Читать онлайн Шанс Гидеона, автора - Кент Памела, Раздел - Глава ВОСЬМАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Шанс Гидеона - Кент Памела бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.68 (Голосов: 59)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Шанс Гидеона - Кент Памела - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Шанс Гидеона - Кент Памела - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кент Памела

Шанс Гидеона

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава ВОСЬМАЯ

Ким поднялась наверх к миссис Фейбер и нашла хозяйку в очень задумчивом настроении, хотя не было заметно, что она расстроилась из-за того, что ее дети внизу устроили перебранку, которая вряд ли улучшит их отношения, а последствия которой могут доставить неприятности всем.
— Как странно, что Гидеон вернулся сегодня днем, — сказала миссис Фейбер, уставившись в середину пламени, словно между мягко распадавшимися поленьями могла найти объяснение поступку сына. — Насколько я помню, он уже очень давно не совершал ничего подобного. По вечерам в пятницу он обедает с друзьями, а в субботу утром возвращается сюда к нам. Это превратилось в своего рода ритуал. — Она подняла серые глаза на Ким. — Странно, не правда ли? Я даже сказала бы… своеобразно.
— Вам не кажется, что, возможно, он знал о приезде сестры? — предположила Ким.
Миссис Фейбер покачала головой.
— Маловероятно. А кроме того, Траунсер сказала мне, что у него было прекрасное настроение, когда он вернулся.
Она видела его с галереи и наблюдала за тем, как он приветствовал вас. Ее поразило, что он задержался в холле, чтобы поболтать с вами, затем пригласил вас в свой кабинет… а его кабинет священен! Не знаю, догадываетесь ли вы, какая вам была оказана честь?
Ким улыбнулась. Ей не стоило так беспокоиться о Нериссе и о том, сколько времени пройдет, прежде чем та узнает, что брат в доме. Траунсер постоянно была начеку, блюла интересы хозяйки, поэтому ни за что бы не пропустила малейшего события в Мертон-Холле.
— Похоже, мистер Фейбер действительно с удовольствием вернулся, — призналась Ким. — Но меня очень удивило, что собаки были в восторге от его прихода!
Миссис Фейбер позволила себе слегка загадочно улыбнуться.
— О да, собаки очень привязаны к Гидеону. Пусть вас не обманывает то, как он обращается с ними. Даже если он выпроваживает их из комнаты, он остается всегда добр… Когда он возвращается в Мертон, его первая забота — собаки. Если бы Пиблз хотя бы раз оставил их без внимания в его отсутствие, то сразу получил бы расчет. — Она неуверенно поднялась из кресла и позвонила в колокольчик, вызывая Траунсер. — Сегодня вечером я решила обедать внизу, — объявила миссис Фейбер. — Если вы будете сидеть весь обед между Нериссой и Гидеоном, бросающими друг на друга сердитые взгляды с противоположных концов стола, то трапеза пройдет для вас очень неприятно, а так как скоро нас почтит своим визитом моя внучка, я должна привыкнуть чуть к большей свободе передвижения… Чтобы поддерживать мир, — добавила она с присущей только ей улыбкой.
Ким пришла хозяйке на помощь, когда та пошатнулась, опираясь на трость с серебряным набалдашником, и высказала предположение, что не стоит подвергать себя таким неудобствам, раз миссис Фейбер не привыкла обедать внизу, тем более расхаживать подлинным коридорам второго этажа.
— Потом вам придется подниматься по лестнице, чего вы очень давно не делали, а ведь на это вам понадобится много сил, — заключила она, увидев, какая миссис Фейбер неправдоподобно хрупкая, словно птичья лапка, даже не верилось, что в ее венах течет настоящая красная кровь. Похоже, ее кровь приобрела тот же признак прозрачности, что и ее воспоминания, и не могла пробить себе дорогу по венам, а воспоминания вряд ли вызвали бы чей-то интерес на страницах книги.
— Чепуха, моя дорогая, — тем не менее довольно решительно ответила миссис Фейбер и взглянула на Ким своими необычными глазами. — Совершенно ясно, что вы еще полностью не оценили возможности моей семьи. Уверяю вас, мои дети ведут себя не так, как принято в обычных семьях, и обвиняют в этом меня… Я была не совсем обычной матерью, когда они были маленькими, — по крайней мере Гидеон ставит это мне в вину, и когда они готовы вцепиться друг в друга, я не должна оказывать предпочтения ни одному из них… Это мой долг как матери, которая когда-то подвела их. Однако, дорогая, не проговоритесь, хорошо? — Она улыбнулась, словно чему-то обрадовалась.
Пришла Траунсер, подставила хозяйке мощную руку, чтобы та могла опереться, пока они ковыляли в спальню. Ким захотела остаться и тоже чем-то помочь, но Траунсер отпустила ее, дружелюбно махнув рукой и прошептав:
— Оставьте хозяйку на меня, мисс! Я провожу ее вниз, в гостиную, а если понадобится, то отнесу ее наверх, когда придет время! Я и раньше это делала, когда она была поупитанней, так что теперь это будет совсем просто. Не беспокойтесь, мисс.
Но Ким все равно беспокоилась, когда ушла в свою комнату переодеться. Все эти длинные коридоры, а затем крутая лестница… не говоря уже о волнении, связанном с предстоящим обедом. Она даже подумала, не стоит ли ей предупредить Гидеона Фейбера, чтобы он не позволил матери тратить столько сил, но затем поняла, что если сделает это, то никогда больше не сможет взглянуть в лицо миссис Фейбер. По-детски яркие серые глаза обвинили бы ее в злоупотреблении доверием. Непростительном злоупотреблении. Кроме того Ким чувствовала, что миссис Фейбер предвкушает удовольствие от обеда внизу…
Ким оделась в свое черное кружево. Когда она спускалась вниз, за ней летело легкое облачко цветочных духов, которыми Ким позволяла себе пользоваться по вечерам. Ким предполагала, что встретит в гостиной миссис Хансуорт и ее брата, вероятно, испепеляющих друг друга взглядами, но никак не предполагала найти там Монику Флеминг, восхитительно смотревшуюся в костюме для коктейлей из серебряной парчи с массивным ожерельем из нефрита на шее и огромными нефритовыми серьгами. Она стояла и потягивала мартини у камина рядом с Гидеоном Фейбером, внимательным хозяином, который мягко улыбался, поднимая бокал, словно только что произнес тост.
— Должна сказать, вы непредсказуемы, — говорила Моника, когда Ким вошла в комнату. — Неделями вас не видно, затем звонит телефон, а на другом конце провода — вы и требуете немедленно исполнить вашу просьбу. «Приезжайте сегодня к обеду», — произносите вы… А я, бедное безвольное существо, тут же приезжаю! Не спорю, не обвиняю вас в невнимании и никоим образом не упрекаю! Просто все бросаю, молниеносно переодеваюсь и мчусь к своей машине. И вот я здесь! — заключила она, приковав его взгляд темными великолепными глазами.
Гидеон отвесил ей низкий поклон. Его серые глаза светились над краем бокала необычно ярко и оживленно.
— И как всегда очаровательны, — заверил он ее. — Даже еще очаровательней, чем я думал!
Она насмешливо взглянула на него.
— Так вы, значит, думали обо мне, Гидеон? — решительно спросила она. — Или просто решили устроить вечеринку в честь приезда сестры?
Нерисса, которой, видимо, было не слишком весело, забилась в уголок мягкого дивана и не спускала глаз с вишенки, плавающей в ее бокале.
— Мне хотелось отметить неожиданный приезд сестры, — суховато ответил он, — и, естественно, вы были первым человеком, о котором я подумал, когда мне пришло в голову устроить небольшой званый обед! Вторым был Боб Дункан, — признался Гидеон. — Он присоединится к нам через минуту, если его смокинг вернули из химчистки. Боюсь, я его тоже застал врасплох. Когда я позвонил, он намеревался тихо провести вечер и даже уже успел забраться в ванну. — Бедняга Боб! — воскликнула Моника. — Нет, Гидеон, вы определенно самый непредсказуемый и невнимательный мужчина, каких я только знала, — упрекнула она хозяина дома, но было ясно, что в данном конкретном случае она в восторге от такой невнимательности.
— Думаю, вы не знакомы с мисс Ловатт, — произнес Гидеон, заметив, что Ким остановилась в нерешительности посреди комнаты. — Она здесь для того, чтобы помочь маме с записками.
— Да, я знаю. Мы уже встречались, — миссис Флеминг протянула руку, и Ким пожала ее с неохотой, сама не понимая почему. Она знала, что не ошиблась, увидев, как посуровели темные глаза Моники, встретившись с ней взглядом, а знойно-алые губы вдруг сразу показались менее знойными, довольно тонкими и плотно сжатыми, когда миссис Флеминг пыталась изобразить вежливую улыбку. — Боб будет в восторге! — объявила она. — В этих местах так мало хорошеньких молодых женщин, что он, не переставая твердит об очаровании мисс Ловатт с тех пор, как случайно повстречал ее в самый первый день.
— В самом деле? — пробормотал Гидеон Фейбер, и серые глаза моментально стали холодными. — Да, мисс Ловатт упоминала, что познакомилась с Бобом.
— Но, уверена, она из скромности умолчала, что совершенно лишила его покоя, — сказала Моника с деланной улыбкой. — Это было настолько очевидно, что я пригласила его к себе. На рюмочку, а заодно и предостеречь немного. Хорошенькую девушку в наше время не так легко уговорить остаться жить в отдаленной деревне, и я не сомневаюсь, у мисс Ловатт масса поклонников. Вот почему я удивилась, что она согласилась пожить в наших краях… Ведь кроме бедняги Боба здесь некому отвлечь ее от работы.
Ким хотела было с возмущением ответить, что она совсем не собирается отвлекаться от работы — по крайней мере, в рабочее время, — когда явился Боб собственной персоной, так благоухая запахами лосьона после бритья и крема для волос, что Ким наверняка улыбнулась бы, если бы не разозлилась на миссис Флеминг. Смокинг Боба был свежевыглажен и, вероятно, совсем недавно побывал в химчистке, а его рубашка была столь же безупречна, как у Гидеона Фейбера. Боб Дункан был большой, красивый и цветущий. Взяв протянутую руку Ким, он с такой горячностью пожал ее, что девушка невольно протестующе воскликнула:
— О, прошу вас!..
Он выпустил ее сплющенные пальцы и выглядел виноватым.
— Прошу прощения… Я могу забыться, когда увлечен. Я с таким нетерпением ждал нашей новой встречи! Когда Гидеон пригласил меня на сегодняшний вечер, я с трудом поверил своему везению!
— Вот! Видите? — произнесла Моника, поворачиваясь к хозяину дома. — Боб настолько бесхитростен, что даже не старается обороняться. Я серьезно думаю, что вам следовало бы подготовить его, прежде чем приглашать в свой штат такую красивую особу, как мисс Ловатт.
Гидеон Фейбер промолчал, но выражение его лица еще более посуровело. У Ким создалось впечатление, что он считает такую легкую болтовню дурным вкусом, во всяком случае, она его не интересовала. Миссис Фейбер вошла в комнату как раз в тот момент, когда он наливал миссис Флеминг вторую порцию. Ким наотрез отказалась выпить даже бокал хереса, как бы подчеркивая, что знает свое место и не собирается забывать о нем, — и легкое оцепенение, вызванное появлением хозяйки дома, отвлекло внимание от новой секретарши, все взгляды были прикованы к огромной фигуре Траунсер, за руку которой уцепилась маленькая пожилая дама.
Нерисса выскочила из объятий дивана и буквально пролетела всю комнату навстречу матери.
— Мама, — воскликнула она, — что это значит? Что ты здесь делаешь?
У миссис Фейбер пылали щеки, и она смотрела на дочь торжествующим взглядом.
— Это значит, — ответила она, — что я собираюсь сегодня обедать с вами! Я решила, мне давно пора покончить с затворничеством… не хочу больше быть принцессой в башне из слоновой кости, если тебе угодно! А Траунсер такая сильная, что я просто не почувствовала, как спустилась по ступенькам… Она буквально снесла меня на руках.
Подошел Гидеон и заговорил с матерью почти грубо.
— Мама! Ты не имела права! Тебе прекрасно известно, что уже много лет ты не обедала внизу и такое сильное напряжение обязательно скажется!
Он отвел ее тонкие цепкие ручки от локтя Траунсер, приподнял и отнес на большой мягкий диван. Миссис Фейбер, мигая накрашенными ресницами и сияя улыбкой, уселась там, словно маленькая довольная кукла в жемчугах и ярко-розовом палантине, накинутом на бархатное платье с шифоновой отделкой. Дышала она чуть учащенно, но в остальном полностью владела ситуацией, и, видимо, непривычная нагрузка не повредила ей.
— Не глупи, дорогой, — беспечно обратилась она к сыну. — В конце концов, это все еще мой дом, и, естественно, мне хочется хотя бы иногда пройтись по нему. — Она протянула руку Бобу Дункану. — Как поживаете, Боб? Не ожидала увидеть вас здесь сегодня, но все равно очень приятно. Вы приносите с собой свежую струю воздуха… А, миссис Флеминг? Это миссис Флеминг, я не ошиблась? — обратилась она к гостье, затрепетав неестественно черными ресницами.
Моника подошла ближе и тепло произнесла несколько слов о том, какое неожиданное удовольствие видеть хозяйку дома, хотя ее лицо говорило об обратном. Теплота, как решила Ким, была деланной, и судя по тому, как гостья хмурилась, пытаясь одновременно выдавить из себя ослепительную улыбку, она уже считала этот вечер потраченным впустую. Его уже можно сбросить со счетов, потому что с этой минуты все внимание будет приковано к миссис Фейбер.
С другой стороны, Боб Дункан постарался быть как можно любезней со старой дамой, и если он и был недоволен ее появлением на сцене, то не показывал этого. Ким знала, что он, будучи сторонником Гидеона, придерживался не слишком высокого мнения о хозяйке дома, но скрывал это мастерски. Уже через минуту миссис Фейбер смеялась одной из его шуток, а когда прозвучала ее настоятельная просьба дать ей мартини, он поддержал ее.
— Почему бы нет, — сказал Дункан, высоко подняв бокал в честь хозяйки и усаживаясь рядом на диван. — Это событие нужно отметить, и мы все должны выпить. Гидеон, ваша мама вновь занимает по праву принадлежащее ей место среди нас! Доктор Давенпорт будет так удивлен, когда узнает новость, что ему придется принять дозу собственного лекарства, чтобы прийти в себя от потрясения!
Но Нериссу и Гидеона, видимо, не забавляла мысль о том, как удивится местный доктор. Они переглянулись, и этот взгляд нес в себе что-то, как с удивлением отметила наблюдательная Ким. Ей показалось, что это была озабоченность.
Нерисса возбужденно порхала вокруг матери.
— Мама! Я бы очень хотела, чтобы ты не вела себя так рискованно…
— Рискованно? — Чересчур ярко сияющие серые глаза матери презрительно уставились на дочь. — И что рискованного в том, что я немного прошлась? Признаюсь, Траунсер была не слишком довольна, потому что она намеревалась принести мне наверх одно из тех безвкусных блюд, что готовят для меня по вечерам. Я уже устала от них, и надеюсь, сегодня к обеду у вас будет что-нибудь вкусненькое. Мне показалось, когда я только что проходила по холлу, что пахнет пирогом с дичью. А если еще Гидеон велит Пиблзу принести из подвала пару бутылочек шампанского…
— Никакого шампанского, мама, — строго произнес Гидеон. Он укутал ее колени легкой накидкой и сунул за спину еще одну подушку. — И, конечно же, никакого пирога. Тебе прописана диета. Но раз ты спустилась, то так и быть, пусть твой поднос принесут сюда, в гостиную.
Она энергично возразила:
— Нет! Раз уж я здесь, то буду обедать со всеми в столовой! — В блеске глаз и плотно сжатых губах было столько решимости, что Гидеон призадумался. — Я думала, что вы с Нериссой и мисс Ловатт отобедаете втроем, но теперь, с гостями, даже еще лучше. Уверена, ты не станешь противиться, чтобы я развлеклась немного, ведь правда, Гидеон, дорогой? — произнесла она с любезностью, в которой однако безошибочно угадывался холод.Гидеон закусил губу. Он и его сестра еще раз переглянулись.
— Ладно, мама, — согласился он. — Но сразу после обеда ты поднимешься к себе.
— Я выпью кофе с вами в гостиной, — последовало самодовольное заявление.
Слугам не удалось скрыть удивления, когда миссис Фейбер проковыляла через холл, опираясь на руку сына. В столовой ее посадили поближе к огню. Гидеон занял место во главе стола, Нерисса напротив него, а Ким оказалась между миссис Фейбер, сидевшей по левую руку, и Бобом Дунканом справа.
Повар не ударил в грязь лицом, что было достойно восхищения, если учесть, как мало у него было времени, и кроме пирога с дичью, к столу подали фазана со сложным гарниром, чудесное суфле и два вида пряных блюд под конец обеда. Вслед за ними на столе по обычаю оказалось несколько видов сыра, и ликерные рюмочки наполнились разноцветной жидкостью. Миссис Фейбер попробовала цукаты и уговорила сына разрешить ей выпить маленькую рюмку мятного ликера, хотя, по собственному ее признанию, она бы предпочла коньяк «Наполеон», затем она расколола несколько грецких орехов, чтобы забрать их наверх. Она не смогла устоять перед пирогом с дичью и сейчас пребывала в состоянии удовлетворенности, которое не нарушало несколько мрачное выражение лиц детей, ради блага которых, в первую очередь, она затратила столько усилий.
— Вам известна пословица «отдал пенни — отдашь и фунт», — доверительно прошептала она Ким. — Ну, так вот, я верю в нее! Я провела чудесный вечер и, уверена, не буду жалеть ни о чем. Если бы только здесь оказалась моя внучка, которая приедет, насколько я знаю, на следующей неделе, чтобы разделить общее веселье, то всем было бы очень приятно, не правда ли? — зловеще сверкнув глазами, она посмотрела через стол на Нериссу, а затем не без удовольствия уставилась на хмурого Гидеона.
Им пришлось сдаться — позволить ей вернуться в гостиную, куда подали кофе, — но когда пришло время, наверх ее отнес Гидеон, а не Траунсер. Траунсер выглядела особенно выбитой из колеи, а миссис Фейбер протестовала до последнего, когда ее уносили, уверяя, что чувствует себя превосходно и может побыть внизу еще пару часиков, хотя ее раскрасневшееся лицо и чересчур яркий блеск глаз говорили об обратном.
Ким, которой хотелось ускользнуть в это же время, чтобы помочь Траунсер уложить хозяйку в постель, не позволили этого сделать. Она была вынуждена остаться в гостиной с Нериссой и двумя другими гостями, пока не вернулся Гидеон, после чего компания раскололась, и Боб Дункан раскланялся. Нерисса заявила, что хочет поговорить с мисс Ловатт, а миссис Флеминг и хозяин дома стали на коврик перед камином и завели разговор, который, как оказалось, потребовал многозначительных взглядов со стороны привлекательной вдовушки и довольно серьезного выражения на лице Гидеона Фейбера.
Ким, которая тайком не сводила с них глаз, выслушивая первые фразы Нериссы, подумала, что они красивая пара и, скорей всего, поженятся, когда решат, что подошло время. В одном Ким была уверена: ни он, ни она не стремились к немедленному браку, какое бы восхищение они ни питали друг к другу, потому что оба прекрасно владели собой и были по своей природе тверды, как та каменная ваза с цветами, что стояла в нише за их спинами.
Нерисса, придя в еще большее расстройство после приезда в Мертон-Холл, выступила со своего рода протестом.
— Почему мама не может себя вести, как все? Почему она такая непредсказуемая, и почему, почему ей понадобилось спускаться вниз именно сегодня?
Ким отвечала ей с ноткой удивления:
— Но разве миссис Фейбер непредсказуема? Насколько я знаю, она многие годы жила по заведенному порядку… Не покидала своих комнат и не очень интересовалась тем, что происходит за их пределами.
— Да, да, я знаю! Вот поэтому и говорю о непредсказуемости… Многие годы мы могли предугадать ее реакцию, а теперь, как оказалось, не можем.
— Сегодня вечером она мне что-то говорила о своем материнском долге. Видимо, она считает, что не выполнила его, и теперь хочет восполнить то, чего не сделала по отношению к своим детям, — раскрыла секрет Ким.
— В самом деле? — Нерисса широко распахнула глаза. — Вот, значит, как обстоит дело! Запоздалые угрызения совести! Какое несчастье, что они начали ее мучить именно сейчас, когда у меня и без того полно проблем! Но это характерно для мамы… Такая невнимательная, хотя, конечно, не нарочно. Для этого она слишком легкомысленна. Заметьте, во мне вовсе нет дочернего неуважения. Всю свою жизнь я по-своему любила ее, но никогда, никогда не закрывала глаза на ее недостатки. И теперь, когда вы говорите, что маму терзают муки совести, я надеюсь, что это действительно так… только бы нам от этого еще больше не пострадать!
Ким поразила суровость классически красивого лица Нериссы Хансуорт. Вот уж действительно, эту семью не назовешь обычной, подумала она. С ними следует быть начеку!
— Чтобы сегодня спуститься вниз, миссис Фейбер затратила огромные усилия, — сказала Ким, чувствуя, что обязана защитить хрупкую старушку, у которой был такой победоносный вид, когда сын усадил ее на диван в гостиной. — Я знаю, она хотела предотвратить малейшую неприятность, которая могла возникнуть за обедом между вами и мистером Фейбером.
Лицо Нериссы исказила неприятная усмешка.
— Вы хотите сказать, она намеревалась предотвратить жаркую ссору. В прошлом мы с Гидеоном устраивали ссоры довольно часто, и мама никогда не вмешивалась. И в будущем нам еще не раз предстоит ссориться, и я надеюсь, она не сочтет нужным вмешиваться. А когда эта особа Флеминг уйдет, я собираюсь действовать смело и решительно и высказать ему в лицо несколько истин. Если он думает, что я проделала весь этот путь впустую… — она прикусила губу. — Он и Боба Дункана с этой особой Флеминг пригласил для того, чтобы между нами не произошло стычки.
Ким посмотрела туда, где стояла «эта особа Флеминг», спрашивая себя, неужели именно по этой причине Гидеон пригласил ее. Со стороны казалось, они прекрасно ладят друг с другом, и Моника явно не возражала, чтобы ее использовали как предлог… если ее действительно использовали как предлог.
— Она потрясающе смотрится на лошади, — повинуясь порыву, произнесла Ким, на которую огромное впечатление произвел вид Моники Флеминг верхом на чалой лошади. — Как бы мне хотелось так же выглядеть в седле!
Нерисса чуть презрительно стряхнула пепел с сигареты.
— Женщина, которая хорошо смотрится в седле, обычно сделана из железа, — сказала она. — У меня есть основания полагать, что Моника Флеминг даже крепче железа, и если Гидеон женится на ней, он получит то, что заслуживает. То, что он сто раз заслуживает! — добавила она со злорадством.
Ким только собралась рискнуть показаться любопытной и спросить, существует ли вероятность того, что Гидеон женится на вдове, когда они оба присоединились к ним и Моника начала прощаться. Она даже не сделала попытки протянуть руку Ким, но слегка дотронулась до пальцев миссис Хансуорт.
— Ваша мама — просто чудо, — объявила Моника. — Так было весело наблюдать, как она подкалывает Гидеона и хлещет шампанское наравне с нами. Надеюсь, завтра ей не придется страдать от последствий.
— Гидеону следовало настоять, чтобы она вернулась наверх, — сухо бросила Нерисса.
— О, не знаю. — Казалось, в глазах миссис Флеминг танцуют золотые огоньки, видимо, ей было очень весело. — Меня всегда восхищают люди с характером, и, поверьте мне, требуется очень сильный характер, чтобы противостоять такому властному мужчине, как ваш брат Гидеон! — заключила она, легко постучав по его плечу своей парчовой сумочкой. — Я как-то сама пыталась это сделать, но в конце концов испугалась и была вынуждена отступить… хотя, конечно, виду не подала, что у него такое влияние на меня, — произнесла она, ослепив Гидеона яркой улыбкой.
Нерисса с презрением смотрела им вслед, и прежде чем Гидеон вернулся, а машина Моники достигла середины аллеи, Ким постаралась выскользнуть и оставить брата с сестрой сражаться наедине. Но Нерисса вцепилась в нее красивыми ухоженными руками.
— Я бы предпочла, чтобы вы не уходили, — сказала миссис Хансуорт. — Стоит нам остаться с Гидеоном один на один, обязательно следует бурная ссора!
Но Гидеон пришел на помощь Ким. Он стоял на пороге и придерживал дверь, чтобы она могла покинуть комнату.
— Идите спать, мисс Ловатт, — сказал он, и Ким показалось, что в его серых глазах промелькнула усталость. — Если моя сестра хочет задержаться и обсудить семейные проблемы, то пусть так и будет, но незачем вмешивать вас. Если только, — добавил он неожиданно, — вы не хотите выпить кофе, прежде чем отправитесь наверх. — И сухо закончил: — В таком случае мы отложим битву на какое-то время!
Но Ким поспешно покачала головой.
— Нет, благодарю вас, мистер Фейбер.
Он неподвижно замер на пороге, прислонившись к белому косяку. Когда она поравнялась с Гидеоном, он удивил се, протянув руку.
— Завтра присмотрите за мамой, ладно? — тихо попросил он. — Мне почему-то кажется, вы благотворно на нее действуете. Я знаю, вы ей нравитесь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Шанс Гидеона - Кент Памела



Очень понравилось!
Шанс Гидеона - Кент ПамелаЕлена
20.04.2012, 22.20





Такая добрая, хорошая сказка со счастливым концом. Приятный осадок остается.
Шанс Гидеона - Кент ПамелаЛенок
31.07.2012, 22.08





Великолепный роман!!!Спасибо, девочки, за ваши комментарии.Читайте и наслаждайтесь!
Шанс Гидеона - Кент ПамелаЕленка
2.08.2012, 0.21





слишком уж высокомерно вел себя главный герой но любовь приходит и к таким закоренелым холостякам как он героиня молодец - дождалась своего счастья читаемый роман думаю понравится девочки написан неплохо
Шанс Гидеона - Кент Памеланаталия
2.08.2012, 12.42





Хорошая сказка!!!
Шанс Гидеона - Кент ПамелаВера Яр.
2.08.2012, 15.08





Не понимаю выше изложенные восхищения.Очень посредственный роман.Скучный.Странная манера изложения.Нет ни страсти,ни накала эмоций.Просто потраченное время(((((
Шанс Гидеона - Кент ПамелаОльга
2.08.2012, 23.18





Кто любит постельные сцены и много страсти, тому здесь делать нечего...Замечательный роман 10/10
Шанс Гидеона - Кент ПамелаИрина
22.08.2013, 9.23





Очень понравился. Время действия романа где-то 60-е годы, видимо и написан в тоже время. Нет постельных сцен, повествование неторопливое, но и не растянутое. Есть в этом какое-то очарование.
Шанс Гидеона - Кент Памелаиришка
31.07.2014, 12.48





Интересный роман!!!
Шанс Гидеона - Кент ПамелаИрина
10.04.2015, 23.08





Очень мило.Читайте и наслаждайтесь
Шанс Гидеона - Кент ПамелаРАЯ
11.04.2015, 20.59





Очень милый роман!!!
Шанс Гидеона - Кент ПамелаМари
2.11.2015, 9.37





Милый роман,читается легко и очень интересно.
Шанс Гидеона - Кент ПамелаАлина
21.04.2016, 13.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100