Читать онлайн Охотница, автора - Кэррол Сьюзен, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Охотница - Кэррол Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Охотница - Кэррол Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Охотница - Кэррол Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэррол Сьюзен

Охотница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 1

Хозяйка острова Фэр почти бесшумно бродила в домашних туфлях по знакомым дорожкам сада. В этот ранний час, когда на небе едва заметно появлялись первые проблески рассвета, даже жаворонок, который свил гнездо на старом вязе, еще не проснулся.
Сад был погружен в тишину, как и дом, который неясным силуэтом вырисовывался у нее за спиной. С увитыми плющом стенами, единственной квадратной башней и многостворчатыми со стойками окнами, «Приют красавицы» производил надежное впечатление. Поместье служило прибежищем бесчисленным поколениям мудрых женщин и домом той, кого нарекали главной среди них, Хозяйкой острова Фэр.
Нынешняя носительница этого титула, Арианн Довиль, была высокой величавой женщиной с копной каштановых волос и задумчивыми серыми глазами. Несмотря на все опасности и трудности, с которыми ей приходилось сталкиваться за тридцать четыре прожитых ею года, Арианн обычно отличалась царственной невозмутимостью. Но сейчас она была бледной и осунувшейся от бессонницы.
Прометавшись и проворочавшись без сна несколько часов, она наконец сдалась. Опасаясь нарушить отдых мужа, она выбралась из теплой постели, набросила шерстяную накидку поверх ночной сорочки и выскользнула из дома через кухонную дверь.
Парк всегда служил источником умиротворения для нее, ухоженные грядки с травами, которые она использовала для врачевания, приносили ей успокоение. Но этим утром она, как и многие другие жители Европы, пристально вглядывалась в небо, где диковинное явление — прервало мирный покой небес.
Человечество с незапамятных времен видело в кометах глашатаев наводнений и землетрясений, чумы, мора и голода, смертей императоров и королей. Арианн понимала, что ей следовало быть выше подобных суеверий, но и она не могла подавить холодок, пробегающий по шее. Она упрекнула себя за подобные глупые мысли и отвела напряженный взгляд от неба. Да, в мире, простирающемся за пределами ее острова, назревала беда, Арианн не нуждалась в появлении какой-то кометы, чтобы почувствовать это. Там снова возрождался культ «Серебряной розы», ордена столь же безумного и опасного, как и ведьма, которая основала его.
Кассандра Лассель предприняла попытку собрать целую армию, привлекая в «Сестричество Серебряной розы» всех женщин, которые однажды пали жертвами жестокости мира.
«А таких жертв слишком много», — печально отметила Арианн. Подвергающиеся унижениям и побоям жены, юные девочки, забеременевшие без брака, постаревшие куртизанки, отвергнутые любовниками. Нищенствующие, разочарованные, отчаянные, безумные — все стекались под знамена «Серебряной розы».
Кассандра задумала повергнуть в хаос всю Францию, низложить дом Медичи и возвести свою дочь Мегаэру на трон. Можно было бы воспринимать этот ее план как чистое безумие, если бы в руках Кассандры не находилась жуткая «Книга теней» — собрание выдержек знаний из самой мощной, разрушительной и самой темной древней науки.
Арианн некоторое время вынуждена была скрываться в Ирландии из-за ложных обвинений в измене и колдовстве против короля Франции. К тому времени, как до нее дошли сведения о «Сестричестве Серебряной розы», планам Кассандры уже помешала самая младшая из сестер Арианн, Мирибель, и Симон Аристид, охотник на ведьм.
Смерть Кассандры Лассель и тайное бегство Мегаэры и Мартина Ле Лупа, отца девочки, казалось, поставили жирную точку на всем этом, или так, по крайней мере, все надеялись. Но несколько месяцев назад до Арианн дошли тревожные слухи, что у культа появилась новая вдохновительница, и ведьмы с неослабевающим рвением приступили к поиску Мегаэры.
От Арианн потребовалась вся мудрость и сила, чтобы противостоять этой новой угрозе. К несчастью, именно сейчас, как никогда раньше, она чувствовала себя обессиленной и слишком хрупкой. Она скользнула рукой под плащ и осторожно провела кончиками пальцев по небольшой выпуклости живота, где дитя, растущее там, еще только начинало давать знать о своем присутствии. Чудо после стольких бесплодных лет...
Звук со стороны дома прервал беспокойные мысли Арианн. В кухонном окне появился свет, раздался скрип засова, сопровождаемый тихим хлопком двери. Кто-то направился ее искать.
Арианн была почти уверенна, что это Юстис. Обнаружив ее отсутствие, муж, без сомнения, с глухим проклятием сбросил с себя одеяло и, ворча и рыча, с усилием натянул на себя бричесы
l:href="#kom1" type="note">[1]
и рубашку.
Как только он обнаружит ее блуждающей по саду на бодрящем утреннем ветру, он тут же начнет ее ругать.
Губы Арианн тронула улыбка. Даже после тринадцати лет их брака ее большой медведь муж по-прежнему слишком уж оберегал ее. Насколько трепетнее станет относиться к ней Юстис, когда узнает о ребенке? Она не сумеет слишком долго скрывать свое состояние от него.
Эта мысль стерла улыбку с ее лица. К стыду своему, она с облегчением поняла, что не слышит тяжелой поступи своего рослого здоровяка мужа, а твердым решительным шагом к ней приближается миниатюрная дева-охотница.
— Кэт, — выдохнула Арианн, тревожно и радостно одновременно. Она была счастлива, что Катриона вернулась целой и невредимой, но с опасением ожидала новостей, которые та привезла.
Кэт остановилась в нерешительности в том месте, где дорожки разветвлялись: одна из них вела в направлении оранжереи и конюшни.
— Арианн? — тихо позвала она.
— Сюда.
Арианн выступила из тени, отбрасываемой высокими вязами. Когда Кэт направилась к ней, Арианн нетерпеливо бросилась ей навстречу, чтобы обнять подругу.
Но прежде, чем Арианн успела ей помешать, Кэт уже опустилась на одно колено и почтительно потянулась поцеловать руку Арианн.
— Приветствую тебя, Хозяйка острова Фэр. Вся честь и слава да прибудут с тобой.
— Кэт, — упрекнула ее Арианн, пытаясь вытащить руку из мозолистой хватки Катрионы. — Сколько раз я буду просить тебя не приветствовать меня таким образом? Я же не королева.
— Для меня всегда и навсегда, моя госпожа, моя королева, предводительница моего рода.
Потянув Кэт за руку, Арианн заставила молодую женщину встать.
— Мне было бы намного приятнее, если бы ты считала меня своей сестрой и подругой.
Арианн крепко обняла Кэт, и та смущенно ответила ей тем же. И хотя их дружба измерялась уже десятилетием, Кэт по-прежнему испытывала неловкость от подобных проявлений нежности к себе.
«Ни чего странного», — печально подумала Арианн. — «За всю свою бурную жизнь Кэт видела немного любви и ласки. Даже от своей матери».
Отстранившись, Кэт оценивающе оглядела Арианн с грубоватой нежностью.
— Итак, как поживает предводительница моего клана?
— Лучше теперь, когда я вижу, что мой ирландский галлогласс
l:href="#kom2" type="note">[2]
вернулась ко мне целой и невредимой, — с улыбкой ответила Арианн, но тут же с тревогой обратила внимание на внешний вид своей подруги. Засохшее пятно грязи на щеке, запыленная куртка, разодранная на плече. А это что, подпалина на рукаве?
— О Кэт, только не говори мне, что ты сражалась.
— Клянусь, нет! Разве я не обещала тебе? Я даже не вытаскивала свою рапиру из ножен. — Кэт продемонстрировала оскорбленное негодование, но тут же смущенно поскребла подбородок и призналась: — Ладно, вытаскивала, но только на минуту, а потом сразу же обратно вложила в ножны, так никого и не насадив на острие. Как только я обнаружила их сборище, я поспешила обратно рассказать тебе обо всем.
— Выходит, ты все-таки нашла орден?
— Разве ты сомневалась во мне? — Кэт выпрямилась.
— Нет. — Скорее Арианн от всего сердца надеялась, что Кэт ничего не обнаружит и все слухи, долетающие до острова Фэр, окажутся хоть и неуемными, но пустыми фантазиями, и ничем больше. — И что же?.. — Голос ее дрогнул.
— Все, чего ты боялась, оказалось правдой. «Сестричество Серебряной розы» продолжает свое существование. Хотя их не так много, как прежде, но они вербуют новых членов. К сожалению, мне не дали установить, кто ими руководит, кто возглавляет их. — От досады Кэт прикусила губу, она до сих пор переживала свою неудачу. — На свои сборища ведьмы надевают маски, но все они метят себя, выжигая эмблему крошечной розочки на правом предплечье. Они, как и раньше, фанатично преданы Мегаэре и твердо намерены вернуть ее. Каким-то образом они узнали, что девочку вывезли из Франции. Это только вопрос времени, когда они обнаружат ее. Или, много хуже того, кто-то другой отыщет ее.
Арианн побледнела, услышав, что подтвердились самые худшие опасения. Голова поплыла, она закрыла глаза и чуть покачнулась.
— Моя госпожа! — воскликнула Кэт. Она подхватила Арианн, обняв ее за талию. Затем подвела Арианн к садовой скамейке и помогла сесть на холодный камень.
Опустив голову, Арианн подалась вперед и сделала несколько глубоких медленных вздохов, пока сад не перестал кружиться перед глазами.
— Чем тебе помочь? Принести воды? — Голос Кэт был полон тревоги. Нагнувшись над Арианн, она растирала ей запястья. — Или мне лучше позвать господина, чтобы отнести тебя в дом?
— Нет-нет, все в порядке, — выпрямляясь, Арианн отрицательно покачала головой. Она уже оправилась и испытывала неловкость, что проявила слабость. — Со мной иногда случаются эти приступы головокружения. Вполне нормально для женщины в моем положении.
— Мне ясно одно: о тебе тут никто должным образом не заботится. — Кэт нахмурилась. Ее совсем не убедили настойчивые заверения Арианн. — Что можно делать в саду в такой ранний час, когда надо быть в постели? Я удивлена, как это Сам-то позволяет тебе подобное, особенно сейчас, когда ты носишь ребенка под сердцем и все такое.
Арианн ничего не ответила, но виноватый вид, с которым она отвернулась, видимо, сказал Кэт все, что она хотела бы знать.
— Ради всего святого, что же это такое?! — Ирландка застонала, покачиваясь на каблуках. — Ты все еще ничего не сказала ему. Ну разве это не глупо? Сам непременно скоро все заметит! Я удивлена, что он до сих пор еще никто не заподозрил, ведь он же такой основательный, прожорливый и умен не в меру.
Легкая улыбка пробежала по лицу Арианн от подобной характеристики Юстиса. «Сам», как Кэт необычно окрестила ее мужа, был действительно умен. Арианн превосходно читала по глазам, этим окнам в человеческую душу. Глядя на человека, она легко определяла характер и часто могла прочесть его мысли. Юстис тоже умел это делать, поскольку был обучен древнему искусству читать по глазам еще Мелузиной, своей бабушкой-колдуньей, но он не давил на Арианн, терпеливо ожидая, пока она сама доверится ему, неважно, какую тайну она охраняла так тщательно, в полной уверенности, что это все равно обязательно произойдет.
— Очень нехорошо с моей стороны скрывать ребенка от Юстиса, — вздохнула Арианн. — Но пойми же, Кэт! Ты же знаешь, я уже оставила надежду когда-либо снова забеременеть. Неужели это так эгоистично с моей стороны, желать молча посмаковать свою радость еще какое-то время? Ведь я знаю, что Юстис не способен разделить мое счастье, как бы он ни старался притвориться. Он будет слишком тревожиться за меня.
— Ты прости меня за мои слова, но разве у него нет оснований для тревоги? — Кэт смягчила напоминание, сжав руку Арианн. Подбадривающее прикосновение этой шершавой мозолистой руки несло утешение. — Он почти потерял тебя однажды.
— Согласна, у него есть все основания тревожиться, — пробормотала Арианн. Но спустя годы все, что она вспоминала из того времени, было не ее собственное пребывание на грани смерти, а лицо мертворожденной дочери.
Старая боль и горе от потери, страх за ребенка, которого она теперь носила под сердцем, все вместе угрожало поглотить Арианн, но она преодолела мрачные эмоции. Еще в самом начале своей беременности она решила для себя, что это дитя будет взлелеяно только кровью ее жизни и дыхания, ее спокойствием и силой. И не будет отравлено предчувствиями матери и ее страхами.
— Я скоро скажу Юстису, я обещаю тебе. Но все пойдет совсем по-иному на сей раз, я это знаю. — Арианн провела рукой по своему животу. — Этот малыш силен. Я ощущаю это. Это дитя выживет. Ты должна верить мне.
— Если ты так говоришь, значит, так и будет, — торжественно проговорила Кэт. — Но...
Арианн крепко сжала руку Кэт, не желая продолжать разговор на эту тему.
— Пожалуйста, вернемся к твоему рассказу. Ты что-то сказала о своем опасении, что на Мегаэру может охотиться кто-то более опасный?
— Я так сказала? — Все еще не оправившись от волнения, Кэт выпрямилась. Отвернув голову, она терла носком видавшего виды ботинка о толстый корень дерева. — Ну, ты же... ты же меня знаешь. Иногда меня заносит, и я склонна к преувеличению. Осмелюсь напомнить, я все-таки ирландка и...
— Кэт, перестань! — Властные ноты в голосе Арианн заставили Кэт посмотреть на нее. — Я вижу, что ты задумала. Приступ моей слабости встревожил тебя, и теперь ты стремишься избавить меня от всяческих волнений. Я искренне ценю твою заботу, но я больше нуждаюсь в твоем правдивом и полном отчете. Доверься мне. Что бы ты ни узнала, я достаточно сильна, чтобы справиться с любыми переживаниями.
«Мне придется быть таковой», — мрачно подумала Арианн, закончив фразу.
Кэт погасила порывистый вздох. Она вытащила флягу, которую хранила за поясом, и подкрепила собственные силы большим глотком асквибо, ирландского напитка из бренди с пряностями. Как Кэт умудрялась глотать такое крепкое пойло даже не позавтракав, Арианн понятия не имела. Ее саму замутило от одной мысли об этом.
Арианн старалась, чтобы Кэт не пришлось беспокоиться за нее, но сохранять спокойное выражение лица, когда Кэт описывала солдат, штурмовавших вершину утеса, было невыносимо сложно.
— Я узнала Готье сразу, и у меня почти не оставалось, сомнений, кто послал его.
— Темная Королева, — прошептала Арианн. Как будто дело и так не обещало оказаться сложным и достаточно опасным, так еще и вмешательство Екатерины Медичи. У Арианн мурашки пробежали по коже. Чтобы скрыть глубину своей тревоги от Кэт, она крепко сжала руки между коленями, и ее голос зазвучал удивительно ровно, когда она уточнила:
— Ты совершенно уверена, что там был Готье?
— Конечно! Я хорошо запомнила этого человека, кода сопровождала тебя при дворе в тот день, когда ты получила прощение от Темной Королевы, и, как великодушнейшая из грабителей, она вернула все, что до того украла. Готье был тем самым ухмыляющимся ублюдком, который стоял позади королевы. Разве ты не помнишь?
— Нет. Боюсь, что тогда я не видела никого, кроме Екатерины. Эта жуткая женщина всегда нависала длинной тенью над моей жизнью.
— И как такая коротышка вообще изловчилась отпросить тень? Бабушка обожала пугать меня вызывающими дрожь историями о Темной Королеве Франции. Когда же я наконец оказалась лицом к лицу с этой женщиной, то была сильно разочарована. — Кэт презрительно сморщила нос. — Она оказалась такой... такой старой и жирной.
Арианн тоже отметила тогда, что Екатерина сильно состарилась. Когда-то грозная и величественная Темная Королева передвигалась с трудом, каждое движение явственно причиняло ей боль, ее руки были скрючены ревматизмом, челюсть отяжелела и обвисла, подбородок ослаб и провис, ее лицо избороздили глубокие морщины. Пронзительные черные глаза Медичи, которые когда-то прощупывали насквозь собеседника, стали слезиться и потускнели. И все же ум Екатерины оставался все таким же острым, все таким же чудовищно коварным.
— Возможно, мы зря так волнуемся из-за нее, — продолжала Кэт. — Сдается мне, ее власть ослабевает. В конце концов, пришлось же ей передать командование французскими войсками герцогу де Гизу. Из того, что я слышала, ясно, что это он пользуется любовью и поддержкой парижан, а не Екатерина или этот ее писклявый сынок. Некоторые далее поговаривают, что герцог мало-помалу превращается в подлинного правителя Франции во всем, кроме имени.
— И поэтому я все больше опасаюсь Екатерины, — сказала Арианн. — Нависшая над ее властью угроза всегда делала ее отчаянной и еще более опасной. У меня нет сомнений, почему она послала своего Готье на поиски секты ведьм. Она хочет заполучить «Книгу теней». Возможно, она так никогда и не прекращала искать ее.
— А ты думаешь, что те ведьмы все еще владеют этой книгой?
— Если бы я знала.
После смерти Кассандры зловещая книга так никогда и не была найдена, хотя Симон Аристид и предпринял все усилия, чтобы обнаружить место ее хранения. Екатерину всегда манила темная сторона знания. Окажись книга в руках Темной Королевы, она не испытывала бы никаких сомнений, применять ли ее в своих целях. Повод для волнения становился все явственнее.
— Если Готье захватит любую из тех ведьм и вынудит их говорить, Екатерина узнает правду о Мегаэре, — сказала Арианн. — Аристид сумел убедить королеву, что сама Кассандра и была «Серебряной розой». К тому же Екатерина поверила, что и Кассандра и ее дочь утонули. Если королева обнаружит, что Симон лгал, ее гнев вполне может обратиться и на него. Его следует предупредить.
— Вот уж о чем нет нужды волноваться, — пожала плечами Кэт. — Пусть охотник на ведьм сам о себе позаботится.
— К сожалению, этот охотник на ведьм теперь женат на моей сестре, и он отец ребенка Мири, — напомнила Арианн.
Кэт нахмурилась. Аристид был печально известным охотником на ведьм, и замужество Мирибель Шени нашло немного одобрения среди сообщества мудрых женщин. Арианн и сама с невероятными усилиями заставила себя отступить в сторону и позволить Мири выйти замуж за человека, который когда-то по приказу французского короля совершил набег на остров Фэр и вынудил Арианн вместе с семьей отправиться в изгнание.
Но она вынуждена была признать, что Симон изо всех сил старался загладить свою вину. После того как он спас Темную Королеву от Кассандры Лассель, Екатерина предложила ему награду на выбор, и Симон воспользовался этим, чтобы вернуть права Арианн на остров Фэр.
Ну и, кроме того, Мири по-настоящему любила этого человека. Она всегда видела в Симоне хорошее, утверждая, что тот просто запутался и был направлен по ложному пути. А если кто и умел исцелять заблудшие раненые души, так это ее сестра Мири.
Их другая сестра, Габриэль, не нашла в себе столько понимания. Страстная и вспыльчивая, Габриэль излила свои чувства в пылком и гневном письме к Арианн.
«О чем ты только думала, позволив Мири выйти замуж за этого негодяя? Тебе следовало запереть ее в кладовке и выбросить ключ. Но Мири-то как могла сразу так поглупеть? Я никогда не прощу ее. Никогда. — Но надо было знать Габриэль, потому что она уже писала буквально на следующей строчке: — Этому мерзавцу придется как можно лучше заботиться о моей сестре. Если с ней что-нибудь случится или она будет несчастлива с ним, клянусь, я с него с живого кожу сниму».
Эти раздоры в собственной семье сильно огорчали Арианн, но сейчас следовало отбросить подобные печальные мысли и сосредоточиться на гораздо более неотложном вопросе.
Поднявшись со скамьи, она начала ходить по дорожке сада, сложив пальцы домиком под подбородком.
— Нам остается только одно, — наконец выговорила она, приняв трудное решение. Распрямив плечи, она развернулась и встала перед Кэт. — Надо как можно скорее найти Мегаэру и перевезти ее в безопасное место на острове Фэр.
Кэт редко подвергала сомнению решения Арианн, но при этих словах она нахмурилась.
— Прошу прощения, но ты считаешь это разумным? Нет никакой гарантии, что мы сумеем обеспечить ее безопасность здесь, и мы только навлечем опасность на остров.
— Я учла это. Но этот риск нам предстоит взять на себя. Девочка будет в гораздо большей безопасности здесь, чем где бы то ни было, когда только ее отец способен встать на ее защиту. Если секта все еще владеет «Книгой теней» и они также приберут к своим рукам Мегаэру, вот тогда бед не оберешься. А если девочку первой отыщет Екатерина, у меня нет сомнений, что она захочет уничтожить бедное дитя.
— Даже многие из наших добрых, хороших женщин сошлись бы на этом. Они боятся, что девочка заражена злой кровью своей матери.
— О Кэт, ты-то уж, конечно, так не думаешь...
— Господи, нет! — Кэт горько рассмеялась. — Я сама натерпелась предостаточно, когда меня называли дьявольским отродьем, чтобы бросать камни в кого-нибудь еще. Я только повторяю слова, которые я слышала, даже здесь, на острове Фэр. Многих беспокоит, что совсем маленькая девочка оказалась способной на то, что старшие и более мудрые женщины не могут. Переводить «Книгу теней» и использовать проклятые записи, делать смертоносные «лезвия ведьмы», составлять смертельные яды.
— Только потому, что Кассандра принуждала к этому свою дочь. Признаюсь, сама я никогда не видела Мегаэру. Мири рассказывала мне, какая эта девочка необыкновенно одаренная, способная и сообразительная не по годам, но ее глаза так и сияют наивностью и чистотой. Возможно, моей сестре удастся убедить остальных...
— Не хочу обидеть твою сестру, моя госпожа, но я сомневаюсь, что наши женщины станут слишком уж прислушиваться к словам той, которой не хватило здравого смысла, чтобы не выходить замуж за охотника на ведьм, — Кэт не стала лукавить.
Арианн вздрогнула, но не стала возражать, понимая, насколько права Кэт. Она помассировала затылок, это место всегда начинало болеть, когда она чувствовала себя разбитой и подавленной.
— Какой смысл волноваться по поводу того, какой прием ждет Мегаэру на острове Фэр, пока мы еще даже не нашли девочку. — Арианн с сожалением посмотрела па Кэт. — Кому-то надо отправляться на поиски Мегаэры, и боюсь, что этим кем-то должна стать ты, моя дорогая подруга. Прости, что приходится столь скоро посылать тебя на очередное тяжелейшее задание.
— К черту извинения, — возмутилась Кэт и приняла воинственную позу, воткнув руки в бока. — Ну и кого же еще тебе посылать, если не твоего ирландского галлогласса?
— Некого. — Арианн улыбнулась. Изгнанная из дома, оторванная от сестер, за эти годы она научилась всецело зависеть от этой грубоватой маленькой ирландки. После мужа не было никого, кому Арианн доверяла бы больше, чем Катрионе О'Хэнлон, на кого так легко можно было бы положиться.
— Не можешь же ты послать Самого, — продолжала Кэт. — Не в твоем, деликатном положении. Твой господин больше пригодится тебе здесь, рядом, а меня ты знаешь, госпожа. Я отправилась бы в сам ад, если бы ты только приказала.
— Ты, видимо, сочтешь это место хуже, чем ад, когда я сообщу тебе, где искать Мегаэру. Исходя из того, что мы знаем о нем, Мартин Ле Луп увез свою дочь в Англию.
— Англию! — Кэт не развернулась и не сплюнула, как делала когда-то всякий раз, когда приходилось произносить это название. Но у нее вырвалось ругательство, и она простонала: — У этого мужчины совсем нет мозгов? Ну почему бы ему не отправиться в Ирландию, или Шотландию, или... или пусть даже Италию или Баварию? Какого дьявола это должна быть именно Англия?
— Для тебя это настолько ужасно, Кэт? — забеспокоилась Арианн. — Я знаю, что ты не испытываешь особой любви к англичанам.
— Только потому, что эти убийцы и негодяи столько лет грабили и насиловали мою страну, — скривилась Кэт. — Ой, только не мучайся ты так, моя госпожа. Я и раньше путешествовала среди этих людишек, англичанишек, и умела сдерживать свои чувства. Приходилось. Хотя я вся и исплевалась. Впрочем, по крайней мере одно у этих англичан неплохо получается, — нехотя добавила она. — Они варят терпимое пиво. Так в какое захолустье этот... этот Мартин, который Волк, отвез свою дочь?
— Одно время они обосновались в Саутуорке. Мартин обыкновенно держал Мири в курсе своего местонахождения, но он уже давно прекратил писать ей, с тех пор как... — Арианн поколебалась, не желая обнажать личную сердечную боль другого человека, но, если Кэт предстояло искать Мартина, ей необходимо было знать все. — Мартин прервал всякую переписку примерно тогда, когда Мири написала ему, что она беременна. Волк долгие годы обожал мою сестру. Несмотря на то что он не показывал вида, он явно слишком болезненно переживал ее брак с Симоном Аристидом.
— Так этот Волк не только дурак, он еще и страдалец от безнадежной любви. Замечательно. — Кэт с отвращением покачала головой. — Виновата, моя госпожа.
— К черту его муки любви. Он должен был понимать, кто-то из этой секты мог выжить и начать искать Мегаэру. Отправиться туда, где никто не поможет ни защититься, ни даже предупредить о приближающейся опасности, это же чистое безумие.
— Мартин полагал, что он поступит лучшим образом в интересах Мегаэры, если они просто исчезнут.
— Тогда он — идиот. Но что можно ожидать от мужчины, достаточно глупого, чтобы улечься в постель с такой бешеной ведьмой, как Кассандра Лассель?
— Он утверждает, что она его околдовала и совратила.
— Разве кто-то из них говорит иное? — фыркнула Кэт. — Ну да ладно, по крайней мере, если он такой безмозглый, этот Волк, мне несложно будет выследить его.
— Кэт, пожалуйста, не делай ошибки, недооценивая Мартина Ле Лупа, — предостерегла подругу Арианн. — Я вынуждена признать, что этот человек может вести себя слишком порывисто и время от времени поступать опрометчиво, но он далеко не дурак. Волк умен, смел и находчив. А из рассказов Мири я знаю, что он яростно защищает Мегаэру. К тому же он горд и может быть очень упрям. Возможно, будет совсем нелегко убедить его перевезти Мегаэру на остров Фэр.
— О, я уверена, что я найду способ. — Кэт любовно указала пальцем на рукоятку своей шпаги.
— Катриона!
— Что такое? Я только о своих чарах, моя госпожа. Я же ирландка. Я в избытке одарена ими. — Кэт озорно усмехнулась.
Арианн попыталась ответить на ее улыбку, но боль от затылка поползла вверх и тупо заныла между глазами. Когда она начала тереть виски, улыбка сбежала с лица Кэт.
— Ах, какая же я идиотка. Стою здесь, глупо шучу, когда на тебя свалился весь этот груз неприятностей, — сокрушаясь, молодая женщина подошла к Арианн и ласково и осторожно положила ей руку на плечо. — Не волнуйся, моя госпожа. Ради тебя я возьму на себя решение этой проблемы, я обещаю. — Резкие черты Кэт смягчились, и на лице появилось по-детски беззащитное выражение. — Кроме моей бабушки, ты единственная, кто поверил в меня. Пожалуйста, не теряй веру в меня и теперь.
— Как будто ты мне позволишь. — Арианн попыталась улыбнуться, несмотря на боль, сжимающую ее лоб. — Мы с Юстисом никогда не пережили бы эти годы изгнания в горах Уиклоу без твоей помощи. Мы обязаны тебе своей жизнью.
— А я вам много большим. Когда мой клан изгнал меня, я чувствовала себя такой никчемной. Но вы... вы вернули мне мою гордость. — Кэт сглотнула и затем исступленно добавила: — Я найду эту кроху и стану защищать ее, как защищала бы тебя. До последней капли крови. Я привезу ее сюда целой и невредимой, моя госпожа. Клянусь тебе.
— Только сделай так, чтобы и ты вернулась целой и невредимой. Как сможет обходиться твоя предводительница без своего ирландского солдата? — поддразнила ее Арианн, чтобы не показать, как ее тронули слова Кэт. Кэт была бы сильно смущена.
Ирландка уже неловко отдернула руку, сердясь на себя за подобное проявление чувств. Чтобы спасти подругу от дальнейшего замешательства, Арианн настояла, чтобы Кэт отправилась в дом освежиться, подкрепиться и отдохнуть, ей требовалось хоть немного побыть одной, чтобы собраться и с мыслями, и с силами.
Кэт давно уже исчезла за кухонной дверью, а Арианн все еще медлила заходить в дом. Солнце уже взошло высоко, согревая сад своими лучами, на траве поблескивала роса, бодро запели жаворонки. День обещал стать обычным теплым днем раннего лета.
Арианн хотелось сполна насладиться этим утром, ведь нетрудно было предположить, что это могут оказаться последние мгновения мира и покоя, которого она не будет знать в течение неопределенного времени.
Но ее пульсирующая болью голова уже была переполнена мыслями о необходимых приготовлениях. Подготовить Кэт к поездке, предупредить Мири и Симона к случившемуся и проконсультироваться с Юстисом, как обеспечить охрану острова Фэр.
И, как бы она того ни боялась, сообщить ему об их ребенке. Кэт была права. Арианн дольше не имела права оберегать свою тайну.
Даже сейчас она чувствовала, как жизнь бьется внутри нее. Не трепетом крыльев хрупкой бабочки, а скорее сильными взмахами крыльев молодого орленка.
Арианн прижала руку к животу и попыталась улыбнуться, но с удивлением обнаружила, что вместо этого ее глаза заполняются слезами. Если бы... если бы только она все время не чувствовала себя совсем ослабевшей и какой-то усталой, намного больше усталой, чем следовало быть.
Почти помимо своей воли Арианн подняла к небу голову. Странно, но комету больше не было видно. Ей казалось, что она ощущала, как комета по-прежнему парит там и ее пламенеющий хвост похож на меч, повисший над нитью ее жизни.
Ее крошечное дитя было действительно наполнено силой. Оно переживет испытание рождения. А вот сумеет ли она сама пережить это, Хозяйка острова Фэр не была в этом настолько уверена.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Охотница - Кэррол Сьюзен


Комментарии к роману "Охотница - Кэррол Сьюзен" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100