Читать онлайн Леди и лев, автора - Керк Синтия, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Леди и лев - Керк Синтия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.91 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Леди и лев - Керк Синтия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Леди и лев - Керк Синтия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Керк Синтия

Леди и лев

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Лондон, 1897 год
Так вот, значит, как он выглядит, Дилан Пирс.
Шарлотта подалась вперед в кресле, стараясь разглядеть, какого цвета у него глаза. Хотя с их встречи в пустыне прошло всего два года, имя Дилана Пирса не вызывало в ее воображении никакого образа. В этом, безусловно, она могла винить только себя. Неужели она была так смешна и нелепа, что поехала ему навстречу на верблюде, по дороге прикладываясь к бутылке с бренди? Она покраснела при одном воспоминании об этом. Просто чудо, что она тогда не заблудилась.
Низкий голос Пирса разносился по лекционному залу, как бой огромного колокола. Чем больше она слушала, тем больше склонялась к мысли, что стоит, пожалуй, освежить воспоминание о том грубоватом голосе с провинциальным акцентом.
– Может быть, он и перевел эти развратные арабские стихи, но надо признать, что у него самые длинные ресницы, какие я только видела у взрослого мужчины.
За этим нелепым комментарием последовало чье-то писклявое хихиканье.
– Длинные ресницы и широкие плечи – это просто исключительное сочетание. А у него еще и такие чудные каштановые волосы! Мистер Пирс – настоящий красавец.
Шарлотта сердито оглянулась назад, но глаза двух молодых женщин были устремлены на оратора. С каких это пор археолога вызывают такой ажиотаж среди женского населения Лондона? Она никогда о таком не слыхала, а ведь она была дочерью одного из самых известных египтологов современности. Чего же ждать дальше? Наверное, скоро молодые дамы будут падать в обморок при виде географов или писать любовные записки профессорам Кембриджа.
Шарлотте мистер Пирс не казался таким уж необыкновенным красавцем. Черты лица какие-то излишне преувеличенные. Слишком большие глаза. Нос, который, пожалуй, можно было бы укоротить; широкий рот; чересчур густые волосы с отливом темно-красного золота, которые скрывают накрахмаленный воротничок. Такую прическу уже давно никто не носит. На кафедре он чувствовал себя скованно, как человек, который ждет не дождется, когда можно будет сбросить этот серый костюм и новые кожаные полуботинки.
Шарлотте, впрочем, совершенно нет дела до его длинных ресниц и кельтского профиля. Мужчины, какие бы это ни были красавцы, больше ее не интересуют. Вздохнув, она поправила свою черную юбку, что вызвало неудовольствие кошки, которая лежала у нее на коленях. Это она настояла, чтобы Йен продолжил раскопки. Йен погиб. Из-за нее погиб. Она до самой своей смерти будет винить себя в этом. И до самой своей смерти останется одинокой.
– Мама говорит, что не пройдет и десяти лет, как ему пожалуют дворянство.
– Не так уж плохо. Дворянское звание, фамильное поместье в Уэльсе. Подумай только, какие бесстыдные стихи он переводит. Можно себе представить, что он будет вытворять со своей женой!
– Неужели ты и правда так думаешь?! Какая бездна греха!
Это было уже невыносимо. Сидя в кресле, Шарлотта резко повернулась, так что кошка, возмущенно мяукнув, свалилась с ее колен на пол.
– Не могли бы вы продолжить свою занимательную беседу за дверью? Некоторые из сидящих в этом зале интересуются царями восемнадцатой династии.
Две молодые девушки только захихикали. Шарлотта наконец разглядела, что обе они разряжены, как будто собирались на прогулку: белые летние блузки, зонтики с оборками и широкополые соломенные шляпы.
Шарлотта не могла сдержать изумления и вытаращила глаза на огромных матерчатых птичек, украшавших шляпку девицы потолще. Стеклянные глазки-бусинки смотрели на нее сквозь желтые перышки.
– Простите нас, мадам, – произнесла толстушка с насмешливой улыбкой.
Зачем она сюда пришла? Она не думала, что это так взволнует ее. Все эти два с половиной года она решительно отказывалась посещать лекции по археологии, запрещала себе даже ходить в египетскую галерею Британского музея. Она постоянно твердила себе, что Египет был причиной смерти Йена. Она наказывала себя за то, что когда-то оказалась в плену своей страсти. Расплатой за смерть Йена должен был стать добровольный отказ от любых воспоминаний и впечатлений, связанных с великолепием этой пронизанной солнцем земли.
Словно чтобы возразить ей, ее любимица снова запрыгнула к ней на колени и стала устраиваться поудобнее, вертясь и переступая лапками, прежде чем окончательно улечься. Ее длинный полосатый хвост задел Шарлотту по лицу. Видно, у нее все-таки не хватило силы воли отказаться от всего, что связывало ее с Египтом. Пустынная кошечка, которую она вырвала из рук Йена, когда тот уже собирался ее утопить, стала ее самой любимой спутницей. Она была той ниточкой, которая связывала Шарлотту с тем, что она когда-то любила и от чего приказала себе отказаться. Шарлотта могла пожертвовать воспоминаниями о песчаных долинах пустыни и запахе нильского ила, но ни за какие блага на свете не согласилась бы расстаться с Нефер.
Ей удалось снова сосредоточиться на докладе мистера Пирса. Сейчас он говорил о погребальных урнах, найденных в Набеше… Но тут за ее спиной опять послышалось хихиканье.
– Не понимаю, зачем ты уговорила меня пойти на эту лекцию, – прошептала Шарлотта молодой женщине, сидящей рядом с ней. – Сюда надо было послать нашу матушку. Ведь Общество собирается отметить посмертные заслуги ее покойного мужа. Наверное, это все-таки важнее, чем ее собрания по защите прав женщин? Ей не ответили. Она взглянула на свою соседку и увидела, что ее сестра почти заснула.
– Проснись, Кэтрин, не то свалишься со стула.
– А?.. Что? Лекция уже закончилась? – Кэтрин выпрямилась в кресле. Ее шляпка немного съехала набок. – Что, уже начинают чествовать отца?
– Нет, нет еще. Но будет обидно, если ты окажешься совсем в бессознательном состоянии, когда нас попросят выйти на сцену.
– А это было бы смешно, правда? Я храплю, а ты маршируешь на сцену в своей чадре.
Шарлотта дотронулась до черной вуали, украшавшей ее шляпку.
– Не понимаю, почему кому-то может не нравиться, что вдова носит траур.
Сестра посмотрела на нее осуждающе.
– Ты ведь не королева, моя милочка, – прошептала она. – Да и королева вряд ли всю оставшуюся жизнь ходила бы в трауре.
– Я не собираюсь обсуждать с тобой мой гардероб. Кэтрин чихнула три раза подряд.
– Если ты уперлась и хочешь до смертного часа ходить черной вороной, дело твое. Но я требую, чтобы ты перестала таскать с собой повсюду эту ужасную кошку. – Она снова чихнула. – Ты же знаешь, у меня на кошек аллергия.
Шарлотта сгребла Нефер в охапку.
– Кошки в этом не виноваты. – Кивнув в сторону окна, за которым хлестал дождь, она заметила: – Ты всегда чихаешь, когда идет дождь.
Тут Шарлотта почувствовала, что кто-то слегка постучал ее по плечу. Это была пухлая молодая женщина, сидевшая позади нее.
– Извините, но нельзя ли потише? Мы находим, что ваше постоянное бормотание совершенно невыносимо.
Ее приятельница прикрыла усмешку рукой в шелковой перчатке.
Шарлотта снова устремила взгляд на сцену. Она чувствовала, что сегодня не выдержала борьбы с обстоятельствами. Она признала свое поражение и теперь сидит на лекции, посвященной тому самому предмету, о котором она поклялась в своей жизни никогда не вспоминать. И что самое ужасное, докладчик, который с таким знанием дела рассказывает сейчас о фараонах, – это тот самый человек, который, сам того не зная, сыграл роковую роль в гибели ее мужа. Нет, ей не следовало появляться здесь, даже если Общество и решило оказать честь ее покойному отцу. Кэтрин наверняка снова задремлет, а две болтушки в перьях в заднем ряду опять обсуждают внешность Дилана Пирса, в которой теперь находят признаки одновременно страсти и вырождения.
– Понятно, почему Джорджина так настаивала, чтобы мы обязательно пришли на эту лекцию. Из всех новых лиц, появившихся в Лондоне в этом сезоне, он производит самое сильное впечатление.
Шарлотта громко застонала.
– Ты абсолютно права. Любой женщине, у которой в жилах течет кровь, а не вода, придется крепко держать себя в руках, чтобы не броситься ему на шею. Конечно, старым каргам, какие здесь собрались, и в голову не может прийти, что мистер Пирс – настоящий мужчина, даже если не обращать внимания на его привлекательную внешность. – Дама откашлялась, видимо, собираясь изречь нечто важное. – Не понимаю, как их еще терпят мужья.
– У некоторых этих дам такой хмурый вид, что нечего удивляться, если их мужья предпочли загробную жизнь существованию рядом со своими благоверными.
Шарлотта откинула с лица черную вуаль. Нефер подняла к ней умную мордочку. Молодая женщина наклонилась к своей любимице и стала что-то нашептывать ей в пушистое ушко.
– Что ты делаешь? – поинтересовалась Кэтрин.
– Неужели эти две карги так никогда и не замолкнут? – раздался мелодичный голос позади них. – Еще немного, и я попрошу вывести их из зала. Вместе с их отвратительной блохастой кошкой.
Резко обернувшись назад, Шарлотта снова оказалась лицом к лицу со сплетничающими кумушками. Она взяла Нефер на руки, так что кошачья мордочка оказалась на одном уровне с ее лицом.
Молодые дамы, в свою очередь, вызывающе посмотрели на нее, демонстративно подняв брови.
– Вы что-то хотите сказать? – спросила одна из них, с треском раскрывая свой веер, украшенный пышными цветами.
Шарлотта указала пальцем на матерчатую птичку, приколотую к шляпке толстушки.
– Убей эту птицу! – произнесла она по-арабски. Глаза дикой пустынной кошки сузились. Она выгнула спину. Затем с грозным рычанием, как лев, ринулась на свою жертву.
От этих дам было шума не меньше, чем от толпы продавцов воды в Каире. Дилан оторвал глаза от своих записок. Кто бы мог подумать, что сухая лекция в лондонском Обществе любителей древностей привлечет так много женщин? Наверное, виной тому экзотическая тема его доклада. Египетские пирамиды, легенды о проклятии мумий и рассказы о золотых сокровищах, спрятанных в песках, – вот о чем хотели узнать эти дамы. Они явно не ожидали, что вместо этого услышат скучное сообщение об особенностях погребальных монументов Набеши.
Обманул он их ожидания или нет, но они могли бы вести себя потише и прислушаться к тому, что он рассказывает. Однако мгновение спустя Дилан уже сам забыл, о чем говорит, потому что в зале он увидел кошку. По крайней мере на первый взгляд это была кошка: краем глаза Дилан успел заметить длинный хвост, появляющийся то здесь, то там среди дамских шляпок в задних рядах.
Он постарался сдержать рычание. Ох уж эти лондонские дамочки со своими зацелованными любимчиками – комнатными спаниелями, раскормленными кошечками и длиннохвостыми попугаями! Они просто свихнулись на своих домашних зверюшках и всюду таскают их с собой. Но приносить кошку на серьезную научную лекцию – это уже верх умопомешательства.
Дилан до боли сжал руками края кафедры и сказал себе, что ему осталось вытерпеть еще пять минут. Потому что ему предстоит вручить медаль Общества вдове сэра Реджинальда Грейнджера. После чего он собирался пулей выскочить за дверь, и слава Богу, если ему по пути не встретится ни одной ненормальной дамочки из этой шумной компании. Ох, как ему хотелось поскорее вернуться в пустыню, где только шакалы и расхитители гробниц могут помешать его работе! Пожалуй, к шакалам и грабителям он сейчас испытывал даже нежные чувства, не то что к этим идиоткам, которые устроили на его лекции форменный базар.
Он украдкой следил за теми, кто был в самом центре переполоха в задних рядах. Самое отвратительное, что одна из этих дамочек была в черном вдовьем платье и траурной вуали. Дилан молил Бога, чтобы зачинщицей беспорядка не оказалась вдова сэра Реджинальда.
– И в заключение я бы хотел снова упомянуть о своих находках. – Он и сам почувствовал, с каким облегчением произнес эту фразу. – В отличие от моего выдающегося коллеги, сэра Рональда Петри, я не уверен, что…
И в этот момент из дальнего конца аудитории донесся душераздирающий крик.
– Что за дьявольщина! – воскликнул Дилан.
В задних рядах вскочила женщина в огромной, украшенной перьями шляпе. Она вопила не своим голосом и пыталась отбиться от какого-то зверя, похожего на льва в миниатюре.
– Уверена, что на эту женщину напал кот, – зашептала миссис Румпельман, сидевшая на сцене позади Дилана.
И действительно, оказалось, что кошка грызет шляпку визжащей дамы. Другая дама не переставая лупила ее веером, в то время как вдова наотмашь била эту даму своей сумочкой. В довершение картины в самой середине этой кутерьмы сидела еще одна молодая женщина, которая непрестанно чихала.
– Таким образом, я завершаю свой доклад о некоторых особенностях погребальных обычаев, которые были открыты благодаря раскопкам на участке Набеша. – Дилан собрал свои бумаги. – Теперь, если вы не возражаете, пусть кто-нибудь поможет усмирить эту кошку, чтобы она не испортила еще чей-нибудь костюм. Благодарю вас.
Все присутствующие уже вскочили на ноги. Раздавались крики, призывающие, чтобы кто-нибудь спас молодую леди от кровожадной родственницы львов и тигров.
– Все идет хорошо, принимая во внимание… – произнесла миссис Румпельман.
– Принимая во внимание что, мадам?
– Принимая во внимание, что большая часть собравшейся сегодня аудитории даже не принадлежит к членам Общества. – Седовласая матрона похлопала его по плечу. – Уверена, эти дамы вообразили, что вы будете рассказывать о тех самых постыдных поэмах, что вы переводили, мистер Пирс. – Она склонилась к нему ниже. – У меня есть один экземпляр в сумочке, и если бы вы были так любезны, чтобы поставить на ней свой автограф…
Вопль, раздавшийся под сводами зала, избавил его от необходимости отвечать. Неужели эти ненормальные особы настолько опустились, что дошли до кулачного боя?
Быстро спрыгнув со сцены, он бросился в проход между рядами, расталкивая суетящуюся публику. Кто-то должен положить конец этому светопреставлению. Скорее всего эту роль ему придется взять на себя.
– Вот она! Хватайте ее!
Дилан обернулся и заметил, что кошка скрылась за дверью библиотеки, расположенной рядом с главным залом. Чтобы не допустить самосуда над несчастной зверюшкой, он бросился в библиотеку и поспешил захлопнуть за собой дверь.
Небольшое помещение библиотеки от пола до потолка было заставлено книжными шкафами. На возвышении у стены стоял огромный глобус, посередине между шкафами располагался длинный стол красного дерева. Дилан заглянул под один из многочисленных стульев с высокими спинками, стоящих вокруг стола, и заметил пару горящих глаз.
С внешней стороны двери раздавался гул голосов.
– Она здесь! – крикнул Дилан через запертую дверь. Он медленно стал приближаться к столу.
– Ну, иди сюда, я тебе не сделаю ничего плохого, – произнес он успокаивающим тоном. – Если ты не дашь потихоньку вынести себя отсюда, то доставишь большие огорчения одной несчастной даме.
В ответ раздалось жалобное мяуканье.
Дилан уселся на пол, сложив ноги по-турецки. Через несколько мгновений из-под стула показался хвост. Он ждал не шевелясь. Еще минуты через две кошка вышла на открытое место. Она уставилась на него своими золотистыми глазами, мяукнула и уселась на расстоянии нескольких футов от него.
Силы небесные! Ведь эта кошка – прямой потомок древней породы пустынных кошек, которые так высоко ценились при фараонах. Это был довольно крупный экземпляр – слишком крупный для домашней кошки. Шкурка у нее была полосатая, мордочка узкая, а шея стройная и длинная. Та самая порода, которая хорошо знакома археологам по росписям на стенах египетских гробниц. Каким же чудом это экзотическое животное оказалось в затхлом доме на Эустон-сквер? Если бы не украшенный драгоценными камнями ошейник на шее животного, ему и в голову не пришло бы, что это домашняя кошка.
– Иди сюда, моя девочка.
Кошечка в ответ лишь зевнула, а потом широко раскрыла глаза. Какого они изумительного янтарного оттенка! Он склонился в ее сторону.
– Иди-ка сюда, – произнес он по-арабски.
Кошка снова мяукнула, затем медленно преодолела разделявшее их расстояние и потерлась о его ногу.
Дилан почесал ей за ушком и услышал мурлыканье, которое в тихой пустынной комнате напоминало раскат грома.
Эту мирную картину внезапно нарушил бешеный стук в дверь.
– Пустите меня! Я требую, чтобы вы меня сию же секунду впустили! Если вы хоть пальцем тронете мою кошку, я вызову полицию, вас вышвырнут отсюда!
Он посмотрел на кошку.
– Это кто-то из твоих знакомых.
Дверь затрещала, как будто в нее ударили чем-то тяжелым. Дилан встал. Пожалуй, лучше будет открыть дверь, пока ее не разнесли в щепки.
– Перестаньте, пожалуйста. Я сейчас сам открою дверь. Но скорее всего к его словам никто не прислушался, потому что, как только он повернул ключ, дверь со стуком распахнулась.
На пол с размаху упала женщина Ее черное траурное платье при приземлении задралось чуть ли не на голову, так что стала видна нижняя юбка. Женщина какое-то мгновение лежала, тяжело дыша, выставив свои обтянутые черными чулками ноги. Ее черная шляпка с вуалью съехала набок, а прическа растрепалась.
Дилан быстро затворил дверь, потому что снаружи все еще доносились крики женщин. Кошка прыгнула к женщине и стала лизать ее лицо.
– Нефер, ты ранена? – спросила женщина, еле переводя дух.
– Она в полном порядке. Хотя кажется весьма дерзким созданием. Совсем как ее хозяйка.
Дилан шагнул ближе.
– Я предполагал, что вы посетите мою лекцию, миссис Фэрчайлд, но мне и в голову не могло прийти, что это завершится таким потрясающим финалом.
Шарлотта нахмурилась:
– Вот уж не думала, что вы помните меня, мистер Пирс. Ведь мы виделись больше двух лет назад.
– Неужели вы думаете, что я мог забыть женщину, которая выехала мне навстречу в пустыню в полном одиночестве?
«Особенно женщину, которая была в стельку пьяна», – добавил он про себя.
Ее щеки слегка порозовели.
– Боюсь, я мало что могу припомнить из той поездки и нашего разговора. – Я этому не удивляюсь.
Он подал ей руку. Только теперь Шарлотта, кажется, поняла, что она лежит, растянувшись на полу в неуклюжей позе, с задранной выше колен юбкой. Она торопливо одернула подол и попыталась встать. Дилан придержал ее за талию и помог подняться на ноги.
– Благодарю вас, мистер Пирс. – Она глубоко вздохнула и стала приводить в порядок свое платье. – Я должна принести вам свои извинения, что мне пришлось вломиться в дверь. Мне необходимо было убедиться, что с Нефер все в порядке.
– Нефер? Значит, она и в самом деле египтянка?
– Да, это редкая порода североафриканских кошек. Я взяла ее с собой, когда возвращалась из Египта.
Кошка потерлась о юбку хозяйки. Ее янтарные глаза были полуприкрыты от удовольствия.
– Ну, уж я-то ни за что не рискнул бы причинить вред этой обитательнице пустыни, миссис Фэрчайлд. Вы лучше меня должны знать, какие проклятия могут обрушиться на того, кто отважится на такое чудовищное злодеяние.
Дилан, видимо, надеялся своими словами вызвать у нее улыбку, но миссис Фэрчайлд лишь отрешенно посмотрела на него. Ее угрюмый взгляд привел Дилана в замешательство.
Сейчас, более внимательно ее разглядев, Дилан должен был признаться себе, что удивительно, как он узнал ее. Ее волосы уже не были выгоревшими на солнце – их цвет показался ему тогда таким необыкновенным. Теперь они были бледно-золотыми – прелестного, но совсем обычного оттенка. Лицо, когда-то загорелое, сейчас приобрело аристократическую бледность. Ему даже пришло в голову, что, наверное, в последнее время она вообще редко показывается на солнце. Ее черное траурное платье обтягивало хрупкую и тонкую фигуру. Словом, ныне она производила гораздо более слабое впечатление, чем та женщина, с которой он сцепился два года назад в пустыне.
Но больше всего изменилась ее манера поведения. Та Шарлотта Фэрчайлд, которая отговорила его покупать участок ее отца, была страстной, самоуверенной и сильной. Молодая женщина, стоящая сейчас рядом с ним, казалась униженной и слабой. Без сомнения, она превратилась в обычную женщину, в раздражительную и вечно чем-то недовольную особу.
Однако нельзя забывать, что бедняжка потеряла мужа. И несчастье произошло именно на том самом участке, от которого она тогда уговорила его отказаться. Так что совсем неудивительно, что она так странно себя ведет. Да и какой нормальный человек смог бы без потерь перенести подобный удар судьбы? Дилан должен был признать, что его отношение к жизни тоже сильно изменилось, когда он столкнулся с такой несправедливостью, как страдания невинных людей. Однако сейчас он ничем не мог смягчить горечь утраты этой странной женщины.
Шарлотта пыталась привести в порядок растрепавшиеся волосы, но, видимо, в потасовке, которая случилась в лекционном зале, растеряла все свои шпильки. Со вздохом она уложила волосы в узел и постаралась засунуть их под шляпку.
– Я тогда действовала импульсивно, мистер Пирс. Мне не следовало так накачиваться бренди, не говоря уже о том, чтобы упрашивать вас отказаться от участка.
Ее светлые глаза потемнели. Что ж, глаза по крайней мере остались такими же прекрасными.
– Вы не представляете, как я проклинаю себя за все, что натворила в тот злосчастный день.
– А я, напротив, восхищался вами. Вы просто боролись за то, чего очень хотели.
Выражение ее лица стало суровым.
– К несчастью, это было совсем не то, чего хотел мой муж.
На мгновение она застыла, и он испугался, как бы ей не стало дурно. Неужели прошедшие годы сделали из нее истеричку, склонную к болезненной смене настроений и обморокам?
– Надеюсь, вы позволите выразить вам свои искренние соболезнования по поводу безвременной кончины мистера Фэрчайлда. Когда до меня дошли эти печальные новости, я находился в Верхнем Египте. Я вернулся в Долину Амона, но к тому времени вы уже уехали в Англию.
– Да, я постаралась уехать оттуда как можно быстрее. – Она глубоко вздохнула, и ее лицо еще больше побледнело. – Мне сказали, что потребуется много месяцев, чтобы откопать тело. Я должна была уехать. Мне невыносимо было оставаться там. Ведь это я заставила Йена изменить свои планы. Если бы не я, он был бы жив.
Повисло неловкое молчание, нарушаемое только мурлыканьем кошки. Выражение лица миссис Фэрчайлд смягчилось. Она взяла кошку на руки и крепко прижала ее к себе. Лицо молодой женщины, обрамленное пушистой шерсткой, преобразилось.
– Я давно хотела поблагодарить вас за соболезнования, которые вы мне прислали тогда. Это было очень любезно с вашей стороны.
– Я считаю, что тоже в какой-то мере виноват в том, что произошло. Если бы там был я, то обратил бы внимание, что крепления стенок недостаточно надежны. Может быть, обвал тоннеля удалось бы предотвратить.
Она резко прервала его:
– Это несчастный случай, и вы ни в чем не виноваты. Я больше не хочу об этом говорить.
«Судя по всему, она уверена, что виновата во всем сама», – подумал он. Поэтому-то она и ходит до сих пор в трауре, и в этом причина ее нездоровой бледности. Эта казнь себя гораздо более жестокая, чем самопожертвование индийских женщин, поднимающихся на погребальный костер вместе со своим усопшим супругом.
– Я рад по крайней мере, что вы не утратили своего интереса к египтологии.
– Что вы имеете в виду? – спросила она резко. – Безусловно, утратила.
– Но ваше присутствие на моей лекции сегодня…
– Уверяю вас, это никак не связано с темой вашего доклада. Мы с сестрой пришли сюда лишь для того, чтобы получить медаль, которой Общество собиралось отметить заслуги моего покойного отца. К сожалению, матушка не смогла присутствовать. Все эти годы я и не помышляла о мумиях и династических гробницах.
Но ее большие серые глаза утверждали обратное.
– Как жаль, что вы отказались от того, чем когда-то с такой страстью занимались.
– Не вижу в этом ничего необычного, мистер Пирс. А сейчас прошу вас извинить меня. Мы с Нефер злоупотребляем вашим вниманием.
Дилан указал на дверь.
– Там все еще неспокойно. Я бы не советовал вам выходить сейчас. Если только вы не хотите посмотреть, как опять во все стороны полетят пух и перья.
Наконец-то на ее лице появилось некое подобие улыбки.
– Это был настоящий скандал, не правда ли?
– Что же вызвало весь этот шум?
Улыбка теперь осветила все ее лицо. Черт возьми, ей следует чаще улыбаться. Глядя на нее сейчас, он представил, как очаровательно она может смеяться.
Теперь она больше похожа на девочку, не хватает только румянца на щеках и более яркого платья. Не может быть, чтобы горе и ощущение вины до конца иссушили ее.
– Одна молодая дама в аудитории имела несчастье надеть шляпку, украшенную тряпичной птичкой, а Нефер так любит охотиться на птиц!
Он усмехнулся:
– Неужели кошка подумала, что она настоящая?
Она рассмеялась. Смех ее был похож на журчание ручья.
– Нефер не такая безмозглая. – С этими словами Шарлотта указала на чучело сокола, стоявшее на каминной полке. – Убей эту птицу! – скомандовала она на чистейшем арабском.
Кошка прыгнула на каминную полку, и ее когти впились в набитое опилками тело птицы. Со злобным рычанием она вонзила свои острые клыки в безжизненные перья.
Дилан рассмеялся, смахнув с глаз выступившие от смеха слезы:
– Разрази меня гром, вам надо было стать дрессировщицей львов в цирке!
Он внимательно посмотрел на нее. Казалось, она была чрезвычайно довольна своей выходкой, совсем как маленькая девочка. Без сомнения, она просто вбила себе в голову, что ей больше пристало изображать безутешную вдову. Но на самом деле под черным траурным платьем скрывалась трепетная женщина.
– Понимаю, как ужасно то, что я сделала. Но эта молодая дама не дала мне услышать из вашей лекции и двух слов.
– И тогда вы натравили на нее кошку, чтобы обеспечить лекции достойный финал.
– Я искренне сожалею об этом. Правда, мне все же удалось расслышать в вашем докладе несколько неточностей, так что, пожалуй, это и к лучшему.
– Что?
Шарлотта кашлянула.
– Я не согласна с вашей интерпретацией находок изделий из полевого шпата. Вы, должно быть, читали последнюю монографию сэра Лайонелла Кола, посвященную его раскопкам в Фивах. Вы можете положиться на мою осведомленность в этом вопросе. Скарабеи и амулеты довольно долго были сферой моих интересов.
Он подошел к ней ближе. На него пахнуло приятным весенним ароматом. Жасмин, определил он.
– Для человека, который совершенно не интересуется египтологией, вы, кажется, слишком хорошо осведомлены о последних теориях.
Она не отступила от него, хотя теперь он стоял к ней так близко, что ее волосы шевелились от его дыхания.
– Хотя я больше не занимаюсь этим вплотную, но не забыла того, что знала раньше.
– Что очень знаменательно.
– Да. – Она наконец отступила назад. – А сейчас мне и в самом деле надо идти.
Ему не хотелось, чтобы она уходила. Внезапно он подумал, что она самая пленительная женщина во всем Лондоне.
– Но за этой дверью все еще находятся разгневанные фурии, которые жаждут вашей крови. Цивилизованному жителю Лондона и в голову не может прийти, что вы просто дрессировали вашу кошку нападать по команде.
– Увы, Лондон ничего не знает ни о моей кошке, ни обо мне.
Нет, он определенно не хочет, чтобы эта необыкновенная женщина лишала его своего общества. Но он уже и так неприлично долго остается с ней взаперти в библиотеке.
Еще немного, и пойдут сплетни.
Он взглянул на Нефер, которая на полу продолжала терзать птицу.
– Я предлагаю вам оставаться здесь до тех пор, пока у толпы не иссякнет жажда крови и все не разойдутся. – Он взглянул на свои карманные часы. – Держу пари, что это произойдет не раньше чем через полчаса.
– Как раз в файф-о-клок? Дилан рассмеялся:
– Да, в самом деле. А мы оба знаем, что англичане никогда не откажутся от своего чая и овсянки по утрам.
– Я и сама не собираюсь их пропускать. – Шарлотта оглядела библиотеку. – Здесь есть еще одна дверь. Уверена, она выходит прямо на улицу. Моя сестра достаточно сообразительна, чтобы самой выбраться отсюда. Так что у меня нет никаких причин оставаться здесь дольше. Благодарю вас за весьма интересную лекцию.
– Вы позволите мне навестить вас на этой неделе? – Слова вырвались у него прежде, чем он осознал, что говорит.
Она посмотрела на него озадаченно.
– Конечно, нет. Я же говорила вам, что больше не интересуюсь археологией. Я веду сейчас довольно уединенную жизнь и не поддерживаю светских знакомств. Всего хорошего, мистер Пирс.
С этими словами Шарлотта направилась к боковой двери, а кошка трусцой последовала за ней.
– Подождите, вам необходимо задержаться еще ненадолго. Вы не можете уйти, не получив медали вашего отца.
Она остановилась.
– Да, я совсем забыла об этом.
– Подождите меня здесь. Я сейчас заберу ее у миссис Румпельман. Вам придется задержаться всего на несколько минут. Ради вашего отца.
Шарлотта подняла на руки кошку, которая тут же громко замурлыкала.
– Что ж, я подожду.
Дилан колебался, стоит ли верить ей. Вполне возможно, что она так же непредсказуема, как и ее египетская кошка.
Он подошел к запертой двери. Шум, кажется, затих, хотя он еще слышал чей-то визгливый голос, причитающий по поводу оцарапанной щеки.
– Я вернусь очень быстро, миссис Фэрчайлд.
В этот момент дождевые тучи за окном рассеялись, бледный луч солнца проник в широкое окно библиотеки. На короткое мгновение он осветил волосы Шарлотты, и они снова превратились в серебряный огонь, который запечатлелся в памяти Дилана. В черном с ног до головы, она стояла выпрямившись, тонкая и стройная, поглаживая кошку по лоснящейся шкурке. Умное животное повернуло к Дилану мордочку и устремило на него неподвижный взгляд своих янтарных глаз. Ему показалось, что на него смотрит ожившее древнее изваяние таинственной богини. Быть может, даже опасной.
– Я мигом вернусь. Она кивнула.
К несчастью, он целых десять минут пытался отыскать миссис Румпельман в толпе. И еще пять минут потребовалось ей, чтобы отыскать, куда запропастилась медаль.
– Кто-нибудь видел мою сестру, миссис Фэрчайлд? – громко произнес кто-то рядом с ним.
Он не разглядел, кому принадлежит голос, и поспешил к библиотеке. Щелкнув ключом в замке, он проскользнул внутрь, чувствуя себя вором, который только что провернул удачное дельце.
– Вот и я, миссис Фэрчайлд. Я принес медаль, как и обещал, хотя должен извиниться, что это заняло так много…
В комнате никого не было.
– Ну что ж. Теперь, боюсь, вам не удастся избежать моего визита, барышня! – в сердцах произнес он. Его голос громко прозвучал в опустевшей библиотеке.
Дилан Пирс был не из тех мужчин, которые позволяют кому-то выскользнуть у него из рук.
Особенно если это женщина – непредсказуемая и загадочная. Такая, как Шарлотта Фэрчайлд.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Леди и лев - Керк Синтия



понравился очень,всего в меру,спасибо
Леди и лев - Керк Синтиягалина
5.04.2012, 11.22





Хорошая история, наполненый сюжет, рекомендую
Леди и лев - Керк СинтияЛЕНА
31.07.2013, 18.47





Хорошая история, наполненый сюжет, рекомендую
Леди и лев - Керк СинтияЛЕНА
31.07.2013, 18.47





8/10 б
Леди и лев - Керк Синтиятая
31.07.2013, 20.40





Мне не понравился роман и считаю что оценки завышенные.
Леди и лев - Керк СинтияGala
15.07.2014, 22.41








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100