Читать онлайн Охотница, автора - Кэррол Сьюзен, Раздел - Глава 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Охотница - Кэррол Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Охотница - Кэррол Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Охотница - Кэррол Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэррол Сьюзен

Охотница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 21

Кэт с трудом поднималась по лестнице, еле держась на ногах. Часы, с того момента как ее принесли обратно в «Ангел», прошли как в тумане, кошмаром, от которого было никак не проснуться. В голове от удара пульсировала кровь, лоб был обвязан толстой льняной повязкой, защищая место, где мистер Тернер зашил глубокую рану на ее виске. Она снова и снова прокручивала в памяти события, ругая себя, пытаясь понять, что она могла бы сделать по-другому. Если бы только она не уделяла столько внимания Джему или если бы заставила Мег оставаться на кухне. Если бы только она не подпустила Найсмита или если бы была осторожнее или немного сообразительнее. Если бы только... если бы только... От размышлений головная боль только усиливалась. Кэт старалась прекратить это бесполезное занятие.
Ее голова кружилась, когда она добралась до верхней площадки лестницы. Схватившись за перила, она остановилась на минуту, пока ей не удалось собраться с силами, В холле внизу ждали все обитатели дома, на их лицах застыло беспокойство и страдание. И Мод, и мальчик с кухни заливались слезами, глаза старой Агаты покраснели.
Все они смотрели на Кэт с такой отчаянной надеждой, что это поразило ее. Казалось, они и правда ожидали, что ей удастся вернуть все на свои места. Когда, черт возьми, она успела внушить такое доверие всем этим людям, даже упрямой мисс Баттеридор? Их доверие тяжелым грузом легло на плечи Кэт, поскольку она чувствовала, что мало чем его заслужила.
Еле держась на ногах, она отошла от лестницы и приблизилась к двери в комнату Мег, где сидел Мартин, запрещая всем даже приближаться к нему. С самого его возвращения из Тауэра, он пребывал почти на грани безумия, и Кэт боялась, как бы он действительно не сошел с ума.
Спасение Мег требовало хладнокровия и собранности. Мартин бывал импульсивен и опрометчив даже в лучшие времена.
Но, когда Кэт заглянула в комнату, она нашла Мартина сидевшим на краю кровати, с зажатой в кулаке запиской с требованием выкупа, которую он получил.
Его немигающий взгляд уныло бродил по комнате с разбросанными книгами Мег, ее письменному столу, лютне, платяному шкафу, наполненному дорогими платьями.
— Мартин? — Кэт проскользнула в комнату и закрыла за собой дверь. При звуке ее голоса Мартин очнулся и сердито посмотрел на нее.
— Кэт, что вы делаете здесь? Возвращайтесь в кровать.
— Я в порядке.
Она покачнулась, опровергая собственное заявление. Мартин вскочил и подхватил ее.
— В порядке? Черт побери, женщина, вы же даже стоять не можете ровно. Какая от вас будет польза для Мег, если вы упадете и снова проломите себе голову.
— Я уже оказалась бесполезна для Мег. — Кэт оттолкнула его руки и затем без сил опустилась на краешек кровати.
Что-то смягчилось в суровом выражении лица Мартина. Он провел костяшками пальцев по ее щеке.
— Вы сделали все, что смогли, моя отважная Кэт. В одиночку сражались с теми злодеями. В том, что случилось с Мег, вы не виноваты. Это все я. Вы пытались предостеречь меня от этого Александра Найсмита. Я же не слушал.
— Тем более. Именно по этой причине и надо было усилить бдительность, раз я знала, что этот мерзавец все время вертится поблизости.
— Нет, это мне следовало оставаться здесь, а не мчаться на помощь леди Дэнвер. От меня там оказалось мало пользы. Проклятие, от меня всем мало пользы...
— Замолчите, Мартин. — Кэт остановила его, сжав руку. — У нас будет еще предостаточно времени для разбора, кто и в чем виноват, когда мы вернем Мег домой невредимой. Тогда мы сможем по очереди пинать друг друга в зад. Агата сказала мне, вы получили записку с требованием выкупа?
— Да, один из этих трусов привязал бумагу к камню и бросил в окно. — Мартин вручил Кэт скомканную записку. Она была написана по-французски и грозно предупреждала четким решительным почерком.


«Приветствую вас, мсье Ле Луп. Ваша очаровательная юная дочь благосклонно радует меня своим обществом. Не бойтесь. Девочка в безопасности и останется со мной до тех пор, пока вы не сумеете оказать мне любезность в некотором вопросе. Прошу вас, сделайте одолжение, доставьте мне «Книгу теней». Ваша дочь сообщает мне, что вы можете с удивлением узнать, что этот манускрипт находится в вашем владении. Боюсь, Мегаэра была довольно непослушной девочкой. Она просит вас поискать тайник за единорогом. Я желаю забрать эту опасную книгу из ваших рук в обмен на жизнь вашей дочери. Мы встретимся с вами в вашем театре в полночь. И. не задерживайтесь ни на секунду, иначе я сожалею, но с вашей дочерью случится несчастный случай.
Ваш преданный слуга, AГ»


Для угрожающей записки суть вопроса была изложена в учтивейших выражениях, в елейно-вкрадчивой манере, присущей Готье. Кэт прекрасно представляла, как капитан ухмылялся, выводя эти строчки.
— Готье. Ублюдок. — Она скомкала записку в кулаке.
— Так это написал тот самый тип, который напал на тебя на улице? — уточнил Мартин.
— Да, капитан Амбруаз Готье. Он служит Темной Королеве.
— А как Сандер оказался связан с ним?
— Понятия не имею. Может статься, я заставлю мерзкого мальчишку рассказать это прежде, чем задушу его, — ответила Кэт. — Но для начала надо вернуть Мег.
— И как нам это удастся? Этот Готье требует невозможного. «Книгу теней». Как, черт возьми, мы сумеем убедить этих идиотов, что у нас нет этой треклятой книги? — Мартин зашагал по комнате, обхватив себя руками, расстроенный и сердитый. — Если бы она у меня была, клянусь, я вручил бы ее даже самому дьяволу, лишь бы выкупить чуть-чуть мира для нас с Мег.
Кэт, немного поколебавшись, все же рискнула предположить:
— Мег утверждает, что книгу можно найти за единорогом.
— Готье, похоже, так запугал ее, что она скажет все что угодно. Если этот мерзавец тронул хоть волосок с головы моей малютки, я отрежу его яйца и скормлю их ему.
— И я помогу вам их зажарить. Но пока лучше проверить за гобеленом. Я... я всегда подозревала, что у Мег есть какой-то тайник.
— Ну есть, и что из того? Для каких-нибудь девичьих пустяков, возможно. Но у моей дочери нет этой проклятой книги по черной магии. Если бы она когда-нибудь наткнулась на нее, она сказала бы мне, и мы избавились бы от нее. Мег не меньше меня не захотела бы держать эту проклятую вещь у себя.
Мартин с таким ожесточением не допускал мысли о «Книге теней» в своем доме, что это больше походило на отчаяние. Сердце Кэт болело за него, понимая, какой удар он получит. Как ей хотелось бы защитить его!
— Надо посмотреть, Мартин, — сказала она спокойно.
Он посмотрел на нее так сурово, что она отвела взгляд. Шагнув к гобелену, он резко откинул его в сторону, обнажив доски.
— Здесь ничего нет... — начал он и замолчал.
Схватив свечу, он исследовал стенные панели. Когда он вырвал одну из не прибитых досок, Кэт услышала, как у него вырвался судорожный вздох. Как жестоко она корила себя, что не подготовила его к этому моменту, никогда не говоря ему ни слова о том, что Мег продолжает тянуться к древним знаниям. Кэт знала, что Мартин ничего не хотел слышать об этом, но ей следовало заставить его слушать. Все что угодно было бы лучше для него, чем вот так обнаружить правду.
Он запустил руку за доски и вытащил из глубины тайника небольшой парусиновый мешок. Он перевернул его вверх ногами и высыпал содержимое возле Кэт. Все секреты Мег рассыпались по кровати, ее подзорная труба, магический шар, пакетики с сушеными травами, из которых она варила свои снадобья. И в завершение появилась тщательно обернутая вещица. Мартин развернул ткань и обнаружил внутри лезвие ведьмы. Он коснулся рукоятки.
— Нет, я же... я избавился от этой адской штуки. — В его голосе засквозило сомнение. — Я выбросил ее в воду.
— Там оказалось не слишком глубоко. Мег позже сумела достать «лезвие ведьмы». Она обычно везде носила это оружие с собой. Нет, яда там не было, — поспешно добавила Кэт. — Только снотворное. Тогда в театре, в тот первый день, когда мы сцепились с вами на шпагах, она на мне применила это снотворное. Именно оно и свалило меня замертво. Вовсе не удар трости Агаты, а снадобье Мег. Она прекратила носить это оружие после...
— После чего? — резко спросил Мартин.
— Я... пригрозила ей, что расскажу вам, — тихо проговорила Кэт. — Но не думаю, будто именно это остановило ее. Я думаю, она успокоилась, после того как я всеми моими клятвами поклялась защитить ее... защищать вас обоих. Мег почувствовала тогда себя в безопасности. Она почувствовала, что больше не нуждается в самообороне. — Кэт заморгала, чтобы отогнать горячие слезы. — Лучше бы я никогда не вмешивалась. Ах, если бы сейчас у Мег с собой было «лезвие ведьмы»!
— Ради всего святого, Кэт. Она же ребенок.
— Нет, она — дочь земли и притом необычная. Она... — Кэт остановилась, поняв, что Мартин смотрит на нее, и в его глазах застыли боль, гнев и обвинение в предательстве. Без сомнения, она заслужила это. Но на сей раз она вынудила себя встретить его немигающий взгляд. — Это все, что припрятано в ее тайнике?
— Разве вам недостаточно? — возмутился Мартин. Но он вернулся к стене. Собрав всю свою волю, как будто готовясь засунуть руку в гнездо гадюк, он еще раз пошарил внутри тайника. Он вытащил оттуда небольшую потертую книгу, размером не больше библии. Какое-то время Мартин молча смотрел на книгу, напоминая человека, который получил смертельный удар. Сердце Кэт застучало сильнее. Она вздрогнула, когда Мартин, шагнув к ней, швырнул книгу ей на колени. — Так это она? «Книга теней»?
— Я... Думаю, что да. — Кэт сама никогда не видела книгу, хотя несколько лет назад она присоединилась к Хозяйке острова Фэр в отчаянной попытке отыскать опасный манускрипт.
Книга явно соответствовала описанию, которое ей дали. Древняя, в потертом переплете из черной кожи, без всякого названия на обложке. Книга казалась совершенно не опасной на взгляд, но, стоило Кэт провести по корешку кончиками пальцев, она ощутила темную власть этой книги и задрожала. Катриона открыла книгу; страницы были ломки от древности, бумагу покрывали странные символы, которые шептали древние знания, давно потерянные для мира, тайны, которые лучше бы и оставались таковыми.
— Так это и есть «Книга теней»? — снова требовательно спросил Мартин. — Вы можете прочесть, что в ней написано?
— Только немного. Книга написана на языке, на котором говорили Дочери Земли в самые ранние дни, к тому же тексты зашифрованы. Немногие мудрые женщины способны перевести этот текст, Арианн и Темная Королева, возможно.
— И моя дочь, — мрачно добавил Мартин.
— Да, очень возможно, что и Мег. Я же говорила, она невероятно одарена.
— Но вы не сочли нужным сказать мне о многом другом. Вы знали, что она хранит эту проклятую книгу. Все это время вы знали.
— Нет, я только подозревала. Во всем остальном Мег признавалась мне под большим секретом. Едва ли я завоевала бы доверие девочки, если бы выдала ее тайны. Даже ее отцу.
— Ее доверие? А как же мое доверие? Вы знали, как я отношусь ко всему этому омерзительному колдовству, этим адским приспособлениям и к тому, что Мег была вовлечена во всю подобную мерзость. Знаете ли вы, что творила Кассандра с этим «лезвием ведьмы», будь оно трижды проклято, знаете, на какую ужасную смерть она обрекала невинных людей?
— Мег пользовалась им только для защиты.
— Видимо, больше всего мою дочь следовало защищать от вас, сударыня.
— Что вы хотите этим сказать? — воскликнула Кэт.
— Хочу сказать, что вы наплевали на наш уговор и надеялись отвезти Мег на остров Фэр, чтобы опять погрузить ее в свой мир черной магии и колдовства. Именно поэтому вы позволяли ей хранить все эти вещи. — Мартин яростно ткнул пальцем в рассыпанные по кровати сокровища Мег.
— Я признаю, что я чувствовала, как таланты Мег будут потрачены впустую в этой аккуратной английской жизни, которую вы уготовили для нее. — Кэт вспыхнула и ринулась в атаку. — Существует различие между доброй магией и плохой. Мег должна понять их разницу, но ее отец слишком слеп, чтобы преподать ей этот урок.
— Я был слеп в отношении многого другого. Но, по крайней мере, теперь у меня на руках средство выкупить мою дочь. — Мартин выхватил книгу из рук Кэт.
— Нельзя вот так просто взять и отдать эту страшную книгу Готье. — Кэт с ужасом смотрела на Мартина.
— Мне наплевать на эту книгу и на все остальное, что с ней связано. Все, что я хочу, — вернуть свою дочь назад.
— И я этого хочу, но книга — единственное средство, которое осталось в наших руках. Если вы надеетесь, будто после того, как книга окажется у Готье, он вежливо возвратит нам Мег, то вы не знаете ничего ни о нем самом, ни о женщине, которой он служит. Мы должны напрячь наши мозги, придумать...
— Никаких больше «мы» в этом деле, мисс О'Хэнлон. Мег — моя дочь, и я единственный, кто станет защищать ее. Мне всегда следовало делать это без вас.
— Но это и меня касается тоже. Если вы думаете, что я намерена покорно сидеть здесь сложа руки, в то время как...
— Именно так я и думаю.
Кэт с трудом попыталась приподняться, но Мартин толкнул ее обратно.
— Вы не в состоянии никуда двигаться, — скороговоркой добавил он. — Но даже если бы у вас и остались силы, ни я, ни моя дочь больше не нуждаемся в ваших услугах. — Мартин выскочил из комнаты, яростно хлопнув дверью.
Кэт попыталась последовать за ним, но у нее снова закружилась голова. Мартин Ле Луп больше никогда не будет слушать ее. Он, видимо, никогда больше не доверится ей снова. Она опустила голову и закрыла лицо руками, погрузившись в отчаяние.
— Мисс Кэт! Мисс Кэт! — настойчивый зов Агаты Баттеридор заставил Кэт поднять голову. Задыхаясь, старушка ворвалась в комнату, теребя руками передник. — Ох-хо-хо, мисс Кэт. Мне кажется, наш хозяин сошел с ума от горя. Он собирается в одиночку сразиться с теми негодяями, которые схватили мисс Мег.
— Я знаю, — понуро ответила Кэт.
— Тогда почему вы здесь сидите? Почему вы не с ним? Почему не спасаете нашу драгоценную девочку?
— Потому, что я никому не нужна. Мистер Вулф приказал мне оставаться здесь и ни во что больше не вмешиваться.
— Когда это раньше вы слушались его приказов? — Агата впилась в нее взглядом, двойной подбородок старушки дрожал. — А как же ваши клятвы мисс Мег? Разве вы больше не телоохранница девочки, или я ошибаюсь?
— Ее телохранительница, — поправила Кэт. Это слово напомнило ей о поколениях гордых ирландских воинов, о долге и чести, привитой ей ее отцом, напомнило о Тьернане Смеющиеся Глаза... напомнило ей о том, кто она была. Кэт распрямила плечи. — Да, вы правы, мисс Баттеридор. Но мне нужна будет ваша помощь, чтобы подготовиться. Мне надо переодеться, снять эти бесполезные юбки, и мне понадобится оружие.
— Непременно. — Пожилая женщина обняла Кэт своей крепкой ручищей, помогая ей встать. — Принести вам вашу шпагу?
— Нет, мисс Баттеридор, мне понадобится другое оружие. Этот Готье — коварный ублюдок.
— Вы сталкивались с ним раньше?
— О да, — ответила Кэт. — Но на сей раз я не побегу от него.


* * *


Мартин надеялся, что он получит преимущество, оказавшись на месте раньше назначенного срока. Он хорошо знал свой театр, но и Найсмит тоже, напомнил он себе. Сегодня вечером даже «Корона» показалась незнакомым местом Мартину. Молчаливые ряды галерей купались в лунном свете. Он чувствовал себя чужим в этом мире, никто и ничто не было тем, кем и чем казались. Джейн Дэнвер, Сандер, даже его собственная дочь. Но окончательно его сразила двуличность той, на кого он рассчитывал больше всего, той, которой он стал доверять больше всех.
Кэт.
Нет, сейчас Мартину не вынести мысли об ирландке. Ему нужно сосредоточиться и забыть обо всем, чтобы им с Мег выбраться из этого кошмара.
Прибыв на место раньше, он надеялся сам устроить им западню. Но, когда он прополз по нижнему ряду галерей, сцена, которую он увидел, заставила его забыть о всякой предосторожности. Мег находилась по центру сцены, в кругу света, который давали несколько фонарей. Ее руки были связаны за спиной, и она очень рискованно стояла на табурете. Толстая веревка окутывала петлей ее шею, другой конец веревки свисал с галереи, которая располагалась над сценой. Мартин резко вздохнул, его сердце замерло от ужаса. Готье не только ожидал его раннего появления, мерзавец еще и подготовил эту жестокую картину. Даже осознавая происходящее, Мартин не сумел сдержать накативших на него чувств.
— Мег, — проскрежетал он. Перебравшись через перила, он прыгнул в партер. Его дочь была такой неподвижной, что Мартин испугался самого худшего.
Но Мег пошевелилась при звуках его голоса и, прищурясь, стала вглядываться в темноту.
— Папа? — дрожащим голосом позвала она его. Девочка побледнела от страха, но следов слез на лице не было. Она явно делала героические усилия, чтобы держаться мужественно, не доставив своим мучителям удовлетворения видеть ее плачущей. От этого у Мартина только больше заныло сердце. Он шагнул вперед, вытаскивая шпагу. Но прежде, чем он сумел запрыгнуть на сцену, невозмутимый голос предупредил его:
— Ни шагу ближе, мсье Ле Луп. — Из тени появился высокий костлявый человек, копна черных с отливом волос обрамляла хищные, как у ястреба, черты лица.
Ухмыльнувшись, он прижал ногу, обутую в толстый ботинок, к табурету. Мег испуганно всхлипнула.
— Нет! — Все инстинкты Мартина побуждали его рвануться к злодею и расправиться с ним. Но он понимал, что ему не удастся оказаться там раньше, чем этот мерзкий ублюдок толкнет табурет. Мартин замер на месте.
— Будь ты проклят, Готье, если ты причинишь ей...
— Я ручаюсь вам, девочка не пострадает, если вы сделаете все так, как я скажу. — Мартин прищурил глаза, сообразив, что вкрадчивый голос исходил не от мужчины, угрожающего Мег. Готье прятался где-то за кулисами. — Отложите свою шпагу в сторону и оставайтесь, где стоите, или я буду вынужден скомандовать Жаку, чтобы тот выбил табурет. У вашей дочери весьма то-о-н-ненькая шейка, мсье. Так легко сломается.
Мартин заскрежетал зубами от гнева и горя. Ему ничего не оставалось, как повиноваться. Отшвырнув шпагу, он поднял руку, чтобы показать, что безоружен. В другой руке он держал «Книгу теней».
— Отпустите мою дочь, Готье. Я принес вам эту проклятую Богом книгу.
— Ой, папа, прости меня, — взмолилась Мег.
То, что посреди всего этого ужаса его дочь переживала свою вину перед ним и просила у него прощения, оказалось для Мартина совершенно непереносимым. Он постарался ободряюще улыбнуться ей.
— Все будет в порядке, малышка.
— Конечно, все будет хорошо, мадемуазель, — вклинился Готье. — Если только вы не станете шевелиться, пока мы с вашим папашей завершим нашу сделку.
Мартин попытался определить место, где прятался Готье. Этот тип должен был стоять за кулисами, говоря и наблюдая через окошко суфлера.
— Вы же простите мне некоторые мои сомнения, мистер Вулф, — снова обратился к нему Амбруаз Готье. — Прежде, чем я освобожу вашу дочь, я должен удостовериться в подлинности книги. Моя царственная госпожа, королева Екатерина, уже дважды обманывалась в своих надеждах заполучить сей фолиант.
Мартин поднял книгу вверх и призывно помахал ею.
— Подойдите и сами изучите ее содержание, — крикнул он, полагая, что сумеет одолеть Готье и, приставив нож к горлу этого мерзавца, заставит его приказать освободить Мегги. Но тот только хихикнул, словно угадал мысли Мартина.
— Думаю, я предпочту остаться там, где я есть. Мистер Найсмит, вы утверждаете, что имеете некоторое знание в оккультных вопросах. Спуститесь и осмотрите книгу.
Мартин совсем забыл о существовании Сандера со всеми этими событиями. Юноша появился из-за кулис, явно подрастерявший свои обычно самодовольные манеры. Он спустился в партер, дрожа под негодующим взглядом Мартина. Когда он осторожно приблизился к Мартину, у Сандера хватило такта выглядеть смущенным.
— Прост-тите, мистер Вулф, — он запнулся. — Я не собирался причинять Мег никакого вреда. Я не хотел помогать мсье Готье, но он заставил меня...
— Заткнись, — рявкнул Мартин. — И избавь меня от своих спектаклей, иначе тебе несдобровать, мальчик.
Сандер угрюмо замолчал и протянул руку за книгой. Мартин неохотно отдал ее. Сандер разглядывал книгу, осторожно, почти благоговейно водя пальцами по старинному кожаному переплету. Когда он открыл обложку и стал изучать странные знаки, на лице его слишком явно отразилось алчное желание.
— Ну что там, парень? — заторопил Готье.
Сандер повернулся к сцене.
— Похоже, она настоящая, мсье.
— Тогда неси сюда.
— Нет! — Мартин вцепился в руку Сандера. — Только после того, как вы освободите мою дочь.
— Освобожу, но только после того, как получу книгу. Мистер Найсмит, несите книгу сюда.
Прежде, чем юноша успел ответить, Мартин со стремительностью молнии зажал Сандера в железной хватке. Он вытащил из ножен кинжал юноши и приставил лезвие к его шее. Мартин слышал, как клокочет воздух в горле Сандера. Хотя юноша и перепугался, он продолжал цепко держать «Книгу теней».
— Отпустите Мег прямо сейчас или я... — прорычал Мартин, но его прервал издевательский смех Готье.
— Или вы что, мсье? Перережете горло этого малого? Да я и сам чуть было не соблазнился на это чуть раньше вас. Он для меня ничто. Давайте, убейте его. Но если я не получу книгу, пока не досчитаю до десяти, вы увидите безжизненное тельце вашей дочери, свисающее с конца той веревки.
— Один... два... — У Мартина на лбу выступили капельки пота от звуков голоса Готье. Он тихо проклинал себя, понимая, что, проигнорировав предостережение Кэт, сам создал подобную ситуацию. Женщина была права. Мартин сомневался, что Готье вообще позволит им с дочерью живыми покинуть театр, отдаст он книгу или нет. — Три... Четыре.
Мысли Мартина стремительно неслись, взвешивая все шансы. Он сумел придумать только одно: отшвырнуть Сандера с дороги и метнуть нож в сердце мужчины, маячившего подле Мег, затем схватить дочь и мчаться прочь, прежде чем Готье доберется до нее. Вот только хватит ли ему сноровки и скорости, чтобы исполнить задуманное, сомневался Мартин. Но он был должен, сказал он себе. Это была их единственная надежда.


* * *


Кэт попятилась назад, укрытая темнотой, в которую погрузилась верхняя галерея театра. Черпая силы в роднике, о существовании которого внутри себя она никогда и не догадывалась, ей удалось добраться до «Короны».
Держась в тени, она видела всю сцену, разворачивающуюся под ней. Глядя на нее, Кэт хотелось взреветь от страха и негодования. Но она только сжала челюсти, когда Мартин схватил в заложники Сандера и Готье начал свой неумолимый счет. Сам ублюдок прятался где-то за кулисами. Один черноволосый скот охранял Мег. Из всего, что знала Кэт, в театре могли оказаться еще люди Готье, скрывающиеся наготове где-нибудь за кулисами, но она не имела больше времени, чтобы оценить ситуацию. Зажав лук Мартина в руках, охотница готовилась сделать наитруднейший выстрел в своей жизни. Кэт вытащила из колчана стрелу, которую смазала смолой. Она подожгла ее от фонаря, спрятанного на полу позади нее.
— Пять... шесть, — она слышала голос Готье. — Я теряю терпение, мсье Ле Луп.
Сердце Кэт билось все быстрее, но она понимала, что ей нельзя позволить себе поддаться нервозности и запаниковать. Она установила стрелу с тлеющей смолой, осторожно прицеливаясь.
Она задержалась только для того, чтобы тихо взмолиться богине Бригитте и доброй Матери-Земле. И потом она выпустила стрелу в полет. Стрела прошипела в воздухе пылающей дугой и вонзилась в веревку, висевшую над головой Мег. Прежде, чем кто-либо внизу успел отреагировать, Кэт поспешила приладить другую стрелу к луку. И в тот же самый момент Мартин отшвырнул Найсмита и метнул нож в человека, охранявшего Мег. Жак взвыл от боли. Кэт выпустила вторую стрелу прямо тому в глаз.
Жак растянулся на полу, сбив фонарь и табурет Мег. Но веревка уже упала, освободив Мег. Тихонько вскрикнув, девочка свалилась на сцену.
Мартин помчался к дочери, но только он добежал до нее, как из-за кулис появился Готье, вытаскивающий шпагу с разъяренным шипением.
Мартин бросился к шпаге Жака, валявшейся на полу сцены. Он вытащил ее из ножен как раз вовремя, чтобы отразить смертоносный удар Готье.
Пока эти двое мужчин дрались, защищаясь и нападая друг на друга, Кэт вытащила новую стрелу, ожидая удобный момент, чтобы всадить ее в Готье, не задев Мартина. Но тут она заметила то, что наполнило ее большой тревогой. От искры ли ее стрелы, или от опрокинутого фонаря, но соломенная подстилка на сцене загорелась.
Подкормленный сухой соломой, огонь распространялся быстро, угрожая уничтожить все на своем пути, включая Мег.
Кэт закинула лук на плечо и помчалась к лестнице, почти кувырком слетев с нее в партер.
С все еще связанными руками Мег, задыхаясь от дыма, осторожно и медленно пыталась отступить к краю сцены, подальше от огня.
— Мег! — крикнул Мартин, но своим клинком Готье не дал ему прийти на помощь дочери. Мартин едва избежал смертоносного укола.
Кэт добежала до Мег, вытащила нож и разрезала веревки, которыми была связана девочка.
— Кэт, — прошептала Мег. Из глаз девочки струились слезы, не то от радости, не то от разъедающего их дыма. Кэт не могла бы сказать.
Катриона почувствовала, как ее собственные глаза разъедает едкий дым от горевшего тряпья и дерева, вторгаясь в ноздри. Но она крепко прижимала к себе Мег, вселяя в нее уверенность и уводя подальше от огня.
— Все хорошо, Мегги. Я здесь теперь.
— Я... я знала, что ты и папа придете. Но Сандер...
— Не волнуйся. Никто не причинит тебе больше зла.
Мег высвободилась из ее рук. Кашляя и отфыркиваясь, девочка произнесла, задыхаясь:
— Ты... не поняла. Он убегает. С книгой.
Мег отчаянно махнула рукой на противоположную сторону театра. Воспользовавшись всеобщим замешательством вокруг него, Найсмит крадучись пробирался к выходу, не выпуская книги из рук.
Кэт потянулась за луком. Она не позволила бы себе застрелить юношу на глазах у Мег, переполненной ужасом. Она сделала то единственное, что сумела придумать. Сделала то, что должно было быть сделано дочерьми земли давным-давно.
Окунув наконечник стрелы в огонь, Кэт приладила ее к луку. Поморгав, чтобы прочистить зрение, она прицелилась и отправила стрелу прямо в книгу. Стрела пробила переплет.
Сандер закричал, когда древний манускрипт охватил огонь. С юношей ничего не случилось бы, если бы он выпустил книгу из рук. Но, пока он старался погасить огонь, тот перекинулся на его рукав. Сандер запаниковал и заметался, только усугубляя ситуацию.
Его вопли огласили театр. Огонь пожирал его. Кэт попыталась закрыть Мег от ужасного зрелища, но в этом не было необходимости.
Пожар в театре бушевал уже везде, и все вокруг заволокло клубами дыма.
— Кэт! — услышала она рев Мартина. — Выведи Мег отсюда.
Обхватив Мег руками, Кэт сняла девочку со сцены и велела бежать. Она отчаянно оглянулась назад на Мартина и успокоилась, увидев, что он одерживает верх над Готье.
Мартин прорвался через защиту капитана и полоснул шпагой по лицу Готье. Тот взревел и выронил шпагу. Но в тот момент, когда Мартин рванулся нанести последний удар негодяю, третий мужчина, чье присутствие пока оставалось незамеченным, рванулся на помощь капитану.
Кэт попыталась предупредить Мартина, когда этот человек вытащил шпагу, но ее горло забил дым. Рванувшись вперед, она нырнула между Мартином и его противником.
Она задохнулась от боли, когда острая сталь пронзила ее бок. Прежде чем незнакомец снова нанес ей удар, Мартин был уже там и пронзил его. Кэт покачнулась и рухнула на сцену. Она чувствовала, как ее собственная горячая кровь просачивается между пальцами. Дым сгущался над ними, она едва могла дышать.
Она смутно поняла, что Мартин поднял ее на руки. Она закрыла глаза, от слабости свесив голову ему на плечо, и ей показалось, будто они вдвоем были безнадежно потеряны в каком-то огненном сверкающем аду.
Она так и не узнала, как он справился с этим, но каким-то чудом они оба выбрались из театра, подальше от мучительного жара и удушающего дыма.
Ночь казалась заполненной хаосом, вдалеке слышались крики и грохот бегущих ног. Горящий театр осветил темное небо, заставив людей покинуть дома и повыскакивать на улицу.
Но Кэт увидела, что Мартин и Мег целы и невредимы, а больше ее ничего не интересовало. Мартин рвал на полосы юбку Мег.
Он попытался перевязать рану Кэт, и она, задыхаясь, позвала его по имени.
— Мартин.
— Не пытайтесь говорить, — приказал он. — Мы все спасены, но нам надо убираться отсюда поскорее. Мы оставили четырех мертвецов в театре, и нам будет трудно найти убедительные объяснения случившемуся.
— Не так уж трудно, — Кэт прохрипела, прежде чем потеряла сознание уже во второй раз за день: — Они умерли от злых мыслей.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Охотница - Кэррол Сьюзен


Комментарии к роману "Охотница - Кэррол Сьюзен" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100