Читать онлайн Поймать ночь, автора - Кеньон Шеррилин, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Поймать ночь - Кеньон Шеррилин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.18 (Голосов: 175)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Поймать ночь - Кеньон Шеррилин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Поймать ночь - Кеньон Шеррилин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кеньон Шеррилин

Поймать ночь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Медленно приходя в себя, Валериус услышал неподалеку чье-то напевание.
Напевание?
Он мигом открыл глаза, ожидая оказаться дома в собственной кровати. Вместо этого, он лежал на старинной, двуспальной кровати с балдахином, с украшенным резьбой деревянным сводом, обитым темно-красным бархатом.
Слышимый им голос доносился слева из кресла-качалки. Повернув голову, Валериус поразился увиденному.
Это было…
Что ж, на первый взгляд это было похоже на очень крупную женщину с длинными светлыми волосами, которая была одета в розовый пушистый свитер с коротким рукавом и штаны цвета хаки. Только у «женщины» плечи были такими же широкими, как и у Валериуса и четко выраженное Адамово яблоко.
Восседая в кресле, она просматривала осенний выпуск «Vogue», листая его блестящими, кроваво-красными ногтями, больше похожими на когти. Она подняла глаза и прекратила напевать.
- О! Ты очнулся! - сказала она взволнованно, встала и засуетилась вокруг кровати.
Неуклюже схватив с прикроватной тумбочки что-то похожее на рацию, она нажала на кнопку, одновременно проверяя, не сломала ли ноготь.
- Табби, мистер Секси проснулся.
- Хорошо, Марла, спасибо.
Валериус слабо помнил этот голос, но не смог отчетливо вспомнить, как и то, что с ним случилось.
- Где я? - спросил он.
«Ад» казалось, был наиболее подходящим ответом. Но боль в теле и затемненная комната, представляющая собой своеобразную смесь древности и современности, говорили о том, что даже ад не был бы таким уж плохим и безвкусным.
- Не двигайся, сладкий, - сказала неизвестная женщина, продолжая жестикулировать и суетиться вокруг кровати. - Табби сейчас придёт. Она сказала, чтобы никуда я тебя не отпускала, так что даже не думай.
Прежде, чем он успел спросить, кто такая Табби, ещё одна женщина ворвалась в комнату.
Она была тоже высокого роста, правда в отличие от первой, стройнее, почти как спичка, с телом, прекрасно подтянутым физическими нагрузками. Длинные темно-рыжие волосы были стянуты в «конский хвост» и на левой скуле виднелся ужасный шрам.
Валериус замер при виде воительницы, которую видел прошлой ночью. Воспоминания нахлынули на него, включая и тот момент, когда она вонзила кинжал прямо ему в грудь, тем более она и сейчас стояла с большим ножом для мяса в руках.
- Ты! - обвинил он, отпрянув к самому дальнему краю кровати.
Женщина заметно съежилась, и, повернувшись к первой, подтолкнула ее к двери.
- Спасибо, Марла, я ценю твою заботу о нём.
- Да, в любое время, милочка. Ты только звякни, если тебе что-то понадобится.
- Обязательно.
Она поторопила большую женщину к выходу из комнаты и захлопнула за ней двери.
- Привет, - сказала она Валериусу.
Он пристально посмотрел на нож в ее руке, потом опустил взгляд на затягивающуюся рану на своей груди.
- Что? Вернулась покончить со мной?
Она глянула на него неодобрительно.
- Что…? - и тогда ее взгляд упал на свой нож. - Ох, это. Нет, прошлой ночью произошел несчастный случай.
Положив нож на туалетный столик, Табита повернулась к нему. Она должна была признать, что Валериус смотрелся на редкость привлекательно в её постели. Его лицо украшали длинные черные волосы, спадавшие вниз. Черты лица были идеальны, словно их ваял некий талантливый скульптор. И его тело тоже…
Ей богу, мужчина не должен выглядеть так аппетитно.
Именно поэтому она провела ночь в своём офисе этажом ниже и утром, первым делом, послала Марлу присмотреть за ним.
Спящим, он казался более соблазнительным, чем ей хотелось. Он выглядел расслабленным и спокойным.
Притягательным.
А проснувшись - опасным.
Но всё равно заманчиво.
Нужно отдать должное богине, у Артемиды был изысканный вкус, касающийся мужчин. Как знала сама Табита, так и со слов Аманды, не существовало такого понятия, как уродливый Тёмный Охотник.
Табита действительно не могла винить богиню за это. Если вы должны собрать мужчин для собственной армии, какая женщина не выберет самого высокого и привлекательного мужчину из всего стада?
И это также объясняло, почему Ашерон был их лидером.
Да уж, хорошо быть богиней. Табита не могла представить, как замечательно было бы командовать всем этим восхитительным тестостероном.
Валериус был превосходным материалом для ТО, сидя с божественно высеченной рукой, опирающейся о ее матрас, пока остальная часть его тела была недоступна ее взору. Он выглядел как взвинченный, дикий зверь, готовый напасть.
Но он был в замешательстве. Она чувствовала его эмоции, обращенные к ней. Он был также разгневан, но Табби была не уверенна из-за чего именно.
- Ты здесь в безопасности, - сказала она, шагнув ближе к кровати. - Я знаю, кто ты и могу тебя заверить, что все окна прикрыты.
- Кто ты? - с подозрением спросил он.
- Табита Деверо, - сказала она.
- Ты - оруженосец?
- Нет.
- Тогда, откуда ты знаешь…
- Я - друг Ашерона.
Он гневно рявкнул.
- Ты лжёшь!
Он неожиданно встал и зашипел, осознав, что полностью гол.
Табита прикусила губу, чтобы не застонать от вида изумительной, обнажённой кожи. Она должна отдать должное Темным Охотникам - они все были невероятно хорошо сложены.
Валериус схватил простыню с постели и прикрылся.
- Где моя одежда? - спросил он самым презрительным голосом, который она когда-либо слышала.
Неудивительно, что Нику и остальным приходится тяжело с ним. Высокомерие и самоуверенность выпирали из каждой клеточки этого мужественного тела. Было очевидно, что Валериус - человек, привыкший отдавать приказы, что было понятно, если учесть, что в прошлом он был римским полководцем.
Как на грех, Табита не привыкла следовать чьим-то приказам и, в особенности, мужским.
- Держи рубаху шире, - сказала она, смеясь над своей плохой шуткой. - Твоя одежда в прачечной и ее доставят, как только она будет готова.
- А до того времени?..
- Похоже, что ты будешь голым.
Его челюсть отвисла, словно он не мог поверить в услышанное.
- Прошу прощения?
- Проси что хочешь, но тебе придется быть голым, - сделав паузу, Табита представила грешную картину в своём воображении. - Только задумайся, великолепный, голый и просящий мужчина - это предмет фантазий. Мольба не вернёт тебе одежду, но зато ты сможешь получить что-то взамен, - приподняв бровь, она взглянула на него.
Его кулак, держащий простыню вокруг талии, сжался. Табита чувствовала, что он был оскорблен, но это все же странно забавляло ее.
- Знаешь, ты ведь римлянин, можешь просто сделать тогу из простыни, - она приподняла голову.
Валериус стоял, чувствуя странное желание плюнуть. Если бы он был низкого происхождения, то наверняка так бы и сделал.
Такой странной женщины еще свет не видывал.
- Откуда ты знаешь, что я римлянин?
- Я говорила тебе, что знаю Эша и ваших остальных ночных обитателей, - она одарила его игривым взглядом. - Ну, давай, сделай тогу для меня. Я как-то пыталась сделать ее в колледже, но она свалилась в самый разгар вечеринки. Слава Богу, моя соседка по комнате была достаточно трезва, чтобы поднять её и обернуть вокруг меня, прежде чем мальчишки из братства набросились бы.
Услышав за спиной бой часов с кукушкой, Валериус повернулся, чтобы посмотреть на время, и нахмурился, поняв, что «птицей» служил краснокожий индеец-могавк. Да еще и с повязкой на глазу.
- Разве он не забавен? - спросила Табита, - Я приобрела его в Швейцарии, где год училась.
- Очарователен, - холодно сказал он. - Теперь, если ты оставишь меня, то я…
- Эй-эй, подожди секундочку, приятель. Я не твоя прислуга, и таким тоном со мной не разговаривай. Capisce?
- Saeva scaeva, - пробормотал Валериус со вздохом.
- Saeve puer - парировала она.
Теперь он действительно изумился.
- Ты только что оскорбила меня на латыни?
- Ты оскорбил меня первым. Не то, чтобы я сильно обиделась, будучи названной необузданной дьяволицей. Это даже льстит, но, тем не менее, я не тот человек, который проглатывает оскорбления.
Как назло, это его впечатлило. Ведь в течение долгого времени он не встречал женщины, знающей его родной язык. Разумеется, ему не понравилось, что его обозвали придурковатым мальчиком, но женщине, обладающей таким интеллектом, трудно было промолчать.
Минула целая вечность с тех пор, как он был с кем-то, явно его не презиравшим. Она не жалила его своими остроумными ответами. Скорее, она спорила с ним, как первоклассный спорщик, чьи слова не стоит принимать близко к сердцу.
Как необычно.
Как пугающе освежает.
Неожиданно по всему дому зазвучала тема из сериала «Сумеречная зона».
- Что это? - спросил он тревожно.
Может он действительно забрел на территорию Рода Серлинга.
- Дверной звонок. Скорей всего, доставили твою одежду.
- Табби! - закричала Марла где-то за дверью спальни. - Это Бен с твоим барахлом.
Валериус застыл от такого грубого поведения.
- Он всегда так кричит?
- Эй, ты - Табита сказала сурово - Марла - одна из моих самых лучших подруг на свете и, если ты будешь оскорблять ее или продолжать называть «Он», то я воткну в твою задницу кол, и это будет гораздо больнее, чем в грудь, - и она выразительно посмотрела на его пах.
Глаза Валериуса расширились от угрозы. Да что она за женщина, если смеет говорить такое мужчине?
Прежде чем он заговорил, она покинула комнату.
Ошеломленный, он не знал что делать. Что думать. Он подошёл к туалетному столику, где она оставила нож. Рядом лежали его бумажник, ключи, и телефон.
Схватив телефон, он набрал номер Ашерона, который немедленно ответил.
- Мне нужна помощь, - впервые за две тысячи лет Валериус произнес такое.
Ашерон, немного застонав, спросил.
- Помощь, в чём? - голос был охрипшим, как будто Валериус пробудил его от глубокого сна.
- Я в доме какой-то сумасшедшей, которая утверждает, что знает тебя. Ашерон, ты должен забрать меня отсюда, прямо сейчас. Мне плевать, что для этого потребуется.
- Сейчас полдень, Валериус. Мы оба сейчас должны спать. - Эш сделал паузу. - Кстати, а ты где?
Валериус осмотрел комнату. Трехстороннее старинное зеркало туалетного столика было увешано бусами от Марди Гра. Вместо персидского ковра лежала огромная детская автодорожная карта. Некоторые места в комнате указывали на безупречный вкус владельца, а некоторые были просто ужасны.
Он запнулся, когда взгляд упал на какой-то алтарь Вуду.
- Без понятия, - сказал Валериус. - Снаружи играет какая-то отвратительная музыка и слышен рёв рожков, и я нахожусь в доме с кукушкой в виде индейца-могавка, трансвеститом, и с чокнутой, владеющей ножом.
- Что ты делаешь у Табиты? - спросил Ашерон.
Вопрос ошарашил его. Ашерон действительно знал её?
Ну ладно, Ашерон был немного экстравагантен, но сих пор Валериус предполагал, что у Атланта больше здравого смысла, чтобы не связываться с людьми низшего класса.
- Извини?
- Расслабься, - зевая, сказал Ашерон. - Ты в хороших руках. Табби не причинит тебе вреда.
- Она проткнула меня кинжалом!
- Чёрт, - сказал Эш. - Говорил же ей не нападать на Охотников. Ненавижу, когда она делает это.
- Ты ненавидишь? Я тут один с гноящейся раной.
- Серьёзно? - спросил Ашерон. - А я раньше и не знал, что у Темных Охотников бывают гноящиеся раны. По крайней мере, снаружи.
Валериус стиснул зубы от неуместной шутки Атланта.
- Не вижу в этом ничего забавного, Ашерон.
- Да, я знаю. Но смотри на вещи оптимистично: ты уже третий Темный Охотник, которого она пригвоздила. Судя по всему, иногда она немного увлекается.
- Немного увлекается? Эта женщина ходячая угроза.
- Да нет, она - молодчина. Если только ты не даймон, тут она может дать фору самой Ксантиппе с ее деньгами.
Валериус усомнился в этом. Должно быть, даже печально известная древнегреческая мегера была гораздо сдержаннее, чем Табита.
Открылась дверь, и показалась упомянутая особа с его одеждой, упакованной в полиэтилен.
- С кем ты разговариваешь? - спросила она.
- Передай ей «привет», - сказал Ашерон секунду спустя.
На этот раз Валериус сплюнул. Он просто не мог поверить в то, что здесь происходит. Эти двое отлично знали друг друга.
Он уставился на Табиту, вешающую его одежду на ручку двери шкафа.
- Ашерон передаёт привет.
Подойдя к нему, она наклонилась вперед и повысила голос, чтобы Ашерон мог услышать ее по телефону.
- Эй, прелестное дитя, разве ты не должен спать?
- Да, должен, - ответил тот Валериусу.
- Не называй Ашерона «дитем», - строго сказал Валериус Табите.
Она фыркнула на него. Прямо как лошадь.
- Ты не называй Ашерона «дитем»… ну просто потому, что его от этого сразу стошнит. А я зову его так всё время.
Валериус был потрясен. Была ли она…
- Нет, она не моя девушка, - сказал Ашерон с другого конца трубки, словно услышал его мысли. - Я оставлю это место для какой-нибудь бедной дурочки.
- Ты должен мне помочь, Ашерон, - повторил Валериус, крепко сжимая простыню и отходя от преследовавшей его Табиты.
- Хорошо, слушай. Вот некоторая помощь. У тебя ведь при себе дорогое пальто из кашемира?
Валериус не мог представить, как это могло помочь ему, но в данной ситуации, готов был пойти на всё, что угодно.
- Да?
- Охраняй его как следует, так как Марла примерно твоего размера и определенно попытается украсть, если увидит. У неё странный фетиш к пальто и курткам, особенно если их носили мужчины. Последний раз, когда я был в городе, она с концами унесла мою любимую мотоциклетную куртку.
Валериус изумился.
- И когда это ты связался с трансвеститами, Ашерон?
- У меня много интересных друзей, Валериус, и некоторые из них, совершенно законченные придурки.
Он застыл.
- Это в мой адрес?
- Нет. Я всего лишь думаю, что ты слишком тревожишься о своей репутации. Теперь, если ты уже выпустил пар на меня, я бы хотел лечь спать.
И Эш действительно повесил трубку.
Валериус стоял там, держа сотовый телефон. Он чувствовал себя так, словно кто-то обрезал трос его спасательного жилета и бросил бултыхаться в воды, кишащие акулами.
Челюсти тут как тут, готовые сожрать его.
Юпитер, помоги ему.
Табита подняла подушку с пола и вернула на кровать, но как только взгляд скользнул по заднице Валериуса, она сразу замерла. Проклятье, у него самая прелестная попка, какую она когда-либо видела у мужчин. Кому-то надо поставить на ней печать «Высший сорт». Только его холодный, суровый взгляд удерживал ее, чтобы не подойти и не дотронуться.
И еще многочисленные шрамы на спине. Похоже, что кто-то не раз его избивал.
Но кто бы посмел сделать такое?
- Ты в порядке? - спросила она, когда он подошёл к туалетному столику и положил телефон.
Валериус, проведя рукой по своим длинным волосам, вздохнул.
- Сколько часов до заката?
- Чуть больше пяти. - Она все еще чувствовала его гнев и смущение. - Ты хочешь лечь в постель и поспать?
Он одарил ее грозным, суровым взглядом.
- Я хочу пойти домой.
- Конечно, я бы тебя сразу отвезла туда, если бы Отто соизволил поднять трубку прошлой ночью.
- Я отпустил оруженосца за плохое поведение - прошептал он, как вдруг его лицо побледнело.
Табита почувствовала ужас, который резко последовал за болью, такой глубокой, что она содрогнулась.
- Что случилось? - спросила она.
- Мне нужно немедленно попасть домой.
- Что же…может у тебя какие-то особые отношения с Аполлоном, о которых мне следует знать? Потому что, это столь же вероятно, как и мой выигрыш в лотерею, что было бы вполне реально, если бы Эш когда-нибудь делился этими чертовыми номерами. Злобный пес - вот он кто. Никогда не расколется.
Почувствовав, как волна безнадежного отчаяния захлёстнула Валериуса, Табита инстинктивно подошла к нему и нежно прикоснулась к его руке.
- Серьёзно, всё будет хорошо. Я отвезу тебя, как только наступит закат.
Он опустил взгляд на её ладонь. Ни одна женщина за эти столетия не касалась его так. Это не было сексуально. Это было успокаивающе, словно предлагая утешение.
Он посмотрел в ее жгучие голубые глаза.
Они светились умом и проницательностью. Но, прежде всего, они были добрыми, и доброта была не тем, к чему привык Валериус.
Большинству людей хватало одного взгляда на него, чтобы почувствовать мгновенную сильную неприязнь. Будучи человеком, он приписывал это своему царственному статусу и роду, заслужившему репутацию своей жестокостью.
Будучи Темным Охотником, эта неприязнь начиналась с того факта, что он римлянин. Греция и Рим провели века, сражаясь друг с друга, пока Рим, в конечном итоге, не поставил Грецию на колени. Было очевидным, что греки его возненавидят. К сожалению, греки и амазонки были крикливой группой, быстро настроившей остальных Охотников и оруженосцев против собратьев римлян по рождению.
Валериус веками убеждал себя, что не нуждается в соратниках по оружию, и даже стал получать нездоровое удовольствие, напоминая о своем привилегированном римском статусе.
С первого года перерождения, он научился наносить удар прежде, чем они нанесут свой.
Тогда он, наконец, использовал чувство такта и строгую формальность, которые отец вдалбливал с ему детства.
Но эта формальность сразу же исчезла при ласковом и успокаивающем касании этой женщины.
Табита сглотнула, ощутив, как что-то пробежало между ними. Его темный, напряженный взгляд прошелся по ней, впервые не порицая и не осуждая. Он был почти нежным, а нежность была не тем, что Табита ожидала от мужчины с репутацией Валериуса.
Валериус коснулся пальцами шрама на ее щеке. Она не увидела насмешки на его лице, каковая обычно появлялась у большинства мужчин. Вместо этого он мягко провёл вдоль его линии.
- Что случилось? - спросил он.
- Автомобильная авария - чуть не выпалила она. Она говорила эту ложь столь долгое время, что теперь она вылетала практически автоматом. Честно говоря, сказать ложь было гораздо проще, чем жить с этой правдой.
Она знала, как отвратительно ее лицо. Семья понятия не имела, сколько раз Табита подслушивала комментарии по поводу её шрама, и сколько раз слышала предложения Кириана Аманде о том, что он с удовольствием заплатит за пластическую операцию.
Но Табита боялась больниц с тех пор, как умерла её тётя от осложнения после простого удаления миндалин. Она никогда не согласится сделать с собой что-то, только потому, что она уже не такая красивая. Если весь остальной мир не согласен с ней, это их проблема, а не её.
- Даймон, - тихо произнесла она. - Сказал, что хочет оставить мне особый подарок, чтобы я всегда помнила его.
По его скулам заходили желваки, и она почувствовала его гнев за нее.
- Надо отдать ему должное, - сказала она, сглатывая ком в горле. - Он был прав. Я думаю о нем каждый раз, когда смотрюсь в зеркало.
Валериус провел рукой вниз по шраму к ее шее, где один из даймонов фактически укусил ее. Если бы не Кириан, который пришел на выручку, скорее всего она бы умерла той ночью.
- Мне жаль - прошептал он.
Она была уверена, что эти слова никогда не сходили с губ этого мужчины.
- Всё в порядке. У всех нас есть шрамы. Мне просто повезло, что большинство моих снаружи.
Валериус был поражён ее мудростью. Он не ожидал такой глубины мыслей от женщины вроде неё. Прежде чем убрать с шеи его руку, она слегка сжала её и отошла назад.
- Ты голоден?
- Умираю с голоду, - искренне ответил он.
Как и большинство Темных Охотников, он обычно ел три раза за ночь. Первый раз, на закате вскоре после пробуждения, второй - приблизительно в десять или одиннадцать вечера, и третий раз - примерно в три или четыре утра. Учитывая, тот факт, что ранен он был довольно давно, то последний раз он ел вчера вечером.
- Хорошо, у меня прекрасно оборудованная кухня. Что бы ты хотел?
- Что-нибудь итальянское.
Она кивнула.
- Звучит хорошо. Иди, переоденься, а я встречу тебя внизу. Кухня - дверь слева, только не открывай правую, с наклейкой «Биологически опасно». Она ведёт в мой магазин, а там нет ничего, кроме дневного света.
Потянув дверь, чтобы закрыть за собой, она остановилась.
- Кстати, ты мог бы повесить своё пальто в мой шкаф, прежде чем спуститься. Марла…
- Ашерон уже предупредил меня.
- А, хорошо. Увидимся позже.


Валериус подождал, пока она уйдет, и пошел одеваться. Повесив пальто в шкаф, он был поражен тем фактом, что ее одежда была преимущественно черной, как и его. Только ярко-розовое атласное платье резко выделялось из моря темного цвета. И ещё, красная клетчатая мини-юбка.
Эта юбка привлекла его внимание. Воображение сразу же нарисовало непрошенную картинку Табиты в этом наряде. Любопытно - красивые ли у нее ножки?
Он всегда ценил стройные, нежные, женские ножки. Особенно, когда они обвивали его.
От этой мысли тело моментально напряглось. Валериус поморщился, неожиданно почувствовав себя извращенцем, стоя в ее стенном шкафу и мечтая о ней.
Тотчас закрыв дверь шкафа, он вышел из комнаты. Коридор был окрашен в ярко-желтые цвета, которые были немного неприятны его чувствительным глазам Темного Охотника. Двери комнаты в конце коридора были приоткрыты, откуда виднелась прибранная, со вкусом декорированная спальня. Он заметил серебристое с блестками платье лежащее поперек антикварной кровати и рядом стоял кудрявый черноволосый парик на специальной поролоновой подставке в форме головы.
- О, привет, милашка, - поприветствовала Марла, которая, судя по всему, только приняла ванную.
На ней был розовый халат, а на очевидно лысой голове - тюрбан.
- Табби внизу.
- Спасибо, - поблагодарил он, склонив голову.
- O-o-o, хорошие манеры. Какой хороший шанс для Табби. Большинство парней, которых она таскала домой, неотесанные грубияны. Кроме Эша Партенопайуса, который замечательно воспитан. Но он тоже странный. Ты когда-нибудь встречал его?
- Да, я знаком с ним.
Она явно вздрогнула.
- O-o-o, мне нравится, как ты говоришь «знаком», сладенький. С таким замечательным акцентом. Теперь тебе лучше уйти, пока я не отняла еще больше твоего времени. Бог знает, как я могу заболтать тебя, если ты только позволишь.
Улыбаясь ее яркой мимике и прогонявшему его шиканью, он сделал ей ручкой, и закрыл двери. В Марле было какое-то чудное очарование.
Он спустился по превосходной, вишнёвой лестнице, выведшей его на маленькую площадку. Он поморщился, увидев справа наклейку «Биологически опасно», о которой говорила Табита. Повернув налево, он прошёл через пару застекленных створчатых дверей, явно нуждавшихся в ремонте, и очутился в маленькой столовой, где стоял старый бело-коричневый фермерский стол и стулья со спинками, видавшие лучшие деньки.
Стены были выкрашены в белый, режущий глаз, цвет, на них висели рамки с черно-белыми видами европейских достопримечательностей - Эйфелева башня, Стоунхендж и Колизей. Черные занавеси штор плотно закрывали окно, дневной свет не попадал на него. У дальней стены стоял черный буфет. Вверху он был хаотично заставлен фотографиями и коллекционными музыкальными пластинками, включая Элвиса с Эльвирой. Два больших антикварных серебряных канделябра стояли по краям.
Но что его удивило, так это фотография 8 x 10 в центре буфета, на которой была запечатлена Табита в подвенечном платье, рядом с мужчиной, чьё лицо закрывала маленькая вырезанная картинка головы Рассела Кроу.
Он попытался убрать картинку.
- Вот ты где, - раздался голос Табиты за его спиной.
Валериус быстро выпрямился.
- Ты замужем? - спросил он.
Она нахмурилась, пока не увидела фотографию.
- О, мой бог, нет. Это моя сестра Аманда на своей свадьбе. Девочка на фотографии рядом, её дочь, Марисса.
Изучая свадебную фотографию, Валериус заметил, что единственной разницей между женщинами был шрам.
- У тебя сестра-близнец?
- Да.
- И почему твоя сестра замужем за Расселом Кроу?
Табита засмеялась.
- Ах, это - нелепая шутка моего зятя, самодовольного нудного растяпы.
Валериус одарил её лукавым взглядом.
- Я так понимаю, ты равнодушна к этому мужчине.
- На самом деле, я люблю его до смерти. Он действительно хорош для моей сестры и племянницы, и по-своему очень мил. Но во многом похож на тебя, воспринимает всё слишком серьезно. Вам, парни, надо оживиться и побольше веселиться. Жизнь слишком коротка… ладно, возможно, не для тебя, но для нас, остальных смертных.
Валериус был зачарован этой женщиной, которой не следовало принимать его. Она была безвкусной и грубоватой, но в тоже время, забавной и очаровательной, причем в самых неожиданных ситуациях.
Табита плюхнула на стол маленькую красную консервную банку с торчащей пластмассовой ложкой, и которая являла собой нечто похожее на макаронные рожки с маринарой.
Валериус поморщился.
- Что это?
- Равиоли.
Он выгнул дугой бровь.
- Это не равиоли.
Табита взглянула на блюдо.
- Ну, хорошо, это - Бифарони. Моя племянница называет все эти маленькие жестянки, исходящие из микроволновки, равиоли, - она выдвинула для него стул. - Ешь.
Валериус был в ужасе от её предложения.
- Прошу прощения? Ты же не думаешь, что я буду это есть, не так ли?
- Ну, в общем да. Ты сказал, что хочешь что-нибудь итальянское. Это итальянское, - она подняла банку и указала на этикетку. - Видишь, повар Боярди. У него только самое лучшее.
Впервые за всю свою жизнь, Валериус был так потрясён. Наверняка, она шутит.
- Я не ем из бумажных стаканчиков и с пластмассовых столовых приборов.
- Да-да-да, мистер Фенси Пантс! Прости, если обидела тебя, но здесь на планете Земля, мы, плебеи, едим все, что попало под руку, и если нас угощают, мы не задаём лишних вопросов.
Табита скрестила руки на груди, так как он опять стал чопорным хреном. Если бы взглядом можно было бы убить, то ее несчастная банка Бифарони разлетелась бы вдребезги.
- Я должен уйти до наступления темноты, - он высокомерно кивнул головой и направился к лестнице.
Табита изумилась, что он ушел. Он действительно был оскорблен и глубоко задет, но это не имело никакого отношения к ней. Всё должно быть совсем наоборот. Подняв Бифарони, она вздохнула и, взяв в рот кусочек, направилась обратно на кухню.
Валериус осторожно закрыл дверь в комнату, хотя ему очень хотелось хлопнуть ею. Но аристократы не хлопают дверьми. Эти поступки свойственны простолюдинам. Знать умеет контролировать свои эмоции.
И его не заденет мнение невоспитанной женщины и ее попытки обидеть его.
Он был так глуп, что на одно мгновение подумал, что она….
- Меня не волнует, нравлюсь ли я кому-либо, - тихо пробормотал он.
За всю его жизнь всем было наплевать на него. Почему сейчас это должно измениться? Все же, крохотная часть его жаждала, чтобы кто-нибудь проявил доброжелательность к нему. И он не мог справиться с этим желанием. Простое «Передай привет Валериусу». Хоть раз в жизни…
«Ты становишься глупым» - проворчал он себе. Лучше пусть боятся, чем любят. Слова отца до сих пор звучали в его ушах. Люди всегда предают того, кого любят, но никогда того, кого действительно боятся.
И это правда. Страх держит людей на расстоянии. Он лучше, чем кто-либо знал это.
Боялись ли его братья?…
Валериус вздрогнул от воспоминаний и сел на раскладной парусиновый стул в углу комнаты.
Рядом стоял книжный шкаф с широким ассортиментом книг. Насупившись, он пробежался по заголовкам, от «Последних дней Помпеи» и «Жизни Александра Великого» до «Хроник Дрездена» Джима Батчера.
Что за необычная женщина эта Табита! Когда Валериус потянулся к книге о Древнем Риме, его внимательный взгляд упал на мусорное ведро рядом со стулом. Обычно такие штуки люди держат на кухне, но его внимание привлек обрывок черного рукава, торчащий из-под закрытой крышки. Открыв ее, он обнаружил свою рубашку и пальто.
Вытаскивая их, он нахмурился еще сильнее. Вещи до сих пор были разорваны и в крови. Он потрогал пальцами разрез на спине, где даймон полоснул его мечом.
Но он же надел свои вещи…
Валериус поднялся и снял с себя шелковую водолазку. Такую же, от Ральфа Лорена, он одел вчера вечером. Этому было только одно объяснение.
Табита купила ему новую одежду.
Он подошёл к шкафу и проверил пальто. Все выглядело таким же, пока он не заметил, что у медных пуговиц был немного другой оттенок. За исключением этого, пальто являлось точной копией.
Он не мог в это поверить. Одно пальто стоило ему пятнадцать сотен долларов. Зачем ей надо было делать это?
Желая получить ответ, он спустился вниз и обнаружил ее на кухне, готовящей в одиночестве.
Стоя в дверях, он заколебался. Она стояла к нему боком, идеальным безмятежным профилем. Она была воистину красивой женщиной.
Ее выцветшие черные джинсы обтягивали длинные ноги и весьма привлекательные ягодицы. Высоко задранный чёрный свитер с коротким рукавом, застегнутый на пуговицы, оставлял открытой часть загорелой кожи от заниженной талии джинсов до пупка, который, если он не ошибался, был проколот.
Ее длинные темно-рыжие волосы были откинуты назад и, стоя возле плиты с босыми ногами, она выглядела удивительно безмятежно. Серебряное колечко поблескивало на пальце правой ноги.
Радио было включено. Тихо играла песня Мартина Брили «Соль моих слез». Бедра Табиты двигались одновременно с музыкой в эротическом ритме, соблазнявшем его больше, чем он мог себе позволить.
В самом деле, всё, что он мог сделать, так это не приближаться к ней настолько, чтобы нагнуть голову и попробовать манящую, сочную кожу.
Она была вспыльчивой и наверняка хорошо его долбанет. Он сделал шаг вперед, и она подпрыгнула и нанесла удар ногой ему в пах. Согнувшись от боли, Валериус проклинал всё на этом свете.
- О Боже! - Табита задохнулась, сообразив, что только что въехала своему гостю. - Мне так жаль! Ты в порядке?
Его глаза угрожающе блеснули.
- Нет, - огрызнулся он, прихрамывая и отходя от нее подальше.
Табита помогла ему подставить табуретку, которую держала на маленькой кухне.
Он сел и накрыл ладонью ушибленное место.
- Я серьезно очень, очень извиняюсь, - повторила она. - Должна была предупредить, что не следует подкрадываться ко мне сзади.
- Я не подкрадывался, - сказал он сквозь сжатые зубы. - Я просто шёл.
- Давай, я дам тебе немного льда.
- Не нужен мне лед. Мне нужно передохнуть минутку, без болтовни.
Она подняла руки, сдаваясь.
- Не торопись.
По его лицу пробежала тень любопытства, и он окончательно пришел в себя.
- Слава Юпитеру, что у тебя в руках не оказалось очередного ножа, - пробормотал он, но потом чуть громче спросил. - Ты бьешь так каждого мужчину, приходящего в твой дом?
- О, Господи, ещё один! - сказала Марла, входя в комнату - Табби, я диву даюсь, какая у тебя личная жизнь, если для всех мужчин - ты явная угроза.
- Ой, помолчи, Марла. Я не нарочно… в этот раз.
Марла, закатив глаза, взяла две диетические кока-колы из холодильника и вручила одну Валериусу.
- Прислони к ушибу, сладенький. Поможет. Будь благодарен, что ты не на месте Фила. Слышала, что ему пришлось сделать операцию на яичко, после того как Табби застукала его с другой, - она хлопнула пробкой бутылки и направилась наверх.
- Он заслужил это, - крикнула вслед Табита - Ему еще повезло, что я не отрезала их.
Валериус абсолютно не хотел дальше продолжать эту тему. Он встал и положил кока-колу на кухонную стойку.
- Почему ты занимаешься готовкой?
Табита пожала плечами.
- Ты отказался есть консервы, и поэтому я делаю тебе пасту.
- Но ты сказала…
- Я говорю много чего, что не имею в виду на самом деле.
Он наблюдал за её действиями у кухонной плиты. Как только она взяла кастрюлю с кипящими макаронами и направилась к раковине, прозвучал звонок.
- Хочешь сделать это за меня?
- Сделать что? - он спросил.
- Микроволновка.
Валериус оглядел кухню. За всю свою жизнь он редко бывал на кухне и немного знал о кухонных приборах, ведь для таких вещей у него были слуги.
Снова прозвучал звонок.
Оказывается, пищала микроволновка. Потянув дверцу на себя, Валериус вытащил миску с маринарой, воспользовавшись прихваткой в форме рыбки, лежащей рядом.
- Куда мне это положить?
- На плиту, пожалуйста.
Он так и сделал.
Табита поставила около него маленькую миску и затем размешала соус с пастой.
- Так лучше? - спросила она, вручив ему.
Валериус кивнул, но потом взгляд упал на макароны. Он моргнул, не веря своим глазам. Их форма его поразила.
Нет. Конечно, он видел всякое.
Но что это за…?
Он уронил челюсть, когда понял что это - это крошечные макароны-пенисы плавали в красной маринаре.
- Да ладно тебе, - раздраженно сказала Табита. - Только не говори мне, что у римского полководца проблемы с пенирони.
- Вот честно, ты же не думаешь, что я буду есть это? - спросил он в ужасе.
Она вышла из себя.
- Не смей хвастаться своим превосходством, приятель. Так случилось, что я точно знаю, как вы, римляне, жили. Как украшали свои дома. Вы пришли из долины фаллоса, так что не надо так возмущаться, видя их на тарелке. И в моем доме нет колокольчиков «музыка ветра» в форме фаллосов, отпугивающих зло или ещё что-то. Но спорю, у тебя так и было, когда ты был человеком.
Это было правдой, но с тех пор прошли века… и если подумать, он все равно никогда не видел ничего подобного.
Она вручила ему вилку.
- Она не из серебра, но из нержавеющей стали. Я уверена, что ты справишься.
Вид макарон всё ещё гипнотизировал его.
- Где ты взяла это?
- Продаётся в моём магазине вместе с клиторони.
- Клиторони?
- Я думаю, ты можешь себе их представить.
Валериус не знал, что сказать. Он никогда прежде не употреблял непристойного вида пищу. И что за магазин у нее, если она торгует товаром такого типа?
- Дом Ветти, - сказала Табита, уперев руки в боки. - Нужны подробности?
Валериус был хорошо осведомлён об этом римском доме, о котором упомянула Табита. Также ему были хорошо известны и непристойные фрески. По правде говоря, его народ был довольно откровенным в сексуальных предпочтениях, но меньше всего он ожидал столкнуться с этим лицом к лицу в современное время.
- Non sana est puella - прошептал Валериус, что в переводе с латыни означало: «Это девушка сумасшедшая».
- Quin tu istanc orationem hinc veterem antque antiquam amoves, vervex? - парировала Табита. - Может, ты всё-таки прекратишь использовать этот мертвый язык, баранья башка?
Никогда прежде Валериус не был одновременно так оскорблен и удивлен.
- Откуда ты знаешь латынь так хорошо?
Она отщипнула кусочек тоста с плиты.
- У меня степень магистра по древним цивилизациям, а у моей сестры, Селены - степень доктора по тому же предмету. Нам нравилось в колледже дурачиться, обзывая друг друга на латыни.
- Селена Лоуренс? Сумасшедшая, которая на площади раскладывает карты Таро?
Она пригвоздила его яростным взглядом.
- Эта безумная, случайно и есть моя любимая старшая сестрёнка и, если ты еще раз её оскорбишь, то будешь хромать… ещё сильнее.
Валериус прикусил язык и направился к столу в столовой. Он встречал Селену несколько раз за последние три года, и ни одна из этих встреч не прошла гладко. Когда Ашерон впервые упомянул о ней, Валериус был в восторге от перспективы пообщаться с кем-то, знающим его язык и культуру.
Но, как только Ашерон представил их друг другу, Селена выплеснула свой напиток Валериусу в лицо и обозвала всеми известными оскорблениями и даже несколькими неизвестными.
Он не знал, почему Селена так его ненавидела. Все, что она смогла сказать так это, как ей досадно, что он не погиб от варварского нашествия, растерзанный на куски.
И это было ее самым доброжелательным пожеланием его смерти.
Она пришла бы в восторг, узнав правду о его настоящей смерти, оказавшейся гораздо позорнее и болезненней, чем все ее громкие слова.
Каждый раз, когда он отваживался нести дозор за даймонами на площади, Селена осыпала его проклятиями и швырялась в него всем, что было под рукой.
Без сомнения, она бы пришла в восторг, узнав, что сестра ранила его. Она бы только пожалела, что он все еще жив, а не валяется мёртвым где-нибудь в сточной канаве.
Табита остановилась в дверях, наблюдая за Валериусом, который поглощал макароны в тишине, сидя с прямой, неподвижной осанкой. Его умение держать себя было безупречно. Он выглядел спокойным и бесстрастным.
Однако ему было очень неловко в ее доме. Он был явно не в своей тарелке.
- На, возьми, - сказала она, предлагая хлеб.
- Спасибо, - поблагодарив, он взял его.
Он нахмурился, разглядывая блюдце из-под хлеба. Наконец, положив хлеб на стол, вернулся к своей необычной еде.
Наступила неловкая тишина между ними. Она не знала, что сказать ему. Было странно находиться рядом с этим мужчиной, о котором она была столь наслышана.
И ничего хорошего там не было.
Ее зять и его лучший друг Юлиан на семейных праздниках часами обсуждали Валериуса и его семью, и тот факт, что Артемида отправила этого Тёмного Охотника в Новый Орлеан назло Кириану, так как была вынуждена даровать ему свободу. Может и правда так. Или возможно богиня хотела, чтобы Кириан встретился лицом к лицу со своим прошлым, и расставил все точки над i.
Так или иначе, Валериус больше всех пострадал от решения Артемиды, Кириан и Юлиан неустанно напоминали ему о своей ненависти.
Забавно, он не казался ей таким уж плохим.
Конечно, он был высокомерным и церемонным, но…
Было что-то ещё в нем, что-то большее. Она чувствовала это.
Табита пошла на кухню, чтобы принести ему что-нибудь попить.
Первая мысль была дать воды, но она уже разозлила его, накормив пенирони. Она чувствовала себя сильно виноватой за этот детский порыв. Так что она распахнула винный шкафчик и решила дать ему то, что он, несомненно, оценит.


Валериус взглянул на Табиту, которая протянула ему бокал красного вина. Почти ожидая, что оно окажется терпкой, дешёвой мадерой, он был приятно удивлен богатому и насыщенному вкусу.
- Спасибо, - поблагодарил он.
- Пожалуйста.
Как только она стала отходить, Валериус остановил ее, схватив за руку.
- Зачем ты купила мне новую одежду?
- Как ты…
- Нашел свою в мусорном ящике.
Она съежилась, как будто ее обеспокоило, что он узнал о её поступке.
- Мне следовало выкинуть ее в мусор. Чёрт.
- Почему ты не хотела, чтобы я узнал?
- Подумала, что ты ее не примешь. В конце концов, что я еще могла сделать, если по моей вине она пришла в негодность.
Он одарил ее улыбкой, согревшей ее сердце.
- Спасибо, Табита.
Впервые он назвал ее по имени. Его глубокий, бархатистый акцент, вызвал дрожь во всём теле. Повинуясь импульсу, она коснулась ладонью его щеки, практически уверенная, что он ее оттолкнет.
Он не оттолкнул, только посмотрел на неё с любопытством в черных глазах.
Табита была поражена его красотой. И внутренней болью, которая отозвалась в ее собственном сердце. Не думая, она опустила голову и захватила его губы своими.
Валериус был совершенно не готов к таким действиям. Никогда прежде, женщина не целовала его первой. Никогда. Табита была дерзка и требовательна, и это обожгло его тело испепеляющим лавовым потоком.
Обхватив её лицо ладонями, он ответил на поцелуй.
Табита застонала от изысканного вкуса своего полководца. Касаясь языком его клыков, она вздрагивала. Он был неумолимым и беспощадным.
Запретным.
И ее, гордо живущую по собственным правилам, это привлекало еще больше.
Она села верхом ему на колени, обхватив ногами. Он не возражал, и взамен отнял руки от её лица и провел ими по спине, в то время как Табита ослабила ленту в его волосах и они заструились чёрным шёлковым каскадом по её пальцам.
Она чувствовала его эрекцию, упирающуюся между ее бедер, и еще больше зажглась желанием.
Она так давно не была с мужчиной. Так давно не чувствовала столь сильное желание, охватывающее ее. Она страстно желала его, несмотря ни на что.
Голова Валериуса закружилась от ощущения её губ на своих устах, подбородке, шее. Ее жаркое дыхание опаляло его. Века прошли с тех пор, как он был с женщиной, знающей, кем он являлся.
С женщиной, которую не надо было целовать осторожно, из страха, что она обнаружит его клыки.
Никогда он не сталкивался с такой возбуждающей женщиной. Так открыто идущей ему навстречу. Такой дикой. Она ничего не боялась и не сдерживала себя.
Она была неистовой и пылкой, но при этом всецело женственной.
Табита знала, что не стоит этого делать. Темным Охотником не разрешалось связываться с женщинами. Им запрещалась любая эмоциональная связь, за исключением, может быть, оруженосцев.
Она могла бы переспать с Валериусом только раз, но потом будет вынуждена отпустить его.
Более того, вся ее семья ненавидела этого человека, и она тоже должна. Ей следует оттолкнуть его. Только она не могла. В нем было что-то неотразимое.
Несмотря на здравый смысл и все соображения, она хотела его.
Ты просто возбуждена, Табби, отпусти его.
Можно подумать, это так легко. Прошло почти три года с тех пор, как она порвала с Эриком и с тех пор не была ни с кем. Никто даже не вызывал в ней большего, чем мимолетное любопытство.
Может только, за исключением Эша. Но она хорошо его знала, чтобы что-то предпринимать.
Но даже он не опалял ее так. У него нет той внутренней боли, какую носил в себе Валериус, а если и есть, он лучше ее прячет.
Она чувствовала, что так или иначе, Валериус в ней нуждается.
Как только она добралась до молнии на его брюках, зазвонил телефон.
Табита игнорировала его до тех пор, пока голос Марлы не раздался по рации.
- Табби, это Аманда. Она говорит, чтобы ты взяла трубку. Сейчас же.
Табита простонала от разочарования и прежде чем встать, подарила Валериусу горячий, быстрый поцелуй.
- Пожалуйста, не произноси ни слова, пока я у телефона - предупредила она его.
С тех пор, как Аманда вышла замуж за Кириана, она стала поразительным экстрасенсом, и, услышав голос Валериуса, сразу бы поняла, кто это. Табита была в этом точно уверена. И это было бы последним, что она хотела обсуждать.
Она подняла трубку настенного телефона на кухне.
- Эй, Мэнди, что-то нужно?
Табита повернулась и стала наблюдать за Валериусом, приводящим себя в порядок. Он зачесал назад волосы и завязал маленькой черной лентой, которую она сняла.
Он опять стал величественным и непреклонным, и, взяв вилку, продолжил есть.
Ее сестра бормотала что-то о своем плохом сне, но Табита не отвлекалась от Валериуса, пока не прозвучало слово «даймон Спати».
- Извини, что? - переспросила она у Аманды.
- Я сказала, что у меня был дурной сон о тебе, Табби, что ты была серьёзно ранена в схватке. Я просто хотела удостовериться, что ты в порядке.
- Да, всё хорошо.
- Точно? Твой голос немного странный.
- Ты оторвала меня от работы.
- Ох, - произнесла Аманда, соглашаясь с ее ложью, что заставило Табиту чувствовать себя немного виновной. Она не привыкла скрывать что-то от своей близняшки. - Хорошо. В таком случае, не буду тебя отвлекать, но будь осторожна. Меня действительно не покидает плохое предчувствие.
Табита чувствовала то же самое. Было что-то необъяснимое и, вместе с тем, неослабевающее.
- Не волнуйся. Эш в городе и ещё один Темный охотник приехал. Все хорошо.
- Хорошо. Я уверена, что ты прикроешь себя. Но, Табби?..
- Да?
- Прекращай врать мне. Мне это не нравится.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Поймать ночь - Кеньон Шеррилин



роман ВОСХИТИТЕЛЕН!!!! вся серия супер...можно читать все книги или просто какую то одну..сюжет не стирается...страсть такая что жить в реальном мире не охота..любовь,эмоции..все написано без сучка и задоринки!!!! сдесь нет насилия над женщиной...сдесь любовь и страсть топит мужское сердце, и что мне больше всего нравиться так то что мысли описываются не только гг но и ГГ и других персанажей!!!!!ЧИТАТЬ СРОЧНО!!! 10 из 10
Поймать ночь - Кеньон Шеррилинеще наталья
29.02.2012, 8.58





eto chto to!!! IA V VOSTORGE! XOCHETSIA CHITAT ETI ROMANI BEZ OSTANOVKI!!! VRODE VSE PREDSKAZYEMO I IASNO NO NAPRIAJENIE NE POKIDAET NI NA ODNOI STRANITSE! CHITAITE, CHITAITE! rnP.S.OCHEN XOCHY ISTORIY OB ASHERONE YZNAT!
Поймать ночь - Кеньон ШеррилинSHORENA
18.01.2013, 16.43





Вау! книжка что надо, 10/10 читайте не пожалеете.
Поймать ночь - Кеньон ШеррилинЯ
20.01.2013, 10.14





Шикарный роман и восхитительная вся серия...!
Поймать ночь - Кеньон ШеррилинТатьяна
15.02.2014, 20.19





Очень понравился роман заслуженно 9
Поймать ночь - Кеньон Шеррилинтатьяна
16.02.2014, 22.03





Очень хороший роман , но из всех романов , мне кажется, самый тяжёлый ...мне было жаль главного героя ...быть изгоем тяжело.. На другом сайте читаю другие романы про Охотников..все романы очень необычные и интересные.
Поймать ночь - Кеньон ШеррилинВикушка
19.12.2014, 21.17





Книги очень понравились,но почему то не полная серия.Где найти остальные?Подскажите кто знает.
Поймать ночь - Кеньон ШеррилинНадежда
21.06.2015, 8.46





Книги очень понравились,но почему то не полная серия.Где найти остальные?Подскажите кто знает.
Поймать ночь - Кеньон ШеррилинНадежда
21.06.2015, 8.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100