Читать онлайн Шанс Гидеона, автора - Кент Памела, Раздел - Глава СЕДЬМАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Шанс Гидеона - Кент Памела бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.68 (Голосов: 59)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Шанс Гидеона - Кент Памела - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Шанс Гидеона - Кент Памела - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кент Памела

Шанс Гидеона

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава СЕДЬМАЯ

Прошло еще два дня, похожих друг на друга, и наступила пятница — день, когда ожидался приезд миссис Филип Хансуорт.
Утром миссис Фейбер положила начало своим мемуарам. Она сумела подобрать материал, достаточный для хорошего вступления, и по мере того, как история развивалась, Ким по-настоящему ею увлеклась.
Маленькая девочка в огромном доме делит детскую на четвертом этаже со своей старшей сестрой, которая в конце концов выходит замуж за судью Верховного суда. Жизнь яркая, какая бывает только в книгах или мечтах, дни протекают в бесконечном неспешном параде детей, собак, пони, нянь, горничных, карет, подкатывающих по аллее, и гостей, заполняющих огромные комнаты смехом и весельем с рассвета дотемна.
Ни один из этих людей, видимо, не знал, что такое зубная боль или приступ невралгии, или переедание, которое, должно быть, встречалось не так уж редко в то время, когда трапезы были такими обильными, или падение и вывихнутая лодыжка, или даже шишка на голове. В той жизни не было места неприятностям, никто никогда не терял самообладания, и не было ни одного несчастливого человека.
Все равно, что оглянуться назад в длинном розовом коридоре и увидеть позади себя одни лишь дружественные лица.
В то утро они так хорошо поработали, что даже добрались до свадьбы миссис Фейбер и медового месяца, который молодая пара восхитительно провела в специально оборудованном домике, который составлял часть отцовского подарка к свадьбе.
Домик назывался «Шанс Гидеона», и именно в нем родился Гидеон Фейбер.
Миссис Фейбер рассказывала свою историю.
— Отец купил этот домик, потому что он находился в одной из наших деревень и всегда нравился мне, с самого детства. С ним была связана весьма романтическая история. Гидеон был разбойником, а его девушка служила в этом доме горничной. Однажды ночью, удирая от погони после нападения на дилижанс, Гидеон свернул к домику, в котором был тайник, надеясь, что там он будет в безопасности, но, к несчастью для него, его схватили, прежде чем он достиг ворот. После казни — а беднягу казнили — домик стали называть «Шанс Гидеона».
— А вам не было грустно, когда вы там жили? — спросила Ким.
— Вовсе нет! Атмосфера там была очень приятная, к тому же горничная получила этот домик в наследство от своей хозяйки, она обзавелась большой семьей и была очень счастлива… вместе с мужем, конечно! В конце концов разбойник знал, на что он идет, не так ли? Его все равно обязательно поймали бы, и он шел на этот риск… довольно весело, я уверена. У него был приятный романчик, который мог бы продлиться и чуть дольше, если бы ему повезло. У него был шанс, но он не сумел им воспользоваться. А ведь иметь шанс — это уже очень много.
Да, наверное, — согласилась Ким, хотя не совсем понимала ход мыслей собеседницы. — А когда там родился ваш сын, вы были очень счастливы?
— Очень.
— А вам не показалось, что вы дали ему несчастливое имя? Гидеон?
— Разумеется, нет. Я надеялась, что у сына будет столько же огня и задора, сколько у того разбойника… хотя, естественно, я не желала ему такой судьбы. И я надеялась, что когда он влюбится в молодую женщину, его избранница с той же готовностью протянет ему руку помощи, как та маленькая горничная, которая, должно быть, немало потрудилась, чтобы обмануть свою хозяйку. Ведь ее тоже могли бросить в тюрьму за попытку спрятать беглеца.
На этот раз Ким согласно кивнула.
— Наверное она его любила.
— Конечно. А любовь — это самое важное в жизни… только мой Гидеон в это не верит, — с легким сожалением добавила миссис Фейбер.
Ким внимательно взглянула на хозяйку, и вдруг спросила себя, много ли известно миссис Фейбер о Монике Флеминг. А что, если Моника Флеминг и есть та молодая женщина, в которую нынешний Гидеон мог влюбиться? А может, уже влюбился?
— И этот дом все еще принадлежит вам? — спросила она, прежде чем снова приготовилась писать.
Миссис Фейбер кивнула.
— В настоящий момент он сдан в аренду, но скоро должен освободиться. Придется подыскать другого съемщика.
Нерисса приехала около трех часов дня, успев на поезд, который отправлялся из Лондона ранним утром. На вокзал была послана машина, и когда Ким впервые увидела дочь своей хозяйки, та как раз выбиралась из автомобиля, разглядывая окна фасада Мертон-Холла. Она очень напоминала Гидеона элегантностью, ростом и грациозной осанкой, а так как миссис Фейбер была необычайно миниатюрной, должно быть статью они пошли в отца или в какого-нибудь другого своего родственника. По портрету над камином в столовой, разумеется, нельзя было судить ни о росте, ни об элегантности изображенного. Однако если не считать, что брат и сестра были одинаково сложены, в остальном они совершенно не походили друг на друга. Волосы миссис Хансуорт, спрятанные под шляпкой, видимо, были темные — такие, как у Ким. А когда новую секретаршу впервые представили хозяйской дочери, Ким обнаружила, что у той удивительно красивые карие глаза, которые то и дело вспыхивали, словно их обладательница с трудом владела собой. Миссис Хансуорт обменялась вялым рукопожатием с Ким, на которую произвели впечатление норковое манто и отлично сшитый костюм под ним. Сняв шляпу, миссис Хансуорт открыла красивую прическу, придававшую ей царственный вид. Большой квадратный изумруд, сверкавший у нее на среднем пальце, был под стать изумрудным клипсам.
Эта женщина явно тратила много денег на одежду и внешний вид, в чем, несомненно, сказывалось влияние ее матери, с которой она ласково поздоровалась, но особого энтузиазма не было проявлено ни с той, ни с другой стороны. Ким, находившаяся в эту минуту в комнате, решила, что миссис Фейбер заранее собиралась с силами, чтобы поприветствовать дочь. И для этого она пожертвовала своим дневным сном.
— Очень надеюсь, что Гидеон не вернется до завтрашнего утра. До ужаса не хочется столкнуться с ним именно теперь, — Объявила его сестра, когда в комнату суетливо вошла Траунсер с чайным подносом в руках и поставила его перед Ким, чтобы та исполняла роль хозяйки. Миссис Хансуорт, пристрастившись к курению, редко выпускала из рук мундштук с дымящейся сигаретой, вот и теперь она вынула из большой крокодиловой сумочки платиновый портсигар и наполнила комнату сладковатым дымом, перебившим запах мускуса и амбры, исходивший от штор и подушек.
— Гидеон никогда не приезжает по пятницам, и о твоем визите он ничего не знает, — попыталась успокоить дочь миссис Фейбер.
— Очень надеюсь! — сказала Нерисса и стряхнула пепел в тонкую фарфоровую чашку, никак не предназначенную служить пепельницей. — Кстати, а эта Флеминг все еще живет в Фэллоу-филде? — поинтересовалась она. — Одно время мне казалось, она подцепит Гидеона, но видимо, он гораздо осторожнее, чем я предполагала. Или, возможно, она в последнее время ослабила натиск… одним словом, стала осмотрительней.
— Боюсь, что ничего о ней не знаю, — ответила миссис Фейбер так, словно этот предмет не представлял для нее никакого интереса. — У Гидеона есть какие-то друзья, — туманно продолжила она, — но я с ними незнакома.
— Но эта особа, я уверена, хотела стать ему больше чем другом. — Нерисса послала матери многозначительный взгляд. — Если тебя так мало заботят интересы Гидеона, в один прекрасный день тебе навяжут невестку, не спросив твоего согласия.
Миссис Фейбер пожала плечами в тонком кашемировом кардигане.
— А разве Гидеону не все равно, одобрю я его выбор или нет? — спросила она, и Ким впервые услышала в ее голосе холодок.
Нерисса отвечала, скосив глаза на кончик сигареты:
— Не знаю. Когда-то я думала, что ты пользуешься некоторым влиянием на него… по крайней мере, в пору его детства. Он всегда вел себя, как твоя любимая собачка, пока не вырос. Затем, признаю, он огрубел и стал тем Гидеоном, каким мы его знаем сегодня. Но чудеса иногда случаются, и влияние другой женщины, возможно, снова смягчит его.
Миссис Фейбер заговорила с непривычной резкостью.
— Но он не смеет жениться на вдове! — объявила она, словно ей никогда не приходило в голову, что он может так поступить. — Если он женится, то только на молодой… на ком-то, чье общество мне будет приятно! Я буду настаивать!
Нерисса глухо рассмеялась.
— И ты полагаешь, что твоя настойчивость может как-то повлиять на Гидеона, мама?
— Не знаю, но я хочу надеяться… В конце концов, я его мать. — Она бросила умоляющий взгляд в сторону Ким. — Было время, когда я много думала о жене Гидеона и даже отложила для нее свои сапфиры, — призналась она. — Я надеялась, что она окажется очень хорошенькой и миниатюрной, и будет любить красивые вещи… Мои бриллианты получит жена Чарлза, потому что она чуть колючая и твердая, как бриллиант. А тебе, Нерисса, достанутся изумруды… потому что ты их очень любишь. Но так как Гидеон старший из моих детей, то право выбора остается за его женой.
— Тогда не допусти, мама, чтобы она выбрала изумруды. — Но Ким поняла, что это было произнесено ради шутки.
Миссис Хансуорт пребывала в уверенности, что когда придет время, ее любимые камни окажутся у нее, полагая не без причин, что брат никогда не женится. А затем она тоже бросила на Ким чуть задумчивый взгляд, полный внезапного интереса. — Вы уже видели моего брата, мисс Ловатт? Насколько я знаю, вы здесь всего несколько дней, но наверняка уже познакомились. Надеюсь, его манеры не расстроили вас? Если он обращался с вами, как с младшей горничной, то в этом не было ничего личного. Можете поверить мне на слово.
Ким пробормотала несколько слов о том, что ей не на что жаловаться — мистер Фейбер не вышел за рамки поведения, принятого при приеме на службу, а затем воспользовалась возможностью и вышла из комнаты, оставив мать и дочь наедине. В конце концов, Нерисса приехала из Лондона обсудить с матерью срочное дело, а секретарь вряд ли должна при этом присутствовать. Хотя, если судить по тому, как Нерисса обсуждала при постороннем человеке своего брата, она не стала бы возражать.
Внизу, в освещенном холле, расхаживала экономка, проверяя, все ли в порядке и нет ли где хоть одной пылинки. Она то и дело выговаривала горничным за все, что считала промахом с их стороны, ее бдительное око не допускало и намека на запущенность в Мертон-Холле. Она и Пиблз вели дела во всем доме, независимо от того, находился ли хозяин в отъезде, или нет… Как всегда все было безукоризненно подготовлено к его возвращению, будь то через несколько дней или недель. А если неожиданно приезжали гости, то разместить их не составляло никакого труда. Комнаты постоянно проветривались, а кровати были застелены и готовы принять довольно частых гостей.
Когда Ким спустилась, экономка причитала над завядшим цветком, обнаруженным в вазе, и Ким с сочувствием подумала о девушке, которую теперь из-за этого вызовут на ковер. Она сама поймала на себе несколько критических взглядов, когда приехала из Лондона, но за прошедшие два дня экономка по отношению к ней несколько оттаяла. Ким решила, что, возможно, сыграл свою роль хороший отзыв миссис Фейбер о новой секретарше.
— К обеду приедет мистер Фейбер, — сообщила экономка, когда Ким присоединилась к ней возле роскошного камина, в котором потрескивали поленья. — Он только что звонил.
— О нет! — воскликнула Ким, перепугавшись.
Экономка поджала губы.
— Если вы подумали о миссис Хансуорт, то я не стала бы беспокоиться, — сказала она. — Они брат и сестра, и все их ссоры поверхностны. Да, я в курсе неприятностей с мисс Ферн, но если спросят меня, то я скажу, во всем виновата миссис Хансуорт… Воспитание ей дается не лучше, чем в свое время давалось миссис Фейбер. Это у них семейная черта.
— Но мне придется предупредить миссис Хансуорт, — воскликнула Ким, двинувшись к лестнице. — По крайней мере, я должна поставить ее в известность о приезде брата.
— Слишком поздно, — сказала экономка, улыбнувшись на этот раз не без удовольствия при виде знакомой черной машины, которая вывернула из-за угла дома и остановилась у ступенек, ведущих к парадному ходу. — Он уже здесь!
Ким обернулась и посмотрела на дверь, в то время как экономка осторожно растворилась в тени, а Пиблз, дворецкий, пошел открывать. Ей очень хотелось подняться наверх и предупредить женщин, уединившихся в гостиной миссис Фейбер, но экономка оказалась права… Было слишком поздно. Войдя в холл, Гидеон Фейбер сразу бросил взгляд на Ким, впрочем, благодаря ее ярко-красному шерстяному платью, на котором играли отблески пламени, ей все равно не удалось бы скрыться незамеченной.
Он был одет в толстое пальто, в руках держал портфель и замер на месте, словно эта яркая худенькая фигурка действительно приковала его внимание.
— Так, значит, вы все еще здесь! — воскликнул Гидеон Фейбер.
Ким медленно приблизилась к нему, чтобы поздороваться.
— А вы разве не ожидали увидеть меня? — спросила она.
К ее великому удивлению, он вдруг улыбнулся… Это была ослепительная, приятная, почти беззаботная улыбка, которую она один раз уже видела.
— По правде говоря, ожидал, — ответил он. — Мне показалось, вы человек настойчивый, а люди настойчивые никогда не сдаются…. они по своей природе не способны сдаться!
Она улыбнусь с напускной скромностью.
— Я приехала сюда работать, — сказала Ким, — и мы с миссис Фейбер уже начали. Рукопись продвигается довольно хорошо.
— Великолепно! — произнес Гидеон Фейбер, и она поняла, что на самом деле он так не считает. — Хорошо уже то, что вы не даете скучать матери. Хотя я ни разу не видел, чтобы она скучала, — добавил он, и на этот раз в его голосе прозвучало одобрение.
К изумлению Ким, в холл примчался из какого-то тайного укрытия Макензи и буквально бросился на хозяина. Неподдельный пыл, с каким пес приветствовал его, открыл девушке глаза, но еще больше они открылись, когда Гидеон наклонился и приласкал щенка, что-то тихо приговаривая, отчего Макензи пришел в полный восторг. Хозяин поднял песика на руки, поднес его к камину, и пока он пытался увернуться от радостных лизаний, приковыляла Бутс и уставилась на него близорукими глазами. Гидеон опустил Макензи на пол и мягко погладил старую собаку.
— Вы уже подружились с ней? — спросил он секретаршу матери. — Бутс немного привереда и не симпатизирует всем подряд.
— Думаю, могу честно признаться, она не сделала для меня особого исключения, — суховато ответила Ким. — Мы ладим, но не больше. Что касается Макензи, мы с ним закадычные друзья. И с Джессикой тоже.
Он взглянул на нее снизу вверх, сверкнув серыми глазами.
— С этим отвратительным животным? Как же, скажите на милость, вы миритесь с ней?
— Очень даже легко, кроме того, после нескольких хороших прогулок она начала понемножку худеть.
— Так значит, вы водите собак на прогулки? — мистер Фейбер достал из кармана портсигар и протянул Ким, к немалому ее удивлению. Она тоже смогла его удивить, отказавшись… А то, что он удивился, она поняла по тому, как он приподнял брови. — Вы не курите?
— Очень редко, — сказала она и могла бы добавить:
«Только не в обществе непредсказуемого человека».
— А что еще вы делаете?
— Сегодня утром мы начали мемуары. Как я вам уже сказала, по-моему, начало хорошее.
— И вам интересен тот вздор, который забавляет мою мать?
— Все, что составляет часть человеческой жизни, мне не кажется вздором… А если, диктуя свой рассказ, ваша мать становится счастливей, то разве это не весомая причина, почему следует поощрять ее занятия?
Он резко повернулся на каблуках и направился в рабочий кабинет. Эта комната более соответствовала мужскому вкусу, чем библиотека, а потому в ней легче было расслабиться.
— Зайдите на несколько минут, — пригласил он. — Мне бы хотелось перекинуться с вами еще двумя словами, прежде чем идти наверх переодеваться, а вы, быть может, согласитесь выпить рюмку хереса или чего-нибудь еще?
Гидеон Фейбер подошел к подносу с напитками, который был уже приготовлен на сервировочном столике, и налил ей хереса. Когда он протягивал Ким рюмку, она пожалела, что не сумела попросить экономку подняться на верхний этаж и подготовить Нериссу Хансуорт, которая не подозревала, что брат один раз отступил от своих правил и в пятницу после работы вернулся домой… А еще Ким подумала, что если пить вино медленно, экономка догадается сбегать наверх, хотя, видимо, она не такого уж высокого мнения о Нериссе и даже, кажется, радуется предстоящему столкновению между братом и сестрой.
— За мемуары, — сухо произнес Гидеон, приподнимая рюмку.
Ким машинально приподняла свою.
— Хочется думать, что работа сложится удачно. Книга доставит такое удовольствие вашей маме.
— А другим людям?
— Ну…
— Я почти уверен, что мне придется оплатить печать небольшого тиража, и как только мама получит свой экземпляр, остальные пойдут в огонь. — И хотя в голосе Гидеона слышался холод и неумолимость, Ким показалось, что внезапная легкая улыбка, коснувшаяся уголков его рта, не была лишена снисходительности, чего раньше она не замечала. — Однако, оставим работу. Как вы считаете, мисс Ловатт, вам удастся устроиться здесь с относительным комфортом?
Ким даже улыбнулась.
— Я уже устроилась с большим комфортом, мистер Фейбер, — сказала она. — Мне до сих пор не доводилось видеть столько роскоши вокруг.
— Вот как? — Он пристально посмотрел на нее, слегка наклонив голову, и были в его взгляде задумчивость и какой-то интерес.
— Да. — В ее темно-голубых глазах промелькнула улыбка. — Все мне здесь кажется невероятным. Огромный дом, хорошо вышколенные слуги, какие бывают только в кино, лошади, собаки… великолепнейшая природа…
— Вас привлекает деревенская жизнь?
— Я родилась и выросла в деревне. Наверное, это навсегда вошло в мою кровь.
— Вы не находите, что и в городах есть много привлекательного?
— Очень мало.
Он подошел к камину и стряхнул пепел на решетку.
— Не могу с вами согласиться. Для меня жизнь в деревне означает застой… Я приезжаю сюда на выходные, потому что так мне велит мой сыновний долг, но если бы матери не было в живых, я бы вообще сюда не приезжал. Я бы продал это место и жил в городе. Вероятнее всего, в Лондоне…
— В Лондоне у вас офисы?
— Да, но наша кровь течет здесь, на севере. — Он прислонился спиной к камину. — Чтобы держать палец на пульсе, приходится много времени проводить в здешних краях, но мне нравится жить в Лондоне. В столице столько возможностей и так много людей… А для меня важны люди.
Ким изумилась.
— Не каждый в отдельности, а все вместе. Они полны энергии и жизненной силы, и наблюдать за этим гораздо интересней, чем за трутнями, которым кажется, что мир вращается вокруг их ничтожных интересов, вроде послеобеденного чая и благотворительной распродажи. Я испытываю только крайнее презрение к женщинам, которые сплетничают за чашкой чая, устраивают приемы и званые обеды и из года в год ровным счетом ничего не делают, чтобы помочь обществу.
— Вам не кажется, что забота о семье и есть помощь обществу?
— Такие женщины поручают заботу о своих семьях кому-то другому.
— Понятно, — сказала Ким и подумала, как глубока его душевная рана. Легкомысленная мать, которая не уделяла ему внимания… А это означало, что она перепоручила его чужим заботам! — Между прочим, — сказала она, украдкой бросив взгляд на бокал с хересом и убеждаясь, что он опустошается не слишком быстро, — я познакомилась с вашим управляющим мистером Дунканом. Ему, кажется, нравится жить в деревне, а еще, кажется, у него здесь много дел.
— Вот как? — сказал он, и ей показалось, что изменилось выражение его глаз. В серой глубине вдруг появилась настороженность. — Где же вы с ним познакомились?
— Я смотрела на лошадей. Он предположил, что вы, вероятно, не будете возражать, если я иногда одолжу у вас лошадь для утренней прогулки.
— Вместе с ним?
— Я… в общем, я…
Лицо его посуровело.
— Вы здесь для того, чтобы работать, мисс Ловатт, — напомнил он ей, — а не для того, чтобы ездить на моих лошадях. Если у вас недостаточно работы, чтобы занять себя, я найду вам другое дело… Вы можете во многом быть мне полезной в течение недели, что не позволит вам праздно тратить время. Вы ведь не станете отрицать, что я плачу вам довольно щедрое жалованье?
— Да, да, конечно.
Лицо ее вспыхнуло, и она почувствовала себя как человек, который играл с гадюкой, полагая, что жало у нее удалено, но потом на свою беду убедился в обратном. Она разозлилась на себя, что допустила такую глупую ошибку, и это после того, как он показал, на что способен, во время их первой встречи.
— Что ж, тогда постарайтесь оправдать его. И, пожалуйста, помните, что мистер Дункан тоже у меня на службе.
— Разумеется.
Послышался стук в дверь, и прежде чем Гидеон Фейбер позволил кому бы то ни было войти, дверь распахнулась, и на пороге появилась его сестра.
За то короткое время, что прошло после чая, она успела переодеться и выглядела очень привлекательно — настоящая дочь богатого промышленника — в тонком черном вечернем платье, чуть тронутом золотой вышивкой, и рубиновым воротником, охватившим белую грациозную шею.
— Я слышала, ты вернулся неожиданно рано, — произнесла миссис Хансуорт. Лицо ее было чуть бледно, в красивых глазах читался вызов. — А так как я не готова к тому, чтобы удрать через черный ход, лишь бы избежать встречи с тобой, то решила накрыть тебя в твоем логове, Гидеон! Тем более, что мама сообщила мне новость, в которую я никак не могла поначалу поверить!
— Вот как? — спросил он, вновь прислоняясь спиной к камину. — И что же это, Нерисса?
— Ты пригласил погостить Ферн. И вовсе не ради мамы… Просто хочешь повлиять на ребенка. О, я знаю, ты считаешь, она тебя любит и из нее можно лепить что угодно, как из воска… если задаться такой целью! Но послушай меня, Гидеон, я никогда не позволю тебе этого! Ферн — мой ребенок, а не твой новый офис или станок… Ты можешь не любить маму за ее чувствительность, но я буду чувствительной по отношению к своей собственной дочери!
Гидеон Фейбер обернулся к Ким.
— Вы не против того, чтобы покинуть нас, мисс Ловатт? — спросил он с ледяной вежливостью и даже открыл перед ней дверь. — Могли бы предупредить меня, что приехала миссис Хансуорт, — добавил он с упреком.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Шанс Гидеона - Кент Памела



Очень понравилось!
Шанс Гидеона - Кент ПамелаЕлена
20.04.2012, 22.20





Такая добрая, хорошая сказка со счастливым концом. Приятный осадок остается.
Шанс Гидеона - Кент ПамелаЛенок
31.07.2012, 22.08





Великолепный роман!!!Спасибо, девочки, за ваши комментарии.Читайте и наслаждайтесь!
Шанс Гидеона - Кент ПамелаЕленка
2.08.2012, 0.21





слишком уж высокомерно вел себя главный герой но любовь приходит и к таким закоренелым холостякам как он героиня молодец - дождалась своего счастья читаемый роман думаю понравится девочки написан неплохо
Шанс Гидеона - Кент Памеланаталия
2.08.2012, 12.42





Хорошая сказка!!!
Шанс Гидеона - Кент ПамелаВера Яр.
2.08.2012, 15.08





Не понимаю выше изложенные восхищения.Очень посредственный роман.Скучный.Странная манера изложения.Нет ни страсти,ни накала эмоций.Просто потраченное время(((((
Шанс Гидеона - Кент ПамелаОльга
2.08.2012, 23.18





Кто любит постельные сцены и много страсти, тому здесь делать нечего...Замечательный роман 10/10
Шанс Гидеона - Кент ПамелаИрина
22.08.2013, 9.23





Очень понравился. Время действия романа где-то 60-е годы, видимо и написан в тоже время. Нет постельных сцен, повествование неторопливое, но и не растянутое. Есть в этом какое-то очарование.
Шанс Гидеона - Кент Памелаиришка
31.07.2014, 12.48





Интересный роман!!!
Шанс Гидеона - Кент ПамелаИрина
10.04.2015, 23.08





Очень мило.Читайте и наслаждайтесь
Шанс Гидеона - Кент ПамелаРАЯ
11.04.2015, 20.59





Очень милый роман!!!
Шанс Гидеона - Кент ПамелаМари
2.11.2015, 9.37





Милый роман,читается легко и очень интересно.
Шанс Гидеона - Кент ПамелаАлина
21.04.2016, 13.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100