Читать онлайн Поймать ночь, автора - Кеньон Шеррилин, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Поймать ночь - Кеньон Шеррилин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.18 (Голосов: 175)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Поймать ночь - Кеньон Шеррилин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Поймать ночь - Кеньон Шеррилин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кеньон Шеррилин

Поймать ночь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Табита оказалась совсем не готова к его ответной реакции на поцелуй. В одно мгновение, нежным жестом, он притянул ее к себе, обнял и, приподняв, положил на отполированные ступеньки. Это было не самое удобное место, но все равно необыкновенно эротично.
От его несравненного, обжигающего, требовательного поцелуя она ослабела и задыхалась. Он расположил свое длинное, мускулистое тело между ее ног, коленом поддерживая свой вес. Она чувствовала его эрекцию, упирающуюся ей в живот, и сгорала от желания ощутить на себе его нагое тело.
Его пряный, восхитительный запах ворвался в нее, возбудив еще больше.
В его поцелуе не было ничего цивилизованного или приличного. И в его объятии не было ничего цивилизованного. Это было непристойно и грубо. Многообещающе.
Табита обхватила ногами его за талию и вернула поцелуй с той же силой.
Валериус не мог думать, пробуя ее на вкус. Чувствуя ее. Она окутывала его своим жаром и страстью.
Все что он мог, так это не взять ее прямо здесь на лестнице, как какой-то полководец-варвар.
- Перестань целовать меня, Табита - лихорадочно выдохнул он.
- Почему?
Он зашипел, когда она нежно укусила его за подбородок.
- Потому что, если ты не остановишься, я займусь с тобой любовью, а это последнее, что нам обоим нужно.
Пока он говорил, Табита провела языком по контурам его губ. Все что она хотела, это сорвать с него одежду и ртом исследовать каждый дюйм его возбуждающего, мужского тела. Облизывать и дразнить его, пока он не запросит пощады.
Но он был прав. Это последнее, что им нужно делать. Он - Темный Охотник, которому запрещено иметь подружек, и что еще хуже, он был не тем парнем, какого можно когда-либо представить семье.
За дружбу с самым ненавистным врагом ее зятя, все отвернутся от нее. Ее большая семья не просто приняла Кириана. Его все полюбили.
Даже сама Табита. Как она может так обидеть его?
Нет, это нечестно по отношению ко всем ним.
- Хорошо, - тихо произнесла она, - Но ты должен для начала с меня слезть.
Это было самым сложным, что Валериус когда-либо делал. Всем сердцем он желал остаться там, где был. Но он не мог и знал это.
Глубоко вздохнув, он заставил себя подняться и помог ей встать на ноги.
Его тело было все еще возбужденным, а дыхание затрудненным. Он не мог стоять к ней так близко и не касаться. Но все же, он привык держать себя в руках.
Валериус был так воспитан.
Чего он совсем не ожидал от себя, так это практически животной потребности взять ее. Это нужда была примитивной и требовательной. Неистовой. Он страстно жаждал только одного - ощутить вкус Табиты.
- Полагаю, на этом нам стоит расстаться, - сказал он, запинаясь.
Табита кивнула. Он прошел мимо нее так близко, что она могла почувствовать его неукротимый, настоящий мужской запах. Сердце забилось сильнее, еще больше разжигая ее страсть.
Все, что она могла, так это не потянуться к нему. С болью, она смотрела, как он открывает входную дверь своего дома.
- Спасибо, Табита, - тихо произнес он.
Она чувствовала его печаль, и ей стало еще больнее.
- Держись подальше от неприятностей, Вал. Смотри, чтобы тебя снова не проткнули.
Он кивнул, ведя себя строго и церемонно. Но отказываясь смотреть на нее.
С тоской вздыхая над тем, чему не в силах помочь, Табита заставила себя уйти.
Все кончено.
Импульсивно, она оглянулась, как только дверь закрылась. Не было никакого намека на присутствие Валериуса. Никакого.
Вот только интуиция подсказывала, что он до сих пор наблюдает за ней.


Валериус не мог отвести глаз от Табиты, когда она садилась в машину. Не мог понять, почему чувствовал необъяснимое желание выбежать из дверей и остановить ее.
Она не была такой, как Агриппина. Табита не была успокаивающей и утешающей, но все же…
Сердце заныло, когда она завела машину и направилась к выезду, прочь из его жизни.
Опять он был один.
Как и всегда. Даже, когда Агриппина жила в его доме, он сдерживал себя. Он наблюдал за ней издалека. Страстно желая ее каждую ночь, и все же, он ни разу к ней не прикоснулся.
Это не для него. Он был аристократом, а она всего лишь рабой низкого происхождения, прислуживающей в его доме. Будь он таким, как его братья, он бы, несомненно, взял ее. Но Валериус никогда бы не воспользовался своим преимуществом, чтобы заставить лечь с ним в постель.
Она бы не посмела отвергнуть его. У рабов нет власти над собственными жизнями, особенно когда это касается их повелителей.
Предложение переспать с ним крутилось на его языке каждый раз, как он ее видел.
И каждый раз, открывая рот, он так же быстро его закрывал, избегая просить ее о том, в чем она не могла отказать. Поэтому, он привел ее в свой дом, чтобы спасти от других членов своей семьи, которые могли с ней сделать все, что угодно.
Валериус вздрогнул, вспомнив ночь, когда его братья пришли за ним. Ночь, когда они обнаружили ее статую и поняли, кто это.
Чертыхнувшись, он отвернулся от окна и попытался выкинуть все эти мысли из головы.
Ему не суждено помочь кому-нибудь.
Он рожден быть одиноким. Не знать ни приятелей, ни близких друзей. Никогда не смеяться и не играть.
Судьбу не победить. Нет никакой надежды на большее. Он рожден для этой жизни, также, как был рожден для предыдущей.
Табита ушла.
И это к лучшему.
С болью в груди, он поднялся по лестнице из красного дерева в свою комнату. Он примет душ, переоденется, и займется работой, которую поклялся себе выполнять.


Подъехав обратно к дому Тии, Табита увидела на улице тойоту Аманды. Она вышла из машины и шла к двери, когда через черный ход вышли Аманда с Тией.
- Привет, Мэнди, - сказала Табита, подходя ближе обнять свою близняшку.
- Так кто тот великолепный мужчина, с которым ты была? Тиа сказала, что ты так и не назвала его имя.
Табита собралась, чтобы случайно не выдать свои мысли и эмоции сестре-близняшке.
- Он просто друг.
Аманда покачала головой.
- Табби, - проворчала она. - Тебе пора прекращать встречаться с друзьями геями и найти себе бойфренда.
- Он не показался мне геем, - сказала Тиа. - Но он был отлично одет.
- Итак, где малышка М? - спросила Табита, пытаясь сменить тему разговора.
- Дома. Ты же знаешь, какой Эш. Он не разрешает ей выходить из дома после захода солнца.
Табита кивнула.
- Да, я с ним согласна. Она очень особенная маленькая девочка, которую надо защищать.
- Я тоже согласна, но ненавижу оставлять свою детку вот так. Меня охватывает ощущение, что я лишилась жизненно важного органа. - Аманда подняла свой серебряный талисман. - Тиа заставила меня пообещать, что я повешу это в комнате Мариссы.
- Хороший совет.
Аманда нахмурилась.
- Ты уверена, что с тобой все в порядке? Сегодня ты какая-то очень странная.
- Я всегда очень странная.
Аманда и Тиа засмеялись.
- Это правда, - согласилась Аманда. - Хорошо, тогда я не буду беспокоиться.
- Будь добра. Одной мамы мне вполне достаточно.
Аманда поцеловала ее в щеку.
- Девушки, увидимся позже.
Ни Табита, ни Тиа не произнесли ни слова, пока Аманда не села в машину и не уехала. Табита положила руки в карманы, и повернулась к хмурой сестре.
- Что?
- Кто он был, только честно?
- Да что с вами такое? Он не тот, о ком стоит беспокоиться.
- Он Темный Охотник?
- Прекрати это, Глэдис, - сказала Табита, намекая на любознательную соседку из сериала «Моя жена меня приворожила», в честь которого Табиту и назвали. - Это тебе не приз в игре «Двадцать вопросов» и у меня полно дел. Еще увидимся.
- Табита! - Тиа последовала за ней по улице. - Не похоже на тебя - скрывать что-либо. Это нервирует меня.
Табита глубоко вздохнула и повернулась к старшей сестре.
- Послушай, он просто нуждался в помощи, которую я и оказала. Теперь он вернулся к своей жизни, а я к своей. Здесь обойдемся без семейного совета.
Тиа осуждающе фыркнула.
- Ты невыносима. Почему ты не можешь просто ответить на мой вопрос?
- Спокойной ночи, Тиа. Люблю тебя. - Табита пошла дальше и, слава богу, сестра остановилась и вернулась в свой магазин.
Вздохнув с облегчением, она направилась на Бурбон-стрит без определенной цели. Она захватит немного еды для бездомных и выполнит свой обход.
- О, это Табита!
Повернувшись на знакомый мелодичный голос, который очень хорошо знала, Табита увидела мчащуюся к ней Сими, демоницу Эша. Она выглядела, как юная девушка 19-20 лет. Этим вечером на ней была черная мини-юбка, фиолетовые лосины и пикантный корсет. На ногах шпильки на высоком каблуке, а в руках дамская сумочка в форме гроба. Ее длинные черные волосы свободно ниспадали на плечи.
- Привет, Сими, - сказала Табита, изучая улицу позади демоницы. - Где Эш?
Она закатила глаза и с отвращением произнесла.
- Его перехватила эта старая корова, богиня, сказала, что ей надо с ним поговорить, а я говорю, что голодна, и хочу что-нибудь съесть. На что он сказал «Сими, не ешь людей. Иди в Санктуарий и жди, там пока я поговорю с Артемидой». Поэтому Сими и направляется в Санктуарий совсем одна и будет ждать, когда Акри за ней придет. Ты идешь в Санктуарий, Табита?
Табиту всегда забавляло, что демоница говорит о себе в третьем лице.
- Не совсем. Но могу с тобой туда прогуляться, если хочешь.
Проходящий мимо мужчина присвистнул, пристально разглядывая Сими.
Демоница одарила его пылким взглядом и ухмылочкой.
Развернувшись, он подошел к ним.
- Ей, малышка, - сказал он. - Компания не нужна?
Сими разозлилась.
- Человек, ты слепой? - спросила она, для наглядности придвигаясь к Табите. - Не видишь, что у Сими уже есть компания? - она покачала головой.
Он рассмеялся.
- У тебя есть номер, я как-нибудь позвоню и поболтаем с тобой?
- Что же, у меня есть номер, но если ты позвонишь, ответит Акри, а он очень рассердится, и тогда твоя голова взорвется. - Она выпятила подбородок. - Хммм, дай мне подумать, барбекю. Итак, мой номер 555-…
- Сими… - предупреждающе произнесла Табита.
- Эх, жаль, - сказала Сими, снова вздохнув с отвращением. - Ты права, Табита. Акри просто взбесится, если из-за Сими придется делать жаркое из этого парня. Он иногда такой привередливый. Клянусь тебе.
- Акри? - спросил мужчина. - Это твой парень?
- О нет, от этого просто тошнит. Акри, мой папочка и очень расстраивается, когда на Сими смотрят мужчины.
- Что же, а если папочка не знает, то и переживать нечего.
- Да уж, - сказала Табита, вставая между ними. - Поверь мне, ее «папочка» не тот, кому стоит пакостить. - она взяла Сими за руку и повела прочь.
Мужчина последовал за ними.
- Да ладно, я просто хочу ее номер.
- Ее номер 1-800-отвали, - бросила Табита через плечо.
- Отлично, сучка, иди своей дорогой.
Табита не успела моргнуть, как Сими вырвалась из ее хватки и ринулась к мужчине. Она схватила его за шею и без труда, подняв так, что его ноги болтались над землей, ударила о стену здания.
- Ты не смеешь так разговаривать с друзьями Сими. Ты слышишь меня?
Он не мог ответить. Его лицо уже посинело, глаза вытаращены.
- Сими, - сказала Табита, пытаясь оттащить руку демоницы от его горла. - Ты убьешь его. Отпусти.
Карие глаза демоницы на секунду полыхнули красным пламенем, и потом Сими отпустила его. Согнувшись в три погибели, мужчина кашлял и хрипел, стараясь восстановить дыхание.
- И больше никогда не оскорбляй леди, ты, глупый человек, - сказала она. - Сими это серьезно говорит.
Без лишних слов или мыслей о происшедшем, Сими закинула сумочку на плечо и скользящей походкой пошла по улице, словно это не она только что чуть не убила человека.
У Табиты сердце до сих пор колотилось. Что бы случилось, если бы она не остановила Сими?
- Итак, Табита, у тебя еще есть те вкусные мятные конфетки, которыми ты угощала Сими, когда мы ходили в кино?
- Извини, Сими. - Ответила она, пытаясь успокоиться, наблюдая, как несчастный парень, спотыкаясь, идет по улице. Несомненно, на какое-то время у него отпадет охота знакомиться с другими женщинами. - Я не захватила их с собой.
- Ах, как жаль, они действительно мне понравились. Особенно те, зеленого цвета. Очень вкусные. Сими надо заставить Акри купить их.
Да уж, и Табите надо бы убедиться, что Эш больше не отпустит свою демоницу без сопровождения. Сими не была злой, она просто не понимала, что такое хорошо, и что такое плохо. В мире демонов такого понятия нет.
Сими понимала только приказы Аша и в точности выполняла их.
По крайней мере, они направлялись туда, где большинство людей знали и понимали Сими. Санктуарий был байкерским баром на авеню Урсулинок, 688, принадлежавший семейству Охотников-оборотней. В отличие от Темных Охотников, они были дальними родственниками проклятых Аполлитов и Даймонов, с одной существенной разницей. Все они были наполовину зверями.
Давным-давно, Охотники-оборотни первоначально были наполовину Аполлитами и наполовину людьми. Стремясь спасти своих сыновей от обычной смерти Аполлитов в двадцать семь лет, их создатель, при помощи магии, скрестил сущность животного с телами сыновей.
В результате были сотворены два сына с сердцами людей, и два - с сердцем зверя. Те, кто были людьми, назывались Аркадианами, а те, кто зверьми - Катагария. Большую часть своей жизни Аркадиане проводили в обличии человека, могущего принимать форму животного. Тогда как Катагария были зверьми, принимающими обличие человека.
Несмотря на родство, эти две группы, враждовали между собой, так как Аркадиане считали, что их звериные родственники - жалкие существа, а звери считали, что это в них заложено природой.
Этот бар принадлежал семейству медведей Катагария. В стенах Санктуария радушно принимали всех. Людей, Аполлитов, даймонов, богов, Аркадиан и Катагарию. Главное правило гласило «Ты не кусаешь меня, и я не укушу тебя». Санктуарий был одним из нескольких неприкосновенных мест на планете, где ни одно паранормальное существо не будет атаковано. И медведи с радостью присмотрят за Сими, пока Эш не вернется к ней.
Сими без конца щебетала, пока они не вошли через распашные двери в бар.
- Ты зайдешь внутрь? - спросила она Табиту.
Не успев ответить, Табита увидела Ника Готье, направляющегося к ним. С тех пор, как мать Ника работала в этом баре, он стал практически постоянным посетителем.
- Дамы, - сказал он с очаровательной улыбкой, присоединяясь к ним.
- Ник, - поприветствовала его Табита. Сими тепло улыбнулась.
- Привет, Ник, - сказала она, накручивая локон на пальчик. - Ты тоже идешь в Санктуарий?
- В принципе, я так планировал, а вы двое?
У Табиты зазвонил телефон.
- Подождите, - сказала она Нику и Сими, прежде чем ответить на звонок. Это была Марла, бьющаяся в истерике.
- Что? - спросила Табита, пытаясь понять слова Марлы, прерывающиеся рыданиями.
Она взглянула на Ника, который хмуро наблюдал за ней.
- А как насчет Ника Готье?
Вопрос был прерван криком Марлы, полным ужаса.
- Хорошо, хорошо, - сказала Табита, моментально поняв, почему Марла так расстроилась. Ник был одет в одну из своих отвратительных гавайских рубашек, потрепанные голубые джинсы, и кеды, выглядевшие так, словно ими подкармливали мусородробилку.
- Перестань плакать и одевайся. Я найду кого-нибудь, обещаю.
- Обещаешь? - шмыгнула носом Марла.
- Зуб даю!
- Спасибо, Табби. Ты богиня!
На этот счет у Табиты были большие сомнения, когда она повесила трубку.
- Ник, можешь поразвлечь немного Сими? Мне надо предотвратить катастрофу.
Ник ухмыльнулся.
- Конечно, cher. Я более, чем счастлив составить Сими компанию, если она не против.
Сими кивнула головой.
- Ты знаешь, мне очень нравятся голубоглазые люди, - сказала она Табите. - Они все - первый сорт.
- Желаю вам обоим повеселиться, - сказала Табита, покидая их, и помчалась на Чартрес-стрит.


Валериус сушил феном волосы, когда услышал какую-то суету в спальне. Это было похоже на Гилберта и…
Выключив фен, он вышел из ванной и увидел Гилберта, пытающегося вытащить Табиту из спальни.
- Мой господин, простите меня, - сказал Гилберт, отпустив Табиту. - Я пришел сообщить, что у вас посетитель, но она последовала за мной в ваши покои.
Валериус задохнулся, увидев невозможное. Табита вернулась в его дом.
Неожиданное чувство счастья окатило его, но он не позволил себе даже улыбнуться.
- Все в порядке, Гилберт, - сказал он, удивляясь своему тону, когда всё, что он хотел, так это улыбаться ей как слабоумный болван. - Оставь нас.
Гилберт поклонился и подчинился.
Табита сглотнула, с восхищением разглядывая Валериуса, одетого только во влажное бордовое полотенце, окутывающее его стройные бедра. Казалось совсем неприлично - обнаружить его в таком виде. С его высокомерием, она думала, у него есть целая коллекция шелковых халатов или нечто подобное.
Его темные распущенные волосы были влажными, обрамляя безупречное, точеное лицо.
Ух ты, он так хорошо выглядел. Он, наверное, смотрелся бы еще лучше, будь он нагим, таким же, когда вскочил с ее постели.
Табита оборвала эту мысль, чтобы не вляпаться из-за нее в неприятности.
- Чем обязан такой чести? - спросил он.
Она улыбнулась. Ну да, конечно, для ее плана, он идеален. На этот счет можно даже не сомневаться.
- Мне надо, чтобы ты оделся, - она сделала паузу, поймав себя на мысли, что с женщиной, которая говорит такое мужчине, явно не все в порядке.
- Извини?
- Поторопись и одевайся, встретимся внизу. - Она подтолкнула его к кровати, где лежал костюм. - Fretta! Fretta!
Валериус точно не знал, чем больше потрясен, желанием его одеть или ее итальянской речью.
- Табита…
- Одевайся! - ни сказав больше ни слова, она вышла из комнаты.
Прежде, чем он пошевелился, она открыла двери и, высунув голову, произнесла.
- Знаешь, скинь хотя бы полотенце, копуша… а, не важно, просто мысли вслух. Распусти волосы, и убедись, что ты одеваешь действительно что-то очень элегантное и дорогое. Идеально было бы Версаче, но Армани тоже сойдет. И не забудь надеть галстук и захватить пальто.
Совершенно сбитый с толку, но все же заинтригованный ее просьбой, он поменял уже лежащий на кровати костюм, на черный костюм от Версаче, шелк и шерсть, сочетая его с черной шелковой рубашкой и подходящим шелковым галстуком. Потом открыл двери.
Табита повернулась на звук открывающейся двери, чувствуя, как во рту пересохло. Она уронила челюсть.
Нет, Табита конечно знала, что он великолепен, но…
О Боже!
Все что она могла сделать, так это просто продолжать дышать. Никогда раньше она не видела мужчину в абсолютно черном костюме, да еще и «от кутюр», высокая мода, первый класс! Он выглядел изящно и величественно.
Марла умрет, когда увидит!
Если Табиту сначала не убьет переизбыток гормонов.
- Знаешь, я часто слышала, как говорят, нельзя быть красивым таким, но в твоем случае, это действительно так.
Он нахмурился.
Табита схватила его за руку и потащила к лестнице.
- Пойдем, не будем тратить время.
- Куда ты меня ведешь?
- Я прошу оказать мне услугу.
Валериус был странно польщен ее просьбой. Очень редко кто-либо просил его о таком. Обычно, человек просит об услуге тех, кого считает друзьями.
- Что тебе нужно?
- Марле нужен эскорт для феерического шоу «Мисс Красный Свет».
Валериус тут же остановился.
- Что?
Табита повернулась к нему лицом.
- Ой, ну хватит, пожалуйста, не будь таким ханжой. Ради Бога, ты же римлянин.
- Да, но это не значит, что у меня наследственная практика по эскорту трансвеститов. Табита, пожалуйста.
Она взглянула на него так разочарованно, что он сразу почувствовал себя виноватым.
- Марла репетировала месяцами, и именно сегодня ее бросил парень. Самый главный конкурент подкупил его стать своим сопровождающим. Если Марла проиграет, это убьет ее.
- У меня нет никакого желания строиться на параде в окружении геев.
- Это не парад… в прямом смысле. Все, что ты должен сделать, выйти с ней в самом начале, когда ее будут представлять. Это займет пару минут и все. Давай же, Вал. Она потратила годовую зарплату на роскошное платье от Версаче.
Табита посмотрела на него самым трогательным и проникновенным взглядом, какой он когда-либо видел. Он совсем растаял.
- Больше некому позвонить в такой короткий срок. Ей нужен действительно элегантный мужчина. Кто-то, кто просто высший класс и я не знаю, кто бы еще подошел на эту роль. Пожалуйста. Для меня? Я обещаю, что в долгу не останусь.
Что касается его, то лучше быть избитым или убитым… еще раз. И все же, он не мог себе позволить так ее огорчить.
- Что, если кто-то из них насчет меня лапать…
- Не начнет. Обещаю. Я защищу все твое… - она выгнула бровь и посмотрела на его зад. - Имущество.
- И если кто-то узнает об этом…
- Не узнает, я унесу секрет с собой в могилу.
Валериус тяжело вздохнул.
- Знаешь Табита, каждый раз в своей жизни, слыша крик о помощи, я только делал еще хуже для них. У меня плохое предчувствие насчет всего этого. Что-то обязательно пойдет не так. Вот увидишь. Марла упадет со сцены и сломает шею, или даже хуже, воспламенится ее пышный парик.
Она пренебрежительно махнула рукой.
- Ты становишься параноиком.
Нет, он не становился. И пока она вела Валериуса к выходу, в голове всплывали ужасные воспоминания из его жизни… То время, когда он, чувствуя жалость к Зареку, пытался его утешить после побоев. Но отец заставлял бить Зарека еще сильнее. Валериус задерживал удары, надеясь, что они не будут такими болезненными, как у отца. Но закончилось все тем, что он ослепил бедного раба.
И потом, попытка удержать Зарека, чтоб его не поймали за пределами виллы, привела к тому, что отец отдал мальчика работорговцу, оторвав от всего, что тот когда-либо знал.
А когда Валериус только стал военачальником, у него в подчинении был молодой солдат, последний оставшийся в живых сын в семье. Надеясь удержать юношу подальше от поля битвы, он отправил его гонцом в другой римский лагерь.
Парень умер два дня спустя атакованный ордой кельтов, случайно наткнувшихся на него.
И Агриппина…
- Я не могу это сделать, Табита.
Табита остановилась на передних ступеньках и посмотрела на него. По его прерывающему голосу было понятно, что он не шутит.
Она действительно почувствовала волну страха, нахлынувшую на него.
- Все будет хорошо. Пять минут. И все.
- А если я наврежу Марле?
- Я буду рядом. Ничего плохого не произойдет. Поверь мне.
Он кивнул, но она чувствовала его неохоту, таща к такси, которое попросила подождать. Сев, Табита дала указание водителю ехать в клуб «Ча-Ча» на Канал-стрит.
Они добрались до места всего за пятнадцать минут. Пока она расплачивалась, Валериус стоял на тротуаре с таким видом, словно сейчас застрелится, особенно когда некоторые клиенты клуба обратили на него внимание.
- Не волнуйся, - сказала Табита, подойдя к нему. - Они тебя точно не обидят.
Валериус не мог поверить, что делает это. Наверно, он сошел с ума.
Табита взяла его за руку и повела через ярко-розовые двустворчатые двери.
- Эй, Табби, - окликнул вышибала у дверей. Он был крупным и мускулистым, одетым в безрукавку. Его темно-каштановые волосы были коротко стрижены, а на бицепсе красовалась татуировка в виде кельтского браслета. На первый взгляд он смотрелся угрожающе, но его открытая, искренняя улыбка сглаживала свирепый вид.
Табита достала свой бумажник, чтобы заплатить за вход.
- Привет Сэм. Мы здесь, чтобы помочь Марле. Она в задней комнате?
- Убери это, - сказал Сэм, убирая от себя ее бумажник. - Ты же знаешь, твои деньги здесь не нужны. Да, Марла в задней комнате и, пожалуйста, идите и помогите ей. Мой друг скоро свихнется из-за ее непрерывных рыданий.
Табита подмигнула ему.
- Не волнуйся. Кавалерия здесь.
Валериус глубоко вздохнул и последовал за Табитой, в самое страшное место, где когда-либо был. Лично он, скорее бы прогулялся прямо в логово к даймонам, вооруженным бензопилами и резаками.
Когда они подошли к ярко-желтой двери около сцены, он чувствовал себя получше. И хотя некоторые мужчины останавливались поглазеть на него, ни один не приблизился.
- Не беспокойся, - сказала Табита, когда он прошел мимо нее. - Я прикрываю твой фланг.
Валериус подпрыгнул, когда она игриво ущипнула его зад.
- Пожалуйста, не подавай им пример.
Она рассмеялась.
Они прошли сквозь толпу, всю в процессе нанесения макияжа, одевания париков и замысловатых платьев. Рыдающая Марла сидела в дальнем углу, вокруг нее, причитая, порхал мужчина. Ее лысая голова была прикрыта розовым тюрбаном, а макияж был совсем угроблен.
- Ты губишь весь мой тяжкий труд, дорогая. Прекрати плакать или я никогда не закончу вовремя.
- Какое это имеет значение? Я все равно проиграю. Энтони, будь ты проклят! Все мужчины - свиньи. Свиньи! Не могу поверить, что он так меня подставил.
Валериус посочувствовал Марле. Очевидно, это шоу много значило для нее.
- Ей, малышка, - сказала Табита. - Не унывай. У нас есть кое-кто, намного лучше, чем старина Тони. Более того, они оба, он и Минк умрут, когда увидят, с кем ты выйдешь, - она подтолкнула Валериуса.
- Привет, Марла, - просто сказал он, чувствуя себя последним ослом.
У Марлы отвисла челюсть.
- Ты сделаешь это для меня?
Он бросил взгляд через плечо на внимательно наблюдающую за ним Табиту. В ее глазах был заметен страх, что он пойдет на попятный.
Бог свидетель, как он хотел этого.
Он очень, очень не хотел проходить через всё это. Но Валериус Магнус все снесет. Он никогда в своей жизни не убегал и сейчас выполнит просьбу Табиты, неважно, насколько ему это неприятно.
Выпрямившись, он повернулся к Марле.
- Я почту за честь стать вашим сопровождающим.
Марла издала пронзительный вопль, подпрыгнув и схватив его в объятия, да так крепко, что он испугался, что его ребра треснут. Она закричала еще громче, отпустив его и схватив Табиту в объятия, при этом оторвав ее от земли.
- О, дорогая, ты самый лучший друг на всем белом свете! Только представь, как Марла Дивайн выйдет под руку с одним-единственным гетеросексуальным мужчиной во всем этом клубе. Подруга, они умрут от зависти, - она отпустила Табиту. - Кэрри, иди сюда и поправь мой макияж, pronto. Я должна быть неотразимой! Неотразимой!
Кэрри улыбнулся ее спектаклю.
- Садись, дорогая, и ты будешь именно такой.
Пока Кэрри работал над Марлой, Валериус и Табита отошли в сторонку, чтобы не мешать остальным.
- Спасибо тебе, - сказала Табита. - Честно.
- Все в порядке.
Табита посмотрела на Валериуса. Не удержавшись, она обняла его и улыбнулась, положив голову ему на грудь.
У Валериуса перехватило дыхание от ее объятия. Сердце застучало быстрее от этой картины, от тепла ее тела, прижимающегося к нему. Неожиданная нежность переполнила его.
Он выпрямился и слегка коснулся ее волос, надеясь, что с Марлой ничего не случится из-за его помощи.
Последний раз он помогал Ашерону, год назад попросившему его о помощи в борьбе против даймонов, вместе с волчьей стаей Катагария. Валериус охотно согласился, но во время сражения Вэйн и Фанг, два волка-союзника, потеряли свою сестру в неожиданной атаке даймонов. Она умерла на руках своих братьев.
Эта картина преследует его и по сей день.
Валериус сказал Вэйну, что если понадобится помощь, он всегда с радостью окажет поддержку волку своим мечом. К счастью, Вэйн никогда не нуждался в нем.
Ты становишься посмешищем.
Возможно, но его бы это не беспокоило так сильно, если б только его и касалось. Беда всегда обрушивается на того, кому он старается помочь.
Валериус перестал об этом думать и сосредоточился на женщине рядом с ним. На женщине, какую никогда прежде не встречал.
Она была по-настоящему особенной. Уникальной.
Казалось, время остановилось, пока он стоял так, просто позволяя ее теплу согревать его.
Он даже вздрогнул, когда Марла встала и жестом указала ему следовать за ней.
- Там-тарарам… там… - Табита напела главную мелодию из сериала Драгнет, словно предвещая его гибель, пока они шли вслед за Марлой, через гримерную в холл, заполненный трансвеститами.
Табита поцеловала Валериуса в щечку, и оставила его, уступая место другим.
Она направилась в клуб и заметила лучшего друга Марлы - Ива, сидящего с приятелями за столиком перед подиумом.
- Эй, истребительница вампиров, - сказал Ив, пока она подтаскивала стул к столу. - Ты здесь для поддержки Марлы?
- Конечно! Для чего еще я могу тут быть?
Оживление нарастало, пока они вели шутливую беседу, делая ставки на победителя. И вот шоу, наконец, началось.
Табиту охватила нервная дрожь, когда объявили выход Марлы и Валериуса. Толпа взревела с той минуты, когда увидела Валериуса, шествовавшего так, словно ему было вполне комфортно в роли эскорта. Только Табита чувствовала его беспокойство, вызванное скорее страхом причинить вред Марле, а не чем-либо еще.
Когда они подошли к первым ступенькам подиума, где собрались остальные конкурсанты, Валериус сошел первым и, как истинный джентльмен, помог спуститься Марле.
Табите хотелось разреветься от такого великодушного поступка, который он совершал для совсем незнакомого человека.
Она не могла представить любого другого гетеросексуального мужчину, кто бы сделал что-то столь смехотворное, ради помощи женщине, которую только что встретил. И уже тем более женщине, проткнувшей его кинжалом.
Как только эскорт отпустили, она пробилась через толпу, чтобы найти его. И найдя его, немедленно бросилась в объятия и прижалась к нему.
Валериус был совершенно ошеломлен ее бурной реакцией. Ей было так хорошо в его объятиях, что он только и мог не наброситься на нее и не начать целовать, пока они оба не устроят свой собственный спектакль.
Обняв его еще крепче, она коснулась его губ нежным поцелуем.
- Ты лучший!
Шокированный, он не знал, что ответить.
- Если хочешь, мы можешь уйти прямо сейчас.
Валериус осмотрелся.
- Нет, - честно сказал он. - Я зашел так далеко и не убил Марлу, думаю, мы должны остаться и посмотреть, как у нее всё пройдет.
Взгляд на ее лицо вызвал в его теле жгучее желание.
- Эш хотя бы представляет, какая ты лапочка?
- От такой перспективы я просто вздрагиваю.
Она засмеялась, взяла его за руку и повела к столику возле сцены.
Большая группа мужчин поприветствовала их.
- Ты был превосходен, - сказал один из близстоящих.
Валериус наклонял голову каждый раз, когда Табита представляла их друг другу. Они просидели там чуть больше часа, пока конкурсанты показывали свои таланты и проводили конкурс купальников. Последнее вызвало у Валериуса чувство еще большей неловкости, чем пребывание на сцене.
- Ты в порядке? - спросила Табита, придвигаясь ближе. - Ты как-то позеленел.
- Я в порядке, - ответил он, хотя чувствовал отвращение от мысли, как мужчины могут настолько стеснять себя в купальных костюмах, не оставляя никаких признаков пола.
Некоторые вещи просто в голове не укладывались.
Через час судьи наконец-таки отобрали трех финалистов.
Табита подсела вперед. Она обхватила Валериуса рукой и уткнулась подбородком ему в плечо, задержав дыхание и молясь за Марлу.
Валериус не двигался, но ощущение его руки в своей, очень грело ее. Результат неважен, она и так благодарна ему за поддержку.
Ни Кириан, ни Эш ни за что бы не согласились сделать это.
Табита заметила встревоженный взгляд Марлы, когда дошли до имени победителя.
Она затаила дыхание. До тех пор, пока не объявили…
- Марла Дивайн!
Марла закричала и сжала в объятиях ближайших конкурсантов. Они подпрыгивали и кричали, к ним подходили остальные участники для объятий и поздравлений.
Табита вскочила на ноги, поддерживая, крича и свистя.
- Давай, Марла, давай!
Она опустила взгляд на Валериуса, который с ужасом уставился на нее.
Обидевшись, она потянула его встать.
- Давай послушаем, полководец, - сказала она. - Крикни.
- Я кричал, только отдавая приказы войску, и это было очень давно.
Ладно, он и так стал гораздо менее стеснительным за один вечер.
Она пренебрежительно фыркнула и продолжила подбадривать криками свою соседку по комнате.
Ведущий надел корону и ленту на Марлу, потом вручил дюжину роз и провел к подиуму.
Марла прошла вдоль него, плача и смеясь, посылая публике воздушные поцелуи.
Когда все закончилось, Табита и Валериус пробрались к ней через толпу. Марла сначала обняла Табиту, потом схватила Валериуса.
- Спасибо тебе!
Валериус кивнул.
- Пожалуйста. Поздравляю с победой, Марла.
Марла улыбнулась.
- Я в долгу перед вами двумя. Не думайте, что забуду об этом. Я ухожу, встретимся позже.
- Отлично, - ответила Табита. - Увидимся дома.
Они направились из клуба на оживленную Канал-стрит, окружающую Французский квартал.
Табита посмотрела на часы. Почти десять.
- Не знаю как ты, но я умираю от голода. Не хочешь где перекусить?
Валериус одарил ее изумленным взглядом.
- Ты, наверное, единственная живая женщина, задающая подобный вопрос мужчине с клыками.
Она засмеялась.
- Возможно, ты прав. Так ты не хотел бы ко мне присоединиться?
- У нас нигде не заказан столик.
Она закатила глаза.
- Дорогой, там, куда хожу я, нам не нужен никакой вонючий заказ.
- Куда мы пойдем?
Она указала на Роял-стрит, соединявшую улицы Канал и Ибервиль.
- Морепродукты Антуана. Устричный дом акме.
- Акме? Никогда там не ел.
И как только Табита открыла двери в это заведение, Валериус понял почему. Там были пластиковые скатерти в черно-белую клетку.
Он помедлил в дверях, осматривая маленький ресторанчик. Он был крохотным, всего для нескольких посетителей. Справа от него - бар во всю стену, слева - столики. Стены - безвкусное смешение зеркал, картинок, и неоновых вывесок. Всё было кричащим и отвратительным.
Не говоря уж о том, что Валериусу пришлось быстро опомниться и мысленно воссоздать свое отражение в зеркалах, пока кто-нибудь не заметил, что оно у него отсутствует.
Табита повернулась и посмотрела на него. Она уставила руки в боки.
- Переставай уже выглядеть так, словно только что наступили на твои новехонькие туфли, а? У них самые лучшие устрицы на свете.
- Здесь такой… неоновый свет.
- Так надень солнцезащитные очки.
- Не похоже, чтоб здесь соблюдали санитарные условия, - тихо произнес он.
- О, пожалуйста, ты собираешься съесть нечто, вроде пылесоса для океана. Ты же знаешь, как образуются жемчужины, правда? Все устрицы всасывают мусор. Кроме того, ты бессмертен, о чем ты беспокоишься?
- Валериус?
За спиной Табиты он увидел Вэйна и Брайд Катталакисов, сидящих в устричном баре, где двое мужчин за стойкой снимали створки устриц для посетителей, ожидающих свой заказ. Валериус вздохнул с облегчением. Наконец, есть кто-то с кем можно нормально пообщаться. Хотя бы чуть-чуть. Вэйн был аркадианским волком, а Брайд - его человеческой супругой.
Одетый в джинсы и футболку с длинным рукавом, Вэйн был ростом с Валериуса, с длинными темно-каштановыми волосами, свободно ниспадавшими на плечи. Брайд была пухленькой, красивой женщиной с длинными темно-рыжими волосами, собранными в беспорядочный узел. На ней был желтовато-коричневый свитер одетый поверх коричневого платья с маленькими белыми цветочками.
Валериус пересек помещение и пожал руку Вэйну.
- Волк, - поприветствовал он. Среди Аркадиан и Катагарий было принято обращаться к их звериной сущности. - Рад тебя снова встретить, - он посмотрел на Брайд. - И встретить вас, моя леди, для меня всегда честь.
Брайд улыбнулась ему, потом взглянула на Табиту.
- Что вы здесь делаете? Вместе?
- Вал оказал мне услугу, - ответила Табита, подходя к нему. Она повернулась к одному из мужчин за стойкой, вытирающему руки после расколотых устриц.
- Эй, Лютер, два пива и вилку.
Высокий афроамериканец засмеялся над ней.
- Табби, это что, четвертый раз на этой недели и ты здесь? У тебя что, нет дома?
- Ага, только у нас нет устриц. По крайней мере, таких вкусных, как у тебя. И я должна сюда приходить, хотя бы для того, чтобы докучать тебе. Только представь, целый день без Табиты… Чтобы ты делал?
Лютер засмеялся.
Валериус не упустил странный обмен взглядами между Вэйном и Брайд, перед тем, как Лютер поставил перед Брайд блюдо с разделанными устрицами и пошел за пивом для Табиты.
- Есть что-то, о чем мне следует знать? - спросил их Валериус.
Только Вэйн открыл было рот, чтобы сказать, как Табита пнула его по ноге. Сильно.
Вэйн взвизгнул и хмуро глянул на нее.
- Что это было? - спросил Валериус. - Зачем ты его ударила?
- Просто так, - ответила Табита, протягиваясь через бар, чтобы утащить оттуда устрицу.
Она выглядела, как ангел, и значит, происходит что-то очень зловещее.
Валериус посмотрел на Вэйна.
- Что ты хотел сказать?
- Совсем ничего, - ответил Вэйн и глотнул пива из своей кружки.
У Валериуса появилось плохое предчувствие.
Лютер вернулся с двумя бутылками пива и вручил их Табите, одну она протянула Валериусу.
Он беспомощно уставился на нее.
- Не жаждешь выпить? - спросила Табита.
- Стаканы нам не дадут?
- Это пиво, Вал, а не шампанское. Возьми. Ей богу, оно не кусается.
- Табби, будь добра, - упрекнула ее Брайд. - Валериус, наверно, не привык к пиву.
- Я пью пиво, - сказал Валериус, неохотно беря бутылку, - только не так.
- Хочешь устриц? - спросила его Табита.
- Не уверен, после твоего красочного описания, чем они являются.
Табита засмеялась.
- Открой их нам, Лютер, и продолжай готовить, пока я не лопну.
Лютер оскалился.
- Не думаю, что у тебя есть предел, Табби. Это чудо, если после твоего ухода, остается хоть что-то.
Табита села на стул рядом с Брайд и предложила Валериусу место напротив. Он поставил на стойку свое пиво и неохотно сел.
- Тебе здесь неуютно, Валериус? - ласково спросила Брайд. - Как только Табите удалось тебя уговорить?
- Я сам пока не знаю.
- Вы давно встречаетесь? - спросил Вэйн.
- Мы не встречаемся, - быстро ответила Табита. - Я же сказала, Вал просто оказал мне услугу.
- Как скажешь, Таб. Надеюсь только, что твоя сес…
Его слова прервала откашливающаяся Брайд.
- Табита знает, что делает, Вэйн. Да, Табби?
- Обычно нет, но это и хорошо. Правда.
Валериус еще раз продал бы душу за возможность читать мысли Вэйна.
- Вэйн, можно с тобой поговорить, с глазу на глаз?
Брайд вылила соус Табаско на устрицу.
- Выйдешь из-за стола, мистер Катталакис, и окажешься в буквальном смысле в собачей конуре, до конца недели, я серьезно. И еще, я натравлю на тебя твоего брата Фьюри, и сменю замки.
Вэйн съежился.
- Как бы я не хотел тебе помочь, Валериус, но ты, должно быть, помнишь, ее отец зарабатывает тем, что кастрирует собак, и он хорошо обучил свою дочь. Я думаю, мне следует отказаться.
Валериус взглянул на Табиту, деловито поедающую устриц Лютера. Она старательно отводила глаза в сторону.
Что Вэйн знал, а он нет?
Они сидели в баре, Табита и Брайд болтали об одежде, старых друзьях и всякой ерунде, мужчины чувствовали себя не в своей тарелке. Ресторан закрывался в десять, но Лютер подавал им устриц еще пятнадцать минут.
- Спасибо Лютер, - сказала Табита. - Я очень ценю, что ты меня не гонишь.
- Всегда, пожалуйста, Табби. Мне нравится, что ты ценишь мою еду и сервис, и должен сказать, легче накормить тебя, чем твою подругу Сими. Маленькая девочка ест, как демон.
- О, ты даже не представляешь.
Валериус пошел расплачиваться, а Вэйн остался с женщинами. После оплаты счета Вэйн и Брайд направились на Роял-стрит, а он с Табитой к Бурбон-стрит.
- Готов патрулировать? - спросила Табита.
- Я провожу тебя к тво..
- Я не собираюсь домой, - перебила его Табита.
- Куда ты пойдешь?
- Выслеживать даймонов. Так же, как и ты.
- Это опасно.
Она остановилась и уставилась на него.
- Я знаю, что делаю.
- Знаю, - ответил он спокойно. - У тебя дух и сила амазонки. Но я бы предпочел, чтобы ты не приносила себя в жертву ради того, что лучше оставить нам, уже мертвым. В отличие от тебя, нас никто не оплакивает, если мы погибаем.
Табита был огорошена его неожиданными словами. Еще больше ее поразила чувствовавшаяся в нем печаль. Боль.
- Кто оплакивал тебя, когда ты умер? - спросила она, не уверенная, что хочет знать ответ.
Он остановился и посмотрел в сторону.
- Никто.
- Никто? У тебя разве не было никакой семьи?
Он горько рассмеялся.
- Моя семья - шекспировская трагедия. Поверь мне, они с радостью от меня избавились.
- Как ты можешь так говорить? Я уверена, они беспокоились. Конечно…
- Мои братья убили меня.
Табита почувствовала агонию мести, нахлынувшую на него, как только прогремели его проникновенные слова. У нее сжалась грудь. Сказал ли он ей правду?
- Твои братья?
У Валериуса перехватило дыхание от пронесшегося перед глазами прошлого. По правде говоря, на него накатила волна облегчения от рассказанной через две тысячи лет правды, как он стал Темным Охотником.
Он кивнул, пытаясь выбросить из головы сменяющиеся воспоминания той ночи. Когда он заговорил, его голос был удивительно спокойным.
- Я был обузой для семьи, поэтому они меня казнили.
- Как казнили?
Его глаза ничего не выражали.
- Ты знаток античности. Уверен, ты знаешь, как поступал Рим со своими врагами.
Табита прикрыла рот, когда волна тошноты накатила на нее. Не сумев сдержать себя, она взяла его руку, отодвинула рукав и увидела шрам на его запястье. Что и требовалось доказать.
Как и Кириан, он был распят.
- Мне так жаль.
Холодно и церемонно, он отдернул руку и поправил рукав.
- Не стоит. Я нахожу в этом своеобразную принадлежность к семейной истории. Кто живет с мечом, от меча и погибнет…
- Сколько людей ты распял?
Она почувствовала его стыд, потом он развернулся и пошел от нее. Не желая его отпускать, она бросилась за ним и заставила остановиться.
- Скажи мне, Валериус. Я хочу знать.
Мука на его лице ранила ее. Он сжал зубы.
- Ни одного, - после длинной паузы, произнес он. - Я отказался так убивать людей.
Слезы заволокли глаза, но она уставилась на него.
Он не был таким, каким его считали Кириан и другие. Не был.
Описываемый ими мужчина, не колеблясь, унизил и убил бы любого. А Валериус - нет.
Он откашлялся, словно слова причиняли ему боль.
- Когда я был юношей, я видел казнь человека. Он был одним из величайших полководцев своего времени.
У Табиты замерло сердце, она поняла, что речь идет о Кириане.
- Мой дед обманом захватил его и допрашивал нескольких недель, - его дыхание было сбивчивым, тело напряженным. - Мой отец и дед приказали позвать меня с братьями стать свидетелями этого. Они хотели научить нас, как сломать человека. Как лишить чувства собственного достоинства, чтобы от него ничего не осталось. Но все, что я видел, это кровь и ужас. Никто не должен так страдать. Я смотрел в глаза этому мужчине и видел его душу. Его силу. Его боль. Я пытался убежать, но за это меня избили и вернули назад, заставив досмотреть всё до конца.
Он бросил на нее яростный, мучительный взгляд.
- Я возненавидел их за это. Даже спустя две тысячи лет я все еще слышу его крики, когда они подняли его изломанное тело и потащили гордого полководца на площадь, чтобы он умирал, как простой уголовник.
Табита прикрыла уши, представив, каково было Кириану умирать такой смертью. От сестры ей было известно, что эта смерть до сих пор преследовала Кириана в ночных кошмарах, хотя теперь их было меньше, чем до свадьбы, но все же они были. Иногда он вставал посреди ночи убедиться, что его жена и ребенок в безопасности.
А иногда совсем не мог спать, боясь, что кто-то придет и снова отберет всё, что у него есть.
И он ненавидел Валериуса с безумным чувством мести.
Валериус глубоко вздохнул, увидев, как съежилась Табита. Ему самому тошно, только не так явно.
Его сердце годами хранило вину и ужас своего детства. Вернуть бы время назад, и он бы ни за что не продал душу Артемиде. Лучше умереть и безмолвие поглотит отзвуки жестокости отца, чем жить вечно с эхом их голосов в памяти.
Он был уверен, теперь Табита его ненавидит, также как и другие. И она совершенно права. То, что сделала его семья - непростительно. Вот почему он старался избегать Кириана и Юлиана.
Нечего лишний раз им напоминать об их прошлой жизни в Древней Греции. Теперь это даже жестоко, когда они оба счастливы в современном мире.
Он все не мог понять, зачем Артемида перебросила его в Новый Орлеан. Так поступил бы его отец, следя за тем, чтобы оба грека никогда не знали покоя.
Но Валериус никогда об этом не говорил. И если он когда-либо столкнется с Кирианом и Юлианом, его извинения ни к чему хорошему не приведут. Однажды, века назад, он пытался извиниться перед Зоей, убитой его братом Мариусом. Амазонка набросилась на него, изо всех сил пытаясь убить.
Валериус был вынужден победить ее.
Тогда она плюнула в него: «Римская мразь! Никогда не пойму, почему Артемида позволила тебе жить, когда тебя надо выпотрошить, как визжащую свинью!»
За столетия он научился высоко держать голову, не обращая внимания на мнение других Темных Охотников. Он не мог дать им мир и освободить от прошлого, также как не мог освободиться сам.
Некоторых призраков невозможно прогнать.
Теперь Табита знала правду, и она тоже его возненавидит. Так и быть.
Валериус развернулся, уходя.
- Вал?
Он остановился.
Табита не знала, что ему сказать. Так что она обошлась без слов. Потянувшись и нагнув к себе его голову, она прильнула к его губам.
Валериус был шокирован ее реакцией. Он притянул ее к себе, утопая в тепле ее губ. В тепле ее объятий, но…вскоре отпрянул.
- Ты знаешь, кто я, Табита,… почему ты до сих пор здесь?
Она посмотрела на него, ее голубые глаза искрились нежностью.
- Потому что я знаю, кто ты, Валериус Магнус. Поверь мне, я знаю. И я хочу прямо сейчас отвести тебя к себе, и заняться любовью.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Поймать ночь - Кеньон Шеррилин



роман ВОСХИТИТЕЛЕН!!!! вся серия супер...можно читать все книги или просто какую то одну..сюжет не стирается...страсть такая что жить в реальном мире не охота..любовь,эмоции..все написано без сучка и задоринки!!!! сдесь нет насилия над женщиной...сдесь любовь и страсть топит мужское сердце, и что мне больше всего нравиться так то что мысли описываются не только гг но и ГГ и других персанажей!!!!!ЧИТАТЬ СРОЧНО!!! 10 из 10
Поймать ночь - Кеньон Шеррилинеще наталья
29.02.2012, 8.58





eto chto to!!! IA V VOSTORGE! XOCHETSIA CHITAT ETI ROMANI BEZ OSTANOVKI!!! VRODE VSE PREDSKAZYEMO I IASNO NO NAPRIAJENIE NE POKIDAET NI NA ODNOI STRANITSE! CHITAITE, CHITAITE! rnP.S.OCHEN XOCHY ISTORIY OB ASHERONE YZNAT!
Поймать ночь - Кеньон ШеррилинSHORENA
18.01.2013, 16.43





Вау! книжка что надо, 10/10 читайте не пожалеете.
Поймать ночь - Кеньон ШеррилинЯ
20.01.2013, 10.14





Шикарный роман и восхитительная вся серия...!
Поймать ночь - Кеньон ШеррилинТатьяна
15.02.2014, 20.19





Очень понравился роман заслуженно 9
Поймать ночь - Кеньон Шеррилинтатьяна
16.02.2014, 22.03





Очень хороший роман , но из всех романов , мне кажется, самый тяжёлый ...мне было жаль главного героя ...быть изгоем тяжело.. На другом сайте читаю другие романы про Охотников..все романы очень необычные и интересные.
Поймать ночь - Кеньон ШеррилинВикушка
19.12.2014, 21.17





Книги очень понравились,но почему то не полная серия.Где найти остальные?Подскажите кто знает.
Поймать ночь - Кеньон ШеррилинНадежда
21.06.2015, 8.46





Книги очень понравились,но почему то не полная серия.Где найти остальные?Подскажите кто знает.
Поймать ночь - Кеньон ШеррилинНадежда
21.06.2015, 8.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100