Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава девятнадцатая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава девятнадцатая

Мири низко присела за кустами, прячась от скакавшего цепочкой по узкой тропе дозора. Никто из всадников даже не взглянул в ее сторону. После недели тщетных попыток отыскать остальных охотников на ведьм люди графа больше не искали так усердно. Большинство, включая Туссена, кузена Ренара, почти отказались от поисков.
Она выбралась из укрытия, отряхнула с юбок листья, потом, проворно лавируя между деревьями, пустилась бежать. Заплечная сумка не мешала ей, и она не убавляла шагу, пока лес не поредел. Местность стала более скудной на растительность и неровной. Она внезапно заканчивалась изрезанной береговой линией, где об острые скалы разбивались волны пролива.
Теперь уже более осторожно выбирая путь, Мири карабкалась по скале, нависавшей над уединенной бухтой. На расположенном на полпути уступе заросли папоротника скрывали узкий вход в пещеру, куда Мири часто приходила погоревать в одиночестве о матери и помолиться о возвращении папы. Ее тайный уголок, который она не разделяла ни с кем… до нынешнего времени.
Мири поднесла пальцы ко рту и стала подражать трелям кроншнепа. Она с нетерпением ждала, пока не услышала ответный пронзительный звук. Когда девочка подошла ближе, листья зашелестели и у входа возникла гибкая фигура.
В простых полотняных куртке и штанах Симон мало отличался от живших на острове рыбацких или крестьянских сыновей. Дувший с моря легкий ветерок раздувал спадавшие на белый лоб пряди темных волос.
Мири радостно улыбнулась, увидев, что у него все благополучно и еще один лишний день его не нашли. С тех пор как весть о налете расползлась по острову, большинство ее обитателей охотно предпочли бы увидеть его болтающимся на веревке.
Единственным желанием Мири было найти слова, чтобы они поняли, что Симон не такой, как другие охотники на ведьм. Разлученный со своим страшным хозяином, сбросивший отвратительные черные одежды, он был всего лишь… Симоном.
Когда Мири карабкалась по последним камням, он протянул руку, чтобы помочь подняться. Юбки были мучением, но она знала, что Симон не одобрял, если девочка ходила в мужской одежде. Кроме того, большинство предметов мужской одежды на нем принадлежали ей.
Его тонкие сильные пальцы легли ей на талию, привлекая к себе.
– Ах, мадемуазель, я уж начал было опасаться, что вы меня покинули.
– Никогда, – заверила она.
Симон одарил ее одной из тех улыбок, от которых она таяла. Она была рада, что ветерок с моря смахивал волосы на лицо, скрывая легкий румянец. Девочка освободилась от заплечной сумки, и Симон жадно набросился на содержимое. Он рассмеялся, увидев, что принесла Мири: хлеб, фрукты, сыр, половинку жареной курицы, кусок пирога.
– Мадемуазель, тут на целую армию.
– Но я не хочу, чтобы ты голодал, – ответила она.
– Кажется, мне это не грозит, – заметил Симон.
Он уселся на выступ скалы и, болтая ногами, принялся за еду. Он жадно поглощал куриную ножку, хлеб и сыр, прерываясь, чтобы отхлебнуть из фляжки с вишневой наливкой. Мири удовлетворенно смотрела на него, радуясь, что нашла такого интересного мальчика. Все в Симоне приводило ее в восхищение. Габриэль говорила ей, что охотники на ведьм извращенцы, что все их мужские органы хилые и немощные, оттого они так ненавидят женщин. Но Мири не могла поверить, что это относится и к Симону.
Юноша сделал большой глоток из фляжки. На губах остались капельки напитка, и он вытер их тыльной стороной ладони. Губы были такие гладкие и твердые, что по ее телу пробежал необычный легкий трепет.
Заметив ее внимательный взгляд, он слегка улыбнулся. Мири думалось, что, как и Габриэль, Симон не осознавал того сильного впечатления, какое производила его красота. Она покраснела.
– Наелся? – спросила она.
– Более чем. Оставлю твое остальное щедрое угощение на потом. Оно много богаче, чем скудный ужин, который я однажды приносил тебе. Теперь наши обстоятельства, кажется, порядком изменились.
– Но ты не в заключении, как была я, Симон.
– Разве? Я не вижу возможности выбраться с острова и сомневаюсь, смогу ли скрываться вечно даже с твоей помощью.
Мири прикусила нижнюю губу.
– Я думала об этом. Считаю, что тебе следует обратиться к моей сестре, Арианн…
– Нет!
– Но Арианн во многом как моя мама. Она очень разумная… и великодушная.
– Но к тому же она зависит от этого дьявола, Ренара.
– Ренар не дьявол…
– Скажешь, нет? Ты не видела, что он сделал с остальными членами нашего ордена.
– Нет, видела, – тихо произнесла Мири. Ее все еще преследовали картины той страшной ночи. Страсть мужчин к насилию ужасала Мири, приводила в замешательство. Это была странная способность ненавидеть и увечить, проливать кровь ради того, что часто представлялось верхом бессмысленности: из-за золота или владений, или… или из-за того, что одному не нравится, как выглядит или молится другой. Порой еще хуже – просто ради забавы.
– Если ты видела дело рук графа, то я не понимаю, как ты можешь его защищать, – угрюмо проговорил Симон. – Брат Жером был добрым и праведным человеком. Он только пытался помочь мне спасти моего учителя, когда Ренар проткнул его насквозь.
– Но твой хозяин поджигал наш дом, – тихо промолвила Мири.
– Это получилось случайно. Учитель де Виз пытался убежать и, пробегая мимо, задел факелом гобелен. Мы явились к вам в дом не для того, чтобы причинить кому-нибудь вред. Мы только разыскивали капитана Реми, еретика и опасного бунтовщика.
Неужели Симон действительно верил этому? По выражению его лица она видела, что он старается этому верить, но в глазах проглядывали стыд и смятение.
– Я знаю, что ты считаешь моего учителя дурным человеком, и, возможно, иногда в своей жажде… правосудия он действительно ошибается. Но если бы ты знала, как он добр ко мне!
– Но он тебя бросил. Ты говорил, что он бежал на лодке, а тебя оставил здесь.
Симон быстро опустил ресницы, на мгновение скрывая взгляд черных выразительных глаз.
– Мы разминулись во время бегства. Учитель де Виз, видно, думал, что я погиб, как и все остальные.
Мири робко тронула его рукой:
– Тогда у тебя могла бы появиться возможность начать новую жизнь, Симон. Стать кем-нибудь, кроме охотника на ведьм. Будь добр, позволь мне пойти к Арианн и графу и похлопотать за тебя. – Прежде чем Симон успел возразить, она торопливо продолжала: – Когда я впервые увидела графа, то подумала, что он плохой человек, но на самом деле он не такой. Иногда он может слишком властно обходиться с Геркулесом, но в последнее время мы поработали над этим. Теперь Ренар намного успешнее приручает лошадей.
– Боже мой, Мири! Ты не должна позволять этому дьяволу в человеческом обличье учить тебя своей порочной магии.
– Это я учила его, – возмущенно заявила Мири. – И не вся магия порочна.
Симон поджал губы.
– Магистр де Виз часто читал мне Библию и Святая книга предупреждает против всякого рода колдовства. Нельзя терпеть живых ведьм.
– Что ж, папа читал Библию и мне, и в ней также говорится, что великий царь Саул внимал предсказаниям гадалок.
Симон удивленно уставился на нее.
– Ты знакома с Библией?
– Я – Дочь Земли, а не какая-нибудь невежественная дикарка. Мы верим в Бога. И также верим в дух великой матери-земли. Мама учила меня, что религию нельзя понимать так узко.
Симон лишь покачал головой и потрепал ее по щеке.
– Ах, Мири, как многого ты еще не понимаешь.
Девочке было приятно прикосновение, но ей не нравился его покровительственный тон.
– Я понимаю куда больше, чем ты, Симон Аристид. Даже если ты на три года старше меня.
– На три года? А говорила, что тебе четырнадцать. Мири, которую задело, что ее уличили в неправде, сложив на груди руки, отвернулась от Симона. Когда тот взял ее за подбородок, желая, чтобы она поглядела на него, она сердито тряхнула головой. Но он упорствовал.
– Мири, не злись на меня, пожалуйста. Я не выношу, когда мы ссоримся.
Она тоже, но иногда пропасть между ее и его мировоззрениями была непреодолимой. Но ей было не устоять перед его умоляющими черными глазами или тем, как он ласково переплетал свои пальцы с ее пальчиками. Рука такая теплая.
– В том, что ты говоришь, возможно, что-то есть, – помедлив, продолжал юноша. – Я, возможно, подумаю о том, чтобы оставить свое занятие, и попрошу помощи у Арианн, но меня беспокоит одна вещь. Твоя сестра может воспользоваться кольцом и вызвать Ренара, который зарубит меня, до того как я успею что-нибудь сказать.
– Ты знаешь о кольцах? – удивленно спросила Мири.
– Я заметил, что они оба носят одинаковые металлические кольца со странными знаками. Таким путем Арианн может быстро вызывать колдовством этого дьявола, правда?
– Я бы не сказала колдовством, – возразила Мири. – Но верно, кольцо волшебное. Арианн может воспользоваться им, чтобы вызвать графа всякий раз, когда она попадает в беду. Но она может поступить так только три раза, а потом будет должна выйти за него замуж. Она уже дважды воспользовалась кольцом.
– И это тебя огорчает? – мягко спросил Симон. Мири вздохнула:
– Я… я не испытываю неприязни к Ренару, но, если Арианн выйдет за него замуж, она должна будет переехать к нему в замок на материк, и я, наверное, тоже. Я очень люблю остров Фэр. Это мой дом, и мне не хочется уезжать.
Симон сжал ей руку:
– Арианн и граф всегда носят свои кольца?
– Не уверена насчет графа, а Арианн иногда его снимает.
– И что она с ним делает?
– Не знаю, – пожала плечами Мири. Интерес Симона к кольцам, его вопросы начали вызывать у нее странную тревогу. – А почему ты спрашиваешь?
Симон пожал плечами:
– Только потому, что мне было бы много легче сдаться на милость твоей сестры, если бы на ней не было этого зловещего кольца.
– Но я не думаю, что тебе надо беспокоиться. Если я сначала поговорю с Арианн…
– Нет! – отрезал Симон, потом выдавил из себя улыбку. – Я предпочитаю сам говорить за себя, но должен быть уверен, что Арианн не вызовет Ренара убить меня.
– Она этого не сделает…
– Один раз уже сделала. Мири, я уверен, что твоя сестра – хорошая женщина. Но я всего лишь хочу чувствовать себя в безопасности.
– Я тоже этого хочу.
– Тогда помоги мне.
– А что ты хочешь, чтобы я сделала?
– Просто заметь, когда Арианн снимет кольцо, узнай, где она его держит, и скажи мне. Тогда я буду знать, что неопасно обратиться к ней. И если она, как ты говоришь, разумная и великодушная…
– Да, она такая!
– Тогда я откажусь от своих занятий и навсегда останусь здесь, на острове Фэр.
Мири прикинула в уме просьбу Симона и не усмотрела в ней вреда, хотя что-то все еще глубоко ее тревожило.
Симон сжал ей руку:
– Ты хочешь, чтобы я остался с тобой, правда?
– О, да.
Мири не могла хотеть большего. Как часто после отъезда папы и смерти мамы она чувствовала себя несчастной и одинокой. Появление в ее жизни Симона так или иначе все это изменило.
Он наклонился к ней, и, когда она поняла его намерение, сердечко ее замерло. Закрыв глаза, она робко подняла личико. Симон едва коснулся губами ее губ, но поцелуй, казалось, расцвел внутри нее, сладкий и жаркий.
Покраснев так, что бросило в жар, и закрыв рот руками, Мири тотчас отпрянула назад. Сказав еле слышно: «Мне лучше идти, пока не хватились», отошла в сторону.
Симон тоже встал, обеспокоенно спрашивая:
– Но ты еще скоро придешь?
Мири, слишком смущенная, кивнула, не поднимая глаз. Но после недолгого колебания поцеловала его в щеку и помчалась прочь, дивясь своей смелости.
Симон смотрел ей вслед, пока она не дошла до опушки леса. Она, замедлив шаги, оглянулась и робко помахала рукой. Симон улыбнулся и помахал в ответ. Но, как только Мири исчезла из вида, опустил руку и погасил улыбку.
Он был уверен, что у Мири это первый поцелуй. Событие, которое должно было стать особенным и чудесным… и для него. А он почувствовал себя Иудой.
– Ушла? – требовательно спросил равнодушный голос.
– Да, учитель.
Симон обернулся к подкравшемуся к нему де Визу. Теперь ему бы было трудновато убедить кого-либо, что его хозяин не злодей и не сумасшедший. Одежды разодранные и грязные, лицо изможденное, глаза воспаленные от недосыпания, словно два горящих угля в запавших глазницах.
– Ну, как, доверяет тебе девчонка? Сделает то, о чем просил?
– Думаю, да, – жалея себя, ответил Симон.
– Хорошо.
Понимая, что это бесполезно, Симон снова попытался убедить хозяина в том, чего добивался все эти дни.
– Ну, пожалуйста, учитель. Не лучше ли просто достать спрятанную лодку и уплыть с острова Фэр?
Де Виз так взглянул на него, что мальчик испуганно съежился.
– Чтобы мы бросили незаконченное дело?
– Но Мири сказала мне, что капитан Реми уехал и, без сомнения, с перчатками.
– Реми? Вот еще! Этот еретик ничто в сравнении с этим… этим… – взорвался де Виз, бешено брызгая слюной, – этим сатанинским отродьем Ренаром.
– Но, учитель, он нам не по силам. Нас осталось только двое и…
– Да, потому что он истребил весь наш орден. Или ты это забыл? Или забыл, что он сделал со мной?
Де Виз ткнул в лицо Симону свою руку в запачканных кровью бинтах. Симон отклонился. Он делал, что мог, чтобы залечить раны хозяина и, хотя этот дьявол не отрубил месье де Визу ни одного пальца, сомневался, удастся ли вылечить руку так, чтобы от нее была польза.
И все же Симону было трудно избавиться от мысли, что всех этих губительных последствий не было бы, если бы они не попытались напасть на Бель-Хейвен среди ночи, словно шайка разбойников.
Он испуганно подумал, что эти мятежные мысли, должно быть, отразились на его лице, потому что хозяин злобно наклонился над ним и так вцепился в плечо здоровой рукой, что мальчишка чуть не вскрикнул.
– Ты предупредил меня насчет Ренара и его проклятых колец, – прорычал он. – Мне следовало тебя послушать. А теперь ты обязан выслушать, что скажу я, и готовиться отомстить за кровь наших братьев. Мы должны уничтожить этого дьявола графа и весь этот шабаш ведьм.
– Но не Мири, – с вызовом поднял подбородок Симон. – Она не такая, как остальные. Мне противно говорить ей всю эту ложь, обманывать ее.
Де Виз, вздохнув, ослабил свою хватку.
– Конечно, потому что ты добрый и честный малый. Но иногда, чтобы одолеть дьявола, приходится пользоваться его средствами.
– Мири не дьявол.
– Нет, не дьявол, но ее сбивают с пути, и ты можешь спасти ее от ведьминого проклятия, что тебе не удалось сделать со своей сестрой и остальными твоими родичами. Или же ты просто удерешь и оставишь свою подружку в лапах тьмы?
– Нет, – тихо промолвил Симон.
– Тогда ты знаешь, что надо делать.


Во второй раз прибегнуть к черной магии легче. По крайней мере, так всегда предупреждала дочерей Евангелина Шене. Но Арианн, спускаясь в потайную рабочую комнату, решила игнорировать предупреждение.
Сняв с полок старинные книги с запретными заговорами, она приготовила медный тазик и черные свечи. Воспоминание, что обещала матери больше не прибегать к колдовству, почти не поколебало ее намерений. Во всяком случае, она была в куда большем отчаянии, чем когда вызывала дух Евангелины в первый раз.
Арианн с лихорадочной целеустремленностью металась по комнате, зажигая черные свечи и благовония. Когда густой аромат наполнил комнату, она приготовила снадобье и залпом проглотила горькое зелье.
Сильнодействующая микстура огнем пошла по сосудам, затуманивая сознание и погружая в транс, который позволит устранить преграду между двумя мирами – миром живых и миром мертвых.
– Мама, прошу тебя, появись. Мне нужна твоя помощь.
Она наклонилась над медным тазом и стала вглядываться в воду, изо всех сил стараясь сфокусировать образ матери. Когда, наконец, лицо Евангелины появилось, его черты были несколько более размыты, нежели в тот раз. Но в голосе матери определенно чувствовались печальные укоризненные нотки.
«О, Арианн, ты обещала…»
– Мама… извини меня. Но я ничего не могла поделать. Мне нужно поговорить с тобой, даже больше, чем раньше. Похоже, что все становится хуже… и мне так не хватает тебя. – Арианн перевела дух и дрогнувшим голосом продолжала: – Мне просто нужно было увидеть тебя еще раз. Хотя я не понимаю, что в этом дурного.
«В том, чтобы вызывать мертвых? – отдался эхом изумленный голос Евангелины. – О, дорогая моя. Мое время в вашем мире кончилось. Вы должны перестать скорбеть обо мне и жить своей жизнью. Неужели ты ничего не запомнила из того, что я говорила тебе об опасностях черной магии? Такое общение с духами умерших способно легко сбить с правильного пути. Ты можешь открыть врата ада и выпустить на волю что-либо действительно пагубное».
– Пагубнее, чем Темная Королева?
Голос Евангелины стал резче.
«Екатерина опять вас беспокоит?»
– Да, она насылала на нас охотников на ведьм, уже дважды. Последний раз они даже нападали на Бель-Хейвен.
«Охотников на ведьм, – пробормотала Евангелина. – Неужели Екатерина так глубоко погрязла в черных делах?»
– Она замышляет что-то ужасное против короля гугенотов, и она стала считать меня угрозой ее планам, – горько усмехнулась Арианн. – Печальная правда в том, что я боюсь Темной Королевы не меньше, чем самая невежественная деревенская девчонка. Мне надо было найти тайну перчаток и привлечь ее к суду. Возможно, следовало сопровождать капитана Реми в его поисках…
«Нет, Арианн. Безнадежно бросать вызов Екатерине в одиночку. Твое место здесь, чтобы оберегать сестер».
– У меня не совсем хорошо это получается, – мрачно заметила Арианн. – Мири потрясена кровопролитием здесь, в Бель-Хейвен. Последнее время держится довольно странно, такая тихая и… и напряженная.
«Мири оправится. Твоя маленькая сестренка куда крепче, чем ты представляешь. А как поживает наша Габриэль?»
Арианн поморщилась.
– Я надеялась, что мы снова сближаемся, однако теперь Габриэль сердится на меня из-за… Словом, она винит меня за то, что я позволила мужчине вторгнуться в Бель-Хейвен.
«Охотникам на ведьм? Вряд ли в этом твоя вина…»
– Нет, не охотнику на ведьм. Этот человек спасал нас при налете. Граф де Ренар. Он теперь расположился лагерем в нашем лесу.
Изображение Евангелины Шене в воде стало более четким. Арианн теперь без труда разглядела неодобрительное выражение ее глаз.
«Этот человек спас вас и вы, тем не менее, вынуждаете его спать в палатке? Моя дорогая, это не похоже на гостеприимство Хозяйки острова Фэр. Почему ты не предложила ему постель?»
– Потому что боюсь, что, в конце концов, он может оказаться в моей, – выпалила Арианн.
Это было затруднительное признание, но она всегда рассказывала Евангелине обо всем. Изображение матери замерцало, красивое озабоченное лицо казалось таким живым, таким настоящим, что Арианн чуть не всхлипнула. Она проглотила застрявший в горле комок.
– Ох, мама, боюсь, что именно Ренар беспокоит меня больше всего. Он сын Дочери Земли, и это странное кольцо, которое он мне дал, обладает могущественной магией, а ты всегда говорила мне, что таких чар в жизни не может существовать.
Евангелина грустно улыбнулась.
«Со временем ты должна осознать то, с чем приходится сталкиваться всем детям. Что даже мама не всеведуща и ей также свойственно ошибаться».
Арианн никогда не могла так думать о Евангелине.
– Так вот, кольцо Ренара определенно действует. – Она протянула руку так, чтобы на облегающем палец странном металлическом кружочке заиграл свет. – Все, что от меня требуется, это прижать кольцо к сердцу, мысленно обратиться к Ренару, и он явится. Я поступала так уже дважды. Еще один раз – и я должна буду выйти за него замуж. Я страшно боюсь использовать кольцо по той простой причине, что чувствую, что я хочу этого. Порой ночью желание быть в его объятиях настолько сильно, что я едва сдерживаюсь.
«И так ли это ужасно? Хотеть мужчину?» – спокойно спросила Евангелина.
– Именно так Габриэль утратила свое волшебство, доверившись непорядочному мужчине. Я боюсь, что Ренару удастся превозмочь мое благоразумие. Иногда он кажется таким скрытным, таким резким и циничным. А иногда… – Арианн умолкла. Грубые черты лица графа, его огромная фигура могли бы выглядеть пугающими, и все же в ее глазах он был более мягким и ласковым, чем любой из знакомых ей мужчин. – Чего я больше всего боюсь, мама, – тихо продолжала Арианн, – даже больше того, что Ренар завлечет меня в постель, – это что ему удастся тронуть мое сердце. Никогда не думала, что могу быть такой слабой.
«Ты считаешь любовь слабостью, дочка?»
– Да, потому что… Разве нет? Я не могу зависеть от любви к мужчине так, как ты…
Арианн запнулась в ужасе оттого, что чуть не сказала. Но мать слишком хорошо поняла ее.
«Как у меня было с твоим отцом».
– Да! – Арианн не могла сдержать горечи. – Ты отдала ему свое сердце, а он тебя предал.
«Мне больно слышать, с каким гневом ты говоришь о своем отце, дитя».
– А ты никогда не испытываешь гнева?
Евангелина печально улыбнулась.
«Какую бы боль и гнев я ни испытывала, все это давно прошло. Я поняла своего бедного милого Луи».
– Ты поняла, почему папа изменил тебе с другой женщиной, а потом оставил, когда умирала? – потребовала ответа Арианн.
«Твой отец обладал большим мужеством, когда имел дело со шпагами, сражениями, когда приходилось рисковать жизнью. Что он был не в состоянии вынести, так это видеть нас больными или умирающими. Такое часто бывает с самыми отважными солдатами, когда они оказываются перед лицом потери любимой женщины».
Арианн упрямо поджала губы.
– Если папа так сильно тебя любил, как он мог дать себя соблазнить этой твари, что подсунула Екатерина?
«Это отчасти моя вина. Меня никогда не прельщала жизнь при дворе. Все, что я хотела, – это покоя для моего острова, моих девочек. Я знала, что твоему папе недоставало более оживленной жизни. Мне следовало проводить с ним больше бремени в Париже, быть бдительнее. Луи никогда не был сильнее меня; я это знала и принимала как должное. Это никак не уменьшало мою любовь к нему. Потому я и могла ему простить.
Тебе, детка, надо тоже простить отцу его слабости. И не позволяй этому бросить тень на свою любовь».
– Боюсь, что никогда не стану такой же мудрой и чуткой, как ты, мама, – тихо промолвила Арианн.
«Мы во многом очень разные, доченька. Тот союз, который был у нас с твоим отцом, никогда тебе бы не подошел. Ты должна найти мужчину, равного тебе по силе».
– Ты имеешь в виду… Ренара? – нахмурилась Арианн. – Его бабушка была той самой колдуньей, крестьянкой с гор. Она утверждала, что у нее было видение Ренара и меня, что якобы мы в один прекрасный день будем вместе. Но ты всегда учила меня не придавать значения таким вещам.
«И все же я с большим уважением относилась к этим старым женщинам с гор. Их ученость идет не из книг, а от мудрости, такой же глубокой, как сама земля».
– Так ты считаешь, что старая Люси была права, и я связана судьбой с Ренаром?
Евангелина легко усмехнулась.
«Увы, моя милая, этого я тебе не могу сказать. Единственная знахарка, способная наметить твою судьбу, это ты сама. Но могу дать тебе совет».
– Пожалуйста, мама, – с нетерпением попросила Арианн.
«Сними с пальца кольцо и запри его подальше от соблазна воспользоваться им. Какое бы решение ты ни приняла в отношении Ренара, оно не должно быть сделано под влиянием магии кольца или старого пророчества. Решить должно только твое сердце».
До Арианн дошла мудрость материнского совета. Но не успела она пообещать учесть слова матери, как воду зарябило. Ее чересчур короткое время общения с матерью и на этот раз закончилось. Девушка только могла с грустью следить, как туманится вода в сосуде и в этом тумане исчезает лицо Евангелины Шене.
Арианн подняла руку в отчаянной попытке дотронуться до матери, но рука, отяжелев, упала. Отяжелели и глаза. Покачнувшись, Арианн тяжело опустилась грудью на стол. Когда голова коснулась твердых досок стола, зелье сделало свое дело, и она погрузилась в глубокий сон.
Даже несколько часов спустя она была в глубоком забытьи и не слышала шагов на лестнице, не видела тени высившейся над ней человеческой фигуры.
– Арианн? – тихо позвал Ренар, заволновавшись, когда рассмотрел ее недвижимую фигуру. Поставив на стол свою свечу, убрал с бледного лица шелковистые каштановые волосы. – Арианн! – Встревоженный тем, что не разбудил, слегка потряс девушку за плечо. Двумя пальцами нащупал сонную артерию и с облегчением обнаружил ровный сильный пульс. Она была всего лишь в очень глубоком сне. Пробежав взглядом по лежавшим на столе предметам, он нашел и объяснение.
Черные свечи, медный тазик, курильница – предметы, ему знакомые. Он много раз наблюдал колдовские сеансы старой Люси и был достаточно осведомлен, чтобы догадаться, чем занималась Арианн. Наклонившись над девушкой, нежно поцеловал в лоб.
– Милая моя бедняжка, – прошептал он, думая о тяжком грузе тревог и страхов, толкнувших ее на такой крайний шаг.
Он не мог не понимать, что и сам является частью ее забот, а что до веры ему… Ренар вздохнул. Вот он бродит тайком по ее дому, без приглашения проникает в святая святых.
За исключением Габриэль, все обитатели Бель-Хейвен относились к нему с благоговейным трепетом. Преисполненные благодарности, они считали естественным его присутствие здесь, никто даже не спрашивал, куда и зачем он идет.
В этот поздний час все остальные давно спали. Но Ренару не составило труда вычислить, где находится Арианн, и даже пустить в ход скрытую пружину, открывавшую потайной люк. За прошедшую неделю глаза хозяйки стали для него открытой книгой. С того момента, как она стала считать его таким же… «безрассудным и доблестным глупцом, как капитан Реми», Арианн стала к нему куда доверчивее.
Задумчиво нахмурившись, Ренар поглаживал пальцами щеку Арианн, размышляя, что он совсем не такой идеалист, как капитан Реми. Николя Реми такой человек, что прискачет на помощь даме и не потребует даже поцелуя. Ренар знал, что никогда не сможет быть таким же бескорыстным, особенно с Арианн.
Ренар не был бы внуком Люси, если бы его не заинтриговало таинственное содержимое полок в этой комнате, пергаментов и старинных текстов, хранящих познания и могущественные рецепты, превосходящие самые необузданные человеческие помыслы.
Книга, которую Арианн оставила открытой на столе, представляла собой величайший соблазн. Но он и без того уже поступил плохо, проникнув без разрешения в рабочую комнату Арианн, пока та, не ведая о его любопытстве, крепко спала.
Он удержался от соблазна и взял девушку на руки. Она чуть пошевелилась, затем положила голову ему на плечо и сонно вздохнула, вызвав нежную улыбку Ренара.
Он перенес ее наверх, в ее комнату, и бережно, будто очень хрупкое сокровище, опустил на кровать.
Как только голова Арианн коснулась подушки, она широко раскрыла глаза.
– Ренар? – сонно пробормотала она.
– Э-э… а-а… да. – Ренар пытался придумать правдоподобное оправдание своего присутствия, но такой случай ему не представился.
К его изумлению, Арианн обвила руками его шею, привлекла к себе и прильнула губами к его губам. Ренар удивленно распахнул глаза. По сравнению с женщиной, не знавшей поцелуя, когда он впервые увидел ее, познания Арианн в этой области шагнули далеко вперед.
С легким вздохом она раскрыла рот, и ее язычок затрепетал у него во рту, соблазняя к бурному соитию. Он короткий миг удерживался, но потом со стоном ответил жадным поцелуем, чуть было не забывшись, что перед ним одурманенная сильным снадобьем женщина, все еще находящаяся в глубоком забытьи.
Арианн не представляла, что творит, скорее всего, к утру она забыла бы, что он был у нее… если только он не позволит делам зайти так далеко. Однако ее губы сладострастно поглощали его, распаляя все сильнее.
Ему пришлось собрать в кулак всю свою волю, чтобы вырваться из ее объятий. Освободившись от ее рук, он отошел в тень. Арианн на ощупь поискала его, потом, разочарованно хмыкнув, стихла, уткнувшись в подушку.
Ренар глубоко вздохнул, когда она снова погрузилась в глубокий сон, правда, на губах оставалась томная улыбка, приводившая в смятение его взыгравшие чувства. Он подумал было освободить ее от одежды, но опасался, что не выдержит такого испытания.
Возможно, существовала надежда, что, в конечном счете, Хозяйка острова Фэр создаст из него героя, но из него никогда бы не получился святой. Он осторожно накрыл Арианн одеялом и поспешно отступил.
– Доброго сна, лю… – начал он. Вовремя спохватившись, быстро поправился: – Моя госпожа.
Бросив последний долгий взгляд, на цыпочках вышел из комнаты.


До поздней ночи окна Лувра сверкали огнями, Сену оглашали звуки музыки и шумного веселья. Король Наварры недавно прибыл в Париж, и было вполне естественно отметить его приезд, предшествующий свадьбе.
Но наряду с весельем и смехом в залах дворца царила напряженность. Составлявшие свиту короля наваррские гугеноты встречали лицемерные улыбки парижских придворных полными подозрения хмурыми взглядами. Принцесса Марго смотрела на своего жениха с плохо скрываемой неприязнью, а Генрих Наваррский уже бегал глазами по очаровательным фрейлинам. Король Карл пребывал в возбужденном состоянии, часто предшествовавшем приступам безумия, и вдовствующая королева внимательно следила за изменчивым настроением сына.
Одна из особ, которой действительно нравились празднества, была вынуждена удалиться пораньше. Однако Луиза Лаваль сомневалась, что вряд ли снова появится такой шанс, как сегодня, когда внимание всего двора, включая саму Екатерину, поглощено празднествами.
Прикрывая рукой свечу от сквозняков, Луиза незамеченной прокралась в личные покои Екатерины. Луиза была больше чем довольна собой. Она ни капли не сомневалась, что была одной из самых очаровательных и соблазнительных женщин, присутствовавших на этом праздновании. Даже король Наварры ее заметил.
Но что еще лучше – после многодневной мысленной шахматной партии с Екатериной Луиза чувствовала, что выигрывает. Она пожертвовала несколько «пешек» ложной информации, убедив Екатерину, что капитан Реми и перчатки ушли в Англию. Только сегодня днем она подслушала, что Темная Королева направляет через пролив небольшой отряд личных гвардейцев, которые должны продолжить поиски капитана. Луизе, чтобы удержаться от смеха, пришлось прикусить зубами носовой платок.
И теперь, спустя несколько часов, она все еще улыбалась про себя, ибо кое в чем ей повезло еще больше. Наконец-то удалось преодолеть препоны бдительности Екатерины и читать глаза Темной Королевы. Оглянувшись последний раз украдкой, Лаваль проскользнула в личные покои королевы. При виде алтаря она насмешливо скривила губы, зная, что Екатерина скрывает свои колдовские дела под видимостью святости и молитв.
Луиза принялась шарить руками по обшивке алтаря, нащупывая позади распятия какой-нибудь рычажок, который должен привести в движение скрытую дверцу. С каждым мгновением она все больше понимала, что время быстро уходит.
Но это лишь подстегивало возбуждение, ощущение опасности, заставляло учащенно биться сердце. Вся эта затея была куда более захватывающей, чем охота за новым любовником. «Почти», – поправилась Луиза, вспомнив интерес, мелькнувший в глазах Генриха Наваррского.
Наварр, по слухам, был довольно соблазнительным и страстным любовником, и Луиза подумала, что была бы не прочь покачаться с ним под простынями. Ей никогда не приходилось спать с королем. Но прежде, подумала она, лучше позаботиться о том, чтобы его уберечь.
Сдвинув наконец подсвечник, приводивший в действие пружину, Луиза торжествующе ухмыльнулась. Она зашла за алтарь, который повернулся, открывая находящееся позади темное таинственное помещение.
– О, Екатерина, думаю, это тебе шах, – фыркнула Луиза. – Ферзь под угрозой, а у тебя для спасения не осталось пешек.
Схватив свечу, она с бешено бьющимся сердцем, подавляя страх, протиснулась в тесную комнатушку. Трепещущее пламя высвечивало полки, плотно уставленные старинными текстами, пыльными склянками и пузырьками.
Последняя работа королевы все еще была разложена на небольшом деревянном столике, и Луиза подошла посмотреть поближе. Рядом с маленькой жаровней, в которой оставался холодный пепел, лежали ступка и пестик. Тут же находилась подставка с пузырьками, содержавшими какую-то мутную жидкость, которую Луизе не было времени определить. Она не сомневалась, что это какой-нибудь яд.
Екатерина также оставила свиток старинного пергамента, очевидно, подробный рецепт адского зелья, которое стряпала. Луиза не была сильна в переводах некоторых более древних языков, поэтому с облегчением увидела, что пергамент был на французском.
Поднеся свиток ближе к свету, она жадно перечитала от начала до конца. Но чем дальше она читала, тем больше ей сводило живот от страха.
Она отшвырнула пергамент, будто ядовитую змею, уже готовая поверить, что Екатерина замышляла смерть Генриха Наваррского. Но то, что она задумала на самом деле, оказалось еще более страшным преступлением.
– Миазмы. Она вызывает к жизни миазмы, – охрипшим голосом произнесла Луиза. – Надо сообщить на остров Фэр.
Луиза повернулась, чтобы убежать из комнаты, и почти столкнулась со следившей за ней от дверей темной фигурой. Вскрикнув от испуга, Лаваль отпрянула назад.
Екатерина выглядела абсолютно невозмутимой и, чуть улыбаясь, промолвила:
– Вам мат, дорогая Луиза.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100