Читать онлайн Опасный обман, автора - Керстен Линн, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Опасный обман - Керстен Линн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.5 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Опасный обман - Керстен Линн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Опасный обман - Керстен Линн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Керстен Линн

Опасный обман

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Закрыв дверь в спальню, Кэт посадила собаку на кровать лорда Деринга, и от свечи, горевшей на его ночном столике, зажгла две масляные лампы. Когда она в прошлый раз видела комнату, то в неярком лунном свете она показалась ей гораздо меньше. Но тогда все ее внимание было обращено на внушительную кровать под балдахином, на красивого мужчину, распростертого на ней и спавшего сном нераскаявшегося грешника.
– Он просто невозможен, – сказала она Мальволио, пытавшемуся вырыть ямку в покрывале.
– Спустите его на пол, дорогая, – посоветовала ей миссис Киппер, которая поставила чемодан на сундук из кедрового дерева и проверяла содержащиеся там доспехи.
– Я имела в виду лорда и хозяина.
– Ну, я сомневаюсь, что он согласится спать на полу. Или в компании с Мальволио. Как вы полагаете, он разрешит собаке остаться?
– Не знаю, как он поступит. Он совершенно непредсказуем. Это просто сводит с ума.
– Я так и думала. – Миссис Киппер нашла пустой ящик в комоде и оставила его открытым. – Но до сих пор он справлялся неплохо, вы согласны?
– Ему просто повезло, вот и все.
Кэт открыла чемодан, достала оттуда халат и бросила его на кресло.
– Без вмешательства Каррингтона мы сели бы в лужу.
– Дорогая, пожалуйста, внимательно смотрите, пока мы будем распаковывать вещи, чтобы вы могли мне сказать, что нужно привезти в следующий раз.
– Значит, вам разрешили остаться?
– Мне придется обслуживать… леди, – миссис Киппер криво улыбнулась, – которые иногда сопровождают мужчин в «Рай». Благодаря этому я смогу относительно свободно передвигаться по имению и постараюсь заходить к вам каждый день, чтобы помочь одеться. Но нельзя быть уверенной, что вы меня найдете именно тогда, когда я вам понадоблюсь. Скажите лорду Дерингу, чтобы он поел в «храме», как можно скорее. Там мой помощник объявится сам и расскажет о способах связи.
Кэт выхватила из чемодана свою ночную сорочку и швырнула ее на халат. Значит, Деринг узнает, кто же еще один шпион «Черного Феникса», что от нее хранили в секрете все это время. Они ей не доверяют? Если так, то почему она все еще здесь? Насколько она может судить, эти трое вполне могут справиться с задачей и без нее. Кажется, именно это они и собирались делать.
Мальволио, бросив свою добычу – покрывало, схватил зубами кисть от занавеса балдахина и сражался с ней. Ей даже лучше, если он раздерет всю постель в клочья. Она здесь спать не собирается.
Злость и гнев терзали ее так же, как Мальволио – кисть балдахина. Она глубоко вздохнула раз-другой. Не стоит срывать свое настроение на миссис Киппер, которая была так добра к ней с первого момента их знакомства. Схватив охапку нижнего белья, она направилась с ним к шкафу.
– Его вовсе не интересует наша миссия. Он только потакает своим капризам.
Светло-голубые глаза внимательно посмотрели ей в лицо.
– У вас была возможность объяснить ему, почему нас прислали сюда? И что думает «Феникс» о происходящем здесь?
– Пока нет. С тех пор как Фидкин решил, что я должна быть продана с аукциона или уехать, у меня было очень много дел.
– А теперь наступил штиль. – Миссис Киппер свернула последнюю рубашку, положила ее в ящик и взяла чулки, которые ей протянула Кэт.
– Это все совершенно естественно, дорогая. Я тоже волновалась. Мы почти добились своего. Ваши отношения с Дерингом не помешают вам продолжать дело?
– Я… я не убеждена. – Вот. Она сказала это вслух. Секрет, который она хранила от самой себя до этого момента. – Я едва ли могу поверить в это. Вы лучше, чем кто-нибудь другой, знаете, что больше всего я хочу закончить то, ради чего меня сюда прислали. Но как я могу отдаться в его руки? Я делала все, чтобы это получилось, а теперь, когда я здесь, в его коттедже, в его спальне, мне хочется бежать.
Миссис Киппер с раскрасневшимся от любопытства полным лицом наклонила голову.
– Расскажи мне все. И будь полностью откровенна.
– Простите. Я вас всех так подвожу. В нем есть что-то такое – не могу сказать, что именно, – из-за чего наша совместная работа невозможна. Может быть, дело в моей одержимости заданием и его равнодушии к нему. Я, вероятно, смогу заставить его продолжить пьянствовать и играть в азартные игры и сама сделаю работу, если он не вообразит, будто я его игрушка. Но едва ли он позволит мне действовать в одиночку.
Кэт опустила глаза на свои руки, мнущие юбку. Она снова, как когда-то, чувствовала себя школьницей, которая признается начальнице в своих проступках… С ней это случалось довольно часто в годы пребывания в Академии Святой Бригитты для девушек из благородных семей. Кэт отпустила юбку и уронила руки.
– Прошу прощения, мадам. Я не хотела оскорбить джентльмена. «Черный Феникс» тщательно отбирает своих эмиссаров. Вы мне так говорили.
– В общем, это так и есть. Но в данном случае мы были ограничены в выборе кандидата. – Миссис Киппер начала доставать из чемодана тапки и туфли. – Трудно найти образованного, внушающего доверие мужчину с такой репутацией, которая позволила бы ему действовать здесь, не возбуждая подозрений. И у «Феникса» своеобразные требования, о которых мне ничего не известно. В конце концов повезло, и благодаря некоторым манипуляциям Деринг попал к нам в руки. Мне жаль, что вам он показался неподходящим. Его, конечно, нельзя заменить так быстро.
– Если мы провалимся, вы будете пытаться снова?
– Я ничего не решаю. Но было бы странно, если бы «Феникс» отказался от своего проекта. Однако, чтобы устроить другую хитрость, потребуется какой-то срок, а тем временем… ну кто может сказать, что тут произойдет?
– Не беспокойтесь, – твердо сказала Кэт. – Я не собираюсь оставлять свой пост.
– Но вам придется, – возразила миссис Киппер, расставляя обувь на нижней полке в шкафу. – Вы будете выполнять свои обязательства, пока сможете. Нет ничего позорного в том, если вы решите уйти ради интересов нашей миссии.
– Значит, это стыдно. Самый большой интерес – мой собственный.
– Могу я узнать, в чем он заключается? Вы не обязаны мне это говорить, но, возможно, я помогу вам.
Щекотливая ситуация заставила Кэт покраснеть, у нее горели щёки и шея:
– Он собирался… Ну, он так не сказал, но я совершенно уверена…
Взгляд ее обратился к постели, где Мальволио зарылся в простыни.
Миссис Киппер защелкнула чемодан.
– Вы думаете, он намерен стать вашим любовником? Это вас волнует?
– Он считает это само собой разумеющимся. Как будто это необходимо, что далеко не так. Кто об этом узнает? А я не хочу.
Впервые со времени их знакомства миссис Киппер выглядела суровой.
– И не надо. До тех пор пока это не угрожает нашему пребыванию здесь, я по этому поводу ничего говорить не буду. И лорд Деринг тоже, если в этом дело. Решение полностью за вами.
– Вы воображаете, что он с этим согласится?
– Он не похож на человека, который будет заставлять вас силой. Но нельзя сказать этого с уверенностью. – С легким вздохом миссис Киппер опустилась в кресло. – Прошлой ночью, когда мы обсуждали, что может произойти на аукционе, вы отказались рассматривать вопрос об уходе. Каков бы ни был исход, вы настаивали на том, чтобы идти до конца, даже если это означало бы для вас попасть в руки отвратительного победителя. Почему же, дорогая, теперь вы готовы признать любого другого, но только не этого мужчину?
Кэт сидела в том же кресле, что и прошлой ночью.
– Другие – они иной породы. Одними можно руководить, кого-то нужно просто терпеть. С такими типами я научилась управляться.
– А Деринг – неизведанная земля. К несчастью, я слишком стара, и меня никто не приглашал, как вас, исследовать эту замечательную местность.
Миссис Киппер с сожалением улыбнулась.
– У меня всегда была слабость к обаятельным мужчинам. Мой Чарльз был очень похож на Деринга, красивый мошенник. Я его отчаянно любила, но он проводил больше времени в море, чем со мной. Я могла бы попытаться переделать его и превратить в домовитого супруга, и тогда он не был бы сам собой. Или я могла бы перерезать ему горло за измены, которые сто раз разбивали мне сердце. О Господи! За что мне такое наказание?
– Вы жалеете, что вышли за него замуж?
– Конечно, нет. Но если бы мне представился еще один случай, я, наверное, выбрала бы более спокойного, более оседлого человека. Ладно, оставим это. Вам придется провести в обществе Деринга не больше недели. Станет обстановка для вас невыносимой – бегите, любым способом. Теренс Пендрагон возьмет вас назад, если вы захотите снова присоединиться к труппе. А может быть, вы предпочтете какой-нибудь театр в Лондоне? После того как вы добились Замечательного успеха здесь, у таких влиятельных людей, вам нетрудно будет найти место в «Друри-Лейн» или в «Ковент-Гардене». Что бы вы ни решили, «Черный Феникс» поддержит вас.
– Даже если я откажусь от этой миссии?
– Даже тогда. У всех нас есть свои границы, и если Деринг за пределами ваших возможностей, то говорить больше не о чем. Просто сообщите мне о своем решении, когда будете уверены, что оно окончательное.
– Возможно, я ошибаюсь. Он не говорил мне, что я должна лечь с ним в постель. Может, он этого и не хочет.
– Я бы на это рассчитывала. – Миссис Киппер встала и взялась за чемодан. – Пойдем посмотрим, какие наряды у этого опасного молодого человека?
Лорд Деринг стоял у письменного стола, и, как заметила Кэт, закрывая дверь спальни, держал в пламени свечи палочку красного воска для печати. Затем он капнул расплавленный воск на сложенный пергамент, снял с пальца перстень-печатку и запечатал им письмо. Только потом он поднял глаза.
Даже на расстоянии Кэт сразу заметила, что он пользовался каплями. Но с какой целью? Никто важный его сегодня не увидит. Он ухмыльнулся ей и убрал письменные принадлежности в ящик стола. Потом она заметила бокал бренди, стоящий рядом, и поднос с предметами, назначение которых она не смогла понять. Она разглядела ступку, пестик и что-то похожее на табакерку. А также трутницу и какой-то аппарат, который можно видеть в помещении для перегонки спирта. Возле его локтя на столе было пятно. Она подошла поближе. Пудра. Рассыпанная пудра.
Опиум. Не глазные капли. Он принимал опиум! Будь у нее в руке кочерга, она огрела бы его ею. Но вечер был теплый, и в очаге было пусто, как и в ее сердце.
Деринг стоял, держась с таким достоинством, какого трудно было бы ожидать от человека в его положении, протягивая письмо миссис Киппер.
– Мне сказали, мадам, что вы можете обеспечить отправку этого письма, не привлекая внимания никого в «Раю».
Кэт оказалась возле миссис Киппер именно в тот момент, когда он передавал ей письмо. Невозможно было ошибиться, на письме стояло имя получателя: ее светлости герцогине Сарн.
– Это срочно? – спросила миссис Киппер, пряча послание в карман. – Я могу сделать так, чтобы его доставили лично получателю…
– В этом нет необходимости. Похоже, ответ не успеет застать меня здесь. Как вы знаете, я собираюсь уехать до конца недели. То, что мы можем завершить вместе, должно закончиться до того времени.
Он вернулся к письменному столу и взял свой бокал.
– Я попросил, чтобы ответ был направлен одному из ваших членов общества, майору лорду Блэру. Это единственное имя, которое мне назвали. Мои вопросы касаются владельца «Рая», но, признаюсь, очень мало шансов, что на них ответят.
– Попытка не пытка, – сказала миссис Киппер. – Мы пробовали выяснить, кем приобретено имение. Но безуспешно. Однако продолжаем это делать. Подозреваю, что нынешний владелец – марионетка, чей-нибудь престарелый родственник, который едва помнит, как его зовут, не говоря уж о том, чтобы знать, для чего используются его земли и собственность.
– Могу я попросить вас об одолжении? – безупречно вежливым тоном спросил Деринг. – Прошлым вечером в театре я увидел в ложе у сцены знакомую женщину. Ее сопровождал неизвестный мне джентльмен, лица которого в слабом свете я не смог рассмотреть. Он, думаю, примерно моего роста, светлые волосы, стройный, его одежда вроде бы вышла из моды. Мне хотелось бы знать, кто он и здесь ли они еще.
– Это очень просто. В «Рае» так мало женщин, из которых можно выбирать. У той, о которой вы говорите, волосы, рыжие?
Он кивнул:
– Нуда. Леди не называла своего имени, но ее спутник определенно был граф д'Арвен, владелец земель недалеко от Карлайла. Он давно интересует нас, хотя нет никаких доказательств, что он не тот, за кого себя выдает, – французский аристократ, который сражался против Бонапарта и несколько лет руководил бандой испанских подонков против своих соотечественников. После мира 1814 года его пригласили на празднование победы и разрешили поселиться в Англии. Сегодня утром он отправился в свое имение, и леди уехала в то же время.
Деринг с облегчением выслушал это сообщение, как показалось Кэт. Но разозлился, возможно, потому, что француз стал любовником леди вместо него. Как много его женщин в этой комнате – одна, о которой он спрашивал, еще одна, которой он написал письмо, и та, которую он приобрел. Да, и еще миссис Киллер, которая не возражала бы против приглашения остаться с ним на ночь. Что касается Кэт, то она это только приветствовала бы.
Миссис Киппер собралась что-то сказать, но тут залаял Мальволио, закрытый в спальне.
– Что за черт? – Деринг кинулся к двери в спальню и распахнул ее. – Замолчи, ты, паршивец!
Мальволио затих, вцепился Дерингу в панталоны и повис на них.
Кэт, испугавшись, что Деринг ударит собаку, подбежала к ним, опустилась на колени и обняла щуплое тельце собаки.
– Прекрати. Тихо. Пожалуйста.
– Да, это поможет, – насмешливо сказал Деринг, спокойно стоя на месте.
– Он вас укусил?
– Он кусает дорогую пару… – Он снова едва слышно охнул. – Ничего. Отцепите его от меня.
Миссис Киппер присоединилась к компании. Наклонившись, она гладила собаку по упрямо сжатым челюстям, пока та не ослабила хватку, а в это мгновение Кэт оттащила ее. В зубах у собаки остался большой клок ткани.
– Мальволио не любит джентльменов, – сказала миссис Киппер, выпрямляясь. – Он начал лаять, потому что услышал, как приближается кто-то вашего пола. Потом вы открыли дверь, а один мужчина в пасти стоит двух за пределами коттеджа. Полагаю, кучер скоро постучит в дверь.
– Значит, он будет нападать на меня всякий раз, когда я подойду к нему?
– Нет, если вы будете обращаться с ним так, как он привык. Кэт научит вас. Мужчинам в труппе Пендрагона тоже пришлось быстро научиться этому, после того как я принесла ей собаку. Сейчас, кажется, вы свое уже получили.
– Догадываюсь, что его предназначение – быть сторожевой собакой. А он сможет разбудить и мертвого, если к коттеджу подойдет какой-нибудь мужчина?
– Без сомнения. Я сама его обучала. Могу я еще что-нибудь сделать для вас?
– Информация о маркизе Каррингтоне. Он… Все. Я слышу конский топот. За работу, леди.
Он стал наливать себе бренди, а миссис Киппер открыла дверь коттеджа, чем привела Мальволио в неистовство. Кэт пришлось засунуть его в корзину и закрыть крышку. Лай продолжался, корзина, в которой бушевал пес, возмущенный подобным обращением, подпрыгивала.
Кучер вместе с еще одним слугой, которого он привел себе в помощь, вошли в дом и поклонились.
– Поставь все это на буфет, – сказал Деринг, подходя к очагу и поднимая ковер из овечьей шерсти. – И открой шампанское. – Он набросил ковер на корзину с собакой.
– Он задохнется! – Кэт опустилась на одно колено и приподняла ковер.
Раздался громкий хлопок – его ладонь мелькнула возле ее лица. Она вскрикнула. Слуги взглянули на них, вытаращив глаза, и быстро вернулись к своей работе.
Когда шок прошел, она поняла, что Деринг ее не ударил. Она просто почувствовала ветерок, когда его рука просвистела мимо ее щеки. Как ему удалось изобразить звук пощечины, она не поняла, но он испугал ее до смерти.
Как бы забыв о случившемся, Деринг прошел к буфету.
– Завтра я намерен отправиться в горы, – сказал он. – Что обычно надевают, когда поднимаются на высоту?
– Вы пойдете в горы с группой, милорд? Если местность вам не знакома…
– Да, да. – Деринг взял бокал шампанского, поданный ему другим слугой. – Я не такой дурак, чтобы отправляться одному в дикие места. Я бы и вообще туда не пошел, но добиваюсь расположения одного молодого человека с деньгами, с которыми тот готов расстаться. А он любитель природы. Вы сможете достать мне все необходимое? Проследить, чтобы я вовремя проснулся, поел, оделся и не опоздал на лодку?
– Конечно, милорд, если вы одолжите нам пару своей обуви, чтобы мы могли снять размер. У нас есть специальная обувь для прогулок в горах.
– Цыганке тоже может понадобиться одежда. Я собирался освободить ее от этого – от одежды, хочу сказать, – но если уж мне придется бродить по холмам, то и она может пойти со мной, чтобы нести мои принадлежности.
– Я присмотрю за тем, чтобы у нее было все необходимое, – сказала миссис Киппер.
Деринг осушил бокал и протянул его слуге, чтобы тот снова наполнил его.
– У вас есть для нее подходящий поводок? – Казалось, он без костей, расслабленный, как плавающие в воде водоросли.
– Это все можно устроить, – сказал слуга. – Как и все прочее, что доставит вам удовольствие. Просто сообщите нам свои пожелания, милорд.
Деринг рухнул в кресло, закрыв глаза.
– Думаю, я желаю, чтобы вы все ушли. И эту крысу возьмите с собой.
Кэт протестующе взвизгнула.
– Не ее, – сказал Деринг. – Крысу в корзине. И другую женщину.
Миссис Киппер немедленно вышла за дверь, предоставив слугам самим разбираться с Кэт и собакой. Они осторожно приблизились. Корзина громко запротестовала.
Деринг сполз из кресла на пол.
Глухой стук. Звук разбившегося вдребезги бокала. Проклятие.
Слуги резко обернулись. Кэт подхватила корзину, быстро скользнула в спальню и закрыла дверь на ключ. Конечно, они могут взломать ее. Она здесь не в безопасности, как и нигде в «Раю». И она никогда не будет чувствовать себя защищенной.
Собака продолжала лаять, но девушка почти не слышала ее, так сильно стучала кровь у нее в висках.
Кэт не знала даже сейчас, позволит ли ей Деринг оставить здесь Мальволио. Понял ли он, почему это необходимо. Она не могла выносить все это, его пьянство и опиум, скользкие шуточки. А больше всего его веселое настроение, будто они все участвуют всего лишь в безобидной игре.
Девушка подошла к своему креслу, села, обхватив руками корзину, и стала покачиваться взад и вперед. Мальволио успокоился и лишь изредка пронзительно взвизгивал.
Нет. Этот звук вырывался из ее горла. Она заставила себя замолчать.
Позже она не знала, когда именно, – раздался легкий стук в дверь.
– Можете выходить, – сказал Деринг. – Я всех выпроводил.
Кэт не могла оторваться от кресла, от усталости она к нему как бы приклеилась.
– Оставьте меня в покое, – буркнула она, не будучи уверена, что он ее слышит, да се это и не волновало.
– Давайте, Кэт, по-хорошему, не то я возьму фонарь и приставлю к спине, чтобы заставить вас подняться силой.
Она это знала. Бесполезно сопротивляться ему. Сил у нее было не больше, чем у Мальволио, лаявшего в своей корзине, много шуму и мало толку.
Девушка поставила на пол корзину и на подгибающихся ногах вышла в гостиную, где Деринг стоял спиной к ней, опершись руками о буфет. Плечи обвисли, голова опущена, казалось, он снова близок к тому, чтобы упасть. Возможно, кончится тем, что он проведет эту ночь на полу. Такая перспектива ее несколько взбодрила.
Остановившись на пороге, Кэт поняла, что Деринг заметил ее присутствие. Он глубоко вздохнул, будто, как и она, боялся предстоящего разговора. Но потом он выпрямился, обернулся, в руке у него был бокал шампанского.
– Может быть, мы продолжим нашу дискуссию здесь, за столом?
Это не было вопросом. Кэт подошла к эркеру, откуда открывался вид на террасу и дальше на озеро. У квадратного столика друг против друга стояли два кресла. Она выбрала то, которое было подальше от света, и присела на краешек.
Деринг поставил перед ней бокал шампанского.
– Не самое лучшее из того, что я знаю, но это поможет вам уснуть. Пейте не спеша.
И вернулся к буфету.
Подозрительно бодрый для мужчины, увлекающегося выпивкой и опиумом, подумала Кэт, наблюдая, как он снова подходит к ней. На этот раз Деринг принес вазу с клубникой, тарелку с песочным печеньем, два блюдца и ведерко со льдом, где лежала бутылка шампанского. Его бокал стоял на блюдцах.
Кэт успела подхватить бокал, прежде чем он упал.
– Нам нужно делать это именно сейчас? Скоро уже стемнеет.
– Возможно, часа через два, – сказал лорд Деринг, расставил угощение, потом наполнил свой бокал и сел напротив нее. – Но давайте выясним некоторые вещи до того, как рискнем появиться на публике.
– Да. Я должна рассказать вам о том, что «Черный Феникс» узнал о «Рае» и что миссис Киппер и я обнаружили с того времени, как прибыли сюда десять дней назад. – Оказавшись снова на твердой почве, Кэт заговорила по-деловому. – Она считает, что у вас было очень мало информации, прежде чем вы покинули Лондон.
– Почти никакой. И располагая этой малой информацией, я не смогу продвинуться в расследовании сегодня вечером. Тогда нам придется перенести это на другое время.
– Но это именно то, для чего мы оба здесь! Вас хоть чуточку волнует наше задание?
– Не сейчас. – Он тщательно выбирал клубнику в большой вазе и клал ее на блюдце.
– Тогда зачем вы согласились приехать сюда?
– Если вам так нужно знать, исключительно из-за денег. Я надеялся сделать еще больше денег за карточным столом, оставив выигрыш себе. – Он осмотрел ягоду, счел ее, очевидно, негодной и бросил на другое блюдце. – Но больше всего, думаю, это было из-за лошади. Потом все деньги ушли на покупку вас, а я лишился теперь и лошади в обмен на взнос Каррингтона. Так что в данный момент, будь я проклят, не вижу хоть какой-нибудь причины находиться здесь.
Он посмотрел ей в лицо.
– Не обижайтесь. Вы все еще будете у меня какое-то время, если не надумаете воспользоваться этим острым стилетом, который прошлой ночью приставляли мне к горлу. Будьте уверены, вы не сидели бы сейчас здесь со мной вдвоем, если бы я думал, что он все еще у вас. Но у вас ничего не спрятано под этим тонким синим шелком, как мог видеть каждый мужчина сегодня вечером. Или миссис Киппер протащила нож в чемодане, завернув в ваше нижнее белье?
Ей нужно было переодеться, если бы у нее была такая возможность. Внезапно под его изучающим взглядом Кэт показалось, что на ней вообще ничего нет.
– Если мне понадобится нож, – сказала она, – то не сомневайтесь, он у меня будет. Но я не вижу смысла в продолжении этой болтовни. Вам не интересно наше расследование – тогда нам обоим лучше покинуть поле боя, пока мы не совершили какую-нибудь непоправимую ошибку. Такую, которая выдаст намерения «Черного Феникса». Нам могут прислать замену.
– Но для этого задания, думаю, никто не подойдет лучше. Или вы ищете предлог, чтобы сбежать от меня?
– Конечно, нет. – Слабый протест. Чтобы скрыть это, она взяла бокал шампанского, который была намерена оставить нетронутым, и сделала хороший глоток. И тем самым увеличила свои проблемы. Сочетание шампанского с этим мужчиной – она начинала подозревать, что он все-таки не принимал опиума, – могло стать смертельным. – Бегство никогда не приходило мне на ум. Я просто не люблю терять напрасно время на бесполезные усилия.
– А есть другое предложение? – Он поставил перед ней вазу с клубникой, красной, сочной и безукоризненной. – Мне кажется, вы сегодня почти не ели, Кэт. Сделайте одолжение. И возьмите песочное печенье, если еще осталось. Оно очень вкусное.
При мысли о еде у нее так и потекли слюнки. Он прав, чтоб его разорвало. У нее и крошки не было во рту после скудного завтрака и в голове пусто. С преувеличенным раздражением, пожав плечами, Кэт выбрала самую маленькую ягоду и откусила.
О Господи. Сок клубники, смешанный с терпким привкусом шампанского, которое она только что отпила, загнал все ее проблемы в угол. Она наслаждалась.
Улыбаясь, его самодовольная светлость бросил две клубничины в ее бокал и залил их шампанским.
– Попробуйте вот так.
– Вы так преданы удовольствиям? – не смогла удержаться она от вопроса.
– А вы ударились в покаяние? За всю жизнь я не встречал существа, настолько решительно отрицающего свои желания. Надеюсь, когда-нибудь вы мне это объясните.
– На вашем месте я не стала бы рассчитывать на это. – Кэт была рада, что миссис Киппер подсказала ей это выражение. Легко запоминая диалоги, она часто пользовалась словами других людей, потому что ее собственные были бы слишком близки к правде.
Джаррет откусил печенье и вздохнул, смакуя.
– А я, наоборот, только и думаю о том, как бы получить то, чего мне больше всего хочется, как бы малы ни были мои шансы на успех. От приятных вещей предпочитают отказываться – разве нет? – когда уверены, что другим путем не смогут обрести благословения.
Пока вы не обнаружите, что то, чего вы желали, никогда не оказывается тем, что вы ожидали. Кэт вспомнила другой случай, когда она испытывала чувства, похожие на то, что она ощущала этой ночью, – искушение, не раздумывая, броситься с утеса прямо в объятия дьявола. Так она тогда и поступила, с радостью, и оказалась в бездне, а сейчас она пыталась удержаться на вершине. Но и тут были свои демоны, похожие на этого аристократа с одурманенными наркотиками глазами и улыбкой на устах, который сейчас подносил к ее губам сочную клубнику.
Чтобы доказать, что она не такая уж засушенная ханжа, какой он ее считает, Кэт откусила половину ягоды. Ей хотелось, чтобы он перестал играть роль джентльмена в обществе любезной леди. Не многие мужчины – и, конечно, никто из мужчин с его положением в обществе – дали бы себе труд по-настоящему соблазнять актрису. По ее опыту, они просто предлагали деньги взамен за благосклонность и уходили, получив от нее хороший разнос. Но ее не одурачить. Этот соблазнитель тоже выложил бы монеты, будь у него в карманах серебра больше, чем на языке.
– Вы должны бы признать правильность поговорки «не было бы счастья, да несчастье помогло», – сказал Деринг. – Возможно, вы слишком часто разочаровывались. Но даже когда кажется, что все плохо и ничто не изменится, чудо может ожидать за ближайшим поворотом. Неделю назад я и представить себе не мог, что есть вы. А теперь вы здесь, со мной, в моей власти, и скоро будете в моей постели.
По спине у нее пробежал холод. Она осторожно поставила на стол бокал, который только что взяла. Кэт знала, что его притязания неизбежны, но все-таки оказалась не готова к этому моменту. Она подумала об Изабелле в пьесе «Мера за меру», роль которой она играла в Ланкашире всего месяц назад, и как добродетельная женщина была вынуждена уступить подлому Анджело. Мученице по природе, Изабелле все же улыбнулось счастье.
Но за Кэт Фолшо никакой сильный герцог не вступится. В коттедже только одна кровать, один мужчина, который ожидал, что она присоединится к нему там. А тут еще ее обязательство пройти через аукцион и вынести его последствия. К тому же разум у нее сейчас ослабел и затуманен шампанским. Не воззвать ли ей к его совести?
Может, случится невероятное?
– Нечего сказать, дорогая? У вас было трудное время, я знаю, но если предоставить вас самой себе, то в своем воображении вы создадите такую плохую ситуацию, что никакая действительность не сравнится с ней. – Он сидел напротив нее, сложив руки на столе, не отрывая взгляда от ее лица. – Несмотря на недостаток энтузиазма с моей стороны в отношении «Черного Феникса» и секретных расследований, вы и я вместе в этом деле. Мы должны стать любовниками. Почему вам нужно сражаться со мной? Не похоже, будто мы не хотим получить удовольствие друг от друга.
– Но как раз так и есть. Ах, у меня нет сомнений относительно ваших желаний. Мужчины всегда этого хотят. Тут годится любой предлог и любая женщина. Или вы ограничиваете себя в отношении женщин?
– По большей части. Но конечно, бывает и случайная овца.
Кэт уставилась на него в панике. Крестьянские парни, возможно, но английский аристократ? Потом она заметила, что он улыбается.
– Меня удивило бы, если бы уважающая себя овца захотела вас, – выпалила она.
– Вот это да. Вы девственница?
Кэт подавилась шампанским.
– Боже мой! – сказала она, откашлявшись. – Давайте все-таки соблюдать хорошие манеры и такт. Но почему вы спрашиваете? Вы упорно настаиваете на том, что способны читать мои мысли и знаете мои… мои чувства. А как вы считаете?
– Я догадываюсь, но в таком деле ошибка может привести к некоторой неловкости. Если вы подтвердите или опровергнете мою догадку, то это упростит нам путь.
Ему, возможно.
– Вы считаете, что нет, потому что женщина моей профессии должна из-за характера или обстоятельств продавать себя.
– Вовсе нет. Но я сделал некоторые выводы на основании ваших слов – вы приехали в «Рай», готовая продавать себя. Актрисе бродячей труппы, согласитесь, приходится видеть и переживать гораздо больше, чем молодой женщине, живущей без забот и тревог, хорошо воспитанной. Вы можете быть физически невинной, дорогая, но не в состоянии оставаться несведущей. Или наивной.
– Во всяком случае, в овощах я разбираюсь. Но какое это имеет отношение к делу? Мы здесь одни, и Мальволио он оградит нас от шпионов. Нет необходимости притворяться. Никто не узнает, что мы делаем в своем доме.
– Я ошибался, – сказал Деринг, – вы наивны.
– Хотите сказать, что не сможете сдержать себя?
– Мне не нужно и стараться. – Он внимательно разглядывал ее. – Послушайте. Мужчины, большинство из них, всегда могут определить, что женщина достаточно покувыркалась. У нее меняется цвет лица. На ее коже слабые следы от бакенбард. Губы, припухшие от поцелуев. Иногда на теле следы, которые он оставил как знак. Даже если она приняла ванну, то безошибочно чувствуется запах от занятия любовью. Она двигается по-другому. Ее глаза затуманены знанием. Она чувствует всюду, где побывал ее любовник, печать его присутствия.
Воспоминания, как эхо ее прошлого, откликнулись на звук его голоса. Только слушая, как он описывает последствия от занятий любовью своим шелковым голосом, она испытывала приятные ощущения в тех местах, где им быть совсем не полагалось.
Кэт прогнала эти чувства.
– Но каждый будет полагать, будто вы… Я хочу сказать, людям не нужно ничего видеть, достаточно их уверенности в том, что это так и есть. Нам нетрудно дать им несколько заметных знаков. – Она отпила еще шампанского. – А я буду вести себя так, как от меня ожидают. Они поверят. Ведь я – актриса.
– Но не очень хорошая. О, уберите свои коготки, дорогая. Мы говорим не о сценическом представлении. Я знаю, вы прекрасно играете Офелию, Розалинду или Беатрису. Но вы не мастер скрывать собственные эмоции. Мне нетрудно понять, когда вы пытаетесь скрыть что-нибудь. Хотя я не всегда могу сказать с уверенностью, что именно. И сама того не сознавая, вы иногда раскрываете секреты, которые пытаетесь спрятать даже от себя.
– Вздор! В вас говорит ваша самоуверенность, милорд. Вы понятия не имеете, ни малейшего, о моих тайных мыслях и чувствах.
– Но я их знаю. Каким бы бесполезным вы меня ни считали, я – и не без причины – приучил себя внимательно следить за теми признаками, которые выдают тайну человека. Женщины интересуют меня особенно, и у меня есть некоторый опыт близкого общения с ними. Признайте за мной хотя бы это искусство.
– Если это доставит вам удовольствие. Но вы мне не враг. Ваше объяснение не имеет значения. И я могу дурачить других.
– Большинство – да. И если бы я смог приобрести вас в честной сделке, то не было бы необходимости настаивать на том, чтобы уложить вас в постель, хотя можете поверить, я попытался бы убедить вас другими средствами. Но сейчас у нас есть Каррингтон, чей взгляд в самые темные уголки человеческой природы значительно превосходит мой собственный. Не удастся избежать его испытующего взгляда. И взглядов мужчин, делавших ставки на исход этой абсурдной игры, и большинство из них так и сделают. Когда мы будем на людях, Кэт, театральность не поможет. Мы должны быть тем, чем хотим, чтобы они нас считали.
– Поэтому вы будете бить меня при них? Чтобы показать свою власть надо мной?
Деринг устало потер лоб.
– Об этом я говорил, наверное, слишком быстро и нечетко. Я имел в виду, что вы должны меня бояться, и как следует. Это закон природы, мужчин и женщин, не говоря о моем уровне. Страх придаст остроту вашему представлению. Но вы также должны сопротивляться мне, чтобы для Каррингтона и остальных игра была интересной. Только поступая так при свидетелях, убедитесь, что я не в состоянии физически наказать вас. Каждый мужчина будет ждать от меня, что я ударю вас в ответ, и не всегда будет возможно имитировать удар, как я сделал сегодня вечером.
– Оскорблять вас на расстоянии, значит?
– Или убедиться, что свидетели находятся не рядом. Используйте свое воображение, Кэт. Я не хочу сделать вам больно.
– Это утешает.
Он хотел сказать, что если дело дойдет до насилия, виновата будет она. Кэт точно знала, как разыгрывается такая сцена.
– У вас есть еще какие-нибудь другие инструкции, милорд?
– О, очень много. Некоторые из них вам понравятся. Но думаю, теперь мы уже достаточно хорошо понимаем друг друга.
– Если вы так считаете. – Она допила остаток своего шампанского, розового от сока клубники. – Ну, тогда продолжим с этим? Я имею в виду постель. Это долго будет продолжаться?
Джаррет вытаращил глаза. Ей показалось, что он сейчас рассмеется.
– А как вы хотели бы? – спросил он.
– Как взмах крыла птицы. Мгновение ока. Вы так сможете?
– Наверное, не сегодня, – сказал он, ухмыляясь, – несмотря на ваши потрясающие усилия соблазнить меня. Марш в целомудренную постель, дорогая. Я присоединюсь к вам позже, безобидный, как восьмидесятилетний монах.
Кэт почувствовала облегчение, к которому примешивалось… она сама не знала точно, что именно. Это ведь не могло быть сожаление? Он не хочет ее.
– Прежде чем вы заляжете на дно, – сказал лорд Деринг, – мне нужно завоевать расположение этого тявкающего грызуна. Как вы думаете, мне потребуется время, чтобы обхватить его, или все закончится быстро?
– Его любовь завоевать очень легко, если знать один трюк.
Она пошла в спальню, забрала там из тайника пакет и с собакой, следующей за ней по пятам, вернулась в гостиную. Увидев Деринга, Мальволио зарычал, дрожа всем телом, как натянутая тетива лука.
Прелюдия к атаке, как было ей известно, и Кэт встала между собакой и виконтом.
– Вяленая оленина, вот что он любит. Покормите его, и он будет считать вас своим другом. Но сначала вы должны представиться и скрепить союз.
Она оторвала кусок на один укус и дала лорду.
– Когда я отойду, положите это ему на нос.
– Но не в этом году, – сказал Деринг. – Мне внезапно стал нравиться лай.
– Я вас не понимаю. – Она развеселилась. – Вы боитесь, что Мальволио вас укусит?
– Уже был такой прецедент. – Он пронзительно взглянул на нее. Такой трюк используете вы на мне, а эта крыса – лишь соучастник.
– Оскорбления вам не помогут, – сказала она. – Но может быть, вы не будете так бояться, если я покажу, как это делается?
Неразборчивый ответ его светлости, который встал и спрятался за креслом.
– Мальволио, – сказала Кэт бодрым голосом. – Кто хорошая собачка?
Он все еще не спускал глаз с его светлости и грозно рычал.
– Это наш условный знак, – сообщила она Дерингу. – Вот уж теперь я на вас отыграюсь полностью.
Собака оживилась. Она села, нетерпеливо помахивая маленьким хвостом и не отрывая больших глаз от лица хозяйки.
Девушка положила кусочек оленины на морду собаки и отошла.
– Он будет его держать так, пока я не подам условный знак. Но я никогда не мучаю его долгим ожиданием, Мальволио?
Пес был похож на ракету: фитиль разбрасывает искры, и она вот-вот взлетит.
– М… – произнесла Кэт. – О.А. – Маленькая пауза. – Ай!
На «Ай» пес взмахнул мордой так, что кусок оленины взлетел, вращаясь, в воздух. Когда он стал падать, его уже ждала разинутая собачья пасть.
– Впечатляет, – заметил Деринг. – Но он вас любит. Что мешает ему принять кусок от меня?
– Условный знак. Действительно, милорд, как он сможет быть настоящим часовым, если начинает лаять при виде вас? Может быть, вы все-таки попробуете? Наденьте перчатки, если хотите.
– Если у вас нет для меня стальных рукавиц, то не думаю, что обычные перчатки спасут меня от его клыков. – Деринг вышел из-за кресла, что заставило Мальволио снова разразиться лаем. – Ну хорошо, паршивец. Оленину, пожалуйста.
Кэт дала ему кусок оленины и отошла в сторону. Собака и мужчина оказались друг перед другом. Деринг неуверенно сделал шаг. Мальволио начал готовиться к прыжку.
– Теперь я отыграюсь на тебе полностью, – сказал Деринг.
Мальволио лаял и готовился к прыжку.
– Скажите это более убедительно, – посоветовала Кэт. – Вам нужно привлечь его внимание.
– Критиковать-то легко. – Он устремил на Мальволио свой взор. – Слушай меня, ты, страдающая диспепсией собака. Теперь я отыграюсь на тебе полностью!
Удивленно взглянув на лорда, пес сел на задние лапы. На этот раз хвост его был неподвижен, предвещая недоброе.
Деринг подошел поближе, держа оленину кончиками пальцев. Мальволио злобно зарычал, но не пошевелился, когда кусок вяленого мяса – с точностью, достойной часовщика, – Деринг положил ему на нос.
Выпрямившись, Джаррет остался стоять на месте.
– М.О.Ай. Эй.
Пес не реагировал.
– Вы неправильно сказали, – вмешалась Кэт. – Это…
– Я сам знаю, что нужно делать. Я просто мстил ему за мои порванные брюки. – М… – сказал он. Потом медленно: – О. А. – И наконец: – Ай.
И быстро убрал оленину. Мальволио с надеждой посмотрел на Кэт, все еще сохраняя свою позу. Она оторвала кусочек мяса и бросила ему.
– Все ясно, – сказал Деринг, отряхивая руки. – Собака хорошо выдрессировала вас. Может быть, у него есть способ, как сделать, чтобы вы оказались подо мной с раздвинутыми ногами.
Застигнутая врасплох, Кэт возмущенно фыркнула.
– Вы не принесете поводок? – непринужденно спросил его светлость, как будто не он только что сделал подстрекательское замечание. – Я собираюсь взять моего нового друга на продолжительную прогулку, чтобы он восстановил свои силы.
– Хорошо. – Она чувствовала, что должна сделать какой-то жест… Какой? Возможно, дружеский. Кроме того, Мальволио – ее любимец, до тех пор пока не закончится их миссия и миссис Киппер не заберет его назад. – Я знаю местность и могу найти дорогу в темноте.
Джаррет медленно, дружески улыбнулся.
– Похоже, вы не понимаете, с какой целью я вдруг захотел размяться. Принесите поводок, дорогая, и – в постель. Завтра начнем все сначала. И вам вовсе не нужно лежать без сна, волнуясь, что я все-таки решу наброситься на вас.
Она боялась, что так и будет. Это была старая привычка, почти забытая за последние годы, но возродившаяся теперь снова.
Когда она вернулась с поводком, он надел его и повел несопротивляющегося Мальволио к двери.
– Спокойной ночи, цыганка. Постараюсь не разбудить вас, когда вернусь. Но если вы обнаружите, что мужчина вам предпочтительнее монаха, то непременно потрясите меня.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Опасный обман - Керстен Линн



Интересно, с юмором. И сюжет не избитый. Но почему-то было сложно читать, запиналась на каждом предложении.
Опасный обман - Керстен ЛиннГалина
1.03.2014, 20.07





ужасно очень растянуто и юмор отсутствует.
Опасный обман - Керстен ЛиннGala
18.07.2014, 0.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100