Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

— Хауэрс мертв!
Услышав ликующий крик Джейка, Морган отстранился от нее и недоверчиво спросил:
— Что?! Мертв? Ты уверен?
Джейк молча кивнул в сторону шлюпа. Несколько человек из команды подняли мертвое тело капитана над бортом, чтобы противники могли убедиться: тот, кто их преследовал, больше не представляет для них никакой угрозы.
— Не иначе, как его задело ядром. Или мушкетная пуля положила конец его нечестивой жизни, — заключил Морган. Он оставил Серенити и перегнулся через борт, вглядываясь в очертания тела, которое матросы со шлюпа все так же держали на вытянутых руках. Дрейку с трудом верилось, что он избавил мир от одного из самых жутких демонов, когда-либо осквернявших своим дыханием небеса.
Джейк стремительно подбежал к ним и смерил Сере-нити недружелюбным взглядом.
— Полагаю, ты мне не позволишь перерезать ей горло? — Он зловеще усмехнулся.
Морган оглянулся на нее через плечо и без тени улыбки заверил приятеля:
— Не беспокойся. Эту историю Серенити похоронит в самом дальнем уголке памяти.
— Как ты можешь за нее ручаться? А-а-а, понятно: ты сам решил ее обезвредить. Собрался, поди, отрезать ей язык и отрубить руки?
— Да нет, без этого, пожалуй, можно обойтись. У меня есть идея получше.
Серенити не смела дохнуть. Ее до смерти напугали не только слова Моргана, но также и тон, каким они были произнесены. А вдобавок еще и Джейк высказал столь кровожадное намерение в отношении ее горла. Она инстинктивно прижала ладонь к шее.
Способен ли Морган ее убить?
Покосившись на него, она и вовсе поникла духом. Холодно-отстраненное выражение, которое приняло в этот миг его красивое лицо, стало красноречивым подтверждением ее худших опасений. Уж лучше пройти по доске и упасть в море, кишащее акулами, чем остаться с ним наедине!
— Джейк, ты встанешь у руля «Королевы смерти», а «Тритон» пойдет следом. Держим курс на ближайший порт распорядился Морган. — «Тритон» нуждается в починке. А что делать с «Королевой», решим на месте.
Джейк хищно осклабился, обнажив два ряда крепких белоснежных зубов.
— Это как раз то, что мне нужно: славный пиратский корабль с командой, состоящей из опытных морских разбойников!
— Джейк, — с досадой произнес Морган, — не забывай, Черный Джек пал в поединке с Мародером. Кого ни спроси, всякий скажет тебе, что он давно уже покоится на дне морском.
Джейк ухмыльнулся:
— Тебе бы только мешать другим радоваться жизни.
— Послушай, это ведь не шутки! Только представь себе, что будет, стоит хоть кому-то довести до британского или американского правительства, что ты жив и здоров! — Морган повернулся к Барни и отрывисто приказал: — Готовьте корабль к отплытию, мистер Питкерн. Наши планы изменились: курс на остров Санта-Мария.
Отдав это распоряжение, он в упор посмотрел на Серенити, и сердце ее сжалось от страха. Она так надеялась, что он о ней забудет и ей удастся незаметно улизнуть в каюту.
— Нам надо поговорить.
— О чем? О способе, каким вы собираетесь убить меня? — Разумеется, этой дискуссии она предпочла бы избежать. Или по крайней мере отложить ее на… на несколько десятков лет.
Он не ответил.
— Честно говоря, я предпочла бы остаться здесь, на свежем воздухе… — Ей пришлось замолчать под его убийственным взглядом.
«Что ж, придется смириться с неизбежным», — подумала она. Но пусть только он попробует поднять на нее руку! Она заставит его пожалеть об этом. О, как горько он станет об этом сокрушаться!
Она сделает для этого все, что от нее зависит. Хотя, разумеется, эти мысленные угрозы — лишь пустая бравада. Ну что она может? Расцарапать ему лицо в кровь? Но для него это, судя по всему, не страшнее комариного укуса.
Морган прошел в каюту и оставил дверь открытой, чтобы она могла последовать за ним. Серенити старалась держаться невозмутимо, но это ей плохо удавалось: воображение рисовало картины одну ужаснее другой. Интересно все же, каким именно способом он решил расправиться с ней, чтобы заставить ее молчать?
Но вот дверь за ней захлопнулась. Путь назад был отрезан.
Он остановился у окна, у задернутых занавесок, которые она сшила накануне.
Проглотив комок в горле, она с деланным спокойствием спросила:
— Вы ведь уже не сердитесь на меня из-за этой злосчастной парусины, правда?
Взгляд, которым он ее окинул, способен был бы растопить айсберг.
— У меня столько куда более серьезных поводов злиться на вас, что… — Он не закончил фразы, выразительно махнув рукой, и стал задумчиво мерить шагами комнату.
Серенити на миг почудилось, что она уже умерла и ждет теперь, отворит ли ей святой Петр врата рая или велит отправляться в куда менее приятное место. Казалось, время остановилось. А он продолжал шагать, заложив руки за спину. Доски пола тихонько поскрипывали под его сапогами.
Окно было отворено, и легкий бриз колыхал тяжелые шторы. О, как она теперь жалела, что, не спросив позволения, извела на них последние драгоценные полотнища парусины!
Когда он в очередной раз повернулся к ней спиной, она придвинулась ближе к двери.
Кто знает, быть может, ей все же удастся улизнуть отсюда…
— Итак, мисс Джеймс, — наконец произнес он. Серенити при звуках его голоса едва не подскочила от ужаса. — Мне все же придется осуществить то, чего я прежде никогда еще не делал.
Серенити приготовилась к бегству.
— Насколько мне известно, капитан, на свете не существует злодейства, какого не совершил бы Мародер. Я слышала даже, что вы живьем поедали младенцев и малых детей.
Морган издал глухое рычание.
— Если вы не придержите язык, я прикажу коку зажарить вас на вертеле и подать экипажу на ужин. — С этими словами он сжал руки в кулаки и подошел к ней, заслонив собой дверь.
Путь к бегству оказался перекрыт. Ей ничего не оставалось, кроме как смотреть в его пылавшие яростью глаза цвета корицы и молиться про себя, чтобы он оставил ее в живых.
Когда он снова заговорил, его низкий, глубокий голос, казалось, заполонил собой все пространство каюты.
— Я догадываюсь, о чем вы сейчас думаете.
— Что вы пират, который собирается меня убить! — выпалила она и в следующий же миг пожалела о своих словах. Но исправить эту оплошность было невозможно: сказанного не воротишь.
Как ни странно, ее не слишком обдуманное заявление вызвало у него некое подобие улыбки. Уголки его красиво очерченных губ поднялись вверх, и взгляд сделался мягче.
— Хорошо. Допустим, мне теперь известна половина того, о чем вы думаете.
— Которая? — Она не знала, на что решиться: быть может, ей все же следовало сделать попытку прорваться к двери? Или угроза уже миновала, и тогда разумнее остаться, чтобы дать ему договорить…
— Не перебивайте меня.
У Серенити снова сжалось сердце. Не следовало его злить. Хотя, учитывая, как все обернулось, ей, пожалуй, нечего терять. К тому же она не из тех, кто станет молча, обреченно ожидать печальной участи.
Она имела право знать, что ей уготовано.
— Не перебивать? Но ведь мне любопытно, капитан пиратов-убийц, как вы намерены со мной поступить. Или это одна из любимых ваших пыток — держать жертвы в неведении до последней их минуты?
Черты его лица снова застыли, взгляд стал ледяным.
— Как я уже говорил, — сказал он, игнорируя ее вопрос, — мне понятно, что вас волнует и тяготит информация, которую вы получили в последнее время. Но вопрос в том, все ли вы правильно поняли.
— Я поняла одно. — Серенити тщетно пыталась унять дрожь в голосе. — Что человек, которого я принимала за героя, каким должна гордиться Америка, оказался разбойником, предводителем шайки убийц, злодеем. Человеческая жизнь для него пустяк.
Морган схватил ее за плечи. Серенити зажмурилась. Еще миг, и он встряхнет ее — да так, что дух из тела вытрясет. Но Морган неожиданно разжал ладони и сокрушенно произнес:
— Вы понятия не имеете, сколько невзгод мне довелось пережить на своем веку. Да, я в прошлом был пиратом. Я этого не отрицаю и не ищу оправданий. Молодость, злость, отчаяние — вот что стало тому причиной.
Я жаждал мести. Крови британцев и моего смертельного врага.
— И ради мести готовы были на все.
— Да.
Ей стало невыносимо горько. Значит, он и в самом деле Мародер. А она, несмотря на страх, до последней минуты втайне надеялась, что произошло какое-то чудовищное недоразумение. В глубине души ей так хотелось верить в его невиновность…
Но возможно… Она готова была схватиться за соломинку. Даже когда ей предстояло расстаться с жизнью, она не испытывала такого тоскливого, щемящего чувства, как теперь, когда она лишалась иллюзий, той мечты о прекрасном герое, которая согревала ей душу, давала силы жить… Может быть, он поклянется, что никому не причинил вреда, кроме злейших своих врагов. Что он благороден и честен, как ее вымышленный герой. Что не способен на ложь и коварство, ему чужд холодный расчет и погоня за наживой…
— Но вы ведь не убивали невинных? — едва слышно спросила она.
— Приходилось. Если они стояли у меня на пути.
И одной этой фразой он уничтожил все ее надежды, все ее последние упования.
О, как прав был Дуглас! Она неисправимая мечтательница. На свете не существует людей, подобных выдуманному ею герою, о котором она грезила, чтобы хоть ненадолго отрешиться от беспросветного однообразия реальности.
И вот теперь ее мечта погибла безвозвратно. И Сере-нити ощутила такую боль, словно у нее из груди вырвали сердце.
— Боже мой, вы чудовище! — воскликнула она, пытаясь оттолкнуть его, но он проворно взял ее за руки и с силой их сжал.
— Нет. — Глаза его потемнели. Выражение их стало непередаваемо печальным, так что в душе у Серенити помимо ее воли шевельнулась жалость. — Я всего лишь человек, продавший душу за возможность мщения.
Несмотря на все, что она о нем узнала, ей захотелось утешить и ободрить его.
Прошлое тяготило его, и чтобы убедиться в этом, достаточно было заглянуть ему в глаза, исполненные страдания.
Даже теперь, когда она перестала отождествлять его с героем своих грез, он казался ей необыкновенно красивым. Возможно, именно потому, что впервые за все время их знакомства он предстал перед ней таким грустным и подавленным. Он каялся перед ней в прегрешениях. Он ждал от нее прощения и понимания. Но кто она такая, чтобы прощать и отпускать грехи?
Ему уместнее было бы обратиться с этим к кому-либо из тех несчастных, кого он хладнокровно умертвил, когда называл себя Мародером.
— Я далек от того, чтобы гордиться прежними деяниями, Серенити, — негромко произнес он. — Но поверьте, никогда я не ходил под «Джолли ред». Никогда не обагрил руки кровью тех, кто не мог защищаться.
«Неужто же ты ему поверишь?!»
— А я совсем другое слышала о Мародере. Он резко отпустил ее руки.
— Вы вправе верить, чему пожелаете. Но я не несу ответственности за лжецов с их длинными языками.
Он подошел к окну. Серенити следила, как, раздвинув занавески, он выглянул наружу. Вот его рука взметнулась вверх, он оперся локтем об оконную раму и охватил ладонью затылок. И замер, глядя на волны, рокот которых не смолкал ни на мгновение. Серенити залюбовалась его грациозной позой, густыми черными волосами, которые спускались ниже плеч.
Растерянность, разочарование, страх, сочувствие, нежность — все смешалось в ее душе. Морган оказался вовсе не тем, за кого она его принимала. Нов этом была доля и ее вины. В грезах она вознесла его на такой пьедестал, где не в силах удержаться ни один человек.
Да, это правда: в мечтах она именовала его пиратом, но смысл, который она вкладывала в это слово, был совсем иным, не тем, какой оно обрело, когда фантазии ее столкнулись с реальностью.
Она считала его… не настоящим пиратом. Таким, как Рэндольф. Пиратом-джентльменом, который не прочь подразнить капитанов и экипажи встречных судов, но никогда не обагрит руки их кровью.
Серенити мучительно задумалась, наморщив лоб. Что-то здесь было не так. Вот Джейк — настоящий морской разбойник, хладнокровный убийца. При одном взгляде на него становится ясно, что он способен на любые злодейства. Но ведь Морган-то выказал себя совсем иным. Он мог сразу лишить ее жизни, чтобы она никому не выдала его тайну. Но ведь не сделал этого.
Ему ничего не стоило перерезать глотки команде «Королевы смерти». Однако моряки живы.
Он мог равнодушно пройти мимо Ушакии, которого истязал хозяин. Но он вернул чернокожему рабу свободу, выкупив его. Он освобождал американских матросов из британской неволи.
Голова у нее шла кругом. Как может человек столь благородный быть в то же время безжалостным убийцей?
— Позвольте задать вам только один вопрос. — Она подошла и положила ладонь ему на плечо. — Скажите, как вышло, что Мародер превратился в Морского Волка?
Он вздохнул и ответил, не глядя ей в глаза:
— Это долгая история.
Серенити разочарованно вздохнула. Разве могла она удовольствоваться этой отговоркой? Она хотела его понять. Возможно ли, чтобы человек, подобный Мародеру, разительно изменился, и если да, то что стало причиной такой перемены?
Она плутовато улыбнулась и наклонила голову, чтобы заглянуть ему в лицо.
— Знаете, мне ведь некуда пойти и нечем заняться. Разве что сшить еще несколько занавесок.
Он сердито сдвинул брови.
Она обезоруживающе улыбнулась. Ведь угроза ее жизни миновала. Вернее, ей с самого начала ничто не угрожало, потому что он, конечно же, вовсе не собирался ее убивать. В этом она была совершенно уверена.
— Итак?
Морган отвел взгляд и растерянно покачал головой. Он не знал, что предпринять. Судьба привела Серенити на его корабль. И волей случая девушка узнала тайну, которая может стоить ему жизни.
Из глубин прошлого за ним тянулся кровавый след. Даже теперь он слышал крики тех несчастных, которых убивали и ранили пушечные ядра и мушкетные пули, выпущенные с палубы его корабля. А он командовал матросам: «Огонь! Не жалеть пороха!»
Но зачем он шел на это? Ради душевного покоя. Какое чудовищное заблуждение! Он жаждал обрести равновесие души, но вместо этого вверг себя в пучину страданий и раскаяния.
Вот почему он с такой готовностью бросался на выручку несчастным американским парням, которых насильно завербовали в британский флот. Он стремился уберечь их от повторения его ошибок. Он торопился спасти их, прежде чем они найдут возможность отравить собственную жизнь ненавистью и жаждой мести.
Она провела ладонью по его руке:
— Морган?
Впервые услышав из ее уст свое имя, он обернулся к ней, и в глазах его засияла нежность. Это было так неожиданно и так походило на самую утонченную ласку!
— Серенити, — с мольбой произнес он. — Не заставляйте меня причинять вам боль.
«Если мне придется ранить ваши чувства, я этого не вынесу».
В глазах ее мелькнул страх. О, если бы он смог заставить ее понять… Но ведь он и сам не вполне осознал, что побудило его совершить поступки, в которых он теперь так горько раскаивался.
Чего бы он сейчас не отдал, чтобы вернуться в прошлое и изменить его! Зачеркнуть тот день, когда он впервые поднял над кораблем флаг «Веселый Роджер».
— Серенити, — повторил он. — Если вы об этом напишете, многим людям придется тяжело. Их станут преследовать, а если поймают…
Он притянул ее к себе и крепко обнял. Ему сейчас просто необходимо было ощущать тепло ее тела, аромат ее дыхания.
Это было упоительно! Он нежно погладил ее покатое плечо, заглянул в бездонные голубые глаза, в которых читались мольба и желание.
Он желал бы превратиться в иного человека, такого, каким она считала его вплоть до сегодняшнего дня. А еще ему хотелось проводить свои дни на суше, иметь прочный достаток и жилище. Только тогда он смог бы просить ее руки…
Но что толку в пустых мечтаниях? Прошлое легло на его плечи тяжелым грузом. А его настоящее и будущее — это море. Море зовет и манит его, оно его от себя не отпустит. На суше он зачахнет от тоски…
Серенити едва дышала — так крепки были его объятия. Но она не пыталась высвободиться, наслаждаясь близостью его мускулистого тела, терпким запахом его кожи — ароматом моря и бриза.
В этот миг она осознала, что не способна причинить ему боль. И никогда не напишет о нем, не раскроет его тайну. Она откажется от славы, которую ей наверняка принес бы правдивый рассказ о Морском Волке.
В отличие от Моргана она не пожертвует душевным покоем ради достижения своих целей.
— И все же расскажите мне об этом, ничего не упуская, — прошептала она. — Я просто хочу знать. И имею на это право. Обещаю, что похороню это в моем сердце. Ни одна живая душа не услышит от меня правды о вас.
Морган недоверчиво покачал головой:
— Вы уверены, что именно так и поступите?
— Вне всякого сомнения. Но только если мне удастся вас понять.
Морган прижался щекой к ее голове. И сделал то, о чем прежде и помыслить не мог: раскрыл перед ней душу.
— Никогда не думал, что стану пиратом, Серенити. Хочу, чтобы вы это приняли и осознали. Даже в самых страшных снах мне не могли пригрезиться все те отчаянные поступки, которые я совершил впоследствии.
Он приподнял ее каштановый локон и коснулся его губами.
— Совершив побег с британского судна, я завербовался матросом на маленький французский шлюп и целый год работал как проклятый. Откладывал каждый грош, чтобы оплатить поиски моей сестры. А еще надо было копить деньги на будущее. Я ведь рассчитывал, что мы так славно заживем с ней вдвоем, когда ее наконец отыщут.
Но жалованья на это не хватало. Мне с трудом удавалось наскрести деньги, чтобы оплатить услуги тех, кто ее искал. Того же немногого, что оставалось…
Серенити ловила каждое его слово, всякое выражение на его изменчивом лице. О, какая горечь читалась в его огромных глазах! Проведя несколько дней на борту парусника, она успела убедиться, как тяжел морской труд. А ведь Морган, когда впервые попал матросом на корабль, был почти ребенком.
Он разжал объятия и отступил в сторону.
— Однажды в Карибском море на нас напали. Это был Черный Джек.
— Но он оставил вас в живых. Почему? Морган пожал плечами:
— Не знаю. Джейк собрался было перерезать мне глотку, но в последний момент передумал. Сказал, что им как раз недостает юнги.
Серенити кивнула. Она нисколько не осуждала Моргана за то, что ради спасения собственной жизни он примкнул к пиратам. Мало у кого на его месте хватило бы мужества поступить иначе.
— Итак, вы стали одним из них. Морган коротко рассмеялся:
— Представьте себе, без всякой охоты. Я ведь, подобно вам, считал их премерзкими созданиями.
Серенити нахмурилась и покачала головой:
— Вы искажаете мои слова. Я говорила, что пираты — злодеи, кровожадные убийцы…
— Ну-у, это совсем меняет дело, — усмехнулся Морган. Но Серенити без тени улыбки поторопила его:
— Но что же было дальше? Ваше мнение о них изменилось, да? И что стало тому причиной?
— Сребролюбие. Моя нужда в деньгах. Узнав, сколько получает за труды каждый член команды, я призадумался. И в конце концов решил, что это не иначе как перст судьбы. Ведь, трудясь честно, я заработал лишь мозоли на ладонях и рубцы от плети на спине. Зато, став пиратом…
«Но он по крайней мере сознается в этом со смущением, с краской стыда на лице», — мелькнуло в голове у Серенити.
— …и проведя на их паруснике полгода, я скопил достаточно, чтобы купить собственный корабль.
— И превратились в Мародера.
— Грозу морей, — подтвердил он. И на лице его мелькнула тень улыбки.
— И вы еще смеетесь! — укорила она его. Морган развел руками:
— Разумеется, мне не до шуток. Просто… Надеюсь, меня хоть немного оправдывает то, что я никогда никого не проводил по доске, не убивал безоружных. Я и нападал-то только на британские суда. И на корабли моего врага Айзеи Уинстона. В то время мне это казалось верхом справедливости. В особенности после того, как я нашел сестру.
Серенити внутренне содрогнулась при мысли о страданиях этой несчастной.
— Барни рассказал мне, что с ней сделал Уинстон. Морган отвел взгляд.
— Знали бы вы, в каком ужасном состоянии я ее застал! И что ей пришлось пережить! Не дай Бог никому изведать сотой части тех ужасов, какие выпали на ее долю.
Серенити дотронулась до его плеча. Он сжал ее холодные пальцы теплой ладонью. По коже у нее пробежали мурашки. Как отрадна была эта ласка!
— Я стал преследовать каждый британский корабль, которому случалось попасться мне на глаза. А настигнув его, заставлял вступать со мной в битву. Никому из них не удалось уйти от меня, хотя многие пытались избежать сражения. Сейчас я, поверьте, далек от того, чтобы гордиться подобными деяниями, но тогда, в те времена, мной руководила одна лишь месть. — Он тяжело вздохнул и продолжил: — У каждого из матросов с этих парусников были семьи, которые оставались на берегу, ожидая их возвращения. Но я тогда думал только о Пенелопе. — Голос его понизился почти до шепота. — Бедняжка была сломлена, уничтожена, убита всем тем, что ей довелось пережить. И душа моя жаждала отмщения, она алкала крови моих врагов. Во всем случившемся я винил британцев, которые держали меня в неволе, лишив меня возможности ее защитить. И Уинстона, который так чудовищно поступил с нами обоими. И себя, за то что не совершил побег раньше, когда Пенелопу еще удалось бы спасти. Вы просто не представляете, сколько тогда было во мне ненависти. Ее оказалось довольно, чтобы раздавить малейшие ростки жалости, сочувствия, великодушия, что были в моей душе. Вот так и появился на свет Мародер, о котором вы слышали столько правды и небылиц.
Серенити набрала полную грудь воздуха. Значит, по крайней мере некоторые из рассказов об этом жестоком пирате правда…
— Ивы стали…
— Да, я стал жестоким и беспощадным. — Он крепко сжал ее пальцы. Она не сделала попытки высвободить руку.
— Но что же вас остановило?
— Война. К началу ее я практически разорил Уинстона. Ненависть и чувство мести уже не так отчаянно разъедали мою душу. Я жаждал освободиться от груза прошлого и подал петицию колониальным властям, чтобы получить патент на каперство против британцев.
Он умолк. Ее ладонь все так же покоилась в его руке. Серенити пытливо заглянула в его лицо, хранившее, как и почти во все время их разговора, горькое, скорбное выражение.
— Право же, смешно получилось, — продолжил он. — Я стал делать, по сути, то же самое, но с несколько иной целью. Я начал делиться с правительством колоний добычей с захваченных кораблей, а не оставлять ее целиком себе, как бывало прежде.
— Но мне казалось…
— Знаю, о чем вы. — Он ласково провел ладонью по ее зардевшейся щеке. От этого прикосновения все тело ее вдруг пронзила сладостная боль, которой она не могла дать названия. Ей мучительно захотелось получить от него нечто большее, но что именно, она не знала… — Вы, дорогая моя Серенити, смотрите на жизнь сквозь розовые очки, — проговорил он с нежной грустью. — Реальность сильно отличается от тех рассказов, которые вы сочиняете. Разница между пиратом и капером состоит лишь в том, что пират ни с кем не делится добычей.
— Нет, с этим я не согласна, — упрямо возразила она. — Разница еще и в образе действий. Пираты не берут пленных и не оставляют свидетелей в живых.
— Ошибаетесь. Уж поверьте мне на слово, все обстоит именно так, как я вам только что объяснил. С вашего позволения, я некоторым образом знаком с предметом нашего обсуждения, а вы нет.
— И все же позвольте мне…
Но он с улыбкой приложил палец к ее губам, и она вынуждена была замолчать.
— Послушайте, Серенити, не пытайтесь подогнать живых людей под те образы, какие вы создаете в своих рассказах. Ни один человек на свете не может быть таким, каким вы описали своего героя. Вот и я, как вы сами убедились, нисколько на него не похож.
Но тут, словно в опровержение своего этого утверждения, он стал вдруг походить на ее Морского Волка как никогда прежде. Гордая посадка головы, широкий разворот плеч, черные локоны, глаза, в которых застыло мечтательно-грустное выражение… Человек, которого преследуют призраки его прошлого…
Нахмурившись, она вдруг поняла, что так и не узнала, чем он живет теперь, когда месть его свершилась. Он уничтожил Уинстона, поквитался с британским флотом. Что же осталось на долю ему самому?
— Чего вы ждете от жизни? — спросила она. — Собираетесь ли посвятить ее освобождению американских матросов из британской неволи? Или у вас есть и Другие планы?
Морган со вздохом развел руками:
— Никогда об этом не задумывался. Честно. Боюсь, мне это вряд ли удастся до тех пор, пока я не превращусь в старого чудака вроде Барни, разгуливающего по палубе с лысой птицей на плече.
Серенити невольно улыбнулась. Он посмотрел на нее сверху вниз:
— А как насчет вас?
Ее улыбка тотчас же погасла, уступив место растерянно-печальному выражению. Она мечтала стать писательницей. Но помимо этого, ей казалось важным в жизни лишь одно. Нечто столь же недостижимое для нее, как и слава.
— Мне всегда хотелось стать матерью, — призналась она. — Иметь семью, детей. Двух мальчиков и двух девочек.
— Но почему в таком случае вы до сих пор не замужем?
Серенити горько рассмеялась:
— Да кто на мне женится? Кто способен примириться с моими мятежными идеями?
Морган понимающе улыбнулся, хотя в душе был уверен, что любой мужчина, у которого есть глаза и хоть капля здравого смысла, с большой охотой взял бы ее в жены.
Но высказать это вслух он не решился. Она могла бы воспринять это как своего рода обещание с его стороны. Ведь она неисправимая мечтательница и склонна принимать желаемое за действительное. И всякий раз, как ее фантазии разбиваются о суровую реальность, это ранит ее нежную душу. Поэтому он скорее откусит себе язык, чем неосторожным словом подаст ей ложную надежду.
Он уже однажды совершил такую ошибку. И довольно. Морган Дрейк не из тех людей, кто дважды повторяет один и тот же промах.
В отличие от Серенити он был реалистом до мозга костей. От мечтаний и фантазий ему пришлось отрешиться еще в далеком детстве.
Но несмотря на все эти здравые соображения, он с легким вздохом сожаления провел тыльной стороной ладони по ее нежной щеке. Ведь если бы обстоятельства сложились иначе… И если бы он был иным…
— Так, значит, вы даете мне слово, что никому и никогда не раскроете мою тайну? — спросил он, чтобы переменить тему. — Я могу на вас положиться?
Серенити склонила голову и с плутоватой улыбкой кивнула:
— Но взамен вы должны кое-что мне пообещать. Моргану не оставалось ничего иного, как спросить:
— Что именно?
— Обещайте, что поможете мне взобраться в «воронье гнездо».




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100