Читать онлайн Шанс Гидеона, автора - Кент Памела, Раздел - Глава ДВЕНАДЦАТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Шанс Гидеона - Кент Памела бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.68 (Голосов: 59)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Шанс Гидеона - Кент Памела - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Шанс Гидеона - Кент Памела - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кент Памела

Шанс Гидеона

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава ДВЕНАДЦАТАЯ

Состояние миссис Фейбер улучшалось с каждым днем, и когда доктор Малтраверз вновь посетил ее, он смог успокоить семью относительно здоровья их матери. Она обладала удивительной жизненной стойкостью и очень хотела поправиться, и он предсказал, что очень скоро так и будет.
Но ее так долго опекали, что теперь следовало избегать малейшего риска. Врач обнаружил, что она вполне довольна затворничеством в собственных покоях, и раз это ее развлекает, он не видел причин, почему бы ей не продолжить работу над мемуарами, как только она почувствует, что снова хочет ими заниматься. А еще, казалось, она получает удовольствие от компании Ким, поэтому он решил, что неплохо, если Ким будет проводить с ней больше времени, хотя бдительная медсестра, дежурившая днем, не согласилась бы с ним, если бы поинтересовались ее мнением: она считала, что Ким дурно влияет на пациентку, потому что по какой-то причине визиты секретарши вызывали гораздо больший восторг, чем визиты любого члена семьи, исключая, возможно, Гидеона.
Медсестра была женщина строгих правил, и ей доводилось и раньше работать с доктором Малтраверзом. Оказалось, мисс Ловатт тоже раньше работала с доктором Малтраверзом, но при виде фигуры в форменной одежде глаза его не загорались так, как при виде бывшей секретарши. Рукопожатием с сестрой он тоже не обменивался, но зато здоровался за руку с мисс Ловатт. Ким сидела возле кровати больной, собираясь уже уходить, когда объявили о его повторном приезде. Врача ждали часом позже, но оказалось, он успел на более ранний поезд. Медсестра Боуэн, лихорадочно поправляя шапочку и манжеты, многозначительно посмотрела на Ким, но доктор Малтраверз вытянул руку, не позволяя Ким покинуть комнату, и как бы между прочим бросил через плечо, что уверен, будто миссис Фейбер хочет, чтобы она осталась.
— Вы выглядите настолько лучше, — сказал он миссис Фейбер, — что это явно чья-то заслуга, а присутствие мисс Ловатт действует чудесным образом. Я помню, когда она работала у меня, я находил, что она действует как успокоительное.
Миссис Фейбер, которая настояла на том, чтобы Траунсер, помогавшая своей хозяйке следить за внешностью, зачесала ей волосы назад, перехватив их широкой атласной лентой, и которая настолько оправилась от болезни, что сочла необходимым сменить ночную кофту из голубого кружева на воздушную розовую, потому что та ей больше шла, лежала на высоко взбитых подушках и улыбалась врачу. Ей нравилось, что у него такие красивые белые зубы, а еще ей нравились его темные глаза и блестящие черные волосы, чуть тронутые серебром на висках, что только подчеркивало его благородную внешность.
— Ким — милая девочка, — сказала больная. — Она выполняет все мои прихоти, я не даю ей скучать, и поэтому мне хорошо, когда она рядом. Она умеет слушать, а я, должна признаться, люблю поболтать. Она такая хорошенькая, не правда ли? Вам не кажется, что она слишком хорошенькая для секретарши?
— Даже очень. — Доктор Малтраверз бросил чуть насмешливый взгляд в сторону Ким. — И кем, по-вашему, ей следовало быть, если не секретарем?
— Думаю, ей следует выйти замуж, — решительно заявила миссис Фейбер.
— Не могу с вами не согласиться, — тихо произнес врач и наклонился, чтобы послушать сердце больной.
Ким оставалась в комнате до конца осмотра. Доктор Давенпорт так и не появился, и пришлось ей провожать приезжего специалиста. Сестра Боуэн, как встревоженная наседка, смотрела им вслед, когда они удалялись по коридору, и будь ее глаза способны проследить за их продвижением и дальше, она, несомненно, нашла бы предлог, чтобы остаться в открытых дверях.
Но миссис Фейбер позвала ее, и той пришлось покинуть свой пост. Траунсер, находившаяся в соседней гостиной, уловила легкое недовольство в голосе медсестры и решила, что сейчас не стоит узнавать меню второго завтрака для хозяйки. Что-то подсказало ей, что сестра Боуэн не слишком довольна визитом лондонского специалиста.
Выйдя в главный коридор, Ким попыталась покинуть доктора Малтраверза.
— Я знаю, что мистер Фейбер ждал вас часом позже, — сказала она, — но сейчас он уже, наверное, вернулся с прогулки. Вы найдете его в библиотеке. Первая дверь направо из холла. Пиблз внизу, он вам покажет.
— Мне нужно поговорить с тобой, — невозмутимо произнес Ральф Малтраверз. — Поэтому я и приехал пораньше. Где ты работаешь? У тебя есть своя комната? Мы можем там поговорить?
— Мне предоставили собственную гостиную, — призналась Ким, слегка взволнованно, намереваясь однако сделать все, чтобы отвязаться от него. — Впрочем, я не уверена, что мистер Фейбер одобрит…
— Который из них? Чарлз или Гидеон? Чарлз, кажется, женат, но Гидеон — нет.
— Меня нанял Гидеон, — сказала Ким. — И он требует, чтобы его служащие выполняли довольно строгие правила. Если вы хотите поговорить со мной, то лучше это сделать внизу.
Малтраверз покачал головой, в его темных глазах искрилось веселье и еще что-то.
— Мы поговорим в твоей гостиной, — сказал он. — Внизу слишком людно.
Ким пошла вперед. Она припомнила теперь, что в прошлом он всегда поступал несколько своевольно. Подобно Гидеону Фейберу, он требовал мгновенного выполнения всех своих желаний. Наверное, ей на роду написано вечно ходить у кого-то под каблуком.
Доктор оглядел ее гостиную, и Ким поняла по его взгляду, что он подумал, как хорошо она устроилась. Он одобрительно кивнул, небрежно осмотрев книги и картины, подошел к окну, чтобы полюбоваться видом, и даже заглянул в ванную комнату, а потом и в спальню. Ким видела, как он, слегка улыбаясь, бросил взгляд на ее халат в цветочек, висевший на двери, и на столик возле кровати, где лежал томик стихов. Он взял книгу в руки.
— Водсворт? Ты до сих пор читаешь Водсворта?
— Да, это мой любимый поэт.
Малтраверз улыбался, глядя ей в глаза.
— Ты всегда им увлекалась.
Ким показалось, что из коридора донесся какой-то шум, и она поспешно заговорила:
— Думаю, вам не следует находиться здесь! Это может показаться странным!..
Он слегка коснулся ее плеча, продолжая улыбаться.
— Не глупи, дорогая. Даже если меня здесь застанет горничная, это ее нисколько не удивит. Врачи пользуются правом проникать в святая святых… Ты разве забыла?
— Я не имела в виду горничную.
— А кого? Гидеона?
Ей почудилось, что он слегка нахмурил темные брови.
— Нет… разумеется, нет.
Но Малтраверз вернулся в гостиную и, повернувшись, странно посмотрел на Ким.
— Зайдя к тебе, я не нарушил приличий, — заметил он. — Если бы у мистера Гидеона Фейбера нашлись возражения, то я бы напомнил ему, что знал тебя три года, а это немалый срок. Кстати, он передал тебе мою записку?
— Да. Правда, мне кажется, вам не стоило беспокоиться и писать ее, — заметила она, подчеркивая интонацией, что между ними есть дистанция.
— Вот как? Значит, ты не простила, что я вел себя, как дурак! — Он шагнул к ней ближе. — Ким, я влюбился в тебя — ты ведь догадывалась, правда? — но в то время мне казалось, что я должен жениться разумно, а разве назовешь разумной женитьбу на никому не известной девушке вроде тебя? Мне очень этого хотелось, Ким, — его голос становился все более настойчивым. — Верь мне, Ким! Но приходилось думать о своей профессии, и был человек, который хотел, чтобы я женился на его дочери… Он очень много сделал для меня, помог мне забраться на вершину…
— И вы женились на ней? — холодно поинтересовалась Ким, словно только из любопытства. — Вы в конце концов отблагодарили его и теперь очень счастливы со своей женой?
Малтраверз покачал головой.
— Когда дело дошло до свадьбы, я не смог решиться, — признался он. — Думаю, из-за тебя… Из-за того, что ты сделала со мной за коротких три года! — Протянув руку, Малтраверз дотронулся до блестящего локона на ее щеке, но она поспешно отпрянула, и он криво улыбнулся. — Ким, я позволил тебе уйти, — внезапно простонал он, — и как я теперь об этом жалею! Неужели слишком поздно исправить ошибку? Я с трудом поверил своему везению, когда столкнулся с тобой в ту ночь, и с тех пор ни о чем другом не думаю. Чистая правда! Сегодня, садясь в поезд, я ликовал, как школьник, отправляющийся на каникулы…
— Вы проделали этот путь, чтобы осмотреть миссис Фейбер, — напомнила ему Ким.
— Да, конечно. Но еще и для того, чтобы снова увидеть тебя, Ким! — Он осмелился опять приблизиться на шаг. — Если я смиренно взмолюсь о прощении… Если я попрошу тебя забыть о прошлом и согласиться видеться со мной иногда… Только иногда! Мы могли бы опять узнать друг друга, вновь пережить то, что было! У тебя же будет какое-то свободное время, да и я теперь не так занят. Сам себе хозяин. Я даже мог бы встретить тебя на полдороге, чтобы тебе не ехать одной до Лондона!
В старые времена такая уступка поразила бы Ким, но теперь она осталась совершенно равнодушной. И хотя еще два года тому назад она ни за что бы не поверила, что будет с ним так говорить, произнесла:
— Время не повернуть вспять. — Пусть банально, но зато правда… Истинная правда, как теперь она хорошо знала. Хотя, наверное, она стала гораздо взрослее, чем была, когда он появился на ее горизонте, заслонив собою даже солнце. — Время не повернуть вспять, и у меня нет ни малейшего желания это делать. Я уже пришла в себя и никогда не захочу вернуться назад… Признаюсь, я когда-то была в вас влюблена, — сказала она, вытягивая из вазы цветок и нервно теребя его. — Или мне казалось, что влюблена. Но я справилась с этим чувством… Мне пришлось… — напомнила она ему.
Его смуглое лицо вспыхнуло.
— Прости меня, Ким, — тихо сказал он.
Она почувствовала, как все это должно быть для него унизительно, и ей захотелось, чтобы у доктора не создалось впечатления, будто она испытывает к нему давно затаенную обиду. Ким показалось, что опять раздался шум в коридоре, и она решила закончить тяжелый разговор как можно скорее, прежде чем кто-нибудь нагрянет и удивится, что такая известная личность из Лондона тайком беседует с мисс Ловатт в ее гостиной. Ким заговорила быстро и твердо.
— Вам не в чем винить себя… совершенно не в чем! — заверила она. — Я даже благодарна вам, потому что все равно ничего бы не вышло, если бы… если бы вы по-другому повели себя со мной два года тому назад. Зато теперь я получила какой-то жизненный опыт. Я была молода и глупа да к тому же одинока… Мне льстило ваше внимание, потому что я работала у человека, вокруг которого была какая-то аура… — Она слегка улыбнулась. — Вокруг врачей всегда есть какой-то блеск, особенно это касается тех, кто, сразу видно, далеко пойдет и уже имеет практику на Харли-Стрит и все такое…
Вид у него был очень мрачный.
— И ты хочешь, чтобы я поверил, будто ты чувствовала ко мне только это? — спросил он. — Ты ведь хотела выйти за меня?
— Да. — Лицо ее пылало.
— И в том, что мы не поженились, виноват только я. Так неужели ты думаешь, я поверю, что сейчас, три года спустя, ты горько раскаиваешься в своем чувстве? Что блеск исчез, и перед лицом холодной, жестокой реальности ты сожалеешь, что не дождалась… кого-то другого!
— Нет. — Она еще больше раскраснелась. — Конечно, нет!
— Тогда, если нет никого, кто имеет больше влияния на тебя, чем когда-то имел я, чей блеск не потускнеет и кто в большей степени отвечает твоим теперешним более зрелым вкусам, у меня все же есть шанс снова завоевать тебя. Не так ли?
— Нет, простите, Ральф, но вы не…
— Значит, все-таки кто-то есть?
На этот раз из коридора не донеслось ни звука. Просто открылась дверь, и на пороге появился Гидеон Фейбер, который смотрел на них, слегка приподняв одну бровь. На нем были заляпанные грязью сапоги для верховой езды, лицо блестело от пота после интенсивной прогулки, но серые глаза смотрели жестко. Рот был сурово сжат.
— Простите, что не встретил вас, доктор, — сказал он. — Мы ждали вас часом позже. Брату пришлось вернуться в Лондон, а сестра куда-то исчезла… Но я вижу, что мисс Ловатт заменила нас!
— Мы с мисс Ловатт старые друзья, — надменно произнес доктор. — И я воспользовался возможностью, чтобы поговорить с ней.
— Насколько я понимаю, это должно быть приятно для мисс Ловатт, — прокомментировал мистер Фейбер без тени улыбки.
— В первую очередь для меня, — заверил его доктор Малтраверз, а затем заговорил о причине своего приезда. — Я уже осмотрел вашу мать и нахожу, что состояние ее значительно улучшилось. Я даже думаю, дело теперь совсем хорошо пойдет при условии, что ей не позволят перенапрягаться. В этой связи я считаю — мисс Ловатт прекрасно подойдет ей для компании. Она сможет быть своего рода сторожем, не раздражающим больную.
Гидеон кивнул, однако для простого согласия выражение его лица было чересчур суровым.
— Полагаю, именно этот вопрос вы и обсуждали? — сказал он. — Выздоровление моей матери и роль мисс Ловатт в улучшении ее самочувствия?
Доктор Малтраверз ответил не сразу, а когда заговорил, то голос его звучал очень тихо.
— Мисс Ловатт была в комнате, когда я осматривал миссис Фейбер. Естественно, мы обсуждали больную. Миссис Фейбер ведь очень привязалась к своему секретарю. Она даже пожелала, чтобы мисс Ловатт не покидала комнаты, когда я появился.
— Ничего удивительного, — заметил Гидеон. — У всех, у кого служила мисс Ловатт, появляется какая-то привязанность к ней, или так, по крайней мере, мне показалось. Должно быть, она обладает исключительными качествами.
— Полагаю, ваша мать такого же мнения. — Доктор Малтраверз был краток.
Гидеон бросил небрежный взгляд в сторону Ким.
— Я увожу доктора в библиотеку, чтобы выпить чего-нибудь, — сказал он. — Думаю, вы присоединитесь к нам за вторым завтраком. Как обычно.
— Если только вы не предпочтете, чтобы я осталась здесь, — ответила Ким, почувствовав в горле какой-то ком, который не смогла проглотить.
Гидеон пожал плечами.
— Поступайте, как сочтете нужным. Думаю, этот вопрос мы с вами выяснили при вашем приезде. Вы можете обедать одна или со всей семьей… это абсолютно неважно. То есть для меня это не имеет никакого значения, вы вольны поступать, как пожелаете.
Доктору Малтраверзу сказанное, видимо, не пришлось по вкусу, но Ким быстро ответила:
— В таком случае, я принесу завтрак сюда. В столовой и так соберется большое общество, если доктор Давенпорт останется на ленч, да и слугам будет легче.
Гидеон вновь пожал плечами.
— Как хотите.
Когда мужчины вышли из комнаты, Ким подошла к окну, чтобы остудить разгоряченное лицо. Она прижалась лбом к стеклу, пытаясь разглядеть сквозь туман террасу и задавая себе вопрос: действительно ли Гидеон старался унизить ее в присутствии Ральфа Малтраверза… Или ему просто не пришло в голову, что он унижает ее?
Она еще раз повидалась с кардиологом перед его отъездом, когда он специально поднялся к ней в гостиную, чтобы попрощаться. От утренней живости в нем не осталось и следа, и ленч ему вряд ли понравился. Он энергично высказался по поводу Гидеона Фейбера, который, по его мнению, не очень далеко ушел от законченного хама. Только хам мог сказать молодой женщине, служившей в его доме, что ее не очень ждут за семейным столом, и Малтраверз не мог понять, как Ким мирится с этим.
— Если он так обращается с тобой в моем присутствии, то как же он ведет себя, если рядом нет никого из гостей?
Ким смотрела на ковер, рисуя носком туфельки узор.
— Мне не на что жаловаться, — ответила она.
Малтраверз удивился.
— В таком случае, я тебя не понимаю… будь у меня хоть малейшее представление, что здесь с тобой так обращаются, мы бы отправились поесть в какую-нибудь ближайшую гостиницу и прекрасно провели бы время.
— Сомневаюсь, что получила бы разрешение отлучиться, — сказала Ким, чувствуя уверенность в обратном. Он еще больше удивился.
— Тогда почему ты не уйдешь отсюда? Ты не раба… Этот человек — мужлан, у которого слишком много денег. Живет как феодал в окружении своих родственников. Давенпорт говорил мне, что их не назовешь дружным семейством. Единственный человек здесь — это старая дама. Она мне понравилась, потому что симпатизирует тебе. Все, кому ты нравишься, моя дорогая Ким, сразу завоевывают мою симпатию.
Ким улыбнулась ему.
— Спасибо, Ральф, — сказала она. — Вы очень добры. — На лице ее промелькнула легкая грусть. — Мне жаль, что между нами все изменилось… то есть мне не хочется, чтобы вы думали, будто я затаила на вас обиду. А что касается Гидеона Фейбера, то он не всегда ведет себя как мужлан. Он умеет быть очень добрым и внимательным. Даже его мать сознает, что он не всегда говорит то, что имеет в виду, а желание подвергать все критике — это только маска.
Доктор Малтраверз взглянул на нее слегка насмешливо.
— Кажется, ты довольно хорошо его изучила, — заметил он. — Ну и как ты находишь этот предмет? Интересным?
— Очень интересным. — Она встретилась с его взглядом и тут же отвела глаза. — Когда я приехала сюда, здесь были только он… и миссис Фейбер, конечно. Поначалу я решила, что он третирует свою мать, но потом поняла, что все это напускное. Когда она заболела, он был очень расстроен… больше всех в этом доме. — Ким вспомнила, как он держал книгу вверх ногами в библиотеке. — Пока его не знаешь, о нем нельзя судить.
— И ты думаешь, что теперь ты его знаешь лучше?
— Немного лучше, чем в первые дни.
Малтраверз вздохнул, затем улыбнулся, и в его улыбке читалась насмешка и сожаление.
— Да, конечно, все люди разные, и некоторое из нас, как открытая книга, а другие — нет. Но я надеюсь, ты не станешь воображать, будто полностью знаешь содержание книги, когда прочитала всего лишь главу. Фейбер — тяжелый человек, и братец его тоже такой. Стоит только взглянуть на портрет их отца в столовой, чтобы сразу понять, какой тот был кремень… отсюда все богатство. Смотри, не разбейся о гранитную глыбу.
— Постараюсь, — сказала Ким.
Когда подошло время отъезда, Малтраверз попросил Ким проводить его до машины. У Гидеона Фейбера были какие-то срочные дела, и она оказалась единственной провожающей. Из-за того, что он сделал ей подарок — правда немного запоздалый, — сказав о намерении жениться на ней, она не побоялась неприятных моментов, которые могли возникнуть при прощании, и помахала вслед уносившейся вдаль машине. Его последние слова все еще звенели у нее в ушах:
— Свяжись со мной, если что-нибудь будет не так. — Интересно, что он имел в виду. — Даже, если ты не выйдешь за меня замуж, мне понадобится секретарша… та, что работает сейчас, выходит замуж через несколько недель!
Когда автомобиль скрылся за воротами, Ким поднялась по ступенькам террасы и вошла в дом. Из кабинета в холл вышел Фейбер, было видно, что он собрался уходить. Он был в толстом твидовом пальто, как всегда, без шляпы и натягивал перчатки. Его волосы красиво блестели.
— Сегодня приезжает моя племянница, она как раз успеет к обеду, — сказал он, проходя мимо. — Я еду в Фэллоу-филд уговорить миссис Флеминг тоже пообедать с нами.
С минуту Ким стояла в нерешительности, а затем сказала ему вслед:
— Это значит, что мне лучше обедать наверху?
Серые глаза смотрели на нее с ледяным безразличием, Ким словно окатило холодной водой.
— Решайте сами, — сказал он. — С отъездом брата у нас не хватает одного мужчины, но сегодня с нами будут обедать доктор Давенпорт и Боб Дункан. Племянница, сестра и миссис Флеминг уравновесят это число, но будет еще и миссис Давенпорт, поэтому равновесие все-таки будет нарушено. В общем, я думаю, вам лучше обедать наверху… А потом вы могли бы посидеть немного с моей матерью. Уверен, она только обрадуется.
— Хорошо, мистер Фейбер, — сказала Ким, надеясь, что он не заметил, как у нее медленно начало подниматься от горла к подбородку алое пятно, заливая лицо до самых бровей. И еще она надеялась, что выглядит так, будто приняла новый порядок, который внезапно завели в Мертон-Холле, и тот факт, что теперь она отстранена твердой рукой на задворки, где и подобает находиться служащим, показался ей вполне естественным.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Шанс Гидеона - Кент Памела



Очень понравилось!
Шанс Гидеона - Кент ПамелаЕлена
20.04.2012, 22.20





Такая добрая, хорошая сказка со счастливым концом. Приятный осадок остается.
Шанс Гидеона - Кент ПамелаЛенок
31.07.2012, 22.08





Великолепный роман!!!Спасибо, девочки, за ваши комментарии.Читайте и наслаждайтесь!
Шанс Гидеона - Кент ПамелаЕленка
2.08.2012, 0.21





слишком уж высокомерно вел себя главный герой но любовь приходит и к таким закоренелым холостякам как он героиня молодец - дождалась своего счастья читаемый роман думаю понравится девочки написан неплохо
Шанс Гидеона - Кент Памеланаталия
2.08.2012, 12.42





Хорошая сказка!!!
Шанс Гидеона - Кент ПамелаВера Яр.
2.08.2012, 15.08





Не понимаю выше изложенные восхищения.Очень посредственный роман.Скучный.Странная манера изложения.Нет ни страсти,ни накала эмоций.Просто потраченное время(((((
Шанс Гидеона - Кент ПамелаОльга
2.08.2012, 23.18





Кто любит постельные сцены и много страсти, тому здесь делать нечего...Замечательный роман 10/10
Шанс Гидеона - Кент ПамелаИрина
22.08.2013, 9.23





Очень понравился. Время действия романа где-то 60-е годы, видимо и написан в тоже время. Нет постельных сцен, повествование неторопливое, но и не растянутое. Есть в этом какое-то очарование.
Шанс Гидеона - Кент Памелаиришка
31.07.2014, 12.48





Интересный роман!!!
Шанс Гидеона - Кент ПамелаИрина
10.04.2015, 23.08





Очень мило.Читайте и наслаждайтесь
Шанс Гидеона - Кент ПамелаРАЯ
11.04.2015, 20.59





Очень милый роман!!!
Шанс Гидеона - Кент ПамелаМари
2.11.2015, 9.37





Милый роман,читается легко и очень интересно.
Шанс Гидеона - Кент ПамелаАлина
21.04.2016, 13.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100