Читать онлайн Поймать ночь, автора - Кеньон Шеррилин, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Поймать ночь - Кеньон Шеррилин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.18 (Голосов: 175)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Поймать ночь - Кеньон Шеррилин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Поймать ночь - Кеньон Шеррилин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кеньон Шеррилин

Поймать ночь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Валериус посмотрел на статую. Слова Табиты звенели у него в ушах. Как всегда, лицо Агриппины было устремлено в никуда. Непроницаемое. Холодное.
Бесчувственное.
Грудь болезненно сжалась от жестокой реальности былого и собственной ограниченной глупости в попытках удержать хоть что-нибудь хорошее из человеческой жизни.
- По правде говоря, я ее даже не знал, - тихо начал он. - Я никогда толком с ней не разговаривал, перекинулся всего парой слов за всю ее жизнь. И все же, если бы у меня могла бы быть любящая женщина, я был бы благодарен, если это была она.
Табита замерла от его признания.
- Я не понимаю. Почему ты заботишься о статуе женщины, которую даже не знал?
- Я жалкое существо, - он горько усмехнулся. - Нет, на самом деле я еще большее ничтожество, чем обычный жалкий человек. Я забочусь о ее статуе потому, что не смог позаботиться о ней самой.
Она чувствовала его гнев и боль, берущие ее за сердце.
- О чем ты говоришь?
Он застыл всем телом и уставился в другую сторону.
- Ты хочешь узнать обо мне правду, Табита? Настоящую правду?
- Да, хочу.
Скрестив руки на груди, он отошел от нее к темному окну, глядя на изящный внутренний дворик.
- Я наследственный неудачник, причем в гигантском масштабе, и никогда не понимал, почему так. Я провел всю жизнь, пытаясь понять, какое мое чертово дело до остальных, когда всем и всегда было плевать на меня.
Его сквернословие шокировало ее. Это был не его стиль разговора, что только указывало в каком он расстройстве.
- Нет ничего плохого в заботе о других.
- Да, это так. Но зачем мне заботиться? Если я прямо сейчас умру, никто и не заметит. Большинство тех, кто меня знает, откровенно порадуется.
Горло сдавило от верности его утверждения и от самой мысли о его смерти…
Ей стало неимоверно больно.
- Мне не все равно, Валериус.
Он с сомнением покачал головой.
- Как так? Ты меня едва знаешь. Я не дурак. Я видел твоих друзей. Никто из них не выглядит так, как я. Никто не ведет себя так и не разговаривает, как я. Вы высмеиваете тех, кто выглядит и ведет себя, как я. Такие типы, как вы, ненавидите нас. Игнорируете нас. Я богат и образован. Я родом из знатного римского семейства, следовательно, обязан думать, что я превыше всех, так что в порядке вещей выглядеть жестоким и хладнокровным, когда я рядом. У нас нет чувств, чтобы их задеть. Как может быть так, что римскому аристократу не наплевать на раба? И все же спустя две тысячи лет, она стоит здесь, а я - титулованный сторожевой пес, присматривающий за простой рабыней потому, что та с детства боялась темноты, и я однажды пообещал ей, что она никогда не будет спать во мраке.
Его слова так глубоко тронули ее, что она чуть не плакала, грудь сдавило.
Сам по себе тот факт, что он держал клятву, данную простой рабыне…
- Почему она боялась темноты?
У него желваки на скулах заходили.
- Она была дочерью богатого купца в городе, который уничтожил мой отец. Он привел ее в Рим с намерением продать на рынке, но моя бабушка увидела ее и решила, что она может составить хорошую компанию. Мой отец преподнес ее в дар бабушке, и Агриппина всю жизнь прожила, боясь, что кто-нибудь еще может придти за ней темной ночью и снова разрушить ее мир.
Его пристальный взгляд затуманился.
- Для нее стало неприятным открытием, что настоящих монстров свет не заставит убраться прочь. Меньше всего они заботятся, что их увидят.
Табита нахмурилась.
- Я не понимаю.
Он повернулся и грозно взглянул на нее.
- Ты знаешь, что такое астеросум?
- Нет.
- Это древний наркотик, он полностью парализует тело, но оставляет способность видеть, слышать и чувствовать. Его использовали римские лекари, когда требовалось сделать ампутацию.
Он содрогнулся, будто что-то болезненное прошло сквозь него. Она почувствовала мучительную боль и в своей груди.
Валериус обхватил себя руками, словно защищаясь от ужаса прошлого.
- Этот наркотик мне дали братья, явившись ночью на мою виллу. Я только что взял кельтский город Ангарацию. Вместо того чтобы сравнять его с землей и всех убить, как сделал бы любой другой мужчина в моем роду, мы с кельтами договорились о капитуляции. Я думал, что будет лучше, если их дети вырастут, не испытывая ненависти к Риму и не стремясь отомстить за своих, как прежде, - он горько рассмеялся. - Это стало моей роковой ошибкой.
- Как милосердие может быть ошибкой? - ошеломленно спросила она.
И только спросив, она сразу вспомнила сказанные его отцом слова. В мире Валериуса, это было преступлением.
Валериус откашлялся.
- В большинстве случае, меня посылали во внешние провинции сражаться с кельтами. В то время я был единственным римлянином, кому сопутствовал успех в борьбе с ними, главным образом из-за того, что я понимал их. За это братья ненавидели меня. Уничтожение всех было для них единственным способом покорять народы.
- И они задумали тебя убить?
Он кивнул.
- Они пришли в мой дом и одурманили меня. Я лежал на полу совершенно беспомощный, пока они уничтожали все кругом. Разгромив мой холл, они вытащили меня на задний двор, чтобы убить. И там они обнаружили статую Агриппины.
Табита взглянула на белое мраморное лицо из его прошлого.
- Почему ты держал там статую?
- Как и моя бабушка, я считал, что она заслуживает безопасности. Защиты. Поэтому выделил небольшой участок в своем личном саду незадолго до того, как она переселилась ко мне.
Ее зло кольнула неуместная ревность. Может, он и не любил эту женщину, но явно испытывал к ней глубокие чувства. В особенности с тех пор, как провел тысячи лет, выполняя свое обещание.
- Как она оказалась у тебя? - спокойно спросила она.
Он сделал глубокий, неровный вдох.
- Моя бабка вызвала меня домой с поля боя, так как знала, что умирает и боялась за Агриппину. Она знала нрав сыновей и внуков, а Агриппина была очень красивой и утонченной женщиной, много значившей для нее. Я был единственным, к кому она могла обратиться, и кого не пришлось бы удерживать от постели Агриппины. Так что она попросила забрать ее к себе в дом и беречь от остальных.
У Табиты сжалось горло от его доброты.
- Ты влюбился в нее?
- Я любил мысль о ней. Она была воплощением красоты. Нежная и добрая. В моем мире никогда прежде не существовало этих понятий. Всякий раз, находясь дома, я часами наблюдал за ней издалека, когда она исполняла свои обязанности. Я часто задавался вопросом, мог ли кто-то столь прекрасный, полюбить такое ничтожество, как я. Я бранил себя за то, что желал любви рабыни. Я был благородным римским полководцем. Зачем мне благосклонность рабыни?
И все же он жаждал благосклонности. Она знала это. Чувствовала.
Валериус умолк. Если бы она его не знала, то поклялась бы, что видит слезы в его глазах.
- Они изнасиловали ее у меня на глазах, и я не в силах был помочь.
- О, Вал, - выдохнула Табита.
Он отошел от нее, как только она прикоснулась к нему.
- Я даже не мог закрыть глаза или повернуть голову. Я лежал абсолютно беспомощный, пока они с наслаждением бесчестили ее. Чем сильнее она кричала, тем больше они смеялись и так до конца, пока Маркус не пронзил ее моим же мечом.
У него слова застряли в горле, глаза были полны слез.
- Какая во мне была польза? - спросил он сквозь зубы, раздувая ноздри в бессильной злобе. - В конце концов, что хорошего я ей сделал? Если бы я не взял ее в свой дом, как минимум, они бы позволили ей жить.
Табита задыхалась от слез, когда он, наконец, позволил обнять себя. Она пыталась не думать о том, что случилось, когда они убили Агриппину.
Она видела шрамы на его запястьях и знала, что его распяли. Не ночь, а самый настоящий ужас. Неудивительно, что он не хотел вспоминать прошлое.
И она больше никогда не будет спрашивать его об этом.
Какой-то миг он все еще был напряженным, но потом расслабился. Обнял ее покрепче и притянул ближе к себе.
- Что я за человек такой, что любое доброе деяние всегда вредит тем, кому я пытаюсь помочь?
- Ты не навредил ни мне, ни Марле, ни даже Гилберту.
- Пока что, - выдохнул он. - Агриппина жила в моем доме почти 10 лет, пока парки не забрали ее.
- Никто меня не тронет, Валериус. Поверь мне.
Он ласково провел рукой по щеке со шрамом.
- В тебе столько огня. Он всегда согревает меня, когда ты рядом.
- Согревает тебя? А большинство людей он обжигает. Мой бывший часто говорил, что я всех выматываю. А еще изнуряю его настолько, что потом ему требуется минимум два или три дня, чтобы возместить каждый проведенный со мною час.
Валериус слегка улыбнулся.
- Мне не кажется, что ты выматываешь.
- А я не считаю тебя жалким.
Это своеобразное соглашение вызвало у него смех.
- Что в тебе такого Табита? Я знаю тебя всего несколько дней, а чувствую, что могу рассказать обо всем.
- Не знаю, но я чувствую тоже самое по отношению и к тебе.
Она приподнялась и наклонила его голову к себе, чтобы поцеловать.
Валериус застонал, вкушая ее. Чувствуя ее. В ее объятиях он не чувствовал себя ни жалким, ни холодным. Она научила его смеяться и снова испытывать радость.
Нет, она вызывала в нем чувство радости впервые в жизни. Кроме нее, никто не протянул ему руку и не обнимал его.
Она знала, что он нудный, но смирилась с этим. Вместо того чтобы отвернуться от него, она мягко подшучивала над ним, и это сработало.
Она не отказалась от него.
За всю жизнь, она единственная подружилась с ним. И это делало ее самой замечательной женщиной в мире.
Табита отстранилась.
- Сколько у нас есть времени до приезда Отто с ужином?
Он взглянул на часы.
- Возможно, двадцать или тридцать минут. А что?
Она улыбнулась.
- Сойдет.
Не успел он спросить, как она скинула с себя блузку и, обернув ее вокруг шеи, пальчиком поманила за собой.
- Иди ко мне, полководец. Я собираюсь покачнуть твой мир.
Она и не подозревала, что перевернула его мир с той минуты, как Валериус впервые увидел ее, сражающуюся с даймонами, и с тех пор только это и делала.


Страйкер наконец-таки заставил себя успокоиться. По крайне мере, внешне.
Мысленно он все еще кипел.
Будь проклята Разрушительница со своим враньем, и будь проклят Ашерон Партенопайус за свою честность.
Последнее, чтобы он сделает, так это избавит мир от них обоих. Но он должен продвигаться вперед осторожней.
Стратегически.
Если Разрушительница когда-нибудь узнает, что он дал Айму Десидериусу для того, чтобы Спати смогли обезвредить Ашерона, его жизнь не будет стоить и ломаного гроша. Нет, он должен очень ловко действовать, чтобы уничтожить их обоих, и он это сделает.
Рано или поздно.
Вокруг него зашипел воздух, Десидериус просил об убежище, чтобы вернуть Спати из Нового Орлеана в царство Калосис, ад атлантов.
Сюда не проникал свет. Здесь всегда было темно и мрачно. Но его это не волновало до той ночи, когда он убил собственного сына.
Теперь все по-другому.
Страйкер вытянул руку и открыл портал.
Вернулся Десидериус, по-прежнему в виде бесплотного тумана.
Страйкер испытывал неприязнь к даймону. Когда-то он был у него в милости, но провал Десидериуса в случае с простым Темным Охотником и его человеческой любовницей внушил Страйкеру полное отвращение к этому существу.
Если бы не тот факт, что Страйкер не хотел подставлять себя под гнев Разрушительницы, он бы не дал Десидериусу ни единого шанса вернуться в свою телесную оболочку. Но в обмен на то, что Десидериус ранит Ашерона, Страйкер согласился на реинкарнацию даймона.
- Я думал, что ты собираешься…
- Чему я противостою? - спросил Десидериус, мерцая безликой, бесформенной сущностью в едва освещенных покоях.
- Ты знаешь, чему противостоишь.
- Нет, - ответил Десидериус. - Что за вещество ты мне дал, что это подкосило лидера Темных Охотников?
- Пусть тебя это не заботит. Твоя задача принести мне ребенка.
- Я не понимаю, зачем?
Страйкер засмеялся.
- И никогда не поймешь. Принеси мне ребенка или я забуду, что помиловал тебя.
Если бы Страйкер не знал его лучше, то подумал бы, что призрак насмешливо ухмыльнулся ему.
- Меня выбил Ашерон из тела этой сучки. Теперь они под охраной. Мне нужно другое тело.
Страйкер остановился, услышав пронзительный вопль даймонов со стороны коридора. Несомненно, Шаронте Аполлимии до сих пор разыскивали того, кто украл у нее Айму.
Никто не будет искать у него. Они не посмеют.
По правде говоря, он был уже не в настроении играть. Его мать, Разрушительница, сказала - ждать.
Он достаточно ждал.
В тот день, когда он пролил кровь собственного сына для ублажения Разрушительницы, он начал кое-что замечать.
И когда его мать приказала принести маленькое дитя бывшего Темного Охотника и человеческой чародейки, он догадался. Этот ребенок, известный, как Марисса Хантер, держал в своих ручках все равновесие вселенной.
Любой, кто завладеет ей, завладеет ключом к управлению самой первоначальной и древнейшей силой всех времен.
Она - судьба всего мира.
Разрушительница стремилась захватить ребенка, чтобы все было под ее контролем.
Страйкер удержался от горькой усмешки. Она получит Мариссу только через его труп. В конечном счете, он будет контролировать Финальный Жребий. А не Аполлимия.
- Арод, Тайбер, Сирус, Аллегра! - призвал Страйкер.
Четыре военачальника Спати возникли перед ним. Трое мужчин и одна женщина. Страйкер на миг пробежался глазами по их совершенным, прекрасным телам. Все четверо физически выглядели не старше 27 лет… также как и он. И, как и он сам, они были рядом с незапамятных времен. Аллегра была самой молодой в их группе, но даже ей было уже девять тысяч лет.
Выученная убивать, захватывать, овладевать человеческими душами и жить за их счет, его армия не имела себе равных.
Пора человечеству встретиться с ними.
- Ты звал нас, акри? - спросил Тайбер.
Страйкер кивнул.
- Десидериусу необходимо тело для выполнения моего распоряжения.
Четверо даймонов тревожно взглянули друг на друга.
- Успокойтесь, - сказал Страйкер. - Я не прошу никого из вас стать добровольцем. О, нет. Совсем нет. Ваша четверка станет его телохранителями.
- Но, акри, - тихо произнесла Аллегра. - у него нет тела, чтобы защищать.
Страйкер маниакально засмеялся.
- Нет. У него есть тело.
Он вытянул руку, и в центре комнаты появилось изображение. Темный Охотник, одетый во все черное, бродил в одиночестве по улицам Нового Орлеана.
- Вот твое тело, Десидериус, - сказал он, - и твой пропуск в дом Хантеров. А теперь принеси мне этого ребенка, иначе вы все умрете… навсегда.
Как только они стали с мерцанием исчезать, Страйкер остановил их для последнего приказания.
- Ашерон забрал у меня единственное, что я когда-либо любил. В память о моем сыне, я повелеваю отплатить людям, которых Ашерон любит. Я хочу увидеть, как улицы Нового Орлеана умоются в крови. Вы поняли меня?
Десидериус злобно улыбнулся.
- Поняли, акри. Определенно поняли.


Валериус зарычал, так хорошо чувствуя себя с Табитой. Совершенно нагая в его объятиях, она неистово целовала его, нежно лаская рукой его возбужденный член от кончика до самого основания.
Его черная рубашка распахнулась. В отличие от нее, он оставался еще практически одетым.
- Отто на подходе, - сбиваясь, произнес он, когда она опустила голову, посасывая его возбужденный сосок.
Было сложно собраться с мыслями, когда ее рука так умело двигалась.
- Тогда нам лучше завершить начатое, - со смехом сказала она, залезая на постель.
У Валериуса захватило дух от вида ее обнаженного тела на черном одеяле.
Он смотрел, как она раздвинула ноги, зазывая его.
Она обвила лодыжками его бедра, притягивая к себе.
Он зашипел, когда Табита потянулась и опустила его штаны настолько, чтобы принять в себя.
Выгибая спину дугой, она пустила его в свои глубины, застонав и извиваясь. Валериус подался вперед, упираясь рукой, пристально глядя на ее, двигающееся под ним, обнаженное тело. Стоя на полу, он глубоко вонзился в ее теплое, влажное лоно.
- Вот так, детка, - она тяжело дышала, так же резко встречая его.
Валериус вонзался более жестко, позволяя ей мягко прикасаться к нему. Он обхватил рукой ее грудь, наслаждаясь мягкой, упругой кожей. Рот увлажнился, желая вкусить ее.
Табита застонала, когда Валериус наклонил голову и ртом накрыл ее грудь, продолжая пронзать ее. Ей нравилось чувствовать этого мужчину внутри себя. Нравилось, как он смотрел - диким, первобытным взглядом.
Было что-то очень чувственное в том, как он каждый раз лишался самоконтроля, прикасаясь к ней. Ей нравилось, как Валериус терял осторожность, когда они оставались наедине.
И он не осуждал ее.
Закрывая глаза, она крепко прижала его голову к себе, пока он продолжал увеличивать темп. Нет ничего лучше, чем он, проникающий в нее снова и снова. Чем его язык, творящий волшебство с ее грудью.
Не в силах вынести это, она оттянула его от своей груди, чтобы поцеловать. Его глаза потемнели от страсти, а лицо чуть раскраснелось от напряжения.
Она прильнула к нему, запуская руки в его длинные волосы и покусывая его губы.
Валериус гортанно зарычал, когда Табита язычком проложила путь к его уху, так посасывая мочку, что он задрожал всем телом.
Он терял над собой контроль. Хотел быть еще глубже в ней.
Отстранившись, он перевернул ее на живот, наклонив так, чтобы ее ягодицы были в приподнятом положении.
- Вал?
Отбросив волосы с ее шеи, он вошел в нее. Табита вскрикнула от наслаждения, когда он погрузился в нее до конца.
Какая-то потайная, дикая часть его вырвалась наружу. Он руками ласкал ее грудь, пока аромат их страсти дурманил голову.
Табита задохнулась, когда Валериус взял инициативу на себя. Он продолжал одной рукой ласкать грудь, а другой исследовать ее тело: мимо колечка на пупке, проникая между ее ног.
- О, Вал, - всхлипнула она, задыхаясь от наслаждения его касаний. Его пальцы погружались в глубины ее расщелины, одновременно с толчками.
У нее кружилась голова.
Никогда она не чувствовала себя такой желанной. Такой необходимой.
- Мне нравится, как ты пахнешь, Табита, - выдохнул Валериус ей на ухо.
Она почувствовала, как по шее скользнули клыки.
- Ты собираешься укусить меня, Вал?
Табита почувствовала, как он застыл, а клык опасно завис над ее яремной веной.
- Я раньше никогда никого не хотел укусить, - запинаясь, сказал он.
- А теперь?
Он задвигался еще быстрее.
- Я хочу поглотить тебя.
Табита вскрикнула, так как сразу же кончила.
Валериус сжал зубы, чувствуя ее содрогания. Его другая дотоле неизвестная сторона все еще умоляла попробовать ее. Умоляла взять ее.
Это было дико и пугающе.
Он прикусил ее за шею, заставляя себя не прокусить кожу. Но это было тяжело.
Черт, почти невозможно.
И когда минутой позже он дошел до кульминации, то услышал триумфальное рычание своей незнакомой стороны.
Он прижимал ее к себе, пока последнее вздрагивание не пошатнуло его.
Совершенно истощенный, Валериус повернул ее лицом к себе и упал на колени перед ней.
Табита затрепетала при виде гордого римского воина, стоящего перед ней на коленях. Он сцепил руки вокруг ее талии и осторожно опустил голову ей на живот.
Она нежно пробежалась руками по его волосам.
Он поднял голову и посмотрел на нее так внимательно, что ее опалило.
- Не знаю, почему ты здесь, Табита, но я очень этому рад.
Она ответила ему улыбкой.
Пристально глядя на нее, он куснул чувствительную кожу ее живота, чуть ниже колечка. Закусив губу, она застонала, когда язык коснулся ее сережки в форме луны, а губы потягивали за колечко. Потом провел языком вокруг пупка, отчего ее тело еще больше запылало.
И когда он вонзил два пальца в нее, она почувствовала, что сейчас взорвется.
- Ты так прекрасна, Табита, - сказал он, раздвигая ее ноги, чтобы самая сокровенная часть тела была доступна его взгляду.
У нее перехватило дыхание, когда он ртом завладел ее естеством, пробуя ее своим поразительным языком. Она раскинула ноги еще шире, чтобы дать ему больше места, когда он скользил языком по нежным складочкам.
Табита в упор взглянула на него. Похоже, он наслаждался ее вкусом так же сильно, как и ей нравилось быть испробованной.
И он не торопился, исследуя ее.
- Эй, Валериус?
Он судорожно дернулся, услышав голос Отто снизу. Тем не менее, оставаясь в ней одним пальцем, продолжая доставлять удовольствие и изучая ее.
Медленно поднимаясь на ноги, он скользнул в нее еще одним пальцем.
- Что ты со мной сделала, Табита? - обжигающе прошептал он ей на ухо. - Отто в холле, а я думаю, как оказаться в тебе снова. Ласкать тебя языком, пока не почувствую вкус твоего оргазма.
От его неожиданных слов Табита низко, гортанно застонала, представив то, что он описал.
- Избавься от Отто, и я твоя на всю ночь.
Он страстно ее поцеловал, и потом сжал за ягодицы.
- Оставайся обнаженной. Я хочу съесть свой ужин с тебя.
Табита закусила губу, дрожь прошла по ее телу.
- Ты его получишь.
Поднявшись, Валериус быстро застегнул рубашку и натянул штаны. Он бросил на нее обжигающий, многообещающий взгляд и вышел из спальни, оставив ее одну.
Табита стянула покрывала и скользнула под темные шелковые простыни, хранившие его пряный, мужской запах.
Обхватив подушку руками, она глубоко вздохнула.
- Что я делаю? - спросила она себя.
Она же спит с врагом и безумно этим наслаждается.
Более того, она не хотела уходить.
Никогда.
- Подарок мне от жизни, - сказала она шепотом. Похоже, она всегда увлекается парнями, с которыми никогда не сможет быть.
Она должна уйти отсюда и заночевать у Аманды и Кириана, но не могла заставить себя расстаться с Валериусом. Что он будет делать без нее?
Более того, что она сама будет делать без него?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Поймать ночь - Кеньон Шеррилин



роман ВОСХИТИТЕЛЕН!!!! вся серия супер...можно читать все книги или просто какую то одну..сюжет не стирается...страсть такая что жить в реальном мире не охота..любовь,эмоции..все написано без сучка и задоринки!!!! сдесь нет насилия над женщиной...сдесь любовь и страсть топит мужское сердце, и что мне больше всего нравиться так то что мысли описываются не только гг но и ГГ и других персанажей!!!!!ЧИТАТЬ СРОЧНО!!! 10 из 10
Поймать ночь - Кеньон Шеррилинеще наталья
29.02.2012, 8.58





eto chto to!!! IA V VOSTORGE! XOCHETSIA CHITAT ETI ROMANI BEZ OSTANOVKI!!! VRODE VSE PREDSKAZYEMO I IASNO NO NAPRIAJENIE NE POKIDAET NI NA ODNOI STRANITSE! CHITAITE, CHITAITE! rnP.S.OCHEN XOCHY ISTORIY OB ASHERONE YZNAT!
Поймать ночь - Кеньон ШеррилинSHORENA
18.01.2013, 16.43





Вау! книжка что надо, 10/10 читайте не пожалеете.
Поймать ночь - Кеньон ШеррилинЯ
20.01.2013, 10.14





Шикарный роман и восхитительная вся серия...!
Поймать ночь - Кеньон ШеррилинТатьяна
15.02.2014, 20.19





Очень понравился роман заслуженно 9
Поймать ночь - Кеньон Шеррилинтатьяна
16.02.2014, 22.03





Очень хороший роман , но из всех романов , мне кажется, самый тяжёлый ...мне было жаль главного героя ...быть изгоем тяжело.. На другом сайте читаю другие романы про Охотников..все романы очень необычные и интересные.
Поймать ночь - Кеньон ШеррилинВикушка
19.12.2014, 21.17





Книги очень понравились,но почему то не полная серия.Где найти остальные?Подскажите кто знает.
Поймать ночь - Кеньон ШеррилинНадежда
21.06.2015, 8.46





Книги очень понравились,но почему то не полная серия.Где найти остальные?Подскажите кто знает.
Поймать ночь - Кеньон ШеррилинНадежда
21.06.2015, 8.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100