Читать онлайн Охотница, автора - Кэррол Сьюзен, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Охотница - Кэррол Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Охотница - Кэррол Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Охотница - Кэррол Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэррол Сьюзен

Охотница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Гребец налегал на весла, прокладывая путь по темной воде Темзы. Мартин полулежал в лодке. По реке было намного быстрее продвигаться через город, улицы которого, слишком грязные и узкие, были забиты повозками, всадниками и пешеходами. Но сегодня вечером и Темза была загружена, река буквально кишела лодками и баржами, развернувшими свои квадратные паруса. Даже в столь поздний час в доках виднелся лес мачт, там все еще разгружали вино, дерево, сельдь и шерсть. В вечернем воздухе слышались грубоватые голоса, смех, проклятия, пение и жаркие споры, а то и ругань, и бесконечные крики лодочников, зазывающих клиентов.
«Кто на запад? Кому на восток?» Суматоха, шум речной жизни и влажный воздух — все было знакомо Мартину с самых юных дней. Если закрыть глаза, можно снова представить себя на берегах Сены. Лондонцы были практичными деловыми людьми, замкнутыми, придирчивыми и подозрительными к любым иностранцам, которыми считали всех, кто родился не в их городе. Хотя Мартин и не питал такого, как Кэт, отвращения к англичанам, он все же тосковал по мелодичным голосам своих собственных соотечественников, прекрасному вину в тавернах, пылкости, живости и яркости жизни, свойственной Парижу.
Невольная улыбка коснулась его губ при мысли о неистовой ирландке. Несмотря на строгое внушение, которое он сделал слугам перед уходом, он явно ощущал их кипящее негодование. Но не испытывал сомнения, что Кэт самой удастся овладеть ситуацией, и, а это было много важнее сейчас, она позаботится о безопасности Мег.
Мысль ободряющая и единственная приятная за весь вечер. Он напрягся, когда лодка приблизилась к той части города, где над Темзой нависали роскошные здания, их лужайки и сады спускались до самой воды. В окна таких дворцов в пору своей юности Мартин едва ли мог позволить себе даже попытаться заглянуть, не опасаясь, что на него натравят собак.
Сильно же он поднялся по ступенькам общества, если получил приглашение на банкет в Стрэнд-хаузе. Но удовлетворение, которое он мог бы позволить себе испытывать, портила отрезвляющая мысль, что направлялся он туда не просто гостем, но еще и шпионом Уолсингема.
Он будет чувствовать себя мерзким предателем и проведет весь вечер как на иголках, изыскивая возможность ускользнуть с празднества и обыскать дом. Но в поисках чего? Свидетельства измены, которого, в этом он не сомневался, там и быть не могло.
Но легче представить министру ложное доказательство вины барона, нежели пытаться отстаивать его невиновность.
Упершись локтем в колено, Мартин угрюмо подпирал рукой подбородок, когда гребцы направляли лодку к причалу Стрэнд-хауза. На берегу стоял огромный каменный особняк с множеством окон со стеклами с алмазной гранью. Но окна, которые были видны с реки, казались странно темными для дома, в котором проводилось многолюдное торжество. Ни на дорожках, ведущих к главной усадьбе, ни в парке не наблюдалось никакого движения.
Мартин, едва дав лодочнику возможность причалить, выскочил из лодки. Швырнув монету в оплату, Мартин быстрым шагом направился в сторону особняка. Смеркалось, и кусты, и высоченные дубы, и аккуратные бордюры причудливых цветников регулярного парка погрузились в темноту.
Но где-то впереди на дорожке замерцал факел. Небольшая группа мужчин направлялась от дома к берегу. Мартин отступил в тень дерева, чтобы определить, кто перед ним. Их скромная одежда, скрипки и лютни, которые они несли, выдали в них музыкантов, приглашенных играть на празднике. Следом за ними шла молодая дама в шелковом платье с пижмами.
Нет, не дама. Мартин узнал знакомый широкий мальчишеский шаг Александра Найсмита, юного актера, который играл женские роли в «Короне». Двигаясь по дорожке, Александр приподнял юбки, из-под которых виднелись бричесы.
Когда музыканты гуськом прошагали мимо укрытия Мартина, он вышел из тени и схватил Александра за руку. Юноша слегка вздрогнул при внезапном появлении Мартина.
— Мистер Вулф?!
— В чем дело, Сандер? Что случилось?
— Спектакля нашего не будет, это уж наверняка, — рассерженно ответил юноша. Хотя Александру уже почти исполнилось шестнадцать, его щеки оставались гладкими и без малейших признаков щетины, а голос — по-мальчишески высоким. Его густо нарумяненные щеки, казалось, стали даже ярче, когда он сдернул парик с черными вьющимися волосами.
Собственные белокурые волосы, свисавшие до подбородка Сандера, были заколоты так, что обнажался уродливый обрубок на месте его левого уха. Юноша обычно стеснялся своего уродства и всегда изо всех сил старался скрывать его, но, видимо, рассвирепел не на шутку, чтобы обращать на себя внимание.
— Все отменено — и прием, и увеселения, и фейерверк, и все потому, что наша добрейшая коронованная особа отказалась почтить собрание своим присутствием. Королева прислала свои извинения в самый последний момент. Я не знаю почему.
Но Мартин-то знал. Уолсингем. Видимо, министр сумел повлиять на королеву, и убедил ее не посещать прием, устраиваемый в ее же честь.
— Его светлость, должно быть, чрезвычайно раздосадован, — задумчиво заметил Мартин.
— Раздосадован? — Сандер пронзительно расхохотался. — Обезумел от гнева — это звучит точнее. Он разразился дьявольской истерикой, опрокинул накрытый стол, расшвырял табуреты, бушевал и кричал остальным гостям, чтобы те уходили.
— Не бери в голову. Я уверен, как только леди Дэнвер немного успокоится, она позаботится, чтобы всем вам заплатили. — Мартин похлопал подростка по плечу. — Если нет, так я займусь этим вопросом.
Сандера продолжил свой путь, но, не пройдя и несколько шагов, крикнул ему через плечо:
— На вашем месте я бы не стал ходить туда, мистер Вулф. Нед, я хочу сказать, что его светлость мертвецки пьян, но от этого он явно не утихомирился.
Подхватив юбки, Сандер исчез в темноте. Несмотря на предупреждение мальчика, Мартин направился к дому, сильно обеспокоенный новостями, услышанными от Сандера.
Мартин знал, с каким нетерпением Нед Лэмберт предвкушал возможность принять у себя королеву и несколько недель хвастал, как он станет развлекать ее. Вместе со многими другими страдающими честолюбием молодыми дворянами он часто и подолгу околачивался в залах Уайт-холла в надежде снискать себе благосклонность ее королевского величества.
Отягощенный своей принадлежностью к католикам, усугубляемой злосчастной историей семьи, Нед страдал, что его усилия оставались тщетными, и ему приходилось вместе с простыми просителями толпиться во внешнем дворе дворца.
Но королева Глориана очень любила подарки. Дорогое подношение в виде булавки в форме павлина, украшенной драгоценными камнями, наконец открыло ему доступ в приемную. Красивая внешность, много лести и песня, написанная в честь Глорианы, добавили ему еще больше расположения, и вот уже королева любезно согласилась посетить прием, намеченный в Стрэнд-хаузе.
Мартин легко представлял огорчение лорда Оксбриджа и то унижение, которое молодой барон испытал из-за отказа королевы. Встревожила же Мартина чрезмерная ярость, с которой его светлость отреагировал на случившееся.
Нед Лэмберт обычно ограничивал проявление своего характера охотой, этот безрассудный всадник загнал немало великолепных жеребцов. Но, в отличие от большинства своих друзей, он проявлял гораздо больше умеренности в потреблении спиртного. Когда Нед выпивал слишком много, он становился тихим и угрюмым, пока его не сваливал с ног сон. Мартину никогда не случалось сталкиваться с пьяной яростью этого молодого человека. Мартин надеялся, что горечь разочарования Неда не имела корней в некоей зловещей причине. Например, что отказ королевы приехать в дом Неда сорвал ее убийство...
Нет, рискнуть подстроить покушение на королеву под крышей собственного дома было сродни безумству. Мартину не верилось, что его светлость оказался настолько глуп, к тому же в таком случае он и сестру подверг бы опасности. Хотя Джейн и была почти на десять лет старше Неда, брат с сестрой были очень близки.
Да и не верил Мартин, что Неда вообще могли вовлечь в какой-то заговор.
«Не верил этому или не хотел верить?» — вопрошал голос в его голове, на редкость напоминавший голос Уолсингема.
Голос министра не давал покоя Мартину, пока он входил во внутренний двор. Он постарался выбросить из головы все подобные мысли.
Слуги все еще беспорядочно суетились по дому, и он прошел в главную залу незамеченным. Оглядевшись вокруг себя, он с тревогой отметил, что Сандер ничего не преувеличил. Обеденная комната казалась подвергшейся захвату отряда мародеров-турок. Столы, стулья, табуреты — все валялось опрокинутое и сломанное. Обломки были усыпаны тем, что обещало стать сервировкой прекрасного ужина.
Салфетки из дамаста, солонки, серебряные подносы и доски для хлеба были расшвыряны повсюду, белая льняная скатерть лежала, залитая вином из разбитого хрустального кувшина.
Слуги сгрудились в дверном проеме, ведущем в кухню, и перешептывались сдавленными голосами. Они явно не понимали, что делать дальше, недоуменно поглядывая на молодого мужчину, развалившегося в кресле перед камином.
Лорд Оксбридж полулежал спиной ко входу. Мартин увидел его длинные, плотно обтянутые элегантными чулками ноги, вытянутые вперед и обутые в модные башмаки. Рука барона свесилась по одну сторону кресла, длинные и тонкие белые пальцы были украшены кольцами. Либо гнев Неда наконец выплеснулся сполна, либо он сам впал в забытье. С того места, откуда он смотрел, Мартин не мог определить этого.
Сестра его светлости в своем цвета небеленого полотна шелковом платье поверх юбки с пижмами бродила по залу как призрак. Ее густые белокурые волосы были собраны в сетку, расшитую жемчугом. Она первая заметила появление Мартина.
Когда кто-то из пажей собрался рискнуть пересечь комнату, чтобы проявить внимание к Мартину, Джейн Дэнвер подала тому знак рукой не двигаться. Она сама приблизилась к Мартину с протянутой рукой.
— Маркус. Я... я хотела сказать мистер Вулф.
— Леди Дэнвер. — Мартин поклонился. Он взял протянутую ему руку и осторожно коснулся губами ее щеки, как было принято приветствовать хозяйку дома.
Легкий румянец окрасил бледные щеки Джейн. Обычно она хранила безмятежное выражение мадонны, но сейчас на ее гладком, лбу пролегла глубокая складка, а серые глаза голубки были полны страданием.
— Я... Простите. Я сожалею, но должна сообщить вам, что мы были вынуждены отменить... Королевы не будет... и мой брат немного не в себе. Он... он...
— Не утруждайте себя. Я знаю, что произошло. — Мартин ласково пожал ее руку.
Этого простого жеста оказалось достаточно, чтобы заставить глаза Джейн наполниться слезами, но она заморгала и смахнула их. И хотя, возможно, леди Дэнвер и не обладала неистовой гордостью Кэт, но ей было присуще сознание собственного достоинства.
— Могу ли я что-нибудь сделать для вас? — спросил Мартин.
— Подыскать мне хороший тихий женский монастырь, где я смогу скрыться? — Джейн с усилием болезненно улыбнулась. — Нед вел себя настолько скандально, что в течение нескольких недель я вряд ли посмею показываться при дворе или даже в Лондоне. — Она опустила ресницы. — Не говоря уж о том, что и раньше нас с Недом едва ли считали уж очень желанными гостями в Уайт-холле.
— Вулф, это ты? — раздался невнятный голос с другого конца залы. Лорд Оксбридж очнулся и стал выкарабкиваться из глубин кресла.
Он покачнулся в сторону Мартина на нетвердых ногах, пламя свечей отражалось на сверкающих, украшенных драгоценными камнями пуговицах его синего шелкового камзола. Волосы Неда Лэмберта были приглажены назад, открывая лоб, белокурые локоны были светлее, чем у сестры, но серые глаза — чуть темнее. В отличие от большинства светских модников, он был чисто выбрит.
Его всегда отличала несколько надменная красота, но на этот раз его худое бледное лицо покрывали уродливого оттенка красные пятна от слишком большого количества выпитого вина. Его глаза все еще грозно поблескивали. И, хотя гнев барона и поутих, Мартин ощущал, что потребуется не слишком много усилий, чтобы заставить его вспыхнуть вновь.
— Добрый вечер, — коротко поклонился Мартин. — Как поживает ваша светлость?
— Болен. Чертовски болен. — Оксбридж споткнулся, немного пошатнулся, но удержался на ногах, тяжело опершись рукой на плечо Мартина. — Старая сука не пришла.
— Нед, пожалуйста... — начала Джейн, двинувшись к брату.
— Ух-ты, — принимая вертикальное положение, брат надменно отмахнулся от нее. — Моя старшая сестра ругает меня. Не должен говорить непочтительно о коронованной особе, даже если она, черт побери, од-д-урачила меня. Прислала з-записку, в которой написала, что якобы «ей не з-зд-доровится». Пф-фф! — Его светлость презрительно фыркнул, раздув губы, и ткнул Мартина в грудь. — Ты когда-либо слышал нечто подобное, Вулф? Старая мымра ни разу в жизни, ни дня не болела. Да она будет жить вечно, хотя мы все только выиграли бы, если бы она... скопыт...
— Эдвард! — воскликнула Джейн, метнув в брата предостерегающий взгляд, который он, будучи сильно пьян, даже не заметил. С нервно дрожащими руками она повернулась к Мартину: — Пожалуйста. Вы должны простить его светлость и меня. Мы совершенно не в состоянии сейчас принимать гостей. Я вынуждена просить вас покинуть нас.
— Конечно. Я понимаю вас, — заторопился Мартин. Он и так уже услышал гораздо больше, чем ему хотелось бы.
— Нет, останься. — Нед вцепился в плечо Мартина. — Ты не… невеж-ж-лива с Вулфом, Джейн. Он прекрасный товарищ. — Брат с негодованием посмотрел на сестру. — Он же с-спас тебе жизнь... помнишь? — И, грузно повиснув на Мартине, предложил, обращаясь уже к нему: — Пойдем, выпьешь вина со мной, и пос-со-чувствуешь мне.
— Нед, ты и так уже выпил слишком много, — возразила Джейн, но Мартин предостерегающе покачал головой, понимая, что все уговоры сестры только ухудшали ситуацию, раздражая Эдварда.
— Превосходная идея, милорд, — согласился Мартин и тихо добавил, повернувшись к Джейн: — Больше вина может заставить его уснуть.
Глаза Джейн расширились, но потом она понимающе кивнула.
— Кто, дьявол вас разбери, тут хочет спать? — прорычал барон, услышав конец фразы.
Оторвавшись от Мартина, Нед сумел самостоятельно вернуться к своему креслу. Плюхнувшись на него, он издал вопль, требуя принести ему еще вина.
Величественный слуга в алой с черным ливрее Лэмбертов неслышно появился, неся две бутылки на подносе. Опустошая с жадностью бокал, Нед даже не заметил, что свой бокал Мартин поставил поверх каминной доски, не отпив ни глотка.
Мартин понимал, что оказался в чертовски трудном положении, и нуждался в ясной голове. Уолсингем явно ожидал бы от Мартина, чтобы он воспользовался возможностями, открывавшимися перед ним. Пока язык Неда был развязан выпитым вином, следовало вырвать у него все тайны, которые только можно.
Но Мартин был не в силах оторвать взгляд от нежного лица Джейн. Она буквально обезумела от страха и разбудила в Мартине инстинкт защитника и рыцаря.
— Прошу прошения, госпожа, повар интересовался, — подошедший слуга проговорил вполголоса, отвлекая ее внимание. — Как ему поступить со всеми продуктами, подготовленными к ужину?
Обильные возлияния Неда, похоже, совсем не сказались на его слухе.
— Вышвырните на улицу, — прорычал он. — Пусть собаки и коршуны съедят все.
Джейн неодобрительно сдвинула брови и мягко запротестовала:
— Право, дорогой, было бы намного лучше раздать продукты бедным.
Нед сделал еще один большой глоток вина и зажмурился.
— Ладно, пусть так, — пожал он плечами.
Пока Джейн тихо отдавала распоряжения слуге, Нед разглядывал вино в бокале.
— Б-бе-д-дные будут с тобой всегда, — нараспев произнес он. — Особенно в наши дни. Куда пойти бедным нищим за милостыней. Проклятые протестанты не подумали об этом, когда закрывали все монастыри, и мужские и женские. Ты согласен, мистер Вулф?
— Да, осмелюсь заметить, они об этом не подумали, — неловко согласился Мартин. Оба Лэмберта всегда проявляли осторожность и не афишировали свою принадлежность к католикам. Мартин знал, что Джейн носила простое распятие, но прятала его, оставляя виднеться только золотую цепь. Что до Неда, то Мартин до сих пор вообще никогда не слышал, чтобы тот хоть слово проговорил на тему религии.
Джейн возвратилась как раз вовремя, чтобы услышать самый последний бред ее брата. Она положила руку ему на плечо:
— Бог призывает всех нас проявлять щедрость, Нед. Не только святых отцов.
— Ты достаточно щедра за нас обоих. М-моя с-сест-ра святая, Маркус. Вы знали это?
Мартин улыбнулся Джейн.
— Конечно она, благородная и добродетельная дама.
— К черту! Нет! Я говорю вам, что она святая, — возразил Нед. — Святая, и точка!
— Эдвард! — Джейн предупредительно сжала его плечо. Она удрученно бросила на Мартина взгляд. — Клянусь вам, это не так.
Нед слезливо улыбнулся и погладил сестру по руке. И тут его лицо неожиданно потемнело. Он сильно удивил, если не напугал Мартина и Джейн, внезапно вылив содержимое своего бокала в пустой камин.
Согнувшись пополам, он уткнулся лицом в ладони и застонал.
— Что же мне теперь делать? Что же мне делать? Я думал, что, пресмыкаясь перед королевой, я сумею получить хоть какое-нибудь теплое местечко при дворе. Я обязан был сообразить. Она предпочитает протестантов и темнокожих цыган, таких, как этот старый дурак Лестер
l:href="#kom14" type="note">[14]
. В-вы знаете, он был любовником королевы. Они вместе замышляли убить его жену.
— Нед, ради всего святого, прошу тебя. Из-за подобных разговоров ты окажешься в Тауэре. — Джейн бросила тревожный взгляд на Мартина.
— Не волнуйтесь, миледи, — поспешил он успокоить ее. — Я знаком со всеми старыми сплетнями. И не обращаю на них внимания и уж тем более не стану повторять их.
— Почему нет? Все вокруг это болтают, — пробормотал Нед и затем снова запричитал, постанывая: — Я уничтожен. Я раз-зорился на этом уж-ужине. Вы только представьте, сколько я потратил денег! Денег Джейн.
— Это не имеет значения, дорогой мой. — Джейн успокаивающе погладила брата по спине. — Я же не против.
— Зато я против, гори все синим пламенем. — Нед судорожно вздернул голову. — Я не хочу всю оставшуюся жизнь прожить, держась за юбку своей с-сестры.
— Долг женщины заботиться о своей семье.
— Это слова нашего папаши, — презрительно усмехнулся Нед. Взглянув на Мартина, он спросил: — Вы знали, что семья дважды торговала Джейн, лишь бы спасти состояние достопочтенного семейства? Один раз ее продали болезненному мальчику, а затем старику с подагрой. Бедная маленькая телка.
Джейн неловко опустила голову, пряча от смущения глаза, и Мартину захотелось отвесить этому юнцу хорошенькую оплеуху. Неблагоразумная идея, учитывая, что Нед был пьян. Это привело бы к драке или, того хуже, вызову на поединок, и еще больше привело бы в смятение Джейн.
Нед вывернулся на стуле, чтобы подмигнуть осоловелым глазом сестре.
— Больше никогда, Джейни. Следующий раз ты выйдешь замуж только по любви, за красивого крепкого малого, который и в постели будет тебе мил. Я займусь нашим состоянием. Если все пойдет хорошо, я стану богатейшим и самым могущественным человеком в Англии.
Когда он снова повернулся к Мартину, на лице его светлости внезапно появилось загадочное выражение. Он драматично приложил палец к губам и сказал:
— Ш-ш-ш-ш. Вулф, старина, вы умеете хранить тайны?
«Нет!!!»
Мартину удалось выдавить из себя натянутую улыбку.
— Я пытаюсь. Но думаю, что сейчас неподходящее время для признаний, ваша светлость. Отложим до того момента, когда вы будете способны рассуждать здраво.
— С чего вы взяли, что я сейчас не способен рассуждать здраво. — Нед попытался встать, немного раскачиваясь при этом. — Я хочу показать вам... кое-что…
— Нет, Нед, нет! — Если Джейн казалась встревоженной до этого момента, то теперь она вся побелела от испуга. — Я уверена, Маркусу совсем неинтересно...
— А я уверен, он заинтересуется. И даже захочет участвовать в моем предприятии.
Джейн вцепилась в брата, но он грубо стряхнул ее руку. Подозвав Мартина, чтобы тот следовал за ним, Нед, покачиваясь, направился к кухне.
Мартин неуверенно посмотрел на Джейн. Хотя она и смотрела на него умоляюще, но только безнадежно развела руками. Мартину не осталось никакого выбора, кроме как следовать за Недом, но он делал это с тяжелым сердцем.
Черт бы побрал этого безответственного молодого идиота. Неужели Уолсингем оказался прав насчет Неда, и этот юнец вовлечен в заговор Бабингтона? Неужели пьяный идиот готов сам преподнести Мартину на блюдечке доказательство, столь необходимое министру Елизаветы?
Когда Нед, пошатываясь, добрел до кухни, слуги исчезли оттуда, как испуганные тени. Нед схватил свечу.
— Сюда, — произнес он почти нечленораздельно, проводя Мартина через дверь, за которой начиналась лестница из грубого камня, винтом спускающаяся в подвалы. Мартин осторожно последовал за ним, Джейн шелестела юбками позади мужчин.
Мартин предложил ей руку, чтобы помочь спуститься по истертым узеньким ступенькам. Она вцепилась в него с почти безумным ужасом, как если бы хотела остановить его.
«Черт побери, не меня, а своего братца ей следовало остановить», — подумал Мартин.
Нетвердо держась на ногах, Нед едва не потерял равновесие, покачнувшись на последней ступеньке. Мартин вырвал у него свечу, прежде чем пьяный идиот успел спалить весь дом.
Мерцающая свеча осветила подвал, заполненный бочками вина и пива. В дальнем конце винного погреба находилась тяжелая дубовая дверь. Нед пробрался туда, покачиваясь на ходу, залез под камзол и выудил оттуда большой железный ключ.
«Все это плохо кончится», — подумал Мартин. Подвал дома, таинственная дверь, от которой только его светлость имел ключ.
А то, что находилось за этой дверью, делало его сестру больной от предчувствия. Какая-то ужасная тайна, которой Джейн, очевидно, боялась, боялась, что Нед проговорится и раскроет эту тайну.
«Тогда почему, — закипел Мартин от гнева, — она ничего не делала и только заламывала руки? Почему она не препятствовала Неду? Если бы это был брат Кэт, ирландка не выжидала бы неизвестно чего. Она ударом кулака сшибла бы его с ног, лишь бы не позволить ему разоблачить себя».
Нед изрыгал проклятия, снова и снова пытаясь повернуть ключ в пьяных усилиях справиться с замком, а Мартин тайком вытер пот, бусинками выступивший на лбу. Он даже не понял, почему в такой момент подумал о Кэт, ни с того ни с сего сравнив ее с Джейн.
Может, из-за отчаяния, охватившего его в ожидании. Нед собирался показать ему нечто, спрятанное за таинственной дверью. А вдруг там окажется именно то свидетельство измены, которое Мартин не посмеет скрыть от Уолсингема.
У Мартина появилась надежда, что Нед сломает треклятый ключ в замке. Но раздался громкий щелчок. Нед навалился на тяжеленную дверь, и она распахнулась со зловещим скрипом. Прислонясь к косяку, лорд Оксбридж улыбался по-идиотски самодовольной улыбкой и жестом приглашал Мартина первым зайти вовнутрь.
Сзади послышался тихий шепот. Мартин оглянулся. Джейн молитвенно сложила руки на груди и почти беззвучно шевелила губами. Проклятие, эта женщина молилась?! Что же, будь оно трижды неладно, находилось в той комнате?
У Мартина все похолодело внутри, но он расправил плечи и переступил через порог. Дальше уже ничего не способствовало сохранению самообладания, когда он, подняв свечу и распахнув от ужаса глаза, смотрел на то, что ждало его внутри.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Охотница - Кэррол Сьюзен


Комментарии к роману "Охотница - Кэррол Сьюзен" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100