Читать онлайн Куртизанка, автора - Кэррол Сьюзен, Раздел - ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Куртизанка - Кэррол Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.75 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Куртизанка - Кэррол Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Куртизанка - Кэррол Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэррол Сьюзен

Куртизанка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ



На расчищенном участке на вершине утеса ярким пламенем горел костер, и языки пламени отбрасывали прыгающие тени по кругу дольменов, таинственному кольцу из стоячих камней, которые казались такими же старыми, как и сам остров Фэр. Массивные состарившиеся от времени камни устремлялись вверх, упираясь в ночное небо с разбрызганными на нем звездами и белесыми следами облаков, проплывающих по лику луны. За пределами кольца камней и редко растущих деревьев земля скрывалась во тьме. Далеко внизу, у подножия утесов, прибой бился о камни в этой самой необжитой части острова. Но внутри кольца приветливо горел костер, дополняя свет факелов, воткнутых в землю. Их блики играли на лицах собравшихся на площадке женщин. Одни пришедшие разместились на импровизированных скамьях из поваленных бревен, другие — прямо на земле, скромно подвернув юбки под ноги.
Они болтали между собой в ожидании начала встречи, многие изредка бросали благоговейные взгляды на плоский жертвенный камень, где на импровизированном троне восседала Хозяйка острова Фэр. Арианн с удовольствием предпочла бы проводить встречи совета в менее мелодраматичной обстановке, снова в Бель-Хейвен, удобно разместившись на нормальных стульях и потягивая подогретое вино с пряностями.
Но это разочаровало бы некоторых представительниц мудрых женщин, которые проделали далекий путь и впервые встретились с Хозяйкой острова Фэр. Она изучала море лиц, которые окружили ее. Многих из них она узнала именно здесь, на острове. Женщины, которых она знала столько, сколько себя помнит: грубоватая целительница, старая мадам Джехан с ее непослушной питой седых волос, величественная Мари Клэр, аббатиса женского монастыря Святой Анны, ее секретарь по светским вопросам статная Шарбонн с волосами цвета парного молока, подстриженными по-мальчишески. Другие, такие как напускающая на себя строгий и важный вид Эрмуан Пешар и добродушно-сердечная Луиза Латаль, были изгнаны из Парижа из-за своих столкновений с Темной Королевой.
Но слухи об этих встречах совета распространились и привлекли сюда тех Дочерей Земли, которые были совершенно незнакомы Арианн. Большинство приехали из Франции, но кое-кто прибыл сюда из таких далеких, казалось бы, мест, как Испания, Португалия и Италия. Приехали и сестры англичанки Уотерс, Пруденс и Элизабет, и одна ирландская девушка. Закутавшись в темный плащ, закрепленный брошкой с изображением кельтского узла, она нетерпеливо постукивала ногой и ожидании начала собрания.
Явно недоставало еще двух Дочерей Земли. И обе они принадлежали к ее собственной семье. Арианн перевела взгляд в темноту за кольцом камней, надеясь увидеть высокую молоденькую девушку с белокурыми волосами и мерного кота рядом с ней.
Но нигде не было видно ни Мири, ни ее любимца кота Некроманта. Выходит, ее младшая сестренка и не думала появляться на совете. Но Мири всегда предпочитала одинокие прогулки по лесу, общество обитателей леса миру людей. А последнее время девочка все больше уходила и себя. Она стала замкнутой, горевала о тех, кто исчез из ее жизни: о матери, об отце и вот теперь о Габриэль…
Арианн вздохнула, стараясь не думать о Габриэль. Она уже давно не получала никаких вестей от Бетт, и это вызывало ее беспокойство. Но сегодня вечером она не могла позволить себе ни волноваться о Габриэль, ни переживать размолвку с Ренаром при расставании, ни предаваться отчаянию по поводу своей бездетности.
Аббатиса монастыря Святой Анны незаметно приблизилась к ней и положила руку на ее плечо. Накрахмаленный апостольник обрамлял лицо, которое один из архиепископов, взбесившись, назвал слишком самоуверенным для монахини. Друг и наперсница матери Арианн, Мари Клэр уже несколько лет выполняла ту же роль и для самой Арианн.
Хотя шестьдесят лет жизни испещрили лицо морщинами, глаза Мари молодо блестели, когда она улыбалась Арианн.
— Эти женщины охрипнут от разговоров раньше, чем начнется наша встреча. Не пора ли нам приступить к делу?
Арианн решила, хотя и с сожалением, что ждать Мири дольше нельзя. Она согласно кивнула Мари. Аббатиса подала сигнал Шарбонн, затем встала справа от Арианн, спрятав руки в рукавах своего белого одеяния.
Долговязая, больше похожая на крестьянских подростков, Шарбонн и одевалась, как они, в свободную хлопчатобумажную рубашку, грубые штаны и тяжелые ботинки. Она вышла в центр круга и постучала толстым посохом из белоствольной березы о скалистую землю.
— Пусть все языки, кроме моего, замрут, — выкрикнула она своим зычным голосом. Когда ее первый окрик не подействовал, она крикнула еще громче: — Тихо! — Шарбонн сурово оглядела собравшихся женщин, и шум голосов стих. Тогда она продолжила: — Здесь, на священной земле этих древних камней, и в присутствии Хозяйки острова Фэр позвольте начать третье в современной истории собрание Дочерей Земли. Эти встречи предназначены установить мир и гармонию между всеми мудрыми женщинами, чтобы мы делились между собой, сохраняли и преумножали наше древнее знание, заглаживали обиды, решали проблемы и обращались за советом к нашей ученой предводительнице. — Шарбонн наклонила березовый посох от центра круга. — Пусть те, кому есть что сказать перед собравшимися на совет, выйдут на середину и получат посох.
Не успела Шарбонн договорить, как Эрмуан Пешар вскочила со своего места, чтобы схватить посох. Арианн обменялась встревоженным взглядом с Мари Клэр. Мадам Пешар была худощавой женщиной с вечно угрюмым выражением лица. Много лет назад ее поймали за то, что она помогала шпионить за Темной Королевой, и Эрмуан тогда потеряла уютный дом и мужа, который оставил ее вскоре после этого.
Эрмуан никогда не упускала возможности пожаловаться на падение моральных принципов, безнравственность и развращенность других мудрых женщин. Слабый гул беседы вспыхнул снова, и она резко постучала посохом по камню, дрожа от сознания собственной важности.
— Мадам, — начала она, отвесив церемонный поклон Арианн. — Уважаемые члены совета! — Эрмина обвела своим хищным, как у ястреба, взглядом остальных собравшихся. — Я желала бы обрисовать растущую проблему, которую наблюдала среди многих из наших сестер. А именно: неправильное употребление нашего знания для целей непристойного и распутного поведения.
Первые слова Эрмуан вызвали недовольные вздохи среди части присутствующих молодых женщин. В ответ она только решительно выпрямила спину.
— Нам, Дочерям Земли, полагается посвящать себя искусству врачевания и записи истории и знаний для будущих поколений. Вместо этого некоторые из нас тратят впустую свое время в легкомысленных занятиях, готовят духи и лосьоны или соблазняют и властвуют над чувствами мужчин.
Эти слова болезненно напомнили Арианн о Габриэль.
Мадам Пешар, однако, смотрела на Луизу Лавалль. Куртизанка простодушно рассмеялась, веснушки на носу только подчеркивали озорное выражение ее лица.
— Не сказала бы, что это такая уж трата времени, — произнесла Луиза, подчеркнуто растягивая слова. — Да и вы, Эрмуан, не сказали бы этого, если бы провели такую ночь, как я, с тем молодым здоровяком-конюхом с постоялого двора «Чужеземный путник».
— О, я знаю, о ком вы говорите: тот, с великолепными ногами, похожими на пару молодых дубов. И каков он, дорогуша? — закудахтала старая мадам Джехан, хлопнув себя по колену.
— Настоящий жеребец, мадам Джехан. Я проскакала на нем до небес и назад.
Луиза подпрыгнула и вызывающе продемонстрировала толчок вперед бедрами. Этот жест вызвал прилив смеха, рассмеялась даже Мари Клэр. Но, поскольку мадам Пешар готова была взорваться от ярости, Арианн спрятала улыбку.
— Подруги, пожалуйста, будьте обходительны и соблюдайте приличия, — мягко пожурила она женщин. Когда Луиза молча села, Арианн с натянутой вежливостью повернулась к мадам Пешар. — Итак, вы говорили, Эрмуан?
Лицо Пешар покрылось неприятными красными пятнами. Неистово жестикулируя в сторону Луизы и брызгая слюной, она торопливо продолжила:
— Это… именно это пример той самой распущенности, о которой я говорю вам, мадам. Мужчины вовсе не в силах противопоставить себя подобным злым чарам, которые применяют к ним распутницы, подобные мадемуазель Лавалль.
— Лучше быть мессалиной, нежели высушенной старой жеманницей, — выкрикнула в ответ Луиза.
Губы Эрмуан вытянулись в ниточку, но она постаралась проигнорировать этот выпад.
— Распутницы используют свое темное искусство, чтобы соблазнить бедных слабых мужчин на грех и позор. Это неправильно. И вы, мадам, непременно должны согласиться со мной. Ваша собственная семья пострадала от этой магии, грязная блудница Мэйтлан соблазнила вашего отца на предательство вашей доброй матушки.
Арианн одеревенела. Неверность ее отца была источником большой личной боли, но она не собиралась выставлять эту тему на всеобщее обсуждение.
Она почувствовала, как рука Мари Клэр утешительно опустилась на ее плечо, аббатиса уже набрала воздуха, чтобы дать отповедь мадам Пешар, но избавление от ее пламенных призывов неожиданно пришло совершенно с другой стороны.
— Да будет благословен святой Михаил, это вы тратите впустую наше время из-за подобной чепухи. — Юная ирландка вскочила на ноги и резко оборвала Эрмуан. — Ну и что такого, если некоторые наши сестры вынуждены использовать свою магию для соблазнения мужчин? Мужчины сами должны блюсти свои интересы, они прекрасно с этим справляются, когда хотят.
Ее слова были встречены одобрительными возгласами, особенно старалась мадам Джехан.
— Как… да как вы посмели… — Эрмуан с негодованием смотрела на молодую ирландку.
— Да, идите и садитесь на свое место, долговязая дурында. Мне есть, что представить на рассмотрение этого совета. И тревожное, и ужасное.
Девушка выдернула посох у Эрмины и откинула назад капюшон, открыв огненную гриву волос, бледную руку и исступленный взгляд голубых глаз. Ей было не больше шестнадцати, и она явно не вышла ростом. Но что-то в ее неистовой манере наводило на мысль и кельтских девах-воительницах. Эрмуан запротестовала и сделала попытку вернуть себе посох. Но свирепый взгляд дико засверкавших глаз ирландской девчушки заставил мадам Пешар отступить и ограничиться призывом к Арианн.
— Мадам, я не закончила.
— Нет, уже закончила. — Девушка оттолкнула Эрмуан, прошла вперед и встала напротив Арианн. — Прошу прощения, мадам. Меня зовут Катриона О'Хэнлон из графства Мит. Я не слишком сильна во французском, но важно, чтобы вы понимали меня. То, что я должна сообщить вам, вопрос жизни и смерти.
Может, Арианн и не удержалась бы от соблазна улыбнуться полному драматизма заявлению, если бы не ни утренний огонь, отражавшийся в глазах девочки О'Хэнлон.
— Я понимаю вас достаточно хорошо, мадемуазель О'Хэнлон, — серьезно и степенно заговорила в ответ Арианн. — И если у вас есть столь жизненно важные сведения, проходите в центр и говорите.
— Мадам! — застонала Эрмуан, но Арианн подняла руку, чтобы она замолчала.
— Спасибо, мадам, — сказала Катриона, затем повернулась лицом к собравшимся.
Не предвещавшее ничего хорошего выражение ее лица заставило всех затихнуть. В ночи повисла напряженная тишина.
В речи Катрионы отражались все ритмы и переливы ее страны, она говорила по-французски с провинциальным ирландским акцентом. Но ее слова звучали отчетливо и убедительно.
— Как я уже сказала, меня зовут Катриона О'Хэнлон. У себя дома я больше известна как Кэт. Как и все вы, я происхожу от мудрых женщин, и мою родословную по женской линии можно проследить задолго до прихода могучего Кухулина. У меня много подруг среди Дочерей Земли, и одной из них была Нив О'Донал. — Катриона крепче сжала посох, и ее голос зазвенел от переполнявшего ее волнения. — Нив был хорошей женщиной и по сути правильной даже тогда, когда ее мысли отклонялись в темные сферы. Но у нее, так же как и у многих из нас, ирландцев, было предостаточно причин для гнева. — Катриона замолчала, сжав губы. — Я уверена, всем вам известно, как мой народ пострадал от вторжения проклятых англичан.
Обе англичанки резко засвистели.
— Выбирайте выражения, мадемуазель О'Хэнлон, — нахмурившись, сделала замечание Мари Клэр. — Предки нашей Хозяйки острова Фэр отчасти были англичанами, как и ее мать, почитаемая нами леди Евангелина.
Катриона бросила на Арианн взгляд, не то сердитый, не то извиняющийся.
— Я никого не хотела обидеть, мадам. Уверена, что ни один из ваших предков не относился к числу тех кровожадных подонков, которые грабят нашу землю, убивают наших младенцев, насилуют наших женщин, уничтожают наше наследие…
— Пожалуйста, мадемуазель! — Арианн прервала Катриону, заметив, как ощетинились, свирепея, обе сестры Уотерс. — Никто не сомневается, что ваш народ страдает, но было бы лучше, если бы вы вернулись к тому, что вы говорили о Нив…
— Да-да, бедняжка Нив. У нее имелось больше, чем у остальных, причин ожесточиться против англичан, так как ее лишили земли и вырезали всех мужчин ее рода. Нив поклялась выгнать мерзких англичан из Ирландии, к каким бы черным методам ей ни пришлось прибегнуть.
Глухое протестующее бормотание англичанок стало громче. Пруденс, старшая из двух сестер, привстала, но Катриона махнула ей, презрительно отступая.
— Ой, только не повыпрыгивайте из корсетов, девочки. Все угрозы Нив были пустыми. По крайней мере, до того… я не знаю, как… я не знаю, откуда, но… — Кэт поколебалась, затем досказала начатую фразу с некоторым надрывом в голосе: — Нив завладела «Книгой теней».
Драматическое заявление Кэт вызвало испуганные и изумленные вздохи собравшихся и скептический окрик старой мадам Джехан. Дочери Земли владели древними рукописями, которые содержали некоторые сведения о запретных заклинаниях. Но многие верили в существование манускрипта под названием «Книга теней», в котором хранились все самые черные тайны волшебства, когда-либо известные человечеству. Евангелина Шене сомневалась в существовании такой книги, и Арианн была склонна соглашаться с матерью.
Собравшиеся тревожно зажужжали. И Арианн пришлось хлопнуть в ладоши, призывая к тишине. Потом она обратилась к ирландке:
— Мадемуазель О'Хэнлон, всем нам знакомы слухи об этой «Книге теней». Но это только миф, в нем не больше правды, чем в историях о шабашах дьявола и кельмах, летающих на метлах.
— «Книга теней» существует, мадам, — ударив посохом о камень для убедительности, горячо возразила Кэт. — Я собственными глазами видела ее.
— И как она? Действительно с переплетом из кожи младенцев? — ехидно поинтересовалась мадам Джехан.
— Нет, уважаемая. — Кэт повернулась, чтобы впиться в нее взглядом. — Книга эта действительно в кожаном переплете, с виду совершенно безобидна, скорее похожа Библию. Но вот ее содержание холодит кровь, поскольку там собраны заклинания, приводящие в ужас.
Кэт пошла по кругу с таким исступленным выражением на лице, наклоняясь к сидящим в передних рядах, что многие из них не выдерживали ее взгляда и подавались назад.
— Заклинание на бессмертие, которое можно получить, выпив кровь другого живого существа. Или сохранить собственную жизнь, выдирая чье-то бьющееся сердце. Зелье из печени совсем крошечных малышей для сохранения молодости.
— Матерь Божья! — закричала одна из испанок, осеняя себя крестным знамением.
Мари Клэр наклонилась и прошептала на ухо Арианн:
— Мне кажется, мадемуазель Кэт слишком уж вошла в роль и наслаждается произведенным эффектом.
Арианн была согласна с аббатисой, она опасалась того же. Катриона, казалось, находила жестокое удовлетворение от ужаса, который сеяла среди присутствующих. Особенно она упивалась реакцией англичанок. Кэт остановилась перед сестрами Уотерс и подняла посох, подобно жрице друидов, готовящейся принести жертву.
— В той книге есть рецепты, как одолеть врагов ядами, чтобы заставить их утонуть в их собственной крови. Или как наслать всякие жуткие болезни на противников, чтобы их кожа почернела и сырая плоть просачивалась сквозь нее…
— Мадемуазель О'Хэнлон, пожалуйста, остановитесь. — Улыбкой Арианн попыталась смягчить мрачный эффект, произведенный Катрионой. — Вы нагоните на нас ночные кошмары.
Кэт неохотно опустила руки и вернулась на прежнее место, перед Арианн.
— Простите, мадам, но эта книга — сама один сплошной кошмар. Я еще не пересказала вам самого худшего. В «Книге теней» можно найти наставления по развязыванию войны такой ужасной, каких еще никогда не происходило на этой земле. Рецепты зелья, которое, если распылить его в воздухе, вызовет мор и тысячи людей заболеют одновременно и умрут. Или наставления по ужасным взрывам, которые легко сровняют с землей город даже размером с Париж.
— Или, возможно, Лондон? — пронзительно выкрикнула Пруденс Уотерс.
Ее младшая сестра, вся дрожа, вцепилась ей в руку нише локтя. Но Пруденс вырвалась из объятий Элизабет и вскочила на ноги, ее пухлое лицо стало белее мела.
— Мадам, ясно, как божий день, куда все это ведет, эта ирландка… эта Нив собирается использовать всю эту дьявольщину из «Книги теней» против моей страны.
Кэт посмотрела на англичанку с горечью и гневом во взгляде.
— Собиралась, да упокой, Господи, ее душу. Но Нив больше ничего не сможет теперь, поскольку ее больше нег среди нас, живых. Ее безжалостно убил тот проклятый мерзавец, которому понадобилась эта жуткая книга.
Эти мрачные новости заставили затихнуть всех, даже Пруденс.
— И у кого теперь эта книга? — спросила Арианн с нарастающим страхом.
— У кровожадного родича Нив, Падрига О'Донал, противного коротышки, мечтающего самому стать волшебником. Падриг не умеет прикрыть собственную задницу, не говоря уж о магии. Он не сможет расшифровать ни одного слова из старого рунического языка. Но он рассчитывал, что «Книга теней» принесет ему куш золотом, если правильно, на его взгляд, распорядиться ею. Вот он и убил беднягу Нив, и забрал книгу, надеясь сделать себе состояние на ее продаже.
— И где сейчас этот Падриг? — не выдержала Арианн.
— Ну, вряд ли он рискнул бы продавать книгу в Ирландии, мадам, где остались верные подруги Нив и ее семья. Нет, этот Падриг — коварный дьявол. Он улизнул от нас и уплыл на маленькой рыбацкой лодке. — Кэт огорченно откинула назад свои растрепавшиеся волосы — Мне удалось проследить негодяя вплоть до побережья Бретани, но после это я потеряла его из виду.
— Чудесно, — пробормотала Мари Клэр. — Этого нам только не хватало. Мало нам бед от этой проклятой Темной Королевы с ее ядами. Теперь среди нас еще и обезумевший ирландец, распродающий тайны дьявола.
— Все намного хуже, — сказала Кэт.
— Что ж может быть хуже? — проворчала аббатиса.
— Мари, пожалуйста. — Арианн мягко успокоила по другу. — Продолжайте, мадемуазель.
Кэт поставила посох перед собой, уперлась в него обе ими руками, как бы готовясь нанести заключительный удар.
— Я не единственная, кто выслеживает Падрига явно с целью заполучить эту книгу. За ним по пятам идет какой-то охотник на ведьм.
Всего лишь одного упоминания о неведомом охотнике на ведьм хватило, чтобы по рядам слушательниц прокатилась волна паники. Арианн заставила себя сдержанно уточнить:
— Охотник на ведьм? Вы знаете, кто он?
Кэт горестно покачала головой.
— Я точно не знаю, мадам, но он рыскал по Ирландии все последние полгода, занимаясь своим отвратительным делом. Высокий, сухопарый, с горящим одержимым взором, с лицом, изуродованным шрамом, с плешивой головой, гладкой, как у самого дьявола.
— Я всегда представляла себе сатану все-таки скорее косматым, — вставила мадам Джехан.
Ее комментарий вызвал несколько нервных смешков. Кэт выгнула одну бровь и высокомерно оглядела старуху, затем продолжила:
— Этот охотник на ведьм вполне может оказаться самим дьяволом. Никто, похоже, не знает, откуда он взялся на нашу голову. Он также вполне может быть одним из ваших соотечественников, мадам, поскольку называет себя Ле Балафр.
— «Шрам», — пробормотала Арианн.
Молоденькая француженка, сидевшая подле мадам Джехан, задрожала и заплакала. Та успокаивающе обняла девочку.
— Ну-ну, дорогуша, и у нас бывали дьяволы, и ничего, мы же как-то выжили. Вспомни хотя бы ле Виза, разорви его душу. Он горит в аду, а мы все до сих пор еще здесь.
Раздались одобрительные возгласы многих других женщин, но Кэт презрительно фыркнула.
— Мне доводилось слышать о вашем Визе. Всего лишь сумасшедший монах в рясе по сравнению с этим, новым. Ле Балафр воюет против всех нас, как какой-то воин-язычник. Всех, кого он сочтет ведьмой, он уничтожает своей шпагой на месте.
Слова Кэт вызвали очередную волну взволнованных возгласов, но Арианн подняла руку, призывая всех к тишине, стараясь успокоить себя и угомонить перепуганных женщин.
— По крайней мере, если этому Ле Балафру удастся найти «Книгу теней», он, конечно же, уничтожит ее, — Рассудительно объяснила она собравшимся. — На сей раз охотник на ведьм может оказать всем нам добрую услугу.
— Это было бы слишком хорошо, мадам, но боюсь, все не так просто.
Мари Клэр громко застонала, и Арианн заерзала на своем неудобном месте, нетерпеливо глядя на Кэт.
— Не тяните же, — раздраженно поторопила она Катриону.
Кэт переминалась с ноги на ногу, судя по всему, впервые за вечер не решаясь продолжать.
— Моя хорошая подруга, Нив, не всегда отличалась осторожностью. Она вела тетрадь, куда заносила имена всех Дочерей Земли, которые становились ей известны.
Арианн судорожно втянула в себя воздух. Кэт торопливо уточнила:
— Нив ничего плохого не замышляла. Она лелеяла надежду написать историю Дочерей Земли, когда настанут более спокойные, более терпимые времена.
— И где же теперь ее записи? — строго спросила Арианн, хотя душа ее ушла в пятки, поскольку она уже знала ответ: она читала правду в грустном взгляде Кэт.
— Кожаный переплет «Книги теней» имел небольшой разрез. Ее записи спрятаны именно там. Не… не так уж хорошо запрятаны, и если Балафру удастся заполучить книгу…
Кэт замерла, но ей и не требовалось договаривать. Она и так сказала достаточно. Роща огласилась взволнованными возгласами, полными ужаса. Пруденс Уотерс вскочила, тряся увесистым кулаком в направлении Кэт.
— Вы, ирландцы, настоящие олухи! Вы только послушайте ее! Неудивительно, что англичанам пришлось войти в вашу страну и уладить ваши проблемы за всех этих пустоголовых кельтов!
Кровь бросилась к щекам Кэт, и она стала почти такой же красной, как ее волосы. Проревев галльское проклятие, она подняла посох и замахнулась на Пруденс. Но та ухватилась за другой конец посоха и отвела удар. Завязалась борьба. Метались полы юбок, сыпались удары ногами, и все это сопровождалось криками.
Арианн рванулась с места, чтобы призвать женщин к порядку, но заседание совета уже превратилось в хаос. Шарбонн бросилась вперед, чтобы вмешаться в драку. Она отняла посох у обеих дерущихся, потом стукнула Пруденс и Кэт лбами. К сожалению, это заставило обе воюющие стороны ринуться на Шарбонн, и драка разгорелась с новой силой. Они сыпали друг на друга удары, щипались и царапались. Всеобщее волнение передалось Эрмуан и Луизе Лаваль, и они возобновили свою перепалку, затем вцепились друг в друга мертвой хваткой.
Кое-кто из женщин столпился вокруг дерущихся, некоторые поддерживали их одобрительными возгласами, другие кричали: «Позор, позор!» Кто-то истерично плакал.
Арианн металась от одной группы к другой, изо всех сил стараясь восстановить порядок, кричала, пока не охрипла окончательно. Пошатываясь, она вернулась на свое место, совершенно обессилев.
Мари Клэр, которая все это время держалась в стороне от всего этого, закатила глаза.
— Да уж, какое понимание и гармония царят среди Дочерей Земли. И только подумай, моя дорогая Арианн, ведь пока лишь две из нас получили свой шанс высказаться.
Через несколько часов в кругу камней стало совсем тихо, нарушаемая потрескиванием догоравшего костра и отдаленным ревом прибоя, доносившегося откуда-то снизу. Арианн устало присела на плоском алтарном камне, опустив голову на руки. Другие женщины давно разошлись или, более точно, похромали искать кров на ночь, перед тем как утром уехать домой.
После жутких новостей Катрионы О'Хэнлон остальная часть встречи была небогата событиями. Арианн пришлось восстанавливать порядок еще только один раз, когда она вышла из себя, схватила посох и пригрозила, что сама проломит головы некоторым участницам, особо рьяно нарушающим порядок.
Хозяйка острова Фэр убедила даже Кэт О'Хэнлон и Пруденс Уотерс, и они разбрелись по своим местам.
«Если бы Ренар увидел меня, размахивающую посохом, то гордился бы мной», — подумала она с утомленной улыбкой. Она поиграла кольцом на пальце, удивительной металлической полоской с руническими знаками, которые гарантировали ей, что Ренар всегда будет рядом, стоит только послать ему свои мысли. Вот и сейчас, когда бремя всплывшей и вновь утерянной «Книги теней» давило на нее, ей захотелось воспользоваться волшебством кольца, чтобы вызвать Ренара.
Мягкий шелест юбок предупредил ее о возвращении Мари Клэр. Аббатиса со своим секретарем еще раз осмотрели утес, проверяя, не оставил ли кто-нибудь свои вещи и погашены ли факелы.
— Шарбонн пошла забрать наших лошадей у лачуги рыбака. Когда она оседлает их, то свистнет нам и мы спустимся на тропинку, — сказала Мари, обращаясь к Арианн.
Арианн устало кивнула и подвинулась, чтобы освободить место для аббатисы подле себя на камне. Мари Клер села и вытащила небольшую кожаную флягу.
— Выпей, дорогая, — сказала она, протягивая флягу Арианн.
Арианн с благодарностью взяла флягу. Ее горло пересохло от разговоров, крика и долгих споров. Она прижала флягу к губам, но вместо прохладной воды, которую она ожидала, глотнула крепкого обжигающего коньяка. Она наклонилась вперед, отплевываясь и задыхаясь.
— М-Мари Клэр!
Аббатиса только улыбнулась и стала убеждать ее сделать еще глоток:
— Ну же, давай еще. После всего, что нам довелось вынести сегодня вечером, мы обе можем позволить себе выпить.
Арианн вздрогнула, но повиновалась и сделала осторожный глоток. Коньяк горячей приятной волной прошел по всем сосудам, и она вернула флягу аббатисе.
— Спасибо, — пробормотала Арианн.
Мари Клэр и сама сделала большой глоток из фляги, потом крепко закрыла ее пробкой, аккуратно вытерла рот тыльной стороной ладони. Она одобрительно смотрела на Арианн.
— Так-то лучше. А то ты совсем зачахла. Этой милой Кэт и всех ее жутких историй достаточно, чтобы кровь отхлынула от лица. Или у тебя есть какая-нибудь другая причина быть такой бледненькой?
Арианн машинально прижала руку к пустому чреву.
— Нет, никаких других причин, о которых я бы знала, — печально проговорила она.
Мари в утешение ласково погладила руку Арианн, и та опустила голову. Ей было тяжело говорить о своем бесплодии даже с такой давней подругой, как Мари, но она с горечью призналась:
— В последнее время я начала задумываться, не является ли моя бездетность карой Божьей, потому что… потому что я не просто желала ребенка. Я страстно, ужасно желала дочь.
— Фу ты, девочка. Вот уж не думаю, что Бог наказывает людей за их желания. — Мари легонько пожала пальцы Арианн. — Но Он предпочитает выполнять просьбы сообразно собственным возможностям и по своему собственному графику.
— Ты хочешь сказать, что мне следует быть более терпеливой. Ты говоришь совсем как Ренар.
— А как поживает твой могучий и большущий муж? — нежно спросила Мари.
— Достаточно неплохо, я надеюсь. Я чуть было не поддалась искушению послать за ним немедленно после новостей от Катрионы. Но Ренар почти убил бы себя, добираясь сюда, да и вряд ли он что-нибудь смог бы предпринять именно сегодня.
Нет, но в ближайшее время и граф, и его слуги сумеют оказаться полезными в поисках пресловутого Падрига О'Донала.
— Думаешь, Мари, у нас есть шансы, — подавленно просила Арианн, — обнаружить О'Донала прежде, чем он продаст ту книгу или охотник на ведьм подберется к нему? Ирландец может оказаться где угодно. Искать его — все равно, что искать иголку в стоге сена.
— Вовсе все не так уж безнадежно, — возразила Мари. — В конце концов, вряд ли найдется слишком много людей, настолько богатых или настолько безумных, чтобы возжелать приобрести «Книгу теней». К сожалению, самый вероятный покупатель…
— Да, Екатерина. — Арианн невольно вздрогнула. — Стараюсь не думать о том, что случится, если Темная Королева приобретет эту книгу.
Екатерина уже принесла достаточно бед ядами и миазмами, изготовлением которых занималась. Это она разожгла безумие ночи накануне Дня святого Варфоломея. Сколько еще бед вызовет Темная Королева с мощными заклинаниями, о существовании которых говорила Кэт?
— Но Екатерина достаточно сведуща в черной магии, и возможно, «Книга теней» даже не заинтересует ее. — Арианн пыталась убедить себя не меньше, чем Мари Клэр. — С того дня как мы достигли перемирия после Варфоломеевской ночи, она больше не применяла свое черное искусство.
— Насколько нам известно, — бесстрастно поправила ее Мари. — К сожалению, после изгнания Луизы и мадам Пешар наша шпионская сеть совсем не та, что раньше. Жаль, что мы не смогли убедить Габриэль следить за Екатериной и обеспечивать нас информацией, хотя она и проводит столько времени при дворе.
— Даже если Габриэль и согласилась бы, — с жаром возразила Арианн, отрицательно мотая головой, — я никогда не позволю ей этого. Я и без того достаточно переживаю из-за моей отчаянной сестры. Уж слишком близко она подошла к этой дурной женщине. Габриэль непомерно много рисковала за это время. Мне кажется, прошла целая вечность с того момента, как мы получили сообщения от Бетт.
— Ой, прости, чуть не забыла. Мой малютка ястреб наконец-то вернулся из Парижа.
Среди многих своих талантов Дочь Земли Мари обладала способностью обучать диких птиц переносить сообщения на длинные расстояния. Эту ее способность Арианн и раньше считала большим благом, но особенно стала ценить ее с тех пор, как Габриэль убежала в Париж. Без регулярных сообщений от Бетт Арианн сошла бы с ума, волнуясь за свою сестру. Хотя иногда ей казалось, что было бы лучше, знай она о Габриэль значительно меньше. Она внимательно посмотрела на Мари Клэр, сгорая от нетерпения и страха.
— Так что же пишет Бетт? Как там Габриэль? В порядке?
— Неплохо, но лучше сядь, я перескажу тебе невероятные новости.
— Боже мой! Что случилось? Говори же, Мари.
К ее удивлению, лицо аббатисы медленно расплылось в улыбке.
— Оказалось, Николя Реми жив.
— Жив!
Мари рассказала ей о потрясающем воскрешении капитана Реми и его появлении в Париже. Арианн не могла больше сдерживаться. Она вскочила на ноги и взволнованно заходила, слезы радости разъедали ей глаза. Она искренне привязалась к серьезному капитану, к тому же надеялась, что его появление окажется благотворным для Габриэль. Впервые за долгие годы Арианн увидела проблеск надежды для своей своенравной сестры.
— Слава богу, — восклицала она, сжимая руки. — Мари, это же замечательно. Я не поняла этого вовремя, но полагаю, что Реми был именно тем мужчиной, который сумел бы излечить Габриэль, восстановить ее магический дар. Когда Габриэль узнала о его смерти, лучшая ее часть, казалось, умерла вместе с ним. Но теперь…
Арианн прервалась, поняв, что Мари Клэр не разделяет ее энтузиазма. Старшая подруга смотрела на умирающие тлеющие угольки костра, избегая взгляда Арианн.
— Разве возвращение Реми не отличная новость? — нерешительно пробормотала Арианн. — Ведь он непременно спасет Габриэль.
Мари вздохнула.
— Все так, только Бетт сообщает, что Габриэль, похоже, старается отвергнуть его дружбу, прогнать его прочь.
Надежда, которая вспыхнула внутри Арианн, умерла с болезненной быстротой. Она застонала.
— Ну, конечно же, Габриэль так и поступит. Я должна была догадаться. Разве на свете найдется кто-нибудь другой, кто лучше моей сестры умеет отталкивать всех, кто любит ее или проявляет о ней заботу?
Аббатиса указала пальцем на маленькое деревянное распятие у себя на груди. Пристально глядя в глаза Мари Клэр, Арианн прочла достаточно, чтобы понять, что Мари не все рассказала ей.
— Еще что-нибудь? — взволнованно спросила она. — Что еще пишет Бетт о Габриэль? Почему ты не говоришь мне?
— Прости, дорогая моя. Но на тебя и так столько всего навалилось. — Мари взволнованно и безнадежно и махнула рукой. — Столько всего, о чем приходится волноваться.
— Боюсь, так оно и есть, но тебе надо рассказать мне все.
Мари Клэр не отвечала, и Арианн села рядом с аббатисой и сжала руки старшей подруги.
— Скажи мне, Мари.
— Возможно, тут вообще нет повода для волнения, но Габриэль водит дружбу с другой мудрой женщиной, живущей в Париже… Некой Кассандрой Лассель.
Арианн озадаченно посмотрела на Мари.
— Ты ничего не слышала об этой женщине? — спросила аббатиса.
— Немного. — Арианн нахмурилась, напрягая память. — Кассандра живет как отшельник, так? Бедная, немощная слепая женщина, всю семью которой много лет назад уничтожили охотники на ведьм.
— Да, Кассандра слепа. Но беспомощна? — Мари Клэр поморщилась. — Нет, она не беспомощна. Если слухи, которые доходят до меня о мадемуазель Лассель, правдивы, эта женщина практикует черную магию. Поговаривают, у нее особенно большой опыт по части некромантии.
Арианн смутилась, избегая смотреть в глаза Мари Клэр, потому что одно время и сама увлекалась опасным искусством, вызывая дух своей матери из царства мертвых. Тогда Арианн хотела услышать мудрые советы Евангелины Шене, но потом дала духу матери торжественное обещание оставить черную магию.
— Облако подозрения висит над этой молодой женщиной, — мрачно добавила аббатиса. — Многие Дочери Земли задают себе вопрос: как случилось, что из всех женщин Лассель только Кассандра пережила нападение охотников на ведьм? Некоторые даже пытаются понять, не причастна ли сама Кассандра к тому нападению. — Мари передернула плечами. — Конечно, все эти рассказы о Касс не больше, чем сплетни и наговоры. Но все равно Габриэль нужно предостеречь.
— Ты же знаешь, что Габриэль никогда не прислушивается к моим словам, — вздохнула Арианн.
— Ты не единственная сестра Габриэль. Мири тоже сильно волнуется о Габриэль. По правде сказать… — Мари Клэр поколебалась. Она глубоко вздохнула, прежде чем договорить: — По правде сказать, Мири надумала отправиться в Париж повидать Габриэль.
Арианн не спускала глаз с Мари Клэр, ошеломленная тем, что ее робкая младшая сестренка могла даже подумать о подобном путешествии. Первое удивление тут же сменилось тревогой.
— Мири не сделает ничего подобного! Хватит с нас того, что Габриэль убежала туда. Не отдам я Парижу заглотнуть обеих сестер. Не отпущу ее так близко к Темной Королеве. — Арианн подскочила. — Где же Шарбонн с лошадьми? Надо сейчас же отыскать Мири и сказать, что я категорически запрещаю ей уезжать одной с острова Фэр.
Но Мари Клэр выпрямилась, как пружина, и схватила Арианн за руку чуть выше локтя.
— Милая моя девочка, ты ничего не можешь запретить Мири. Это я и боялась сообщить тебе. Слишком поздно: Мири уже уехала.






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Куртизанка - Кэррол Сьюзен



Муть, читать не возможно. Слишком много лишнего для исторического любовного романа.
Куртизанка - Кэррол СьюзенЛариса
16.11.2014, 18.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100