Читать онлайн Поцелуй ночи, автора - Кеньон Шеррилин, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Поцелуй ночи - Кеньон Шеррилин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.87 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Поцелуй ночи - Кеньон Шеррилин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Поцелуй ночи - Кеньон Шеррилин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кеньон Шеррилин

Поцелуй ночи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Кассандра так разозлилась, что не знала, что ей делать. Хотя нет. Она знала. Но это означало, что Вульф будет в ее комнате, связанный, а в руках у нее огромный веник, которым она бы смогла его поколотить.
А еще лучше — палка с шипами!
К несчастью, понадобится кто-то посолидней, чем они с Кэт, чтобы скрутить этого несносного типа.
Пока Кэт везла их в сторону дома, Кассандра разрывалась между криком и желанием обругать придурка, у которого милосердия было ни на грош.
Она и не осознавала, как сильно открылась Вульфу в своих снах. Как много себя ему отдала. Она не была той женщиной, что доверялась первому встречному, а тем более всем подряд. Она радостно приняла его всем телом и душой.
И больше того…
Она прервала свою безмолвную тираду, пока в голове крутились мысли.
Погодите-ка…
Он же тоже помнил их сны.
Он обвинил ее в том, что она…
— И почему я об этом не подумала, пока мы были в клубе? — вслух задала вопрос Кассандра.
— Не подумала о чем?
Она посмотрела на Кэт, на лицо которой падал свет от приборной панели.
— Слышала, что Вульф сказал в баре? Он помнил меня по своим снам, а я помню его по своим. Могут наши сны быть реальностью?
— Вульф был в баре? — нахмурилась Кэт. — Темный Охотник, который тебе снился, был там сегодня вечером? Когда?
— Разве ты его не видела? — парировала Кассандра. — Он подошел прямо к нам после драки и наехал на меня за то, что я — Апполит.
— Единственный, кто к нам подходил — это Даймон.
Кассандра было открыла рот, чтобы опровергнуть ее, но потом вспомнила, что Вульф рассказывал ей, что люди его забывают. Ну и ну! Чтобы то ни было, но ее охранница тоже его забыла.
— Окей, — сказала она, делая еще одну попытку. Забудь, что Вульф там был, и давай вернемся к другому вопросу. Не думаешь, что мои сны реальны? Может замещенное сознание или что-то типа этого?
Кэт фыркнула.
— Пять лет назад я считала, что вампиров не существует. Ты меня разубедила. Милая, с твоей-то чокнутой жизнью, я бы сказала, возможно все.
Вот уж правда.
— Да, но я никогда не слышала, чтобы кто-то был на это способен.
— Не знаю. Помнишь, что мы сегодня утром прочитали в инете о Темных Охотниках? Они могут проникать в сны. Думаешь, они могли сотворить нечто подобное?
— Да, но только если они — Боги сна. Только в этом случае они могут отправить двоих людей в свою реальность.
— О чем ты, Кэт?
— Я просто говорю, возможно, ты знаешь Вульфа лучше, чем думаешь. Возможно каждый твой сон о нем — был правдой.


Вульф понятия не имел, куда направляется, пока он ехал по Сент-Полу. Он мог думать только о Кассандре и о чувстве, будто его предали.
— Я так и знал, — фыркнул он.
Стоило ему найти подходящую женщину, которая могла его запомнить, как она оказалась Апполиткой — единственной женщиной, которая была для него абсолютным табу.
— Ну что я за идиот.
Зазвонил его телефон. Вульф ответил.
— Что случилось?
Он вздрогнул, услышав на другом конце провода голос с сильным акцентом, голос Ашерона Партенопэуса.
Вульф решил изобразить безразличие.
— Так что?
— Мне только что звонил Данте и рассказал про нападение в клубе. Что конкретно там произошло?
Вульф устало вздохнул.
— Я не знаю. Открылся портал, и оттуда появилась группа Даймонов. Кстати, у предводи-теля были черные волосы. Не думал, что такое возможно.
— Это не натуральный цвет. Поверь. Недавно Страйкер открыл для себя Л’Ореаль.
Вульф едва не слетел с трассы, когда эта пикантная новость вонзилась в него, словно раскаленный нож.
— Ты знаешь этого парня?
Ашерон не ответил.
— Мне нужно, чтобы ты и Корбин держались подальше от Страйкера и его людей.
Что-то такое было в интонации Ашерона, что заставила кровь Вульфа похолодеть. Если бы он не знал лучше, он мог бы поклясться, что услышал настоящее предупреждение.
— Он же просто Даймон, Эш.
— Нет, не просто, и он не питается так же, как остальные.
— Что ты имеешь в виду?
— Это длинная история. Слушай, я не могу сейчас покинуть Новый Орлеан. Здесь творится большое дерьмо, поэтому Страйкер и вылез. Он знает, что мне сейчас не до него.
— Да, хорошо, не беспокойся по этому поводу. В жизни не встречал Даймона, с которым я не смог бы разобраться.
Ашерон сомнительно хмыкнул.
— Послушай меня, маленький брат. Ты только что встретил одного, и поверь, такого ты еще не видел. Рядом с ним Десидериус выглядит хомячком.
Вульф откинулся на сиденье. Мимо него проносился поток машин. Было нечто большее в том, что ему рассказал Ашерон. Разумеется, он был в этом деле мастак. У Ашерона было полно информации, которую он скрывал от Темных Охотников. И он никогда ничего не открывал про самого себя.
Таинственный, самоуверенный и могущественный, Ашерон был старейшим из Темных Охотников. Именно к нему они обращались за советом и информацией. Целых две тысячи лет Ашерон в одиночестве бился с Даймонами, и рядом не было ни одного Темного Охотника. Проклятье, мужик существовал столько, сколько и сами Даймоны.
Эш знал такое, о чем остальные лишь догадывались. И именно сейчас Вульфу нужны были ответы.
— Как получилось, что ты так много знаешь о нем, тогда как о Десидериусе — ничтожно мало? — спросил Вульф.
Как и следовало ожидать, Эш не ответил.
— Пантеры сообщили, что этим вечером ты был с женщиной. С Кассандрой Питерс.
— Ты и с ней знаком?
И снова Эш проигнорировал вопрос.
— Мне нужно, чтобы ты ее защитил.
— Дерьмо собачье! — выругался Вульф, обозленный тем, что чувствовал, будто она его использовала.
Последнее, чего он бы хотел, это предоставить ей еще один шанс оттрахать его мозг. Он терпеть не мог, когда с ним играли. А после того, как Моргин использовала, а затем и предала его, последнее, что ему было нужно, это еще одна женщина, переспавшая с ним, а затем получившая то, что ей нужно.
— Она — Апполит.
— И что?
К удивлению Вульфа, Ашерон ответил.
— В ее руках судьба мира, Вульф. Если они ее убьют, Даймоны станут самой маленькой нашей проблемой.
Это было не тем, что он хотел бы услышать.
Вульф зарычал на Эша.
— Ненавижу, когда ты выдаешь подобное, — Он сделал паузу, когда ему в голову пришла еще одна мысль. — Если она настолько важна, почему ты еще не здесь, чтобы ее защищать?
— В основном потому, что это не Баффи, и рядом нет ни одного Гельмута, чтобы защищать. Я по уши увяз в новоорлеанском Армагеддоне, и даже я не могу физически находиться одновременно в двух местах. Она — твоя ответственность, Вульф. Не разочаруй меня.
Вопреки здравому смыслу, Вульф выслушал адрес Кассандры.
— И еще, Вульф.
— Да?
— Ты никогда не замечал, что, как и ключи от машины, утерянное обычно оказывается там, где ты меньше всего ожидаешь.
Вульф нахмурился при этой загадочной фразе Эша. Этот человек был воистину стран-ным.
— Какого хрена, что это значит?
— Узнаешь, — Эш отключился.
— Я по-настоящему ненавижу, когда он строит из себя Оракула, — пробормотал он сквозь стиснутые зубы, развернул внедорожник и направился к Кассандре.
Ну что за фигня. Последнее, чего бы он хотел, это оказаться поблизости от женщины, которая его обольстила по полной программе. Женщины, к которой он и не чаял прикоснуться в реальности. Эта была еще большая ошибка, чем та, что он уже совершил. Она — Апполит. И он провел последние двенадцать столетий, преследуя и убивая таких, как она.
И все же эта женщина так взывала к нему, что его рвало на части.
И что ему теперь делать? Как ему не нарушить заповеди Темных Охотников и в то же время держаться от нее подальше, тогда как все чего он хотел — это схватить ее в объятия и узнать, так ли она хороша в реальной жизни, как была во сне…


Кэт тщательно обыскала квартиру, прежде чем позволила Кассандре запереть дверь.
— Почему ты нервничаешь? — спросила Кассандра. — Мы же защитились от Даймонов.
— Может быть, — ответила Кэт. — Просто я до сих пор слышу голос того парня, который говорит, что ничего не закончено. Думаю, наши друзья еще вернутся. И очень скоро.
Нервозность с неожиданной силой вернулась к Кассандре. Чересчур близко все это произошло. Ей хватило одного факта, что Кэт не дала им сражаться с Даймонами, вместо этого предпочтя прятаться в углу бара, чтобы понять, насколько опасны были те люди.
Девушка до сих пор не представляла, каким образом, Кэт удалось ее от них избавить.
Никогда ни одна из них ни перед кем и ни перед чем не отступала. До этого момента.
— И что же нам делать? — спросила Кассандра.
Кэт заперла дверь на тройной замок и достала пистолет из сумочки.
— Просунем голову меж колен и поцелуем свои задницы на прощанье.
Кассандра остолбенела от подобных слов.
— Извини?
— Ничего-ничего, — Кэт одарила ее бодрой улыбкой, которая, однако, не достигла глаз, — пойду-ка я позвоню, окей?
— Конечно.
Кассандра ушла в свою комнату и сделала все возможное, чтобы не оживлять в памяти ту ночь, когда погибла ее мать. Весь день где-то внутри нее сидело нехорошее предчувствие. Будто ей следовало чего-то ожидать.
Она не была в безопасности. Ни один Даймон никогда не нападал так, как они сделали этим вечером.
Даймоны явились в клуб не кормиться и не играть. Специально обученные, они пришли, будто точно зная, где она находилась.
Кем она являлась.
Но каким образом?
Могут ли они найти ее и сейчас?
Девушку охватил ужас. Она залезла в комод и выдвинула верхний ящик. Там она хранила небольшой арсенал оружия, включая перешедший ей по наследству кинжал, когда-то принадлежавший народу ее матери.
Она понятия не имела, скольким людям этот кинжал приносил ощущение безопасности, было мало тех, кто смог достаточно долго прожить, чтобы повзрослеть, так же как и она сама.
Кассандра закрепила ножны на талии и передвинула их за спину. Смерть неминуемо настигнет ее через несколько месяцев, и она не собиралась умирать ни на день раньше, чем суждено.
Во входную дверь раздался стук.
Она с опаской вышла из своей комнаты и направилась в гостиную, ожидая, что Кэт тоже проявит любопытство к неожиданному посетителю.
Кэт нигде не было.
— Кэт? — позвала девушка, сделав шаг в сторону ее комнаты.
Никто не ответил.
— Кэт?
Стук продолжался, еще более требовательный, чем раньше.
Напуганная, она распахнула дверь в комнату Кэт. Комната была пуста. Абсолютно. Не было даже намека на то, что Кэт там когда-то была.
Сердце Кассандры заколотилось. Может Кэт вышла к машине за чем-то и оказалась там запертой?
Она вернулась в комнату.
— Кэт, это ты?
— Да. Впусти меня.
Кассандра нервно рассмеялась над своим дурацким поведением и широко раскрыла дверь.
Это была не Кэт.
Темноволосый Даймон улыбнулся.
— Скучала по мне, принцесса? — произнес он голосом, идентичным голосу Кэт.
Она не могла в это поверить. Это не могло произойти на самом деле. Такое бывает в кино, но не в реальной же жизни.
— Кто ты такой? Долбанный Терминатор?
— Нет, — ответил он уже собственным голосом, — я Предвестник, готовящий путь для Разрушительницы.
Он двинулся к ней.
Кассандра отступила назад. Он не мог войти в дом без приглашения. Отведя руку назад, она вытащила кинжал и полоснула его по руке.
Он отшатнулся с шипением.
Она увернулась, увидев кого-то позади нее. Это был еще один Даймон. Она ткнула его в грудь кинжалом. Он рассыпался черно-золотым облаком.
Еще одна тень прошмыгнула мимо. Девушка крутанулась, отпихнула Страйкера назад, но он все еще оставался в дверях. Просто заблокировал ее собой.
— Ты быстрая, — сказал он, а его рука излечивалась прямо на глазах. — Этого у тебя не отнять.
— Ты обо мне и половины не знаешь.
Даймоны наступали на нее со всех сторон. Проклятье, как они попали к ней в дом? Но у нее не оставалось времени на раздумье. Сейчас она могла думать только о выживании.
Она швырнула на колени следующего приблизившегося к ней Даймона и сцепилась с еще одним. Страйкер оставался на своем месте и выглядел так, будто драка его забавляла.
Очередной Даймон, на этот раз блондин с хвостиком, напал на нее. Кассандра его отбросила. Она было собралась уколоть его кинжалом, но словно из неоткуда появился Страйкер и схватил ее за руку.
— Никто не нападет на Уриана.
Кассандра вскрикнула, когда он вырвал кинжал из ее руки. Она двинулась, чтобы ударить его, но в тот момент, когда их взгляды встретились, все ее мысли смешались.
Его глаза приняли цвет странного переливающегося серебра. Они двигались в гипнотическом танце, завораживая ее, превращая ее разум в кашу.
Она перестала бороться. Легкая обольстительная улыбка скривила губы Страйкера.
— Видишь, как все просто, когда ты не сопротивляешься?
Она почувствовала на своем горле его дыхание.
Невидимая сила повернула ее голову на бок, давая ему доступ к шее. Девушка чувство-вала, как кровь пульсирует в сонной артерии.
Кассандра кричала про себя, требуя от себя борьбы.
Но тело отказывалось повиноваться.
За мгновение до того, как Страйкер вонзил свои длинные зубы в ее шею, он рассмеялся. Она зашипела, когда ее настигла боль.
— Я не помешал?
Кассандра с трудом узнала голос Вульфа сквозь туман оцепенения, окутавший ее разум.
Что-то отдернуло от нее Страйкера. Ей потребовалось несколько секунд, чтобы понять, что это был Вульф.
Вульф подхватил ее на руки и побежал. Кассандре с трудом удавалось удержать голову, чтобы та не свалилась назад, пока они мчались к огромному темно-зеленому Форду Экспедишн, в который Вульф ее и запихнул.
Как только Вульф сел в машину, что-то тяжело ударило в них. Над ними во мраке завис огромный черный дракон.
— Отпусти ее, и ты будешь жить, — произнес дракон голосом Страйкера.
В ответ Вульф сдал внедорожник назад и сорвался с места. Он вывернул руль и оставил зверюгу несолоно хлебавши.
Дракон издал пронзительный визг и плюнул на них пламенем. Вульф продолжал мчаться вперед. Дракон полетел, паря над ними, а потом взмыл вверх, высоко в небо, прежде чем исчезнуть в сверкающе-золотистом облаке.
— Какого черта, что это было? — спросил Вульф.
— Это Апостолос, — пробормотала Кассандра, пытаясь справиться с оцепенением. — Он сын Разрушительницы — богини Атлантиды, и сам по себе бог. Нас отымели.
Вульф с отвращением фыркнул.
— Ага. Но я не дам никому отыметь меня, пока меня не поцелуют, а у этого ублюдка нет ни малейшего шанса на то, что я стану с ним целоваться, так что нас не отымели.
Но как только его Экспедишн окружили восемь Даймонов на мотоциклах, он пересмотрел эту мысль. Секунды на три.
Он рассмеялся, разглядывая Даймонов.
— Ты знаешь, в чем кайф езды на вот этом?
— Нет.
Он направил Экспедишен сразу на три байка и сшиб их с дороги.
— Ты можешь прибивать Даймонов словно москитов.
— Ну, поскольку и те и другие — кровососущие вредители, то это то, что надо.
Вульф между делом поглядывал на девушку. Она сохранила чувство юмора даже под угрозой смерти. Ему это нравилось.
Оставшиеся Даймоны должно быть передумали играть в Безумного Макса [культовый фильм 1979 г. про банды байкеров в постапокалиптический период, в главной роли, роли полицейского, снялся Мел Гибсон. ] и отскочили от внедорожника. Он смотрел через зеркало заднего вида, как они исчезали из поля зрения.
Кассандра облегченно вздохнула и выпрямилась на сидении. Она повернула голову, пытаясь разглядеть, куда исчезли Даймоны. От них и следа не осталось.
— Ну что за ночка, — сказала она тихонько. Мысли ее прояснились, и она припомнила все, что произошло в ее квартире.
И снова ее охватила паника, когда она вспомнила, что Кэт так и не появилась.
— Подожди. Нам надо вернуться!
— Зачем?
— Моя телохранительница, — ответила девушка, хватая Вульфа за руку. — Я не знаю, что с ней произошло.
Он продолжал смотреть на дорогу перед собой.
— Она была в квартире?
— Да… наверно, — Кассандра остановилась, раздумывая над этим. — Я не совсем уверена. Она вышла позвонить в свою комнату, а когда я пошла позвать ее, чтобы подойти вместе со мной к дверям, ее там не оказалось.
Она выпустила его руку. Страх и печаль сжали ее сердце. Что, если что-то случилось с Кэт? После всех этих лет, что они были вместе.
— Думаешь, они ее убили?
Он взглянул на нее, затем перестроился в другой ряд.
— Не знаю. Эта та блондинка, которая была с тобой в баре?
— Да.
Он снял со своего ремня мобильник и набрал номер.
В ожидании Кассандра грызла ногти, затем она услышала чей-то слабый голос, ответив-ший ему.
— Бинни, — сказал Вульф, — окажи мне услугу. Я только что из студенческого блока Университета Миннесоты в Шервуде, возможно, там приключилось несчастье, а возможно и нет… — он взглянул на Кассандру, но в его глазах невозможно было прочесть, о чем он думает и что чувствует. — Да, я знаю, что сегодня был натуральный фейерверк. Ты и половины не знаешь.
Он перекинул телефон в другую руку.
— Как зовут твою подругу? — спросил он Кассандру.
— Кэт Агротера.
Он нахмурился.
— Откуда мне известно это имя?
Он передал информацию собеседнику.
— Дерьмо, — произнес он после короткой паузы. — Думаешь, они с ней связаны?
И снова он взглянул на Кассандру. Но в этот раз он нахмурился еще более мрачно.
— Я не знаю. Эш велел мне ее защищать, а теперь выясняется, что ее подруга носит имя, которое связано с Артемидой. Разве может это быть случайным совпадением?
Кассандра подняла голову при этих словах. Никогда до этого момента она не задумывалась над фактом, что фамилия Кэт так же была одним из многих имен, которыми древние греки награждали Артемиду.
Они встретились с Кэт в Греции, куда она сбежала из Бельгии с компанией Даймонов на хвосте. Кэт помогла ей в драке одной ночью, а позже рассказала, что она — американка, которая приехала на лето в Грецию, чтобы разобраться со своим греческим наследством.
Было приятной неожиданностью узнать, что Кэт была экспертом в боевых искусствах, а также разбиралась во взрывчатых веществах. Кассандра объяснила, что ищет нового телохранителя взамен старого, и Кэт тут же предложила свои услуги.
— Просто обожаю истреблять злодеев, — призналась тогда Кэт.
Вульф вздохнул.
— И я не знаю. Окей. Ты посмотри, что там с Кэт, а я отвезу Кассандру к себе домой. Дай знать, что там. Спасибо.
Он отключился и убрал телефон.
— Что она сказала?
Он не ответил на ее вопрос. Точнее, не на тот.
— Она сказала, что Агротера — одно из греческих имен Артемиды. Оно означает «сила» или «дикая охотница». Ты знала об этом?
— Вроде того.
У нее появился проблеск надежды. Если это правда, то боги в конце концов не оставили ее семью. Может, есть надежда на будущее и для нее.
— Думаешь, Артемида послала Кэт меня защищать?
Он еще крепче сжал руль.
— Не знаю, что и думать. Глашатай Артемиды сказал мне, что ты — ключ к концу света и мне нужно тебя защищать и…
— В каком смысле «ключ к концу света»? — перебила его Кассандра.
Он выглядел таким же удивленным, как и она.
— Ты на самом деле не знаешь?
Отлично, очевидно Темные Охотники могут обкуриться и нести бред.
— Нет. На самом деле я думаю, что одному из нас, если не обоим, следует выбросить дурь и начать сначала.
Вульф тихонько рассмеялся над ее комментарием.
— Если бы не тот факт, что я не способен обкуриться, я мог бы с этим согласиться.
Мысли Кассандры разбегались. Была ли хоть капля правды в том, что он только что сказал.
— Отлично. Если ты прав, и я — ключ к разрушению мира, то на твоем месте я бы написала завещание.
— Зачем?
— Потому что меньше чем через восемь месяцев мне исполнится двадцать семь.
Вульф услышал, как она запнулась, произнося эти слова. Он больше, чем кто ни было понимал, с чем она столкнулась.
— Ты говорила, что ты лишь наполовину Апполит.
— Да, но я еще не встречала полуапполита, на которого бы не распространялось проклятье. А ты?
Он покачал головой.
— Только у Вер-Охотников, похоже, имеется иммунитет к проклятью Апполитов.
Кассандра тихонько сидела, наблюдая из окна за движением на дороге, раздумывая над тем, что сегодня произошло.
— Погоди, — сказала она, припомнив то, каким образом Даймоны оказались в ее квартире. — Как этот парень попал в мой дом? Я считала, что Даймонам запрещено заходить в дом без приглашения.
Ответ Вульфа не был утешительным.
— Лазейка.
— Извини, — переспросила она, приподняв брови. — Что ты имеешь в виду под лазейкой?
Он свернул со скоростного шоссе на съезд.
— Достали меня эти боги. Та же лазейка, что позволяет Даймонам попадать в торговые центры и публичные зоны, дает им право появляться в кондоминиумах и многоквартирных домах.
— Каким образом?
— У торговых центров, многоквартирников и тому подобном владелец один. Но если этот человек или фирма сдает в аренду площади нескольким группам людей, он фактически посылают вселенское приглашение чему угодно, включая Даймонов.
Ну просто охренительно невероятно! Она заморгала, шокированная.
— И ты сейчас мне об этом сообщаешь? Почему мне раньше никто об этом не рассказывал? Все это время я считала себя в безопасности.
— Твоя охранница должна была об этом знать. Если конечно она на самом деле связана с Артемидой.
— А может она и не связана. Вдруг она — обычный человек.
— Ага, который поднятием рук распугивает Даймонов Спати?
В этой мысли что-то было.
— Она говорила, что понятия не имеет, почему они сбежали.
— А позже она оставила тебя лицом к лицу с ними в одиночестве…
Кассандра потерла глаза, уловив его намек. Могла ли Кэт работать вместе с Даймонами? Чего хотела Артемида? Чтобы она жила или умерла?
— О боже, я же не могу никому доверять, — устало выдохнула девушка.
— Добро пожаловать в реальный мир, герцогиня. Единственные, кому мы можем доверять — это мы сами.
Ей не хотелось в это верить, но после сегодняшнего вечера, это казалось единственной правдой, которая у нее была.
Неужели Кэт была предательницей после всего, что они пережили вместе?
— Мило, весьма мило, — вздохнула она. — Скажи мне вот что, могу ли я, в конце концов, добраться до постели и переделать этот денек?
— Прости, никаких переделок, — коротко хохотнул Вульф.
Она одарила его обиженным взглядом.
— Мальчик, ты просто кладезь утешений.
Он не отреагировал.
Кассандра смотрела на встречные машины и старалась придумать, что же ей теперь де-лать. И когда она начнет понимать, что же сегодня произошло?
Вульф выехал за пределы города на территорию огромного владения за Миннетонкой. Все дома тут принадлежали богатейшим людям страны.
Вульф свернул на подъездную дорожку, столь длинную, что девушка не смогла увидеть, где она заканчивалась. И, естественно, сугробы в пять футов высотой ей помочь никак не мог-ли.
Вульф нажал на миниатюрную кнопку на солнцезащитном козырьке. Железные ворота широко раскрылись.
Кассандра издала медленный потрясенный вздох, когда они проследовали по подъездной аллее, и она увидела его «дом». Вернее было бы сказать, «дворец». И, учитывая тот факт, что дом ее отца тоже был не маленьким, это говорило о многом.
Он выглядел старомодным с огромными колоннами в греческом стиле и садами, в кото-рых, даже несмотря на глубокие зимние сугробы и мороз, были скульптуры.
Вульф проехал по обдуваемой ветрами дорожке в гараж на пять машин, который был спроектирован так, что походил на конюшню. Внутри стоял Хаммер Криса (сложно было не заметить его моднючий номер: ВИКИНГ), два старинных Харлея, элегантная Феррари и один по-настоящему крутой Эскалибур. Внутри гараж был таким чистым, что напомнил ей выставку. Все, начиная от изысканно украшенного лепниной потолка до мраморного пола, кричало: «охренительно богат».
Кассандра приподняла бровь.
— Далеко же ты продвинулся от своего каменного коттеджика на берегу фьорда. Должно быть, решил, что богатство все же не так и плохо.
Припарковав внедорожник, Вульф с мрачным видом обернулся.
— Ты об этом помнишь?
Она пробежала взглядом с макушки его потрясной головы до носков его черных байкер-ских ботинок. И, хотя она все еще злилась на него, она не могла отрицать теплого дуновения интимного узнавания, которое она ощущала, стоя так близко к этому сексуальному типу. Для такой задницы он был просто классным.
И, кстати говоря, у него и задница была потрясная.
— Я помню все наши сны.
Он помрачнел еще больше.
— Тогда ты точно затрахала мне мозги.
— Вряд ли, — огрызнулась Кассандра, обиженная его тоном и заявлением. — Ничего я не делала. Насколько я помню, это ты лез ко мне.
Вульф вылез из машины и шарахнул дверью. Кассандра последовала за ним.
— Д’Ария! — заорал он в потолок. — Тащи сюда свою задницу. Немедленно!
Кассандра остолбенела, когда около Вульфа образовалось светящееся голубым туманное облако, и тут же появилась прекрасная молодая женщина. С черными, как ночь, волосами и бледно-голубыми глазами, она была похожа на ангела.
Она смотрела ему в глаза, лицо ее ничего не выражало.
— Мне говорили, что это грубо, Вульф. Если бы у меня были чувства, ты мог бы причинить мне боль.
— Прости, — покаянно произнес он. — Я не хотел грубить, но мне необходимо спросить тебя кое-что о моих снах.
Д’Ария перевела взгляд с него на Кассандру, и тогда девушка догадалась. Это была одна из Ловцов Снов, о которых она читала на сайте Dream-Hunter.com. У всех Ловцов были черные волосы и бледно-голубые глаза. Когда-то Зевс проклял богов сна, и теперь они не могли испытывать никаких чувств.
Они были прекрасны. Бесплотны. И, хотя Д’Ария выглядела вполне материальной, было в ней что-то мерцающее. Что-то подсказывало, что она не была такой же настоящей, как все остальное в комнате.
Кассандра почувствовала чисто ребяческое желание потрогать богиню сна и проверить, из плоти она или нет.
— Вы двое встречались во сне? — спросила Д’Ария Вульфа.
Вульф кивнул.
— Это было взаправду?
Д’Ария слегка наклонила голову, будто раздумывая над этим. Ее бледные глаза как бы издалека наблюдали за ними.
— Если вы оба это помните, то да, — ее взгляд стал острым, когда она посмотрела на Вуль-фа. — Но ни один из нас тут не при чем. С тех пор, как ты под моей опекой, никто из Онерои не может вмешиваться в твои сны без моего ведома.
— Ты уверена? — многозначительно переспросил он.
— Да. У нас есть кодекс, которому мы следуем. Когда Темный Охотник попадает под нашу опеку, мы не вмешиваемся без прямого приглашения.
И снова Вульф очень знакомо изогнул бровь. Кассандра призадумалась, способен ли «настоящий» Вульф к иным выражениям чувств, кроме этого внимательного зловещего взгля-да.
— Если я под твоей опекой, как ты можешь ничего не знать о снах, которые я с ней разделил.
Д’Ария пожала плечами. Этот жест выглядел неуместным для нее. Очевидно, пожатие плеч было проявлением разума, а не чувств.
— Ты не призывал меня в сны. Ты не был ранен, не нуждался в исцелении. Я не шпионю за тобой, когда ты этого не осознаешь, без особой на то нужды, Вульф. Сны — это слишком личное, и только злобные Скоти лезут туда, куда их не приглашали.
Д’Ария повернулась к Кассандре и протянула ей руку.
— Можешь до меня дотронуться, Кассандра.
— Откуда ты знаешь, как меня зовут?
— Она знает о тебе все, — ответил Вульф. — Ловцы Снов видят нас насквозь.
Кассандра попыталась потрогать руку Д’Арии. Она была мягкой и теплой. Человеческой. Но все-таки было там какое-то странное электрическое поле, похожее на статическое электричество, только немного другое. Оно удивительным образом успокаивало.
— Мы не сильно отличаемся от вас в этой реальности, — тихо проговорила Д’Ария.
Кассандра убрала руку.
— Но у вас нет чувств?
— Иногда мы их испытываем, если мы только что вернулись из человеческого сна. У нас есть возможность очень долго питаться этими эмоциями.
— Скоти могут питаться ими еще дольше, — добавил Вульф. — В этом они похожи на Дай-монов. Вместо того, чтобы съесть твою душу, Скоти питаются эмоциями.
— Энергетические вампиры.
Д’Ария кивнула.
Кассандра тщательно проштудировала все, что касалось Ловцов Снов. В отличие от Темных Охотников, до наших дней дошла куча древних текстов об Онерои. Тут и там в греческой литературе появлялись боги снов, но злобные Скоти, которые кормились от людей, пока те спали, упоминались гораздо реже.
Кассандра знала лишь то, что их ужасно боялись все древнейшие цивилизации. Боялись настолько, что некоторые люди избегали упоминать Скоти по именам, чтобы не навлечь на себя полуночный визит демонов сна.
— Это Артемида сотворила такое с нами? — спросил Д’Арию Вульф.
— Зачем ей это понадобилось?
Вульф отошел немного.
— Похоже, что Артемида защищает принцессу. Могла ли она направить ее в мои сны с подобной целью?
— Полагаю, что возможно все.
Кассандра ухватилось за слова Д’Арии со всем пылом, у нее появился проблеск надежды.
— А есть ли возможность, что я не умру в свой следующий день рождения?
Лишенный эмоций взгляд Д’Арии сулил обещания не больше, чем ее слова.
— Если ты просишь меня о пророчестве, дитя, то я не могу тебе его дать. То, что я говорю, может быть правдой, а может и нет.
— Но все ли полуапполиты должны умирать в двадцать семь лет? — снова спросила Кассандра, в отчаянии ожидая ответа.
— Это тоже вопрос к Оракулу.
Кассандра расстроено прикрыла глаза. Все, чего она хотела, это маленькая надежда. Небольшой совет.
Еще один год жизни.
Хоть что-нибудь. Наверно она хотела слишком много.
— Спасибо, Д’Ария, — сказал Вульф, голос его был сильный и глубокий.
Ловец Снов наклонила голову, а затем исчезла. От нее не осталось ни следа, ни знака, что она тут вообще была.
Кассандра оглядела первоклассный гараж, принадлежащий человеку, который прожил несчетные столетия. Потом взглянула на небольшое колечко с печаткой, которое она носила на правой руке и которое ее мать отдала ей за несколько дней до смерти. Кольцо, которое передавалось из поколения в поколение ее семьей с того момента, как их далекий предок преждевременно рассыпался в прах.
Внезапно Кассандра расхохоталась.
Вульф был озадачен ее смехом.
— С тобой все в порядке?
— Нет, — ответила она, пытаясь прийти в себя. — Мне кажется, будто я сегодня малость перебрала или попала в Сумеречную Зону Рода Стерлинга.
Он нахмурился еще больше.
— Что ты имеешь в виду?
— Ну, посуди сам… — она взглянула на свои часы от Гарри Уинстона. — Время всего лишь одиннадцать, но сегодня вечером я пошла в клуб, который, кажется, принадлежит пантерам-оборотням, где группа вампиров напала на людей, и один вероятный бог напал на меня. Я от-правилась домой, но лишь затем, чтоб снова быть атакованной уже упомянутыми типами и богом, который потом стал драконом. Меня спас Темный Охотник. Моя телохранительница, возможно, служит богине, а возможно, и нет. И только что я столкнулась с духом сна. Ну и денек, а?
Впервые с того момента, как она встретила Вульфа во плоти, она увидела намек на улыбку на этом невозможно красивом лице.
— Ну, вполне типичный денек для таких, как я, — произнес он.
Он шагнул к ней ближе, чтобы осмотреть ее шею, куда ее укусил Страйкер. Его пальцы были теплыми на ее коже. Успокаивающими и мягкими. Его запах настиг ее, заставляя мечтать о том, чтобы они могли вернуться назад и вновь стать просто друзьями.
На ее рубашке было совсем немного крови — Похоже, что ранка уже закрылась.
— Знаю, — тихо сказала она.
В слюне Апполитов содержался коагулянт, поэтому им приходилось непрерывно высасывать кровь, если они открывали ранку. Иначе она бы закрылась, прежде чем они смогли поесть. А еще их слюна могла ослепить человека, если бы Апполит плюнул тому в глаза.
Девушка была признательна, что укус не связывал ее со Страйкером любым способом. На такое были способны лишь Вер-Охотники.
Вульф шагнул от нее в сторону и повел внутрь дома. Он понятия не имел, зачем ему дали задание обеспечивать ей безопасность, но пока Ашерон не прикажет ему иное, он будет делать свое дело. Черт побери все чувства!
Как только он раскрыл дверь, зазвонил его мобильник.
Вульф ответил. Звонила Корбин.
— Эй, ты нашла Кэт?
— Да, — ответила Корбин. — она говорит, что только вышла вынести мусор, вернулась, ко-гда Кассандры уже не было.
Он передал эту информацию Кассандре, которая несколько смутилась.
— Она может приехать сюда?
Как же. Когда экватор замерзнет. Он не собирался подпускать Кэт близко к Крису и своему дому, пока не узнает больше о ней и на чьей стороне ее привязанности.
— Бин, она может побыть с тобой?
Кассандра злобно сощурила на него глаза.
— Я сказала вовсе не это!
Вульф поднял руку, призывая ее к тишине.
— Да, окей. Позвоню, как только мы устроимся.
Он отключился.
Кассандра ощетинилась от его властных замашек.
— Терпеть не могу, когда на меня шикают.
— Слушай, — сказал он, прикрепляя мобильник обратно к поясу. — Пока я не разузнаю побольше о твоей подруге, я не собираюсь приглашать ее в дом, где живет Кристофер. Я запросто могу рисковать своей жизнью, но черт меня подери, если я стану рисковать его. Ясно тебе?
Кассандра поколебалась немного, но тут вспомнила, что он рассказывал во сне о Крисе и о том, как он много значил для него.
— Мне жаль. Я не подумала об этом. Он тоже здесь живет?
Он кивнул, включая в конце коридора свет. Справа от нее была лестница, а слева не-большая ванная. Дальше по коридору — кухня. Огромная, полная воздуха, она была вычищена до блеска и имела современный дизайн.
Вульф швырнул ключи на полку у плиты.
— Чувствуй себя как дома. В холодильнике есть пиво, вино, молоко, сок и содовая.
Он показал, где над посудомоечной машиной стояли стаканы и тарелки.
Они покинули кухню. Он выключил свет, прежде чем привести ее в открытую, так и манящую зайти и отдохнуть, гостиную. Там были два черных кожаных дивана, кресло, составляющее к ним гарнитур, и изысканно украшенный серебряный сундук средневекового дизайна, заменяющий журнальный столик. На одной стене располагался развлекательный центр, состоящий из телевизора с широким экраном, проигрывателя, DVD-плеера и видеомагнитофона вместе со всеми существующими в природе игровыми приставками.
Девушка покачала головой, стоило ей только представить, как здоровенный воин-викинг играет в видеоигры. Эта было так не похоже на него и его уж слишком серьезное отношение к жизни.
— Играешь?
— Иногда, — ответил он, понизив голос. — В основном играет Крис. Я предпочитаю зависать за компьютером.
Кассандра едва сдержала смех, представив эту картину. Это было уже слишком для та-кого, как Вульф — просто зависать.
Вульф стащил с себя плащ и бросил его на диван. Кассандра услышала, как кто-то идет по коридору к гостиной.
— Здорово, Большой парень, ты не видел… — Крис, одетый в синие фланелевые пижамные штаны и белую футболку, смолк, войдя в комнату.
Его челюсть отвисла.
— Привет, Крис, — сказала Кассандра.
Несколько минут Крис молчал, переводя взгляд с одного на другую.
Когда он, в конце концов, заговорил, интонации его были чем-то средним между зло-стью и раздражением.
— Нет, нет, нет. Это неправильно. Я все-таки нашел женщину, которая позвала меня к се-бе в гости, и ты приводишь ее домой для себя?
Крис побледнел, как только в голову ему пришла другая мысль.
— О, пожалуйста, скажи, что ты притащил ее сюда для себя, а не для меня. Ты же не станешь снова сводничать, Вульф? Клянусь, я прирежу тебя во сне, если так.
— Извините, — произнесла Кассандра, прерывая тираду Криса, которая, казалось, Вульфа лишь забавляла. — Так получилось, что я стою рядом. За женщину какого рода ты меня принимаешь?
— За хорошую, — сказал Крис, тут же искупая свою вину. — Но Вульф уж слишком властен и заставляет людей делать то, что он хочет, чтобы они делали.
Вульф фыркнул в ответ.
— Тогда почему я не могу заставить тебя произвести на свет потомство?
— Вот видишь! — воскликнул Крис, торжественно поднимая руку. — Я единственный че-ловек за всю историю, у которого есть собственная кумушка-Викинг. Боже, как бы я хотел, чтобы мой отец был более плодовитым.
Кассандра рассмеялась, представив картинку, вызванную словами Криса.
— Кумушка-Викинг, ха?
Крис выдал разочарованный вздох.
— Ты себе не представляешь… — он остановился, а потом хмуро взглянул на них обоих. — А все-таки, почему она здесь, Вульф?
— Я ее защищаю.
— От кого?
— От Даймонов.
— Больших и плохих, — добавила Кассандра.
Крис воспринял известие лучше, чем она могла представить.
— Она знает о нас?
— Она знает абсолютно все, — кивнул Вульф.
— Именно поэтому ты расспрашивала о Dark-Hunter.com? — спросил Крис у Кассандры.
— Да. Я хотела разыскать Вульфа.
Крис тут же сделался подозрительным.
— Все в порядке, Крис, — объяснил Вульф. — Она поживет у нас немного. Тебе не нужно ничего от нее скрывать.
— Клянешься?
— Да.
Крис выглядел очень довольным этому обстоятельству.
— Итак, вы, ребята, подрались с Даймонами, ха? Вот и я бы мог. У Вульфа сносит крышу, когда я беру в руки нож для масла.
Кассандра рассмеялась.
— На самом деле, — искренне заявил Крис. — Он хуже курицы-наседки. И сколько Даймонов вы двое убили?
— Нисколько, — пробормотал Вульф. — Эти были гораздо круче обычных душесосов.
— Нуу, это должно было тебя порадовать, — заявил Крис Вульфу. — В конце концов, ты встретил кого-то, с кем ты можешь сражаться, пока не будешь по уши в кровище и синяках, — он повернулся обратно к Кассандре. — Вульф рассказал тебе о своей маленькой проблемке?
Глаза Кассандры широко раскрылись, когда она представила себе, какую «маленькую» проблемку, возможно, мог иметь Вульф.
К несчастью, взгляд ее опустился к его паху.
— Эй, — рявкнул Вульф, — это никогда не было для меня проблемой. Вот для него — это проблема.
— Дерьмо собачье! — огрызнулся Крис. — У меня с этим тоже никаких проблем. Единственная моя проблема — это ты, носящийся со мной как с писаной торбой. Пока я с кем-то не пересплю.
Ох, у Кассандры не было ни малейшего желания и дальше присутствовать при этом разговоре. Слишком много информации об обоих мужчинах.
— Так о какой проблеме ты говорил, Крис? — спросила она Криса.
— О том факте, что как только ты выйдешь из этой комнаты, ты не успеешь дойти до конца коридора, как и не вспомнишь, кто такой Вульф.
— Ох, — с пониманием ответила она, — ты об этом.
— Да, об этом.
— С этим никаких проблем, — произнес Вульф, скрестив на груди руки. — Она меня помнит.
— Ох, мужик, — его лицо скривилось от разочарования. — Я приударил за родственницей? Это погано.
— Она нам не родственница, — округлил глаза Вульф.
Секунду лицо Криса выражало облегчение, а потом снова сделалось больным.
— Тогда это еще больший отстой. Стоило мне найти женщину, которая не считает меня полным лузером, как выясняется, что она — для тебя? Что неправильно на этой картинке?
Крис замолчал. Лицо его озарилось, будто он никогда не думал ни о чем лучшем.
— Ой, погодите-ка, о чем это я? Если она тебя помнит, я в пролете! Ваууу!
Крис начал отплясывать у дивана.
Кассандра уставилась на эти хаотичные, не попадающие в ритм подергивания. Вульфу точно надо давать парню больше кислорода.
— Не слишком-то радуйся, Кристофер, — предупредил Вульф, уворачиваясь от обогнувшего диван Криса, который попытался вовлечь его в свою пляску. — Так уж вышло, что она — Аполлит.
Крис замер и сполз на пол.
— Не может такого быть. Я видел ее при свете дня, и у нее нет клыков.
— Я Апполит лишь наполовину.
Крис зашел за спину Вульфу, будто мгновенно испугавшись, что девушка может тут же начать от него питаться.
— И что ты собираешься с ней делать?
— Пока что она — гость в моем доме. А тебе придется собрать свои вещички, — Вульф под-толкнул его в сторону коридора, но Крис воспротивился. — Я вызову Совет, чтобы они тебя эвакуировали.
— Зачем?
— Потому что за ней гоняются грязные Даймоны со странными силами. Не хочу, чтобы ты попал под перекрестный огонь.
Крис одарил его насмешливым взглядом.
— Я не ребенок, Вульф. Тебе вовсе не обязательно прятать меня при малейшем знаке, что нас ожидает нечто не очень тоскливое.
Несмотря на слова Криса, Вульф продолжал изображать из себя терпеливого папочку, имеющего дело с карапузом.
— Не желаю ставить под угрозу твою жизнь. Валяй, собирайся.
Крис разочарованно зарычал.
— Проклинаю тот день, когда Моргин подсунула тебе душу старухи, и ты стал хуже любой чокнутой мамаши.
— Кристофер Ларс Эриксон, двигай! — скомандовал Вульф таким тоном, что Кассандра аж подпрыгнула.
В ответ Крис одарил его пустым скучающим взглядом. Тяжело вздохнув, он развернулся и медленно двинулся к коридору, из которого явился.
— Клянусь, — прорычал Вульф голосом столь тихим, что Кассандра с трудом его расслышала, — бывают минуты, когда мне хочется вышибить из него мозги.
— А ты продолжаешь разговаривать с ним как с четырехлетним.
Вульф повернулся и наградил ее таким угрожающим взглядом, что она натуральным об-разом отскочила от него.
— Не твоего ума дело.
Кассандра подняла руки, сдаваясь, и ответила ему точно таким же взглядом.
— Извини меня, мистер Поганая Задница, но ты не будешь разговаривать со мной подобным тоном. Я не твоя собачонка, чтобы бежать за тобой, стоит тебе лишь щелкнуть пальцами. Мне необязательно здесь оставаться.
— Ты останешься.
Девушка лукаво на него взглянула.
— На самом деле ты так не думаешь, и пока ты не избавишься от злости в своем голосе, когда разговариваешь со мной, все что ты увидишь — это мой зад на пути из твоих дверей.
Она ткнула пальцем на входную дверь.
Улыбочка, которой он ответил на это, была холодной и очень нехорошей.
— Ты когда-нибудь пыталась сбежать от викинга? Существовала чертовски весомая при-чина, по которой жители Западной Европы тут же пачкали свои штаны, стоило лишь упомянуть наши имена.
Она задрожала от его слов.
— Ты не посмеешь.
— Вперед. Рискни.
Кассандра сглотнула. Не стоило ей быть такой самоуверенной.
Да пошло все! Если он хочет драку, она готова. Женщина, которая провела жизнь в сражениях с Даймонами, была более чем годна сразиться с Темным Охотником.
— Позволь-ка мне напомнить, мистер Викинг-Воин-Варвар-Громила, пока твои предки наживались на пожарах ради жратвы, мои повелевали стихиями и создали империю, к которой современный мир и близко не подошел. Так что не смей мне угрожать тем, на что ты способен. Я не потерплю этого ни от тебя, ни от кого-либо другого. Понял?
К ее удивлению, он рассмеялся и встал прямо перед ней. Глаза его были темны, опасны, но вместо того, чтобы злиться, ее кинуло в жар. Огонь его тела обжигал ее.
Она не могла дышать.
Сейчас она боялась его, этой неприкрытой, тревожащей мужественности, которая заставляла ее женскую сущность трепетать.
Он коснулся рукой ее щеки. Один уголок его рта приподнялся. Он забавлялся. Вид его, разглядывающего ее, действовал на нее абсолютно разрушительно.
— В мое время ты стоила бы больше собственного веса в золоте.
А потом он сделал и вовсе неожиданное. Он наклонился и поцеловал ее.
Кассандра застонала, почувствовав его вкус. Вкус дикости. Их дыхание смешалось, когда он буквально грабил ее рот, заставляя ее гореть и трепетать.
Но поцелуй не был жестким. Он был великолепен и совершенен. Такой мужской и яростный.
Тело ее было опалено его близостью. Вкусом его языка, танцующего с ее, пока он рычал где-то глубоко в горле.
Он притянул ее к себе еще сильнее. Так близко, что она ощутила бугор у своих бедер. Он был тверд и готов, а она из первых рук знала, каким он был великолепным любовником. Это знание сделало ее бездыханной. Нуждающейся. Его руки пробежали вниз по ее спине, схватили ее за попу и прижали к себе еще ближе.
Ее злость испарилось. На смену пришло желание, которое она испытывала к этому мужчине.
— На вкус ты еще слаще, чем была, — выдохнул он ей в губы.
Она не могла говорить. Это было правдой. Сейчас все казалось еще ярче. Искрометней, чем во снах. Все, чего бы она хотела сейчас — это стащить с него одежду, бросить его на пол и скакать на нем, пока оба они не станут сытыми и потными.
Каждая частичка ее взывала воплотить эту мечту в реальность.
Вульф не мог дышать, чувствуя ее женские изгибы под своими руками.
Он до сумасшествия хотел ее. Отчаянно. Но что еще хуже, он в своих снах брал ее достаточное количество раз, чтобы знать, насколько она страстная.
Она Апполит. Худший вариант запретного плода.
В его мысли ворвался голос разума.
Он не желал ничего слышать.
Но у него не было выбора.
Отпустив ее, он заставил себя отойти от нее и утихомирить поднявшееся желание.
К его удивлению, она его не отпустила. Она потянула его обратно, к своим губам и отдалась ему своим ртом. Он прикрыл глаза и зашипел от наслаждения. Она проникла в его чувства. Он опьянел от ее аромата роз и пудры.
Ему никогда не хватит этого запаха. Или ее, вжавшегося в него, тела.
Он желал ее больше, чем чего-либо в жизни.
Она отстранилась и взглянула на него. Ее зеленые глаза лучились, щеки раскраснелись от страсти.
— Ты не единственный, кто желает невозможного, Вульф. Так же как ты ненавидишь ме-ня за то, кто я есть, представь, как я мечтаю о мужчине, который истреблял мой народ уже сколько столетий?
— Двенадцать, — ответил он, прежде чем сумел себя остановить.
Она вздрогнула от его слов. Руки ее упали, оторвавшись от его лица.
— Скольких из нас ты убил? Ты знаешь?
Он покачал головой.
— Они должны были умереть. Они убивали невинных.
Ее глаза потемнели, в них появилось обвинение — Они пытались выжить, Вульф. Тебе не приходилось сталкиваться с угрозой умереть в двадцать семь лет. Когда человеческие жизни только начинаются, мы ожидаем исполнения смертного приговора. Ты представляешь, каково это — знать, что ты никогда не увидишь, как вырастут твои дети? Не увидишь своих внуков? Моя мама всегда говорила, что мы — весенние цветы, которые цветут лишь однажды. Мы приносим в мир свои дары, а потом рассыпаемся прахом, чтобы за нами пришли другие.
Она приподняла правую руку, чтобы ему стали видны пять маленьких слезинок, вытатуированных на ее ладони в виде цветочных лепестков.
— Когда дорогие нам люди умирают, именно так мы их увековечиваем. Одна для моей мамы, а остальные четыре для сестер. Никто никогда не узнает, как прекрасен был их смех. Никто не узнает, как добра была мамина улыбка. Через восемь месяцев моему отцу будет даже нечего хоронить. Я превращусь в рассеявшуюся пыль. И за что? За нечто, сотворенное моим пра-пра-пра-сколько-там? Всю свою жизнь я была одинока, потому что не смела позволить кому-то узнать меня. Я не хочу любить кого-то из страха, что буду вынуждена оставить его скорбеть по мне, так же, как будет скорбеть мой отец.
Я останусь туманным сном. И возьмем тебя, Вульф Трюггвасон. Грубый викинг, однажды бродивший по свету, совершая набеги на деревни. Скольких людей ты убил в своей человеческой жизни, пока алкал славы и богатства? Разве ты лучше Даймонов, которые убивают, чтобы выжить? Что делает тебя лучше их?
— Это не одно и то же.
Ее охватило неверие. Как он не мог узреть очевидное?
— Разве? Знаешь, я была на вашем сайте и видела там список имен. Кириан Фракийский, Джулиан Македонский, Валерий Магнус, Джейми Галлахер, Уильям Джесс Брейди. Всю жизнь я изучала историю и знаю каждое из этих имен и ужас, что они сеяли в свое время. Почему Темные Охотники бессмертны, хотя большинство из вас были убийцами в человеческой жизни, а мы прокляты с самого рождения за то, чего никогда не совершали? Где же справедливость?
Вульф не хотел ее слушать. Он ни разу не задумывался, почему Даймоны творили то, что творили. У него была работа, и он их убивал. Темные Охотники были теми, кто прав. Защитниками людей. Даймоны были хищниками, которые заслужили, чтобы их выслеживали и убивали.
— Даймоны — зло.
— И я — зло?
Только не она. Она была…
Она была тем, чего он не смел даже упоминать.
— Ты — Апполит, — с силой произнес он.
— Я — женщина, Вульф, — сказала она просто, ее голос был полон чувства. — Я плачу и грущу. Я смеюсь и люблю. Так же как когда-то моя мама. Я не вижу никакой разницы между собой и любым на этой планете.
Он встретил ее взгляд, и огонь в его глазах ее обжег.
— Я вижу, Кассандра. Я вижу разницу.
Его слова резанули по живому.
— Тогда нам не о чем больше говорить. Мы — враги. И никогда не станем никем иным.
Вульф глубоко вздохнул, когда она выразила вслух истину, которую нельзя изменить. С того дня, как Аполлон проклял собственных детей, Темные Охотники и Апполиты стали смертельными врагами.
— Я знаю, — тихо произнес он, горло его перехватило от осознания этого.
Он не хотел быть врагом. Только не для нее.
Но каким образом они смогут стать кем-то еще?
Он не выбирал эту жизнь, но он дал свое слово жить именно так.
Они враги.
И это его убивало.
— Давай я покажу, где ты будешь спать.
Он повел ее в крыло, противоположное тому, куда ушел Крис, чтоб предоставить ей уединение, которого она так желала.
Кассандра не сказала ни слова, когда он раскрыл перед ней дверь большой уютной спальни. На ее сердце была тяжесть. Оно болело от совершенно глупых вещей. Чего же она от него хотела?
Не было способа заставить его прекратить убивать ее народ. Так был устроен мир, и никакие аргументы не были способны это изменить.
У нее не было надежды на отношения с ним или с любым другим мужчиной. Ее жизнь подходит к концу. И куда это их приведет?
Никуда.
Она решила прибегнуть к юмору, который всегда помогал ей пережить жизненные трагедии. Юмор — это все, что у нее было.
— Скажи, если я здесь потеряюсь, у тебя найдется поисковый отряд, который меня отыщет?
Он не рассмеялся. Теперь между ними была прочная стена. Он полностью отгородился от нее. Ну и ладно.
— Пойду принесу тебе что-нибудь, в чем ты сможешь спать.
И он пошел от нее прочь.
— Ты настолько мне не доверяешь, что даже не покажешь место, где спишь?
Взгляд его был пронзителен.
— Ты уже видела, где я сплю.
Она покраснела, вспомнив самый эротичный из своих снов. Тот самый, в котором она смотрела, как в зеркалах его смуглое тело скользит по ее, пока он занимался с ней самой страстной любовью.
— Черная железная кровать?
Он кивнул и ушел.
Оставшись одна, Кассандра уселась на матрас и выбросила все мысли из головы.
— Что я здесь делаю?
Часть ее хотела послать все к чертям собачьим и попытаться справиться со Страйкером.
Но другая ее часть хотела вернуться обратно в ее сны и представить, что этого дня никогда не было.
Нет. То, чего она хотела, было единственной вещью, которую она никогда не получит…
Она хотела запретного — своего мужчину, который будет ее холить и лелеять, и которого будет холить и лелеять она. Того, с кем она могла бы стареть. Того, кто держал бы ее за руку, когда она приведет в мир его дитя.
Это было невозможно, поэтому она давным-давно похоронила эти мечты.
Но до этого момента, она и не встречала никого, кто заставил бы ее страдать по вещам, которые были ей запрещены. До тех пор, пока она не взглянула в пару черных глаз и услышала, как воин-викинг рассказывает ей, как он мог бы уберечь мальчика…
Мужчину, который чувствовал вину за свое прошлое.
Теперь она жаждала всего этого. Но это были невозможные мечты.
Вульф никогда не будет принадлежать ей, и даже если будет, через несколько месяцев она умрет.
Уронив голову на руки, она разрыдалась.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Поцелуй ночи - Кеньон Шеррилин



Все книги Кеньон отличаются от других историй о вампирах и оборотней и захватывают с первой страницы,а потом так и тянет перечитать.Эта книга очень романтична,и герои такие воинственные.история держит в напряжении до конца.СОВЕТУЮ
Поцелуй ночи - Кеньон ШеррилинМари-и-я
2.11.2010, 21.11





Книга очень захватывающая, как и все книги этой писательницы. Серия книг "Темные охотники" отличается от всех историй и многих образов других писательниц о вампирах, оборотнях и богах.
Поцелуй ночи - Кеньон ШеррилинЮлия
23.01.2012, 14.46





роман, конечно, очень интересный и необычный, фантастический, я бы сказала...) но растянут сильно, порой надоедает читать так долго... вот если бы еще немножечко покороче были романы про Темных Охотников)
Поцелуй ночи - Кеньон ШеррилинВалерия
15.04.2013, 19.42





Неплохо, но история Брайд и Вэйна понравилась больше всех.
Поцелуй ночи - Кеньон ШеррилинВикушка
20.12.2014, 17.37





Прочитала уже 6 книг про темных охотников, и, честно говоря, эта самая нудная - вечные слезы главной героини и соплежуйство. А думала, что про викинга мне должно понравиться больше всего. Пытаюсь дотянуть последние несколько страниц. Решила даже написать комментарий первый раз за несколько лет! Печаль
Поцелуй ночи - Кеньон ШеррилинНаташа
22.12.2014, 0.46





Не могу навязывать свое мнение,но мне вся серия очень понравилась.В этом романе присутствуют все чувства.Если бы было написано лаконичней,думаю что многое было бы упущено из сюжета.
Поцелуй ночи - Кеньон ШеррилинЗинель
29.08.2016, 15.33





Не могу навязывать свое мнение,но мне вся серия очень понравилась.В этом романе присутствуют все чувства.Если бы было написано лаконичней,думаю что многое было бы упущено из сюжета.
Поцелуй ночи - Кеньон ШеррилинЗинель
29.08.2016, 15.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100