Читать онлайн Радости любви, автора - Кей Патриция, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Радости любви - Кей Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.37 (Голосов: 52)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Радости любви - Кей Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Радости любви - Кей Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кей Патриция

Радости любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Морин не появлялась дома уже две недели. Куин была благодарна за эту отсрочку, хотя и не думала, что отсутствие сестры было вызвано заботой о ее чувствах.
– Морин заходила к тебе чаще, когда меня не было? спросила она тетю.
– Она обычно навещает меня раз в неделю. А почему ты спрашиваешь?
– Просто интересно, вот и все. – Куин пожала плечами. Фиона посмотрела на племянницу своим проницательным взглядом:
– Ты же знаешь, она звонит каждый день. И до того, как ты приехала, она почти каждый день дежурила у моей постели в больнице.
Куин сжалась как от удара. Неужели тетя пытается вызвать у нее чувство вины из-за того, что она так долго отсутствовала?
– Я не осуждаю ее за то, что она не появляется в последнее время. Я понимаю, у нее много дел.
– Да. Помимо того, что она ведет хозяйство и воспитывает детей, вся ответственность за руководство рекламным агентством лежит на ее плечах.
Куин нахмурилась:
– На ее плечах? С какой стати? Ведь у Роберта в большой опыт в подобных делах.
– У Роберта нет деловой жилки. Если бы не решительность и энергия Морин, которую она проявила за эти годы, они бы уже потеряли агентство.
Интересно. Когда Куин работала в рекламном агентстве в Колумбусе, казалось, что Роберт блестяще справляется со своими обязанностями. Неужели она была настолько ослеплена любовью, что не замечала очевидных вещей?
– Ужасно, – только и сказала Куин.
– Они все еще могут потерять агентство, – продолжала тетя. – Думаю, что у них серьезные проблемы с деньгами.
– Но почему так получилось?
И Морин, и Куин унаследовали приличную сумму, вырученную от продажи поместья, принадлежавшего их родителям. Именно это плюс деньги, выплаченные по страховым полисам агентством, где отец застраховал свою жизнь и жизнь матери, сделали обеих женщин если не богатыми, то по крайней мере вполне обеспеченными.
За эти годы Куин потратила совсем немного. Фиона не взяла ни пенни из наследства за то, что она их вырастила, хотя имела на это полное право. Даже расходы на обучение Куин в колледже были полностью покрыты процентами от основной суммы. Так что за прошедшие двадцать пять лет первоначальный капитал увеличился в три раза. На самом деле Куин вложила в разные предприятия около семисот пятидесяти тысяч долларов. Об этом не знал никто, кроме Фионы и поверенного в делах.
– Ты хочешь сказать, что Морин потратила все свои деньги? – спросила племянница, не веря своим ушам.
Фиона вздохнула, положила вышивку на колени и посмотрела в глаза Куин:
– Боюсь, что так. Она никогда в этом не признавалась, но я догадываюсь.
– Но как же так, тетя Фиона! У нее было по меньшей мере пятьсот тысяч долларов, когда они поженились с Робертом. Каким же образом она умудрилась выбросить на ветер столько денег?
Тут Куин вспомнила об огромном доме сестры, «мерседесе», меховом жакете, бриллиантовых серьгах, о дорогой одежде Роберта.
– Это всего лишь предположение, но я знаю, что понадобилась приличная сумма, чтобы открыть агентство. Не думаю, что у Роберта были деньги. – Фиона задумалась. – И, конечно, дом требует больших расходов, и еще у них членство в дорогом местном клубе.
– Знаешь, тетя Фиона, если хочешь, чтобы я почувствовала жалость к Морин, то ты напрасно стараешься. Она сама выбирает, как ей жить. Никто не приставлял ей пистолет к виску и не заставлял сорить деньгами.
Старушка сняла очки и потерла переносицу. В ее голубых глазах появилось новое для Куин выражение.
– Ужасно самодовольное высказывание, Куин. Племянница была уязвлена.
– Очень жаль, что ты так считаешь. – Слезы подступили к ее глазам.
– Куин, дорогая моя девочка, – мягко сказала Фиона. – Я знаю, тебе больно, но не думаешь ли ты, что пришла пора немного смягчиться? Морин заплатила за свои грехи. Ей пришлось нелегко.
Куин не желала слышать о том, как страдала Морин. Она вообще ничего не хотела слышать о сестре. Если та и была несчастна, только по собственной глупости.
– Жизнь вообще нелегкая штука, тетя Фиона. Разве Морин этого еще не поняла?
Пронзительный взгляд тетушки не дрогнул. Куин отвела глаза…
После этого разговора она чувствовала легкие угрызения совести и злилась на себя. Почему она должна чувствовать себя виноватой?
Поэтому, когда в пятницу около часа дня в доме появилась Морин, у Куин не было настроения оказывать ей сердечный прием.
– Привет, Морин, – сухо бросила она, открыв дверь.
– Ты, как всегда, приветлива.
Насмешливо улыбнувшись, Морин впорхнула на кухню, обдав Куин запахом дорогих духов. Сегодня она выглядела потрясающе: длинное, облегающее шерстяное пальто черного цвета, дополненное парой аккуратных кожаных перчаток и сапогами на высоком каблуке.
– Тетя Фиона в гостиной, – сказала Куин. Она разглядывала наряд Морин, пока сестра снимала пальто и пристраивала его на спинку стула. На ней был малиновый костюм, явно от известного модельера. Ослепительная круглая золотая брошь украшала левый лацкан, тяжелые золотые серьги сверкали в ушах. Если у Морин и Роберта были проблемы с деньгами, то по одежде об этом нельзя было догадаться.
Когда сестра пошла в гостиную, чтобы поздороваться с тетей, Куин специально осталась на кухне. Она принялась замешивать фарш для мясного хлеба и чистить картошку на ужин.
Время от времени до нее доносился приглушенный звук голосов из гостиной, но разобрать, о чем идет речь, она не могла.
Прошло уже более получаса, как приехала Морин, когда Куин услышала стук высоких каблуков по непокрытому полу в коридоре. Через несколько секунд Морин вошла в кухню. За ней в инвалидной коляске следовала Фиона.
– Мы подумали, что неплохо было бы выпить по чашечке чаю, – объяснила тетя.
– Я приготовлю, – вызвалась Куин. Не обращая внимания на Морин, она наполнила чайник водой, поставила его на плиту и прислонилась спиной к кухонному столу.
Морин подошла к банке с печеньем и подняла крышку.
– Вкуснотища! Песочное печенье с кокосом. Достала одно печенье и откусила кусочек. Ее ясные глаза встретились с глазами Куин. Она неуверенно улыбнулась.
– Всякий раз, как я ем песочное печенье с кокосом, вспоминаю о летних днях на озере. – Внезапно в ее улыбке появилась горечь. – Хорошее было время, правда? – тихо спросила она.
Куин не хотела об этом вспоминать, но волна красочных образов подхватила ее воображение и унесла за собой.
Элинор Демпси и ее мужу принадлежал коттедж на берегу маленького озера недалеко от Ниагарского водопада. И каждый год Фиона, Куин и Морин проводили там неделю.
В первый раз они отправились туда, когда Куин было девять, а Морин двенадцать. В последний день перед отъездом шел проливной дождь. Сначала они с Морин и детьми Элинор, Эми и Патриком, расстроились. В этот день они хотели пойти купаться. Но вскоре Фиона и Элинор развеяли их тоску. Было предложено испечь двойную порцию песочного печенья с кокосом, а остаток дня они вшестером провели, играя в разные игры.
С тех пор в их семье появилась традиция – раз в неделю печь песочное печенье с кокосом и играть в игры. Так они и делали из года в год.
Куин отогнала сладостно-горькие воспоминания. Ей не хотелось вспоминать о тех днях, когда она была молода и наивна и боготворила старшую сестру. Она не хотела, чтобы в ней проснулось теплое отношение или сочувствие к Морин. Свист чайника заставил ее обернуться. Наполнив заварочный чайник, она поставила его на стол. И снова Куин старалась не обращать внимания на Морин.
– Ты не присоединишься к нам? – спросила Фиона, когда Куин направилась к выходу.
– У меня полно дел наверху.
– Ради Бога, Куин! – сказала Морин. – Вернись! Не надо убегать только потому, что я здесь.
Куин почувствовала, как от злости кровь прилила к щекам и к горлу подкатил комок. Как характерно для Морин поставить сестру в глупое положение!
– Не слишком ли много значения ты придаешь своей персоне?
Она повернулась и, стараясь не смотреть тете в глаза, воззрилась на Морин.
– Я же сказала, у меня много дел наверху. Может, на этом и завершим разговор, или ты хочешь продолжить?
Глаза Морин округлились.
– Может, хватит, или мы так и будем ругаться?
Она повернулась к Фионе:
– Тетя Фиона, я стараюсь, но ты же видишь…
– Куин… – спокойно сказала старушка. Племянница неохотно перевела взгляд на тетю. Выражение ее лица было напряженным и несчастным, и Куин пожалела, что вовремя не прикусила язык. Призвав на помощь все свои силы, она повернулась к сестре:
– Морин, я не собираюсь ругаться. Просто не хочу чаю, и у меня действительно полно дел.
– Ну что ж, прекрасно, иди. Мне все равно. – Морин лучезарно улыбнулась Фионе: – Ну, так что вы собираетесь делать на День благодарения? Вы с Куин придете к нам? Или она предпочитает остаться здесь одна?
Куин остановилась как вкопанная.
– К вам?
Нет уж, она ни за что не пойдет к Морин и Роберту на День благодарения. Она рассчитывала провести праздник здесь, дома, как они это делали всегда.
Морин прищурила глаза.
– Да, ведь ты же не думаешь, что тетя Фиона будет готовить на всех нас, не так ли?
– Нет, я собиралась все приготовить сама.
– Куин прекрасно готовит, – вмешалась Фиона. – А я могу ей помочь. Кроме того, я уже пригласила Питера на обед.
– Пригласила?
Куин впервые об этом слышала.
– Великолепно! – улыбнулась Морин. – Раз уж мы собираемся обедать здесь, скажите, что мне с собой захватить.
Куин стиснула зубы.
– Я вас оставлю, чтобы вы могли обговорить детали.
И вышла из кухни. Через полчаса, услышав, как захлопнулась задняя дверь, она подошла к окну и выглянула на улицу. Спустя несколько секунд показалась Морин. Куин наблюдала, как сестра открыла дверцу автомобиля. Морин собиралась сесть в со машину, но замешкалась. Причина ее медлительности стала очевидной, когда Куин заметила Питера. Со своего наблюдательного пункта она видела, как Морин улыбается Кимблу.
Они стояли и уже минут пять оживленно болтали. Куин хотела отойти от окна, но почему-то не могла. О чем они разговаривают?
Она стиснула зубы, увидев, что Питер положил руку на плечо Морин. Этот жест вызвал у Куин раздражение, и в какой-то момент ей захотелось распахнуть окно и крикнуть сестре: «Неужели тебе недостаточно одного мужчины?»
Глядя на этих двоих, Куин чувствовала, что ее терзает непонятное чувство, очень похожее на ревность.
* * *
Наступил День благодарения, пасмурный и холодный. В одиннадцать часов утра пошел снег. К полудню замело весь двор и подъездную дорожку. Впрочем, кухня от этого казалась еще теплее и уютнее, чем обычно. Утром Куин развела огонь в камине, разделала индейку и в восемь часов поставила ее запекаться в духовку.
Запахи, по которым она так скучала, распространились по всему дому, и Куин поймала себя на том, что, занимаясь делами, напевает под нос песенку. Она любила День благодарения почти так же сильно, как Рождество. Даже мысли о том, что сегодня должны приехать Роберт и Морин, и растущее напряжение не могли испортить ей настроение.
Питер приехал в час дня. Он дважды постучался в заднюю дверь, открыл ее и вошел. Куин обернулась, не отходя от плиты. Она как раз добавляла муку в бульон.
Кимбл широко улыбнулся ей, и Куин улыбнулась в ответ. Хотя она все еще чувствовала себя несколько неловко в присутствии этого мужчины, сегодня ее мысли были заняты другим.
– Знаю, что пришел слишком рано, – сказал он. – Но я подумал, может, вам понадобится моя помощь.
Он снял куртку, повесил ее на спинку стула и закатал рукава свитера. Сегодня свитер был песочного цвета.
– Вообще-то понадобится. Вы не могли бы разложить обеденный стол в столовой?
Куин посмотрела ему вслед, когда он вышел. Сегодня на нем не было кроссовок. Он по-прежнему был одет в джинсы, но уже в новые, и она не могла не заметить, как они облегали его крепкий зад и сильные ноги. От этих мыслей, хоть и невысказанных, она совсем смутилась.
Куин поспешила вернуться к прерванному занятию. Она ощущала странное волнение. Нет ничего необычного в том, что она восхищалась привлекательным мужским телом, ведь так? Почему же она так смутилась?
Когда Питер вернулся на кухню, она старательно избегала его взгляда.
«Прекрати вести себя как идиотка! Он не умеет читать мысли!»
– Где еще требуется моя помощь? – спросил Кимбл. – Давайте я помешаю соус, а вы пока займетесь чем-нибудь другим.
– Давайте.
Она выпустила из рук деревянную ложку, и, когда он взял ее, их руки на мгновение соприкоснулись. От этого мимолетного прикосновения у Куин перехватило дыхание, и она снова не могла заставить себя взглянуть ему в глаза. Боялась, что он прочтет ее мысли?
Прошло уже двадцать минут, как к ним присоединилась тетя, но, готовя картофельное пюре, проверяя, зажарилась ли индейка, нарезая овощи для салата и доводя закуски до совершенства, Куин спиной ощущала присутствие Питера.
Они болтали и шутили с тетей. Время от времени Куин вставляла пару слов, но в основном слушала их. У Питера сегодня явно было хорошее настроение. Если бы их встреча произошла в этот день, он бы, несомненно, очаровал ее.
– Как твоя семья встречает День благодарения? – складывая льняные салфетки, спросила тетя.
Куин оторвалась от своего занятия – она подсчитывала серебряные столовые приборы и заметила, как потемнели глаза Питера.
– Они все соберутся дома у моего брата в Оук-парке.
– Ваша семья живет в районе Чикаго? – спросила Куин. Он кивнул.
– Совсем близко. Вам повезло.
Куин хотела, задать еще вопрос, но Кимбл явно не был настроен говорить о своей семье. Интересно почему? Может, у него в семье такая же ситуация, как и у нее? Случилось что-то неприятное? Только она успела об этом подумать, как услышала звук подъезжающей машины.
Через несколько минут Морин, Роберт и дети столпились на заднем крыльце. Радость Куин поугасла, хотя она и заставила себя улыбнуться. Прошлой ночью, лежа в кровати и вспоминая о событиях минувшего дня, она решила, что, несмотря ни на что, постарается быть любезной с сестрой. Может, она никогда не простит и не забудет о том, что произошло между ними, и не сможет снова полюбить Морин, но постарается наладить с ней отношения.
Хотя бы ради Фионы.
* * *
Питер не мог припомнить, когда в последний раз ему было так хорошо. Даже вражда между Куин и Морин, казалось, утихла – или была забыта на один день. Морин оставила свои привычные колкости, даже когда Роберт сам на них напрашивался.
А Куин! Питер улыбнулся. Она действительно старалась изо всех сил. На протяжении всего обеда она поддерживала непринужденную беседу и вела себя так, будто все было в порядке. Питер понимал, что ей, должно быть, нелегко.
Питеру понравилось все, в том числе и еда.
– Все очень вкусно, – похвалил он. Фиона улыбнулась:
– Это все Куин. А вот фасоль в горшочке и клюква – от Морин.
Питер кивнул:
– Знаю. Вообще-то это я помогал мешать соус. – Он повернулся к Куин: – Все просто замечательно!
– Спасибо. – Она улыбнулась. Ее светло-карие глаза светились теплотой.
«Ей надо почаще улыбаться», – подумал он.
–. Да, Куин постаралась на славу, – вставил Роберт. Питер чуть не подавился кофе. Слова Роберта прозвучали настолько фальшиво, что, даже постаравшись, он не смог бы это повторить.
«Да, Куин постаралась на славу», – передразнил он его про себя. Боже ты мой, и что только нашли в нем эти две женщины?
– Спасибо, – поблагодарила Куин.
Кимбл нахмурился. Разве она до сих пор не поняла, что за человек этот Роберт? Он взглянул на Морин, и их взгляды встретились. Он был готов поспорить, что она пыталась подавить улыбку.
После обеда сестры одновременно встали из-за стола.
– Я помогу тебе убраться, – предложила Морин. – В конце концов, на тебе была вся готовка.
Питеру стало интересно, согласится ли Куин. Чуть поколебавшись, она кивнула.
– Я помогу вам отнести посуду на кухню, – предложил он.
– Все в порядке, – ответила Куин. – Мы с Морин сами справимся. А ты посиди с Робертом и Фионой. – Она огляделась. – Если захочешь пирога, так и скажи, не стесняйся. Если нет, то мы позже принесем его в гостиную.
После того как сестры направились на кухню, остальные пошли в гостиную. Роберт поставил детям видеокассету с записью диснеевского мультфильма, а сам подошел к буфету, где Фиона хранила виски. Налил себе выпить.
– Будешь? – спросил он Питера.
– Нет, спасибо.
– А ты, тетя Фиона?
– Может, чуть попозже.
Питер уселся рядом с тетушкой. Какое-то время они смотрели с детьми мультфильм «Король Лев». Роберт, не обращая на них внимания, перевернул первую страницу журнала «Плэйн дилер».
Через полчаса Питер стал искать предлог, чтобы уйти на кухню. Ему было любопытно увидеть, как ведут себя сестры, оставшись наедине. Он уже почти решил, что попросит налить ему еще чашечку кофе, когда на помощь пришла Фиона:
– Питер, ты не принесешь мне кусочек тыквенного пирога?
– Конечно. С удовольствием. Кимбл направился на кухню.
* * *
Некоторое время Куин и Морин молча занимались делами, время от времени говоря что-то вроде: «Куда это положить?» или «Я положу остатки картошки в пластиковый контейнер, хорошо?»
Но когда половина посуды была перемыта, Морин сказала:
– Сегодня был хороший день. Мне все очень понравилось.
Куин кивнула. День действительно был замечательным.
– Как в старые добрые времена. Куин промолчала. Старые времена уже не вернуть. Все изменилось.
– Ты когда-нибудь вспоминала о том времени, когда мы были детьми? – В голосе Морин слышалась печаль.
– Иногда. – Куин продолжала скрести посуду. Ей не хотелось разговаривать.
– Хорошее было время, правда?
– Да.
«Тогда я еще считала тебя совершенством».
Она еще усерднее занялась посудой.
– Иногда я жалею, что нельзя снова стать детьми.
– Да, нельзя.
– Разве тебе не хочется?
– Да нет, не хочется.
Лгунья! Ей сто раз хотелось повернуть время вспять.
Морин вздохнула:
– Значит, ты счастлива. Ни о чем не жалеешь? На какое-то время в комнате повисла тишина. Что Морин хочет от нее услышать?
– Я бы так не сказала. Я о многом жалею. Да, о многом, – наконец ответила Куин. И снова принялась яростно оттирать кастрюлю.
«И в первую очередь я жалею о том, что идеализировала тебя».
– Куин, почему ты не смотришь на меня? Ты так сильно меня ненавидишь, что не выносишь моего вида?
– Я не ненавижу тебя, Морин. Просто хочу побыстрее домыть посуду, чтобы присоединиться к остальным и попробовать десерт. Может, не будем больше возвращаться к этой теме?
– До каких пор ты будешь меня наказывать? – продолжала настаивать Морин.
Куин тщательно ополоснула миску и поставила ее сушиться. Затем обернулась и взглянула на сестру:
– Морин, я не желаю сейчас об этом говорить. И буду тебе очень признательна, если мы оставим эту тему.
«Может, если бы ты извинилась, если бы признала, что была не права…»
Морин взглянула на сестру. Ее глаза сверкали.
– Нет, Куин, я не хочу оставлять эту тему! Я так больше не могу. Я решила расставить все точки над „i”.
Куин цинично улыбнулась:
– Я решила. И так всегда. Морин, ты когда-нибудь хоть на секунду задумывалась о том, чего хотят другие?
Морин поджала губы.
– Знаешь, чего я никак не могу понять? Почему ты злишься на меня, но при этом ведешь себя так, будто Роберт тут ни при чем? Поверь мне, если бы ты знала, как все было на самом деле…
– Ох, умоляю тебя, можешь оставить при себе все эти отвратительные подробности. И не надо все сваливать на Роберта. Это бесполезно. Не забывай – я прекрасно знаю, что ты собой представляешь.
– Ну да, конечно, – сказала Морин, – я такая плохая большая девочка, соблазнила Роберта, маленького невинного мальчика!
– Думаю, он не возражал…
– Ты не считаешь, что в танце участвуют двое? – парировала Морин. – Моя вина лишь в том…
Куин оторвалась от мытья посуды и взглянула на сестру:
– Да, я прекрасно понимаю, что в танце участвуют двое, но кто-то один приглашает другого на танец, и мы знаем, кто этот кто-то! Но меня не удивляет, что ты убеждена в обратном. Ты всегда пыталась свалить на других вину за свои ошибки.
– Думаю, ты ждешь не дождешься, когда мой брак полетит ко всем чертям, чтобы запрыгнуть в постель к Роберту, так? – Глаза Морин превратились в узкие щелочки. – Хочешь отплатить мне за то, что я, как ты считаешь, причинила тебе столько зла, да? – Она засмеялась, и этот звук пронзил внезапно повисшую тишину. – Что ж, если ты так хочешь, путь свободен!
– Меня не удивляет, что ты всех судишь по себе! – в ярости бросила Куин. Она могла бы догадаться, что Морин поймет все именно так.
В это мгновение сестра повернулась к двери, и от того, как изменилось выражение ее лица, у Куин мурашки побежали по спине.
Куин вытерла руки о передник и обернулась. Кровь прилила к ее щекам. На пороге стоял Питер.
О Боже! Что он успел услышать?




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Радости любви - Кей Патриция

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Ваши комментарии
к роману Радости любви - Кей Патриция



Жаль потраченного времени,2
Радости любви - Кей ПатрицияЧитака
4.04.2013, 20.01





Стандартная история об американском рождестве, где все примиряются со своими проблемами. 5.
Радости любви - Кей ПатрицияМери
15.01.2014, 16.44





Как все сухо - прямо учебник по математике...
Радости любви - Кей Патрицияелена:-)
4.04.2015, 23.00





Ochen' trogatel'naya istoriya
Радости любви - Кей ПатрицияErke
8.11.2015, 15.20





Хорошо написан роман, правдиво,но, если представить,что героиня не встретила любовь, то не думаю, что она простила бы свою сестру предательницу, да и материальная обеспеченность помогла.
Радости любви - Кей Патрицияsaha
25.03.2016, 11.56








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100