жду тебя на парковке.
– Договорились.
Дэн кивнул и пошел по длинному пустому коридору, насвистывая какой-то мотивчик. Бетси показалось, что это был один из рождественских гимнов.
Кажется, у главного врача больницы великолепное настроение. Какой же замечательный человек Дэнис Хэттвей, растроганно подумала Бетси. Замечательный врач и отличный друг. Она была рада этому приглашению.
И все же перед уходом Бетси не удержалась и заглянула в палату Фрэнка. Он спал беспокойно: то морщился, то вдруг улыбался. Бетси надеялась, что ему снится что-то из прошлой жизни. Может быть, утром он вспомнит этот сон? Бетси знала, что Фрэнк будет спать до утра, она сама ввела ему снотворное. Врачи решили, что так будет лучше. Ни к чему сейчас лишние волнения. В первую очередь Фрэнк должен поправиться, а уж потом ловить ускользающие нити прошлой жизни.
Бетси почувствовала, как жалость сжала ее сердце. Такой красивый, такой сильный мужчина сейчас был беззащитнее младенца. Ей захотелось сесть рядом с Фрэнком, поцеловать его, спрятать от боли в своих объятиях, защитить от большого мира, куда он входил без панциря воспоминаний.
Она покачала головой и тихонько притворила дверь. Тетя Эмми права, ей давно пора обзавестись своей семьей. Вот уже и материнский инстинкт проснулся.
О Фрэнке позаботятся, сказала себе Бетси. А меня ждет Дэн. Мы так давно не общались с ним по-настоящему. Я рада, что он пригласил меня сегодня на свидание.
Бетси замерла посреди коридора. Эта мысль почему-то только сейчас пришла ей в голову. Все вдруг встало на свои места: и смущение Дэна, и его радость, и некоторые взгляды и прикосновения.
Она покачала головой и поспешила в раздевалку.
Да нет! Не может быть, уговаривала себя Бетси. Мы с Дэном просто друзья. О каком свидании может идти речь? Мы просто посидим и поговорим, как хорошие знакомые.
Бетси надела пальто и небрежно замотала горло шарфом. Когда сегодня утром она шла на работу, на улице было довольно тепло. Но, едва оказавшись на заснеженной парковке, Бетси поняла, почему Дэн выбрал именно рождественский гимн. Пошел снег, и в воздухе появилось ощущение скорого праздника. Бетси даже показалось, что запахло печеньем с корицей, которое в сочельник всегда пекла тетя Эмми.
Она застегнула пальто и плотнее замотала шарф. В темноте хлопья снега походили на парящих бабочек. Их было так много, будто все ночные бабочки планеты слетелись сюда. Бетси сделала один шаг, и на миг ей показалось, будто все вокруг исчезло в круговороте снежных хлопьев. Но вот где-то вдали мигнули фары машины. И еще раз. Бетси поняла, что Дэн заметил ее. Она быстро пошла на свет. Бабочки приземлялись ей на лицо и таяли.
Дэн выскочил из машины и распахнул перед Бетси дверцу. Через секунду он уже сидел рядом.
– Какая пурга! – восторженно сказал он. – Детишки просто счастливы.
Бетси улыбнулась. Она представила, как сейчас ее племянники Сара, Ральф и Тревор упрашивают родителей выпустить их на улицу хотя бы на часок. А маленькая Бэби удивленно смотрит на свой первый снег. Она не запомнит этот снегопад, ведь ей еще не исполнилось и девяти месяцев, но, может быть, через много лет ей будут сниться волшебные сны, в которых крупные ночные бабочки заполонят весь город, а утром солнце оденет их в золотые наряды.
– Я рада, что начался снегопад, – сказала Бетси. – Дожди навевали уныние. Рождество пройдет, как положено.
– Будем надеяться, что все это великолепие не растает, – вздохнул Дэн.
– Никогда не замечала за тобой склонности к пессимизму.
– Считай это проявлением черного юмора. Куда поедем?


Бетси вернулась домой ближе к полуночи. В доме было непривычно тихо. Она осторожно сняла пальто и смахнула на пороге налипший снег.
– Бетси, ты вернулась? – спросила со второго этажа громким шепотом тетя Эмми.
– Да. Почему вы не спите?
Эмми спустилась вниз и выглянула за дверь.
– Ты же знаешь, я не могу уснуть, когда дома не все. Какой снегопад! Звонила Кэтрин, Ральф закатил скандал из-за того, что его не пустили гулять. Не успокоился, пока не вернулся Джордж.
– Могли бы пойти погулять всей семьей, – заметила Бетси.
– Я так и сказала Кэтрин. Что за молодежь, и шагу не могут сделать без совета! – Тетушка осуждающе покачала головой, но Бетси ей не поверила. Эмми любила невесток не меньше сыновей и лишь иногда для виду пыталась осуждать их.
– Вообще-то Кэтрин хотела узнать, что она должна приготовить к ужину в сочельник.
Бетси рассмеялась.
– Тетя! Еще две недели!
– Лучше обо всем подумать заранее. Кэтрин все правильно сделала. Мы обсудили меню, и она пообещала позвонить Луизе и переговорить с ней. Хочешь чаю?
– Было бы просто замечательно.
Бетси уже успела переодеться и умыться, пока тетушка докладывала о последних событиях в их большой семье. Они прошли на кухню.
– Как дела? – спросила Эмми.
– Нормально. Пришел в себя мужчина, который пять часов пробыл в воде. Помните, я рассказывала на днях?
– Да, конечно. Ну и как он?
– У него амнезия.
– Святые угодники! – пробормотала Эмми.
– Но он утверждает, что вспомнил свое имя.
Бетси подробно рассказала о своем разговоре с Фрэнком.
– Вторая крестная мать? – усмехнулась Эмми, разливая чай по чашкам и пододвигая к Бетси тарелку с печеньем. Тем самым, с корицей.
– Ух ты! – обрадовалась Бетси. – Я только что думала о вашем печенье. Но ведь до сочельника еще далеко?
– Снегопад навеял! – отмахнулась Эмми. – Бедный парень.
– Ну не такой уж он и парень, – справедливости ради заметила Бетси. – На вид ему больше тридцати пяти.
– И все равно бедный. Но, может быть, теперь, когда он вспомнил свое имя, полиции удастся найти его родственников?
– Хорошо бы, – согласилась Бетси. – К Рождеству его уже выпишут. Он стремительно поправляется. Не знаю, куда Фрэнк пойдет, если его родные так и не объявятся.
Эмми помолчала несколько секунд, о чем-то размышляя. Бетси сделала еще пару глотков и, поколебавшись мгновение, взяла еще одно печенье.
– Нужно будет связаться с органами социальной защиты, – сказала она, прожевав. – Уверена, они что-нибудь придумают.
– Это их работа, – согласилась с ней Эмми. – А где ты была вечером?
– Мы с Дэном заехали в кафе. Посидели, поболтали…
– Я так и подумала! – Эмми выглядела торжествующей.
– Это дружеские отношения! – запротестовала Бетси.
– Конечно, дорогая, – сказала Эмми таким тоном, что Бетси сразу же поняла: тетушка осталась при своем мнении. – Ладно, пойду я спать, а то завтра и сама не проснусь, и Джейсона в школу не отправлю. Спокойной ночи, милая.
– Спокойной ночи, – отозвалась Бетси и поцеловала тетю.
Она вымыла посуду, еще немного посидела за столом, пытаясь понять, действительно ли у них с Дэном было свидание, потом махнула рукой и отправилась спать.
Ночью ей снилось что-то очень хорошее, и в этом сне был мужчина. Утром удивленная Бетси осознала, что впервые запомнила лицо своего героя. Его черты в точности повторяли черты лица Фрэнка. Расчесываясь перед зеркалом, она поняла, что мужчина по имени Фрэнк встретился на ее пути, чтобы изменить ее жизнь. Чем эта история ни закончится, прежней Бетси уже никогда не будет.
– Нельзя верить снам! – сказала она своему отражению.
Отражение лукаво улыбнулось ей.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Вспомнить любовь - Кейли Элизабет

Разделы:
12345678910111213141516

Ваши комментарии
к роману Вспомнить любовь - Кейли Элизабет



неплохой роман. 9. осадочек остался только потому, что герой из-за долга отказался от своей любви. я бы ему такое долго не прощала)))
Вспомнить любовь - Кейли Элизабетнемочка
16.10.2012, 21.09





Неплохо, сказочно, сказочно...о.о...
Вспомнить любовь - Кейли Элизабетиришка
30.07.2014, 0.04





Противоречивое чувство вызывает роман. Какой–то долг перед людьми придумал гл.герой,и отказался от любви – ушел так между прочем,не очень понравилось его поведение.
Вспомнить любовь - Кейли Элизабетлиса
12.08.2014, 14.54





Противоречивое чувство вызывает роман. Какой–то долг перед людьми придумал гл.герой,и отказался от любви – ушел так между прочем,не очень понравилось его поведение.
Вспомнить любовь - Кейли Элизабетлиса
12.08.2014, 14.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100