Читать онлайн , автора - , Раздел - ГЛАВА 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 5

Мири спешила от пустого дома Мари Клэр, жадно оглядывая пыльную улицу. В это утро казалось, что опустел весь Порт-Корсар. Ребенок лежал у нее в перевязке, спускавшейся с шеи, и ее не покидало чувство, близкое к панике. Она старалась изо всех сил не поддаваться страху, не давать воли воображению. Это началось с того мгновения, когда она увидела Серебряную розу и поняла, что Симон рассказал ей правду. В тот момент, когда она отвергла его предостережение, последовательницы Серебряной розы бродили по острову Фэр, соблазняя юную Кэрол Моро. Мири вспомнила, как девушка похвалилась, а Мири в тот момент не придала этому никакого значения.
– У меня есть друзья, очень могущественные друзья, которые обо мне позаботятся.
Нет, не друзья, с грустью вспомнила Мири. Ведьмы. Никогда в жизни она не использовала это зловещее слово в отношении женщин, но нельзя было по-другому назвать тех, кто использовал в злых целях отчаяние юной девушки, убедив ее принести в жертву собственного ребенка.
Где теперь была Кэрол? А что же Симон? Покидая остров Фэр, знал ли он, что его враги так близко? Или, возможно, его застали врасплох и…
У Мири сжалось в груди, и она постаралась отогнать свои страхи подальше. В этот момент она ничего не могла сделать ни для Кэрол, ни для Симона. Надо было срочно позаботиться о ребенке, которого она прижимала к груди. Насколько она поняла, малыш совсем не пострадал от того, что с ним случилось, но ему нужна была та, которой она дать ему не могла.
Надо было поскорее отыскать для него кормилицу. Желательно найти родственников Кэрол Моро, ее тетю и дядю. Для этого ей нужна была помощь Мари Клэр.
Но к разочарованию Мири, старушки не было дома.
Мири знала, что Мари Клэр часто пробиралась в церковь исповедаться и помолиться. Приказав пони Вилоу ждать, девушка оставила его щипать траву у ворот ее дома и побежала вдоль по улице.
Подойдя к небольшому крестообразному строению, которое было церковью Святой Анны, она взмолилась, чтобы Мари Клэр оказалась там. Обождав у тяжелой дубовой двери, она поудобнее взяла ребенка. Узел от перевязи больно впивался ей в шею.
К счастью, ребенок заснул. Мири лишь надеялась, что это естественный сон. Ей доводилось спасать брошенных детенышей разных зверей в лесу, но ребенок казался гораздо более хрупким, лишенным всякого инстинкта пропитания. Крепче прижав его, Мири плечом открыла двери, церкви.
Внутри было темно и прохладно после знойного солнечного света летнего дня. Девушка сощурилась, разглядывая пустой неф, главный алтарь казался торжественным и безжизненным.
Но в нише, где была статуя святой Анны с распростертыми руками, горела свеча, и перед матерью благословенной Богородицы кто-то стоял на коленях. Когда Мири подошла ближе, у нее дрогнуло сердце. Это была не Мари Клэр, а более худая женщина с седеющими темными волосами.
Она умоляюще вытянула перед собой тонкие руки.
Девушка без труда узнала Жозефину Алан, даже, несмотря на то, что лица ее склоненной головы не было видно, и начала тихонько пятиться к выходу, но шум насторожил мадам Алан.
Она резко подняла голову, встала, и Мири напряглась, еще крепче обхватив ребенка, не зная, чего ждать от женщины, которая настолько ненавидела ее, что выдала охотнику на ведьм. Увидев Мири, мадам Алан побледнела.
– Боже милостивый! – задохнулась она. – Я думала, что вы… что вас…
– Схватил этот охотник на ведьм, которого вы натравили на меня? – сердито произнесла Мири. – Нет, должна вас огорчить, мадам, Симону Аристиду было вовсе не интересно арестовывать меня. Его давно нет, а я все еще здесь.
– О! – Мадам Алан закрыла рот рукой и, снова опустившись на колени, воскликнула: – О, благодарю тебя, Боже. Благодарю!
Мири растерянно заморгала. Такой реакции от злой и мстительной женщины она не ожидала и подошла ближе.
Заломив руки, Жозефина залилась слезами. Под глазами у нее залегли темные круги, словно она не спала много дней. Когда Мири подошла к ней, она отвернулась, словно не могла выдержать ее взгляда.
– Я думала, что вас забрал этот страшный человек или даже убил вас, – рыдала Жозефина. – И до этого утра мне не хватило смелости сказать кому-то, что я натворила. – Она почти шептала: – Мне так стыдно. Продала женщину охотнику на ведьм. Боже милосердный, в какое чудовище я превратилась! Я молила Бога, чтобы он позволил мне не гореть за это в аду. – Она содрогалась от рыданий. – Ни одна женщина на этом острове никогда не простит меня и не заговорит со мной снова.
Несмотря на то что Жозефина сделала, Мири пожалела ее и осторожно положила руку ей на плечо.
– Ну, что вы, вас обязательно простят. Я вас прощаю.
Жозефина взглянула на нее с удивлением и недоверием.
– Вы… вы прощаете? Мне нет оправдания.
– Мне не нужны оправдания, только ваша дружба.
Мири присела рядом с женщиной и откинула край покрывала, закрывавшего личико младенца. Жозефина воскликнула, утерев слезы:
– Ой, это же ребенок!
– Боюсь, очень голодный, – сказала Мири. Даже сейчас малыш жадно сосал кулачок, и у Мири сжалось сердце.
– Я пыталась накормить его козьим молоком.
– Козье молоко! – с ужасом воскликнула Жозефина. – Для такого младенца оно слишком тяжелое. Ему же не больше… не больше….
– Всего день от роду, полагаю.
– Где же его мать?
– Не знаю. Нашла его брошенным в лесу, – не сразу ответила Мири. – Он… это, похоже, ребенок Кэрол Моро. Я ужасно беспокоюсь за нее, мадам. Думаю, она попала под злое влияние. И Мари Клэр куда-то подевалась.
– А вы не слышали? – прервала ее Жозефина.
Мрачное выражение лица женщины напугало Мири.
– Не слышала что? Неужели с Мари Клэр что-то случилось, – резко спросила она.
– Нет. Кэрол пропала, ее тетя в бешенстве. Аббатиса и другие женщины теперь ищут ее повсюду. Возможно, у вас ищут, потому что… Потому что я наконец-то призналась в том, что сделала. – Жозефина виновато покраснела. – По дороге в город вы никого не встретили?
– Я пришла другой дорогой. Через лес, но более безопасной тропинкой из-за ребенка. – Мири вздрогнула вообразив, каким ударом было для Мари Клэр узнать о приходе Симона в ее лесной дом, как испугались за нее женщина.
– Надо отыскать Мари немедленно, – сказала она. – Но что Кэрол? Неужели никому не известно, где она.
– Один только Себастьян, рыбак, который живет и лачуге возле бухты Луны, видел ее. Но старик не вылезает из бутылки, и верить ему нельзя.
– Что он сказал? – нетерпеливо спросила Мири.
– Говорит что-то несуразное. Что видел Кэрол с двумя женщинами, чужими на острове. Одна маленькая, словно эльф, другая просто гигант. – Жозефина замолчала и закатила глаза. – Кэрол выглядела испуганной и плакала, по крайней мере, Себастьян так сказал.
Жозефина прикоснулась к щеке ребенка удивительно нежно для ее натруженной руки.
– Вы полагаете, это сын Кэрол? Никто не знал, что она родила. Ее тетя с дядей хотели усыновить ребенка, если это мальчик, и дать ему крышу над головой. Этот малыш стал бы ее спасением, Почему Кэрол его бросила?
Мири пока не знала, стоит ли рассказывать о существовании Серебряной розы. Ей не хотелось поднимать панику среди женщин острова Фэр хотя бы до тех пор, пока не посоветуется с Мари Клэр.
– Не знаю, как Кэрол решилась бросить ребенка и уйти с этими незнакомками, – призналась она. – Возможно, она была в отчаянии, искала сочувствия и доброты, которых не нашла на острове Фэр.
– Упрек в мою сторону, полагаю.
– Это относится и ко мне тоже. Я, конечно, старалась кое-что сделать для Кэрол, но теперь мы должны решить, что делать с ее ребенком.
Когда Мири перекладывала малыша с руки на руку, он зашевелился и заплакал. Жозефина решительно протянула руки:
– Можно мне?
Мири вынула ребенка из подвязки и неуклюже передала его. Жозефина прижала ребенка к себе и стала убаюкивать так нежно, как Мири не могла ожидать от этой женщины. Она позавидовала той уверенности и легкости, с которой Жозефина обращалась с младенцем, опытности женщины, у которой было шестеро своих детей.
Прижав ребенка к плечу, Жозефина встала на ноги, кивнула сама себе и произнесла:
– Хелен Креси.
Мири тоже встала.
– Извините?
– Хелен родила полгода назад. Она поможет этому крохе. У нее груди размером с арбуз, и молока хватит на целую армию малышей.
Губы Жозефины искривились в улыбке. Ее худое лицо еще хранило остатки прежней красоты, особенно когда она улыбалась. Она направилась к выходу, мурлыкая над малышом, чтобы успокоить его. Мири опешила, а женщина задержалась в дверях и оглянулась на нее.
– А те деньги, которые дал мне этот ужасный человек, я пожертвовала церкви и… хочу, чтобы вы знали об этом.
– Спасибо, – начала Мири, но Жозефина уже вышла за дверь.
Мири бродила по комнате, пока Мари Клэр осторожна оборачивала ядовитую розу в холщовом полотенце. Серебряные лепестки сверкали инеем на фоне белой ткани. Аббатиса разглядывала странный цветок через стекла своих очков.
После тревог и поисков Мири и Кэрол Моро старушка сильно устала. Кэрол так и не нашли. Она и ее таинственные компаньонки, кем бы они ни были, исчезли с острова вместе со старой рыбацкой лодкой Себастьяна.
Кэрол казалась испуганной и плакала… Старик сказал именно так. Какими бы ни были отношения Кэрол с новыми друзьями, Мири не верила, что Кэрол ушла с ними добровольно.
Когда уставшие от поиска Кэрол женщины вернулись домой, вид беззащитного младенца заставил их забыть обо всех тяготах дня, и они дружно принялись давать советы кормилице и возиться с малышом. А ведь многие из них всего несколько дней назад поддержали Жозефину в расправе над Кэрол.
Возможно, их, как Жозефину, мучила совесть. А может быть, они смягчились при виде невинного дитяти. И вполне вероятно, это был тот дух добра, который все еще остался на острове Фэр вопреки опасениям Мири. С благодарностью глядя на них, она почувствовала себя лишней в этом волшебном кругу вокруг ребенка, но основной причиной ее отстраненности стало воспоминание о человеке, которого она прогнала со своего порога и острова.
Стоило закрыть глаза, и перед ней возникало суровое лицо Симона, когда он уходил в грозу. А она позволила ему уйти, не придав никакого значения тому, что он ей рассказал. Если бы она отнеслась к его словам серьезнее, если бы внимательнее была к миру за пределами ее лесного дома, могла бы она выявить зло, которое поселилось на острове, и спасти Кэрол от этого зла?
В течение многих месяцев Симон сражался с Серебряной розой в одиночку. Эти ведьмы несколько раз пытались его убить. Вполне возможно, что они уже преуспели. Ее терзали воспоминания о недавнем сне, образ разбитого рыцаря. Кошмар был несвязный, смутный, лицо мужчины невидимо, но, как только символы вещего сна прояснились, возникла опасность, что сон может сбыться. Мири попыталась успокоиться.
Тихое восклицание Мари Клэр вернуло ее из задумчивости.
– Будь я проклята, если когда-нибудь видела что-то подобное этой гадости, – произнесла Мари Клэр, отходя от стола.
Она подошла к рукомойнику и, несмотря на то, что старалась не прикасаться к цветку, тщательно вымыла руки. Мири взглянула на мерцающую розу, на которой не было следов увядания.
– Совершенно противоестественный цветок, – согласилась она. – Эта роза срезана очень давно и привезена издалека. Но лепестки совсем свежие, не видно ни следа увядания. Неужели действительно можно вырастить цветок, который никогда не вянет и не умирает?
Мари Клэр вытерла руки полотенцем:
– Нет. Думаю, это была самая обыкновенная белая роза. Именно ядовитое напыление служит своеобразным консервантом.
– Яд должен быть очень сильным, если способен впитываться через кожу.
– Но это не то снадобье, которое использовала наша дорогая Екатерина для своих милых подарков, например отравленных перчаток.
Мири было бы легче думать, что за всем этим стоит Екатерина Медичи. По крайней мере, она была врагом известным, но пришлось сознаться.
– Нет, Симон уверен, что Темная Королева тут ни при чем.
Мари Клэр посмотрела не нее поверх очков и нахмурилась. Мири слегка покраснела, сообразив, как легко сорвалось имя Симона с ее языка.
– Я имею в виду месье Аристида, – поправилась она. Ле Балафра.
Она отошла к открытому окну, надеясь, что легкий ветерок из сада охладит предательский румянец, и рассказала Мари Клэр подробности визита Симона, по крайней мере, большую его часть, но смолчала о прощальном поцелуе.
Мари Клэр подошла к ней:
– Я слышала сплетни о коротком визите Аристида на остров Фэр. Ты так старательно скрываешься в лесу, что я чуть было не поверила, что он покинул остров, не повидавшись с тобой. Мне в голову не пришло, что ты сама будешь искать встречи с этим опасным человеком. Мне надо было это предвидеть. – Она вздохнула. – Не стану притворяться, что не обиделась на тебя за то, что ты мне солгала, предпочтя держать меня в неведении.
– Очень сожалею… – начала Мири, но Мари Клэр остановила ее взмахом руки.
– Понимаю, ты просто хотела защитить меня, но защищать надо было именно тебя.
– Я уже сказала, Симон не хотел причинить мне зла. Все было совсем иначе, и мы обе должны быть благодарим ему за то, что он сюда приехал. Если бы он этого не сделал, мы бы не знали, что случилось с Кэрол, и не догадывались бы об опасной Серебряной розе.
– Да, верно, – согласилась Мари Клэр. – Хотя должна со стыдом признать, что была счастливее в своем неведении. – Она сняла очки и потерла переносицу. – Тяжело даже вспоминать, как мы пережили трудности, когда неистовствовала Мелюзина. Ты тогда еще даже не родилась.
– Слышала какие-то истории, – сказала Мири. – Но в основном не от Ренара. Он с неохотой обсуждал свою злосчастную бабушку. Но старая аптекарша мадам Жан пугала детей острова байками про ужасные дела Мелюзины, про то, как она травила посевы и наводила порчу на скот. Меня мучили кошмары о ягнятах и телятах, падавших замертво с пеной у рта.
Мари Клэр поморщилась:
– Аделаида Жан была доброй старушкой, но несносной, когда дело касалось ее диких фантазий. А Мелюзина определенно давала ей пищу для них в избытке. Бабушка Ренара подняла восстание среди крестьян Бретани, вдохновляя их с помощью черной магии. Они верила, что сражается за справедливость, освобождая их от гнета господ. Однако ей удалось только обречь огромное число невинных людей на смерть и подорвать репутацию мудрых женщин повсюду. – Глаза Мари Клэр наполнились печалью. – Мы, Дочери Земли, уже вымирающая порода. Так мало осталось нас, изучающих мудрость древних и передающих ее следующим поколениям. Скоро те, в ком останется смелость заниматься этим, будут использовать мудрость лишь в злых целях, как Серебряная роза. Если месье Аристид прав и эта сумасшедшая действительно пытается поднять армию ведьм, да поможет Господь всем нам.
Ее плечи опустились так, будто весь груз ее лет лег на нее, но она встряхнулась и сказала:
– Ну, что же, ее необходимо найти и остановить. Думаю, надо сделать только одно.
– Что, Мари? – спросила девушка.
Но, похоже, старушка скорее говорила сама с собой. Когда она направилась к буфету, Мири последовала за ней. Там среди посуды и книг стояла маленькая деревянная шкатулка. Когда Мари Клэр подняла ее, вороны громко закаркали и стали летать по клетке.
Аббатиса открыла шкатулку, и там обнаружились перья, чернила и пергамент. Взявшись за перо, она сказала:
– Мы должны немедленно послать записку Хозяйке острова Фэр, предупредить Арианн обо всем.
– Нет, – воскликнула Мири.
– Мне это тоже не нравится, моя дорогая, но…
– Нет, Мари! – сказала Мири еще громче. – Вы знаете так же, как и я, что Арианн и Ренар тут же примчатся во Францию, рискуя жизнью.
А! – Мари Клэр подняла бровь. – Стало быть, несмотря на то что ты рискнула встретиться с месье Аристидом, ты все-таки не доверяешь своему охотнику.
Мири густо покраснела:
– Он не мой охотник на ведьм. И… да, я не слишком доверяю Симону, по крайней мере, когда дело касается семьи. Но помните, у моей сестры и ее супруга есть сильные враги. Темная Королева и король Франции.
Мари Клэр провела пером между пальцами, сильно нахмурившись.
– А как насчет Габриэль? Она отлично умеет плести интриги, и даже смогла удержаться при дворе Темной Королевы более двух лет.
Но девушка снова покачала головой.
– У Габриэль муж и трое маленьких дочерей, о которых надо заботиться. Хотя их ферма на берегу и до сих пор в безопасности, над ними всегда висит опасность завоевания армией католической лиги. Наварра не прекратит свои бесконечные войны во Франции. Габриэль хватает своих забот.
– Но кому-то надо заняться Серебряной розой, – воскликнула аббатиса. – К сожалению, у меня нет ни сил, ни молодой страсти, как прежде. К кому же, в самом деле, ты советуешь обратиться?
Мири выхватила у Мари Клэр перо и положила его в шкатулку.
– Боюсь, что осталась только я, – тихо произнесла она.
– Ты?
Испуг в голосе и сомнение в глазах старушки были совершенно искренние, но не сильнее тех сомнений, которые испытывала сама Мири.
Девушка печально улыбнулась:
– Понимаю, что я лишь слабое отражение сестер.
– Никогда не думала, что… – Мари Клэр запнулась. – Но… Но…
– Я последняя мудрая женщина, которую вы бы послали против злой колдуньи, – закончила Мири, – Глупая мечтательница, вечно скрывающаяся в лесу. Мама боялась, что я слишком много общалась с животными, жила в мечтах и не знала суровой действительности мира. Она была права. – Мири прикусила губу, чтобы скрыть печаль. – Мама бы… Она бы хотела мне лучшем доли. У меня нет мудрости Хозяйки острова Фэр, ни магической силы Габриэль. Но я тоже дочь Евангелины Шене. Пришло время вспомнить об этом и поступать так, чтобы она могла гордиться мною.
Мари Клэр взяла лицо Мири в свои ладони:
– О, моя дорогая, твоя мама была бы очень горда тобой. Ты такая же мудрая и отважная, как твои сестры, Но я хорошо знала Евангелину. Твоя мать была моей самой близкой подругой, и я могу сказать с абсолютной уверенностью, что она никогда бы не позволила тебе противостоять злой колдунье в одиночку.
– Я буду не одна. – Перед тем как сознаться, Мири глубоко вздохнула. – Я хочу отыскать Симона Аристида и попросить его о помощи.
Аббатиса опустила руки и от неожиданности открыла рот.
– Ты совсем потеряла рассудок, Мирибель Шене?
– Вы еще недавно сказали, что Симон ни за что не причинит мне вреда.
– Умышленно не причинит. Хотя я признаю, что в Аристиде есть кое-что хорошее, но в сердце его все еще гораздо больше темного, чем на кладбище в полночь.
– Возможно, это правда, но все же Симон сильно изменился, он уже не похож на того человека, который напал на наш остров в то лето.
Мари Клэр презрительно сжала губы, но Мири продолжила:
– Он больше не такой самонадеянный и упрямый, как прежде. Вы не видели его в ту ночь, когда он появился у меня на пороге в грозу, такой измученный и подавленный. Весьма иронично, не так ли? – Она злорадно рассмеялась. – Когда я наконец-то смогла ему противостоять, Симон сказал правду, ему действительно нужна была помощь. А я просто выгнала его, возможно… послала на смерть.
– Ты не в ответе за судьбу этого человека, – сердито произнесла Мари Клэр. – После всего, что он сделал… ты ничего не должна.
– Знаю, но Симон может оказаться нашей единственной надеждой, чтобы победить Серебряную розу и спасти Кэрол от ее клещей.
– А почему ты думаешь, что девушка хочет, чтобы ее спасали?
– Я не верю, что Кэрол действительно задумала бросить ребенка. Она завернула малыша в свою любимую шаль, и самую большую драгоценность, оставила его там, где я точно могла его найти. Я никогда не замечала ничего злого в девочке, только глубокую обиду и смятение. Да, она связалась с этим орденом, но я уверена, что она не понимала, что делает, пока не стало слишком поздно.
– Вполне возможно, что ты права. Но, как бы я ни сочувствовала Кэрол, не вижу, зачем тебе рисковать ради ее спасения.
– Потому что я должна была больше стараться для нее, когда была такая возможность.
– То же самое могу сказать и я, и все остальные женщины этого острова, – раздраженно произнесла Мари Клэр – Но даже ты должна признать, что с Кэрол было трудно общаться.
– Нет, она была не такая, – печально улыбнулась Мири, вспомнив отчаянную заносчивость девушки. Но, как и у этих нежных цветов, колючки Кэрол были слабой защитой ее ранимой души. – Улыбка Мири исчезла. – Если бы Кэрол была раненой лисой или барсуком и укусила бы меня, я бы на нее никогда не обиделась. Но я пряталась в лесу в своем маленьком доме и совершенно забыла про нее, а теперь должна найти способ выручить се из беды, и для этого мне нужна помощь Симона.
– Но уважаемой Дочери Земли разделить ложе с охотником на ведьм… Этого просто не может быть, моя дорогая.
– Небеса благословенные, Мари! Я… я говорю только о временном союзе. Никогда не думала ни о чем таком… В постели с Симоном…
От воображаемых сцен у Мири загорелись щеки.
– Я говорила метафорически. Однако если такое, случится…
– Не случится. Уверяю вас, все теплые чувства к Симону давно умерли.
Когда Мари Клэр пристально взглянула на нее, девушка начала старательно заворачивать ядовитую розу в полотенце.
– Мои сестры в ссылке. Совет мудрых женщин давно распущен. Какой еще у меня выбор, кроме того, чтобы воспользоваться месье Аристидом?
– Только постарайся, чтобы он не воспользовался тобой, моя девочка, – мрачно предупредила ее женщина. – А как же твой Мартин Ле Луп? Что он подумает, когда узнает, что ты бродишь в поисках опасного ордена и рискуешь собой? Как я понимаю, он предан тебе, бесстрашен, изобретателен, к тому же искусный интриган. Почему бы тебе не обратиться к нему?
– Потому что мало времени, Мари, и я не представляю, как найти Мартина. Он… он наверняка где-нибудь с какой-нибудь миссией с королем Наваррским.
Почувствовав угрызения совести, Мири приложила руку к медальону, спрятанному под платьем. По правде говоря, сегодня она почти не вспоминала о Мартине. Но это утро и Мартин казались такими далекими! Мири стало стыдно, что это ощущение ей понравилось.
Мартин бывал порой немного… импульсивным и переменчивым. Так же страстно, как он обожал Мири, он испытывал к Симону ревнивое отвращение. Менее всего девушке хотелось, чтобы эти мужчины скрестили мечи.
– Мартину очень не понравилось бы то, что я собираюсь сделать, – неохотно призналась Мири. – Иногда я думаю: если бы он мог, то держал бы меня в комнате, обитой бархатом, в безопасности и под защитой, а сам бы сражался во всех баталиях за меня. Надеюсь, что однажды смогу объяснить Мартину, что Ренар был достаточно мудрым, чтобы понять Арианн. Что мудрая женщина не может всегда тихо сидеть у него под боком, как бы ей этого ни хотелось.
И одному богу известно, как сильно она этого хотела. Она перешла к окну, чтобы Мари Клэр не заметила, как растрогана и возбуждена, несмотря на свои решительные слова. Девушка задумчиво смотрела в сад, упиваясь этой смесью цветов и форм.
Рядом проходила очень пыльная дорога, ведущая в тихий и уютный лес и, может быть, вниз в гавань, к скалистому берегу, глядевшему на материк и в неясное будущее.
Мири вздохнула, размышляя о том, кого она пытается обмануть: Мари Клэр или себя. От одной только мысли, чтобы бросить кому-то резкие слова, у нее все сжималось внутри. Она не представляла себе, что может уничтожить неизвестную колдунью. Но это вполне могло случиться. Если только Серебряная роза не уничтожит ее первой.
Она боялась схватки с Серебряной розой, но больше всего боялась того, что будет, если она проиграет это сражение. Но существовал Симон Аристид. Мири не знала, чего она опасается больше: найти его или не отыскать. Сколько бы она ни убеждала себя, что чувства к нему умерли, она знала, как рискованно всколыхнуть темное взаимное притяжение, которое пульсировало между ними, те чувства, что были бы предательством Мартина и всей ее семьи, всего, что было дорого ей… ей, Дочери Земли.
Когда Мари Клэр подошла к ней, Мири напряглась, понимая, что она намерена с ней поспорить. Но аббатиса комкала руки и стояла очень уставшая и осунувшаяся.
– Очень хорошо, если ты решила идти этим путем, я иду с тобой.
Мири глубоко растрогало ее предложение, но она медленно покачала головой:
– Нет, Мари.
Женщина возмутилась:
– Что? Ты собираешься советоваться с охотником на ведьм, но отказываешься от моей помощи? Думаешь, я слишком старая и бесполезная?
– Я думаю, что вы никогда не были хорошей наездницей, а мне придется скакать очень быстро и долго, надо преодолеть огромное расстояние, чтобы догнать Симона.
Мари Клэр упрямо сжала руки, но все-таки признала справедливость доводов Мири и состроила смешную гримасу.
– Кроме того, – продолжила девушка. – Вы нужны здесь – присматривать за островом Фэр, чтобы не допустить появления сторонниц Серебряной розы снова. Вы можете помочь мне многими другими способами. Знаю, что у вас все еще сохранились связи с материком. Мне не одолеть это путешествие на моем пони. Надо найти быстрого и сильного коня, и вы должны сказать мне, где найти других мудрых женщин, которым можно доверять и надеяться на их помощь, кров и ночлег. Кроме того, надо попросить кого-то следить за моим домом и хозяйством, пока меня не будет. Есть и еще одна задача, с которой может справиться лишь такая мудрая женщина, как вы.
Мари Клэр недоверчиво смотрела на Мири, словно подозревала ее в попытке заморочить ей голову.
– Хм! И что же это такое?
– Некромант. – Мири грустно улыбнулась. – Вы должны остановить моего хитрого, но очень старого кота от попытки следовать за мной.
Спустя три дня на острове все еще бурлили страсти по поводу исчезновения Кэрол Моро и не менее таинственного отъезда Хозяйки леса. Визиты к соседям и походы по торговым лавкам в Порт-Корсар стали такими же оживленными, как много лет назад. Женщины забросили работу по хозяйству, собираясь небольшими группами на улицах, чтобы посплетничать, посудачить и пофантазировать. Единственной, кто мог знать всю правду о происходящем, была Мари Клэр. Но она молчала, проводя большую часть времени в церкви Святой Анны в молитвах за благополучное возвращение Мири.
На третий день после отъезда девушки аббатиса принялась за более земные дела. Морщась от боли в суставах и запущенного вида своего сада, она опустилась на колени, чтобы сразиться с армией сорняков, заполонивших цветочные клумбы.
Утро было теплое, легкий ветерок трепал седые локоны, выбившиеся из-под чепца. В кроне яблони чирикали воробьи, листья дерева приятно шелестели. Мари Клэр успела отрешиться от своих проблем, когда тишину нарушил шум, доносившийся из дома. Даже отсюда были слышны жалобные крики кота, запертого на кухне.
– Я тебя слышу, мой друг, – устало прошептала старушка. – Но выпустить тебя не могу. Я ей обещала.
Она поморщилась, осознав, что за последние несколько дней стала разговаривать с котом точно так же, как Мири, хотя понимать его пока не могла. Она решила, что это даже хорошо, потому что порой ей казалось, что маленький дьявол просто ругается с ней, шипя обидные упреки за то, что она позволила Мири уехать.
Мари Клэр перестала полоть, пытаясь убрать с лица, выбившиеся из-под чепца пряди. Она не упрекала себя и в случившемся, но переживала, что не смогла запереть в доме Мири вместо ее кота. Однако дочери Евангелины никогда не были покладистыми девочками. Сестры Шене унаследовали упрямый характер их матери в полной мере.
Несмотря на всю ее деликатность, Мири внутренне была непреклонна, и это был не первый случай, когда Мари Клэр чувствовала твердость ее характера. Много лет назад Мири сделала нечто похожее: убежала в Париж, одержимая страхом за сестру Габриэль. Это путешествие было достаточно опасным, но не настолько, как теперешнее.
Перед отъездом Мири заставила аббатису обещать, что она не напишет Арианн о том, чем занята младшая сестра. Никогда раньше ей так сильно не хотелось нарушить клятву. Ее пугала не опасность, с которой столкнется Мири при встрече с Серебряной розой, но Мари Клэр тревожила мысль о том, что Мири окажется наедине с Симоном Аристидом.
«Мари, он сильно изменился».
Знала ли Мири, как смягчились ее глаза, когда она произнесла эти слова, когда всего лишь упомянула имя того охотника на ведьм? Как покраснела она, когда уверяла, что не испытывает никаких нежных чувств к Аристиду? Кого именно собиралась спасти Мири от Серебряной розы – Кэрол Моро или Симона Аристида?
Мари Клэр сомневалась, что девушка сама знает ответ на этот вопрос, и понимала, что в действительности волнует ее. Как бы нежно ни относился Аристид к Мири, он все же сражался с темной стороной своей собственной души, и доверять ему было опасно.
Несколько раз в день женщина бралась за перо, что бы написать Арианн. Если Мари Клэр будет молчать и, сохрани боже, что-нибудь случится с Мири, как она по смотрит Арианн в глаза? Но все же… можно ли подвергать опасности одного дорогого друга ради спасения другого?
Кроме того, Арианн получит записку нескоро, да и для возвращения на остров Фэр тоже потребуется время. Когда Хозяйка острова Фэр и ее супруг смогут последовать за Мири, может быть уже слишком поздно.
Аббатиса тяжело вздохнула. Никогда еще не чувствовала она себя такой старой и бесполезной. Опустив глаза вниз, она заметила, что, отвлекшись, стала выдергивать цветы розмарина вместе с сорняками, и снова склонилась над клумбой, стараясь больше не ошибаться, но вдруг вздрогнула от дальнего крика.
По дороге бежала маленькая девочка. Прикрыв глаза ладонью и сощурившись, Мари Клэр узнала Виолетту, шестилетнюю дочь Хелены Креси. Путаясь босыми коленками в юбках, девочка громко звала свою маму.
– Господи, что теперь? – прошептала женщина, почувствовав, как сжимается грудь от волнения.
Прижав руку к пояснице, она с трудом поднялась на ноги и увидела, как мадам Креси выбежала из дома, прижимая ребенка Моро к груди. Когда она побежала по дороге навстречу дочери, за ней увязалась испуганная мадам Алан со всеми своими детьми.
– Мама! Мама!
Виолетта остановилась перед матерью, и Хелена, держа младенца в одной руке, склонилась к девочке. Мари Клэр не слышала, что спрашивала Хелена, но ответ запыхавшейся Виолетты она расслышала очень хорошо.
– На остров Фэр приехал принц, – взвизгнула девочка и запрыгала от радости. – Как в сказках, которые ты мне рассказывала, мама. Знаешь, прекрасный принц, который поцеловал бедную девушку и спас ее от проклятья колдуньи, а потом они жили счастливо. Так вот, этот самый принц уже здесь, может быть, он поцелует тебя. Только папе это не понравится.
Женщина выпрямилась и, успокоившись, рассмеялась.
Мари Клэр приложила руку к сердцу, тоже вздохнув с большим облегчением, так как боялась, что ее сердце не выдержит еще одной страшной новости или неприятности. Даже Жозефина сухо усмехнулась, но не удержалась, чтобы не отругать Хелену.
– Глупо забивать голову девочки такой ерундой.
– Это не ерунда, – крикнула Виолетта, сердито топнув маленькой ножкой. – Сами смотрите, вот он едет.
Она указала пухлым пальчиком на подъезжавшего путника. Когда мужчина приблизился, и Мари Клэр смогла разглядеть его, она подумала, что девчушку можно простить за то, что она приняла его за сказочного принца. На берегах острова Фэр редко появлялись, такие ослепительно галантные господа. Даже издалека было видно, что это красивый мужчина, его темно каштановые волосы были зачесаны назад, а черный бархатный берет украшен белым пером. Короткий зеленый плащ на розовой шелковой подкладке свисал с одною плеча, а камзол и короткие панталоны были такого же отличного качества, как и коричневые сапожки для верховой езды.
Женщины высовывались из окон или из-за заборов, оглядывая незнакомца, когда он проезжал мимо них. Его холеный серый в яблоках конь грациозно гарцевал, и его хозяин улыбался и приветливо кивал. Казалось, что конь, подобно хозяину, понимает, какой переполох они создали в городе, и оба откровенно наслаждаются этим.
Мари Клэр вытерла руки о фартук, также как и все, она не могла оторвать глаз от этого зрелища. Старушка подошла ближе к калитке, когда незнакомец остановил коня рядом с Хеленой Креси, стоявшей с открытым ртом.
Он склонился в седле и поприветствовал ее, Хелену тут же оттолкнула полногрудая четырнадцатилетняя старшая дочь Жозефины Лизетта. Краснея и хихикая, девочка направилась к всаднику, но не успели они обменяться несколькими словами, как Жозефина встала между ними, словно разъяренная тигрица.
Грубо оттолкнув дочь, мадам Алан выступила вперед и что-то тихо сказала незнакомцу. Несмотря на все старания Мари Клэр, она не смогла расслышать ни слова.
Мужчина выпрямился в седле с озадаченным видом. Когда Жозефина продолжила свою речь, он беспокойно осмотрел улицу. Вдруг его лицо засветилось, и, не обращая внимания на свою собеседницу, он улыбнулся, поклонился остальным женщинам и поскакал вперед.
Мари Клэр видела, что всадник подъехал прямо к ее дому. Грациозно соскочив с коня, он накинул поводья на забор. Аббатиса поняла, что ее первое впечатление было верным: мужчина действительно был красив. На его скуластом лице красовались аккуратные усики и бородка, но взгляд и весь облик свидетельствовали об отчаянном характере.
Глаза и улыбка у него были плутовские, такие, от которых большинство мамаш запирают своих дочерей, а сами потом не могут противостоять их чарам. Даже Мари Клэр разволновалась, и ее сердце затрепетало, когда он входил в калитку ее сада.
Еще больше она изумилась, когда он упал перед ней на одно колено, взял за руку и бережно поднес ее к своим губам.
– Преподобная матушка, – прошептал он.
– Прошу прощения, месье. Но я не… Я больше не…
Боже праведный, подумала Мари Клэр с отвращением. Неужели она действительно покраснела и запнулась?
– Для меня вы всегда будете матерью аббатисой. – Он посмотрел на нее сквозь густые ресницы, озарив ослепительной улыбкой. – Я бы никогда не отважился назвать вас Мари Клэр.
– Полагаю, у вас хватит отваги на все, что угодно, сын мой, – ответила женщина, наконец-то вернув себе самообладание. Она убрала руку и властно произнесла: – Не беспокойтесь о моем имени, лучше поскорее назовите свое.
Он на мгновение растерялся, но вскочил на ноги с возгласом:
– Что? Не говорите, что вы меня не знаете. – Когда Мари Клэр недоуменно посмотрела на него, он приложил руку к груди. – Мадам, определенно, вы не могли меня забыть. Это же я, Мартин Ле Луп. Друг капитана Николя Реми. Преданный раб мадемуазель Мири и ваш покорный слуга.
Он снял берет и поклонился ей, взмахнув плащом, пока Мари Клэр моргала в недоумении, он улыбнулся с надеждой.
Мартин Ле Луп? Не может быть. Она смотрела на него, оглядывая этого высокого, крепкого человека, пытаясь найти в нем черты стройного юноши, который благоговейно следовал по пятам за Мири в то далекое лето, и последние дни перед тем, как Аристид напал на остров Фэр со своими охотниками на ведьм.
Аббатиса подумала, что винить ее за то, что не признала Мартина, было нельзя. Он вырос и изменился, превратившись из гадкого утенка в прекрасного лебедя. И, рассматривая его, она заметила в его глубоко посаженых зеленых глазах плутовство, которое она запомнила еще с тех времен, когда он был совсем мальчиком.
– Святые небеса! Волк. Это… это ты.
Она зажала рот руками, а потом упала в его объятия с радостным возгласом.
Мартин обнял ее так, что затрещали ребра, подхватил на руки так, что закружилась голова. Она хлопнула его по спине:
– Ну, хватит, грубиян. Хватит. Поставь меня обратно. Что за своеволие в отношении пожилой женщины!
Она засмеялась, когда Мартин улыбнулся ей и поставил на ноги. Чепец свалился набок. Поправляя его, она заметила, что соседки глядят на них во все глаза. Если бы Жозефина вывернула шею еще больше, то потеряла им равновесие и свалилась бы прямо в пыль.
Мари Клэр снова засмеялась и вдруг поняла, что не делала этого уже много лет. После всех тревог и волнений она почувствовала себя гораздо лучше и улыбнулась Мартину.
– О мой дорогой Волк. Ты даже не представляешь как я рада тебя видеть.
– А я вас, матушка. Остров Фэр не такой большой, как Париж. Его можно было бы уложить в кошелек, но я в полном отчаянии, потому что с трудом отыскал вас и не знаю, где Мири. Люди здесь не доверяют незнакомцам, но клянусь, они теперь гораздо более неприветливы, чем прежде. Знаете, что сказала мне та строптивая дама, когда я всего лишь задал ей вопрос? – Мартин сделал жест в сторону Жозефины. – Она сказала, что придержит язык, потому что ни одна порядочная женщина на этом острове не станет разговаривать с таким глазастым щеголем. – Он вскинул руки. – Эти женщины обвинили меня бог знает в чем. В непристойном флирте, бесстыдном нахальстве, дьявольской красоте. Но позвольте спросить, почему глазастый?
Его негодование могло бы позабавить Мари Клэр при других обстоятельствах, но она стала серьезной при упоминании имени Мири, заранее страшась того, что должна сказать Мартину.
– Волк, я хочу сказать про Мири…
– Где же я могу найти мою прекрасную Лунную деву? – Мартин пристально посмотрел мимо нее, ожидая, что Мири выйдет из дома. – Скажите, если вам что-нибудь известно о ее маленьком домике где-нибудь в лесу в окружении белочек, кроликов, медведей…
– На острове Фэр медведей нет. Но действительно, ее дом в глубине леса…
– Ах, я так и думал. – Он глубоко и печально вздохнул. – Надеюсь положить этому конец.
– Волк…
Мари Клэр попыталась заговорить снова, но он остановил ее, улыбнувшись и обняв женщину за плечи.
– Подождите, пока Мири увидит, что у меня есть для нее. Прекраснейший отрез голубой шерсти, который я купил, когда недавно был в Англии. Если бы я мог, то наряжал бы мою королеву только в самые прекрасные шелка и парчу. Но я подумал, что Мири это понравится гораздо больше. А вы что думаете?
– Уверена, ей понравится, но…
– Однако что касается кухни, тут англичане не на высоте, то пойло, которое они называют элем… фу! – Мартин закатил глаза. – Зато эти люди по-настоящему знают, как ткать шерсть. Материя очень тонкая и мягкая, из нее можно даже сшить свадебное платье.
– Мартин! – произнесла женщина более решительно.
Резкость ее тона наконец-то подействовала на него. С потерянным видом он сказал:
– Позвольте угадать, о чем вы думаете. Что мне не надо говорить о свадьбе с Мири, и вы правы. Я совершенно не стою ее. Я глупец, что питаю надежды…
– Нет, Мартин. – Мари Клэр приложила руку к его губам, чтобы он замолчал, и грустно посмотрела на него. – Ты не глупец, но…
Нахмурившись, он долго посмотрел на нее, потом схватил за руку и сильно сжал.
– В чем дело, преподобная матушка? Что-то произошло, – тихо спросил он и добавил более резко: – Мири с ней что-то случилось?
Женщина бросила взгляд на дорогу, заметив, что соседи продолжают смотреть на них и толпа все увеличивается. Она потянула Мартина в дом.
– Я должна сказать тебе что-то очень печальное. Но, думаю, нам лучше зайти внутрь.
Закончив рассказывать про последние события, потрясшие остров Фэр, Мари Клэр отодвинула стул, чтобы не мешать ему ходить по комнате, бормоча гневные слова. Даже Некромант спрятался под столом, потому что Мартин метался по дому, выплескивая гнев, страх и отчаяние.
– Проклятие, как Мири могла? Как вы позволили ей… – Тут он опомнился и успел совладать с собой. – Нет, простите, преподобная матушка. В этой ситуации виноват только один человек… этот Богом проклятый Аристид.
Мартин бросил свой берет и пнул ногой стул, попавшийся ему на пути. Когда он ударился о ножку стола, Некромант выскочил и спрятался за корзину с дровами.
– Как он посмел! – кипел Мартин. – После всего, что этот ублюдок сделал, как посмел он прийти к Мири за помощью? Он называет себя охотником на ведьм, но, клянусь, он сам настоящий колдун, одурманил мою королеву, соблазнил ее последовать за ним на гибель.
– Справедливости ради должна сказать, я не верю, что месье Аристид ее соблазнял. Мири сама приняла это решение.
– Тогда почему она не выбрала меня? Клянусь кровью Христа, она должна знать, что я готов на все ради нее, готов сразиться с тысячью ведьм, если она меня попросит. Но нет! Она отправляется искать его. – Мартин обеими руками провел по волосам. – Сколько еще раз она позволит этому злодею предать ее, разбить ее сердце, пока она, наконец, перестанет ему доверять? Я думал, что она уже переросла все это… переболела им.
Выплеснув эмоции, Мартин, наконец, остановился и сел на стул, опустив беспомощно руки между коленями. Сердце Мари болело за него. В этот момент он словно сжался, стал больше похож на мальчика, каким был в то лето, когда увлекся Мири, когда шалил, стараясь изо всех сил, чтобы она его заметила, чтобы вызвать у нее улыбку, смех, чтобы она забыла Симона Аристида.
Аббатиса поднялась со стула и осторожно положила руку ему на плечо.
– Мири пошла за Аристидом потому, что не знала, к кому обратиться, чтобы победить Серебряную розу. Если бы Мири знала, где тебя найти, она бы обязательно послала за тобой.
Мартин бросил на нее неуверенный взгляд:
– Вы так думаете?
– Уверена, – сказала Мари Клэр, про себя моля прощения у Господа за свою ложь, ибо сама не верила в то, что говорила.
Мартин пожал ей руку, хлопнул себя по ноге и быстро поднялся со стула.
– Ну, хорошо. Я здесь. Простите, что нашумел в вашем доме и метался, словно раненый вепрь. Важна только безопасность Мири. Как давно она ушла?
– Она уехала три дня назад.
– Три дня! Более мой! – в отчаянии воскликнул Мартин. Она могла уйти очень далеко и куда угодно.
Я получила сообщение от подруги прошлым вечером, от мудрой женщины из Сан-Мало. Мири путешествует в безопасности, Хортенс дала ей троих своих слуг в сопровождение, пока она не отыщет Аристида.
– Что же, возблагодарим Господа за это. – Он поднял свой берет и стряхнул с него пыль. – Теперь я хотя бы знаю, где искать мою королеву. Если повезет, смогу нагнать Мири до того, как она встретится с негодяем и верну ее домой.
– Не думаю, что Мири позволит тебе сделать это. Она решила спасти Кэрол Моро и прекратить злодеяния Серебряной розы.
Мартин пожал плечами, распрямляя перо на берете.
– О, я об этом позабочусь.
Мари Клэр могла бы посмеяться над самоуверенностью молодого человека. Но, несмотря на все его самодовольство и элегантный наряд, она заметила в нем кое-что еще. Его руки были не изнеженными и ухоженными, как у придворного вельможи, но сильными и грубыми, как у человека, привыкшего к суровым условиям жизни и поводьям сноровистых скакунов. И оружие у него на боку было не щегольское, а годное для яростных сражений.
Мири рассказывала ей, что Мартин Ле Луп привык к опасностям, выполнял много секретных и опасных заданий короля Наварры. Но Мари Клэр все еще чувствовала необходимость предупредить его.
– Мартин, ты должен понять, что противостоять этой Серебряной розе непросто, это гораздо сложнее сражения с вражескими солдатами или даже с шайкой беспощадных бандитов. Эта женщина… э… она настоящая колдунья.
– Понимаю. – Его губы сжались, и на лицо легла странная тень. Он прошептал: – Но мне доводилось иметь дело с колдуньей. Да, Господи, приходилось.
– Это правильно. Я забыла. Ты был с капитаном Реми, когда он пытался освободить короля Наварры от Темной Королевы.
Казалось, что Мартин опомнился от мрачного воспоминания, преследовавшего его.
– Э… да. Темная Королева.
Мари Клэр печально покачала головой:
– Боюсь, не следует доверять мнению Аристида, что королева не имеет никакого отношения к этому делу. Из личного опыта знаю, что Екатерина всегда причастна к любому мрачному событию, она обязательно как-то связана с этим. Я так беспокоилась…
– Прошу вас, не стоит волноваться. – Мартин подошел к ней и взял ее за обе руки. – Если это так, я и с этим справлюсь.
Его уверенность, как и улыбка, была такой заразительной, что, несмотря на все страхи, переполнявшие ее сердце, старушка вдруг улыбнулась ему.
– Обещаю вам, преподобная матушка, клянусь жизнью. Я буду защищать Мири, охранять ее от Темной Королевы, и одолею Серебряную розу. И тогда я сделаю то, что должен был сделать многие годы назад.
– Что же это, мой дорогой?
Зубы Мартина сверкнули в волчьей улыбке, такой же, как и блеск, его глаз.
– Я намерен убить этого негодяя, охотника на ведьм.
Улыбка Мари Клэр сразу погасла.
– О нет, Мартин. Не думаю, что Мири…
Но ее протест не принес результата, потому что Мартин поцеловал ее в щеку и вышел из дома. Некромант направился за ним. Аббатиса бросилась вперед, едва успев схватить кота, чтобы он не убежал, и взяла его на руки. Некромант никогда раньше не царапал ее, но теперь она почувствовала его когти сквозь платье.
Сражаясь с котом, она попыталась позвать Мартина, однако он уже сидел на коне. Некромант впился в нее взглядом, и впервые Мари Клэр смогла понять его мысли с необычайной ясностью.
«Ты, глупая старуха, что ты натворила?»
– Прости меня, Боже, я не знаю, – прошептала она, прижимая Некроманта к груди, и опустилась на пол у карниза, глядя, как Мартин Ле Луп поскакал по дороге.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100