Читать онлайн Охотница, автора - Кэррол Сьюзен, Раздел - Глава 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Охотница - Кэррол Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Охотница - Кэррол Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Охотница - Кэррол Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэррол Сьюзен

Охотница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 22

Мартин провел остаток ночи, притулившись в кресле, на бессменной вахте у постели спящей Кэт. Наконец усталость сморила и его, и он задремал.
Его разбудила песня жаворонка, заливавшегося за окнами его спальни. Мартин резко выпрямился, заморгал и стал тереть глаза. Он толчком приподнялся на ноги и с тревогой посмотрел на Кэт. С помощью Агаты он прочистил и перевязал ее рану. Кэт потеряла много крови, но, если не присоединится инфекция, все пойдет хорошо.
Мартин легонько коснулся рукой ее лба и с удовлетворением отметил, что не обнаружил никаких признаков лихорадки. Она спала очень глубоко, но это могло быть только признаком сильнейшего перенапряжения. У Мартина сжалось сердце, когда он вспомнил, что едва не потерял ее вчера вечером. Теперь он знал, что никогда не сотрется из его памяти силуэт Кэт, стоявшей на галерее, огненно-рыжеволосой богини, воительницы и охотницы, сжимающей лук в своих руках.
Она не выглядела такой неукротимой теперь, утопая в огромной кровати с рассыпанными по подушке волосами, с бледным лицом, с кровоподтеками и синяками под глазами, с грубой линией стежков, портящих ее лоб. Но Мартин понимал, что он никогда не видел женщины красивее.
Ему столько нужно было сказать ей, когда она проснется. Странно для человека, который всегда бойко расправлялся со словами, но он понятия не имел, с чего ему следует начать.
Когда он прикрыл покрывалом ее голое плечо, Кэт наконец пошевелилась. Ее ресницы затрепетали, и глаза открылись. Синие глубины, омраченные смятением.
— Мартин?
— Да, я здесь и вы тоже. — Он погладил ее по щеке. — Слава богу. Я думал, что потеряю вас.
— Нет, я правда здесь. Только где это здесь? — Она внимательно оглядела комнату, словно определяя, где находится. Приподняв покрывало, она украдкой посмотрела внутрь и пожаловалась. — Я голая. И снова в вашей кровати.
«Выходит, это и есть место, предназначенное тебе», — захотелось сказать Мартину, но его сердце было слишком переполнено чувствами.
Нахмурясь, Кэт фыркнула:
— От тебя пахнет дымом.
— Гм-м, точно. Прошу прощения. Но после всего, что произошло, я не нашел в себе сил принимать ванну и переодеваться.
— После всего, что произошло, — повторила за ним Кэт. Ее глаза прояснялись по мере того, как воспоминания нахлынули на нее. Она застонала. — О, силы ада. Я дотла сожгла ваш театр.
— Спасая жизнь моей дочери, не говоря уже о моей собственной жалкой шкуре. Театр имеет небольшое значение, пока у меня осталось все, что дорого для меня. — Мартин взял Кэт за руку.
— Мег, — пробормотала она. — Как она?
— Достаточно неплохо, если учесть все обстоятельства. Когда я недавно заглядывал к ней, она спала. Довольно удивительно, если вспомнить, что у нее в голове теперь появился полный новый набор ужасов. — Мартин горько покачал головой. — Я был настолько самонадеян, когда забирал Мег от ее матери. Я поклялся, что сделаю все много лучше для своей дочери, что со мной она будет жить спокойно и благополучно. Но я оказался такой же плохой отец для нее, как Кассандра была для нее плохой матерью.
— Это неправда, Мартин, — упрекнула его Кэт. — Вы очень несправедливы к себе. Это я обязана была предупредить вас, что Мег по-прежнему занималась древними искусствами, заставить вас поверить в это.
— Нелегкая задача, моя дорогая, когда человек твердо настроен не слышать. Я хочу, чтобы вы знали, что вы победили. Как только вы достаточно поправитесь, мы отвезем Мег на остров Фэр.
— О Мартин, я вовсе не хотела побеждать. — Кэт печально взглянула на него. — Я никогда не хотела, чтобы вы чувствовали себя вынужденным принять подобное решение. Я надеялся, что со временем вы сможете увидеть, что это — лучшая возможность для нее.
— Сейчас я именно так и думаю. Наверное, я и всегда это видел, только моя душа разрывалась на части, — губы Мартина тронула грустная улыбка. — Но я очень большой эгоист. Мег пробыла рядом со мной так мало. Для меня уже сама мысль, что придется делить ее с кем-то, была невыносимой, даже если этот кто-то — Хозяйка острова Фэр.
Кэт ничего не сказала, просто в утешение протянула ему руку.
Мартин присел на краешек кровати, обхватив ее руку своими ладонями.
— Существует и другая причина, из-за которой я всегда с ужасом думал, что Мег погрузится в древние знания. Мне даже себе самому трудно признаваться в этом. — Мартин облизал губы. — Бывали времена, когда я стоял над дочерью, после того как она засыпала, и вглядывался в ее лицо, трепеща от ужаса, что я вдруг когда-нибудь увижу в ней какие-то следы ее матери. Что, как бы я ни старался, Кассандра все же одержит победу и Мег превратится в «Серебряную розу».
— Этого никогда не случится, Мартин. Нет, если Арианн поведет ее по жизни.
— Я уверен, что вы правы. Я молюсь, чтобы со временем все легенды о «Серебряной розе» забылись. Сколько жизней уже перечеркнула эта проклятая легенда, и, боюсь, что она перечеркнет еще одну. Джейн Дэнвер. Я понятия не имею, как спасти ее, Кэт, если только не рассказать всей правды. Но Мег — моя дочь. Я не могу пожертвовать ею даже ради спасения Джейн. Вы меня понимаете?
— Мы что-нибудь придумаем, Мартин. Как только благополучно переправим Мег на остров Фэр. — Кэт пожала его руку.
Ни один из них не заметил ни скрипа двери, ни хрупкой фигурки, которая их подслушивала. Мег вжалась в стену в коридоре, прижимая руки к губам.
Она спустилась вниз, только чтобы проведать Кэт, узнать, как заживает ее рана. Мег никак не ожидала сама получить такую страшную рану.
Папа... ее собственный папа боялся, что однажды Мег станет похожей на свою мать, что сбудется страшное пророчество, и она станет «Серебряной розой».
Губы Мег дрожали, слезы текли по щекам. Теперь, когда он понял, что она прятала «Книгу теней», он еще тверже убедится в этом.
Мег видела только один путь доказать ему, насколько он был не прав. Надо уничтожить «Серебряную розу» и спасти леди Дэнвер. Единственный путь... если только она сумеет найти в себе смелость сделать это.


* * *


Все еще обессиленная событиями прошлой ночи, Кэт снова на ходу задремала. Мартин воспользовался возможностью немного привести себя в порядок. Раздевшись до пояса, он плескал воду на свою обнаженную грудь, когда его спальня была подвергнута нашествию.
Мисс Баттеридор и Мод ворвались к нему, обе обезумевшие и запыхавшиеся, пытающиеся говорить одновременно.
— Ох, мистер Вулф, она убежала, и все по вине Мод.
— Вовсе нет, — возразила Мод и разразилась слезами.
— Конечно, по твоей вине, плаксивая дура. Это же ты помогала ей зашнуровывать ее самое красивое платье.
— Ну от-ткуда мне было з-знать? После всех тех ужас-сов, которые случились с нею вчера, я д-думала, ей хочется од-деться п-понаряд-днее.
— Глупая! Если бы у тебя были хоть какие-то мозги, ты бы...
Мартин вмешался, приказывая обеим замолчать.
— Теперь, мисс Баттеридор, вы расскажите мне. Только хоть немного по порядку, чтобы я смог понять, что, черт возьми, происходит?
— Мисс Мег. Она убежала, — трагически объявила Агата, в то время как Мод плакала в передник.
— Не несите чепуху, женщина, — резко вскинулся Мартин. — После всего пережитого Мег не будет ни столь неосторожна, ни столь глупа, чтобы совершить подобную глупость. Она, скорее всего, просто гуляет в саду.
С глазами, полными слез, Агата покачала головой и вручила ему небольшую свернутую записку. Мартин схватил бумагу со все возрастающей тревогой.
Записку, без всякого сомнения, писала Мег. У его дочери был аккуратный, старательный почерк. Пробежав глазами по коротким строчкам, он выругался:
— Черт побери!
Шум нарушил сон Кэт. Морщась, она попыталась приподняться выше на подушке, и спросила с тревогой:
— Мартин, что происходит?
Вместо ответа он прочитал записку громким встревоженным голосом:


«Папа,
Мне жаль, что я оказалась таким большим разочарованием для тебя. Я очень старалась не стать злой колдуньей, такой, как мама, и я не хочу, чтобы кто-нибудь еще пострадал из-за легенды обо мне. Есть только один путь, которым я могу спасти леди Дэнвер, и для этого мне надо признаться, что я — «Серебряная роза».
Прости меня и вспоминай меня всегда как твою любящую дочь,
Маргарет Вулф»


Мартин едва смог прочитать ее подпись, настолько она была запятнана слезами. Он и сам судорожно сглотнул, чтобы не разрыдаться над ее письмом.
Кэт на этот раз не сделала никаких усилий, чтобы скрыть свои чувства и с глазами, полными слез, воскликнула:
— Милая отважная девочка!
— Отважная? — завопила Агата. — Да моя крошка просто с ума сошла. Детка так и рвется на виселицу!
— Этого не произойдет. — Отшвырнув записку, Мартин начал судорожно искать свои ботинки. — Я отыщу Мег и остановлю ее, прежде чем она доберется до Уолсингема.
— Остановитесь и подумайте, Мартин. Мег ничего не знает об Уолсингеме. Если девочка задумала признаться, в Лондоне есть только одна особа, к которой она направится, и мы оба знаем, кто это.
Мартин застыл, опасаясь, что Кэт была права. А если она была права, следовало спешить еще больше, чтобы успеть перехватить Мег вовремя.


* * *


В приемном зале в Уайт-холле толпились придворные и просители, полные надежды поймать взгляд королевы во время ее возвращения из домовой церкви. Любой прилично одетый подданный мог быть допущен в этот зал во дворце.
Мег шла сзади тучного деревенского рыцаря и его жены, пытаясь слиться со стайкой их дочерей, болтавших без умолку. Растворившись в толпе ожидавших, она поразилась, сколько же мужества должна была иметь Елизавета, чтобы так смело шествовать среди своих подданных после стольких заговоров против нее.
Она догадалась о приближении королевы, когда толпа зашевелилась, мужчины сняли шляпы, и по толпе пронеслось: «Боже храни королеву».
Сердце Мег начало биться так быстро, что она с трудом дышала. Она застыла в ожидании появления королевы Елизаветы, с ужасом убеждая себя выполнить задуманное.
Мег понимала, что, если она не пошевелится как можно скорее, ее шанс будет упущен. С жадностью набрав полные легкие воздуха, она бросилась прокладывать себе путь через море шелковых юбок и мужских ног в плотно облегающих рейтузах. Не обращая внимания на упреки и протесты в свой адрес, Мег пробралась в первый ряд собравшихся.
На мгновение она почувствовала себя почти ослепленной головокружительным видением высокой гибкой женщины, которая виделась ей — вся пламя и золото.
В безумно дорогом платье, расшитом драгоценными камнями, шелковая ткань которого раздувалась над широкой юбкой с пижмами.
Не позволяя себе больше ни секунды на размышление, Мег метнулась вперед и опустилась на колени. Она склонила голову, не смея поднять глаза.
— Боже правый! Кто это? — услышала Мег восклицание. Голос был необыкновенно музыкален.
— Ради бога, ваше величество. Я... я умоляю вас... — Мег запнулась, но она не слышала себя за гулом голосов в приемном зале.
— Тихо, — звучно приказала Елизавета.
Все немедленно повиновались ее величеству, но Мег от этого стало только хуже. В зале установилась такая тишина, что девочка различала, как часто она дышит, да стук собственного сердца барабанной дробью отдавался в ее ушах. Она знала, что все взгляды обращены на нее.
— Тебе нечего бояться, дитя мое, — заговорила королева. — Скажи нам свое имя.
— Маргарет. Маргарет Элизабет Вулф, — ответила Мег едва слышно.
— Хорошо, мисс Вулф. И что ты хотела от своей государыни?
Поощренная добротой, которую она обнаружила в голосе королевы, Мег приободрилась и сказала уже немного громче:
— Да хранит вас Бог, ваше величество. Я молю вас, выслушайте... — Мег поглядела наверх, и вся остальная часть ее тщательно подготовленной речи выскочила у нее из головы.
Она с изумлением изучала Елизавету, которая оказалась так намного больше и так намного меньше, чем Мег ожидала.
Елизавета держалась с королевским достоинством, гофрированный воротник обрамлял ее стройную шею. У нее было умное и понимающее лицо, длинное и тонкое, нос с горбинкой и острый подбородок. Ее рыжие волосы, очевидно парик, вились мелкими кудряшками, а цвет лица не проглядывался под слоем косметики, нанесенной, чтобы скрыть разрушительное действие оспы и времени.
Эта Елизавета была намного старше и гораздо ближе к простым смертным, нежели королева, которую воображала себе Мег. Если бы не ее глаза. Расположенные под красивыми дугообразными бровями, глаза Елизаветы казались нестареющими и настолько яркими и проницательными, что Мег заморгала. Словно она смотрела прямо на солнце.
— Глориана, — выдохнула Мег, вызвав волну смешков, пробежавшую по залу.
Даже королева, похоже, удивилась, но ее улыбка подарила Мег все тепло летнего дня.
— Вы можете обойтись без лести и перейти к сути вашего дела, мисс Вулф, — сказала Елизавета. — Так о чем же вы молите выслушать нас?
Мег облизала губы и выпалила:
— Я здесь, чтобы просить вас освободить леди Дэнвер.
Улыбка сбежала с лица королевы. Совсем как солнце исчезает за облаками. Тревожный ропот пробежал по залу.
— Что вам до судьбы этой женщины, девочка? — повелительно спросила королева.
— С вашего позволения, ваше величество, я... я знаю, что она невиновна.
— И почему же вы так уверены в этом?
Сердце Мег от страха забилось так мучительно больно, что она испугалась, как бы ей не свалиться в обморок. Она судорожно сглотнула и, умудрившись решительно вздернуть голову, ответила:
— Потому что вам надо арестовать меня. Я и есть «Серебряная роза».
Мег села на стул, как ей велела королева, не смея пошевелиться, но ее взгляд метался по комнате. Она ожидала уже быть арестованной и препровожденной под стражей в Тауэр.
Вместо этого, к своему удивлению, она оказалась в той части дворца, куда только немногим привилегированным были открыт доступ, в личных покоях королевы.
Несмотря на серьезность своего положения, Мег не могла не поддаться искушению оглядеться вокруг себя.
Стены украшали гобелены, потолок был расписан с позолотой. Вот уж действительно королевские покои. Но все же в комнате было немного мрачновато, поскольку в ней было всего одно-единственное окно.
«Как странно и грустно, — подумала Мег, — что у королевы всего одно окно, раскрывающееся в мир. Словно Елизавета и сама была пленницей, только особого рода».
Впечатление только усилилось, когда церемониймейстер закрыл двери, перекрыв шум, который вызвало заявление Мег.
Секретари королевы были готовы немедленно избавить Елизавету от присутствия Мег. Ее придворные просили королеву держаться на безопасном расстоянии, пока не станет ясно, была ли Мег просто безумна, или тут крылось нечто хуже.
Королева властно пренебрегла их советами. Елизавета даже приказала всем фрейлинам покинуть свои покои и заперлась наедине с Мег.
Устроившись на уютном стуле напротив, королева изучала Мег с таким же любопытством, как и Мег ее. Сложив свои изящные тонкие руки на коленях, Елизавета отказалась от того официального тона, которым она говорила в зале приемов.
— Что ж, мисс «Серебряная роза», — начала она. — Вот уже очень давно я не принимала магов при своем дворе. Не принимала с тех самых пор, как моего несчастного друга, доктора Ди, обвинили в колдовстве и он вынужден был бежать за границу. А он был одаренным математиком и астрологом. Среди тех услуг, которые он выполнял для меня, было и определение наиболее благоприятного дня для моей коронации.
— Его выбор оказался удачным, ваше величество, — робко заметила Мег. — Ваше правление доказывает это до сих пор.
— Гм-м, я смотрю, вы умеете льстить не хуже моих придворных.
— О нет! Я не всегда такая уж правдивая, как мне того хотелось бы. Но я никогда не солгала бы королеве.
— Почему нет? Все остальные лгут, — усмехнулась Елизавета. — С доктором Ди все обстояло бы прекрасно, если бы он ограничился астрологией. Но он, как полагают, стал рыться в некромантии, делал попытки связаться с духами и демонами в ином мире. Вы сами когда-либо поддавались подобному искушению?
— Еще нет.
Откровенность Мег вызвала у королевы изумленный смех.
— Вы кажетесь мне слишком юной, и все же вы утверждаете, что именно вы и есть могущественная волшебница. Расскажите же мне, где вы всему научились?
Мег неохотно, но поведала ей все. Она редко раскрывалась перед кем-нибудь еще, даже Кэт. Но рассказала королеве все, что узнала из «Книги теней», рассказала о своей жизни во Франции, о попытке организовать восстание, предпринятой ее матерью.
Королева слушала как завороженная.
— Ваша мать на самом деле задумала возвести вас на трон Франции? — воскликнула она.
— Да, ваше величество. Но сама я никогда этого не хотела.
— Такое мудрое дитя, — заметила Елизавета, — Быть королевой и носить корону, что может быть восхитительней! Только так считают те, кто смотрит со стороны, а не те, кто носит ее на своей голове.
— Все считают мою мать воплощенным злом, и, возможно, они правы. Она была ведьмой. Она разорвала бы в клочья все королевство.
— Моя так и сделала, — вымолвила королева так тихо, что Мег едва расслышала ее слова. Но Елизавета тут же сменила тему. — Итак, вы пришли ко мне, чтобы сдаться и спасти леди Дэнвер. Вы отважны.
— Вовсе нет, я совсем не смелая, — призналась Мег. — Но это кажется мне единственным благородным поступком. Умоляю вас, освободите ее теперь, когда вы знаете правду.
Елизавета медленно покачала головой.
— Леди Дэнвер, может быть, и не виновна в колдовстве, но, похоже, ни у кого нет сомнений, что ее светлость участвовала в заговоре этого отца Балларда против меня.
— Нет, леди Дэнвер верна вам. Я уверена в этом. У нее в сумочке хранилось два сокровища. Там были четки. И еще... — Мег порылась внутри своей сумочки и вытащила оттуда маленький кусочек синего ковра. — Это кусочек...
— Я знаю, что это. Кусочек от коронационного ковра. — Елизавета взяла его из рук Мег. Она погладила ткань, и ее глаза на мгновение затуманились от воспоминаний.
Мег тем временем продолжала защищать Джейн Дэнвер:
— Ее светлость — набожная католичка, но она ваша верная подданная. Она, может, и разочарована, что вы не сумели защитить католиков в своем королевстве, но никогда не станет причинять вред вашему величеству. Я заглянула не только в ее сумочку. Я... я заглянула в ее мысли.
— Вы умеете читать мысли? — недоверчиво спросила Елизавета.
— Это первое, чему меня научила еще ребенком моя няня, мисс Уотерс. Я очень хорошо читаю по глазам. Обычно. — Мег вздрогнула, вспомнив Сандера.
— А по моим сможете прочесть? — королева бросала вызов.
Мег едва бы отважилась на это сама. Но, когда королева стала настаивать, Мег посмотрела Елизавете в глаза.
Она нахмурилась. Было не слишком легко проникать в пронзительный и пристальный взгляд королевы. Мысли Елизаветы были похожи на лабиринт комнат, все комнаты загружены чаяниями и надеждами всей страны. Казалось, настоящая Елизавета потерялась где-то в одном из этих запутанных коридоров.
На лбу у Мег образовалась глубокая морщина, она пробиралась все глубже, пока наконец не нашла женщину за королевой. Она задрожала, потрясенная подавленными чувствами, которые лились на нее.
— Уф! Вы... Вы очень сильная и храбрая, совсем как моя подруга Кэт. Но вы устали, и вы измучены. Все, что вы хотите, это мира и покоя, но ни члены вашего совета, ни ваши враги не позволят вам получить его. Вы боитесь, что скоро вам придется принимать резкие, даже жестокие меры против... против вашей собственной кузины.
Вздрогнув, королева отпрянула.
— Вы начинаете убеждать меня, мисс Маргарет. Вы — ведьма.
— Простите меня, ваше величество, — нерешительно заговорила Мег, — если я позволила себе слишком смело...
— Нет, я сама попросила. — Елизавета казалась расстроенной, но и заинтригованной тоже. — Это все ваше умение, или вы умеете делать что-то еще? Можете вы предсказывать будущее?
— Я попыталась использовать магический шар, но...
— Покажите мне, — нетерпеливо перебила ее королева.
Прежде, чем Мег успела возразить, Елизавета стремительно подошла к своему кабинету и вытащила небольшой стеклянный шар.
Но, когда она попыталась вручить магический шар Мег, девочка спрятала руки за спину.
— О н-нет, ваше величество. Я никогда не занималась предсказанием будущего.
— Попробуйте, — настаивала Елизавета. — По моей воле доктор Ди часто пытался консультироваться с шаром и показывать мне мою судьбу. Если вам это удастся, я могла бы быть убеждена, что обязана удовлетворить вашу просьбу и освободить леди Дэнвер.
Мег неохотно взяла шар.
— У меня не всегда получается. Но я попробую.
Не всегда получается? Да ей вообще никогда раньше ничего не удавалось с этим магическим шаром!
Мег повертела его в руках, вспомнила, как Сандер бесстыдно хвастался тем, как он обманывал людей, которые верили, что он умеет предсказывать будущее. Мег задумалась, посмеет ли она поступить, как он. Но она не могла обмануть Елизавету, даже чтобы спасти леди Дэнвер.
Она глубоко вздохнула и не мигая стала глядеть в хрустальный шар, изо всех сил стараясь сосредоточиться. Она представила свои глаза сферическими линзами, совсем как те, что она приспособила для подзорной трубы, исследуя беспредельную ширь небес, притягивая звезды все ближе, ближе.
Булавочные уколы света заплясали перед глазами и затем, казалось, взорвались во множество головокружительных образов, мелькающих один за другим. Но последний из них заставил Мег вскрикнуть и отбросить шар.
Она снова сжалась на стуле, вся дрожа. Королева нагнулась, чтобы поднять магический шар. Она поставила его на серебряную столешницу и спросила:
— Что вы там увидели, дитя мое?
«Ничего», — захотелось выкрикнуть Мег.
— Я... я видела, что у вас будете долгое и славное правление. Ваши враги не смогут одержать победу над вами. Вы...
— Не лгите мне, девочка. Скажите правду. Разве видение моей славы заставило вас побелеть и задрожать, как если бы вы увидели призрак вашей матери?
Мег сглотнула и призналась:
— Я видела то, чего вы боитесь больше всего... Это была женщина перед казнью. Не леди Дэнвер. Какая-то пожилая женщина в старом замке, очень далеко отсюда. Она прячет маленького спаниеля под юбкой, когда кладет голову на плаху. Палач замахнулся топором в первый раз, но промазал и...
— Достаточно. — Елизавета вскочила со стула. — Вам больше не надо мне ничего рассказывать.
Она отошла от Мег к единственному окну в комнате и, отвернувшись, стала смотреть в окно. В комнате воцарилась тяжелая тишина.
— Простите... меня, ваше величество, — наконец решилась заговорить Мег, — все, что я видела... это, бывает, ничего и не значит. Моя подруга Кэт всегда убеждает меня, что будущее нигде не записано. Мы сами делаем наш собственный выбор.
— И иногда мы вынуждены сделать именно этот выбор. — Когда Елизавета вернулась и встала перед Мег, что-то закрылось в ее глазах.
Это снова была не просто Елизавета. С нею заговорила королева.
— Что ж, Маргарет Вулф, вы убедили нас. Леди Дэнвер должна быть освобождена, но мы должны отправить вас к человеку, который лучше всего подходит, чтобы взять на себя ответственность за столь опасную ведьму.
Сердце Мег упало. Она испытала такую необъяснимо сильную связь с Елизаветой, она надеялась, что королева тоже ощутила такую же связь, и это побудит ее смилостивиться над Маргарет.
Но девочка только мужественно поклонилась. Когда она последовала за королевой из ее личных покоев, Мег высоко подняла голову и распрямила плечи, стараясь не дрожать при мысли о том, какому хранителю темницы или башни ее передадут или препроводят сразу же в руки палача.
Когда они вступили в зал сразу за покоями королевы и Мег увидела человека, ожидающего ее, она заморгала, не веря своим глазам.
Мартин Ле Луп расхаживал по небольшой зале, как волк в клетке. Он резко остановился, когда в дверях появились королева и Мег, следовавшая за ней.
Никогда еще Мег не видела такого неумолимо сурового взгляда у своего отца. Она съежилась, чувствуя, что, наверное, предпочла бы увидеть хранителя темницы.
Мартин опустился на колени перед королевой, не давая Елизавете шанса заговорить.
— Ваше величество, умоляю вас простить мою дочь. Я не знаю, что Маргарет, возможно, наговорила вам, но...
— Она побаловала нас необыкновенно занятной историей, мсье Ле Луп.
Мартин вздрогнул.
— Мег обладает слишком уж богатым воображением. Эта девочка...
— ...одна из самых замечательных юных особ, которых нам довелось повстречать, — перебила его королева. — Она убедила нас освободить леди Дэнвер.
Во взгляде Мартина мелькнула тревога.
— А что будет с самой Мег?
— Мы решили передать ее под вашу ответственность. Мы настоятельно рекомендовали бы вам сопроводить ее на остров Фэр, и как можно скорее, — королева хитро улыбнулась, — помимо того, что Маргарет замечательная девочка, у нее, на наш взгляд, слишком слабые нервы. Поэтому мы полагаем, что наш английский климат оказался не совсем подходящим для, гм-м, столь редкой французской розы.


* * *


Уайт-Холл таял вдали, по мере того как лодочник усердно работал веслами и лодка скользила вниз по Темзе. Мартин обнимал Мег так крепко, что она с трудом дышала. Но она не жаловалась, уткнувшись лицом в камзол отца.
— Ты сердишься на меня, папа? — рискнула она поднять глаза на него. — Меня... меня накажут?
— Должен признать, что, когда я мчался к дворцу, почти обезумев от страха за тебя, у меня мелькнула мимолетная мысль о порке хлыстом. — Мартин старался казаться строгим, но закончил свою речь, порывисто поцеловав дочь в лоб. — Боже мой. Ты должна прекратить убегать от меня. Разве ты не знаешь, чего я боюсь больше всего?
Глаза Мег наполнились слезами.
— П-прости меня, папочка. Я знаю, что я обманула твои надежды. Но я так старалась стать такой, как ты хотел...
— Замолчи, мой ангел. Ни один отец не может испытывать больше гордости за свою дочь. То, что ты сделала, направившись к королеве, рискуя своей собственной жизнью ради спасения леди Дэнвер, это было наихрабрейшим поступком, что мне довелось видеть за свою жизнь.
Мег проморгала слезы и с надеждой посмотрела на отца.
— Я была такой же отважной, как Кэт?
— Клянусь, да. Вы обе посрамили меня. — Мартин улыбнулся. Большим пальцем он смахнул слезу, скатившуюся по щеке Мег.
— Это мне надо просить у тебя прощения, детка. Твоя мать... — тут он вынужден был сглотнуть, прежде чем сумел продолжить. — Я был не прав, когда запрещал тебе говорить о ней, был не прав очень во многом. Я ненавидел Кассандру, ведь она пыталась заставить тебя воплотить ее безумные мечты, превратила тебя в «Серебряную розу». Но я-то обращался с тобой не лучше.
— О нет, папа, это неправда, — попыталась возразить Мег, но Мартин остановил ее.
— Боюсь, все обстоит именно так, малышка. Я также пытался создавать для тебя будущее, устраивающее меня, хотел превратить тебя в образцовую английскую леди.
— Но это право отца — определять будущее своей дочери.
— Других отцов и других дочерей, возможно. Но ты совсем другая, ты особая.
— Мы особые, — торжественно произнесла Мег, прикоснувшись своей ладошкой к его щеке.
Мартин поймал ее маленькую руку и сжал в своей.
— Мои планы в отношении тебя были неправильны и, возможно, немного эгоистичны, но, клянусь, я хотел только одного. Чтобы ты была в безопасности и счастлива.
— Я и счастлива, папа, пока я с тобой.
— Сейчас, возможно. — Мартин улыбнулся немного грустно. — Но я знаю, что так будет не всегда. Я понятия не имею, какое будущее ждет тебя, но я не сомневаюсь, что оно будет необыкновенно.
— Обязательно. — Мег гордо вздернула подбородок. — В конце концов, я ведь дочь Мартина Ле Лупа.
Поскольку отец рассмеялся и крепче обнял ее, Мег удовлетворенно вздохнула, чувствуя себя любимой и защищенной. Теперь она могла почти совсем изгнать из памяти последнее видение, которое она разглядела в магическом шаре. Тревожащее видение, которое не имело никакого отношения к Елизавете, а к совсем другой королеве.
Мег видела там Екатерину Медичи на смертном одре, и, что много больше встревожило Мег, она увидела себя саму поблизости от Темной Королевы, с «лезвием ведьмы», зажатым в руке. И где-то на расстоянии ей почудился торжествующий смех Кассандры Лассель.
Мег задрожала и крепче прижалась к отцу, а уткнувшись в него, пыталась рассеять жуткое видение, напоминая себе слова, повторяемые Кэт:
«Твоя судьба в твоих собственных руках».
Как же Мег хотелось поверить этому.
Вернувшись домой, она первым делом найдет свой магический шар и разобьет его на тысячи мелких осколков.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Охотница - Кэррол Сьюзен


Комментарии к роману "Охотница - Кэррол Сьюзен" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100