Читать онлайн Куртизанка, автора - Кэррол Сьюзен, Раздел - ГЛАВА ТРЕТЬЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Куртизанка - Кэррол Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.75 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Куртизанка - Кэррол Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Куртизанка - Кэррол Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэррол Сьюзен

Куртизанка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ТРЕТЬЯ



Габриэль в смятении отскочила от призрака. У старика была длинная и густая борода, его щеки глубоко запали, образовав глубокие впадины под глазами, полными мрачного достоинства. Он осуждающе впился взглядом в Габриэль.
— Безмозглая ведьма! Зачем ты нарушила мой покой.
Грохочущий голос призрака напоминал отдаленные раскаты грома.
— Я… я не хотела. — Габриэль, съежившись, вжалась в сиденье стула. Она с отчаянным усилием попыталась разорвать сцепленные руки. — Касс, надо прекратить все это.
Но Касс не отпускала ее.
— Нет, не бойся. Все в порядке, Габриэль.
К удивлению Габриэль, Касс склонилась над медной чашей, и ее голос зазвучал с умиротворенным почтением.
— Добрый вечер, мастер.
Вода в чаше слегка заколебалась, и туман с мягким шипением стал подниматься вверх. Сердце Габриэль сжалось от страха. И все же старик, парящий в тумане, казался уже не столько грозным, сколько печальным, согбенным сотней лет сожаления.
Когда его старческие глаза остановились на Касс, Габриэль показалось, что он содрогнулся.
— Кассандра Лассель! Ты опять практикуешь эту проклятую черную магию, хотя я столько раз просил тебя воздерживаться от вторжения в мир мертвых. Зачем я тебе снова понадобился?
— На этот раз я не вызывала вас, мастер, — попыталась оправдаться Касс. — Вы же сами пришли.
— Все потому, что не могу противиться искушению. Один уже звук твоего голоса, вторгающегося в царство мертвых, для меня как мучительная пытка. А потом прозвучало это имя… Габриэль.
Услышав свое имя, произнесенное замогильным голосом, Габриэль замерла в тревоге.
Но асс упорствовала.
— Вы знаете что-то о Габриэль? Ее имя что-то значит для вас мастер?
— Касс, умоляю, — прервала ее Габриэль. — Что происходит? Кто этот странный человек?
— Нострадамус, — свистящим шепотом ответила Касс.
— Нострадамус? — От полнейшего удивления Габриэль открыла рот.
— Да, известный доктор из Прованса и астролог при предыдущем дворе. Человек, известный своей способностью читать будущее. Неужели ты ничего не слышала о нем?
— Конечно, слышала. Какая ведунья не знает о нем, прошептала в ответ Габриэль. — Но я не понимаю, что он делает здесь, если мы искали Реми.
— Возможно, если ты помолчишь, у меня появится шанс выяснить это, — пробормотала Касс. И уже громко, но почтительно обратилась к старику, лицо которого плавало перед ними. — Мастер, вы сказали что-то о Габриэль. Вы видели ее в одном из ваших видений? Вы знаете ее будущее? Расскажите нам.
— Я пришла сюда вовсе не узнавать о своем будущем, — попыталась остановить ее Габриэль.
Касс не отреагировала на ее слова.
— Скажите же нам теперь, мастер, — выпрямив спину, властным голосом потребовала Касс еще настойчивее, — я позволю вам уйти с миром, и мы сегодня больше никого не потревожим в царстве мертвых.
— Ты так не можешь, запротестовала Габриэль. — А как же Реми?
Касс сильно сжала руку Габриэль, чтобы заставить ее замолчать. Старик закрыл глаза, словно пытался самостоятельно вернуться в туманы его нынешнего мира. Но, очевидно, Нострадамус понял всю тщетность борьбы, поскольку углы его губ понуро опустились. Он снова открыл глаза и начал говорить со смиренной покорностью.
— Блистательная судьба ждет женщину по имени Габриэль. Она приобретет необыкновенное влияние, получит богатство и власть, о которых она и думать не могла в самых дерзновенных своих мечтах.
— Я слышать ничего не хочу об этом, — возмутилась Габриэль. — Расскажите мне о Николя Реми.
— Габриэль будет властвовать над сердцем короля.
— Короля? Какого короля? — нетерпеливо уточнила Касс.
— Короля Франции. Габриэль будет управлять страной через Генриха. Сначала она станет его любовницей…
— Генриха Валуа? — с отвращением переспросила Габриэль. — Сына Екатерины Медичи? Этого надушенного фата? Да такого жесточайшего и развратнейшего типа я в жизни не встречала.
— Я не говорю о Генрихе Валуа, — поправил ее Нострадамус. — Я говорю о Генрихе, нынешнем короле Наварры. Это он будет обожать тебя, и однажды именно он унаследует трон всей Франции.
— Это невозможно, — нетерпеливо перебила старца Габриэль. — Валуа молод, к тому же у него есть еще один младший брат. Их мать, Екатерина Медичи, будет отчаянно охранять их право на трон. Теперь о Николя Реми. Он был солдатом гугенотов. Это его я хочу…
— Дом Валуа потеряет трон, и власти итальянки наступит конец.
— Остановитесь! — К удивлению Габриэль, в голосе Касс зазвенела пронзительная тревога, и она откинулась на спинку стула. — Больше ни слова о Темной Королеве.
Нострадамус обратил на возглас Касс не больше внимания, чем на попытки Габриэль перевести разговор.
— Остерегайся Темной Королевы. Она будет бороться, чтобы удержать то, что принадлежит ей, и уничтожить всех, кто угрожает ее власти. Но она погибнет вместе с оставшимися у нее сыновьями. Ее род закончится. Король Наварры станет королем Франции, и Габриэль будет…
— Хватит об этом, — закричала Касс. — Замолчи же.
Касс попыталась вырвать руку, но теперь уже сама Габриэль крепко сжала руку, чтобы не дать ей разорвать связь.
— И Габриэль?.. — спросила девушка старика, заинтригованная против своей воли.
— Господство Темной Королевы закончится, и Габриэль станет…
— Нет!
Касс рывком вскочила на ноги и ценой огромного усилия высвободилась от Габриэль. Прежде чем Габриэль успела остановить ее, Касс свободной рукой отшвырнула от себя медную чашу и черную свечу, которые с жутким грохотом полетели со стола и покатились по глиняному полу.
Габриэль отпрыгнула от стола, надеясь сделать что-нибудь, но было уже слишком поздно. Вода пролилась, свеча погасла. Туман, лицо призрака, предсказания Нострадамуса — все исчезло. Хуже того, исчезла и надежда снова увидеть Николя Реми.
Тяжелая тишина повисла в комнате. Габриэль, спотыкаясь, пересекла темноту, долго возилась с кремнем и трутом, пока не сумела вновь зажечь один из факелов. Опрокинутая чаша валялась на полу, в луже темной воды, рядом с черной свечой. Фитиль был обуглен до черноты. Свеча, которая обладала невероятной властью всего несколько минут назад, теперь оказалась до нелепости безвредной.
Зачем, Касс? — хриплым от расстройства и тревоги голосом спросила Габриэль, сердито повернувшись к женщине. — Зачем ты это сделала?
— Зачем? — пронзительно передразнила ее Касс. — Проклятье, Габриэль, будто не понимаешь! — Она с силой обхватила себя руками. — Нострадамус только и крутился вокруг имени Темной Королевы, предсказывая ее смерть и гибель ее потомков. Да знаешь ли ты, что она сотворит с нами, если проведает, что мы пробуждали подобные пророчества!?
— Какая глупость, Кассандра, — отрывисто бросила Габриэль. — Мы скрываемся в заброшенном доме, вызываем духов здесь, в комнате, больше похожей на разрушенный склеп. Как Екатерина может об этом пронюхать?
— Екатерина сама и есть дьявол. Она обладает большими дьявольскими силами, чем ты можешь себе далее представить. Если Темная Королева только заподозрит, что ты надеешься вытеснить ее и ее отродья королем Наварры, она уничтожит тебя и его заодно. А затем возьмется и за меня, ведь это я вызвала призрака умершего дворцового астролога, чтобы тот вбил тебе в голову подобные притязания.
— Мне не нужен Нострадамус, чтобы стремиться отнять власть у Темной Королевы. Я сгораю от желания увидеть падение Екатерины с тех пор, как…
Но Габриэль справилась со своим гневом, сообразив, насколько искренне встревожена и обеспокоена Касс. Женщина всегда была бледной, но тут она побледнела, как мертвец, ее шатало, словно она могла вот-вот упасть в обморок. Ярость Габриэль растаяла, и она поспешила помочь Касс.
— С тобой все в порядке? Ты ужасно выглядишь. — Габриэль обхватила тонкие плечи Касс. — Пойдем. Я думаю, тебе надо лечь.
— Что мне действительно надо, так это выпить, — пробормотала Касс, но позволила Габриэль подвести себя к узкой кровати.
Она отказалась лечь, но присела на край кровати и сжала голову между коленями, пока кровь не прилила к щекам. Потом с едва слышным вздохом выпрямилась и постаралась убрать выбившиеся пряди волос. Прямо на глазах у Габриэль Кассандра Лассель как-то съежилась и померкла, превратившись в тень той могущественной волшебницы, которая исчезла вместе с туманом. Самое заметное изменение произошло в ее глазах. Свет в них потух, и, совсем как у черной свечи, вместо яркого огня остались лишь обугленные фитили. Касс снова потерялась, погрузилась назад в темноту. Она облизала губы, дрожащей рукой провела по лбу.
— Боже, мне… мне всегда становится совсем плохо, если я так резко прерываю колдовство. Прости… прости за то, что я это сделала, Габриэль. Я знаю, ты считаешь меня невероятно глупой. Но когда мастер начал без остановки говорить и говорить про Темную Королеву. — Женщина дрожала. — Не слишком-то многого я опасаюсь в этом мире. Но я предусмотрительно не злю ее. По крайней мере, до тех пор, пока она остается самой могущественной ведьмой во Франции.
Габриэль опустилась на колени перед Касс, мягко растирая ее запястья.
— Тебе не следует так бояться. Слишком многие приписывают Екатерине все знание черной магии. Но я сталкивалась с этой женщиной, и, поверь мне, она всего лишь одна из Дочерей Земли, и у нее есть слабые стороны, как и у остальных.
— Но… но она настолько могущественна…
— Так же, как и ты, — сказала Габриэль, пытаясь как-то согреть руки Касс. — Среди других ведьм я никогда не встречала такого дара, как у тебя, и никто из них не способен общаться с миром умерших, как ты.
Касс сумела выдавить из себя бледное подобие улыбки.
— Как видно, и у меня есть слабые стороны. Я не дала тебе желаемого — твоего капитана Реми.
— Что ж, не слишком-то это и важно, — солгала Габриель, проглотив свое разочарование. — Было интересно встретить великого Нострадамуса. Мой отец обычно привозил с собой из Парижа альманахи его предсказании, хотя матушка никогда не одобряла их. Она не слишком верила в искусство астрологии и всегда говорила, что предсказания Нострадамуса, если убрать довольно глупую поэзию, вызывающе неопределенны.
— Какие-то да, но другие оказались удивительно точными. Могу сказать это наверняка, Габриэль Шене, — серьезно возразила Касс. — Я вызывала Нострадамуса много раз, с тех пор как он ушел из нашего мира, чтобы проконсультироваться с ним относительно будущего. Его дар был сильно отточен смертью.
— Тогда ты думаешь, что все сказанное им обо мне — правда?
— О да. Перед тобой, несомненно, великое будущее. Жаль только, я не нашла в себе смелости продолжить, чтобы он мог сказать тебе больше.
— Ничего страшного, — вздохнула Габриэль. Итак, ее единственное проникновение в мир теней прервалось слишком резко. Оставалось сделать только одно уточнение.
Она колебалась, опасаясь, что ей может совсем не понравиться ответ.
— Касс… Почему сегодня вместо Реми на встречу со мной пришел Нострадамус?
— Мы с мастером связаны навеки, желает он этого или нет. — Касс пожала плечами. — Видишь ли, когда я была совсем маленькой, мой отец, епископ, отвел меня к доктору Нострадамусу в надежде, что тот сумеет вылечить мою слепоту…
— Но я не об этом, — прервала ее Габриэль. — Я понимаю, как тебе удалось вызвать Нострадамуса. Я не понимаю другого: почему Реми не пришел, когда я взывала к нему.
Касс долго не отвечала, опустив голову, спрятав лицо под завесой волос.
— Я не уверена, — выговорила она наконец. — Скорее всего, капитан не захотел этого. Я ведь пыталась предупредить тебя, что мертвые оказываются неумолимы, когда речь идет о прощении, они могут так и не простить нас.
— Значит, ты думаешь, он отвергает меня… в смерти, как когда-то я отвергла его при жизни?
— Похоже, что так оно и есть. — Касс подняла голову, на лице застыло сочувственное выражение. — Прости, Габриэль.
— Все в порядке. Нечто подобное я и сама подозревала, — призналась девушка.
Но тогда почему ей так больно слышать, как Касс подтверждает ее мысли?
— Если ты захочешь, думаю, я смогу попытаться снова, когда-нибудь, когда я буду чувствовать себя лучше.
— Нет, какой в этом смысл, — мрачно отказалась Габриэль. — Полагаю, результат окажется точно таким же. Было глупо пытаться и сейчас.
— Ты должна забыть о Реми. Он был всего лишь солдатом, который на короткое время вошел в твою жизнь, ничто не связало его с твоей судьбой.
Касс попыталась успокоить подругу, сжимая ее руки.
— Если Нострадамус прав, у твоих ног будет рабом сам король Франции и ты станешь хозяйкой всей страны.
— Да, всей страны, — пробормотала Габриэль, удивляясь, почему она не испытывает никакого ликования. Но в тот момент она отдала бы все королевство, все честолюбивые притязания и ослепительное будущее только за одну улыбку Николя Реми.
«Глупейшая мысль», — упрекнула себя Габриэль.
Она слишком устала — в этом все дело. Вечер оказался богатым на события и вымотал все ее силы. Выпуская руку Касс, она медленно выпрямилась.
— Становится поздно. Я должна идти. И тебе нужен отдых.
Касс рукой прикрыла зевок.
— Я невыносимо устала, ты права. Это занятие высасывает из меня все соки.
Габриэль прошла через комнату за плащом. Когда она накинула его на плечи и оглянулась, Касс уже заползла под одеяло и вытянулась на лежанке.
Выло что-то на удивление детское в том, как она крепко обняла подушку. Наблюдая за ней, Габриэль испытала острую боль. Какое бездушие — вот так просто взять и уйти, оставив Касс в таком мрачном месте, погруженную в печальные мысли. Одну в этом доме мавзолее, который заполняли ужасные воспоминания.
— Касс, мне… мне крайне неприятно оставлять тебя одну в таком состоянии. Вот если бы ты позволила…
Но Касс, как всегда, резко оборвала подругу.
— Не волнуйся обо мне, Габриэль, — сказала она с томной улыбкой. — Я очень давно сама забочусь о себе. Ты только не забудь свое обещание. Ты окажешь мне одолжение, как только я обращусь к тебе за помощью.
— Конечно, — пробормотала Габриэль.
Говорить было больше не о чем, так как Касс свернулась клубком под одеялом и закрыла глаза. Отыскав крошечную свечку, которую она принесла с собой, Габриэль зажгла ее, чтобы выбраться вверх по лестнице. Как только она открыла дверь из потайной комнаты, то чуть было не споткнулась о Цербера, который вытянулся на пороге.
Пес лежал, печально опустив голову на лапы. Он сразу же оживился и, не удостоив Габриэль даже взглядом, бросился вниз в тайную комнату в поисках своей хозяйки.
Оглянувшись в последний раз на слепую отшельницу Мезон д'Эспри, Габриэль увидела, как Касс обнимает пса, устроившегося подле нее.
Касс сжалась под одеялом, сосредоточенно и настороженно прислушиваясь к звукам, совсем как ее пес. Услышав шаги Габриэль по полу над ее головой и отдаленный глухой стук закрывающейся двери, она отшвырнула одеяло и направилась на поиски своей бутылки.
Сжимая бутылку подобно скупцу, охраняющему последнюю монету, она проделала путь к столу и плюхнулась на стул. На этот раз она даже не озаботилась поисками бокала и прижала горлышко бутылки прямо к губам.
Пламенная жидкость потекла по языку и в горло. Только когда коньяк пульсирующей горячей влагой растекся по ее жилам, она немного успокоилась.
Касс с протяжным вздохом опустила бутылку на стол, испытывая стыд от своей ужасной поспешности. Цербер подошел и ткнулся головой в ее колени. Его язык лизнул ее руку. Он негромко заскулил.
«Бедное животное видит меня с бутылкой слишком часто», — с сожалением подумала Касс.
Пес становился свидетелем потери контроля, взрывов гнева, видел ее в моменты, когда она давала волю необузданным порывам, превращавшим ее в угрозу для других, а еще больше для нее самой.
Она приласкала пса, почесав его за ушами.
— Только не волнуйся, дружище, — пробормотала она. — Тут осталось совсем немного, чтобы мне удалось напиться сегодня вечером. И у меня не будет больше этого напитка, пока эта идиотка Финетта не появится здесь снова.
Ее пальцы сжали горлышко. Касс вспомнила, что ей придется устроить нагоняй девчонке за то, что она выдала Габриэль Шене ее тайну о способности практиковать некромантию.
Мертвые не прощали. По крайней мере эту правду Касс от Габриэль не утаила. Слишком часто Касс лежали без сна, мучимая воспоминаниями об охотниках на ведьм, перерывающих весь дом, об испуганных криках сестер, которых тащили на мучения и смерть.
Женщина испытывала сдержанный восторг перед Габриэль. Ее новая подруга был умна и по-житейски мудра. Но в чем-то она оказалась настоящей глупышкой, если сколького не узнала о Николя Реми.
Не знала Габриэль и самого удивительного: Великий Бич был жив.
Допив последний глоток из бутылки, Касс довольно рассмеялась.
«Среди других ведьм я никогда не встречала такого дара, как у тебя, и никто из них не способен общаться с миром умерших, как ты», — так ведь сказала Габриэль. «Дара? О да», — подумала Касс. Ни один дух никогда не сумел бы отвергнуть ее зов. По своей воле или против воли, но он обязательно явился бы. Существовала лишь одна причина, по которой Реми не откликнулся на ее зов из потустороннего мира: отважного капитана из Наварры просто не было в царстве теней. Этот мужчина все еще бродил где-то по царству живых, и он мог оказаться неоценимым для Касс.
Что, если он окажется именно Им?! Касс еще не была и этом уверена. Не знала она и того, каким образом отыщет Реми. Но Касс твердо знала, что она его отыщет, если придет к выводу, что Бич верно был тем мужчиной, которого она искала. Она слизала последнюю каплю коньяка с губ и улыбнулась.
Ее дорогая подруга Габриэль сильно удивится, если узнает, что бедная слепая Касс Лассель и сама о чем-то мечтает и к чему-то стремится.






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Куртизанка - Кэррол Сьюзен



Муть, читать не возможно. Слишком много лишнего для исторического любовного романа.
Куртизанка - Кэррол СьюзенЛариса
16.11.2014, 18.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100